Бесплатный звонок из регионов: 8 (800) 250-09-53 Красноярск: 8 (391) 987-62-31 Екатеринбург: 8 (343) 272-80-69 Новосибирск: 8 (383) 239-32-45 Иркутск: 8 (3952) 96-16-81

Справочник "Агрессивность собак и кошек"

14 февраля 2014 - RomaRio
Справочник "Агрессивность собак и кошек" Справочник "Агрессивность собак и кошек"

ПРЕДИСЛОВИЕ

Несмотря на то, что кошки сосуществуют бок о бок с человеком несколько тысячелетий, они до сих пор продолжают оставаться малоизученными животными. Эти отстраненные существа могут очень нежно и трепетно любить нас и, в то же время, представлять угрозу. Известны случаи, когда без видимой причины кошки проявляли агрессию, да так, что дело кончалось врачебным вмешательством. Что же происходит с нашими любимцами, которые еще вчера были ласковы с нами?

Аналогичные вопросы волнуют и владельцев собак. Нынче, когда появилась мода на бойцовых псов, случаи нападения собак на людей участились. Нередко жертвой разъяренного животного становятся сами хозяева.  Но и привычные нам породы (овчарки, боксеры, терьеры, лайки) иногда становятся опасными. И растерянным владельцам приходится усыплять бывшего четвероногого друга.

Автор привык отвечать на множество вопросов, связанных с агрессивностью собак и кошек. Более того, ему, как профессиональному кинологу неоднократно приходилось СНИМАТЬ повышенную злобность у собак. И вот, что интересно: в библиотеке не существует специальной литературы, посвященной этому вопросу. Ни на русском языке, ни на иностранном. Хотя тему постоянно затрагивают этологические исследователи. (Много интересного можно по этому вопросу прочесть у Нобелевского лауреата, этолога К.Лоренца. Прекрасно связывает вопросы врожденной агрессивности с поведенческими инстинктами детей отечественный писатель - этолог В.Дольник).

В книгах автора (“Идеальная собака”, “500 советов любителям кошек”,  “Лечим собаку сами”, “Домашняя дрессировка кошек” и т.д.)  внимательный читатель найдет абзацы, поясняющие причины злобности животных и способы их нейтрализации. Но, прежде всего, надо помнить, что никакое животное НЕ МОЖЕТ БЫТЬ ЗЛЫМ. Это человеческое, нравственное понятие. Животное же может быть недоверчивым, трусливым, непослушным, вредным, опасным, но никак не злым или добрым. Чаще всего собака или кошка становятся вредными из-за неправильного содержания и воспитания.

Причины могут быть и физиологическими (инфекционные заболевания,  паразиты, патологии, неправильное питание), и психологическими (ненормальная обстановка в семье, необоснованные побои, неумелое притравливание на человека, использование собаки не по ее профессиональной пригодности).  Говоря упрощенно, если ваши дети будут часто и грубо дразнить кошку, она может “взбеситься” и нанести им жестокие травмы. А если вы будете постоянно науськивать добрейшего спаниеля на окружающих, он  превратится в человеконенавистника и, не исключено, попробует зубы на вас самих.

Автор постарался в одной книге объединить все вопросы связанные с агрессивностью животных. Тут будет рассказано не только о причинах, но и способах купирования (нейтрализации) повышенной агрессивности, и о методах развития ее у животных излишне добродушных. Вопрос рассмотрен и с медицинской точки зрения, и в аспектах ухода, воспитания, дрессуры. Устранение других вредных привычек у собак и кошек так же включено в отдельную главу.

Мы немного затронем и теорию. Постараемся понять истоки поведения, причины тех или иных поступков. Не зная простейших механизмов, формирующих поведение животных, (кстати, -  и людей), трудно воспитывать домашних любимцев. Порой, непонимание поступка кошки или собаки приводит к конфликту, который может перерасти в трагедию. Естественно, как и во всех книгах нашего издательства, теория будет тесно связана с практическими советами

ВСТУПЛЕНИЕ

В Берлинском ЗОО есть одна клетка, подход к которой увешан предостерегающими табличками. Ахтунг, внимание, самый опасный хищник планеты! Соблюдайте предельную осторожность!!

Вы приближаетесь... Кроме толстых прутьев клетка огорожена бронестеклом. Через него плохо видно, и вы осторожно всматриваетесь. И видите в зеркале, установленном за ограждением, свое отражение. И скромную афишку, перечисляющую сколько видов живых существ УНИЧТОЖИЛ человек за последние сто лет...

Я задумывал эту книгу, как узкое практическое руководство по предупреждению агрессивности у собак и кошек. Совершенно неожиданно для меня самого тема начала разрастаться, захватывая не только частные проблемы владельцев четвероногих, но и социологическую сущность агрессивности в человеческом обществе.

Я просто не мог не оговорить истинную жестокость, которую проявляет только человек в отношении и животных, и своего ближнего. Мне известны собаки, искусавшие людей, кошки, исцарапавшие лицо своей хозяйки, львы, загрызшие владельца, лошади, убившие наездника, коровы, пропоровшие живот пастушку. Но мне никогда не попадалась информация о собаках, взорвавших вольер с другими собаками, котах, изнасиловавших котенка, , лошадях, продающих жеребятам белый яд - наркотик, коровах, профессионально за деньги убивающих других коров. Мне неизвестно и о львах, пытавших паяльником и утюгом другого льва, чтоб узнать, куда он спрятал вкусную антилопу?

Чтобы сохранить практическую ценность книги, я ввел в нее способы нейтрализации у животных не только агрессивности, но и других вредных привычек. Отдельное внимание уделил собакам бойцовых пород и переориентации их “геймности” на занятия менее опасные для окружающих. Не забыты меры предосторожности на автотрассах, где гибнут тысячи животных и где может погибнуть и ваш питомец, если вы его не обучите соответсвующей осторожности.

Животное может быть опасно по ряду причин, одна из которых намеренное воспитание владельцом.  Эту тему я рассмотрел не столько с этической точки зрения, сколько с законодательной.

Говоря об опасности животных, нельзя промолчать об их неоспоримой полезности. С особым удовольствием я ввел главы о животных - целителях, животных - предсказателях будущего, животных - спасателях и животных - интеллектуалах.

Дрессировка “дикая” и “мягкая”, дрессура секретная и специальная, для кошек и собак разных пород, ну как было не включить эти темы.

Так что, каждый читатель найдет в ней что-то для себя, вне зависимости от его увлечения определенными породами собак, кошек или других животных, включая экзотических (о нетипичных для домашнего содержания волках, львах и т.д. есть отдельная глава).

Некоторые главы “сконструированы” в форме вопросов - ответов, и несут чисто утилитарный характер.

Глава 1:  АГРЕССИВНОСТЬ ПОЛЕЗНАЯ И ВРЕДНАЯ

 

У сильного  животного  сильна  и мораль.

К. Лоренц.

 

В животном мире агрессивность к себе подобным в первую очередь служит для замены физических стычек, нанося­щих телесные повреждения, стычками психологическими. Два животных при конкуренции за территорию, простран­ство, пищу, самку и т. п. не вступают сразу в драку, а начинают один другому угрожать, принимая позы угрозы. Пре­жде всего это позы, преувеличивающие размеры животного, оно стоит на вытянутых ногах, часто высоко поды­мает голову, распушает шерсть, хохлы или другие специальные выросты, наду­вается, старается занять более высокую позицию вскочить на бугор, камень, пень, ветку.

Если противник не пугается, ему демонстрируют оружие зубы, ког­ти, рога, шипы, часто при этом наглядно показывая их действие: щелкают зубами и клювом, роют копытом, когтями или клювом землю, рвут траву, ломают пал­ки, смотрят в глаза противнику выкаченными глазами, как бы оценивая рассто­яние для решающего прыжка или удара. И конечно, рычат, шипят, ревут, воют.

Угрожающее животное само боится обо­стрения ситуации, но прекратить стычку не может: это значит признать себя побежденным и сдаться. Если против­ники равноагрессивны, они будут долго держать друг друга в крайнем напряже­нии. Пока наконец чья-то психика не выдержит первой. Но теперь выход один чтобы снять агрессивность победителя, побежденному следует принять позу подчинения и покорности. В ней все противоположно агрессии.  Размеры свои нужно унизитьсжаться, поджать ноги, упасть на колени, на брюхо или на спину, голову опустить, когти и зубы спрятать, в глаза не смотреть, вместо устрашающих звуков издавать писк, визг, причитания. И предлагать победи­телю самые уязвимые места для удара.

При виде позы подчинения победитель постепенно умиротворяется и может заменить   действительное   избиение ритуальным потрепать за волосы, похлопать лапой, толкнуть, ущипнуть, обгадить.

Великий положительный смысл этих отвратительных сцен в том, что крово­пролитная стычка между собратьями заменена психологической дуэлью. Но побеждает в ней не более сильный физи­чески, не более умный, а более агрессив­ный тот, кто легко приходит в ярость, может долго и часто угрожать и устой­чив к чужим угрозам.

Неравноценность особей по агрессивно­сти приводит к образованию между ними отношений соподчинения, так называе­мой иерархии. Доминантная (самая агрессивная) особь подавляет других. Она отстаивает и усиливает свое высшее положение, навязывая стычки осталь­ным и терроризируя их, угнетая их пси­хику. Агрессивность этих остальных, подавленная по отношению к доминан­ту, требует разрядки, и особи-субдоми­нанты обеспечивают ее, находя более слабых и подчиняя себе их. Часто, будучи унижены доминантом, субдоми­нанты тут же бегут к своим подчи­ненным особям и переносят на них свой гнев. Эти несчастные, в сущности, тоже не лучше: они находят более слабых и подчиняют их себе.

Так образуется четкая, обычно пира­мидальная,   структура   организации группы животных. Жестокая, но очень эффективная организация, в которой каждый знает свое место, каждый подчиняет и подчиняется. В конечном счете она позволяет избегать постоян­ных конфликтов, борьбы всех со всеми за первенство, а зачастую служит осно­вой для совместных действий. Иерархи­ческая организация группы была най­дена естественным отбором очень давно; агрессивность и соподчинение весьма распространены в мире птиц и млекопи­тающих, они обычны у земноводных, пресмыкающихся, рыб, они есть и во многих классах беспозвоночных живот­ных.

Беседуя об эволюции, мы часто невольно представляем себе естествен­ный отбор как некую мудрую, рачитель­ную, добрую силу. Поэтому, столкнув­шись с негуманными его решениями, мы зачастую недоумеваем и возмущаемся. Но естественный отбор бездушная и безжалостная статистическая машина, ей не присущи гуманистические принци­пы. Раз на основе соподчинения найдена возможность образовывать упорядочен­ные отношения, от которых популяции в целом выигрывают, значит, эта возмож­ность будет использоваться.

И всякий взрослый, если он не забыл свои мальчишеские годы или если он по профессии своей контактирует с ребячь­ими группами, знает, сколько времени и сил тратят мальчишки на выяснение своей иерархии. Именно мальчишки, ибо девочки сложной иерархии не обра­зуют. Потому что у приматов особи жен­ского пола, как правило, не конкури­руют с самцами за иерархический ранг, а между собой образуют слабовыражен­ные и неустойчивые соподчинения из немногих особей. (У самок приматов организация иная они образуют между собой все более высокие по рангу группировки, объединяемые одинако­вым состоянием: молодые, еще не раз­множающиеся самки, самки в период привлечения самцов, самки, имеющие самцов, беременные самки и самки с детенышами. На время связи с самцом ранг самки в первую очередь определя­ется местом ее самца в мужской иерар­хии.)

Для некоторых мальчиков борьба за иерархический ранг крайне важна, они готовы ради нее на любые лишения, побои, готовы, чтобы утвердить свой ранг в глазах других, на опаснейшие для себя проделки. Психологи называют таких людей естественными лидерами, а этологи потенциальными доминанта­ми. В стихийно формирующейся группе доминантом совсем не обязательно ста­нет самый выдающийся по человеческим качествам мальчик. Очень часто им становится, к ужасу родителей и воспитате­лей, отпетый второгодник или уличный хулиган. Для захвата доминантного положения иногда достаточно стать обладателем какого-нибудь символа исключительности или превосходстваигрушки, которой нет и не может быть у других, оружия (пусть даже бездейству­ющего, но не игрушечного), удачно вставляемых рассказов о дальних и экзо­тических местах, где он был, а другим не бывать, и т. п.

Символы, потенциально достижимые всеми, отличник, пре­красный скрипач, начитанный здесь не проходят. Всеобщее восхищение сим­волом исключительности переносится и на обладателя этого символа и может начать повышать ранг подростка без усилий с его стороны: вступающие с лидером в конфликт заранее сомнева­ются в себе, а тот, кто не верит в победу, всегда проигрывает состязание в агрес­сивности. У счастливчика же от победы к победе уверенность растет.

Этологи любят изучать иерархию на молодых петухах, которые очень агрессивны и быстро образуют иерархию. В одном эксперименте ловили самого жалкого, забитого петушка из группы, прикле­ивали на голову огромный красный гре­бень из поролона символ исключи­тельности и пускали обратно в загон. Петушок не знает, что у него на голове, и поначалу ведет себя по-прежнему заби­то. Но подбегающие клюнуть его другие петухи видят на нем огромный красный гребень и пасуют. Раз за разом обнару­живая их неуверенность, петушок наду­вается, поднимает голову, выпячивает грудь и таким образом, без сопротивле­ния, шаг за шагом восходит на вершину иерархической лестницы.

Иерархическое построение людских группировок неизбежно для нас. Всякий раз, когда мы хотим навести порядок в группе людей, мы берем за основу прин­цип соподчинения. Человек, стихийно получивший руководящее положение в группе, если он не только доминантен, но еще и умен, талантлив, порядочен, обеспечивает всей группе очень боль­шой успех. Но беда в том, что доминантом может стать и человек очень опас­ный для общества, аморальный и даже психически больной. Уже тысячелетия назад человечество понимало эту опас­ность.

Разум в борьбе с инстинктом про­тивопоставлял ему одну идею идею равенства всех членов группы. Ее вопло­щали по-разному. В одних случаях сильно выделявшихся людей толпа подвергала остракизму, убивала. В дру­гих предлагалось вообще запретить всякое соподчинение как отдельным личностям, так и всей группе в резуль­тате получалась анархия, которая неиз­бежно приводила к самой максимальной власти грубой силы. Единственно прием­лемым оказался путь, на котором неиз­бежность иерархического построения, как того требует биологическая сущ­ность человека, принимается, но вместо стихийных иерархов ведущее положение занимают люди, выбранные или назна­ченные группой с учетом качеств их разума и морали.

Некоторые выдающиеся этнографы прошлого века представляли себе перво­бытное общество как некий золотой век полного равенства. Этот миф и сейчас еще присутствует в школьных учебни­ках. Но теперь мы знаем, что это не так. Первобытные группы строились по иерархическому принципу, и жизнь в них была разной в зависимости от того, какими оказывались иерархи мудры­ми, сильными вождями, свирепыми гро­милами или бесноватыми колдунами.

А теперь еще об одном комплексе вро­жденных программ поведения, с кото­рым борется разум. При столкновении с более агрессивным человеком нам хочется с ним не связываться, уклониться от ссоры или умиротворить, задобрить его, а уж если конфликт прои­зошел уступить, сдаться.  Это инстинкт. Но разум говорит иное. Пота­кая агрессивному человеку, мы в данной ситуации,  действительно,  выручаем себя, так как нападающий, подчиняясь инстинкту, сменит гнев на милость. Но в следующий раз с нами, а также с другими людьми забияка будет еще агрессивнее, и, чтобы умиротворить его, потребуется еще большая уступчивость.

Разумное поведение заключается в том, чтобы как можно сильнее и всегда! давать отпор агрессивной личности. Причем лучшее в данном случае оружие то, против которого у агрессора нет вро­жденной программы: одновременный отпор нескольких людей, каждого из которых он считает слабее себя. В шко­лах, гимназиях, бурсах и тому подобных группах мальчишек-подростков был свой грубый, но очень эффективный метод лечения доминантов «темная».

В нас есть еще довольно много мало­приятных инстинктов, с которыми вечно борется общество и всю жизнь каждый из нас. Эти же инстинкты затрудняют наши контакты с животными, превращают четвероногих друзей в опасных для общества. И цель этой книги - научить вас нейтрализации вредных инстинктов, переводу их в инстинкты полезные. Как это сделать вы узнаете, читая книгу.

Мораль и этика, огромные области про­явления человеческого разума, из чего возникли они? Родимся ли мы безмо­ральными, и только воспитание делает нас гуманными, или мы появляемся на свет с каким-то набором чувств, что хорошо, а что плохо, а воспитание направляет и развивает их? Вы вольны принимать одну из этих точек зрения, но в любом случае теперь вы не можете не учитывать знаний, полученных этологами.

Этологи открыли у животных, как высших, так и низших, большой набор инстинктивных запретов, необходимых и полезных им в общении с сородичами. К. Лоренц пятьдесят с лишним лет назад, открыв первые из них, решился напи­сать: «Мораль в мире животных».

Что мораль не абсолютно чужда животным, люди знали с незапамятных времен: перед ними была собака. Каждый, воспитывая собаку, мог убе­диться, как легко ей привить некоторые морально-этические правила человека, которые ей исходно совершенно чужды. Вы не хотите, чтобы она ела без разре­шения пищу, которую может найти в доме, пожалуйста, она не ест. Вы не хотите, чтобы она справляла нужду в доме, пожалуйста, она будет терпеть, пока вас нет дома. Вы не хотите, чтобы она запрыгивала на стол, стул или кро­вать, она не будет этого делать. Нельзя играть игрушками вашего ребен­ка, такими соблазнительными для нее, она вздохнет и не будет.

И главное, она переживает, если нарушила ваш запрет, просит простить ее. Более того, она может сама запрещать то же своим щенкам. Но если бы в ней была только эта понятливость и послушность, боязнь наказания, мы назвали бы ее своим четвероногим рабом. А мы зовем ее дру­гом. И помимо придуманной нами для нее этики, мы видим в хорошей собаке ее собственную мораль, во многом сов­падающую с нашей. Нам нельзя бить женщину, ребенка пес не может при­менять силу к щенку. Нужно выручать друга в беде и наша собака умрет за друга. Нужно защищать своих, свой дом так же поступает и собака. Если друг расстроен, мы чувствуем потреб­ность видеть это, обласкать его и наша собака наделена той же чуткостью.

Нельзя лгать, обманывать, скрыватьи собаке противен обман. Если обидим, мы извиняемся и собака тоже. Трус презренен для нас обоих, и оба мы ува­жаем храбрость. И так далее, и так далее. Более того, хороший человек перед хорошей собакой чувствует себя немного виноватым: ее устои кажутся сильнее и бескомпромисснее. «Благо­родное животное», говорят люди. «У сильного  животного  сильна  и мораль», говорит К. Лоренц.

Так что же за «мораль» животных? Это созданные естественным отбором врожденные запреты на выполнение в некоторых случаях обычных программ.

«Не убей своего» первый запрет у очень многих видов. Для одних своиэто любые особи своего вида, для дру­гих только члены своей группы, лично знакомые или носящие общий отличительный признак группы. У последних тогда обязательно есть про­грамма «различай всех на своих, к которым запреты применяй абсолютно, и на чужих, к которым применение их не строго обязательно». Человек среди этих видов. Раньше все было просто:

свои это наше стадо, а все осталь­ные чужие. Мир человека стал неиз­меримо сложнее, а мы все ищем своих и чужих: родные не родные, соседине соседи, земляки не земляки, одно­классники не одноклассники, соотечествённики  иностранцы,  едино­верцы неверные и так без конца.

Другой запрет: «Чтобы не убить свое­го, прежде всего не нападай неожиданно, сзади, без предупреждения и без провер­ки, нельзя ли, поугрожав, разрешить конфликт без драки». Для соблюдения этого правила у животных существует масса забавных и красивых ритуалов подхода, демонстрации намерений и силы.

Более того, у хорошо вооруженных природой животных есть запреты приме­нять смертоносное оружие или убий­ственный прием в драке со своим. Волк может убить оленя и даже лося одним ударом, клыками разорвав горло или брюхо. Но в драке с другим волком он этих приемов применять не имеет права. Он бьет сородича-противника откры­тыми зубами по губам, разбивая их в кровь. Очень больно, достаточно, чтобы выиграть психологически и «по очкам», но не смертельно. Лев, наскочив на быка сбоку, одним ударом лапы ломает позво­ночник, а кривыми ножами-когтями делает огромную рану на боку. Но два дерущихся льва не смеют применять этот «коронный удар». Они бьют друг друга когтями по ушам. Тоже очень больно, но тоже не смертельно.

Собаке или другому врагу не своего вида кот норовит попасть когтями в глаза и часто достигает успеха. Когда дерутся два кота, удары сыплются градом. Но среди бродячих котов-драчунов почти нет одноглазых. Уши же изодраны в клочья. Олень, защищаясь от хищника, норовит ударить его рогами в бок, и этот удар страшен: несколько копий сразу прон­зают тело. Но в драке с оленем же он бьет его по рогам или, сцепив рога, заставляет опустить голову и пятиться. Грохот боя слышен на весь лес, а сопер­ники невредимы.

Люди вооружены от природы слабо, два человека, дерущиеся голыми рука­ми, не смертельно опасны друг другу. В стычке один из них устанет и отступит раньше, чем противник его убьет. Поэтому у человека, как и у многих дру­гих слабовооруженных животных, почти нет врожденных ограничений для дей­ствия в драке. Они были не нужны. Но человек изобрел оружие и оказался ред­чайшим существом на Земле: он убивает себе подобных. Мы пытаемся компенси­ровать отсутствие врожденного запрета воспитанием: в драке не хватай в руки что попадя, особенно орудие; защища­ясь, не превышай меры; стыдно воору­женному конфликтовать с безоруж­ным... А оружие все совершенствуется и накапливается, а люди убивают друг друга все в большем и большем количе­стве... Плохо, оказывается, разуму, когда он не обуздан инстинктом. Будь он у нас сильным, мы бы решали мировые конфликты турнирами.

Следующий запрет: «Не бей того, кто принял позу покорности». О нем уже шла речь выше. Наше «не бей лежаче­го» и «повинную голову меч не сечет».

Как проигравшему остановить распа­ленного в драке победителя? Отбор нашел блестящее решение: пусть слабый предложит сильному нарушить запрет. И запрет остановит его. Проигравшие волк, лев и олень вдруг прыжком отска­кивают от противника и встают к нему боком, в положение, самое удобное для нанесения смертельного удара. Но именно этот-то удар противник и не может нанести. Проигравший маль­чишка закладывает руки за спину и, подставляя лицо, кричит: «На, бей!» Даже для нас, людей, в которых запрет очень слаб, это действие впечатляюще. Этот мальчишка ничего не слышал о Библии, в которой еще несколько тысяч лет назад безвестный психолог написал загадочную фразу: «Если ударят по одной щекеподставь вторую». Зачем? Да чтобы не ударили еще. Тьма коммен­таторов не могли понять место, которое волк объяснил бы нам с ходу.

А вот еще один принцип: «Победа с тем, кто прав». Животное, защищающее свою территорию, свой дом, свою самку, своих детенышей, обычно выигрывает в конфликте даже с более сильным. И не только потому, что отчаяннее обороня­ется или нападает, но и потому, что про­тивник заранее ослаблен. Его агрессив­ность сдерживается запретом тем самым запретом, который когда-то люди сформулировали как «не пожелай ни дома ближнего своего, ни жены его...», а современные юристы назы­вают неприкосновенностью жилища, личной жизни и имущества. Очень забавно  наблюдать,  как  ссорятся птицы два самца-соседа на границе своих участков: по очереди проигрывает тот, кто залетит на участок другого.

Многие морально-этические нормы поведения человека, называемые еще общечеловеческой моралью, имеют свои аналоги во врожденных запретах разных видов животных. В некоторых случаях можно предполагать, что это совпадение чисто внешнее. Что мораль­ная норма у человека возникла на разум­ной основе и случайно оказалась похо­жей на инстинктивный запрет животно­го. Но по крайней мере часть наших так называемых общечеловеческих норм морали и этики генетически восходит к врожденным запретам, руководившим поведением наших предков, в том числе и дочеловеческих.

Остановимся на этом. Надеюсь, мой благосклонный читатель, я убедил вас в том, что в поведении ребенка много вро­жденного. Если вы сперва и не соглаша­лись со мной, то по естественной причи­не: вы многих фактов не знали. Видели что-то похожее, но не ведали, как это назвать. Теперь вы «сами с усами» и будете легко сажать в лужу тех, кто мно­гое знает, но скрывает от вас «по идео­логическим соображениям».

Рассматривая щенка или котенка, следует применять к ним те же рычаги экологической науки. Воспитывать у них “человеческие” стандарты морали и этики трудно, но возможно. Врожденную агрессивность мы подменим НЕДОВЕРЧИВОСТЬЮ К ПОСТОРОННИМ, боязнь неизвестного сублимируем АДАПТИВНОСТЬЮ, иерархические инстинкты используем, внушив четвероногому другу ПОДЧИНЕННОСТЬ лидеру - владельцу, территориальные инстинкты превратим в ОХРАНУ вашего имущества и дома.

Глава 2: СТРАШНЕЕ КОШКИ ЗВЕРЯ НЕТ

 

...Шерсть на черном коте встала дыбом, и он раздирающе мяукнул. Затем сжался в комок и, как пантера, махнул прямо на грудь Бенгальскому, а оттуда перескочил на голову. Урча, пух­лыми лапами кот вцепился в жидкую шевелюру конферансье и, дико взвыв, в два поворота сорвал эту голову с полной шеи.

М.Булгаков, “ Мастер и Маргарита”

 

Про кошку говорять, что у нее глаза экстрасенса. А действительно, какой должен быть глаз у экстрасенса и какой взгляд, если он "рассматривает"  биополе человека? И в какой мере экстрасенсорика животного свзязана с его возможностью причинять человеку вред или, наоборот, добро?

Американская исследовательница Шафика Карагуа считает, что взгляд при этом сильно отличается от обычного, он как бы идет изнутри, из центра мозга. Подобный взгляд можно отметить у кошек, особенно когда они смотрят в пространство в спокойном состоянии, а не наблюдают за движущимся предметом; в это время в кошачьих глазах читается интерес и озорство. Кошки редко моргают, медленно вращают глазными яблоками, все это придает их взгляду спокойствие и величие. Меня всегда удивляет щелевидный зрачок у наших домашних кошек. Это говорит о том, что перед нами ночное животное. В отличие от мелких кошек, у льва, который охотится днем, зрачки круглые, как у человека. В яркий солнечный день зрачок льва так сужается, что доходит до размеров булавочной головки. А зачем же тогда необходим щелевидный зрачок, который, кстати, можно найти также у крокодилов, некоторых вкул и других ночных животных? Скорее всего, это оптическое приспособление для борьбы с контрастностью. Хрусталик позвоночных животных -- не цельнолитая линза, он состоит из волокон, которые стыкуются своими концами на переднем и заднем полюсе, образуя так называемые швы. Когда зрачок расширен, освещенность мала, большая часть световых лучей проходит через хрусталик, как через обычную линзу, и дает изображение на сетчатке. Но при сильной освещенности контрастность рассматриваемых предметов так велика, что мы должны были бы видеть так, как это получается на фотоснимках на солнце, когда очень трудно рассмотреть детали в тени: они почти черные. Резко сузившийся зрачок заставляет большинство лучей попадать в шов хрусталика. Световые лучи идут по шву как по световоду. При этом они не несут информации об изображении рассматриваемого предмета, но, рассеиваясь при резких изгибах хрусталиковых волокон на экваторе за счет присутствующего там клеточного ядра, вызывают своеобразную подсветку хрусталика, сглаживая на сетчатке резкий световой контраст между темными и светлыми участками изображения. Это особенно необходимо кошке, ведь ее глаз в шесть раз чувствительнее нашего, а работать он должен одинаково хорошо и днем и ночью. Вот зачем нужен щелевидный зрачок -- ведь большая часть лучей в этом случае попадает в шов. За сетчаткой у кошки находится своеобразное зеркальце-терпетум. Некоторые исследователи называют его "светящимися обоями". В зависимости от расположения отражающих кристаллов кошка может либо погасить свои глаза, либо сверкнуть ими. Казалось бы, все это известно, но... обратный путь света из глаза кошки фокусируется, и, если поставить экран, можно четко увидеть световое пятно. В таком пятне можно рассмотреть смутную картину того, что видит кошка в данный момент, ведь во всех зрительных элементах, отвечающих за фотохимические реакции (палочки и колбочки), содержится зрительный пигмент родопсин. В темноте родопсин окрашен в пурпурный цвет, но стоит на него упасть световому лучу, как он обесцвечивается. На сетчатке глаза световая картина не только проецируется, но и "вырисовывается" родопсином. У кошек проецируемое изображение, благодаря наличию "зеркальца", будет еще четче, чем у человека и животных, не имеющих отражающего светящегося слоя за сетчаткой глаза. Трудно спросить кошку, как использует она свою способность проецировать изображения из глаза, но есть что-то аналогичное у человека. Врачу-психиатру из Перми Геннадию Крохалеву удалось сфотографировать зрительные галлюцинации пациентов. Следовательно, даже у человека глаз работает "в обратную сторону", что же тогда говорить о кошке, вооруженной специальным проектором. Вот теперь настало время поговорить об экстрасенсорной проскопической репетиции, то есть о психическом проигрывании предстоящего события. Такие репетиции осуществляют не только кошки, но и растения, животные и люди. В пещерах, оставленных древними людьми, мы сейчас находим наскальные рисунки, изображающие охоту на буйволов, бизонов и мамонтов. Зачем же они рисовали все это? Может быть, у них был летописец, который хотел оставить для потомков дневник их жизни? Историки и этнографы считают, что это не так. Собираясь на охоту, древние люди предварительно проигрывали ее мысленно и "подкрепляли" своеобразным танцем. Нечто подобное происходит при исполнении боевых танцев индейцами или охотниками африканских племен даже в наше время. Цивилизованный человек все меньше и меньше использует такую прогностическую репетицию, иногда только спортсмен, например, перед тем, как толкнуть штангу, несколько раз проиграет мысленно это действие. Теперь вернемся к нашей кошке. Ей тоже необходимо и перед охотой, и перед прыжком создать пространственную программу будущих действий. Совсем не обязательно проводить какие-то специальные исследования -- просто понаблюдайте за своей кошкой, и вы увидите, что прежде чем перепрыгнуть с одного шкафа на другой, стоящий в отдалении, она пригнется и несколько раз мысленно "проиграет" этот прыжок. В своих играх с различными предметками кошка постоянно создает себе пространственные образы для охоты на мышей. Ей совсем не нужны рисунки, скульптуры, куклы-вольты: она видит реально свои галлюцинации во время игры или перед сложным прыжком. Но только не считайте свою кошку сумасшедшей, она же управляет проецируемыми образами, в отличие от действительно сумасшедшего человека, который также реально видит галлюцинации, но не может распорядиться ими. Правда, есть и люди, в этом отношении подобные кошкам, например Гете, как говорят, мог управлять своими галлюцинациями: в нужный момент он вызывал своего двойника и обсуждал с ним, какие действия должен совершить Фауст в очередной главе создаваемого произведения.

Ну а теперь немного в защиту кошек, пусть это будет предположение, но основанное на реальных биологических фактах. Сможет ли маленький зверек защитить себя от тех, кто кидает в них камни, преследует или начинает мучить? Наверное сможет, ведь достаточно кошке мысленно спроецировать мучителя в пространстве и представить, что бы она с ним сделала, если была бы того же размера, как человек... Она выполнит ту же миссию, которую выполняют колдуны Австралии или африканские колдуны, по некоторым данным способные, даже мысля образами, убить человека. Конечно же, преследователь кошки от этого не умрет, но будет создан информационный образ, вредящий именно тому человеку, для которого он предназначен. Для тех же, кто любит кошку, будут создаваться, видимо, только положительные образы. Некоторые владельцы кошек уверяют, что Барсик или Мурка пытаются даже лечить их. Они ложатся на больное место, как бы сочувствуя хозяину, и боль утихает. Следовательно, кошки ведут себя так же, как и экстрасенсы. Возможно ли такое? Во-первых, кошка выступает в этом случае как своеобразная грелка, во-вторых, помимо тепла, ее шерсть несет электростатические заряды и, наконец, она может формировать положительные образы, способствующие коррекции биополей больного органа, которые, в свою очередь, заставляют изменять биохимизм пораженного органа и его функционирование. Конечно, это только предположения, но основанные на реальных практических результатах.

Кошки не безучастны к людям и стараются даже помогать своим хозяевам, но опять же скорее информационно. Например, мой сиамский кот Мурчик, который, кстати, прожил у нас 19 лет, помогал мне укладывать спать моего сына, когда тому было 4-5 лет. Он приходил, садился около кровати, ближе к изголовью, и сидел так неподвижно, иногда мурлыча, до тех пор, пока ребенек не уснет. Можно было находиться с ним, можно было оставить его одного, но Мурчик никогда не покидал поста и уходил только тогда, когда мальчик полностью засыпал. Мы только прикоснулись к загадочному экстрасенсорному миру кошек, а сколько еще ждет нас впереди интересных открытий в этом малоизученном направлении.

Предоставим слово Ольге Сараниной, у которой случилась беда с любимой кошкой.

“Кошки - животные не столько мистические, сколько малоизу­ченные. Эти отстраненные су­щества, которые, кажется, толь­ко позволяют нам жить с ними, могут быть нежными друзьями, но могут и представлять собой угрозу.

Известны случаи, когда кош­ки безо всякой видимой причи­ны бросались на своих хозяев, да так, что дело кончалось вме­шательством врачей. Однажды подобное безумие охватило и мою кошку.

Умнее кошки, чем Кити, у ме­ня не было. Мы понимали друг друга с полуслова, она спала у меня под одеялом, а после душа вылизывала мне волосы. Ее мать привезли из Египта, где она была подобрана на улице моей знакомой. Кити, имея ма­терью настоящую “египтянку”, познакомилась, когда подрос­ла, на даче с местным Васькой, и на свет появились три трех­цветных - счастливых - котенка. Самой шустрой в этом “интер­национальном” помете была моя Кити.

Она вела себя, как собака: встречая нас, ложилась живо­том кверху и давала его почесы­вать, жмуря глаза. Все было за­мечательно, пока в один пре­красный день Кити не бросилась на меня. Моя любимая кошка на глазах превратилась в агрессив­ного хищника, который, оскалив зубы, страшно крича и шипя, бросался на меня и взбирался на меня, как по дереву.

Все было, как в фильме ужа­сов. Я не сразу решилась ото­рвать ее от себя: это значило бы, что ее когти, засевшие в мо­ей коже, выдрали бы куски “мя­са”. Помню момент, когда страх пересилил боль, да и саму боль я перестала чувствовать - я должна была избавиться от это­го сильного, ловкого и безжало­стного зверя. Мне удалось вы­кинуть кошку за дверь и запе­реться в комнате. Минут десять Кити кричала не своим голосом, а потом вспышка как будто про­шла: она стала робко и вкрадчи­во мяукать, чтобы ее пустили. Я час не решалась открыть дверь. Когда Кити наконец вошла, она вела себя неуверенно: озиралась, принюхивалась, ходила на полусогнутых лапах. Она будто помнила, что здесь что-то про­изошло, но не могла вспомнить. что именно.

Тогда ей было полтора года. Подобное повторилось через полгода, причем по возрастаю­щей: она бросилась на меня в понедельник, потом в четверг, а в пятницу два раза подряд, отси­дев час в взаперти, Это было ужасно. После этих двух атак за один вечер наутро мы вызвали ветеринара (кошка, конечно, все время провела в закрытой ком­нате). Придя, врач сказал, что, может быть, все еще обойдется. Когда же он увидел Кити, оказа­лось, что поделать ничего нель­зя: ее зрачки были расширены и не сузились от яркого солнечно­го света. “Центр агрессии пере­возбужден. Она опасна”, - ска­зал он. Вскоре Кити не стало.

Теперь я понимаю, насколько легкомысленно было с нашей стороны не предпринимать ни­чего после первого же нападе­ния. Потом ветеринары расска­зывали мне о жутких случаях, когда кошки выцарапывали глаза хозяевам, бросались им на голову со шкафа и так далее.

Так что же это такое, почему кошки бывают агрессивными по отношению к хозяевам? С этим вопросом я обратилась к двум известным врачам - Владимиру Никифоровичу Митину, автору книг о болезнях домашних жи­вотных, и Николаю Валентино­вичу Логинову, руководителю ветеринарной клиники при Теат­ре кошек Юрия Куклачева, члену президиума Гильдии ветеринар­ных врачей Москвы”.

В.Н. МИТИН: Случаи агрес­сии возможны по разным причи­нам, и не всегда можно сказать, что именно произошло. Это мо­жет быть следствием психичес­ких расстройств. Кроме того, надо учитывать психологичес­кий момент: кого кошка считает главным - себя или хозяина. В случаях нападения обычно сове­туют сменить владельца или усыпить животное. Подобная аг­рессия чаще встречается у ко­шек, чем у котов, потому что кошка - существо с более слож­ным поведением. Можно ли прогнозировать    подобную вспышку? Это опять же, смотря, о чем мы говорим. Есть заболе­вание мозга, при котором поло­жительные эмоции вызывают вспышки гнева. Отклонения в поведении животных могут быть и врожденными, и благоприоб­ретенными. Трудно сказать так вообще, что было в том или ином случае, надо серьезно разбирать каждый.

Что касается того, чаще ли вспышки агрессии встречаются у породистых кошек или мети­сов - это индивидуально, здесь нет закономерности.  Есть, правда, одно правило: коротко­шерстные породы более агрес­сивны.

Н.В.ЛОГИНОВ: Я считаю, что это связано с сексуальными от­клонениями. У некоторых осо­бей вырабатывается больше по­ловых гормонов, и если живот­ное не повязано, возможны вспышки агрессии. Характерно, что в таких случаях кошки напа­дают на женщин, а коты - на мужчин,видя в них конкурентов.

Выход в этих случаях один:

стерилизовать животное. Когда прекращается выработка гормо­нов, вспышки агрессии на сексу­альной почве проходят сами со­бой, поведение животных меня­ется. Эту операцию можно про­водить в любом возрасте, если уж мы говорим о таком серьез­ном случае. То же самое отно­сится и к собакам. Да и вообще, если вы не собираетесь вязать свою кошку или кота, то гуман­нее сразу стерилизовать живот­ное, так принято во всем мире. Нам пора уже становиться циви­лизованными в этом вопросе.

Надо иметь в виду и то, что кошки очень тонко чувствуют на­строение своего хозяина и, кстати, терпеть не могут запах алкоголя. Поэтому вполне воз­можно, что кошка станет агрес­сивной, если к ней полезет це­ловаться подвыпивший хозяин. И еще одна очень простая мера безопасности - подстригайте когти агрессивным животным.

Вывод из всего сказанного один: если уж вы решились за­вести животное, будьте за него в ответе. Поговорите со специа­листами, почитайте литературу, изучите особенности поведения кошек. Если вы уж собираетесь лишить своего питомца радости продолжения рода, то не откла­дывайте - стерилизуйте его. Не дожидаясь рваных ран на лице и преждевременной насильствен­ной смерти древнего неприкос­новенного животного - нашей кошки.

Мы еще поговорим об экстросенсорике животных. О мистике “черных кошек”, о пользе и вреде

Глава 3: ПОЧЕМУ МЫ ЛЮБИМ СОБАК?

 

Недавно научила человека давать мне сахар по команде. Протягиваю ему лапу и он сразу дает сахар.

Из разговора двух собак

 

Человек расселился по всей Землешире, чем любой другой вид животных. И везде вместе с ним собака. Собака для охоты, собака-пастух, ездовая собака, боевая собака, собака пищевая и собака без определенного применения просто собака. Последних больше всего, и число их растет. Некоторые социологи считают число собак в городе одним из показателей жизненного уровня жите­лей.

Если вы хотите наглядно увидеть, что такое невозможность взаимопонима­ния, втяните в спор любителя собак и собаконенавистника. И если вы (редкое качество) не принадлежите ни к одному из этих миров вы, пожалуй, согласи­тесь, что в ненависти второго много разумных доводов. Хорошая собака не только стоила вам денег при покупкеих приходится тратить на нее все время. Ее нужно кормить. Покупать ей билет в поезде и самолете, платить за прививки и в клуб. Во многих странах платить налог, покупать абонементы на площадки. Она стоит вам времени. С ней нужно гулять, и не только когда погода хоро­шая и прогулка приятна, но и когда хоро­ший хозяин собаки из дому не выгонит. Вам приходится заезжать домой, чтобы выгулять ее, пристраивать ее, если вы уезжаете. Собака стоит вам нервов. Вы жили в доме в мире со всеми; вы завели собаку и у вас появились недоброже­латели. Каждый раз вы боитесь, что она попадет под машину, потеряется, укусит кого-нибудь. Наконец, от собаки лишняя грязь в доме и есть небольшая опасность чем-нибудь заразиться. Этого довольно, чтобы убедить вас не заводить ручную козу, медвежонка, ворону или попугая. Но не собаку.

Это все так, ответит любитель собак, но не это главное. А что главное? То, что я люблю собак, что я с детства мечтал о собаке, что с собакой мне хоро­шо, а без собаки тошно.

И никаких разумных объяснений.

Собаку к человеку влечет инстинкт. А нас к собаке? Да он же!

Так и не удается установить, где и когда был заключен человеком союз с собакой. Даже не ясно, кем тогда была собака волком, шакалом или просто дикой собакой, особым, несохранив­шимся животным. Очевидно лишь, что эту связь установили охотничьи племе­на, и притом очень давно. Долгие тыся­чи, а может быть десятки тысяч, лет у человека был лишь один друг собака. Не обязательно полагать, что где-то и когда-то какой-то человек решил: приручу-ка я собаку. Она будет полезна тем-то и тем-то. Очень важная для обоих видов связь могла устанавливаться путем постепенного схождения, на бессозна­тельной основе.

Есть такая птичка медоуказчик. Насекомоядная птица, питается личин­ками диких пчел. Летает по лесу, ищет улья, но расковырять их, добраться до личинок не умеет. И, найдя улей, медо­указчик летит на поиск союзника а им может быть и медведь, и барсук, и чело­век все, кто не прочь поесть меду, но ко­му трудно найти улей. Медоуказчик с кри­ком порхает вокруг зверя, пролетает впе­ред, возвращается и делает это так убе­дительно, что зверь идет за ним, пока не будет приведен к улью. Он разорит пчел, достанет мед, а птица съест личинок.

Австралийские   зоологи   изучали взаимоотношения лесных охотников-аборигенов с дикой собакой динго. Когда-то более высокоразвитые предки аборигенов приплыли в Австралию, не забыв взять с собой собаку предка динго. В новых условиях их союз распал­ся: австралийцы деградировали, а собаки одичали. Но связь не утратилась. И теперь у охотничьих племен мы можем наблюдать модель первых этапов схо­ждения человека с дикой собакой. Люди живут небольшими временными поселе­ниями в лесу. Динго самостоятельно живут неподалеку. Ночью собаки прихо­дят к хижинам питаться отбросами, но, пока люди в деревне, они не обращают внимания на собак, а те на людей. Особых симпатий между ними тоже нет.

Когда австралиец выходит на охоту, одна или несколько собак бегут неда­леко от него. Охотник следит за их пове­дением, так как они обоняют и слышат лучше его, а динго следят за его поведе­нием, ведь он видит дальше их и умеет убивать с расстояния. Подранков в основном птиц охотник и динго ищут в густых зарослях вместе. Если подранка нашла собака, австралиец пытается его отнять, что удается не всегда. Если нашел абориген собаки надеются на объедки. Если подранок так и не найден, собаки отстают и в конце концов нахо­дят его. Когда охота кончена, австра­лиец идет на стоянку, а собаки в лес.

Взаимовыгодный союз двух слабо вооруженных хищников. Он мог стано­виться все глубже и теснее. В Австралии нет хищников, опасных для человека и собаки. Там нет и стад копытных, для охоты на которых такой союз необхо­дим, и в Австралии он деградировал. Но в саваннах Африки или тундростепях Европы кочующие около стоянки чело­века собаки могли своим беспокойством предупреждать о приближении хищни­ков и, защищаясь сами, отвлекать их на себя. Умение собачьей стаи загонять и останавливать зверя особенно удачно сочеталось с хитростью и оружием людей в охоте на стада копытных. Если доставалась крупная добыча, ее хватало на всех.

Приручение сознательное одомаш­нивание собак началось много позднее, когда связь между ними и человеком установилась очень тесной.

И одомашнивание некоторых других животных, возможно, также происхо­дило путем постепенного взаимного сближения человека и животного. Северные оленеводы не кормят оле­ней они их пасут, охраняют от волков, перегоняют на более кормные угодья. Кочевники пустыни не кормят верблю­дов и даже не пасут их они роют колодцы, поднимают на поверхность воду, расширяя этим доступные верблю­дам пастбища.

В первичную мораль человека, как и многих животных, входит запрет причи­нять ущерб тем, кто ему доверяет. Несколько видов животных воспользо­вались этим качеством человека, чтобы сблизиться с ним. Кошка, которую мы считаем домашней, аисты, голуби, ласточки, которых мы домашними не считаем, поселились среди нас и пользу­ются нашей защитой. Всех их мы любим. А к действительно прирученным животным курам, свиньям, овцам, козам человек не испытывает бессоз­нательной любви.

Для первобытного человека инстин­ктивная тяга к собаке не являлась стран­ной прихотью. Собака была необходи­ма, чтобы выжить. Примитивный ското­вод обнаружил в собаке соседа-охотника еще одно качество ее охотничий инстинкт гонять стада легко замещается при особом воспитании пастушеским поведением. И здесь пригодилась соба­ка. Лишь земледелец не очень нуждался в ней разве что сторожить. Интерес­но, что пословицы охотничьих и ското­водческих племен обычно поминают собаку добром, а в пословицах земле­дельцев ее удел печален.

Давно прошли те времена, много раз снимались с места и перемещались по разным направлениям потомки перво­бытных охотников, пастухов и пахарей, дав начало новым народам. И давно уже не нужна нам собака в той мере, как нашим предкам. Но по-прежнему во многих из нас живет и требует удовле­творения тяга к собаке. Мотоцикл, авто­мобиль многим заменили лошадь, но собака незаменима.

Человечество в целом эволюциониро­вало, все более расширяя свою экологи­ческую нишу. Но составляющие его популяции специализировались разными путями, и занятия людей становились все более разнообразными. Если бы, как у многих животных, специализа­ция сопровождалась выработкой особых морфологических приспособлений и подробных инстинктивных программ, вид в конце концов распался бы на несколько подвидов, а впоследствии и видов. Но человек специализировался в основном путем постепенного накопле­ния навыков, которые передавались из поколения в поколение обучением, в том числе в форме ритуалов, запретов, при­мет. При встрече популяций с разной специализацией  могло  происходить заимствование достижений, которое иногда приводило к быстрому прогрессу. Но идиллические картины: скотовод дарит пахарю быков, чтобы тот мог воз­делать больше земли, или учит охотни­ка, как разводить коз, не реальны.

Глава 4:  ПРОФЕССИЯ - СОБИРАТЕЛЬ

 

Нам так трудно поверить, что в мотивации нашего поведения участвуют инстинкты. Ибо разум почти никогда не борется с инстинктом и инстинкт не глушит разум. Они сотрудничают. Миллионы лет.

Виктор Дольник,

писатель - этолог

 

Я живу на безлюдном берегу моря. Когда устанешь, нет лучшего отдыха, чем бродить с собакой вдоль песчаного пляжа. Собака то отстает, что-то обню­хивая, то забегает далеко вперед, вспуги­вая расхаживающих по берегу чаек и ворон. Они ходят не без дела они собирают. Для эколога это слово научный термин. Собирательство это экологическая ниша, профессия животного, его способ добывать себе пропитание. Нелегкая профессия. Другие умеют нырять за рыбой, или бить птиц на лету, или нападать из засады, или долбить деревья в поисках насекомых, или безошибочно вынимать длинным клювом червей из-под земли, а собиратель ничего этого не может. Он бродит, подбирая все, что не убежит, что удается найти, переворачивая коряги и камни, роясь в выбросах водорослей. Они умны, эти собиратели. Природа не снабдила их специализированными органами орудиями, они все время сталкиваются с нестандартными ситуациями: каждый раз приходится решать, как вынуть насекомое, спрятавшееся под этот камень,  как перевернуть именно эту корягу, как извлечь объедки из брошенных человеком предметов. Они учатся всю жизнь.

 Моя собака очень довольна: она знает, что ей делать на берегу, ведь она тоже отчасти собиратель. Вернее, собирателями были ее предки, а она породистая собака, она сама не должна искать пропитание, более того, ей запрещено подбирать всякую дрянь. Но нет-нет да
схватит украдкой тухлую рыбешку и жадно сожрет ее. А дома такая чистюля и привереда в пище! Сколько не перевоспитывай, а инстинкт сильнее. Инстинкт собирателя.

Да, здесь, на этом пустынном берегу, у всех есть дело, все знают, зачем они здесь. Только я отдыхаю. И какой это отдых! Бреду неторопливо, то приближаясь к воде, то отдаляясь, привлеченный какими-то валяющимися предметами. Иногда это диковинные бутылки дальних стран, порой ящики странной формы, необычного материала, с надписями на неведомых языках или разноцветные поплавки.

Машинально подбираю их, несу с собой жалко расставаться, а когда накопится много прячу в какой-нибудь ящик и боюсь, как бы кто-нибудь не унес его, хотя знаю, что никогда не вернусь за этим хламом. А какие занимательные деревянные скульптурки выточили песок и ветер! Вот блеснул под кучей водорослей кусочек янтаря, и я собираю в ладонь мелкие крупинки медового цвета, но потом переключаюсь на разноцветные гальки, а с них на раковины. В одной кто-то спрятался, и я долго выуживаю его на свет божий, но тут начал летать вокруг и кричать кулик, и хочется найти среди галек и палочек его четыре незаметных яйца...   

Вот я и отдохнул. Мы с собакой поворачиваем и быстро идем обратно мимо разбросанных мною куч, мимо тщательно собранных груд сокровищ, Нет, и у меня тоже было занятие на берегу я собирал. Мы все собираем, отдавшись инстинкту, голосу предков человека, ибо человек начал свой путь на Земле, имея единственную экологическую нишу нишу собирателя. И сейчас еще в дебрях Амазонки, в пустынях Австралии и Южной Африки, на островах Океании существуют племена собирателей.

Многим видам животных, например травоядным, пища дается даром, она - вокруг. Первобытный человек не был наделен ни быстрым бегом, ни острыми когтями, ни мощными зубами, ни желудком, способным переваривать траву, листья и ветки. Пищевые ресурсы человека всегда были ограниченны, голод постоянный его спутник. Даже в наш самый сытый в истории век более 2 млн. человек живут на грани голода или голодают. Небольшие стада два-три десятка предков человека бродили по тропической саванне, вблизи водоемов и рек. Дохлая рыба. объедки со стола хищников, моллюски, почки, побеги, камбий со стволов деревьев, ягоды, орехи, черви, насекомые, пресмыкающиеся, изредка  попавшиеся зверьки, птицы, яйца вот меню собирателя.

Немногое из этого странного набора используется в современной кухне. Но    наша склонность лакомиться продуктами с разными оттенками запаха тухлятиныс тех времен. Такие блюда есть у всех народовот сыра рокфор и камамбер у французов до копальхена у эскимосов.

Азарт, сопутствующий сбору бесполезных предметов на морском берегу, особенно наглядно демонстрирует нашу инстинктивную тягу к подобным занятиям. В других случаях картина смазана, потому что, когда человек имеет страсть  (именно страсть, а не средство заработка) к сбору грибов, ягод, орехов, кажущаяся практичность этих занятий скрывает их суть. Так ли нам нужны эти грибы ведь их можно купить, но вы любите их собирать. Может статься, что вы и есть их даже не любите. Но, собирая, вы счастливы, когда внутреннее чувство «там, за этой березкой» не ошибается, гриб там и есть. Это счастье предвидения, знания наперед, счастье сбывшегося инстинкта.
Слово это употребляется в быту как символ всего низменного, всего дурного в человеке. Инстинкты рекомендуется скрывать и подавлять. Инстинкту противопоставляется мораль и разум. Но в биологии, у этологов, слово «инстинкт» имеет иное значение. Им обозначают врожденные программы поведения.

Можно собрать очень сложную ЭВМ, но, пока ее не снабдят программами, она ничего не сумеет рассчитать. Программы инстинкты ЭВМ. Так же и мозг. Чтобы начать действовать, он нуждается в программах: как узнавать задачи и как решать их, как учиться и чему учиться. Животное рождается с этими программами, с очень большим набором очень сложных и тонких программ. Они передаются с генами из поколения в поколение, их создает естественный отбор, без конца по-разному комбинируя малые, простые блоки в новые системы. Комбинации проверяются в судьбах счастливых и несчастных миллионов особей. Неудачные программы выбраковываются с гибелью особи, удачные размножаются. Это и есть естественный отбор. Инстинкты вырабатываются медленно так же долго, как и новые органы, а став ненуж­ными, перестраиваются или разруша­ются медленно, зачастую не быстрее, чем морфологические приспособле­ния число пальцев, форма клюва, строение зубов.

Наши предки были не беднее инстин­ктами, чем любые другие животные. Множество инстинктов, которые уна­следовал человек, не только не успели разрушиться, но более того, они не исчезнут никогда. Потому что они нуж­ны, потому что они по-прежнему слу­жат, составляя фундамент новой, рассу­дочной деятельности. Она развивалась не на пустом месте, а от врожденных программ.

И инстинкт собирателя содержащий в себе стремление искать, различать, классифицировать, учиться, награжда­ющий нас за правильное применение программы радостью удовлетворения,этот инстинкт проявляется не только в атавизмах сборе даров природы. Он в азарте коллекционера марок и этикеток, он в страсти зоолога и ботаника соби­рать и классифицировать коллекции животных и растений, он и в неутомимой жажде геолога к пополнению коллекций минералов.

Никого из нас не заливает краска стыда из-за того, что все мы рождаемся, питаемся и умираем, как животные. Отчего же тогда стыдиться, что во мно­гих своих пристрастиях и поступках мы руководствуемся инстинктом?

Глава 5: НУЖНО ЛИ  БОРОТЬСЯ С ИНСТИНКТОМ?

 

Вы серыми были, вы серыми были вначале,

Но вас прикормили, и вы в сторожей измельчали.

В.Солоухин, “Волки”

 

В том-то и дело, что игнорирование владельцем инстинктов собаки или кошки порой  приводит к неприятностям. Известно, что кошка охотится, скрадывая добычу. А собака, наоборот, - преследуя. Поэтом кошки старательно прячу, маскируют свои экскременты. Если кошка написает где-нибудь за диваном, то она потом будет там писать постоянно. А хозяин начнет злиться, наказывать несчастное животное, не понимая, что вступает в борьбу с инстинктом, неизменной программой поведения.

Выработав у собаки рефлекс оправляться только на улице, хозяин опять же создал инстинкт, который, если собаку не вывести погулять вовремя, может вступить в противоречие с психикой и вызвать настоящий психологический стресс, срыв. Молодые животные в таких случаях начинают оправляться где попало и когда попало, а у старых собак (особенно сук) может проявиться беспричинная агрессивность.

Ясно, что с врожденными и с вновь приобретенными программами поведения (инстинктами) надо не бороться, а использовать их для создания социального, общественного поведенческого комплекса. Для этого надо четко понимать причины и основы этих инстинктов. Известно ли, например, вам, что все животные ужасно консервативны?

У них какая-то идиотическая потребность жить в беско­нечно повторяющемся мире, где царит раз и навсегда заведенный порядок, подчас неудобный и даже нелепый. Мой говорящий попугай жако не терпит ника­ких перемен в комнате. Если на полу клетки вместо газеты постелить обер­точную бумагу, он приходит в крайнее негодование. Когда его отправляют в клетку, он требует, чтобы сначала ска­зали: «Рома, в клетку!» Пройдя часть пути, в строго определенном месте он ожидает слова: «Давай, давай быстрей!» Перед входом в клетку ему следует напо­мнить, зачем он туда идет: днем — «ку­паться», вечером — «спать». После того как он вошел в клетку, нужно сказать:

«Ай, молодец, Рома, ай, молодец!» Стоит что-нибудь упустить, и он подска­зывает, говоря это за вас. Если что-то напутали — возвращается к исходной точке и повторяет всю процедуру снача­ла. Это не результат жизни в домашних условиях. Зоологи знают, что в естест­венной обстановке поведение животных столь же консервативно. Они ходят по одной и той же дороге, осматривают одни и те же кормные места, отдыхают в одном и том же месте, останавливаются у одних и тех же предметов.

Среди взрослых людей навязчивая склонность к излишнему порядку и стро­гому соблюдению ритуала проявляется у дебилов. И у детей. Вспомните, как в возрасте 2—4 лет ребенок требует, чтобы все лежало на определенных местах, чтобы кормление и одевание происходили по неизменному порядку, чтобы вы держали книгу определенным образом, по сто раз читали одну и ту же сказку, проигрывали одну и ту же пластинку, включали один и тот же мультфильм и т. п.

Что это какая-то врожденная особен­ность поведения, я никогда не сомневал­ся, но смысл ее был темен. Блестящую разгадку дал К. Лоренц. Мозг, не спо­собный безошибочно разбираться в при­чинно-следственных связях между собы­тиями, не должен пользоваться резуль­татами их анализа, потому что, приняв следствие за причину, можно жестоко поплатиться. Лучше эти события вос­принимать как единое целое, запоминать комбинации, оказавшиеся успешными или безопасными, и стремиться их повторять. Если под этим деревом вчера росли ягоды, поищи их там и сегодня. Если на этой поляне вчера поймал зайца, поищи его там и сегодня. Если по дороге к норе эту ветку перепрыгнул, а под эту подлез и все обошлось, поступай так и впредь. Кто в детстве не связывал себя уймой подобных табу? Шагая по плитам, не наступай на их стыки. Проходя по темному коридору, не оглядывайся. Бла­гополучно миновав его, подпрыгни и т. п. Поведение нормального взрослого человека тоже сильно ритуализовано. А людей суеверных и верящих в приме­ты — большинство. Правила хорошего тона, семейные и народные традиции — это ведь тоже ритуалы. Религия же не только в высшей степени ритуализована, но и требует от паствы не подвергать сомнению и анализу свои догматы. Так что все мы немножко дети и попугаи.

А вот еще одна проблема, с которой часто сталкиваются не только владельцы собак и кошек, но и родители - воровство.

К огорчению родителей, их совсем маленькие, все имеющие дети вдруг попадаются на воровстве. Причем кра­дут не что-то им нужное, а для других не существенное, а именно то, что красть нельзя, и именно там, где им этого делать никак не следовало. Скандал. Детские психологи давно поняли, что это не беда, что красть запретное детям очень хочется. Сторонники теории «tabula rasa», считающей ребенка «чистой доской», на которой еще ничего не напи­сано, говорят, что он крадет по незна­нию, не ведая, что этого делать нельзя. Психологи же знают, что это не так. Ему хочется украсть именно потому, что он прекрасно знает, что это запретно.

Для этологов тут нет ничего особенно­го: программа воровства есть у многих видов животных. В трудных условиях она помогает выжить, особенно если животное оказалось на дне иерархичес­кой пирамиды в группе и его к пище не подпускают более сильные сородичи. У сытого же животного она проявляется в форме игры. Живущие в достатке вороны городских пригородов могут подолгу крутиться вокруг собаки, пока не украдут из-под носа припрятанную той кость. А если у вас была ручная ворона, то вы убедились, что она крадет и прячет буквально все и у всех. Этот инстинкт этологи называют клептома­нией.

Все могли видеть, что чайки — клеп­томаны, но, когда дел много, они воруют и отнимают редко. Однажды жарким летом в заливе, на берегу кото­рого я жил, случился замор рыбы, и вся вода у берега была покрыта буквально слоем мелкой рыбешки. С раннего утра на рыбу слетелись озерные чайки и съели ее столько, сколько смогли. А дальше началась вакханалия клептома­нии. Сытые чайки сидели среди рыбы на воде и на берегу и ждали, пока одна из них схватит рыбку. Тут же на нее броса­лись несколько птиц — отнимать. Она наутек, за ней — погоня. Со страшным гвалтом десятки чаек гонялись друг за другом, по очереди отнимая рыбешку, бросая ее и ловя на лету. Наконец добыча падала в воду, и все на время успокаивались, пока кто-нибудь не зате­вал тем же способом новую кутерьму.

Среди птиц есть и подлинные клепто-паразиты   (некоторые   поморники, например), у которых на основе воров­ской программы развился особый образ жизни. Поморник терпеливо ждет, когда какая-нибудь птица поймает рыбу, а затем преследует ее, пока не отнимет.

Вернемся к детям. Для вас полезно знать, что их клептомания врожденная и пока что носит форму игры. Они не воры во взрослом понимании этого порока. Но конечно, кое-кто из них может стать вором. Изредка встреча­ются люди, у которых клептомания — болезнь.

И, гордое заявление: моя собака (кошка) не ворует, так как всегда сыта, - не может считаться правильным. Те и другие воруют по совершенно другим причинам, к тому же сами они это воровством не считают - инстинкт выше рассуждений. А факт, что животное не возьмет со стола без спроса пищу, говорит лишь о том, что оно признало в вас лидера, вожака стаи. Кто же из членов стаи осмелиться без разрешения вожака прикоснуться к пище!

Дети очень любят качели. И в этой страсти они нашли бы общий язык с детенышами обезьян или медведей, но ни щенку, ни жеребенку качели не доставляют удовлетворения. Потому что у них нет врожденных программ брахиации (перепрыгивания с ветки на ветку, раскачавшись на руках), а у нас эти про­граммы наших предков сохранились. И один из загадочных мотивов снов почти у всех людей — полет во сне. Полет брахиатора. И отсюда же ночные кошмары, воспроизводящие ощущение при паде­нии в бездну, — столь частый для брахиатора страх промахнуться и разбиться.

Если вы не склонны согласиться со мной, то объясните мне: почему людям не снится другая опасность — утонуть? Потому, что для наших предков при их образе жизни она не была актуальна. Мы вместе с обезьянами, в отличие от большинства животных, не имеем даже врожденной программы, позволяющей плавать, не обучаясь. И все мы знаем, что темноты мы тоже боимся инстин­ктивно (как все дневные животные), а не в силу каких-то реальных опасностей, которых она для нас уже давно не таит ни в лесу, ни в пустом доме. Все живот­ные наделены инстинктом самосохране­ния, страхом смерти — программами, обеспечивающими узнавание главных, стандартных опасностей с первого предъявления. Для гусенка или индю­шонка это летящий темный крест с уко­роченной передней перекладиной (образ хищной птицы). У очень многих птиц и зверей врожденный образ хищника — совы, кошачьих — это овал с острыми ушами, круглыми, нацеленными на вас глазами (и оскаленными зубами).

Если вы будете в зоологическом музее в Санкт-Петербурге, посмотрите в отделе насекомых, сколько видов бабочек имеет на крыльях снизу маскировочную окраску, а на крыльях сверху — четкий «глазчатый» рисунок. Если маскировка не помогла и враг обнаружил сидящую на стволе дерева со сложенными крыль­ями бабочку, она распахивает крылья. И птица (да и мы с вами) на столь нужный для бабочки, чтобы улететь, миг парали­зована испугом.

Самый страшный хищник для назем­ных приматов и наших предков — лео­пард. Его окраска — желтая с черными пятнами — самая яркая для нас, наибо­лее приковывающая наше внимание (это используют в рекламе, в дорожных зна­ках). Вы едете ночью на машине, и в свете фар на обочине дороги вспыхнули два огонька — глаза всего лишь кошки, и вы вздрагиваете. Как же вздрогнете вы, в упор наткнувшись ночью в лесу на два желтых горящих кружка с черными зрачками! Или, увидев днем в листве маску — морду леопарда, учиться узна­вать которую нам не нужно, дети пуга­ются ее сразу. Усиливая эти «хищные признаки» в облике животных, худож­ники — иллюстраторы и мультиплика­торы создают потрясающие по воздей­ствию образы кровожадных хищников. Зачем? Чтобы дети пугались. Зачем же их пугать? Да потому, что это им нужно, они этого сами хотят — страшных вол­ков, тигров-людоедов, чудовищ, страш­ных мест в сказках. Если их не даем мы, они придумывают их сами, т. е. по сути сами устраивают для себя игровое обуче­ние узнавать хищников и проверять свои врожденные реакции на них. Эти хищ­ники уже в Красной книге, давно они не едят людей, давно самая большая опас­ность для детворы — автомашины, но наши врожденные программы о зверях, а не об автомашинах.

Для животных их хищник — это тот, кто в конце концов окончит их дни. Но пусть лучше он подождет. Он страшен — это понятно. Но отвратителен ли он? Нет! Оказывается, он завораживающе прекрасен. Таким его заставляет видеть программа: «Увидев хищника издалека, с безопасного расстояния, или сидя в без­опасном месте — не будь равнодушен, внимательно наблюдай его, все его дви­жения, все его повадки; готовься к той встрече с ним, которая может стать последней, если ты недостаточно изучил врага». Эта программа есть у очень мно­гих животных. И для нас наши бывшие пожиратели — крупные кошачьи — одни из самых ловких, грациозных, привлека­тельных для наблюдения животных. (Для контраста вспомните, почему нам противны обезьяны.)

 Враги диких собак - крупные кошки. Враги кошек - волки, когда они в стае и дикие собаки. Не потому, что они охотятся друг на друга, а из-за того, что охотятся на территории друг у друга, буквально отбирают пищу друг у друга. Видите, как просто объясняются некоторые поведенческие схемы при помощи этологического анализа. Именно поэтому кошка может с безопасного места долго и спокойно наблюдать за собакой, а собака же при виде кошки сразу возбуждается и мчит ее пугать. Срабатывает инстинкт, собака призывает несуществующую стаю. Кошка же существо одинокое, стаями не жила, ей, кроме близких родственников, звать некого и незачем.

В играх щенков и котят легко заметить несуществующих врагов, от которых они прячутся. И дети, и животные в детстве обожают “пугаться” по-нарошке. Любопытно еще и то, что именно в детстве щенки и котята могут подружиться.

Молодые животные очень много игра­ют — между собой, с родителями, с дете­нышами других видов, с предметами. Даже те виды, которые всю взрослую жизнь живут угрюмыми одиночками, — медведи, дикие кошки, например, — в детстве очень общительны и игривы. Игры не только приятное провождение времени, они необходимы для полноцен­ного развития особи, как физического, так и психического. Лишенные игр дете­ныши вырастают агрессивными, трусли­выми. Их реакции на ситуации, особенно при контактах с другими особями, часто ошибочны. Им трудно образовывать пары, жить в мире в стае; достается и их детенышам. Фактически это как бы пре­ступники в мире животных.

Этологи видят в играх тренировку, проверку выполнения врожденных про­грамм поведения — как подходить к своим, как действовать с половым парт­нером, детенышами, объектами охоты, как убегать от хищника, как драться, как побеждать и как уступать, как рыть, строить, прятать.

В играх можно нарушать личную дис­танцию, вступать в телесный контакт с партнером, бороться, — словом, узнать, что такое другая особь, чего от нее можно ожидать и как себя вести. Боль­шинство игр — вариации на три главные темы: «хищник — жертва» (один убе­гает, другой ищет, догоняет, ловит), «брачные партнеры» (разыгрываются ритуалы знакомства, ухаживания, сопро­вождения, спаривания, борьбы за самку, строительства гнезд), «родители — дети» (один делает вид, что кормит дру­гого, защищает, согревает, чистит, пере­носит с места на место и т. п.).

Для игр обязательна смена ролей. Сначала один изображает хищника, а другой — жерт­ву, а потом — наоборот. Молодой самец выполняет ритуалы то самца, то самки, самка выполняет ритуалы самца. Моло­дая особь проверяет не только те дей­ствия, которые ей всерьез предстоит производить в будущем, но и те, кото­рые будет выполнять партнер, объект охоты или враг.

Очень интересно, что в детстве вос­производятся и такие программы, кото­рыми взрослые уже не пользуются, но которые были у предков. Наша взрослая кошка охотится двумя способами: подка­рауливает, затаившись, или прыгает, подкравшись. Она прижимает добычу двумя лапами к земле. А котята, играя, демонстрируют еще несколько спосо­бов: догоняя, ударяют в конце лапой по спине жертвы (как львы), догоняя, хва­тают двумя передними лапами (как гепарды), прыгая сверху, вцепляются зубами в загривок жертвы (как лео­парды и рыси). Играя на гладком полу шариком, они, согнув лапу крючком, резким движением поддевают его снизу и подбрасывают вверх. Это ловля рыбы из воды, так охотится кошка-рыболов. Что это, запасные программы или про­граммы предков?

Присмотримся, во что играют наши дети, во что играли в детстве мы сами, что нам нравилось, к чему нас тянуло. Игры в догонялки, прятки, пап и мам, мнимое кормление кукол, уход за ними, борьбу, коллективную борьбу (игры в войну) — все знакомые темы, общие с животными. Поэтому дети так легко находят общий язык и играют с щенка­ми, котятами, козлятами.

Конечно, дети играют в не меньшей степени и в чисто человеческие игры, в которые со щенком не поиграешь, подражают труду взрослых, играют в специально разработанные родителями, воспитателями игры, в игры, развива­ющие память, эрудицию и т. д. Но здесь не о них речь. У многих животных есть врожденные программы строить себе убежища или занимать подходящие места — дупла, пещеры. И дети, и щенки с котятами прохо­дят период увлечения строительством примитивных настилов, шалашей, а к дуплам, пещерам и похожим на них искусственным выемкам их тянет очень сильно. И неверно думать, что они подражают взрослым, строящим дома. На оборудованной площадке для игр могут стоять очень уютные домишки, большие кубики, из которых можно построить дом, но, если где-нибудь в углу площадки растет дерево с большим дуплом, оно гораздо сильнее притяги­вает детей, нежели подготовленные взрослыми сооружения.

   Важно, кстати, не спутать игровые убежища котят и собак с гнездом, которое начинает готовить молодая кошка или сука, готовясь к воспроизведению потомства. Вот тут-то любая помеха может вызвать серьезный протест животного. И вопросам любви к родителям мы посвящаем следующую главу.

 Глава 6: У ЛЮБВИ ТОЖЕ ЕСТЬ ПРОГРАММА

 

Я вас люблю, чего же боле,

Что я могу еще сказать?

А.Пушкин

 

Как и некоторые животные — волки, дикие гуси, мы помним и любим своих детей до конца жизни. А они нас? Тоже, но их реакция имеет возрастную про­грамму. Ребенок, родившись, импринтингует (запечатлевает) мать — ее образ, голос, запах, даже ритм пульса. Все ее качества окрашиваются положи­тельными эмоциями (она, как и запечат­ленная родина, лучше всех) и обсуждению со стороны рассудка не подлежат, пока дитя находится в зависимом возрасте.

У человеческого ребенка явно есть и потребность иметь отца. Это очень важ­ное наблюдение. Оно говорит о том, что когда-то, у кого-то из наших предков отцы были подключены к заботе о потомстве. (У кого и как — это тема отдельного исследования.) Вам желание ребенка иметь отца кажется само собой разумеющимся. А мне — нет. Потому что я знаю, что у человекообразных обезьян самцы о детях не заботятся и детеныши в отцах не нуждаются.

По программам, общим со многими животными, родитель противополож­ного пола — одновременно и модель будущего брачного партнера. Поэтому дети часто проходят период влюбленно­сти в одного родителя и ревности его к другому. Чуть позже мы обсудим, почему и для чего естественный отбор примешал к любви к родителям немного половой любви. Эта нужная примесь из-за того, что происхождение ее люди не понимают, зачастую оказывается очень горькой. Значительная часть фрейдис­тских комплексов — плод этой инстин­ктивной программы.

С наступлением половой зрелости молодого поколения семья у большин­ства животных должна распасться, чтобы дети начали самостоятельную жизнь. Инициатива в осуществлении распада семьи у многих видов животных возложена на молодых. Они начинают инстинктивно проявлять такое поведе­ние, которое нетерпимо для взрослых. Подросшие самцы время от времени обращаются с отцом, как посторонние взрослые самцы, раздражая его и даже угрожая ему. На старого самца такие нападки действуют вызывающе, и он дает отпор им, демонстрируя всю мощь своей агрессивности, перед которой молодой самец пасует и возвращается к зависимому . детскому   поведению. Однако стычки повторяются, и в конце концов выводок распадается, так как родители перестают узнавать в молодых своих детенышей, а молодые — своих прежних родителей.

Когда эта программа начинает дей­ствовать у человека, она порождает проблемы «отцов и детей». Современ­ные дети так называемого трудного, переходного возраста еще полностью зависимы от родителей юридически, территориально, материально и духов­но. Они не могут покинуть семью. Это усиливает конфликт, так как программа не достигает успеха. Видя, как иногда при этом искажается поведение подрост­ка, сколько мук претерпевает он сам, не зная, что с ним происходит, как стра­дают родители, тоже ничего не понимая, ясно осознаешь вдруг, как властны над человеком инстинктивные программы поведения предков. Можно сказать, что подлинно   человеческие   отношения между родителями и детьми складываются лишь после того, как переходный возраст пройдет.

Когда же эта программа начинает действовать у собаки - ждите атаки. Кобель будет оспаривать у вас право быть вожаком стаи. И делать это он будет сперва в игровой, шуточной форме, а, если вы уступаете молодому псу, перейдет к более серьезной демонстрации своего права на лидерство.

У кошек это период протекает иначе, но о кошках мы еще поговорим. Пока же давайте более серьезно разберемся с инстинктами, связанными с воспроизводством себе подобных. Это очень сильные программы поведения, они равно присутствуют и у людей, а по воздействию на поведение уступают только страху смерти, да и то не всегда. Вмешиваться в эти программы - стать объектом  вражды.

Вспомните, как знакомятся две уважа­ющие себя собаки. Они не подбегают друг к другу как попало, а сходятся нос-в-нос. Затем переходят к обнюхиванию друг друга сзади. Они поступают так, поочередно применяя две инстинктив­ные программы знакомства «назо-назальную» и «назо-анальную».  В инстинктивных программах содержатся и некоторые сведения о том, каков брач­ный партнер своего вида. Мы теперь живем почти что среди одних людей. Животные же живут среди массы других видов, зачастую очень похожих между собой (вспомните, как похожи разные виды пеночек или грызунов).

Главное не спутать. Программа, о которой идет речь, требует: научись узнавать видовые признаки, а кроме того, дополнительные, сообщающие о поле, возрасте и готовности размно­жаться. Есть виды, у которых главные признаки расположены на голове (у попугаев, например). И знакомятся они, конечно же, назо-назально. У других видов главные признаки сосредоточены на заду, и контакты у них назо-анальные. Приматы относятся к таким видам. Вспомните обезьян в зоопарке, какие у многих из них зады огромные, голые, с нашлепками и к тому же ярко раскра­шенные. Сзади же расположены и поло­вые органы, и пахучие железы. Рассмо­трев и обнюхав чужой зад, обезьяна узнает о владельце все, что ей нужно.

Предки человека когда-то перестали в обыденной жизни применять назо-анальные контакты. Мы знакомимся лицом к лицу (предполагают, что этого требо­вали прямохождение, возрастающее зна­чение мимики и жестикуляции и огром­ная роль звукового общения). Назо-анальное знакомство сдано в архив. Но как атавизм эта программа себя прояв­ляет в том, что мужчины подсозна­тельно неравнодушны к заду незнакомой женщины. Им трудно на него не бросить хоть мимолетный взгляд. Принято счи­тать, что это неприлично. Но женщины поощряют интерес походкой, облега­ющей юбкой или преувеличивающим объем бедер кринолином. Более того, у части людей назо-анальная программа срабатывает в полной форме при самых тесных половых контактах.

До прихода времени размножения у мно­гих видов самцы и самки очень похожи друг на друга и интереса к противопо­ложному полу почти не проявляют. Мальчишки и девчонки тоже до опреде­ленного возраста «презирают» друг дру­га. Но вот приближается время размно­жения, выработка половых гормонов (разных у самцов и самок) увеличивает­ся, и под их влиянием внешний вид пре­образуется. Если животные размножа­ются раз в жизни, как многие насекомые или лососи, новый облик образуется раз в жизни. У размножающихся всю жизнь животных (человек среди них) измене­ния тоже происходят один раз и на всю жизнь. А у сезонно размножающихся видов некоторых рыб, многих птиц и млекопитающих признаки готовности к размножению проявляются в сезон размножения, потом исчезают и с насту­плением нового сезона появляются вновь. Признаки пола и готовности к размножению очень разнообразны, по возможности, свои у каждого вида. Одни виды действуют довольно экономно: у них такими признаками служат неизбеж­ные при размножении изменения облика (например, о готовности самки к размно­жению у многих видов рыб сообщает вздувшееся из-за запасов икры брюхо). Другие отращивают что-нибудь новень­кое.

Так, у самцов тритона на спине и хвосте вырастает яркий гребень, у самца лосося искривляется челюсть, и весь он покрывается красными пятнами, у сам­цов оленей вырастают рога, у многих обезьян гривы, усы и борода; у птиц из перьев образуются целые небывалые наряды, отрастают гребни, набухают сережки. Многие самцы начинают изда­вать особые звуки (тут и стрекот кузне­чиков, и кваканье лягушек, и рев оленей и обезьян, и невероятно разнообразное пение птиц). Не забыты не только зре­ние и слух, но и обоняние: очень многие животные обретают особый запах готов­ности к размножению, конечно же, раз­ный у самцов и самок. Назначение всех этих сигналов выделить, обозначить готовящуюся к размножению особь. Подобные признаки у людей называ­ются вторично-половыми. У мужчин это борода и усы, грубый голос и особый запах. У женщин утолщенные и яркие губы, груди, расширенные округлые бедра, высокий голос и особый запах. Для усиления запаха у обоих полов на лобке и под мышками вырастают воло­сы.

Вот тут то мы и подходим к самому важному, из-за чего затеяли этот рассказ о программе размножения  животных, - об изменении их поведения.

 Половые гормоны резко  изменяют поведе­ние: животные начинают демонстриро­вать другим особям свои половые приз­наки. Поднимают и опускают хохлы, трясут рогами, трубят, ревут, оставляют пахучие метки на разных предметах. Программы демонстрации могут быть очень сложными. Жаворонок поет, зависая в небе, дятлы, используя пустотелый ствол, барабанят, райская птица кру­тится на ветке, как пропеллер. Особенно много стараться приходится видам, у которых форма брачных отношениймногоженство (полигиния). Демонстри­руют себя оба пола, но самцы делают это активнее. Врожденные программы демонстрации у человека очень простые. Их проявление можно понять, наблю­дая, как пытаются обратить на себя вни­мание невоспитанные подростки. Он «раздувается», важничает, издает гром­кие звуки (голосом, топотом, стуком), наскакивает на Нее, дергает, хлопает по заду, замахивается, отскакивает, раз­ными способами показывает свою силу. Она жеманничает, покачивает телом, хихикает, взвизгивает очень высоким голосом, то делает вид, что его не видит, то изображает нападение на Него. Под влиянием культуры поведение облагора­живается: важничанье превращается в манерное поведение, вместо воплей и стука серенады под гитару, сила демонстрируется в рыцарских турнирах или в спорте; вместо жеманствакокетство, вместо визга и нападенийтонкая беседа с подшучиванием. С древ­них времен все народы использовали ритуализованную форму демонстра­ций пляски.

Когда самец демонстрирует себя, он неизбежно должен показывать, что он крупнее других, сильнее, смелее, ярче. Поэтому естественный отбор использует для демонстративного поведения «гото­вые блоки» угрозы, атаки, агрессии, только несколько их видоизменяя. Не удивительно, что другой самец воспри­нимает демонстрацию как некую угрозу для себя. Самка тоже ощущает в демон­страции самца некоторую степень угро­зы, но одновременно испытывает к нему и влечение. Ей и хочется приблизиться к самцу, и страшновато. Противополож­ные позывы быстро чередуются. В самце борются между собой те же позы­вы. Под влиянием одного он устремля­ется к самке, но при приближении к ней в «ухажере» начинает преобладать боязнь. Отсюда рисунок токования у очень многих животных ритмический. Быстрая смена настроений сопрово­ждается и быстрой сменой чувств. Чело­век ощущает все это как переменчивость в поступках партнера и быструю смену собственных настроений восторга и недовольства, решительности и робости, благодарности и обиды и т. п.

У обоих полов программы токования так устроены, что происходит проверка их соответствия. Если оно не получает­ся для обоих сторон это сигнал: что-то не так (или вид не тот, или партнер дефектный, или сам действуешь плохо). Если все правильно, то в процессе токо­вания действия партнеров все более согласуются и к концу должны точно совпадать, подобно тому как ключ подходит к замку или как совпадают зубцы у застежки молнии. Такое удается не со всеми и не сразу. Если дело не идет на лад, партнеры все больше сердят друг друга, интерес угасает и они расстаются.

Обычно инициатива выбора закреплена за одним полом. На тетеревином или турухтаньем току самцы демонстрируют себя, дерутся на турнирах, а самки выби­рают: который из них понравится. У африканских страусов все наоборот:

самки танцуют перед самцами. В тради­ционных обществах инициатива выбора была закреплена за мужчиной, а жен­щина выбирала в пределах заинтересо­вавшихся ею мужчин. Истинктивный критерий выбора у мужчин очень прост:

им нравятся «красивые», что в перво­бытные времена значило «соответству­ющие норме». Если девушка руковод­ствуется инстинктивной подсказкой, ее привлекает  довольно   примитивный типаж крупный, нагловатый субъект. В современном мире ценны другие каче­ства, в частности ум, трудолюбие, доб­рота, но о них древняя программа не знает. Так что, повинуясь инстинкту, сделаешь далеко не лучший выбор. Но первобытному типажу могут противос­тоять образ отца, запечатленный в дет­стве, и идеальный образ «принца», соз­данный книгами, фильмами и т. п. У Нее есть несколько программ проверки пра­вильности своего выбора. Одна из них нравится ли Он другим девицам. Про­грамма советует: чем большему количе­ству девиц Он интересен, тем больше независимых подтверждений правильно­сти выбора. Поэтому вокруг знаменитых артистов,  музыкантов,  спортсменов образуются огромные табуны подогре­вающих друг друга поклонниц, гоня­ющихся за Ним без всякой надежды обратить на себя внимание.

Мы еще вернемся к этой теме и ее связи с поведением ваших домашних любимцев. А сейчакс давайте все же уточним, что подразумеватся под инстинктом у столь высоко организованного животного, как собака.

 

Глава 7: ОТ ИНСТИНКТА ДО ИНТЕЛЛЕКТА

 

Собаки, даже заядлые охотники, удивительно легко усваивают, что они должны трогать других животных, обитающих в этом доме. Самые отпетые кошконенавистники, которые, несмотря ни на какие наказания, продолжают гоняться за кошками, без труда выучиваются не покушаться в доме ни на кошек, ни на других животных ...”.

К.Лоренц

 

Собачьи личности многообразны, некоторые их поступки говорят о пробуждающемся интеллекте. Знакомый доберман, с которым у меня были приятельские отношения, встречая меня всегда приносил из миски кость.  Какое другое животное добровольно отдаст пищу?!

 

Во время войны в Киеве немцы репрессировали еврейскую семью, а

принадлежащую им овчарку мобилизовали. Через два года из-за повреждения

железнодорожных путей группа вывозимых детишек была немцами определена

в полуразрушенное здание. Ночью охрану несли в основном собаки. И вот,

чудом выжившие дети из этой еврейской семьи, девочка семи лет и мальчик

четырех, были разбужены прикосновением холодного носа. Овчарка узнала

их, мгновенно сообразила, в каком они бедственном положении и несколько

минут спустя явилась с вареной костью.

 

Каждую ночь носила она им пищу из собственной миски: картошку, куски мяса.

И, что, характерно, делала это крадучись, тайком от новых хозяев.

 

В тридцатые годы на дальневосточной границе пограничники встретили

проходившую банду пулеметами, рассеяли их, а часть загнали в болотистый

кустарник.

 

На задержание пошла группа овчарок. Некоторые были бандитами подстреляны,

некоторые вернулись ни счем. Лишь одна сука спустя час вывела первого

бандита. Выяснилось, что у него раздроблены кисти рук. Еще полчаса, и

собака ведет второго. Кисти также разможжены. За сутки овчарка задержала

и привела 15 (!) бандитов. Она, как сообразили потом, подкрадывалась к

ним ползком, мгновенно прокусывала кисть, потом вторую и недвусмысленным

рычанием отправляла в дорогу.

 

Довелось мне жить в маленьком поселке Мотыгино, расположенном на границе

слияния Ангары и Енисея. Во дворе многоквартирного дома, где я жил,

обитало несколько отличных охотничьих лаек. Неизменно добродушные к

человеку, они тщательно оберегают двор от визитов других собак, любых

животных. И вот принесли мне ребятишки сорочонка, я его выкормил, через

некоторое время Сара, так мы птицу назвали, стала крупной и нахальной.

По квартире ходила строго пешком, изредка перепархивая.

 

Со временем Сара расширила зону обитания - стала выходить во двор. Идет,

например, жена белье вешать, Сара - за ней, скачет по ступенькам подъезда,

шагает в развалку по двору.

 

И вот что интересно. Достаточно было один раз пояснить собакам, что сорока

хозяйская, что она не дичь - те стали относится к ней с уважением.

Несмотря на то, что Сара наглела до того, что таскала кусочки из их мисок.

Они при виде такого беспредела только смущенно прижимали уши и

отворачивались - терпели.

 

К. Лоренц считает, что "...собаки, даже заядлые охотники, удивительно

легко усваивают, что они должны трогать других животных, обитающих в этом

доме. Самые отпетые кошконенавистники, которые, несмотря ни на какие

наказания, продолжают гоняться за кошками, без труда выучиваются не

покушаться в доме ни на кошек, ни на других животных ..."

Возможно, тут

мы сталкиваемся с извечной и широко распространенной в мире животных

особенностью поведения, а точнее сказать, запретом. Известно, что ястреба

и другие хищные птицы не охотятся возле своего гнезда. О волках

сообщалось, что они не трогают ланей, выращивающих свое потомство в

непосредственной близости от их логова. Мне представляется вполне возможным,

что именно этот вековой закон "перемирия" и объясняет, почему наша

домашняя собака у себя дома ведет себя так сдержанно с самыми разными

животными.

 

Повествование о собачьих личностях было бы неполным, не упомяни мы о

дворнягах, метиссах. В этом плане интересны первые поколения от двух

разных пород. Например, овчарка с догом (так, кстати, пытались вывести

"московского дога"), или шотландская овчарка с немецкой. Мне доводилось

даже видеть дога с боксером. И совсем неплохие были щенки.

 

В Красноярском железнодорожном питомнике одно время "подливали" караульным

кавказским овчаркам кровь волка. Щенки получались суше, подвижней, с

более звонким лаем. Ведь кавказец при высоких сторожевых качествах

обладает одним недостатком - слишком глухим, плохо слышным на расстоянии,

голосом.

 

О волках, динго, содержание их в домашних условиях мы еще расскажем, тут

хочется упомянуть только о том, что небольшая примесь волка к любой

породе дает положительный эффект. Но далеко не всегда.

 

А вот чистокровные дворняги, в коих давно и прочно замешена разнообразная

кровь, весьма интересны. Как крупные представители, так и мелкие,

декоративные.

 

Они почти не подвержены заболеваниям, великолепно адаптированы к среде

обитания: будь то город, деревня, весьма смышлены, работоспособны, обладают

прочной, уравновешенной нервной системой. Оно и ясно - жесткий

естественный отбор. Наглядные примеры для экологов.

 

К. Лоренц рассказывает.

"Если взять в дом щенка неодомашненного представителя собачьих и растить

его как собаку, легко можно вообразить, будто потребность дикого детеныша

в заботе и уходе равнозначна  той пожизненной связи, которая существует

между большинством наших домашних собак и их хозяевами. Пленный волчонок

обычно бывает робким, предпочитает темные углы и явно боится пересекать

открытые постранства. Он в высшей степени недоверчив к посторонним людям,

и если такой человек попробует его погладить, может яростно и без всякого

предупреждения вцепиться в ласкающую руку. Он уже с рождения склонен

кусаться от страха, но к хозяину привязывается и полагается на него точно

так же, как щенок.

 

Если речь идет о самке, которая при нормальном ходе событий, вырастая,

начинает воспринимать самца-вожака как "хозяина", опытным дрессировщикам

иногда удается занять место такого вожака в тот период, когда детская

зависимость самки сходит на нет, и таким образом обеспечить ее

привязанность и в дальнейшем. Один венский полицейский сумел добиться

такой преданности от своей знаменитой волчицы Польди. Но того, кто

воспитывает волка-самца, ждет неминуемое разочарование - как только волк

становится взрослым, он внезапно перестает подчиняться хозяину и

держится абсолютно независимо.

 

В его поведении по отношению к бывшему хозяину не появляется ни злобы,

ни свирепости - он по-прежнему обходится с ним, как с другим, но ему

больше и в голову не придет слепо повиноваться хозяину, и, возможно,

он даже попытается подчинить его себе и стать вожаком. Учитывая силу

волчьих зубов, не приходится удивляться, что эта процедура приобретает

иногда довольно кровавый характер”.

 

Что же произошло с моим щенком австралийского динго, которого я взял на пятый день его жизни,

подложил к кормящей собаке и воспитывал не жалея времени и сил. Эта

дикая собака не пыталась подчинить меня себе или искусать, но, став

взрослой, она постепенно утратила прежнюю послушность, причем

происходило это весьма любопытным образом...

 

... Он все еще без сопротивления принимал наказание, даже побои, но едва

все кончалось, как он встряхивался, дружески вилял мне хвостом и убегал,

приглашая меня погоняться за ним. Иными словами, наказание никак не влияло

на его настроение и не производило на него ни малейшего действия, вплоть

до того, что он мог тут же повторить преступление, за которое только что

понес справедливую кару, например, вновь покуситься на жизнь одной из

самых ценных моих уток. В том же возрасте (полтора года) он утратил

всякое желание сопровождать меня во время прогулок и просто убегал, куда

хотел, не обращая внимания на мои команды.

 

Тем не менее я должен подчеркнуть, что пользовался самым теплым его

расположением и, когда бы мы не встречались, он приветствовал меня с

соблюдением полного собачьего церемониала. Не следует ждать, что дикое

животное будет обходится с человеком иначе, чем особями своего вида.

Мой динго совершенно несомненно питал ко мне самые горячие чувства, какие

вообще способен питать один взрослый динго к другому, но покорность и

послушание тут просто не при чем.

 

Я привел эту историю уже потому, что в ней исчерпывающе сказано

о всех аспектах содержания диких представителей собачьих. Например,  я еще

в Иркутске держал степную волчицу Джерри: она за пять лет не доставила

мне не малейших трудностей. Держал я ее в вольере, во дворе, но большую

часть времени она по этому двору свободно бегала. Через забор находился

детский сад, куда она часто отправлялась в гости, поиграть с детишками.

К счастью, никто из соседей не знал, что она волк, все думали, что она

лайка нечистопородная. Интересно, что в лесу, Где мы с ней, хоть редко,

но бывали, она ночью старалась не отходить от костра, и вообще вела себя

там как-то неуверенно, ходила за мной по пятам, осторожничала.

 

С динго из Ростовского зоопарка работал мой товарищ, Г. Олешня, кинолог

МВД. Собака запомнилась ему тем, что от нее практически не было запаха

в квартире, тем, что она сгрызла здоровенный подоконник, и тем, что в

годовалом возрасте убежала безвозвратно.

 

Что волчицу, что динго из Ростова отличала коллосальная реакция. Моя

волчица Джерри лизала меня в лицо в прыжке и я никогда не успевал

увернуться. Динго, по рассказам, в игре успевал отобрать мячик или куснуть.

А ведь, играя с собакой, особенно молодой, мы зачастую опережаем ее в

движении.

 

Вот еще одна история из моей практики. Ее можно назвать:

 

ПОВЕСТЬ О СТАРОМ БОКСЕРЕ

 

Дик - боксер из ФРГ. Десять лет не расставался он с хозяином - военным

летчиком; на десятом году летчика перевели из Красноярска в

Афганистан, собаку взять с собой он не смог, родственники тоже отказались,

пришлось сдать Дика в питомник.

 

Я в это время проводил творческий отпуск на маленькой точке

железнодорожной охраны в самой глуши Красноярского края. Была договоренность

с руководством ВОХРа, имелась свободная квартирка с некоторыми удоьствами.

О моей увлеченности собаками руководство знало, поэтому звонок из

красноярского питомника меня не удивил. Я сразу выехал, ругая себя: зачем,

мол, мне нужен чужой пес, тем более боксер, представитель породы, крайне

мучительно меняющей хозяев. Но по телефону сказали, что пес неделю не ест,

подохнет...

 

Дик оказался настоящим гигантом. Такой, наверное, была собака, сидящая в

известной сказке на третьем сундуке. И истощен он был до прозрачности. В

вольере валялось множество мисок с засохшей пищей - Дик не давал их

забирать. На выгул тоже не выходил - по всей территории вольера валялись

фекалии.

 

Кинологи питомника одели дресскостюмы, надели на Дика глухой намордник,

подцепили поводок. Я повел его на вокзал, то и дело преодолевая

сопротивление ослабшего пса. В дороге мы нашли некий компромисс в

отношениях: я то и дело снимал намордник, давая псу попить, а он

великодушно не кусался.

 

Ввел я Дика в нашу временную квартиру, с женой познакомил, место

определил. А Дик после всего пережитого превратился вдруг в автомат,

робота. Все время лежал, вяло и очень мало ел, гадил где попало, ни на что

не реагировал. Шестимесячный овчар Антей мог его оттолкнуть от миски. Дик

не жил, а равнодушно существовал.

 

Я старался не быть назойливым. Но много с ним разговаривал, старался почаще

почистить, выгуливать. Спустя две недели я уехал на день-два по делам,

когда вернулся и сошел на нашем полустанке, увидел у дома жену с Диком.

В тот же миг Дик увидел меня. Он внезапно ожил, вырвал из рук жены поводок,

и крупным наметом бросился в мою сторону.

 

Я присел на корточки и чуть не заплакал, ощущая на лице поцелуи шершавого

языка.

 

С этой минуты Дик изменился мгновенно и неузнаваемо. Первое, что он сделал,

придя домой, - задал трепку Антею и выгнал его на улицу. Потом взял в зубы

свою подстилку и приволок ее к кровати, видимо, так он привык спать у

старого хозяина.

 

У Дика проснулся отменный аппетит, он много и охотно гулял, быстро набрал

тело. О возрасте напоминали только сильно стертые, желтоватые зубы. Пес

стал упругим, шустрым.

 

И тут проявилась некая тяжелая черта его надломленной страданиями личности -

он начал бояться, что потеряет и меня, как первого хозяина. Почти везде

приходилось брать его с собой. Нет, он не скулил, оставаясь один, не лаял.

Просто впадал в тоску, становился вялым, стонал как-то по-человечески.

 

Кроме того, он стал охранять меня от всех. Любое движение в мою сторону,

попытка знакомого к контакту - Дик бросается с яростью. Даже в глухом

наморднике он пугал людей своим размерами и этой отчаянной ненавистью.

 

Потом Дик добрался до жены. Она стояла рядом, когда я вывел пса и еще

не надел на нео намордник, собирался просто поводить на поводке. Было

прохладно, и она натянула на кисти рукава пальто. И в тот же миг Дик

бросился, впился и начал перебирать челюстью, ползя к горлу. Я почти

задушил его сгибом локтя, пока он выпустил руку.

 

Слава богу, что клыки его сточила старость. Но покалечил руку все равно

сильно. Жена после этого эпизода много лет побаивалась боксеров.

 

Короче, Дик добился своего. Уехала жена, забрав с собой овчара, знакомые

в гости заходить избегали, на прогулках мы были как в вакууме - все при

виде нас быстро ретировались. А отпуск мой кончался, надо было

возвращаться в город.

 

В городе Дика пришлось держать на балконе на привязи. Мама, братья,

балконом пользоваться перестали. Спускать во время выгула даже в

наморднике Дика было опасно - он и без зубов был достаточно опасен:

броски, удары мощного тела отнюдь не подарок для случайных прохожих.

 

И Дику, и мне стало плохо жить. Меня захлестывала обычная журналистская

текучка, назревали серьезные командировки. Дик даже во время недолгих

отлучек впадл в плусонную тоску, отказывался от еды. Брать его повсюду

с собой не представлялось возможным из-за все возрастающей агрессивности.

 

Это сейчас, на склоне лет, переоценив многие человеческие ценности и

показав их ложность, я бы не задумываясь уехал в глушь и дал бы Дику

счастливо дожить свой век. Тогда я только входил в мир, жаждал

впечатлений, карьеры, знакомств. Я усыпил Дика. Единственно хорошо,

что он не почувствовал боли, просто заснул.

 

Глава 8: РЕВНУЮТ ЛИ ЖИВОТНЫЕ?

 

При общении домашней кошки с посторонними котами мя­уканье превращается в вопли, знакомые любому че­ловеку, но с трудом воспроизводимые людьми с помо­щью привычных им звуков. Эти непередаваемые громкие звуки люди называют «кошачьим концер­том», говоря при этом, что коты вопят, орут, воют и т.д.

В.Крук, “Сибирская кошка”.

Знание этого вопроса важно для того, чтоб не вызвать агрессию собаки или кошки, приревновавшей вас к другому члену семьи или знакомому. Кроме того мы расшифруем разговорный язык собак и кошек - язык речевой и жестов.

У всех видов, заботящихся о потомстве, детеныши любят своих родителей. Не будь этой любви, за кем бы они следова­ли, кого слушались и у кого учились? Природа использует любовь к родите­лям и еще для одной цели: их облик запе­чатлевается в детстве как образец буду­щего партнера по размножению. У неко­торых видов сила запечатления так вели­ка, что может пересилить врожденный облик вида. Например, если маленьких птенцов ткачиков одного вида подло­жить в гнездо другого вида, они, став взрослыми, стремятся образовать пару с видом своих приемных родителей, а не с родным видом. Запечатление обнару­жено и у обезьян, а это значит, что оно может быть и у человека. Чтобы оно сработало, естественный отбор «подме­шал» в любовь к родителям малую толику сексуальной любви. Поэтому девочка не просто любит отца, но и немножко влюблена в него. Поэтому она немного ревнует его к своей матери. И поэтому же в некоторых ситуациях ее реакции на родителей оказываются неожиданными для нее самой и стран­ными для родителей.

Воспитанный с молочного возраста пес не только любит своего хозяина, но и способен пронести эту любовь сквозь годы, что говорит об зачатках разума почти человеческого. Тут уместно рассказать маленькую историю про собаку по кличке:

М  И  Ч  М  А  Н

 

Мичман - это огромный волкодав. Жил в частном доме, но не на привязи.

Бегал по двору, вел себя культурно. Гостей пропускал только до темноты,

позже пропускал только в сопровождении хозяев. Чистоплотный был очень.

В любую погоду бегал на речку купаться. Ледяная ангарская вода его не

пугала. А с речки приносил дрова - здоровенные чурки приволакивал,

ухватив за боковой сучок.

 

Среди собак микрорайона, примыкающего к городу деревянными домами,

был абсолютным лидером. Но не особенно интересовался общением с

собратьями. Игривость в нем сочеталась с серьезностью. С ребятами играл

и баловался по-щенячьи. А со взрослыми гулял настороженно и сурово. В

лесу с ним ружья не надо было: догонял косулю, зайца, давил, приносил

хозяину.

 

Пять лет прожил он полноправным членом семьи. И пропал. Всякое думали,

но предпложить, чо Мичмана украли, не смогли. И лишь спустя шесть лет

после пропажи узнали его историю.

 

Мичмана увел сосед. Пес его хорошо знал, доверял. Сосед надел намордник,

цепь и за большие деньги продал уезжающему полярнику. На Таймыре Мичман

ходил в упряжке, быстро стал вожаком, пользовался уважением нового хозяина.

Но любви между ними не возникло.

 

Через шесть лет полярник вышел на пенсию и вернулся в Иркутск. Мичмана

забрал с собой. Купил дом в совсем другом районе города, посадил собаку

на цепь. Тут и наткнулись на него старые хозяева.

 

Не они узнали его, поседевшего, сурового. Он сам узнал их, мгновенно

заскулил детским голосом. Потом целовал подошедших, извивался от полноты

чувств. Ошеломленный нетипичным поведениеем грозного и угрюмого пса,

полярник венул его старым хазяевам безропотно, рассказал историю

приобретения.

 

Мичман обежал старый двор, заглянул в дом и привычно лег на пороге,

будто выходил на минуту.

 

Он стал медлительней и злей, но сохранил старые привычки, память о

которых харнил бережно и любовно. И в первые же дни обеспечил русскую

печь отличными дровами.

 

Ничего не подозревающий сосед пришел во двор через дня четыре. За те

секунды, пока его оттаскивали, Мичман успел раздробить соседу кисть,

изорвал лицо, грудь. И никто не стал его ругать за это.

 

Кстати, месть животного - явление не такое уж редкое. Слон, к примеру, может помнить обиду много лет и свести счеты с обидчиком самым суровым образом. Слониха Кинга из труппы дрессировщика Корнилова была списана и переведена в передвижной зверинец именно потому, что отомстила униформисту, который ее ударил, спустя год: она его прижала к стене и крепко покалечила. Волки, которые обычно не охотятся около своего логова, мстят ближайшим селам за уничтожение помета. Они режут домашних животных массами, нападают на собак, буквально обкладывают  террором деревни, охотники которых убили их детей. В уссурийской тайге, где я служил, тигроловы отловили тигренка. Так наша боевая точка была поставлена на консервацию - тигрица ходила вокруг круглые сутки, угрожающе мяукая. Мы боялись даже выйти в туалет вечером. А отстреливать уссурийских тигров запрещено - они в Красной книге.

Поведение кошек мало чем отличается от поведения тигров. Владельцу не мешает выучить сигналы и знаки, при помощи которых кошка передает информацию. Это поможет избегать конфликтов. Пожалуй ни одно животное не умеет быть столь выразительной, как кошачьи. Телодвижения ее несут большой объем информации, все жесты ее исполнены скрытого (для незнающего) смысла. А уж голос! Сам Лещенко позавидует ее вокальным способностям.

По высоте тона звуки, издаваемые кошками, ох­ватывают диапазон от 750 до 1520 Гц, причем состо­яния страха, боли, агрессии сопровождаются более низкими звуками, а удовлетворения, нежности или благодушия — более высокими. Переводя цифры в простые понятия, мы можем сказать что голос кошки с одной стороны приближается к ультразвуку, а с другой - к инфразвуку. (Кстати и слышит она в огромном диапазоне частот. Об этом вы прочтете в следующей главе).

Наиболее характерным звуком для кошек являет­ся мяуканье. Интересно, что дикие кошки мяукают только, будучи котятами, до определенного возрас­та, а затем мяуканье навсегда исчезает из «лексико­на» дикой кошки. Домашняя кошка мяукает всю жизнь, но использует эти звуки только в общении со своими котятами и людьми, варьируя интонации сво­его «мяу» от нежного, еле слышного до требователь­ного и громкого. Тихое мяуканье кошка издает, об­щаясь с котятами или встречая вернувшегося домой хозяина, отвечая на его ласковые слова, обращенные к ней. Более требовательно звучит кошачье «мяу», когда она просит есть или зовет поиграть. Громкое и резкое мяуканье издают кошки, скучающие в одино­честве в пустом доме, а также испытывающие внезап­ную резкую боль или призывающие на помощь. При общении домашней кошки с посторонними котами мя­уканье превращается в вопли, знакомые любому че­ловеку, но с трудом воспроизводимые людьми с помо­щью привычных им звуков. Эти непередаваемые громкие звуки люди называют «кошачьим концер­том», говоря при этом, что коты вопят, орут, воют и т.д.

Другим характерным звуком в кошачьем языке является шипение. Кошка шипит только в том слу­чае, когда она напугана и не имеет возможности спа­стись бегством. Внезапно оказавшись в угрожающей для нее ситуации, рядом с серьезным препятствием, кошка громко фыркает и шипит, предупреждая, что готова защищаться. Загнанная в угол кошка часто прибегает к утробному урчанию, также предупреж­дающему окружающих о том, что она готова к отпору.

Практически во всех угрожающих ей ситуациях кошка старается избежать стычки с противником и по возможности спасается бегством. И только в том случае, когда кошка защищает своих котят или не имеет ни малейшего шанса скрыться от врага, она вступает в поединок. Характерно, что кошка обяза­тельно предупреждает противников о своих намере­ниях и никогда не нападает исподтишка. Исключе­ние составляет только нападение на добычу при охоте, которое, чтобы оказаться успешным, должно быть неожиданным и стремительным.

Уникальным звуком, который присущ только кош­кам, является мурлыканье. Оно означает отсутствие у кошки всякой агрессивности. Человек воспринима­ет кошачье мурлыканье как воплощение умиротво­ренности и довольства, но кошки мурлыкают и в тех случаях, когда общаются между собой. Кошка-мать мурлыкает, подходя к гнезду с котятами и лежа ря­дом с ними, вылизывая детенышей при кормлении. Этим она успокаивает малышей и вызывает у них чувство защищенности и безопасности. Сосущие мать котята мурлыкают ей в ответ, показывая тем самым, что с ними все благополучно.

Еще один тихий и нежный звук, похожий на лег­кое щебетание, кошка издает, призывая котят к себе. Этой короткой трелью «мррм» кошки приветствуют и своих хозяев, очень часто сопровождая эти звуки трением головой о туловище и ноги человека.

Однако мурлыканье кошек в первую очередь яв­ляется важнейшим элементом общения их друг с другом. При встрече двух котов мурлыканье одного из них означает покорность и подчинение другому, дружелюбное настроение, отсутствие агрессивных намерений. Мурлыкают подросшие котята, подходя к взрослым котам и кошкам; мурлыкают слабые и больные животные при встрече с более сильными. Во всех случаях мурлыканье является сигналом дру­желюбия, расположения и отсутствия опасности.

Еще один сигнал, встречающийся в кошачьем язы­ке, — это клацающий звук, издаваемый кошкой с по­мощью зубов. Кошки редко прибегают к нему, в ос­новном при виде добычи, например птицы, сидящей на окне. Чаще всего этот звук используют и домаш­ние, и дикие кошки, когда начинают учить подраста­ющих котят охоте. Означает этот звук приблизитель­но следующее: «Внимание! Вижу добычу!»

Звуки, издаваемые кошками, настолько разнооб­разны, что только человеку, постоянно живущему рядом с той или иной кошкой, в какой-то мере ока­зывается доступным понимание всех интонаций ко­шачьего языка, тем более, что кошки способны ком­бинировать издаваемые звуки в сложные выражения. Как и люди, кошки бывают молчаливыми и болтли­выми, но даже кошка, редко издающая звуки, в пол­ной мере использует другой не менее выразитель­ный «язык» — язык мимики и жестов.

Начиная разговор о языке жестов, которым поль­зуется каждая домашняя кошка, хотелось бы подчерк­нуть тот факт, что весь арсенал жестов, с помощью которых она так выразительно демонстрирует свои чувства и намерения, настроения и состояния, явля­ется врожденным и не совершенствуется в процессе ее роста и возмужания.

Котята рождаются с полным знанием правил пове­дения в любой ситуации и не нуждаются ни в учителе, ни в тренировке для того, чтобы соответствующим об­разом продемонстрировать окружающим свое отно­шение к происходящим событиям. Наблюдая за игра­ми совсем маленьких котят, можно заметить, что в их движениях, позах и мимике есть все, что составляет язык жестов взрослой кошки. Игры с матерью, брать­ями и сестрами направлены лишь на то, чтобы натре­нировать мышцы, научиться как можно свободнее управлять своим телом и правильно хватать добычу.

Из всех домашних животных кошке присуща наи­более выразительная мимика. Это во многом обус­ловлено не только необычайной подвижностью всех частей мордочки и головы кошки, но и тем, что ко­шачьи глаза очень ярко выражают ее разные наст­роения и состояния.

Полузакрытые глаза кошки говорят о ее расслаб­ленности и умиротворении, ленивое мигание пока­зывает: кошка понимает, что окружающие люди го­ворят о ней. Широко раскрытые глаза выражают интерес или озабоченность, внимание к происходя­щему вокруг. Если окружающая обстановка вызыва­ет у кошки страх, то зрачки резко расширяются для того, чтобы животное могло получить максимум ин­формации. Переход к агрессии у кошки сопровож­дается резким сужением зрачков и концентрацией внимания на предмете агрессии.

Не менее выразительны и уши кошки. Любопытст­во, интерес к тому, что происходит вокруг, кошка про­являет, поворачивая уши вперед и как бы нацеливая их на объект своего внимания. Она ловит малейшие звуки, анализирует их и реагирует соответственным образом. Подрагивание ушей означает, что происхо­дящее вокруг ее не заботит. Настороженность выра­жается тем, что уши становятся торчком. В случае опасности кошка поворачивает уши назад, предупреж­дая возможного противника о своей готовности к обороне. Прижатые уши должны продемонстриро­вать окружающим агрессивные намерения кошки, а «объявление войны» обозначается, помимо соответ­ствующей позы, сильно отведенными назад и при­жатыми к голове ушами.

Мимика кошки также включает в себя движения вибрисс, растягивание рта, оскаливание зубов, сморщивание носа и т.д. В результате морда кошки на­столько явно выражает различные оттенки ее наст­роения, что просто невозможно не уловить любую зарождающуюся эмоцию, любое изменение ее состо­яния, не говоря уже об откровенном выражении стра­ха или агрессивности.

Кошки вообще очень откровенны в выражении своих чувств. Любое свое действие они предваряют соответствующей позой, мимикой и звуками. Особой выразительностью при этом отличаются движения кошачьего хвоста, по которым, даже не видя выра­жения кошачьей морды, можно однозначно судить о состоянии и намерениях животного. Поднятый вверх хвост всегда свидетельствует о дружелюбии и хоро­шем настроении кошки. С высоко поднятым хвостом она трется о ноги хозяина, приветствует хороших знакомых и не враждебных ей животных, приглаша­ет к игре, удовлетворяет свое любопытство. У насто­роженной кошки хвост опущен и взъерошен, шерсть на нем стоит дыбом. Зажатый между задними лапа­ми хвост означает капитуляцию, которая, впрочем, может легко смениться агрессивностью, если кошка посчитает, что ее капитуляция не принята и ей оста­ется только прорываться с боем. Агрессивность де­монстрируется прямым и направленным строго на­зад хвостом. Кошка предупреждает противника, что она собрана и готова к любой неожиданности. Под­рагивание кончика хвоста означает, что напряжение нарастает, а яростные, резкие движения хвоста, хле­щущего по бокам кошки, говорят о крайней степени ярости и готовности к жестокой битве. Если же кош­ка лениво и размеренно шевелит хвостом то в одну, то в другую сторону — это свидетельствует о благо­душном, удовлетворенном состоянии.

Хвостики котят, почти постоянно находящиеся в вертикальном положении, символизируют их привет­ливость, любопытство, интерес к окружающему миру, а также подчиненность матери, хозяевам или дру­гим обитателям дома или двора. Испуганный коте­нок немедленно опускает хвост и по возможности распушает его. И лишь повзрослев, почувствовав силу, котята начинают с помощью хвоста демонстри­ровать предупреждение, агрессивность и готовность к драке.

Необычайно выразительны и позы кошки — гра­циозные, пластичные и абсолютно недвусмысленные.

Поза кошки не только выражает ее собственное состояние, но и зависит от того, кому она адресова­на. Например, предупреждение противнику в виде угрожающей позы — это непременный атрибут лю­бой кошачьей атаки или защиты. Но угрожающая поза, адресованная собаке или другому опасному противнику, очень отличается от позы, с которой кош­ка встречает агрессивно настроенного соплеменни­ка или кого-либо из хозяев, переступивших границу дозволенного.

Классическая поза угрозы у кошки позволяет ей выглядеть более крупной и внушительной в глазах врага, чем это есть на самом деле. Все четыре лапы кошки напряженно вытянуты, она как бы стоит на цыпочках, спина выгнута горбом, хвост отогнут не­много в сторону, причем шерсть на спине и на хвос­те стоит дыбом. Угроза дополняется соответствую­щей мимикой: уши прижаты к затылку, нос сморщен, уголки рта оттянуты назад. Кошка утробно урчит и периодически шипит, оскаливая клыки.

Как и любое животное, кошка отлично оценивает так называемую «дистанцию бегства» и «дистанцию агрессии». Если противник приблизился к кошке на расстояние, на котором она перестает себя чувство­вать в безопасности, то она угрожающей позой показывает свои серьезные намерения, но к активному нападению не переходит, спасается бегством. Своей позой в этом случае она как бы говорит: «Я вовсе не легкая добыча, лучше оставь меня в покое! » Но если предупреждение не подействовало, и противник продолжает приближаться к кошке, а она не может об­ратиться в бегство, то кошка бросается в атаку, лишь только противник нарушит дистанцию агрессии.

Нападение кошки всегда стремительное, имею­щее целью ошеломить противника и получить воз­можность скрыться, спасаясь бегством. Исключение составляет кошка-мать, защищающая свое потомст­во. Для нее дистанция агрессии совпадает с преде­лами видимости., В этом случае она не ждет, пока враг окажется в пределах досягаемости, а бросается ему навстречу. При этом кошка принимает позу, которую практически не использует, к ней разве что прибегают маленькие котята в своих играх. Кошка подпры­гивает на всех четырех лапах, прямых и вытянутых, оставаясь постоянно повернутой к противнику одним и тем же боком. Вздыбленная шерсть и отодвинутый чуть в сторону хвост еще больше увеличивают раз­меры кошки. Эта поза означает готовность сражать­ся насмерть, пожертвовать жизнью, но ни при каких условиях не обратиться в бегство. Готовая к самопо­жертвованию кошка практически непобедима, и даже крупные и сильные противники пасуют перед отчаянной яростью кошки, защищающей своих ма­лышей.

Совсем иначе выглядят угрожающие позы кошек, собирающихся померяться силами друг с другом. В этом случае они менее угрожающие, кошки практи­чески не горбят спину и не топорщат шерсть, а лишь слегка распушают ее на холке и хвосте. Не соблюдая дистанцию, они стоят на вытянутых ногах нос к носу, урча и завывая. В этой позе кошки удивительно дол­го сохраняют неподвижность, пытаясь подавить бое­вой дух противника. Лишь редкие удары хвостом указывают на то, что в любую минуту может после­довать атака.

Не менее выразительны и позы, принимаемые испуганной кошкой в том случае, когда по каким-либо причинам она не собирается вступать в поединок с противником, а просто хочет, чтобы ее оставили в покое. Элемент угрозы, безусловно, присутствует и в этом случае, но всем своим видом кошка дает по­нять, что предпочитает бегство, а не силовой контакт. Такие позы сочетают в себе знаки покорности и эле­менты угрозы и означают, что кошка недовольна сво­им положением, раздражена и ищет возможность скрыться. Если раздражающий фактор не исчезает, а спрятаться негде, то кошка вжимается в пол, прижимая уши к затылку, и злобно дергает хвостом. Эта поза сопровождается утробным ворчанием и шипе­нием. Если ситуация не разрешается мирным путем и сбежать кошке по-прежнему не удается, то она ложится на бок, выставляя перед собой одну из перед­них лап с выпущенными когтями, и оскаливает зубы. Если же и это не останавливает нападающего, то кош­ка принимает позу отчаяния: она ложится на спину, выставляя навстречу противнику все четыре лапы с выпущенными когтями и широко оскалив все зубы, демонстрируя сразу все оружие, которым она рас­полагает. Такая поза часто бывает характерна для кошки в кабинете ветеринара, на судейском столике на выставке или при попытке владельца кошки провести какие-нибудь малоприятные для нее про­цедуры.

Во взаимоотношениях с людьми кошки редко реа­лизуют самые откровенные и яростные свои угрозы, да и то не в полную силу. Проживание длительное время под одной крышей с человеком выработало у кошки запреты, тормозящие ее агрессивность, бла­годаря чему домашние кошки крайне редко пускают в ход весь свой арсенал зубов и когтей против живу­щих с ними в доме людей. Совсем иное дело, если кошке угрожает совершенно посторонний человек, а хозяина рядом нет. В этом случае кошка будет за­щищаться отчаянно и может серьезно травмировать посягающего на нее человека.

Не менее выразительными являются и позы, с по­мощью которых кошки выражают удовлетворение, благодушие и расслабленность. Наиболее яркой де­монстрацией этого состояния является поза, в кото­рой кошка расслабленно лежит на боку или на спи­не, показывая свой незащищенный живот. Ее лапы при- этом раскинуты в сторону, их подушечки могут сжиматься и разжиматься, когти глубоко спрятаны. В умиротворенном состоянии глаза у кошки полуза­крыты, зрачки сужены. Такая поза должна показать окружающим, что кошка полностью им доверяет. Это положение характерно и для кошки-матери, когда ее котята играют рядом с ней, таская ее за хвост, уши и лапы. Всем своим видом мать дает детенышам знать, что можно спокойно предаваться игре, не обращая внимания на окружающую обстановку. Такую же позу принимает кошка, разомлевшая на солнышке или вблизи источника тепла.

Очень интересно кошка проявляет свою нереши­тельность. Состояние неуверенности кошка всегда сопровождает вылизыванием своей шкурки. Чем решительнее движения кошачьего язычка, тем более сложную задачу про себя решает кошка в этот мо­мент. Вылизывание успокаивает ее, нейтрализует зарождающуюся злобу и желание проявить агрессив­ность. Наблюдая за разозленным животным, можно заметить, что при первых признаках нормализации обстановки, вызвавшей у кошки раздражение, она начинает вылизываться, тем самым снимая напря­жение. Кошка часто вылизывает своих детенышей, других животных, живущих с ней под одной крышей. И это всегда знак расположения и призыв к спокой­ствию. Расположение к людям кошки выказывают иначе. Кошка трется мордой и всем туловищем о че­ловека, оставляя на нем свои пахучие метки и заяв­ляя тем самым о своем праве на этого человека.

Глава 9: КОШКА И ДРУГИЕ ЖИВОТНЫЕ

Бог сотворил кошку для того, чтобы у человека был тигр, которого можно погладить.

(Виктор Гюго)

Независимость и своенравность кошки очень ярко проявляются в ее взаимоотношениях с другими животными, постоянно обитающими рядом с ней. Безусловно, чаще всего кошка оказывается единственным животным в доме, но все же иногда человек не прочь видеть рядом с собой и собаку, а также птиц, хомячков или морских свинок, рыбок или черепах и т.п. Еще более заселенным бывает заго­родное подворье, где между животными устанавли­ваются совершенно иные отношения, чем в городской квартире. Отношения кошки с другими животными во многом определяются тем, кто из них первым появился в доме. Если кошка является старожилом, то она долго и упорно будет защищать свою террито­рию от пришельца —другой кошки или собаки. Воз­раст и пол появившегося конкурента никакой роли не играют. В том случае, если кошку приносят в дом, где уже обосновались другие «жильцы», ей прихо­дится доказывать свое право на пребывание в нем и отвоевывать себе территорию.

Птицы, рыбки, кролики, хомяки и подобные им живые существа всегда будут восприниматься кош­кой как объекты охоты, причем это положение ни­когда не изменится с течением времени. Исключе­ние представляют собой лишь ситуации, когда кошка, потерявшая котят, усыновляет детенышей других животных, либо когда котенок с первых дней жизни растет рядом с другим малышом.

Владельцам кошки следует иметь в виду, что ее охотничий инстинкт постоянно будет побуждать хищ­ницу охотиться на живущих рядом с ней птиц или грызунов. Угроза наказания, безусловно, может за­ставить кошку делать вид, что ей безразличны попу­гай, канарейка, хомячок или другая потенциальная добыча, но при первом же удобном случае кошка не упустит своего и настигнет жертву. Владельцам мини-зоопарка на дому следует не только всегда за­ботиться о безопасности потенциальных объектов кошачьей охоты, но и помнить о том, что постоянное присутствие кошки вызывает у птиц состояние не­прерывного стресса, поскольку инстинкт постоянно напоминает им об опасности. Если кошка имеет воз­можность вплотную подбираться к клетке с птица­ми, то раньше или позже они непременно погибнут от болезней, вызванных стрессом, даже если и не будут застигнуты врасплох и погублены кошкой. То же самое относится и к маленьким грызунам, по­скольку никакое воспитание не в состоянии истре­бить охотничьи замашки кошки.

Опасны кошки и для птиц, живущих в дикой при­роде, особенно это касается птиц, живущих рядом с человеком: синиц, скворцов, воробьев и т.п. Немно­гие кошки удачно охотятся на взрослых птиц, хотя среди них встречаются и умелые охотники — «спе­циалисты» по птицам. Чаще всего кошки просто ра­зоряют птичьи гнезда,* поэтому владельцу сада, же­лающему привлечь как можно больше пернатых санитаров, следует развешивать скворечники, дуп­лянки и кормушки для птиц в недоступных для кош­ки местах, а в период выведения птенцов желатель­но ограничивать ее перемещения по саду. Страсть кошки к охоте на птиц может быть опасной и для са­мой кошки. Городские кошки очень любят подкарау­ливать птиц, сидящих на балконах или карнизах окон. Нередко это заканчивается резким, мощным брос­ком, в результате которого кошка оказывается на са­мом краю карниза, зацепится за который она уже не в состоянии. В таком случае охота приводит к паде­нию кошки с большой высоты, чреватом для нее уве­чьями, а то и гибелью.

 

КОШКА И СОБАКА

Взаимоотношения кошки и собаки, жи­вущих под .одной крышей, могут варьировать от аб­солютного безразличия друг к другу до самой тес­ной и самоотверженной дружбы. Собака и кошка, принадлежащие одному хозяину, никогда не будут пребывать в состоянии долгой и активной вражды, поскольку собака очень быстро начинает восприни­мать кошку как имущество, принадлежащее хозяи­ну, а кошка собаку — как элемент окружающей об­становки, от которого лучше держаться подальше, как и от горящей плиты, ревущего пылесоса и т.п.

Раньше или позже между кошкой и собакой воз­никает если не дружба, то по крайней мере взаимо­понимание, затем появляется стремление сообща защищать свою территорию от посторонних. Через некоторое время может возникнуть потребность в совместных играх, прогулках, отдыхе и сне. Для все­го этого требуется длительное время, ведь помимо всего прочего язык жестов, звуков и поз у кошки и у собаки совершенно не совпадает, более того — не­редко одни и те же движения означают прямо про­тивоположное. Так, например, виляние хвостом у собаки означает радость и дружелюбие, а интенсив­ное, резкое хлестани хвостом по бокам — полный восторг. У кошки точно такие же движения хвостом означают, наоборот, недовольство, переходящее в ярость. Поднятая передняя лапа собаки означает мирные намерения, а кошки поднимают переднюю лапу, демонстрируя намерение атаковать.

В других внешних проявлениях своих чувств со­баки и кошки также мало похожи друг на друга, по­этому первые контакты взрослой кошки и собаки вряд ли могут закончиться миром. Дальнейшее их развитие зависит от характеров кошки и собаки, их темперамента, особенностей породы и т.п. В конце концов они будут вынуждены терпеть присутствие друг друга, а с течением времени между ними воз­можно возникнет взаимная привязанность.

Если собака и кошка появляются в доме одновре­менно в самом юном возрасте, то их отношения обыч­но развиваются весьма стремительно, поскольку ни котенок, ни щенок еще не имеют преимущества в территориальных притязаниях и в праве на хозяи­на. Кроме того, природная игривость и любопытст­во, столь свойственные подрастающим животным, за­ставят их быстро вступить в контакт и приступить к игре. Немаловажно и то, что в отсутствие хозяев вдво­ем им теплее, уютнее и безопаснее спать и отдыхать.

Кошка и собака, растущие вместе с младенческо­го возраста, безусловно, будут крепко привязаны друг к другу. Впоследствии они непременно станут вместе выхаживать потомство, защищать друг дру­га, скучать в разлуке и бурно выражать радость при встрече. Тем не менее следует помнить, что эти чув­ства не распространяются на других собак и кошек. Киска, вылизывающая морду «своей» собаки, непре­менно вцепится в чужую собаку, если та окажется на ее территории.

Приобретая кошку в дом, где уже живет собака, или принося собаку во владения кошки, желательно некоторое время подержать животных в разных по­мещениях. Не торопитесь свести их вместе, дайте возможность новичку освоиться с незнакомой обста­новкой, а старожилу привыкнуть к новому запаху, оставляемому новоселом. Через некоторое время поменяйте кошку и собаку местами, чтобы запахи друг друга стали для них привычными.

Первые контакты будущих друзей должны быть чисто ознакомительными, по возможности кратки­ми и, безусловно, в присутствии и под контролем хозяев. Следует учитывать, что кошки очень ревни­вы, поэтому в том случае, если в доме, где уже живет кошка, появилась собака, то больше внимания нуж­но уделять именно кошке. Тоща появление собаки она свяжет не с ухудшением отношения к ней, а на­против — с большим вниманием и лаской со сторо­ны хозяев.

В том случае, когда в доме жила взрослая кошка или собака, а новоселом является котенок или ще­нок, отношения между ними могут развиваться со­вершенно непредсказуемым образом. Хозяевам сле­дует быть готовым и к тому, что по отношению к новичку может быть проявлена агрессия, чреватая тяжелыми травмами и даже гибелью малыша. Ут­верждения, что взрослые животные никогда не тро­гают малышей, далеко не всегда оказываются пра­вильными, и при первой их встрече нужно быть готовым к любым неожиданностям.

Нередки случаи, когда после первой насторожен­ной встречи взрослое животное воспринимает по­явившегося в доме малыша как своего детеныша, а тот, в свою очередь, считает взрослую кошку или собаку своей новой матерью. В этом случае между жи­вотными возникает длительная и невероятно трога­тельная привязанность, сохраняющаяся на весь пе­риод их совместной жизни.

 

ВЗАИМООТНОШЕНИЯ  КОШЕК МЕЖДУ СОБОЙ

 

Как ни странно это звучит, но наиболее сложным процессом является налаживание взаимо­отношений между кошкой, уже проживающей в доме, и новой, только что приобретенной. Дело в том, что при всей своей независимости и активном стремле­нии к самостоятельности кошки, живущие вместе, придерживаются строгих правил во взаимоотноше­ниях между собой. В кошачьем обществе устанавли­вается строгая субординация и соответствующие правила поведения каждой кошки. Даже если в доме живут всего две кошки, вряд ли их права будут рав­ными. Одна кошка (или кот) непременно будет глав­ной, а все остальные окажутся в подчиненном поло­жении.

Кошки вообще любят держаться группами, хотя каждая из них имеет свою территорию обитания. В любой группе животных — будь то целые выводки кошек на загородном подворье или несколько кошек, живущих по соседству на даче, кошки, проживающие в одной квартире, или группа бездомных животных, облюбовавших подвалы многоэтажного дома, — все­гда существуют особая иерархия, неукоснительно со­блюдающиеся ритуалы и нормы поведения. Всякие попытки нарушить заведенный и установившийся по­рядок пресекаются главной кошкой, поддерживаемой остальными. Появление нового животного расстра­ивает всю четкую схему взаимоотношений в группе. Для новой кошки в ней не находится места, а поэтому она должна завоевывать право находиться среди кошек-старожилов, занимая определенную ступень в иерархии.

Кошка, живущая в семье в единственном числе, воспринимает всех домочадцев как членов своей группы. Появление же новой кошки нарушает сло­жившуюся систему взаимосвязей и требует от кош­ки-старожила принятия адекватных мер противодей­ствия — изгнания чужака или определения его места в стае на самой низкой ступени иерархии.

Новой кошке, появившейся в доме, придется до­казывать свое право на территорию, которую кошка или группа кошек, живших в доме до нее, считает своей. В том случае, если характеры старожилов до­статочно покладисты, то между кошками довольно быстро наладятся более или менее мирные отноше­ния. Но, к сожалению, если главная кошка или кот по натуре агрессивны и деспотичны, то взаимопонима­ния между кошками может и не наступить. В этом случае каждая из сторон будет до тех пор отстаивать свои права в жестоких драках, пока обстоятельства не вынудят одного из соперников покинуть тер­риторию.

Именно поэтому лучше всего либо одновременно, либо с незначительным интервалом принести в дом двух или нескольких котят, либо оставить котят от приплода уже живущей в доме кошки. Последний вариант наиболее разумен, поскольку субординация малышей будет формироваться сама по себе в про­цессе их роста и взросления. В такой группе кошек главной всегда будет кошка-мать, чьи права на превосходство никем не будут оспариваться. Все ос­тальные кошки (ее дети), живущие в доме, могут занимать подчиненное положение, а по строгим ко­шачьим правилам кошки более низкого ранга прак­тически никогда не противоборствуют между собой.

Для кошек одним из самых важных источников получения информации является обоняние. Кошки-родственницы имеют схожий запах, поэтому они значительно легче вступают в общение и налаживают взаимные контакты. Живущая в доме кошка быстрее свыкнется с вновь появившейся, если та будет взята из родственного семейства, чем если это будет со­вершенно посторонняя кошка. Собираясь держать в доме двух кошек, следует задуматься, достаточно ли велика предоставляемая им территория. Даже очень дружно живущие кошки-родственницы стараются не посягать на территорию друг друга. Это касается и мест общего пользования. У каждой кошки должен быть свой туалет, своя посуда для корма и воды, своя подстилка или коробка. У каждой кошки должна быть возможность большую часть дня проводить в принад­лежащем только ей домике. Если из-за тесноты в доме кошкам вынужденно приходится постоянно посягать на территорию друг друга, то это, несомненно, будет выливаться в стычки и драки, не утихающие с тече­нием времени.

 

КОШКА И ЧЕЛОВЕК

Представление о том, что кошка обычно слабо привязывается к людям, не имеет под собой никаких оснований. Несмотря на независимый характер, привычку приходить и уходить из дома, когда ей вздумается, самой определять нужен ли ей контакт с человеком или нет, кошка накрепко привя­зывается к людям. Более того, она отдает явное пред­почтение одним членам семьи и в большей или мень­шей степени игнорируют других. Привязанность кошки к человеку может быть очень сильной и проч­ной. Хорошо изучены случаи, когда, потеряв своего хозяина, кошка быстро угасала от тоски или покида­ла опустевший без него дом.

Кошки очень чутко реагируют на любые оттенки во взаимоотношениях с человеком. Они прекрасно распознают, кто из окружающих людей искренне их любит» и тянутся именно к этим людям. Человеку ка­жется, что это он выбирает себе кошку, но на самом деле именно кошка решает, за кем она будет призна­вать старшинство и кому будет подчиняться.

Кошки слывут независимыми и сдержанными в проявлении чувств, поэтому завоевать их располо­жение очень нелегко. Недостаточно только кормить кошку, держать в тепле и заботиться о ее здоровье. Необходимо хорошо изучить проявления ее харак­тера, научиться понимать ее настроение, побольше времени уделять играм с ней и при этом не жалеть ласковых слов и прикосновении.

Основы тесного эмоционального контакта между кошкой и ее хозяином закладываются в самые пер­вые дни, проведенные ими вместе, а отношения в будущем в очень сильной степени определяются первыми впечатлениями кошки при встрече с чело­веком. Лучший способ завоевать любовь и доверие кошки — это вырастить ее самому, взяв в дом 4— 7-недельного котенка» поскольку легче всего контакт с хозяином налаживается у котят в возрасте от 2 до 7 недель. В этот период они достаточно легко меняют свою кошачью маму на человека, если он часто лас­кает их, разговаривает с ними спокойным и тихим голосом, подолгу держит на руках. Именно в эти пер­вые месяцы жизни и. возникает та привязанность к человеку, о которой мечтает каждый владелец кошки.

Взяв в дом взрослую кошку, нужно быть готовым к тому, что тесный контакт с ней не возникнет никог­да, особенно если предыдущие хозяева уделяли кош­ке не слишком много внимания. И совершенно без­надежным является вариант одомашнивания кошки, родившейся и выросшей на воле. Только в редких, исключительных случаях, затратив неимоверное ко­личество физических и душевных сил, можно будет достичь более или менее удовлетворительного ре­зультата.

Очень часто кошка, живущая в доме, откровенно отдает предпочтение только одному из всех живущих рядом людей. С этим человеком она может быть по­кладистой и нежной, в то время как с другими чле­нами семьи в контакт вступает не слишком охотно. Может случиться, что кого-то из домашних кошка от­кровенно невзлюбит и свою неприязнь станет про­являть при каждом удобном случае. Иногда трудно распознать, что является причиной такого отчужде­ния, но преодолеть его можно только терпением и лаской.

Во взаимоотношениях человека и кошки необхо­димо учитывать еще один важный и интересный мо­мент. Дело в том, что на своей территории кошка находится в контакте со своим хозяином, располага­ясь на любом расстоянии от него. Более того, она способна определить приближение дорогого ей че­ловека, когда дистанция между ними весьма значи­тельна. Очень показательным является и то, что кош­ки узнают о возвращении своих хозяев, когда еще нет никаких явных признаков их приближения к дому. Тонкость чувств позволяет кошке, находящейся в привычной для нее обстановке, распознавать харак­теризующие хозяина звуки и запахи на совершенно недоступном для органов чувств человека расстоя­нии. Но в том случае, когда кошка вместе с владель­цем оказывается в незнакомой обстановке, контакт с ним теряется уже на расстоянии 2—5 метров. Владе­лец кошки, которая в домашней обстановке исклю­чительно послушна, с готовностью выполняет коман­ды «Ко мне!» или «Стоять!», должен быть готов к тому, что в незнакомой обстановке, на чужой терри­тории его кошка перестанет реагировать на призы­вы, не будет поддаваться на уговоры. Более того, удалившись на значительное расстояние, кошка на­чинает вести себя настороженно и агрессивно по от­ношению к хорошо знакомым, любящим ее людям. Это связано с тем что оказавшись на чужой террито­рии, кошка все свое внимание концентрирует на готовности отстаивать свои права на нее, ловит ма­лейшие запахи и звуки, говорящие ей о других оби­тателях незнакомой местности, и мобилизуется. По­ведение кошки становится совершенно диким, а контакт с хозяином полностью утрачивается. Чувст­во опасности и страх перед неизвестностью вытес­няют у нее доверие и привязанность к человеку. Именно поэтому, перевозя кошку в незнакомое мес­то, лучше всего первое время держать ее на поводке, давая возможность ознакомиться с окрестностями, не теряя при этом контакта с ней. Только после того, как кошка полностью освоится в новых условиях, ей можно предоставить полную свободу.

Потеря контакта может возникнуть и в стрессо­вой ситуации, например во время визита ветерина­ра. Кошка может стать абсолютно неуправляемой, даже находясь на руках у своего хозяина, поскольку страх подавляет у нее все другие эмоции. В этом слу­чае только устранение причин, вызвавших у кошки стресс, позволяет восстановить контакт с ней.

Особого внимания заслуживает вопрос о взаимо­отношениях кошки с детьми, живущими в доме. Как правило, кошки хорошо ладят с маленькими детьми. Если они с пониманием относятся к потребностям кошки, учитывают ее состояние и настроение, не вос­принимают кошку как одну из своих многочислен­ных игрушек, то обретают в ней неутомимого и изоб­ретательного товарища в детских играх. Ребенку необходимо объяснить, что даже если кошка пора­нила его, то ни в коем случае нельзя учинять над ней расправу, поскольку этим навсегда будет разрушено взаимопонимание и дружба между ними. Маленьких детей кошки часто опекают, хотя в некоторых случа­ях при неправильном поведении хозяев могут испы­тывать к малышам ревность и, соответственно, не­приязнь. Дети более старшего возраста зачастую находят в кошке ласкового, преданного друга, с ко­торым делятся своими огорчениями и заботами. Осо­бенно часто такие взаимоотношения с кошкой воз­никают у детей, обделенных вниманием взрослых или по каким-то причинам неуверенных в себе.

Принося в дом кошку, взрослые должны позабо­титься о том, чтобы дети находили время не только для игры с ней, но и для повседневного ухода за жи­вотным. Однако если ребенок категорически отка­зывается брать на себя какие-либо заботы о кошке, то ни в коем случае не следует его принуждать к это­му. Принуждение может вызвать негативное отноше­ние к ни в чем не повинному животному, на котором ребенок будет исподтишка срывать злость в отсутст­вие взрослых. Все это может кончится тем, что и кошка “сорвет злость” на нем. Гораздо лучше дать возможность де­тям попробовать научить кошку простейшим коман­дам или обучить каким-нибудь трюкам, если, конечно, они вообще проявляют интерес к ней.

Безусловно, если кошка появилась в доме по же­ланию ребенка, следует заранее объяснить ему, что для кошки хорошо, а что вредно. Неплохо также об­говорить, какие обязанности по уходу за кошкой бу­дут возложены на ребенка. Если же инициатива при­обретения кошки исходила от взрослых, то нужно сделать все возможное, чтобы пребывание этого гор­дого, умного и ласкового зверька доставляло только радость и удовлетворение всем членам семьи — от мала до велика.

 

Глава 10: ДРАКА ЗА ДАМУ СЕРДЦА

 

Не важно, сколько кошек дерется, всегда кажется, что дерется их много.

(Авраам Линкольн)

После того как партнеры наметились, самец начинает ухаживать за самкой. Ухаживание  определяется  большим набором инстинктивных программ, при­чем многие из них сходны у разных видов. Например, программа «отделе­ния». Самец стремится отделить избран­ницу от других, увести ее с тока.  (Термин “ток”, “токование” означает территорию ухаживания, место, где происходит турнир за даму, и может относится не только к животным). Очень важно изолировать ее от других самцов, и поэтому он им угрожает, атакует их.

У многих общественных животных «отде­ление» заканчивается тем, что осталь­ные самцы признают пару, а к отделен­ной самке теряют интерес. С этого момента  иерархическое  положение самки в группе зависит от положения ее самца: если у него оно высокое, то и у нее высокое, а если у него низкое, то и у нее низкое. Не удивительно, что самки предпочитают самцов высокого иерар­хического ранга.

 У территориальных видов самец показывает самке свою тер­риторию, и чем она лучше, тем больше он нравится самке, а самец без территории для нее как бы вообще не самец. В этот же период самка проверяет агрес­сивность самца, провоцируя стычки с соперниками. Поведение парней подсоз­нательно следует сходным программам. Девицы тоже подсознательно провоци­руют поклонников к стычкам по пустя­кам. Мальчишки дрались и в более юном возрасте, но делали это в отсутствие дев­чонок и по иным причинам: за иерархи­ческий ранг, за охраняемые территории.

Установка самца как можно быст­рее пройти все этапы ухаживания. Но у самки противоположная установка: растянуть его. В этом есть большой биоло­гический смысл. У самца сотни миллио­нов гамет (половых клеток), их «не жал­ко», и его задача пристроить как можно больше гамет как можно боль­шему числу самок. У самки гамет мало, и ее задача выбрать для их оплодотво­рения наилучшего самца, хорошо его проверить, а если он нужен для ухода за потомством, то и покрепче к себе привя­зать.

Еще одна широко распространенная у самцов программа «сопровождение». Самец стремится всюду следовать за сам­кой, чем бы она ни занималась. Она то принимает  «сопровождение»  благо­склонно, то пытается убежать (обычно не слишком быстро). При этом она зача­стую выбирает опасный путь. Подобным образом проверяется поведение самца в критических ситуациях. Влияние таких программ на поведение людей очень заметно. Догонялки влюбленных любят изображать кинематографисты.

Во время ухаживания происходит инверсия (переворачивание) доминиро­вания: на время ухаживания самец демонстративно  подчиняется самке. Если вначале он казался страшноватым, таящим опасность, то теперь выглядит совсем ручным. Мужчина под действием этой программы встает на колени, тер­пит ритуальные побои, выполняет любые поручения, клянется всю жизнь носить на руках, достать звезды с неба, по первому требованию прыгнуть с моста и т. п. Врет ли он? Объективно говоря да. Звезд он никогда не доста­нет. Женщина, предлагая ему совершить подобные подвиги, интуитивно проверя­ет, произошла ли внутри него инверсия в самом деле, или он только притворяется.

 

Самки многих видов проверяют и как хорошо самец будет обеспечивать пищей ее и потомство. Для этого есть специаль­ная программа: самка начинает изобра­жать из себя детеныша. У многих воробьиных птиц она для этого втяги­вает  голову,  приседает,  опускает крылья, трепещет ими и пищит по-птен­цовому. От самца требуется в ответ изобразить кормление. Одни виды отры­гивают пищу из зоба и кормят самку, другие ограничиваются слюной, третьи просто касаются ртом рта (это называется «ритуальное кормление»). Поганки ныряют за рыбкой и подносят ее самке. Нет рыбки подносят траву со дна. Шалашниковые птицы подносят ярких  насекомых,  цветы,  разные необыкновенные предметы.

Во время ухаживания женщины тоже часто начи­нают изображать из себя маленьких и беспомощных, лепетать детским голос­ком, применять к себе уменьшительные эпитеты. Добиваются подарков, любят, чтобы их угощали. На дорогие подарки и рестораны клюют, как рыба на блесну. Кстати, поцелуй одна из форм ритуального кормления.

 

Ночные свадебные оргии вольных котов и кошек во все века и во всех уголках земного шара вызывали и вызывают бурное возмущение сонного человечества: "Боже праведный, ну почему так вопят под моими окнами эти твари? Мяучат, визжат, сладострастничают. Спасибо хоть не рычат..." Эти строки написаны совсем недавно в Израиле актером и режиссером Михаилом Козаковым в его "Актерской книге". Какими только эпитетами не сопровождается их брачный зов — грубый, завывающий, содрогающий, жуткий, визгливый, отвратительный, дикий ор... Да, свадьбы очень шумные. Но вам полегче, у вашей кошки только одни жених.

Самое главное, чтобы кошке он приглянулся, чтобы она его не отвергла. Взаимный интерес имеет исключительно важное значение в личной жизни кошек, без него брак просто-напросто не состоится. Если они не знакомы, дайте им время для привыкания и проследите, чтобы период жениховства обошелся без драк.

Самцы готовы покрывать кошек и любое время, хотя ник активности, как и у многих других видов животных, приходится на первые месяцы года. особенно на февраль-март, а затем — на летний период. В сезон половой активности самки приходят в охоту несколько раз и у каждой из них устанавливается свой индивидуальный цикл (в среднем он составляет 14-21 день).

Наиболее частые психические расстройства у кошек происходят именно тогда, когда человек выступает против природы, не дает кошке удовлетворить очень сильный для них инстинкт - инстинкт продолжения рода.

И не только у кошек, хотя собаки все же переносят вынужденное безбрачие спокойней.

Иногда на смену брачным играм у таких, вынужденно лишенных нормального существования, животных приходи ЗАМЕЩАЮЩЕЕ ПОВЕДЕНИЕ. Оно может выразиться и в агресси против человека.

Замещающее поведение широчайше распространено среди животных. Два петуха конфликтуют. Драки не мино­вать.

Один напирает, а другой боится драться, но и отступить не хочет. И в самый драматический момент он вдруг начинает клевать мнимые зерна. Заби­яка растерян: пищевое поведение вто­рого петуха совсем не агрессивно, драться не с кем. Попробуйте давать ребенку задачи возрастающей трудности или затейте неприятный для него разговор, принудите его делать что-нибудь скучное. И вдруг экая бестия! он неожиданно переключит ваше внимание на другое. Что-нибудь спросит, увидит что-то за окном, уронит что-то на пол, а то и скажет, что звонят в дверь. Иногда он кажется не по возрасту хитрым, находчивым, лживым. Но пока все это не он придумал сработала, спасая его из сложной ситуации, программа заме­щающего поведения. В таких ситуациях некоторые насекомые ведут себя не менее хитро. Некоторые ученые счита­ют, что ложь, такое, если вдуматься, странное поведение столь точной маши­ны, как мозг, имеет в основе своего фор­мирования программы замещающего поведения.

У собак замещающее поведение очень похоже на детское. Даже этолог, пре­красно знающий, как проявляются инстинктивные   программы,   часто затрудняется, к чему отнести те или иные действия собственной собаки. Когда ваш четвероногий друг, перед тем как лечь, скребет лапой паркет (это сра­ботала начальная часть врожденной про­граммы образование центральной ямки в траве и земле), а затем, изогнув­шись дугой, крутится на месте (это сле­дующая часть программы примятие травы в форме лунки), то все ясно: ваша собака полностью перешла на инстин­ктивное поведение. Ведь она прекрасно видит, что никакой травы вокруг нет, а в том, что паркет бесполезно рыть лапой, убеждалась сотни, раз. Но вот когда та же собака, чтобы прекратить ваше скуч­ное для нее занятие, вдруг бросается с лаем к калитке во дворе или к входной двери в доме, изображая, что пришел кто-то посторонний, и не успокаивается, пока вы не прекратите свое скучное занятие и не займетесь ею, очень трудно понять, хитрый это замысел или замеща­ющее поведение.

Когда дипломаты двух стран, получив инструкцию затягивать переговоры, годами на полном серьезе обсужда­ют вопрос о протоколе и повестке дня, возможности  программы  замещаю­щего поведения проявляются в полном блеске.

Животные появляются на свет с набором врожденных программ о том, как охо­титься, избегать врагов, строить гне­зда... И что нужно делать, чтобы оста­вить после себя потомство. Когда про­грамма востребуется всерьез, ее неуме­лое исполнение может стоить жизни. Как же узнать заранее полноценная или нет досталась мне программа, смогу ли я сделать все правильно? Для этого природа создала игровое поведение. Играя, детеныши проверяют и трени­руют свои программы. Играют в охоту, в убегание от хищника и... в половое поведение. Вы и сами, наверное, видели, как «ездят друг на друге», изображая спаривание, телята, щенки или котята. В играх партнеры меняются ролями, осваивая не только свое поведение, но и поведение партнера. В опытах на мар­тышках выяснилось, что, если им в дет­стве не дают играть, они вырастают пугливо-агрессивными, с трудом обра­зуют пару и плохо заботятся о потом­стве.

Глава 11: ПОЧЕМУ СОБАКИ ОЗВЕРЕЛИ?

В Надыме участились случаи нападения бездомных собак на людей. Население связывает это с тем что помойки оскудели и северные псы лишились обильных прежде объедков. В июне 1999 года в поселке при надымской компрессорной станции произошла трагедия — стая одичавших собак загрызла четырехлетнего мальчика.

“Надымский вестник”

 

Но если в Надыме собаки озверели, то в рабочем поселке Ухолово Рязанской области гуси “осатанели”птице здесь не больно сытно: нет прежних отходов обильных, что отличало раньше всякий населенный пункт российской глубинки. Ввиду бескормицы находчивые хозяйки стали выпускать их на “вольные хлеба”. Голодне тетка, он вынуждает живность нападать на почтальонов и подзаборных собак. Да притом поклевывать пребольно. Дело дошло до того, что поселковая администрация решилась пойти на крайние меры: “клюнуть” птичьих хозяев... штрафом.

Когда в социальной группе животных, этой глубочайше ритуализованной и канонизированной инстинктивными про­граммами системе, родится детеныш, он сразу встраивается в нее на заранее отве­денное ему место. Он растет, разви­вается и ведет себя согласно заложен­ным в нем программам, а члены обще­ства адекватно реагируют на него по своим врожденным программам. Про­граммы взаимно притерты естествен­ным отбором на весь период детства.

Но вот с половым созреванием оно кончи­лось, и кончились взаимные программы детского периода. Родитель, вчера еще такой добрый и терпеливый, теперь при малейшем проявлении фамильярности показывает зубы. Достается и от других взрослых. То общество, каким видел его детеныш изнутри, для него как бы захлопнулось. Настал новый этап. Молодым животным предстоит встраи­ваться в систему взрослых отношений, в которой для начала им отведен самый низкий ранг.

Более того, система может в них пока не нуждаться, и их будут изгонять: в одних случаях решительно, в дру­гих только демонстративно. Кому-то может повезти: одна взрослая особь погибла, кто-то из старших занял ее место, освободив свое, которое, в свою очередь, тоже занял кто-то из «стари­ков»; но место, высвободившееся в самом низу пирамиды, досталось в конце концов молодому. Остальным не повез­ло.

На этот случай есть две программы. Первая расселение. Молодые живот­ные уходят искать новые территории. Нерешительные поодиночке, они объ­единяются в группы. Внутри нее уста­навливается иерархия доминирования и подчинения, часто в ужесточенной фор­ме. Сплоченность группы снимает нере­шительность вместе не страшно. Пустующую территорию займут, заня­тую постараются отбить силой. Бродя­чие группы ищущих себе места молодых особей обычное дело у многих социальных видов. Такие группы этологи называют бандами. Сплоченные, образовавшие внутри себя жесткую иерархию, «банды» очень агрессивны, возбудимы. Вспышки гнева в них так сильны, что могут обращаться просто в слепое разрушение (вандализм). Вспо­мните «банды» молодых слонов, без вся­кой причины вытаптывавших деревни, нашествия саранчи. Образование «бан­ды» подростков прекрасно описано в «Повелителе мух».

Не удивительно, что любое животное при встрече с «бандой» охватывает инстинктивная тревога. Попытаются отнять, было бы что. Окажется, что нечего, придут в ярость и набросятся. Мы унаследовали этот инстинкт. В чело­веке при встрече с плотной группой молодых парней инстинктивно поды­мается тревога: не банда ли это? Да и без инстинкта нам известно, что банды существуют взаправду. Вот причина того, мой неблагосклонный читатель, что вы чувствуете в группировании подростков что-то подозрительное и потенциально опасное. Пусть они вам ничего плохого не сделали, пусть вы всех их знаете с малолетства, пусть вы знае­те, что это хорошие ребята. Но, когда они темной массой сгрудились в узком проходе, а вы идете мимо них, вам все равно тревожно. А от того, что эта тре­вога ложная, еще и досадно.В современном обществе подростку расселяться рано и некуда. Когда насту­пает возраст программы расселения, он просто старается меньше быть дома и дерзит родителям. На улице подростки могут образовывать подобие «банд» в игровой форме. Программа вполне удов­летворяется игрой. Образования группы на основе соподчинения, небольших походов куда-то, мелких стычек с дру­гими группами, мелких актов ванда­лизма вполне достаточно для ее удовле­творения.

Аналогичная ситуация гонит, порой, на улицу вполне “приличных” собак и кошек - поиск новых территорий, где им встретится группа бездомных сородичей... Нк и ясно, что будет дальше: банда!

Вернемся к обезьянам. У молодых животных кроме программы расселения есть вторая остаться и встроиться в общество взрослых животных. Эти молодые животные у многих видов тоже образуют свои агрегации. Программа «встроиться» требует вести себя так, чтобы на молодое животное обратили внимание, запомнили, узнавали. Она как бы требует: «Выделись чем-нибудь, не будь как все сверстники».

Молодую мар­тышку из цирка сдали в зоопарк, и она попала в общую клетку, где жила группа обезьян со своей группировкой молодых. Ее никуда не приняли, она сидела в углу в позе покорности, если пыталась подойти к миске с пищей ее отгоняли. Хозяин зашел ее проведать. «Она не привыкла есть из миски руками и чтобы миска стояла на полу. Ее учили есть в одежде, за столом и ложкой». Одежды и стола мартышке, конечно, не дали: «У нас зоопарк, а не цирк». Но ложку дали. Она подошла к миске и ловко начала есть ложкой. Мартышки расступились. Мартышки изумились не ложке, коне­чно, ложка им хорошо знакома, а мас­терскому, как у людей, с ней обраще­нию. Сам старый самец подошел к мар­тышке и протянул руку к ложке. Он не потребовал, а попросил. И цирковая мартышка за то, что ест ложкой, была принята в основную группу, опередив других молодых.

Программы поведения проявляют себя, где бы ни родились унаследовав­шие их щенки, котята, козлята или обезянки. В диком пле­мени или в цивилизованном мире. При­ходит возраст, и многие из них после вполне счастливого детства, несмотря на наши заверения, что общество все для них подготовило и ждет их, только станьте взрослыми, начинают испыты­вать потребность чем-то выделяться, что-то демонстрировать, чем-то пора­жать.

Одному из сотен миллионов удается прыгнуть дальше всех в мире, другомустать победителем всех олимпиад по физике, третьему еще что-то путное. А остальным? Остальные пытаются выделиться иначе. И ведь выделяютсяо них говорят, пишут, передают по теле­видению, их разгоняют, стригут, пере­одевают. И кто? Взрослые. Значит, своей цели древняя программа все же достигла.

Известная исследовательница поведения шимпанзе в природе Джейн Гудолл опи­сывает забавный случай. Молодой, ничем не выделявшийся самец нашел пустую канистру и стал по ней громко стучать. Обладатель престижной шум­ной новинки этим повысил свой ранг среди молодых шимпанзе, стал их куми­ром. Престижная вещь или новое дей­ствие всегда вызывает у животных такой ответ.

Кумир остается кумиром, пока все не обзаведутся такой же вещью или не освоят новое действие. Тогда кумир падает. Надоел, привыкли.

Ваша задача быть постоянным кумиром своих “меньших братьев”, тогда вам никогда не будет грозить опасность от их зубов и когтей.

Впрочем, иногда и знание всего того, что вы прочитали, не спасает от неприятностей. Но тут, скорей, виновать сам человек, чем его питомцы.

Злые языки утверждают, что англичане любят четвероногих братьев наших больше людей. Чтобы убедиться в этом, достаточно понаблюдать за лондонскими улицами хотя бы по телевидению. Каких только пород собак тут ни увидишь, каких только ошейников и собачьих нарядов ни насмотришься. Однако вот уже третий год невозмутимые британцы ведут между собой непримиримый спор о пределах допустимой разумной любви к животным. Спор этот превратился в общенациональную проблему, которой вынуждены срочно заниматься парламент и премьер-министр. Вопрос обсуждался в качестве главной темы в прессе, на радио и телевидении. Причина этого беспокойствасобака породы пит-буль, о которой сказано несколько слов в предыдущей главе этой книги. А раз уж мы стали обсуждать пит-буля, то сразу же подчеркнем: не путать пит-буля с пит-бультерьером, как это сделали некоторые отечественные газеты.

Итак, к делу.

Страну потрясли два случая. Один пит-буль набросился на ничего не подозревавшего работника местной пекарни в Лестере и изуродовал ему лицо до неузнаваемости. Хирург, который занимался бедолагой, заметил, что подобные раны ему пришлось видеть до этого только у человека, ставшего жертвой взрослого тигра. А 18 мая 1991 года еще такой же породы цербер буквально живого места не оставил у шестилетней девочки Роксаны Хан из города Брэдфорда. Ее лицо, превращенное в одно сплошное кровавое месиво, глядело с первых полос практически всех газет. У девочки были перебиты несколько ребер, нос, зубы, искусано тело. Утверждали, что Роксана ничем не спровоцировала страшного зверя, всего лишь наблюдала. как он ест.

Собаку, что покусала девочку, умертвили. Как умертвили и многих других, нападавших на людей. Возникает логичный вопрос: а как быть с остальными пит-булями, которых в стране почти десять тысяч?

Никто, однако, не мог предсказать, что дело будет иметь далеко идущие последствия и станет обсуждаться на высочайшем политическом и государственном уровнях. На следующий день после трагического инцидента министр внутренних дел Кеннет Бэйкер заявил, что правительство готово принять к пит-булям и их владельцам драконовские меры. вплоть до физического уничтожения собак этой породы. Владельцам предоставляется выбор: либо вывезти их из страны либо самостоятельно умертвить. В противном случае все зарегистрированные пит-були подвергнутся насильственной смерти от рук специалистов.

Такая позиция министра, конечно же, не у всех вызвала одобрение. Возмутились прежде всего владельцы собак, пригрозив, что обратятся в Европейскую комиссию по правам человека. Жалобщиков не устраивал не только сравнительно малый размер компенсации, предлагаемой за умерщвление собак (20 — 30 фунтов стерлингов), но и сами планы их ликвидации. Некоторые заявили, что не позволят никому прикасаться к их любимцам и в крайнем случае выпустят их на волю. Многочисленные общества защиты животных страны тоже выступили с резкими протестами против планов правительства. Двадцатишестилетний Дэррея Дэвис, пожалуй, лучше всех выразил настроения владельцев опальных собак, пригласив в свой дом журналистов и положив в колыбельку к своему только что родившемуся сыну пит-буля Оутло, который перед скоплением незнакомых людей и вспышками фотокамер трогательно оберегал малыша.

Несмотря на социальное напряжение в стране премьер-министр Великобритании Джон Мейджор издал в конце мая 1991 года указ, запрещающий ввоз в Англию так называемых “травильных собак”: к этому моменту пит-були стали виновниками 120 нападений на горожан. Одновременно парламентарии разработали вердикт о том, что отныне владельцам пит-булей разрешается и дальше наслаждаться обществом своих питомцев, но лишь после регистрации в полиции. А регистрация будет производиться только после того. как владелец предъявит справку о... кастрации своего любимца. Британские законодатели надеются, что таким образом в совокупности с запретом на ввоз этих собак из-за рубежа через несколько лет удастся резко сократить популяцию пит-булей в Британии.

Определен и конкретный срок для проведения указанной процедуры. Тех, кто нарушит новые правила, ожидает штраф в пять тысяч фунтов стерлингов и тюремное заключение сроком на шесть месяцев.

Достойна ли собака подобных жертв?

В 1991 году “Литературная газету” опубликовала прелюбопытную статью под названием “Я объявляю бойкот Англии. К вопросу об уничтожении собак, покусавших детей”. Статья имеет самое прямое отношение к теме нашего разговора, а посему ознакомиться с ней, хотя бы частично, просто необходимо. Итак:

“С самого детства мне казалось, что лучшая страна на светеАнглия: там прочней, чем в остальном мире, защищены человеческие, права, там надежней, чем в остальном мире, защищены животные...

Даже английские преступления в романах Агаты Кристи овеяны какой-то романтикой и кажутся менее отвратительными, чем те, которые совершаются на континенте...

Тем сильнее я обескуражен известием о законопроекте, внесенном правительством Мейджора в парламент и предусматривающем истребление целых пород собак...

Конечно, плохо, что какая-то собака изуродовала девочку, но защитить детей можно как-то иначе. Каждый день дети, к сожалению, гибнут под автомобилямипочему же ради их спасения давно уже не запрещены эти убийцы на колесах?! Собак же, оказывается, проще просто уничтожить.

А как быть с человеческими правами? Ведь áóäóò морально травмированы тысячи и тысячи хозяев, чьи собаки милы и добры, но имеют несчастье принадлежать к породе, которой объявлен геноцид.

А как же быть со священным правом частной собственности? Ведь и собаки, кроме всего прочего, собственность...

Мне будет очень горько расстаться с мифом о доброй старой Англиио стране, где уважают личность каждого человека. И потому я очень надеюсь, что английский парламент окажется достоин более чем семисотлетнего прошлого, что заседающие в нем джентльмены провалят закон о собачьем геноциде и о человеческом несчастье.

Если же нет...

Если же нет, я объявляю бойкот Англии. Я никогда не поеду в эту страну. Я никогда не буду иметь дело с англичанамикроме тех, разумеется, кто боролся против варварского закона. Я забуду те английские слова, которые знаю...

Если варварский закон будет принятсдвинется какой-то камень в фундаменте и рано или поздно Англия рухнет. Истинно говорю!..”

Есть любители собак, есть собаконенавистники, есть равнодушные к этим животным люди. Заметнее всего второе: ненависть активнее любви, а уж тем более равнодушия. В то же время при обсуждении “собачьей” темы немало высказывается здравых суждений. Например, требований, чтобы собакив городе ли, на селе,вели себя достойно. Не кусались бы, не досаждали бессмысленным лаем. Не пачкали газоны и детские площадки, лифты и тротуары. Собака в городежитель особый. Его надо воспитывать.

А кому приятно, когда вдруг на тебя надвигается без поводка и намордника мощный дог или ризеншнауцер? Может, это добрый и благонравный субъект. Но на нем, как говорится, не написано. А потомпочему человек должен кого-то бояться, идя по улице? А почему эти псы без страховочных намордников?

Эксперты из лондонского центра по разведению собак разъясняют, что британский закон оставляет вопрос о наморднике для собаки на усмотрение ее владельца. Впрочем, кинолог утверждает, что некоторые собаки способны свои намордники разрывать в клочья. К числу таких собак относятся и пит-були.

Необходимость регламентировать поведение животных в общественных местах возникла не сегодня и не вчера, по законы по этой проблеме появляются в государствах редко, поскольку они вызывают среди жителей много нареканий, серьезные дебаты. Растерянность и отчаяние, например, охватили владельцев собак Берлина, когда в июле 1988 года вступил в силу закон, в соответствии с которым “загрязнение тротуаров и газонов” четвероногими карается штрафом в двадцать марок. Кроме того, было запрещено выгуливать собак в парках и скверах, на детских площадках, в зеленых зонах отдыха, на пляжах, строго запреталось купать их в открытых водоемах. Исключение предусматривалось лишь для некоторых обученных собакповодырей слепых.

А как должны были поступать остальныевладельцы овчарок, пуделей, такс, фокстерьеров? Выход. понятно, нашелся. Полиция рекомендовала брать на прогулку с собакой “специальное оборудование”, то бишь совочек, щетку и гигиенические бумажные пакеты.

Почувствовав возможность хорошо заработать па “собачьем законе”, местная промышленность начала массовый выпуск этого оборудования для животных.

Правда, городские власти, быстро убедившись в моральной и технической неподготовленности населения к новому закону, объявила о его приостановлении на несколько месяцев. В этот период блюстителям порядка рекомендовалось воздействовать на владельцев “неаккуратных собак” лишь уговорами и разъяснениями.

Подобные закавыки, но со своими нюансами, возникли и для муниципального совета небольшого шведского городка на севере страны, жители которого не очень любят лето. Нервы у них в это время года напряжены до предела. В городке много зелени, скверов, газонов, А в окрестностях живут фермеры. Крестьяне ездят в город верхом либо на телегах. Занявшись делами, они пускают своих лошадок пастись в юродские скверы. Чтобы положить конец безобразию, в городском совете постановили регистрировать лошадей подобно машинам. Хозяева обязаны теперь вешать своим савраскам таблички с номерами, чтобы полиция могла штрафовать нарушителей.

Не лучшим образом обстоят дела с соблюдением животными правопорядка и в других северных странах. Так, более шестидесяти лет существовал в Рейкьявике запрет на содержание собак. Объяснялось это тем, что домашние животные были тогда виновны в переносе паразитов.

В 1989 году городские власти решили отменить запрет, но перед этим провели референдум среди жителей Рейкьявика. В итоге оказалось, что свыше шестидесяти процентов горожан против отмены табу на собак.

Задумаешься тут о любви к четвероногим...

В настоящее время высказывают свое беспокойство и жители итальянского острова Сардиния: здесь развелось огромное количество бездомных собак (по некоторым подсчетам, почти семьдесят тысяч). Стаи одичавших четвероногих нападают на отары овец, наводят страх на обитателей деревень. А виной всему, по мнению итальянской печати, введение властями солидного налога на содержание домашних животных, что заставило многих собственников выгнать собак на улицу.

Забеспокоились и власти Бельгиистрана “перенаселена” собаками и кошками. Только в трех провинциях их оказалось более одиннадцати миллионов. И гуляют они, как каждому понятно, сами по себе и где хотят.

Кстати сказать, именно этими правилами руководствовался и двухлетний кот Бубу, проживавший в семье супругов Байер в баварском городе Пассау. Кот разгуливал не только по тротуарам, но и по садам близлежащих домов, не обращая внимания на таблички: “Частная собственность. Проход воспрещен!” Оказывается, зря не читал объявления. За беспечность он попал на скамью подсудимых. В ходе длительного судебного разбирательства Бубу признали виновным в “грубом вторжении в пределы частной собственности” и осудили к пожизненному домашнему аресту. За исполнением приговора обязали следить воспитателя неграмотного котофея.

Уникальный процесс привлек внимание населения ФРГ. Каждый день муж и жена Байер получали письма в свою поддержку. Музыкальная группа из Кельна просила сообщить точный адрес соседей, подавших в суд на мурлыку, чтобы устроить им под окном ночной концерт. Автор письма из Дюссельдорфа требовал в таком случае запретить выгуливать собак, поскольку они гораздо “опаснее” кошек и пачкают не только тротуары, но и стены домов. Множество писем поступило от адвокатов, которые предлагали свои услуги по защите котов в суде высшей инстанции. Другие просто сочувствовали супружеской паре.

Но что удивительно, ни у кого не вызвал недоумение сам факт судилища над блудливым котом. Суды над животными признаются обычным делом, как само собой разумеющееся. Ведь частная собственностьпревыше всего...

Бедные четвероногие чаще всего становятся бездомными во время летних отпусков, когда их безжалостно бросают на произвол судьбы уезжающие отдыхать их пестуны. Животные становятся распространителями эпидемий, враждебными по отношению к своим прежним благодетелям. Вот почему правительства некоторых государств, в частности Бельгии, ограничивают рождаемость собак и кошек. В Бельгии им позволено производить на свет потомство лишь раз в жизни.

Правда, газеты пока умалчивают о том, каким образом можно проконтролировать исполнение закона “о рождаемости” домашних живых особей.

Мы еще поговорим на эти социальные темы в главе “Домащний людоед”.

Глава 12: СОБАКИ - АФЕРИСТЫ

Обыватели одной из деревень округа Мачакос, что в восточной провинции Кении, вынесли смертный приговор черепахе. Безобидное животное, случайно оказавшееся вблизи людского жилья, обвинили в причастности к таинственной гибели шести человек У народа Кении существует поверье, что черепахи приносят несчастье.

В.Верт, “Животные и мистика”

Аргентинская полиция долгое время преследовала неуловимую банду, очистившую не менее двадцати особняков Буэнос-Айреса. Наконец поймали. Но на скамье подсудимых оказался лишь один из трех участников ограбленийглаварь банды Рзмон Руис. Двум другим подельникам удалось избежать тюрьмы. Такая снисходительность судей объясняется тем, что соучастниками Руиса были попугай и такса, обученные своим хозяином “обделывать” темные делишки. Они оставались на пороге особнякаобъекта преступленияи отвлекали внимание людей, чтобы те не могли помешать “домушнику” обчистить жилье. В зависимости от обстановки такса и попугай либо танцевали, либо, предупреждая своего повелителя о грозящей опасности, устраивали шумную потасовку.

Взаимоотношения человека и животных порой принимает извращенные формы. Нужно ли тут осуждать животных?

Сорокатрехлетний житель Вирджинии Джарретт Дин откусил голову гремучей змее за то, что она “первая его ужалила”. Причем ужалила не один раз, а пять, в том числе в язык и губы. А все началось с того, что Дин, катаясь на велосипеде в окрестностях городка Элктон, заметил на дороге эту гадину и попытался поймать ее голыми руками. Тогда она вцепилась в его руку первый раз. Дин на велосипеде помчался к дому знакомых, чтобы похвастаться добычей. За эти минуты извивающаяся змея дважды ужалила его в руку. Рассвирепев, Дин не нашел ничего лучшего, как откусить змее голову. Именно тогда она и ужалила его в язык и губы.

Незадачливый “охотник за змеями” в тяжелом состоянии доставлен в больницу.

27 декабря 1992 года в отделение милиции западного округа Москвы поступило сообщение о том, что по Ангарскому бульвару у дома номер один неизвестный, в состоянии алкогольного опьянения, натравливает свою овчарку на прохожих.

На место происшествия выехала группа немедленного реагирования. Увидев сотрудников милиции, правонарушитель натравил на них собаку. В этот момент один из милиционеров, защищаясь, произвел четыре выстрела по собаке. Правонарушитель задержан. Им оказался курьер Министерства иностранных дел.

Судья в одном из округов американского штата Техас в 1990 году приговорил собаку к смерти. Ей должны были сделать инъекцию соответствующего препарата.

 Мне крайне не хотелось это делать, но ущерб людям был нанесен большой,сказал судья Шелли Хэнкок. Собака породы боксер по кличке Маркус должна быть казнена не позднее чем через двадцать дней после судебного решения.

Собака действительно искусала многих людей, но предрешила свою собственную судьбу, напав на мужчину и женщину, которые и подали иск в соответствии с законом. По нему судебные власти получили право принимать решения о кончине собак, если они проявляют устойчивую склонность к опасному для здоровья людей поведению.

Подобный же смертный приговор вынес суд штата Вирджиния псу, который загрыз барана. Верховный суд, несмотря на резкий протест Общества охраны животных, оставил решение низшей инстанции в силе.

Можно обсуждать целесообразность или жестокость такого рода судебных вердиктов, но истина тут такова: коль владелец завел сторожевого пса, скажем, на приусадебном участке, то он должен позаботиться и о достаточно надежном заборе. Об этой аксиоме напомнил в 1992 году суд нижней инстанции немецкого города Франкфурта-на-Майне. Он обязал хозяина пса выплатить истцу триста марок компенсации за ущерб, причиненный здоровью пострадавшего.

Дело в том, что владелец усадьбы огородил ее территорию металлическим решетчатым забором с редко расположенными прутьями. Сторожевой пес. охранявший частное владение, ухитрился просунуть между ними голову и укусить прохожего, который, не ожидая такого коварного нападения, мирно шел вдоль ограды Пострадавший подал на хозяина собаки в суд и выиграл дело.

Иное наказание ожидало ротвейлера по кличке Ио-Ио, принадлежавшего жителю австралийского города Аделаида. Ротвейлер во время прогулки напал на маленького терьера. Безутешным было горе владельца собачки, престарелого пенсионера, когда на его глазах огромный пес убил его любимца. Неизвестно какое решение вынес бы городской магистрат, куда пенсионер обратился с просьбой наказать обидчика если бы не воспитатель ротвейлера. Перед лицом представителя власти он заявил, что нападение на терьера было необычным поступком для Ио-Ио, который до сих пор оставался настоящим джентльменом.

Представитель магистрата, отметив, что он впервые столкнулся в своей практике с характеристикой проштрафившегося пса. тем не менее наказал воспитателя Ио-Ио. Правда, не так сурово, как можно было ожидать,сумма штрафа составила двести австралийских долларов. Ему также рекомендовано научить “джентльмена” впредь вступать в противоборство с полканами, сопоставимыми по размерам

Наверно, ротвейлеру по зубам и другие по размерам собаки. Ведь его предки в средние века охраняли и сопровождали большие караваны скота. Название эти собаки получили от города Ротвейль-ам-Некао который прежде был центром торговли скотом По оценкам некоторых кинологов, ротвейлерзлобная собака и плохо дрессируется, ее рост — 63 — 68 сантиметров.

Этими сведениями о собаке судья не располагал.

Общепризнанный “король” желтой прессы Уильям Рандольф Херст поучал:

 Когда собака кусает человека, это не сенсация. Сенсацияэто когда человек кусает собаку.

Нет, человек не переродился обратно в обезьяну, просто нынешняя среда обитания творит с нами иногда такое, что ему хочется не только выть, как собаке на луну, но даже и “поцапаться” с собакой. Что, кстати, нередко и случается в жизни.

Во французском городе Бельфоре одну даму укусила на улице собака. Преданный муж потерпевшей тут же в отместку тяпнул владельца собаки. Оба пострадавших были отправлены в местный пастеровский пункт, где им сделали прививки от бешенства.

За бесчеловечное обращение с животными в 1989 году был приговорен к уплате штрафа в двести фунтов стерлингов великовозрастный повеса, проживающий в английском городе Халл. Он сначала ударил, а затем впился зубами в левое ухо барбоса, принадлежавшего соседу. Из объяснения, предоставленного виновным, следует, что он укусил животину с целью ее успокоить, так как до этого она сама куснула его два раза. События разыгрались после возвращения молодого британца с вечеринки, где он изрядно выпил. В решении суда записано, что ответчику запрещается в течение предстоящих трех лет владеть какой-либо собакой.

К сожалению, человечество в целом не может похвастаться высокоразвитым моральным сознанием в своем отношении к животным. Слишком много на памяти людей фактов массового уничтожения живых существ, включая и бродячих собак. Особо заметно это стало в Англии после того, как туда завезли пит-булей. Эти собаки раскололи общество на их защитников и их противников. Противостояние кончилось рукопашной: в 1991 году в Лондоне четверо англичан избили гулявшего в парке владельца пит-буля, а самого пса по кличке Тифон, ни в чем не повинного, убили.

Можно утверждать, что человек утерял, а точнеепредал забвению нравственную сопричастность к животным. хотя самим себе мы не желаем признаваться в этом. Для успокоения же своей совести создаем различные общества по защите животных, строим приюты для бездомных, брошенных нами же собак и кошек, страхуем их жизни от несчастных случаев, в том числе и от посягательства на их здоровье со стороны человека. В последние годы в некоторых странах стали усиленно страховать собак, причем на страховом полисе делают для надежности и убедительности отпечатки любимого собачьего носа. Но даже и эти меры не всегда спасают животное от гнева человека.

Кстати, вернемся к нашему эпиграфунападают черепахи на людей или нет? Сведения об этом в зоологической литературе отсутствуют в том числе их нет и в советском многотомном издании “Жизнь животных”. Но признавать черепах совсем безобидными и робкими тоже нельзя, так как некоторые их видыкусачие и агрессивные. Например каймановские черепахи хватают и водяных птиц и змей отмечаются случаи, когда они у купающихся людей откусывают пальцы. Свирепый нрав имеют черепахи-ридлеи. Выловленные из родной стихии, они доставляют немалые неприятности: насквозь прокусывают весло, кидаются на людей. В то же время зубов у черепах нет, челюсти у них покрыты заостренными роговыми пластинками.

Пищу сухопутных черепах составляют зеленые растения, плоды, изредка мелкие зверьки. Пресноводные черепахи, наоборот, в большинстве своем питаются мелкими моллюсками, членистоногими, рыбами поедая растительность в небольших количествах

Нам необходимо об этом знать для того чтобы дать правильную оценку событиям, произошедшим в Кении, где, исходя из суеверий, незаконно и необоснованно осудили черепаху. Как же ее наказали?

Когда дело дошло до исполнения приговора, ни у кого из жителей не хватило духа выступить в роли его исполнителя из боязни, что судьба жестоко его покарает. Не зная, как поступить с осужденной ее приковали к дереву, чтобы помешать ей совершать новые злодеяния. Спустя некоторое время комиссару округа удалось убедить аборигенов деревни в невиновности земноводного существа. Счастливое животное было отпущено на свободу.

В сложившейся ныне судебной практике животных посягнувших на жизнь и здоровье человека, ожидает обычно одна мера наказания — смерть. Так поступают во всех государствах. Животные давно утратили свою божественную значимость, превратились просто в слуг человека, а со слугами, известно, особо не церемонятся. Если же человеку причинен вред дикими зверямитем хуже для них.

Даже близость шумного города не напугала матерого волка, который в июле 1991 года в Полукнянском лесу напал на шестерых жителей Вильнюса. Трое из пострадавших были направлены в травматологическое отделение с множеством укусов.

А вот в начале 1992 года в приморской тайге произошла из ряда вон выходящая трагедия: тигр съел человека. Случилось это близ таежного поселка Унты, жертвой зверя-людоеда оказался охотник Василий Степанов.

В таежной глубинке, как утверждают эксперты государственного заповедника “Сихотэ-Алинский”, подобное ЧПисключительное, так как тигр первый не нападает на человека. Нельзя списывать горе и на неопытность охотника. Погибший, по мнению односельчан, знал тайгу как свои пять пальцев. Скорее всего, он надеялся достать “матроску”так на местном жаргоне называют шкуру тигра, за которую дельцы, не торгуясь, отдают автомобиль-иномарку, хорошо приплачивая сверх того.

Немецкий ученый Р. Бенц прогуливался по набережной Миссисипи в городе Куинси. Впечатления от пребывания в Соединенных Штатах были самые радужные. Они сохранились бы в его памяти на всю жизнь, если бы не странное происшествие... Когда Бенц присел отдохнуть на скамейку, к нему подбежала овчарка. Ученый поделился с ней бутербродом. Неожиданно из кустов раздался свист.  Овчарка молниеносно  засунула морду во внутренний карман пиджака незадачливого любителя четвероногих, выхватила бумажник и скрылась.

Прочитав сообщение об этом, принципиальный читатель скажет:

 Вы  хотите этот случай выдать за грабеж. совершенный четвероногим? Не трудитесь доказывать... Это случайные действия, имеющие лишь внешние признаки преступного деяния...

Не будем спорить. Познакомимся еще с двумя фактами.

Полиция южноафриканского города Кинг-Уильямстауна арестовала собаку породы доберман-пинчер по кличке Рекс. Псу предъявили обвинение в регулярном хищении молока. предназначенного его хозяину.

В течение четырех месяцев Рекс выпивал молоко которое оставляла у порога дома молочница. Отчаявшись самостоятельно поймать вора, хозяин обратился в полицию. Расследование было поручено группе сыщиков. Поначалу, как полагается, был составлен список подозреваемых, в который включили африканцев, не согласных с общественными порядками и неких вольнодумцев, которые пакостят людям назло Первое время находчивому Рексу удавалось водить за нос детективов. Но во время одной из засад доберман-пинчер был пойман с поличным: в тот момент он открыл зубами бутылку с молоком, повалил ее набок и лакал содержимое.

Второй факт. Блюстители порядка венесуэльской столицы — Каракаса задержали дерзкого и крайне трудного для преследования вора — доберман-пинчера по кличке Глоув. Собака, натасканная на кражи дамских сумочек и ручных часов, приносила их хозяину: им оказался двадцатитрехлетний Луис Альберто Кинтеро. Кинтеро угодил за решетку, а его пес поступил на перевоспитание в специальную школу подготовки полицейских собак.

Тут комментарии не требуются, ведь правонарушения, совершаемые живыми существами, описаны н детективной литературе не однажды.

Впервые животные получили “роли” в произведениях Эдгара По и Конан Дойля — соответственно в рассказе “Убийство на улице Морг” и в повести “Собака Баскервилей” В рассказе повествуется о жестоком убийстве двух женщин, осуществленном орангутангом; последний проник через окно в квартиру расположенную на пятом этаже дома. В повести убийство реализуется с помощью собаки, хозяин которой разрисовал ее фосфором, отчего она воспринималась людьми как привидение; хозяин выпускал ее ночью для того, чтобы расправляться со своими недругами. Вот как поведал об этой собаке знаменитый доктор Ватсон: “Я выпрямился и. почти парализованный тем зрелищем, которое явилось моим глазам потянулся ослабевшей рукой к револьверу. Да? Это была собака, огромная, черная как смоль. Но такой собаки еще никто из нас, смертных, не видывал Из ее отверстой пасти вырывалось пламя, глаза метали искры, по морде и загривку переливался мерцающий огонь. Ни в чьем воспаленном мозгу не могло бы возникнуть видение более страшное, более омерзительное, чем это адское существо, выскочившее на нас из тумана”.32

С помощью животных в детективной литературе людей убивали самыми разнообразными способами, даже с помощью комара, лапки которого окунали в яд. Наверное, самые низменные поступки, которые допускает человек, заключаются в том, что он привлекает к преступной деятельности “друга человека” против человека. Как тут не припомнить выражение Эмиля Золя“Человекзверь”, применительно к человеку, в котором сильны грубые, животные инстинкты.

Про собаку говорят, что она будто умеет отличить добро от зла. За полтысячелетия до новой эры в китайской “Книге обрядов“Ли-Ци” было записано, что собака есть зверь, который отлично стережет и безошибочно определяет нрав и умыслы людей; но не остается с тем, кто не такой, каким старается казаться, а только притворяется.

Хорошо, если таких разборчивых собак большинство. А как быть, когда среди собак встречаются церберы? А как быть, если их великое множество? Каковы же тогда нравы их владельцев? Может, что-то случилось с обществом и психикой его членов?

Российский кинофильм о Шерлоке Холмсе, роль которого сыграл киноартист Василий Ливанов, признан, как объявлено, самым лучшим в мире из многочисленных киносериалов об этом знаменитом сыщике. Но не каждый знает о суждении киноартиста о братьях наших меньших. Вот что он сказал однажды в интервью журналистам:

 Испокон веков нравственный облик человека определял поведение его собаки. В фильме о Шерлоке Холмсе, где я снимаюсь в главной роли, противник моего героя превратил собакунашего исконного другав орудие убийства. Нередко нас и в жизни пугают этакой “собакой Баскервилей”, но важно помнить, что дело не в ней, а в личности того, кто ее воспитывает. Он волен послать ее на подвиг, как это было в годы Великой Отечественной войны, или на преступление, как у Конан Дойля.

Бесспорность этого мнения не требует доказательств, хотя...

В городе Новодвинске некий самодеятельный дрессировщик в 1992 году вывесил на видных местах объявления о том, что готов продать желающим очень ценных по нашим временам собачек. Они прекрасно ориентируются в очередях у прилавков: стоит кому-то зазеватьсясобака хватает сумку с продуктами и тащит ее своему хозяину, который прогуливается возле магазина.

Глава 13: ДОМАШНИЙ  ЛЮДОЕД. 

 

В первом квартале 1995 году в больницу обратилось более 15О человек, покусанных собственными собаками. Из них: пит-булями - 32 человека, бультерьерами - 71 человек, ротвейлерами - 12 человек, остальными породами - 35 человек.

" Московский комсомолец"

                                

 

В Карпатах появились десятки одичавших собак, которые бродят стаями, нападают на домашних и лесных животных. В некоторых лесничествах проводится массовый отстрел диких псов, фамилии лучших стрелков публикуют местные газеты.

 

" Московский комсомолец"

 

В последнее время бомжей, незаконно поселившихся в 3О-ти километровой зоне отселения возле Чернобыля охватил панический страх. И причиной тому явился не повышенный уровень радиации в этих местах, а ...  собаки. Да - да , обыкновенные собаки, брошенные на произвол судьбы в спешке эвакуированными хозяивами. Впрчем, не совсем обыкновенные.  Выросло новое поколение, получившееся в результате скрещивания одичавших собак и волков.

 

Волкособаки отличаются от своих сородичей необычайной кровожадностью, они не боятся человека, огня, выстрелов. Собираясь в стаи, они совершают набеги на близлежащие деревни, наводя ужас на их обитателей. Пока известно лишь о нескольких случаях, когда люди становились жертвами волкособак. Но предполагается, что погибших от острых клыков свирепого зверя гораздо больше. Ведь статистики о пропавших бомжах никто не ведет.

“Российская кинологическая газета”

Только не подумайте, будто я вас запугиваю или пытаюсь опорочить определенные породы собак. Напротив, рассказ о психологических особенностях разных пород собак будет вполне уместен в этой книге.

 

Бультерьер. Это - ГЛАДИАТОР среди собак. Крепко сбитый, мускулистый,

полный энергии и абсолютно бесстрашный. /В третьей части вы прочтете

прекрасный рассказ о бультерьере/.

 

В то же время- своеволен и упрям. Нуждается в больших физических

нагрузках. Выводился и применялся, как ОХОТНИЧЬЯ, а не служебная

собака. (По классификации Международной кинологической Федерации

булей относят к группе рабочих терьеров, причем под работой

подразумевается работа позверю.)

 

В главе, где пойдет рассказ о рабочих и психологических качествах

разных пород, вы сможете узнать о бультерьерах и их родственниках:

пит-бультерьерах, бульдогах, стаффордширских терьерах. Задача

этой главы - помочь вам разобраться в огромном количестве рекламы,

где, если вы думаете, ЧЕМ дороже порода - ТЕМ лучше. И удержать

вас от ошибок в выборе друга.

 

И уж коли, речь шла о бультерьерах, проведем первый разбор, используя

их в качестве наглядного пособия.

 

В Калининграде живет хитрый мужичок-кулачок Сергей С. Его "бизнес"

заключается в вывозе из Польше и продаже в России бультерьеров.

Когда владельцы щенков, а на его удочку чаще попадаются новички,

неопытные в собаководстве, месяцев через шесть звонят ему и

жалуются, что песик становится опасным, кусает хозяев, завязывает

на улице драки с другими собаками, бросается на прохожих, он отвечает

хладноковно: усыпите...

О том, что ему самому порой приходится прятаться в туалете от

"расшалившихся" псов, он не упоминает.

 

Кстати, сила сжатия челюстей у булей достигает 21 АТМОСФЕРЫ, почти

столько же, сколь у тигра.

 

Держать в городских условиях рабочую охотничью собаку вообще

безнравственно. Кроме того, не имея достаточных физических

нагрузок, ( а булю нужны очень большие нагрузки), он

расходует свою энергию на различные "пакости", на шалости. А

шалость у этой упрямой и самолюбивой собаки легко перерастает

в агрессию.

 

Вдобавок, бультерьер почти не чувствителен к физической боли.

Шлепок, который заставил бы заскулить овчарку воспринимается

им, как дружеское похлопывание, ласка, приглашение к игре.

 

Как и многие охотничьи собаки бультерьер не делит людей на

СВОИХ и ЧУЖИХ, доверчив к посторонним, почти не понимает

ОХРАНУ жилища.

 

Чрезвычайно труден в дрессировке. Легко приходит в ярость,

тогда совершенно игнорирует тормозящие, запрещающие команды.

 

Даже в охоте на кабана, сделав хватку не отскакивает, как

другие собаки, а повисает на звере. Поэтому чешские охотники,

работая с булями, используют не огнестрельное, а холодное

оружие - охотничий тесак или копье.

 

Конечно же, бультерьера, как и любую другую породу, можно

заставить выполнять функцию защитно-караульной и розыскной

собаки. На состязаниях по этим службым они, бывало, оставляли

далеко позади другие породы. Но зачем это нужно, когда есть

множество собак с врожденными качествами.

 

В Европейских странах бультерьеров чаще всего держат в сельской

местности, как спутника человека, друга семьи. Но, для того,

чтобы получить право на его содержание, хозяин должен сдать с

молодым псом экзамены на общее послушание.

 

Если обыный служебный пес приравнивается к холодному оружию,

то булей можно сравнить с оружием ОГНЕСТРЕЛЬНЫМ. Разъяренный

буль способен справиться двумя-тремя мужчинами, вооруженными

палсками. Одно время кинологов Запада очень взволновали случаи

нападения булей на людей со смертельным исходом. Оказывается,

преступники начали применять пит-булей для расправы над

неугодными им.

 

Те, кто работал с булями, жалуется на некоторую ОГРАНИЧЕННОСТЬ

этих собак. Тут они ошибаются. Это не ограниченность, а

особенность специфической породы, породы, которая предназначена

для одного, вполне конкретного дела, а используется совсем по

другому. С таким же "протестом" собаки к дрессуре вы столкнетесь,

если попытаетесь сенбернара-спасателя учить кусать людей.

 

Теперь пару слов о ротвейлерах. Он хорошо зарекомендовал себя в

качестве надежной защитно-караульной собаки, используется для

патрульно-постовой службы в регионах с мягким климатом, но не

надо забывать, что не так уж давно он был пастушьей собакой.

Кавказская овчарка, ротвейлер, пули, Пуми, южнорусская овчарка.

Пройдет время, эти великолепные породы в результате направленной

селекции изменятся генетически и мы будем рекомендовать их для

содержания в квартирах, как рекомендуем бывших пастухов - колли

или немецкую овчарку. Рабочие, служебные качества также хорошо

передаются по наследству, как и внешность, экстерьер.

 

Недавний же "пастух" - не совсем домашнее, квартирная собака.

Отчасти, из-за привычки жить в стае, в своре, отчасти - из-за

некоторой сдержанности в нападении. Для нее атака однозначна:

хватай и грызи врага. И, если ее переориентировать с волка,

шакала - на человека, она будет охранять "свое стадо" - вашу семью

с той же безудержной отвагой и яростью.

 

Если вы опытный кинолог, опытный дрессировщик - лучше собаки вам

и желать не надо. Но, когда вы всего лишь любитель, не советую вам

подвергать риску окружающих и себя.

 

Вы можете сказаать, что отдрессировать пса вам помогут профессионалы.

Да, конечно. Отдрессируют, прекрасно отдрессируют, но жить то

собака будет не с ними, а с вами. Ослабятся из-за вашей неопытности

тормозящие рефлексы, или захочет пес проверить, кто в доме лидер,

(а кобели любят устраивать такие проверки), и вы не среагируете на

эту проверку как надо. Второй раз пес проверять не будет, он сразу

пойдет в смертельную атаку.

 

Представляю, с какой злостью эту главу будут читать собаководы -

"бизнесмены", делающие на неграмотности любителей бешенные деньги.

Торговля не очень популярными на Западе породами, притом худшими

представителями этой породы часто с фальшивыми родословными,

стало чрезвычайно выгодным предприятием. Сколько бегает по Москве

чау-чау, собак, за которых любители "моды" отдали громадные

деньги.

 

ЧАУ-ЧАУ. Замечательная внешность, напоминающая льва, уникального

цвета- синий язык, великолепный спутник того, кто любит

спокойствие, избегает шума, ссор с другими собаками.

 

Все в этой рекламе правильно. Не хватает для объективности одного

предложения: "Собака очень независимая, не позволяет поработить

себя дрессировкой, не понимает шуток, не умеет играть, склонна

к бродяжничеству".

 

Серый генерал Геллен /1943 год/, разведка, Абвер / в качестве

защитно-караульных собак держал двух фокстерьеров. Они сидели на

небольших тумбах с обеих сторон его рабочего стола. Малейшая

угроза /жестом, голосом, движением/ их хозяину - псы как снаряд с

катапульты, летели на противника: один в лицо - другой в пах.

Фоксы бесстрашные, очень быстрые псы с великолепной хваткой.

Справится под землей в норе с лисой может не каждый пес.

 

Так что же, будем брать фоксов и дрессировать их защитно-

караульной службе? Не проще ли приобрести специально для этого

приспособленного, выдержанного и умелого эрдельтерьера.

 

Иногда говорят - нет плохих собак, есть плохие хозяева. Это

не совсем правильно. Во-первых, в каждой породе есть и плохие,

и средние, и отличные экземпляры - все как у людей. Во-вторых,

любая собака станет плохой, если будет использоваться не по

назначению.

 

Посадите аристократа-дога во дворе на цепь. Если собака не

погибнет, то станет человеконенавистником. И вылечить ее от

недоверия к людскому племени будет почти невозможно.

 

В совдеповском питомнике "Красная Звеза" пытались с совдеповским

апломбом выводить собственные породы. Рассуждали там по-

коммунистически: два плюс два равно столько, сколько надо

партии.

 

Взяли они кавказскую овчарку и скрестили с сенбернаром.

Получилась московская сторожевая, оригинальная собака, лишенная

как караульных способностей кавказца, так и спасательных - сенбернара.

Правда, большая получилась собака.

 

Тогда горе разведенцы взяли того же кавказца и скрестили с

ньюфаундлендом. Получился водолаз, не умеющий толком ни

плавать, ни охранять.

 

Много лет назад была еще одна интересная попытка: дог с

овчаркой. Московский дог одно время служил для хвастовства его

создателей. Теперь об этом странном гибриде помнят не многие.

 

Я привел эти горькие примеры вовсе не с целью критики отечественных

методов селекции. Как нельзя, скрестив две разные породы, быстро

получить в метиссе устойчивые лучшие качества каждой, так нельзя

заставить быстро одну породу выполнять функциюи другой. (Нет,

если очень захотеть - можно. Один раз, да и то не всегда. Но мы

не разбираем исключения из правил.)

 

Вам нужен пес для охраны квартиры и семьи? Квартира небольшая, в

содержании собак особого опыта не имеете. Предлагаю на выбор:

эрдельтерьер, ризеншнауцер, боксер, немецкая овчарка. У каждой

породы свои достоинства, свои недостатки. Но все они достаточно

легко дрессируются, удобны в содержании, врожденно недоверчивы

к посторонним.

 

Вам нужен пес для охраны двора? Кавказская, южнорусская, среднеази-

атская, немецкие овчарки к вашим услугам. Неприхотливы к климату,

к пище, отличные сторожевые качества.

 

Вы малоподвижны, не любите беспорядков, вам нужен друг такого

же склада? Английский бульдог, такса, кокер-спаниель, французский

бульдог, той-терьер, пудель ... выбор огромен. Походите на площадку,

занимаются с собаками, в клуб собаководов. Пообщайтесь, изучите

вопрос, как говорится, живьем. Не спешите. Вы не собаку покупаете,

вы хотите привести в дом ЧЛЕНА СЕМЬИ.

 

Вот, посмотрите на таблицу популярности собак в разных странах.

 

Каждый год в странах, имеющих единую племенную книгу, составляется

список количества зарегистрированных собак всех пород, в разных

странах отдается предпочтение породам, сильно отличающимся друг

от друга.

 

Так американцы предпочитают декоративные породы, а также

крупных собак для охраны. Англичане еще более склонны к небольшим,

но с красивой внешностью любимцам. У Японцев подавляющее большинство

собак мелких пород, что по всей вероятности связано с их бытом и

отсутствием больших площадей для выгуливания и содержания крупных

животных.

 

Только одной охотничьей породе - финской гончей удалось

стать самой популярной среди всех остальных пород своей страны.

 

Весьма оригинальна популярнейшая порода собак ЮАР - стафорширский

бультерьер, внешность которого вряд ли соотвествует общепринятым

канонам собачьей красоты. По всей вероятности, популярность той или

иной породы в какой-то из стран определяется не только климатическими

условиями и бытом, но и модой.

 

ЮАР

1. Стаффорширсий бультерьер - 8.577

2. Бультерьер - 3.893

3. Немецкая овчарка - 3.877

4. Ротвейлер - 2.925

5. Английский бульдог - 2.009

6. Лабрадор ретривер - 1.451

7. Йоркширский терьер - 1.148

8. Родезийский риджбек - 891

9. Все таксы - 874

10. Доберман - 811

 

НОВАЯ ЗЕЛАНДИЯ

1. Лабрадор ретривер - 1.219

2. Немецкая овчарка - 1.181

3. Ротвейлер - 999

4. Боксер - 559

5. Золотистый ретривер - 554

6. Стаффорширский бультерьер -488

7. Вельш-корги пемброк - 423

8. Бультерьер - 319

9. Все таксы - 311

10. Ковалер-кинг-чарлз-спаниель - 293

 

ИТАЛИЯ

1. Немецкая овчарка - 27.339

2. Английский сеттер - 19.341

3. Йоркширский терьер - 9.470

4. Бритонский эпаньол - 7.079

5. Курцхаар - 5.794

6. Пойнтер - 5.882

7. Боксер - 4.436

8. Все пудели - 3.308

9. Сибирский часки -3.018

10. Доьерман - 2.816

 

ФРАНЦИЯ

1. Немецкая овчарка - 15.701

2. Йоркширский терьер - 6.260

3. Лабрадор ретривер - 6.011

4. Сибирский хаски - 5.668

5. Бритонсий эспаньол - 5.668

6. Все бельгийские овчарки - 5.089

7. Все таксы - 4.798

8. Английский сеттер - 4.564

9. Все пудели -4.530

10. Бриар - 3.951

 

ФИНЛЯНДИЯ

1. Финская гончая - 4.101

2. Немецкая овчарка - 3.06

3. Золотистый ретривер - 2.397

4. Лабрадор ретривер - 1.867

5. Норвежский элкхаунд - 1.744

6. Финский шпиц - 1.721

7. Длинношерстный колли - 1.405

8. Тибетский спаниель - 1.192

9. Кавалер-кинг-чарлз-спаниель - 923

10. Кокер-спаниель - 882

 

ВЕЛИКОБРИТАНИЯ

1. Йоркширский терьер - 25.665

2. Лабрадор ретривер - 25.456

3. Немецкая овчарка - 18.986

4. Уэст-хайленд-уайт терьер - 18.688

5. Кавалер-кинг-чарлз-спаниель - 16.832

6. Золотистый ретривер - 15.983

7. Кокер-спаниель - 12.866

8. Английский спрингер спаниель - 11.349

9. Стаффорширский бультерьер - 7.609

10. Все пудели - 7.224

 

АВСТРАЛИЯ

1. Немецкая овчарка - 2.683

2. Ротвейлер - 1.769

3. Лабрадор ретривер - 1.108

4. Доберман - 878

5. Боксер - 863

6. Австралийская скотогонная собака - 752

7. Все пудели - 683

8. Бультерьер - 633

9. Кавалер-кинг-чарлз-спаниель - 615

10. ЧИа-хуа-хуа и колли - 526

 

США

1. Американский кокер-спаниель 105.642

2. Лабрадор ретривер - 95.768

3. все пудели - 72. 798

4. Золотистый ретривер - 64.848

5. Ротвейлер - 60.470

6. Немецкая овчарка - 59.556

7. Чау-чау - 45.271

8. Все таксы - 44.470

9. Бигль - 42.499

10. Миниатюрный шнауцер - 39.910

 

ЯПОНИЯ

1. Щи-тцу - 32.407

2. Шелти - 28.856

3. Сибирский часки - 26.625

4. Померанский шпиц - 23.730

5. Мальтийская болонка - 23.087

6. Йоркширский терьер - 19.717

7. Все пудели - 12.276

8. Бигль - 11. 768

9. Все таксы - 10.31

10. Мопс - 9.672

 

В преведенной статистике есть своеобразная закономерность.

В развитых странах грозные, "кусучие" собаки держит меньшая

часть населения. А в ЮАР, например, картина почти такая же, как

в России. Тут виноваты и криминальная обстановка в стране, и мода.

 

Теперь давайте рассмотрим более подробно, какую породу нам лучше

завести? Первейший вопрос у начинающего собаковода: какая порода

самая лучшая? Стоит сказать, что нет и не может быть лучшей, чем

другие породы, что советовать что-то определенное незнакомому

человеку невозможно, сразу же возникает недоумение, а то и - обида.

 

Среди любителей почему-то бытует несколько стойких, хотя и

взаимоисключающих убеждений. Считают, что: самая лучшая порода -

она же самая дорогостоящая; самая лучшая - та , которая самая

распространенная; самая лучшая - "универсальная".

 

Хочется напомнить, что самая дорогостоящая - просто-напросто очень

редкая в данном месте в данное время /вспомним афганскую борзую

в первые два года ее появления в нашей стране/, либо эта порода

малочисленная из-за большой сложности выращивания и содержания

/голые собачки, шарпей, английский бульдог/. Кроме того, цена

зависит от капризов моды. Так-что по стоимости щенка никак нельзя

решить качество породы.

 

Распространенность породы, опять-таки связанная с модой, говорит

лишь об относительной легкости разведения и содержания таких собак,

как например, миттельшнауцеры. Эти породы соответствуют неким

стандартным представлениям о том, какова должна быть домашняя собака

вообще, но это вовсе не значит, что массовое мнение может совпасть с

желанием конкретного человека. Наконец, "универсальность" - одна из

самых ЖИВУЧИХ легенд собаководов. Подразумевается, что собака умеет

делать все, годна для любой службы, подходит любому человеку.

 

В действительности такие породы мало специализированы /золотой ретривер,

столь популярный на Западе/, в какой-то мере удовлетворяют широкому кругу

требований, но в каждом конкретном виде использования уступают "узкому"

собачьему специалисту.

 

Искатели самой лучшей породы почему-то никогда не задумываются, зачем

в мире существует более 400 тысяч пород собак. Если бы часть из них

была намного хуже других, то "худшие" породы давно перестали существовать.

 

В том и дело, что как каждый человек уникален по своему характеру,

физическим и умственным возможностям, условиям жизни, так и собака

должна подбираться в соответствии с этим человеком. И тут речь идет не

о ЕДИНСТВЕННОЙ породе для этого человека, но и о ЕДИНСТВЕННОМ

представителе этой породы. При выборе щенка мы, пусть грубо, можем

выделить щенка с определенным характером: Флегматика, озорника.

 

Но что же следует учитывать, выбирая, хотя бы приблизительно,

подходящую породу?

 

РАЗМЕР. Крупные собаки одним своим видом внушают почтение окружающим,

да и хозяину приятно чувствовать мощь послушного ему питомца. Такие

собаки безусловно хороши как охранники, спутники в длительных прогулках.

Однако, им требуется много корма, достаточно места, большие физические

нагрузки.

 

Маленькие собачки не требуют много места, с ними проще гулять и ездить

в транспорте. И живут они дольше, чем крупные собаки. Средние собаки

соответствуют качествам первых и вторых.

 

ТЕМПЕРАМЕНТ. Подвижную, энергичную собаку легче держать в хорошей

физической форме, но и прогулки с ней отнимают больше времени и нервов,

да и в доме она занимает больше жизненного пространства. Дрессировка

их сложна; собаки со взрывным темпераментом (шнауцеры, доберманы,

фокстерьеры /почти все терьеры/, боксеры) могут создать массу

конфликтных ситуаций для своего хозяина.

 

Спокойная, флегматичная собака удобна тем, что в доме ее "меньше", она

не суетится, не шкодит, не пристает с играми. На прогулке не сдерживать,

а на оборот - заставлять шустро двигаться. Делая выбор такой породы,

не надо забывать, что ньюфаундленд и сенбернар не приспособлены для

караульной службы.

 

ШЕРСТЬ. Длинная шерсть требует дополнительного ухода. Достаточно

практична шерсть средней длины с подшерстком. Гладкошерстные собаки

плохо защищены от непогоды, их мелкие волосики во время линьки

убирать труднее, чем длинные. Наиболее практичны жесткошерстные собаки

/терьеры и шнауцеры/. Они не линяют, шерсть у них ростет как у овец -

постоянно. Однако, выщипывание отмершей шерсти /тримминг/ требует от

владельца определенных навыков и терпения.

 

НОГИ, УШИ. Собаки экзотической внешности вызывают умиление. Очень

своеобразны коротконогие бассеты, таксы, мелкие терьеры. Но в

длительных прогулках они вам не товарищи. Короткомордые собаки

бульдоги, мопсы, очень эффективны. Но они предрасположены к отдышке,

тепловым ударам, сердечно-сосудистым заболеваниям. Во сне они храпят,

как пъяные грузчики. Длинные уши /бассет, бладхаунт, спаниель/ легко

травмируются. "Ушастики" часто страдают воспалением среднего уха.

Длинноногие псы /доги и борзые/ на выгуле в азарте могут разбиться о

дерево.

 

С практической точки зрения наиболее удобны собаки со стоящими или

полустоящими ушами, средними конечностями и достаточно вытянутой

мордой.

 

Кроме темперамента собаки и ее внешности, крайне важна современная

или ее бывшая "прфессия", потому что подавляющее большенство собак -

труженики, специально созданые для определенной службы. Мы уже

рассказывали о собаках - "пастухах", собаках-спасателях, собаках-

"охотниках".

 

Высокопрофессиональный дрессировщик может любую породу подготовить

для любой службы, но это очень сложно и в ряде случаев

противоестественно. Не забывайте, собака-компаньон - это тоже

профессия: она должна быть дружелюбна, уравновешена, контактна.

 

Добронравие требуется и от собак мелких пород. Злобное живое

украшение - нонсенс. Вред ли китайские императоры стали терпеть бы

пекинесов, кусающих их в собственном дворце за пятки! Если же

требуется телохранитель, товыбирать надо среди специальных пород,

а не переделывать для этого "охотника" или "спасателя".

 

Решив, какие качества важны для вас в будущем питомце, остановите

свой выбор на нескольких породах, а не перебирайте все, ныне

существующие.

 

Человек и собака могут быть счастливы только тогда, когда идеально

подходят друг другу. Но единственная идеальная собака - это собака,

которую вы любите и которая любит вас.

 

В заключении этой главы предлагаем вам перевод лирической статьи Иржи

Марика из сборника "Обыкновенная собачья жизнь".

 

 

Если человек несмотря ни на что все таки решился завести

собаку, ему не остается ничего иного, как отправиться за ней. Пешком

или на транспорте. По указанному адресу, к человеку, который среди

собачников именуется "заводчиком".

 

Для того чтобы иметь "питомник на дому",

прежде всего необходима сука, а затем и кобель, а кроме того, огромный,

просто невероятный опыт и познания. Владелец "питомника" обязан быть

заядлым членом кого-нибудь клуба и свою собаку усердно натаскивать и

обучать всевозможным премудростям, чтобы получить соответствующие знания

и оценки (речь конечно же идет о собаке). Только после обучения собаки

ее потомство вписывается в родословную книгу.

 

Владелец должен иметь

соответствующую территорию, которая будет отведена собакам, по меньшей

мере предоставить им часть комнаты, у него должны быть снисходительные

соседи, которые не станут предъявлять претензий, потому как щенята

начнут беспокоить их своим скулежом, но самое главное - ему просто не

возможно не быть одержимым идеей, что в результате всех его усилий и

стараний в конце концов на свет появятся самые прекрасные щенки вельшей,

овчарок или кокер-спаниелей, и также пекинессов, биглей, бассетов,

лабродор-ретиверов, йоркшир-терьеров, шелти ... Ведь это и есть истенная

гордость заводчика: он выводит одну, избранную им породу, и дело его

чести заселить мир именно этими собаками.

 

Поэтому заводчик заседает во

всевозможных коммитетах, ходит на субботники и воскресники, чтобы как

можно лучше оборудовать при клубе площадку для собак. Он должен сколачивать

и сбивать щиты, перекладины и лесенки, а также утромбовывать беговые

дорожки. Короче говоря, у такого человека хлопот полон рот, его никогда

не застанешь дома, потому-что он вечно пропадает вместе со своей

собакой (или своими собаками) то на площадке, то в клубе, то на лекции

о развитии собачьей челюсти.

 

Его жизнь омрачают кошмары, что он

случайно отдаст щенков людям, которые воображают, будто иметь собаку -

лишь развлечение, в то время как это каторжный труд. Он, как

дисциплинированный функционер, бореться с нерадивыми хозяевами, которые

балуют и нежат своих собак, в то время как настоящий любитель-

собаковод приучает их к дисциплине. От дисциплинированных родителей

рождаются дисциплинированные поколения. Собаковод-любитель живет, как

говорится, яркой и полнокровной общественной жизнью. В прочем дома его

считают психом, ничтожеством и никчемным мужем.

 

И так, к такому вот энтузиасту и направляет свои стопы человек, который

надумал завести собаку. Там его уже ожидает щенок, существо очаровательное,

какой бы породы он ни был. Это маленький лохиатый шарик или голенастый

дылда, который, естественно, еще будет рости; щенок может быть черным,

белым, ласковым либо ворчливым, но человек, увидав эту прелесть, непременно

тут же сомлеет, растает,а следовательно он пропал. Он сразу же загорается

безумным желанием стать собаководом, но сначала становится собаконосом,

потому-что малыша приходится нести в сумке или в объятиях, или увозить в

автомобиле, и у него, соответственно, будет мокрая сумка, мокрый рукав,

или лужа на заднем сидении машины.

 

Даже самые чистоплотные собаки от чрезмерного волнения ведут себя в

такие минуты непристойно. Хозяева щенят,как правило, сопровождают подобные

эксцессы восклицаниями: "Непонятно, что это с ним такое, именно этот

щенок всегда отличался исключительной аккуратностью..." Но тот, кто

пришел за собакой, настолько взволнован и растроган, что ему поведение

малыша не претит. Он охотно выслушивает длинный ряд подобных советов,

ему рекомендована обширная литература, он должен повторять кучу

непременных правил, без которых просто не может вернуться домой, и потому

остется удивляться, если с ним не стряслось то, что стряслось со щенком.

 

Наконец переговоры закончены, меня, правдаа, одолевает искушение сказать:

сделка состоялась, ведь приобретение собаки не обходится без затрат,

собака стоит денег, но об этом говорить не принято; стыдно говорить о

купле-продаже в присутствии живого существа, которое вас с растерянностью

и ужасом разглядывает. У вас екает сердце, щеночек скулит, и это мгновение

практически бесценно. Заводчик после вашего ухода вычеркивает из

блокнота еще одного щенка. Теперь ему предстоит переделать огромное

множество дел, чтобы через како-то время переслать вам синенькую

книжечку "Родословная собаки", где указаны основные данные о существе,

которое вы уже успели назвать, скажем, Пупся, хотя его официальное имя

Арист фон Гиршберг - ибо каждая порядочная собака обладает столь

блистательным разветвленным генеалогическим древом, что у вас захватывает

дух и вы искренне конфузитесь перед ней за себя. Вам едва ли известно,

что ваш дедушка родом из Одоленой воды, а бабушка из какой-то деревушки

под Яромержем, в то время как собачьи предки известны почти до

неуловимого прошлого (т.е. до четвертого колена). А это, изволите ли

знать, шестнадцать предков блистательнейших имен, и все они "фон", или

попросту "из", а у вас-то имечко, мягко говоря, куда как простенькое...

Впрочем, щенку его генеалогическое древо безразлично, он сидит у мискки с

молоком и облизывается, как самый обыкновенный подзаборник, а не

аристократ фон Гиршберг. Собака всегда демократична, аристократку из нее

корчит заводчик, и она тут ни при чем.

 

Естественнно, человека, возвращающегося домой со щенком, ожидают дома

с большим нетерпением. У него самого было время разобраться, он в какой-то

мере имел возможность выбора, но домашние томятся в ожидании: кого же

он принесет? "Такой недотепа, - лихорадочно думает супруга. - Уж я- то

его знаю. Обязательно выберет что-нибудь не то, ни разу еще не выбрал

хоть что-то мало-мальски стоящее, если, разумеется, не считать меня..."

 

Дети тоже ждут. Они выдвигуют невероятные пожелания, чтобы папа,например,

принес пса, которого все остальные дети станут бояться. Сын в глубине души

хочет, чтобы отец привел крокодила, ведь собаки теперь у всех и у каждого.

Но тут в переднюю входит новоиспеченный собаковод и все члены семьи

кидаются ему навстречу. Щенок визжит с перепугу и делает попытку

забраться под калошницу, но это ему не удается, зато удается напустить

лужицу под диваном.

 

Мужчина, который принес в дом собаку, повторяет в уме все, что ему

известно о воспитании млекопитающих под названием "собака", и принимается

совать щенка мордочкой в лужицу, угрожая всевозможными карами, но

домашние обзывают его бессердечным, а хозяйка дома с энтузиазмом, который

довольно быстро улетучивается, бросается лужицу подтирать.

 

Затем в полном соответствии с предписанием - многие пособия по собаководству

настаивают на необходимости этого - собаку проводят по всем комнатам,

чтобы она могла обнюхать и узнать свой новый дом, а также увидеть, сколько

ковров ей придется перепачкать и изгрызть, сколькл скатертей сдернуть на

пол и сколько кресел замусолить своей шерстью, пока она вырастет и станет

умной собакой, которая всего этого больше не делает и знает свое место,

там ей лучше всего, потому что это единственный уголок, куда она может

скрыться, если дома шум и гам, что бывает почти постоянно.

 

Итак, собака бредет по квартире и оглядывается, семейство следует за

ней, лица у всех напряженные, им, естественно, очень хотелось бы

спросить у щенка, нравится ли ему новое жилье, но, увы, только по взгляду

можно определить, что благородному чужаку у них нравится. Еще бы.

Молодая собака больше всего любит познавать новое, но, обойдя дом, щенок

начинает тосковать по старому гнезду и, пренебрегши светлым ковриком,

рвется обратно на родную подстилку. Он скулит и плачет не переставая, и

у членов семьи нервы ходят ходуном. С его (щенка) стороны это просто

невежливо, у них тут так красиво, все знакомые завидуют, а н (щенок)

недоволен. Ему наперебой суют всякую вкуснятину, которую собака по своему

усмотрению лопает или нет, продолжая предаваться тоске.

 

Прозорлив тот, кто отправляется за щенком, когда тот подрос, когда стал

уже немного собакой. Говорят, будто самый лучший щенячий возраст -

месяца три от роду, ибо в таком возрасте он уже стремится удрать из дому

и мужественно переносит свое первое горе отчуждения. Но сколько бы времени

ему не было, он громко тоскует дня два-три, потом успокаивается, если,

конечно, хозяин не отправляет его на поселение во двор. Там щенок воет

долго и помногу, и вся округа знает, что вы завели себе собаку. Из-за

соседей вы, возможно, возьмете собаку обратно в дом, а когда вам станет

совсем невмоготу, то и к себе в постель. Тут-то и решится ваша судьба.

Соседи теперь спят преотлично, зато вам уже никогда не удастся выспаться.

Щенка легко взять в постель, но абсолютно невозможно из постели выгнать.

Это основное кинологическое правило, подтвержденное долгими годами опыта.

 

Предположим, вы этой ошибки не совершили, но вам все равно предстоит

совершить их предостаточно, и все они дадут о себе знать. А пока, друзья,

сохраняйте спокойствие и хорошее расположение духа, ведь теперь вы -

обладатель самой прекрасной собаки в мире, и если пока еще в том

сомневаетесь, то месяца через два-три подобное кощунство вам и в голову

не придет.

 

Глава 14: Из богов - в дьяволы

Но ведь кошка - это сам призрак, это сам демон, это сама осторожность и сама шутка.

(Теодор Лессинг)

 

...Шекспир в своих произведениях упоминает кошек 44 раза. Однако эти животные у него безымянны, не индивидуализированы. У многих других авторов кошачьи личности более конкретны. Кот в сапогах у Шарля Перро, кот Гинце из компании Рейнеке-лиса у Гете, Кот Мурр у Гофмана, Чеширский Кот Льюиса Кэрролла - эти представителям кошачьего племени их творцы создали поистине жизнь вечную.

Весь спектр отношения людей к кошке можно проследить по пословицам и поговоркам. Повадки, характер, привычки... Путь от бродячей кошки к храмовой удавалось пройти далеко не всем.

 

Кошачья свадьба - мышкам смерть.    (Лакская)

Кошка спит - мышки резвятся.             (Осетинская)

Долю опоздавшего кошка съела.                     (Чеченская)

В сарае, где нет кошки, мышкам раздолье.      (Лакская)

Кошка, не доставши до сала, сказала, что у нее пост. (Чеченская)

Если кошка проворна, то и мышь шустра.        (Грузинская)

Были бы у кошки крылья, она бы всех пташек перевела. (Даргинская)

Ради бога и кошка мышку не тронет.   (Лезгинская)

Мяукая, кошка не поймает мышки.                  (Абхазская)

Кошка - лев для мышей.                      (Азербайджанская)

Кошка играет - мышь дух испускает.    (Грузинская)

Если кошку с кровли сбросишь - не упадет на спину. (Армянская)

Бег кошки только до сарая.                 (Казахская)

У богатого и кошка жирная.                 (Даргинская)

Собака не забудет хозяина, кошка - дом.         (Лезгинская)

Кошке - забава, мышке - смерть.         (Чеченская)

Молчаливая кошка опаснее мяукающей.         (Абхазская)

Горевали о том, что кусок маленький, да и тот кошка отняла. (Армянская)

Дома он лев, на улице - кошка.           (Армянская)

Не тяни кота за хвост - оцарапает руку. (Таджикская)

У богача и кошка зайцев ловит.           (Узбекская)

Борода есть у козы, усы есть и у кошки.  (Татарская)

Раз это кошка, так не превратится в собаку. (Китайская)

Виноватый вертится, как кошка с обожженным хвостом. (Татарская)

У кошки ни копейки за душой, а живет. (Армянская)

Удрученный, словно кошка, у которой обрезали усы. (Японская)

Кошка разбила горшок, а избили собаку.  (Вьетнамская)

Рыба висит, кошка ждет.    (Индонезийская)

Необходим, как кошке деньги.   (Японская)

Мягкую землю и кошки царапают.   (Бенгальская)

Доверь кошке стеречь закуску!    (Корейская)

О котенке говорят, что он маленький брат тигров. (Тайская)

Сидит, как кошка, но прыгает, как тигр.  (Малайская)

При большом улове и кошки кости выбирать начинают. (Бенгальская)

Неразлучные, как кошка и кусок мяса.   (Японская)

Ослабевшую кошку одолевают мышки.    (Хинди)

Кошка съест мясо - полбеды, обиднее, когда тигр съедает лань. (Вьетнамская)

Собака обидится - хозяин не поймет, кошка обидется - хозяйке невдомек.    (Туркменская)

В стране, где нет собак, кошки лают.    (Грузинская)

Отчаявшаяся кошка может оцарапать и льва.  (Таджикская)

От голодной кошки мышь не убежит.   (Армянская)

От заклинаний черной кошки дождь не пойдет.  (Персидская)

Кто не держит кошку, тот кормит мышей.   (Пушту)

Но не всегда котам и кошкам жилось беззаботно... История способна на странные и страшные гримасы. Не пощадила она и кошку, превратив божественное животное в исчадие ада.

Гонение на кошек началось в средние века, когда католическая церковь пошла в открытое наступление на еретиков.

Животные, почитаемые ранее, не могли не попасть под подозрение. А ведь кошка во многих культурах олицетворяла языческие божества.

И вот с церковных амвонов зазвучало: "Ведьмы превращаются в черных кошек, чтобы под покровом ночи творить темные дела и венчаться с бесом".

В 1484 году Папа Иннокентий VIII сказал о кошках такие нелестные слова: "Языческие звери, состоящие в сговоре с дьяволом". А французский монах Пьеро Ле Луйе писал в те времена: "Нет такого четвероного зверя, вид которого не принял бы дьявол". Но почему-то с особым удовольствием ведьмы превращались в кошек.

Во времена охоты на ведьм с ними старались расправиться, в каком бы обличье их ни застали: в человечьем или кошачьем. Кошек жгли, пытали, закапывали живыми в землю.

Существовали определенные дни, когда объявлялись всеобщие облавы на кошек. Так, во Фландрии несколько сотен лет подряд действовал закон "О кошачьей среде". Раз в году, в эту злосчастную среду, городских кошек ловили и сбрасывали с высокой башни.

Светящиеся в темноте глаза, бесшумная походка... Не адские ли приметы? Следуя подобной логике, суды инквизиции осуждали на смерть тысячи живых существ.

Во Франции в XVII веке получил известность судебный процесс, когда предали казни осужденную за убийство женщину. Ее заточили в железную клетку, которую подвесили над медленным огнем. По приговору суда, участь убийцы разделили 14 ни в чем не повинных кошек.

А в Англии во время коронации Елизаветы (XVI век) по улицам пронесли изображение Папы Римского и предали его сожжению вместе с несколькими кошками. Очевидно, порвавшая с католицизмом англиканская церковь, унаследовала от него неприятие маленького шустрого зверька.

Справедливости ради отметим, что кошек действительно использовали в магической практике. Так, в разделе "Деревенская магия" книги Доктора Папюса "Черная и белая магия" читаем: "Должно отыскать черную кошку, у которой не было бы ни единого волоса другого цвета и, сварив оную, выбросить все кости, а потом, положа их все перед зеркалом, съесть самому и класть каждую кость себе в рот, смотря в зеркало. Когда же кость попадет, то там сам себя в зеркале не увидишь, и с той костью можешь уже ходить, куда хочешь, а делать, что изволишь, будучи никем не видимым".

Лекари и аптекари добавляли в свои снадобья мясо, кровь, жир, кожу и мочу кошек. Подобные поверья жили долго. Даже Гек Финн верил, что с помощью дохлой кошки можно вывести бородавки. В тексте М.Твена находим: "Возьми кошку и ступай с ней на кладбище незадолго до полуночи - к свежей могиле, где похоронен какой-нибудь плохой человек, и вот в полночь явится черт, а может, два или три, но ты их не увидишь, только услышишь ихний разговор. И когда они потащат покойника, ты брось им вслед кошку и скажи: "Черт за мертвецом, кот за чертом, бородавки за котом - тут и дело с концом, все трое долой от меня". От этого всякая бородавка сойдет".

Вероятно, плодовитость кошей послужила предпосылкой того, что их стали считать колдунами. Кошачьим мясом привораживали любовь и прогоняли чахотку.

Трупики кошек, а то и живых животных, нередко замуровывали в стены строящихся зданий. Считалось, что таким образом можно отпугнуть демонов и отвратить от живущих в доме болезни, смерть, удары молнии, пожары и нападения.

Но моряки любили и почитали кошек всегда. Еще бы: без кошек за долгое время плавания корабельные крысы могли бы уничтожить все запасы пищи! Многие морские поговорки связаны с этим милым животным. Когда дул легкий ветерок, мореплаватели говорили: "Как кошка лапкой гладит". Путешествуя с моряками, кошки попадали в самые далекие страны. Но в Россию они, скорее всего, попали по суше.

ША НУАР... Это французское выражение известно не меньше, чем "се ля ви" или "шерше ля фам". Переводится оно однозначно: черный кот (или черная кошка).

Черный кот - существо колдовское. Он непременно присутствует в магических действиях. А уж животное, с которым было бы связано больше предрассудков, найти трудно!

Прежде чем перечислить предрассудки, дадим рецепт, как с ними бороться. В одном американском городе энергичные люди объединились в клуб по борьбе с предрассудками. Организационное собрание состоялось 13-го числа в комнате номер 13 на 13-м этаже. Заседания шло под звон разбиваемых зеркал, докладчики во время произнесения речей рассыпали соль, а хозяйка помещения была окружена 13 черными кошками.

А теперь читайте и запоминайте!

Черный кот переходит дорогу - к счастью.

Если черный кот входит в твой дом или в твою комнату - это добрый знак.

Чтобы излечить "антонов огонь" (гангрену - Е.Л.), возьми кровь из ушей черного кота и натри пораженное место.

Чтобы излечить лишай, возьми кровь из хвоста черного кота и натри пораженное место.

Но где же несчастья? Пока что их нет, потому что вы узнали... английские предрассудки. Кстати, в них наблюдается разнобой. Так, на севере Англии считается, что иметь своего черного кота - к счастью, а встретить чужого - к несчастью.

На юге Англии, напротив, черный кот, переходящий дорогу, считается доброй приметой для жениха и невесты, выходивших из церкви. Очень много лет подряд в одной из лондонских церквей черный кот непременно переходил дорогу молодым, участвуя в обряде венчания. Он появлялся с такой точностью, словно был на службе!

Жены йоркширских моряков старались иметь черного кота в доме, чтобы обеспечить мужьям удачное плавание.

Способностью осчастливливать надеялись и скромные кошачьи хвосты. Хвост черного кота, как считалось, излечивал ячмень на глазу.

Считалось, что если черный кот входит в вашу комнату, вместе с ним входит удача. Но если вы просыпаетесь и ваш первый взгляд падает на кота, это к несчастью.

Широкую известность в свое время получил случай с черным котом, приключившийся в лондонском полицейском суде, где слушалось дело по иску против двух водителей автобуса. Пока один из них ждал вызова, к нему на колени прыгнул черный кот. Вскоре его вызвали в суд, и он передал кота другому водителю. Оба водителя были оправданы!

Суеверны жители многих стран.

Например, жители Суматры, вызывая дождь во время засухи или в любое другое время, бросают в реку черного кота и некоторое время не выпускают его на берег. Когда же, наконец, коту позволяют выбраться из реки, то на берегу его преследует ватага полуодетых женщин, обливающих водой и его, и друг друга.

 

Русские народные поверья трактуют черного кота также неоднозначно. Многие еще и сегодня придерживаются того мнения, что черный кот приносит удачу или, наоборот, неудачу.

Существует еще один любопытный вариант интерпретации данного суеверия. Если кошка переходит кому-либо дорогу, то надо смотреть на свою застежку. Как известно, женская одежда застегивается справа налево, и если кошка идет слева направо (как бы за полу), то это предвещает удачу, если же справа налево (из-за полы), то неудачу. Для мужчины это суеверие нужно трактовать наоборот. У мужской одежды пуговицы располагаются на правой поле и, соответственно, одежда застегивается слева направо. Мужчине принесет удачу только тот черный кот, который переходит дорогу справа налево.

В детской среде повсеместно распространен магический оберег против черного кота, пересекающего путь, - нужно подержаться за пуговицу.

Существует еще один надежный способ борьбы с чарами черной кошки: завести трехцветную, которая способна доставлять только счастье. Современные биологи утверждают, что рыже-бело-черной масти бывают только самки.

И еще о феномене черного кота. Однажды восточного мудреца спросили: "Правда ли, что когда черный кот перейдет дорогу, то путника ожидает неудача?" "Правда! - ответил мудрец. - Но только если этот путник - не человек, а мышь..."

Народные русские поверья были связаны не только с кошками черного цвета, но и другой масти.

Кошка считалась животным вещим, способным предугадать будущее и приносящим счастье, поэтому в России до сих пор считается, что кошку убивать - большой грех.

"Кота убить - семь лет ни в чем удачи не видеть".

"Кошку мучить - грех. Первая встреча человека на том свете будет с кошкой: если он жестоко обращался с кошками, то кошки будут мучить и царапать его..."

Когда дошкодавы убивают кошек, то они непременно приговаривают: "Не я тебя бью - хозяин бьет!"

Приобретение кошки сопровождается разнообразными магическими действиями: "Покинуть кошку нельзя - ее можно только менять: на промой дают за нее две копейки". В Ярославской губернии, "чтобы завести хорошую кошку, поступали так: прежде всего уговорят кого-нибудь продать кошку, но плата за кошку идет самая малая, а именно - одно куриное яйцо. Даром ее никто не возьмет: иначе кошка, говорят, не будет вестись. Когда принесут кошку в дом первый раз, то поставят ее на печной столб, который всегда строился рядом с дымовой трубой в избе. Или новоприобретенную кошку следует ткнуть мордой в печную заслонку.

Согласно народным представлениям, кошка чувствует всевозможные перемены как к хорошему, так и к худому:

Если кошка лежит на столе, то это не к добру - она кого-нибудь из семьи вылеживает.

Кошка на человека тянется - к обнове. Кошка моется - гостей замывает, зазывает.

Очень часто в поверьях поведение кошек предсказывает погоду.

Кошка клубком - на мороз.

Кошка крепко спит - к теплу.

Кошка лежит брюхом вниз - к теплу.

Кошка скребет пол - на ветер, на метель.

Кошка стенку дерет - к непогоде.

Кошка моется, лижет лапу - к ветру.

Кошка лижит хвост, прячет голову - к ненастью.

Согласно народным представлениям, кошка находится в распоряжении домового. Поэтому заводят кошку той масти, какого цвета волосы у хозяина дома. Иначе домовой невозлюбит животное и будет выживать его из избы, постоянно сбрасывая с печки.

Кошка в русских поверьях традиционно ассоциируется с женским началом, поэтому не случайно: "Кто кошек любит - будет жену любить".

Существует множество поверий, связанных с появлением кошки в ваших снах. Вот только некоторые из них.

От старых предубеждений против кошек, от давних суеверий человечество не избавилось и поныне.

Видеть во сне кошку -- предвещает неудачу, если только вы не сможете убить ее или прогнать с глаз долой. Если кошка бросается на вас, у вас будут враги, которые пойдут на все, чтобы очернить вашу репутацию и лишить имущества. Но если вы прогоните кошку, то преодолеете огромные препятствия, и судьба ваша и репутация будут на взлете.

Если вам попадается тощая, жалкая и грязная кошка -- ждите дурных вестей: кто-то из ваших друзей очень болен, но если во сне вам удалось прогнать кошку, то ваш друг выздоровеет.

Слышать визг и мяуканье кошек -- означает, что ваш ложный друг делает все, чтобы причинить вам вред.

Видеть во сне, что кошка поцарапала вас, значит, что враги лишат вас части прибыли от сделки, на осуществление которой вы потратили много времени и сил.

Если молодая женщина видит во сне, что держит на руках кошку или котенка, то она будет вовлечена в какие-то неблаговидные дела.

Видеть во сне чистого белого кота -- означает какую-то путаницу, неопределенность, могущие стать причиной горя и лишения состояния...

Видеть во сне кошку и змею, дружелюбно настроенных друг к другу, означает начало ожесточенной борьбы. Это значит, что вы поддерживаете враге, чтобы использовать его и разведать какой-то секрет, который, как вы полагаете, имеет отношение к вам. Неуверенные в истинности сведений, получаемых от него, вы откажетесь от них, так как опасаетесь, что ваша интимная жизнь станет предметом пересудов.

Суеверие -- ложна вера в существование каких-то таинственных, сверхъестественных сил, мешающих материалистическому пониманию окружающего мира.

 

Приснится, что вы играете с котенком, - значит окажетесь в двусмысленной ситуации.

Видеть маленьких котят, испытывая при этом жалость, - значит получить наследство или вашим детям отпишут деньги, имущество.

Подарят кошку - завещание вашего любимого родственника.

 

Закончить эту главу хочется текстом, известным каждому цивилизованному человеку:

“...Попировать он тоже был не дурак.

Бегемот отрезал кусок ананаса, посолил его, поперчил, съел и после этого так залихватски тяпнул вторую стопку спирта, что все зааплодировали.

После второй стопки, выпитой Маргаритой, свечи в канделябрах разгорелись поярче, и в камине прибавилось пламени. Кусая белыми зубами мясо, Маргарита упивалась текущим из него соком и в то же время смотрела, как Бегемот намазывает горчицей устрицу.

- Ты еще винограду сверху положи, - тихо сказала Гелла, пихнув в бок кота.

- Попрошу меня не учить, - ответил Бегемот, - сиживал за столом, не беспокойтесь, сиживал!

А вы, дорогой читатель, интересовались, чем кормить котов? Вот вам и советы!

В главе "Конец квартиры N 50", той самой злополучной, где происходил бал Воланда, о коте рассказывали следующее.

По всем комнатам мгновенно рассыпались люди, нигде никого не нашли, но зато в столовой обнаружили остатки только что, по-видимому, покинутого завтрака, а в гостиной на каминной полке, рядом с хрустальным кувшином, сидел громадный черный кот. Он держал в своих лапах примус.

В полном молчании вошедшие в гостиную созерцали этого кота в течение довольно долгого времени.

- М-да... действительно здорово, - шепнул один из пришедших.

- Не шалю, никого не трогаю, починяю примус, - недружелюбно насупившись, проговорил кот, - и еще считаю долгом предупредить, что кот - древнее и неприкосновенное животное.

- Исключительно чистая работа, - шепнул один из вошедших, а другой сказал громко и отчетливо:

- Ну-с, неприкосновенный чревовещательный кот, пожалуйте сюда.

Развернулась и взвилась шелковая сеть, но бросавший ее, к полному удивлению всех, промахнулся и захватил ею только кувшин, который со звоном тут же и разбился.

- Ремиз, - заорал кот, - ура! - тут он, отставив в сторону примус, выхватил из-за спины браунинг. Он мигом навел его на ближайшего к нему стоящего, но у того раньше, чем кот успел выстрелить, в руке полыхнуло огнем, и вместе с выстрелом из маузера кот шлепнулся вниз головой с каминной полки на пол, уронив браунинг и бросив примус.

- Все кончено, - слабым голосом сказал кот и томно раскинулся в кровавой луже, - отойдите от меня на секунду, дайте мне попрощаться с землей. О мой друг Азазелло! - простонал кот, истекая кровью. - Где ты? - Кот завел угасающие глаза по направлению к двери в столовую. - Ты не пришел ко мне на помощь в момент неравного боя. Ты покинул бедного Бегемота, променяв его на стакан - правда, очень хорошего - коньяку! Ну что же, пусть моя смерть ляжет на твою совесть, а я завещаю тебе мой браунинг...

- Сеть, сеть, сеть, - беспокойно зашептали вокруг кота. Но сеть, черт знает почему, зацепилась у кого-то в кармане и не полезла наружу.

- Единственное, что может спасти смертельно раненного кота, - проговорил кот, - это глоток бензина... - И, воспользовавшись замешательством, он приложился к круглому отверстию в примусе и напился бензину. Тотчас кровь из-под верхней левой лапы перестала струиться. Кот вскочил живой и бодрый, ухватив примус под мышку, сиганул с ним обратно на камин, а оттуда, раздирая обои, влез по стене и через секунды две оказался высоко над вошедшими, сидящим на металлическом карнизе.

Вмиг руки вцепились в гардину и сорвали ее вместе с карнизом, отчего солнце хлынуло в затененную комнату. Но ни жульнически выздоровевший кот, ни примус не упали вниз.

Кот, не расставаясь с примусом, ухитрился махнуть по воздуху и вскочить на люстру, висящую в центре комнаты.

- Стремянку! - крикнули снизу.

- Вызываю на дуэль! - проорал кот, пролетая над головами на качающейся люстре, и тут опять в лапах у него оказался браунинг, а примус он пристроил между ветвями люстры. Кот прицелился и, летая, как маятник, над головами пришедших, открыл по ним стрельбу. Грохот потряс квартиру. На пол посыпались хрустальные осколки из люстры, треснуло звездами зеркало на камине, полетела штукатурная пыль, запрыгали по полу отработанные гильзы, полопались стекла в окнах, из простреленного примуса начало брызгать бензином. Теперь уж не могло идти речи о том, чтобы взять кота живым, и пришедшие метко и бешено стреляли ему в ответ из маузеров в голову, в живот, в грудь и в спину. Стрельба вызвала панику на асфальте во дворе.

Но длилась эта стрельба очень недолго, и сама собою стала затихать, дело в том, что ни коту, ни пришедшим она не причинила никакого вреда, никто не оказался не только убит, но даже ранен: все, в том числе и кот, остались совершенно невредимыми. Кто-то из пришедших, чтобы это окончательно проверить, выпустил штук пять в голову окаянному животному, и кот бойко ответил целой обоймой. И то же самое - никакого впечатления ни на кого это не произвело. Кот покачивался в люстре, размахи которой все уменьшались, дуя зачем-то в дуло браунинга и плюя себе на лапу. У стоящих внизу в молчании на лицах появилось выражение полного недоумения. Это был единственный, или один из единственных, случай, когда стрельба оказывалась совершенно недейственной. Можно было, конечно, допустить, что браунинг кота - какой-нибудь игрушечный, но о маузерах пришедших этого уж никак нельзя было сказать. Первая же рана кота, в чем уж, ясно, не было ни малейшего сомнения, была не чем иным, как фокусом и свинским притворством, равно как и питье бензина.

Сделали еще одну попытку добыть кота. Был брошен аркан, он зацепился за одну из свечей, люстра сорвалась. Удар ее потряс, казалось, весь корпус дома, но толку от этого не получилось. Присутствующих окатило осколками, а кот перелетел по воздуху и уселся высоко под потолком на верхней части золоченой рамы каминного зеркала. Он никуда не собирался удирать и даже, наоборот, сидя в сравнительной безопасности, завел еще одну речь.

- Я совершенно не понимаю, - говорил он сверху, - причин такого резкого обращения со мной.

И тут эту речь в самом начале перебил неизвестно откуда послышавшийся тяжелым низкий голос:

- Что происходит в квартире? Мне мешают заниматься.

Другой, неприятный и гнусавый, голос отозвался:

- Ну, конечно, Бегемот, черт его возьми!

Третий, дребезжащий, голос сказал:

- Мессир! Суббота. Солнце склоняется. Нам пора.

- Извините, не могу больше беседовать, - сказал кот с зеркала, - нам пора. Он швырнул свой браунинг и выбил оба стекла в окне. Затем он плеснул вниз бензином, и этот бензин сам собою вспыхнул, выбросив волну пламени до самого потолка.

Загорелось как-то необыкновенно быстро и сильно, как не бывает даже при бензине. Сейчас же задымились обои, загорелась сорванная гардина на полу и начали тлеть рамы в разбитых окнах. Кот спружинился, мяукнул, перемахнул с зеркала на подоконник и скрылся а ним вместе со своим примусом. Снаружи раздались выстрелы. Человек, сидящий на жележной противопожарной лестнице на уровне ювелирщиных окон, обстрелял кота, когда тот перелетал с подоконника на подоконник, направляясь к угловой водосточной трубе дома, построенного, как было сказано, покоем. По этой трубе кот взобрался на крышу.

Там его, к сожалению, так же безрезультатно обстреляла охрана, стерегущая дымовые трубы, и кот смылся в заходящем солнце, заливавшем город.”

Глава 15: ЖЕСТОКОСТЬ - ЧУВСТВО ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ

 

Своеобразный мировой рекорд установил город Лаплас (Техас, США), насчитывающий сто семьдесят тысяч кошек. Городской начальник санитарной инспекции был вынужден установить норму: каждый человек получил право содержать не более четырех кошек.

“Посев”

В епископстве Отенском в 1522 — 1530 годах страшно размножились мыши и до того опустошили поля что ни в сказке сказать, ни пером описать,короче говоря, среди жителей начался голод. Они обратились с челобитной в церковный суд, куда пригласили мышей. Последние по понятным причинам не явились. Неявка была обращена против них, обвинитель потребовал окончательного решения.

История донесла до нас дыхание времени той порытексты прений сторон на судебных заседаниях. Вот как они происходили.

Защитник заявил, что его подзащитные не были как следует оповещены о необходимости явки в суд, ибо многие из них находились в поле. Кроме того, единственного оповещения недостаточно, чтобы известить всех его клиентов, которые многочисленны и рассеяны по большому числу деревень. Этими доводами он добился второго уведомления, которое огласили с кафедры каждого прихода. Но и это извещение не возымело своего действия.

Адвокат и тут не растерялся. Объясняя причины неявки своих клиентов и на этот раз, он сослался на продолжительность и трудность пути, на опасность, которая во время путешествия грозит мышам со стороны их смертельных врагов, в частности, кошек, узнавших из объявлений о предстоящем деле и подстерегавших мышей на всех путях возможного следования.

Истощив все доводы в пользу отсрочки, заступник обратился к соображениям гуманности и справедливости и закончил свою речь словами:

 Нет ничего более несправедливого, чем эти общие репрессии, которые поражают массами семьи заставляют малолетних мышат нести наказания за преступления их родителей, карают всех без различия пола и возрастав том числе тех, кто по своему нежному возрасту или дряхлости равно неспособны к преступлению.

Имя этого апологетаБатрелеми Шасансэ. Он сделал блестящую карьеру благодаря тому, что с большим успехом защищал грызунов, и позднее написал руководство для юристов, содержащее правила ведения судебных дел.

Другой адвокат — Гаспар Балли, специализировавшийся тоже на защите бессловесных созданий, даже издал в 1668 году книгу, содержащую образцы защитительных речей. Вот небольшой отрывок из одной его речи: “Животные совершают действия, вполне дозволенные божественным правом. Если плоды земли созданы для животных и людей, то ведь и животные могут употреблять эти плоды в пищу. Из этого видно, что животные, следуя законам бога и природы, не могли совершить никакого преступления и не могут, стало быть, подвергнуться ни проклятию, ни какому-либо другому наказанию”.

Ну, как тут не вспомнить известные слова греческого философа Гераклита Эфесского (около 520 года до новой эры), который пророчески предвидел: “Звери, живя вместе с нами, становятся ручными, а люди, общаясь друг с другом, становятся дикими”.

Еще одна история, в которой кот выступил в роли ищейки.

Большая группа полицейских безуспешно преследовала одного грабителя, который скрылся где-то в подъезде многоквартирного дома. Мистер Джеймс Рамсей, один из жильцов этого дома, обратил внимание блюстителей порядка на своего кота, который с самым заинтересованным видом стоял почему-то у дверей чужой квартиры.

Там под кроватью и был обнаружен грабитель. Оказалось, что он принял для успокоения нервов перед “делом” изрядную дозу валерьянки.

“Полицейское чутье” проявляют, как уже отмечалось, и другие животные. Так, в Сицилии одна корова повела полицию по следам вора, укравшего ее теленка. С опущенной к земле мордой животное направилось к ближайшему селению Монтагена, остановилось там перед приземистым домишком и толкнуло рогами дверь: за ней был вор! Он как раз собирался заколоть похищенного теленка.

И вот, наряду с этими интересными фактами - другие, трагические. Мне кажется, вполне уместно в книге об агрессивности поговорить и о самом большом и непредсказуемом агрессоре на планенте = человеке.

Врач из общества “Знание” в 1999 году выступил по новосибирскому радио с лекцией о вреде кошек. Мол, в нашей разрухе они могут стать тотальными разносчиками лишая. После этого в ветлечебницы котов понесли мешкамиусыплять.

Кооператив, занимающийся умерщвлением животных, тут же взвинтил в полтора раза цену за “усыпительный” укол. Общество защиты животных попыталось образумить озверевших граждан: ликвидация кошек может привести к эпидемиям и другим заболеваниям.

Муниципалитет зимбабвийской столицы объявил “войну” бродячим собакам. Городские власти приняли такое решение после того, как бездомные псы растерзали подростка в густонаселенном предместье Харарре. Его загрызли насмерть четыре разъяренных пса, когда он возвращался домой. Потрясенные трагической гибелью мальчика члены муниципалитета летом 1993 года постановили: отстреливать отныне каждую бродячую собаку, появившуюся на улицах столицы.

Ситуация, прямо скажем, — нарочно не придумаешь... Но оставим эмоции в стороне и вернемся к теме нашей беседы.

Известно ли вам имя чешского прозаика и его самобытная книга с красивым названием: “Собачья звезда Сириус, или Похвальное слово собаке?” Книга о серьезных и смешных, грустных и забавных историях с собаками. Произведение полно гражданского пафоса в защиту четвероногих от бессердечных их владельцев. Впрочем, почитаем книгу.

Как-то Иржи Марек — автор названной книги — беседовал со старым опытным ветеринаром, к которому частенько являлись люди с просьбой сделать смертельный укол их собаке. Причина — собираются в отпуск к морю, а пса некуда девать. “Конечно,пишет далее писатель,закон этого не запрещает, потому что по закону животное — вещь, то есть имущество, с которым хозяин вправе обходиться по собственному разумению. Самую дорогую хрустальную вазу он, если того пожелает, тоже может безнаказанно разбить Что же касается животных, их запрещено мучить. Вот мучитьэто уже противопоказано”.

Хороших людей на свете, бесспорно, значительно больше... И примеров масса. Провалом закончилась например, акция, проведенная в 1993 году Валмиерской горуправой по борьбе с бездомными кошками Дабы отделить кошек домашних от безродных, городские власти издали указ об обязательном повязывании бантов вокруг шеек хозяйских мурок. На помощь беспризорницам пришли дети. Банты появились почти у всех уличных кисок. За месяц удалось отловить лишь восемнадцать беспризорниц и, признав полное свое фиаско власти отменили указ.

Иначе поступили в Аргентине. Учрежденная здесь ассоциация друзей животных вызвала оживленные комментарии в местной печати. Уж больно необычным делом она занялась: продает владельцам безнадежно больных кошек и собак портативные газовые камеры призывая “облегчить страдания наших младших братьев” с помощью этой ультрасовременной аппаратуры

К тому же выяснилось, что одна из основательниц и руководительниц организациивдова укрывавшегося многие годы в Аргентине нацистского преступника Вальтера Кучмана, повинного в гибели тысяч людей отправленных по его приказам в газовые камеры.

“Нельзя обращаться с живыми существами так же как с сандалиями или горшками, которые выбрасывают, когда они от долгой службы прохудятся или придут в негодность, и если уж не по какой-либо иной причине, то хотя бы в интересах человеколюбия должно обходиться с ними мягко и ласково. Сам я не то что одряхлевшего человека, но даже старого вола не продал бы, лишая его земли, на которой он воспитывался, и привычного образа жизни”. Эти слова, исполненные душевного благородства, принадлежат знаменитому историку древности Плутарху, жившему в I веке нашей эры.

Плутарх и его отношение к животнымпример для подражания, обращенный к нам через тысячелетия.

В городе Первоуральске Свердловской области в 1990 году была выявлена гражданка Николаева (фамилия изменена), продававшая под видом баранины и говядины... собачье мясо. Разоблачили ее быстро. У людей, купивших мясо, взбунтовались домашние животныеболонки плакали и выли, а у кошек шерсть дыбом встала. Не зря утверждают: чует кошка, чье мясо съела.

Но “бунт” четвероногих, как и у людей случается, не имел никаких последствий: в Уголовном кодексе России нет статей, по которым можно наказать человека, забившего на мясо четвероногого друга, коли заявлений на пропажу бобика ни от кого не поступало. Не имеет полномочий на карательную практику и санитарно-эпидемиологическая служба. В ее правахнаказание штрафом лишь за недоброкачественное мясо. Не может принять карательные меры и ветеринарный надзор, если мясо не заражено... А потом: если человек вырастил собаку на мясо и забил?..

Подобная ситуация для нашего отечественного законодателя сложна, из ряда вон... Ведь в России борьбу за права животных до недавнего прошлого осуществляло Вегетарианское общество, которое функционировало при Экологическом фонде СНГ. Общество видело путь к нравственному совершенствованию населения в отказе от потребления мяса и от жестокой эксплуатации животных.

Теперьодних уж нет, а тедалече.

В середине XIX века на знаменитом мосту Пон-Неф в Париже можно было видеть старого, оборванного, пропахшего духом всех ночлежек нищего, который стоял среди клеток с собаками и кошками. Неграмотно исполненная надпись, прикрепленная к одной из клеток, гласила:

“Пьйотр де Шамони режит хвосты псам, кастрирует котов, расстояниями не стисняемся”. Нравы парижан, как и нравы горожан других европейских столиц, мало чем  отличались тогда друг от друга. Подобную надпись с успехом можно было прочитать и в Берлине, и в Москве. Но не будем слишком вольны в суждениях о поведении граждан по отношению к четвероногим. Ведь мораль и общественное сознание у всех народов направлены на защиту “братьев  наших меньших”. Когда сын Земли кормит голубей, подбирает брошенного щенка или выпускает на волю залетевшую в комнату бабочку, то он в значительной мере руководствуется соображениями морали и чувством сострадания к другому живому существу. В общем, не ведая этого, мы поступаем в большинстве случаев в духе времени, его морали, заповедей. Бывают и исключения. Жестокость к животнымотражение низкого нравственного уровня общества, неразвитой способности к сопереживанию. Еще в античной Греции философ и ученый Пифагор убеждал: тому, кто спокойно убивает животное, нетрудно убить и человека. Другие мыслители были еще более прямолинейны и указывали, что жестокость в отношении к животным ведет к войнам.

Против бессердечия к животным выступали лучшие люди того времени: Леонардо да Винчи, Томас Мор, Уильям Шекспир, Мартин Лютер, Джон Кальвин... Но решительное осуждение жестокости к бессловесным существам первым высказал французский философ Мишель Монтень. В своей монографии “О жестокости” он писал: “Среди всех остальных пороков нет другого, который я ненавидел бы больше, чем жестокость... Я наблюдаю с таким волнением и дурнотой, если я вижу, как цыпленку отрывают голову, или протыкают свинью, и я могу лишь горевать”...

Убийство любого животного, даже вынужденное, для разумного человека связано с некоторым отступлением от общественной морали. Однако тот внутренний порог, через который надо перейти, убивая муху или лягушку, мышь или собаку, наконец, обезьяну, подвигает человека к мысли, что мне все дозволено поскольку я“царь природы ¹ I”.

Как тут не вспомнить и не повторить слова старца Зосимы из “Братьев Карамазовых” Ф. М. Достоевского: “Любите все создания, и целое и каждую песчинку. Каждый листок, каждый луч божий любите. Любите животных, любите растения, любите всякую вещь... Животных любите: им бог дал начало мысли и радость безмятежную. Не возмущайте же ее. не мучьте их, не отнимайте у них радости, не противьтесь мысли божией. Человек, не возносись над животными: они безгрешны, а ты со своим величием гноишь землю своим появлением на ней и след свой гнойный оставляешь после себя...”

Человек не должен обижать животных, тем более если речь идет о собаке, проживающей в его доме. Из собаки люди не успели сделать бога, зато создали мораль 6 том, чтобы с собаками обходились по-человечески и, более того, строго следили во все века за исполнением ее требований. Эту простую истину забыл девятнадцатилетний житель американского городка Лоуэлл (штат Массачусетс) Кевин Десхини был наказан. Местный судья приговорил его к шести месяцам тюрьмы и штрафу в пятьсот долларов за то, что он неоднократно избивал ногами посаженную на цепь овчарку (припомните казусчеловек укусил собаку). Однажды эту сцену заснял сосед Десхина и передал снимки городскому обществу защиты животных, а те, в свою очередь, обратились в суд.

В суде Десхин оправдывал свой поступок тем. что хотел, мол, отучить собаку разбрасывать по двору мусор. Адвокат настаивал на том, что его подзащитный не может быть наказан, так как жертва не получила серьезных повреждений и ушибов. Однако судья отверг аргументы защиты, признав действия Десхина преступными. При этом он указал на ряд отягчающих обстоятельств, в частности, собака, когда ее били. “была даже лишена возможности убежать”.

Сегодня во многих странах мира есть организации, объединяющие тех, кто содержит животных в домашних условиях. Однако не во всех странах есть законы по защите бессловесных существ. Парламент Каталонии, в частности, решил восполнить этот пробел в испанском законодательстве. В 1989 году единогласно принят закон о защите животных, согласно которому не допускается издевательство над ними. Закон предписывает содержать четвероногих в подходящих условиях, хорошо их кормить, не продавать в лаборатории и клиники и даже не дарить детям, не достигшим четырнадцатилетнего возраста. С другой стороны. владельцы “братьев наших меньших” обязаны возмещать ущерб, если их питомцы наносят вред окружающей среде (например, в парке), загрязняют улицы, причиняют неудобства горожанам. За систематическое нарушение законодательства муниципалитеты имеют право отбирать животных у нерадивых владельцев и штрафовать в размере до 2,5 миллионов песет.

Сегодня в ряде южных регионов России, да и не только южных, получил распространение так называемый тотализатор собачьих боев. Схватки между церберами не “до первой крови”, а до гибели одной из них, привлекают толпы молодых людей, которые платят деньги за то, чтобы попасть на редкий по свирепости спектакль, при виде которого испытываешь сострадание. Как к побежденному, так и к искусанному победителю. Хотя понять, кто кого победил в клубке хрипящих ненавистью псов, без навыка сложно. Ещенедоумение: чего это бойцов постоянно растаскивают? И брезгливость: с дерущихся на подиуме четвероногих во все стороны летит слюна и капли воды, которой их отливают.

Собачьи бои не бескорыстны. Завсегдатаи рассказывают, что участие в боях принимают самые лучшие, элитные собаки. Щенок борцовых пород стоил в 1993 году от полутора до пятидесяти тысяч долларов. Да и не надо никого загрызать насмерть, чтобы победить. Обычно животное, которое физически или психологически слабее, уходит от схватки. Если же псы чересчур агрессивны, их просто растаскивают. Хозяин победителя получает “договорную ставку”, проигравшегов два раза меньше. Псы могут выступать не чаще одного-двух раз в месяц. “Дойную корову”, следовательно, из собаки не сделать. Ведут ее на схватку не ради наживы. Просто бойцовым собакам необходимо быть в форме.

Не спешите осуждать эти зрелища. Не годимся мы в праведники, поскольку наша мораль о защите прав четвероногихот лукавого. Ведь мы называем спортом кик-боксинг, когда спортсмены расквашивают друг другу носы... ногами.

Но вернемся к собачьим схваткам и посмотрим на них с позиции криминологиинауки о преступности.

Юристы давно заметили, что после проведения таких боев отмечаются случаи столкновения молодежных группировок с натравливанием друг на друга собак. Криминологические исследования подтверждают, что многие люди, совершившие в детстве насильственные преступления: убийства, разбои, хулиганствомучили, истязали или бессмысленно убивали кошек, собак, других зверюшек. Не получая должной оценки, живодерство у них принимало устойчивый характер и постепенно превращалось в черту личности, что впоследствии способствовало совершению антиобщественных поступков, а в дальнейшем и преступлений.

Может, поэтому первый заместитель премьера правительства Москвы в 1993 году своим распоряжением запретил собачьи бои в местах отдыха горожан:

парках, зонах отдыха и спортивных сооружениях.

Бои же, между тем, как свидетельствует пресса, продолжаются. Только теперь они тщательно конспирируются. Соответственно растут ставки.

Остается надеяться, что теперь и правительство России выскажет свое просвещенное и правовое мнение по поводу любых коррид животных, даже не “до первой крови”. Как о действии, чуждом духу нашего общества.

Так что... Воздержитесь делать ставки. Хотя бы временно, пока...

Кстати, Всемирное общество защиты животных, о котором наш рассказ впереди, выступает против проведения коррид и боев среди птиц, собак, насекомых. Предвидя, что во время Олимпийских игр 1992 года в Барселоне гостям традиционно могли показать испанскую корриду, оно заблаговременно стало проводить акции протеста, призывая международное сообщество к бойкоту этих игр. Только так, по мнению этого общества, можно было повлиять на Испанию и на испанцев, которые не хотят поставить под запрет корриду.

Представитель Лиги противников насилия над животными Марион Куртин заявила, что корридаэто жестокое шоу. Она развлекает публику, однако приводит к страданиям и гибели участвующих в состязании быков. Лига, ведущая компанию против корриды с 1988 года, направила заявление протеста в испанские фирмы и организации в Швейцарии. Она призвала швейцарских туристов воздержаться от поездок в Испанию.

Одновременно Всемирное общество защиты животных обратилось с посланием к людям многих стран, в том числе и в Россию, за поддержкой. Послание от солидной международной организации получило московское общество защиты животных “Бим”. В нем говорилось о необходимости сбора миллиона и более голосов против корриды для вручения интернациональной петиции правительству Испании.

Но если бы дело заключалось только в одних корридах. Свирепые бои животных проводятся во многих других странах, хотя, если быть справедливым, законом запрещены. Например, в Великобритании собачьи бои запрещены с начала нынешнего столетия, и с начала этого столетия британская Фемида закрывает свои глаза на азартные бои, которые проводятся с нелегальным тотализатором. Лучшими бойцами в настоящее время считаются пит-були, импортируемые из Соединенных Штатов, где их натаскивают, как известно, в специальных “гладиаторских школах”. Однако после особо кровавого побоища, когда побежденный был разорван в клочья, а победителя едва спасли после трех хирургических операций, долго дремавшая Фемида наконец проснулась и меч правосудия блеснул перед взором виновных. Трех устроителей “собачьей корриды” отправили в тюрьму, еще семерых оштрафовали на крупные суммы. В парламенте группа депутатов потребовала от правительства немедленно ввести запрет на ввоз пит-булей из Соединенных Штатов...

Остальные события вам известны. Следует признать, что дельцы “делают” деньги на любых живых существах, в том числе и на бойцовых рыбах, которые тоже порой драчливы и беспощадны. Они дерутся с ожесточением. В Сиаме этих внешне безобидных рыбок специально дрессируют для публичных боев. Многочисленные зрители заключают, как на скачках лошадей, пари и награждают победителя шумными аплодисментами.

Бойцовые рыбки, славящиеся своим неуживчивым характером, во время драки выставляют вперед зубы. Стремительный таранящий удар зубами в бок иногда бывает смертельным для одного из соперников.

В Латинской же Америке одним из самых азартных зрелищ признаются петушиные побоища, несмотря на то, что во многих государствах этого континента на них уже давно наложено вето. Но не тут-то было. Предприимчивые деляги не упускают случая сделать бизнес на эмоциях сограждан.

Некий бразилец Милтон Батиста сумел даже прославиться в своем родном штате Порту-Алегри на ниве нелегального разведения бойцовых петухов и организации подпольных петушиных баталий. Однако приверженцы азартных зрелищ обратили внимание на странную закономерность. А именно на то, что пернатые гладиаторы синьора Батисты всегда отличались чрезмерной яростью и почти всегда одерживали победы. “Знаменитого” Батисту заподозрили в жульничестве, вскоре он попал в поле зрения полиции. После расследования выяснилось, что подпольный бизнесмен и в самом деле нечист на руку: отважные петухи оказались наркоманами. Перед каждой схваткой хозяин кормил своих питомцев марихуаной.

В апреле 1993 года южноафриканская полиция “накрыла” в городке Ирен (близ Претории) группу любителей петушиных драк. Виновные предстали перед судом, так как в начале года в закон о животных была внесена поправка, согласно которой организаторов и зрителей подобных темпераментных развлечений наказывают в судебном порядке. А тут у полиции оказались бесспорные доказательства: во время рейда она обнаружила 60 петухов редких видов, стоимость которых превышала тысячу долларов. Два “бойца” были уже мертвы, а три — смертельно ранены, а еще одна птица “при задержании” скрылась.

Такова цена этого жестокого шоу.

Кстати, в некоторых странах действуют законы, которые запрещают гражданам держать дома хищных зверей, ядовитых пресмыкающихся и обезьян (Англия). В Италии же “запрещается держать дома и выгуливать на улице животных, которые могут представлять опасность для третьих лиц”. Такая поправка к положению о содержании животных, внесенная римским муниципалитетом в 1988 году, появилась после того, как 22-летний студент университета Лука Луицелли в тяжелом состоянии был доставлен в городскую больницу. Его укусила гадюка, которую он держал в домашнем террариуме.

В основе подобных запрещений, надо полагать не столько забота о жизненном пространстве божьих созданий, их естественной среде обитания, сколько беспокойство за жизнь людей, на которую могут покушаться животные, доведенные невыносимыми условиями до ярости.

И все-таки многие желали бы получить факты, свидетельствующие о бесспорной бесчеловечности в отношении к домашним животным. В деловых бумагах юриспруденции такие факты есть. Вот один из них: в 1992 году суд наказал нерадивого фермера из датского города Стубберуп сорока сутками тюремного заключения именно за жестокое обращение с домашними копытными. Дело против него возбудила полиция, обнаружив в хлеву на его ферме четырнадцать мертвых коров. Остальному поголовью, судя по изможденному виду, грозила та же участь из-за отсутствия кормов. Сам фермер объяснил запущенность своего хозяйства причинами личного порядка. Однако суд не признал данные обстоятельства смягчающими вину, В приговоре, кроме всего прочего, записали, что в течение пяти лет нерадивому фермеру запрещается содержать домашнюю скотину.

Примечательно, что в основе этого судебного решенияне столько защита экономических интересов страны, сколько соблюдение закона об охране животных. Закон вступил в силу с 1 сентября 1991 года. В соответствии с ним полицейские получили право обследовать условия содержания домашней живности без специального на то разрешения, а ветеринарысообщать в полицию о фактах грубого обращения с помощниками человека. Кроме того, они получили дополнительные полномочия усыплять сильно страдающих от болей существ, независимо от желания их собственников. Закон запретил также топить животных, как это бывает сплошь и рядом, когда хотят избавиться от только что родившихся котят или щенков. В случае же установления недопустимого обращения с ними судьи получили власть лишать хозяев права на владение ими.

Разумеется, животные и птицы не пользуются в судах дополнительными “сословными” привилегиями, но право на защиту они все же имеют.

Леденящий душу судебный процесс состоялся в шведском городе Мальме. Ответчиком выступал художник-декоратор Олаф Лундберг. Ему вменялось в вину избиение женыдамы довольно строптивого нраваручным домашним ужом. Истязатель не ушел от расплаты: суд подверг Лундберга штрафу в двести крои за варварское обращение с пресмыкающимся и с женой.

Иначе закончилось в суде дело шотландского фермера, привлеченного к ответственности обществом защиты животных, он подливал виски в корм своим курам. Судебные органы Глазго закрыли это дело на том основании, что “шотландские куры отличаются от всех других кур на свете, и следует предполагать, что несколько капель шотландского виски время от времени доставляют им удовольствие”. А где удовольствие там нет жестокосердия. Вроде бы логично?!

Кто не знает печально-трагического случая 24 ноября 1980 года в семье Берберовых, которые держали в своей бакинской квартире льва по кличке Кинг.

Когда работники милиции прибыли в этот день по экстренному звонку на квартиру Берберовых, они увиделивсе вверх дном, стены и пол в крови, из сумрака коридора слышалось рычание льва, а из ванной комнаты, примыкающей к кухне,голос:

 Спасите... Убейте льва, скорее убейте льва.

Дальнейшее было похоже на сцены из фильма ужасов. Дом оцепили, насколько возможно, оттеснив любопытных. Из соседних квартир удалили жильцов. И началась охота за львом...

В квартиреудручающая обстановка: зловоние все подрано, вопиющая антисанитария. Кроме льва пумы, собаки, сиамских кошек, в ней находились двое людейхозяйка и ее четырнадцатилетний сын. Мальчик лежал в ванной в луже крови без движения, а на полу рядом сидела растерзанная мать“оскальпированная голова, множество ран на теле”.

Драма закончилась трагически: мальчик умер, не приходя в сознание, мать сильно пострадала.

Несчастью предшествовали бесчисленные публикации, киноленты, интервью, умильные ахи и охи поклонения, подражания, открыточные пошлости  лев идет по городу, лев с детьми за столом, лев на унитазе в доме Берберовых. Какая уж тут любовь к животным? Льву сидеть на унитазе... Животные в этих случаях всегда страдающая сторона. Они жалки, забиты, часто болеют. Неумеренный шум вокруг семьи Берберовых породил беспечную и вредную моду заводить диких зверей в доме.

Всех интересовало: с чего началось? Причин, которые будят зверя во звере, бывает много, но все они сводятся к одному — удар лапой, кровь и дальше уже цепная реакция беды.

Не будем морализировать по поводу этого факта, но извлечь из него урок следует. Как следует помнить и о соседях, для которых проживание животных в доме было мучением. Вот что сказали соседи, проживающие от Берберовых через стенку:

 Много лет совершенно не знали покоя. С работы приезжаешьотдыха никакого. Сна тоже нетлев ревел так, что посуда звенела. Иногда он с ревом бросался на стену, и от этих толчков у нас сыпалась штукатурка. Но главноевонь и шерсть. Бакинская наша жара известна. Но открывать окно, чтобы хоть чуть проветрить жилище, было нельзя: клетка льва находилась в одном метре от окна. Смрад такой, что постоянно тошнило. И в комнату ветер заносил шерсть. А что мы могли сделать?..

Глава 17: “ДИКАЯ” И “МЯГКАЯ” ДРЕССИРОВКА ЗВЕРЕЙ

 

Мы не стыдимся нашей холодности и глупости, когда имеем дело с ребенком, с собакой или кошкой.

(Рюноскэ Акутагава)

 

Тревожные сообщения поступают со всех концов света: в 1993 году действующий в Аргентине филиал известной международной экологической организации “Гринпис” обратился к местным властям с призывом запретить шоу с участием черноморских дельфиновумных и понятливых животных.

“Лакированные” красавцы попали за океан с помощью Российской Академии наук, в рамках которой действует одно из совместных предприятий. Совместное предприятие поставляло по контракту аргентинскому импрессарио дрессированных животных. Тех быстренько включали в эстрадно-коммерческий поток, выжимая последние соки из дельфинов на потеху курортникам и туристам. Бедных “акробатов” так замордовали непрерывными выступлениями в шоу-бизнесе, что несколько из них погибли от истощения. Вмешалась местная прокуратура, которая возбудила уголовное дело в связи с фактами варварского обращения с дельфинами, Уже сейчас ясно, что их содержали в водоемах для цирковых программ, явно не приспособленных для нормального жизнеобитания уникальных животных.

И не только “живым локаторам” достается от человека. Кому как, а многим жалко видеть животных, обращенных в артистов по прихоти дрессировщика, который ласками и угрозой, бичом и куском мяса заставляет хищников прыгать с тумбы на тумбу.

Дрессировка как жанр была известна еще в глубокой древности в Китае, Индии, Египте, Греции, Риме, Византии. В России дрессировщики нередко выступали при царском дворе, скоморохи и поводыри медведейв балаганах и на старинных народных гуляниях.

Различаются три метода дрессировки:

“дикая”, болевая: основывается на запугивании, устрашении животных, на причинении им физической боли (животные выполняют требуемые от них действия под страхом наказания);

“мягкая”, гуманная: строится на приемах ласкового обращения с животными, поощрения их кормом;

комплексная, в которой раздельно сочетаются оба предыдущих метода, с преобладанием второго“мягкого”; в этом случае у животных вырабатываются условные рефлексы, заставляющие их подавлять в себе нежелание работатьво избежание наказания, но еще большеиз опасения лишиться привычного поощрения пищей.

Непреложное условие искусства дрессировкитщательное изучение дрессировщиком характера, повадок животных и поиски индивидуальных подходов к каждому из них; умение “чувствовать” животное. своевременно распознавать и предупреждать все возможные с его стороны отклонения от нормы, смену настроений, капризы.

В старом русском цирке господствовала “дикая” дрессировка. Основоположником и постоянным пропагандистом метода “мягкой” дрессировки в нашем отечестве был В. Л. Дуровтот самый, который проводил “опыты” с дельфинами. Он первым стал исходить в своем творчестве из теории условных рефлексов академика И. П. Павлова.

 

 

Вы  сможете  успешно  воспитывать  собаку,  получая   при    этом устойчивый результат, лишь  в  том  случае,  если  осознаете  ее, совершенно непохожую на нашу манеру поведения и будете  учитывать наклонности, унаследованные ею от предков.

Собака видит окружающий мир по-своему, по-собачьему.  Хозяин  для нее -  не  человек,  а  вожак  стаи.  Если  поведение  собаки  вы рассматриваете с точки зрения человека и даете  ему  человеческую оценку, вы тем самым приписываете  псу  человеческие  ощущения  и мотивы поведения и, вероятно, даже ждете от него в некотором роде человеческой логики. В этом заключается основополагающая  ошибка, которая отрицательно сказывается на обоюдных отношениях.

Реакция собаки базируется на  рефлексах  и  инстинктах.  Если  вы знаете, как ведет ваша собака в том или ином случае или какие  из ее поступков происходят инстинктивно, вы можете использовать  это как  для  обучения  собаки,  так  и  для  поддержания    дружеских отношений с ней.

Несмотря на все рефлекторные и инстинктивные действия собаки,  мы никогда  не  должны  забывать,  что  у  собаки  существует  нечто большее, чем простая сообразительность.

Тот,  кто  находится  с  собакой  действительно    в     дружеских

отношениях, знает, что она порой проявляет чувства, которые,  без

сомнения,  есть  нечто  большее,  чем  простые    рефлексы    или

инстинктивные  действия.  Многие  собаки  чувствуют    настроение

хозяина, хотя оно внешне  и  не  проявляется,  и  соответствующим образом реагируют на это. Иногда  собаке  достаточно  всего  лишь мало заметного приветливого жеста, чтобы сразу все понять.

От собаки никогда нельзя требовать того, чтобы она поняла разницу между “хорошо” и  “плохо”  в  чисто  человеческом  смысле  слова. Собака различает лишь “разрешено”  и  “запрещается”.  Это  должно быть для вас основополагающим моментов в ее воспитании. Тот,  кто наказывает  свою  собаку,  если  она  по  человеческим   понятиям поступила плохо,  впадает  в  заблуждение,  проистекающее  из  ее очеловечивания.  Хозяин  должен  воспитывать  свою  собаку  таким образом, чтобы такое ее действие попало в категорию известных  ей запретов.

Вы должны себе четко представлять, что собака не понимает  вашего языка. Собака, вероятно, воспринимает лишь звуковую окраску вашей речи, ее  тон.  Однако  это  достаточно  ей,  чтобы  понять  ваши намерения  и  ваши  желания,  если  свои  слова  вы  подкрепляете жестами.  Собака  обнаруживает  удивительную  чуткость  к  вашему “языку жестов”.  Движение  рук,  жесты,  язык  ваших  глаз,  ваша осанка- все то, что вы часто неосознанно соединяете  со  словами, собака понимает правильно. Интонация ваших слов  абсолютно  точно говорит ей, что следует воспринимать как приказ  и  что  является проявлением доброты.

Вы должны научиться понимать язык собаки и различать,  когда  она лает, ворчит, воет и скулит.

Приветствие  члена  семьи,  приход  постороннего,   защита    или нападение кого-то из  сородичей,  обнаружение  подстреленной  или сообщение о найденной убитой дичи, боль,  недовольство,  страх  - обо всем этом и многом другом оповещает ваш пес с помощью  своего собачьего языка. Со временем вы научитись правильно понимать  все эти звуки. Тогда вы, даже не видя собаки, будете  знать,  что  ее волнует  и  что  определяет  те  или  иные  ее  действия.  Знание собачьего языка особенно важно тогда, когда собака должна  что-то охранять или помогать на охоте.

При оценке органов чувств собаки мы всегда должны учитывать,  что нос и уши играют у нее решающую роль.

Собаки  в  большинстве  случаев  видят   плохо,    имеют    очень незначительное осязание, не обладают утонченным вкусом. Однако их нос приблизительно в 48 раз чувствительнее носа человека, а  слух в 16 раз лучше нашего. Мы воспринимаем окружающий нас мир глазами и руками -  носом  и  ушами  формирует  свой  мир  собака.  Таким образом, собака живет в совершенно другом (по сравнению  с  нами) мире. Можно предположить,  что  на  поведение  собаки  во  многом оказывают влияние запахи.

Вы  не  должны  быть  наивными,  думая,  что  выша   собака    на значительном удалении узнает в вас хозяина.

Маленькая собака, например, такса,  на  расстоянии  2О-3О  метров будет в неведении, кто  приближается  к  ней,  хозяин  или  чужой (конечно, если ветер дует в вашу сторону, а не в сторону собаки).  Об этом свидетельствует попеременное виляние хвостом и  ворчание.  Способность к узнаванию, острота зрения индивидуальны и  различны в зависимости от  породы  собак.  Предельным  расстоянием,  когда собака узнает людей, является 11О метров, когда люди  неподвижны, и 15О метров, если они движутся (данные д-ра Фридо Шмидта).

Многое из поступков вашей  собаки  станет  понятным  лишь  в  том случае, если вы не будете забывать, что она член стаи.

Стремление  быть  рядом  с  человеком,  нежелание  оставаться        в одиночестве, защита всех членов семьи  от  “чужих”,  недоверчивое или  недружелюбное  отношение        к    посторонним    посетителям, обазательная церемония приветствия, когда входит  член  семьи,  - это и многое другое представляет из себя обычаи стаи.  Вы  должны считаться с этими обычаями, воспитав в себе терпимое отношение  к ним.

“Территория  стаи”,  к  которой  относится  собака,  должна   при правильном воспитании совпадать с  “суверенной  территорией”  его хозяина и его семьи.

Комната, квартира, дом, сад, хозяйство, включающее двор, или парк могут  быть  территорией  стаи.  Эту  территорию  собака  считает “своей” и, собственно, защищает ее. На этой территории она бегает по одним и тем же тропам, прячет  или  закапывает  кости,  терпит кошку как спутницу стаи (иногда!) и ограничивает эту  территорию, территорию своей стаи, нанося пахучие метки  на  деревья,  камни, заборы, столбы, колонны. Тем самым пес обозначает область  своего господства по отношению к чужим  собакам,  и  эту  территорию  он убежденно защищает.

Отделение от стаи всегда вызывает у собаки  болезненную  реакцию. Это необходимо учитывать.

Даже щенок, которого мы отлучаем от его собачьей семьи, чувствует себя в начале несчастным. Смена хозяина  при  купле  или  продаже особенно болезненно воспринимается старыми собаками, пока они  не вольются в новую стаю.

Если  вы  привяжете  где-нибудь  вашу  невоспитанную  или   плохо воспитанную собаку и  уйдете,  и  оставив  ее  одну,  она  начнет

скулить или выть, воспринимая случившееся так,  как  если  бы  ее выгнали из стаи. Даже если члены семьи  на  улице  или  во  время прогулки вдруг расходятся в разные стороны, т,е, стая  неожиданно разделяется на две части, собака не находящаяся на поводке  сразу приходит в смятение: за кем она должна следовать?  Рекомендуется, чтобы кто-то из членов семьи взял собаку на поводок и  держал  до тех пор, пока ушедший не окажется вне пределов видимости.

Настроение собаки и ожидаемое в связи с  эти  поведение  можно  в большинстве случаев определить по ее внешнему виду.

Стоящие торчком хвост и уши, взъерошенная шерсть, поднятая голова - это “производящая  впечатление”  поза,  которую  каждая  собака демонстрирует в отношении незнакомого или враждебно  настроенного собрата. Если же она опускает голову  вперед,  прижимает  уши,  а хвост ее при этом повисает, значит, она,  не  вступая  в  борьбу, признает себя подчиненной. Также ведет себя уступающая  в  борьбе или более слабая собака, в ответ на что  другая,  более  сильная, сразу оставляет ее в покое. В этом случае демонстрация покорности заключается в том,  что  слабая  собака  ложится  на  спину,  как преимущественно и поступают молодые  собаки.  Некоторые  взрослые собаки, в основном  таксы,  принимают  такую  позу,  когда  хотят показать хозяину свою преданность или поиграть с ним.

Хвост собаки - барометр ее настроения  в  данный  момент.  Хвост, зажатый между ног, - это недружелюбная реакция  неприятия.  Хвост обвислый, неподвижный - поведение неопределенности.  Выпрямленный хвост - обстановка может быть быстро измениться.  Слабо  виляющий хвост  -  обстановка  улучшается.  Энергично  виляющий  хвост          - прекрасная, радостная обстановка. Высшая стадия собачьей эйфории: хвост не  виляет,  а  буквально  бьется,  при  чем  задняя  часть туловища раскачивается, уши прижаты - высшая степень блаженства - идет любимый хозяин.

Если в стойке собаки вы угадываете агрессивные  намерения,  нужно немедленно отойти назад.

Именно назад, чтобы, отступая, не спускать  глаз  с  собаки,  что само по себе сдерживает  нападение,  именно  медленно,  чтобы  не пробудить в собаке врожденный инстинкт преследования7 Обороняться бесмысленно. Человек не имеет возможности противостоять нападению кусачей собаке, даже если она среднего  размера.  Совать  руку  в разинуту пасть  -  привелегия  лишь  отважных  полицейских.  Если собаку загнали в угол, не оставив ей пути  для  выхода,  и  таким образом  лишили  ее  возможности  убежать,   у    нее            остается единственный “выход” - нападение.

Следует,  насколько  возможно,  оберегать  собаку   от    нервных расстройств.

Семейные  неурядицы,  обеспокоенность  по    какому-то    поводу, недомогание кого-то из членов семьи, постоянная домашняя  работа, ворчание, шум, грохот - все это ощущает собака и  соответствующим образом  реагирует.  Такая  нелепая  “стая”  беспокоит  животное, делает его нервным. В ветеринарных лечебницах у многих  городских собак были обнаружены нервные расстройства.

            Хозяин и собака должны походить друг на друга.

            Это,  однако,  не  следует    понимать    буквально,     поскольку “соответствие”  друг  другу  объяснить  невозможно.  Поясним  это примерами: охотник и охотничья  собака,  полицейский  и  немецкая овчарка,  кинозвезда  и  афган,  монах  и  сенбернар,    дама     и

мальтийская  болонка,  мясник  и  дог,  спортсмен    и    терьер.

Противоположность собственному “я” выбирают в большинстве случаев просто из тщеславия или чтобы, по крайней мере с помощью  собаки, быть заметным (заметной) среди других людей. Часто это связано  с комплексом неполноценности или,  наоборот,  когда  окружающие  не признают  чьей-то  “исключительности”  и  для  ее   подтверждения требуется собака. Во  всех  этих  случаях  мне  искренне  жаль  и хозяина, и собаку.

Надо  еще немного дополнить, скоординировать знания об общении с собакой. Но, в  отличие  от  общего,  очеркового  изложения,  в котором автор стремился дать основные теоретические  знания,  она содержит чисто практические советы.

В следующей главе мы поговорим о воспитании кошек.

 

Похвала и осуждение должны отчетливо различаться по  тону,  каким они произносятся. Интонации чрезвычайно важны для собаки.

Когда  мы  хвалим  собаку,  голос  у  нас  преобретает    мягкие, приветливые тона, а  когда  осуждаем,  он  становится  суровым  и жестким, фразы - отрывистыми, и  произносятся  они  более  низким тоном, чем обычно. Говорить громко не нужно, собака слышит  В  16 РАЗ лучше чем мы.

И хваля, и ругая ненужно переходить границу допустимого.

            Частое  повторение  или  слишком  незначительный  повод   снижают

эффективность  вашего  замечания.  Однако,  если  собака    очень

молодая, ненадо скупиться на похвалу. Взрослая  же  собака  может воспользоваться чрезмерной похвалой, чтобы  отказаться  выполнить какую-либо команду.

Когда вы за что-либо хвалите собаку, не нужно быть  многословным.

Достаточно несколько коротких слов, употребляемых всегда в  одной и той же последовательности и форме.

Обычно употребляются слова “хорошо!” или “молодец!” в сочитании с кличкой  собаки,  произносимые  радостно  и  приветливо.   Другие дополнительные слова похвалы уже не нужны. Собака их не понимает, они могут только сбить с толку.

Слова осуждения следует произносить сурово, отрывисто.

Уже по одному тону собака должна понять, что  вы  ей  недовольны.

Обычно для этого употребляют слова “нельзя!” и “фу!”, которые  вы можете повторить дважды, трижды по нарастающей. Однако  не  имеет смысла повторять его слишком много раз.

Похвала и осуждение должны быть взаимно связаны.

Если собака после слов осуждения  выполнила  вашу  команду,  надо сразу же похвалить ее, дать ей маленький кусочек лакомства, чтобы у нее не осталось ни малейших сомнений во взаимосвязи  первого  и второго.

Наказывайте собаку только в тех случаях, если ваши даже несколько раз повторенные слова осуждения остались без внимания.

Обязательно  ныжно,  чтобы  собака  знала  причину  осуждения       и последующего  наказания.  Если  вы  внимательно  понаблюдаете  за собакой, то быстро заметите, игнорирует ли она ваше осуждение или не понимает его. Если игнорирует, то следует наказать.  Когда  вы наказываете собаку, она всегда должна быть на поводке.

За неповиновение собаку сразу  же  следует  наказать,  чтобы  она четко поняла взаимосвязь непослушания и наказания.

Этот важный  принцип  обучения  соблюдать  непросто,  потому  что взаимосвязь должна прослеживаться, исходя не из  человеческой,  а из собачьей логике. Достаточно привести такой пример.  Если  ваша собака бросается за зайцем, а потом возвращается,  как  воспримет она ваше наказание? Сможет ли она связать это со своим охотничьим инстинктом? Поймет ли, что была наказана за то, что убежала?  Или сочтет, что ее наказали за то, что побежала за зайцем? Или вообще за то, что вернулась к хозяину? Конечно, лучше всего, если  вы  с самого начала сумеете присечь ее непослушание. Для воздействия на собаку на расстоянии можно пользоваться  очень  длинным  поводком или  радиоуправляемым  электроошейником.  От  ваших  рук   должно исходить только поощрение, они НИКОГДА не должны наказывать.

Ваша рука гладит, ласкает собаку, ваши руки дают ей  корм,  лечат ее раны. Они для  собаки  воплощение  вашей  ДОБРОТЫ.  Даже  едва ощутимый удар рукой в качестве  наказания  может  поколебать  это чувство доверия. Существует лишь ОДНО исключение, когда вы берете собаку за шиворот,  что,  однако,  воспринимается  ею  совсем  по другому, чем любое наказание  рукой.  Так  наказывает  щенков  их мать. Боящаяся руки собака, которую лишь с трудом можно взять  на поводок, - это достойный осуждения пример неправильного обращения с ней.

Палку и плетку нельзя использовать для обучения собаки.

После того, как вы узнаете, какой чуткой  и  послушной  может быть ваша собака, вы поймете, что эти варварские средства для вас просто неприемлемы. “Забитая”, запуганная, недоверчивая собака  - это уже не друг человека, а нечто совсем противоположное.  Плетью наказываются лишь служебные собаки /иногда такое  наказание  даже необходимо/, когда они откровенно игнорируют понятные команды.

Для наказания собаки используйте тонкий прутик или сложенную газету.

Прутик, который можно  срезать  во  время  прогулки,  служит больше для острастки, чем для наказания. В то же время для собаки очень неприятен  сильный  удар  сложенной  в  несколько  раз  или свернутой в трубку газетой, главным образом  из-за  производимого шума.

Ни в коем случае нельзя бить собаку ногами.

У наших ног собака обычно ищет защиту. Она должна относиться к ним  с  таким  же  доверием,  как  и  к  нашим  рукам.  Собака, опасающаяся  пинка,  лишь  неохотно  будет  выполнять  команду”Ко мне!”. Кроме всего прочего не следует забывать о  том,  что  удар тяжелым ботинком или сапогом может нанести ей травму.

Иногда для  воспитания  собаки  можно  успешно  использовать холодный душ.

Вне дома можно использовать для этих  целей  полведра  воды.

Дома чаще всего достаточно плеснуть из  стакана.  Главное,  чтобы собака поняла взаимосвязь этого душа с поступком.

     Серьезным наказанием для собаки будет, если вы  возьмете  ее за загривок и сильно встряхнете.

Еще будучи щенком, собака усваивает, что эта хватка означает нечто серьезное. Обычно так мать  приучает  щенка  к  послушанию.  Если собаку крепко взять за загривок, она не может защищаться  ни клыками, ни лапами. Разумеется, что при этом наказании пес должен быть на поводке. Однако  любое  другое  наказание,  произведенное непосредственно  вашей  рукой,  будет  серьезной  ошибкой.  Лучше избегать этого или делать очень осторожно, так  как  у  некоторых пород собак, особенно у щенков, шкура на  загривке  в  результате такого приема может быть повреждена.

Если вы наказываете вашу собаку, то члены семьи  или  другие присутствующие  при  этом  должны  воздержаться  от    каких-либо высказываний.

Дети очень хорошо понимают, когда во  время  головомойки  их мама или тетя  своими  репликами  смягчает  наказание,  а  иногда высказывают прямо противоположное мнение. Собака также  чувствует это и сразу же пытается найти путь к сопротивления, что ослабляет или даже совсем подрывает положение хозяина как вожака стаи.

Если вы наказываете собаку, например, в квартире  берете  ее за поводок, запираете ее, сажаете на цепь, не ведете на прогулку, то все это имеет смысл лишь в  том  случае,  когда  собака  может установить причинную взаимосвязь со своим непослушанием.

Часто бывает  трудно  установить,  действительно  ли  поняла собака  эту  взаимосвязь.  Если  этого  не  произошло,  то    пес воспринимает ваши действия не как наказание, а как непонятное для него ограничение. Кто очень хорошо знает свою  собаку,  чувствует по ее поведению, считает ли она наказание справедливым.

Если вы хотите поощрить  вашу  собаку  к  освоению  трудного задания, то в нужный  момент  помимо  похвалы  дайте  ей  вкусный кусочек.

     “Нужный  момент”  наступает  не  тогда,  когда  собака   уже полностью  выполнила  задание,  а  когда  начала  его            правильно выполнять. Каждый, пусть небольшой  успех  должен  сопровождаться маленьким  вкусным  кусочком.  Когда  же  цель  достигнута,   пес получает кусочек побольше. Для этого применяется  мясо,  печенка, кусочек сахара  или  сладкого  печенья.  Такое  лакомство  должно использоваться только в качестве поощрения за  выполнение  особых заданий и не должно стать чем-то обычным.

Лакомые кусочки в качестве поощрения  должен  давать  только тот, кто ведет занятие с собакой. Дети, наблюдающие за  тем,  как хозяин  дома  занимается  с  собакой,  очень  любят    в    самый неподходящий момент угостить  “песика”  вкусным  кусочком,  чтобы завоевать его  любовь,  которая,  как  известно,  приходит  через желудок. Собака очень быстро замечает, когда и от  кого  получает самые большие и вкусные куски. В таком случае кусочки как  стимул к выполнению заданий уже теряют смысл.

глава 18:  ЗАНЯТИЯ С КОШКОЙ

 

Кошка, раз усевшаяся на горячую плиту, больше не будет садиться на горячую плиту. И на холодную тоже.

Марк Твен

 

 

Этот раздел книги предназначен для тех владельцев животных, которые в совместном прожи­вании с кошкой ценят прежде всего тесный контакт с ней. Безусловно, немало любителей кошек заводят их либо с целью получить прибыль от продажи ко­тят, либо для того, чтобы побеждать на выставках или удивлять знакомых, а от кошки требуют лишь одно­го: чтобы та как можно меньше попадалась им на глаза и создавала как можно меньше шума. Настоя­щим же любителям кошек больше всего нравятся их живость, изобретательность, природный ум и игри­вость. Их привлекает возможность тесного общения со своей питомицей, поскольку между любящим хо­зяином и преданной ему кошкой возникает тесная связь, позволяющая животному тонко чувствовать ду­шевное и физическое состояние человека и горячо откликаться на все проявления эмоций со стороны окружающих людей.

Следует иметь в виду, что кошка, даже очень по­слушная человеку, к которому испытывает симпатию и привязанность, всегда обучается лишь тому, что хочет усвоить сама, что соответствует ее потребнос­тям и доставляет ей удовольствие. Дело в том, что кошки не в состоянии анализировать течение событий и улавливать сложные взаимосвязи между ними. Они воспринимают только сиюминутную ситуацию, увязывая ее с неприятными ощущениями или удо­вольствиями.

Любая дрессировка основывается на разумном сочетании поощрения и наказания, достигаемого внешними воздействиями, вызывающими у животно­го негативные ощущения. Для кошки к таким факто­рам можно отнести резкие, кричащие звуки, отвра­тительные с ее точки зрения запахи, неприятные осязательные ощущения, а в тех случаях, когда тре­буется выработать категорический запрет на какое-либо действие, — то и болевой синдром.

О том, как бороться с дурными привычками у ко­шек, будет подробно рассказано впоследствии, здесь же речь пойдет о выработке желательных для чело­века качеств и умений животного, а в этом случае наказание не дает практически никакого результа­та. Собаку или лошадь можно приучить выполнять команду с помощью силового воздействия: напри­мер, с помощью строгого ошейника можно заставить собаку идти рядом, останавливаться по сигналу и т.д. С помощью понукания и кнута можно заставить ло­шадь тянуть поклажу, двигаться быстрее или пере­скакивать через препятствия. Но принуждение или применение физического воздействия бессильно за­ставить кошку выполнять те действия, которые ей не по нраву. Такими средствами ее можно ожесточить и озлобить, сделать пугливой и нелюдимой, можно даже довести кошку до того, что она просто сбежит из дома, но невозможно чему-либо научить.

Итак, прежде чем начать обучение или трениров­ки, выясните, какие игры любит ваша кошка. Если, например, она с удовольствием перескакивает со стола на шкаф и обратно, то ее легко можно приучить прыгать на ваше плечо или на какую-либо подстав­ку, которую вы держите в руках. С помощью системы поощрений такую кошку можно научить преодоле­вать барьер, прыгать сквозь обруч и т.п. Если кошка любит носить свои игрушки в зубах, то ее можно на­учить приносить брошенные вами предметы. Неко­торые кошки по собственной инициативе любят под­ниматься на задние лапы, другие любят залезать в узкие щели, третьи — принимать неожиданные для кошек позы. Понаблюдав за кошкой достаточное вре­мя и определив ее склонности, можно начать с по­мощью поощрения усиливать качества, присущие именно ей.

При этом следует учитывать, что кошки прекрас­но реагируют на звуковые сигналы, они способны воспринимать до 50 человеческих слов. Конечно, кошка не понимает их значения, но прекрасно усва­ивает, каким словом или фразой ее приглашают к игре, прогулке, зовут поесть, а какие слова обозна­чают запрет, негодование хозяина или угрозу нака­зания.

Многие кошки очень любят, когда, их хвалят. Они улавливают соответствующие интонации речи чело­века, а если похвала дополняется ласковыми прикос­новениями, то этого бывает более чем достаточно, чтобы пробудить у кошки желание вновь и вновь выполнять команды хозяина.

Некоторые кошки в качестве поощрения призна­ют только лакомство. В этом случае вкусные кусочки следует разделить по возможности на самые малень­кие части. Чем меньше размер лакомства, использу­емого для поощрения, тем большее количество раз можно вынудить кошку проделать действия, которым ее обучают. Ведь любая кошка рано или поздно нач­нет от них отказываться, поскольку у нее наступит естественное пресыщение. Кроме того, далеко не все столь привлекательные для кошек кусочки безвред­ны для их здоровья, особенно в больших количест­вах. И тем не менее никакое лакомство не заставит кошку выполнять те действия, которые ей не по нра­ву. Гораздо эффективнее действуют любовь, ласка и терпение. Следует учитывать также и тот факт, что кошки очень быстро устают от повторения одних и тех же действий, а поэтому длительность обучения должна составлять всего несколько минут за один прием. Иначе у кошки быстро выработается отвра­щение к выполняемым трюкам, и потом уже ника­кие поощрения не заставят ее повторять их. Обучая котят, не тренируйте их больше 2 —3 минут за один раз, после чего отпустите своих «учеников» на сво­боду. Взрослые кошки способны более длительное время выполнять требуемые от них действия, хотя и среди них могут встречаться особи как совершенно не поддающиеся никаким методам обучения, так и прирожденные актеры, способные с нескрываемым удовольствием раз за разом повторять понравивши­еся им трюки.

Кошки очень явно реагируют на внимание и отно­шение к ним человека, который с ними занимается. К одному они испытывают полное доверие и с удо­вольствием подчиняются его командам, к другому относятся настороженно или вообще игнорируют его приказы. Этим, в частности, кошка отличается от собаки, которая, будучи обученной какой-либо коман­де, выполняет ее независимо от того, кто из членов семьи подает ее. Кошка же, беспрекословно подчи­няющаяся одному из членов семьи, может не только не обращать внимания на окрики и призывы осталь­ных, но и просто демонстративно не любить кого-либо в доме и выражать эту неприязнь всеми доступ­ными ей способами. Если кошка боится человека или неприязненно относится к нему, то ему никогда не удастся научить ее самым элементарным вещам. Не помогут и лакомые кусочки: кошку нельзя подкупить, можно только своим поведением и отношением к ней завоевать ее доверие, привязанность и любовь.

И все-таки даже в том случае, когда кошка с охо­той откликается на предложение человека выполнить какие-либо действия, нужный эффект часто не достигается. Причинами этого может быть запазды­вание поощрения, а также неправильный выбор зву­кового сигнала, его обозначающего. Звуковым сигналом не может служить слово или словосочетание, хорошо знакомое и привычное уху кошки. Тем более бессмысленно за выполнение разных упражнений поощрять кошку одним и тем же выражением типа «хорошая», «умница» и т.п. Эти слова произносятся по самым разным поводам, слишком часто встреча­ются в обыденной речи, чтобы кошка воспринимала их иначе, чем просто шумовой фон.

Но вот нужный сигнал выбран правильно, лаком­ство приготовлено, и тренировка началась. Предпо­ложим, что целью обучения является стремление на­учить кошку сидеть при подаче соответствующей команды (каким образом проходит обучение, будет разобрано в соответствующем разделе). По команде «Сидеть I » кошка садится, и дрессировщик протяги­вает ей лакомство. Кошка немедленно поднимается на лапы и тянется на руки за вознаграждением, в этот же момент ее хвалят. У кошки поощрение ассо­циируется с действием, совпадающим с ним, то есть награду она связывает с тем моментом, когда она встала и потянулась к руке человека. Никакого за­крепления нужной команды при этом не происходит. Тем более недопустимо давать кошке лакомство или как-то по-иному поощрять ее до выполнения дейст­вия. И в этом случае кошка будет связывать вознаг­раждение с тем поступком, который был совершен ею непосредственно перед получением награды.

Обучение кошки каким-либо приемам следует на­чать с наблюдения за ней. Определив естественные склонности животного, можно обдумать, каким трю­кам и упражнениям можно его обучить. Тренировки должны вестись поэтапно, причем на самом первом этапе главным фактором» который определяет успех, является терпение дрессировщика: человек должен терпеливо ждать, пока кошка сама, иногда совершен­но случайно, не выполнит то действие, которое от нее ожидают. Как только это действие будет совершено, именно в этот момент следует произнести выбран­ную заранее команду так, чтобы у кошки совместились выполняемые действия и ее звучание, а затем кошку сразу же следует похвалить и наградить.

Весь период обучения, сколько бы он ни продол­жался, следует быть готовым в любой момент поощ­рить кошку, если она поступила так, как ее обучали. Нарушение связи «правильное действие — награда» на ранней стадии обучения может не только свести на нет уже достигнутые результаты, но и навсегда погубить у кошки интерес к этому занятию. Что бы ни происходило вокруг, кошка должна получить воз­награждение немедленно после выполнения требу­емого от нее действия. Через некоторое время, ког­да кошка запомнит и с легкостью станет выполнять все то, что от нее ждут, можно будет обходиться без лакомства и использовать только одобрительные слова.

Воспитание и обучение кошки сводится не только к тому, чтобы научить ее выполнять те или иные дей­ствия. Не менее важной является и выработка у нее системы запретов на целый ряд действий. Кошка, живущая в доме, должна знать, что ей разрешено, а что — нет, и неукоснительно соблюдать все ограни­чения. Отучить кошку, лазить туда, куда не следует, не портить зубами и когтями предметы обихода, не пачкать в неположенных местах и т.д. можно, исполь­зуя те же принципы, что были описаны выше: нака­зание должно следовать немедленно за проступком, быть адекватным ему и понятным кошке.

Промежуток времени между нежелательным по­ступком и следующим за ним наказанием должен составлять несколько секунд. Чем дольше временной промежуток, тем труднее кошке увязать действие с наказанием и тем меньше эффективность последне­го. Наилучший вариант —это возмездие, следующее сразу за проступком. К примеру, отучить кошку ла­зать в шкафы или запрыгивать на стол можно, уста­новив в этих местах мышеловки, которые будут сра­батывать именно в тот момент, когда кошка совершит запрещенное ей действие, это позволит ей уверенно связать свой поступок с вызванным шумовым эф­фектом.

Самое плохое, что можно позволить себе в целях наказания ослушавшейся кошки, — это громкая брань и крики. Безусловно, абсолютно исключается физическое наказание, которое навсегда поставит между вами и кошкой барьер непонимания и недо­верия. Кошки (и особенно котята) очень эмоциональ­но воспринимают громкие звуки. От резких слов, ругани и тем более грубого обращения они становят­ся пугливыми, а временами и озлобленными. И у под­ростков, и у взрослых кошек такое отношение про­воцирует хитрость и изворотливость. У животных не вырабатывается внутренняя система запретов: они ходят по струнке в присутствии хозяев, но без зазре­ния совести делают все, что им заблагорассудится, когда остаются одни, без надзора.

Более того, находясь в постоянном напряжении в присутствии грубого, громко бранящегося человека, кошка испытывает страх, особенно если ей не удает­ся надежно спрятаться. Это напряжение нервной системы кошки, очень чувствительной и ранимой, не проходит бесследно. И когда кошка остается одна, то в качестве способа разрядки она просто вынуждена использовать активное движение, царапая когтями при этом неподходящие предметы, а то и непроиз­вольно опорожняя мочевой пузырь на кровать хозя­ина, на его одежду или обувь и т. д. Владельцу кошки следует знать, что она никогда не мстит человеку за что бы то ни было. Если такие эксцессы возникают, то они означают только одно — кошка чувствует дис­комфорт и неадекватно реагирует на присутствие че­ловека.

ОБУЧЕНИЕ ПРОСТЕЙШИМ КОМАНДАМ

Несмотря на то, что кошки мало подда­ются целенаправленному обучению, некоторым ве­щам можно научить практически любую кошку. Наи­более просто обучить кошку выполнять команду «Ко мне!», а также «Сидеть!», «Стоять!», «Дай лапу!» Владелец кошки, имеющий достаточно терпеливый характер, много свободного времени, а главное, лю­бящий и понимающий свою питомицу, может научить ее выполнять и другие команды.

КОМАНДА «КО МНЕ!»

Самым простым и надежным способом заставить кошку прибежать к хозяину по первому его зову является использование вкусной еды. Подзывать кошку к любимой пище нужно спокойным и ласко­вым голосом, всегда одними и теми же словами с обя­зательным произношением кошачьей клички: «Ко мне, Барсик!», «Иди сюда, Несси!» и т.д. В первое время придется, возможно, не раз и не два принести кошку к ее миске с едой, подавая соответствующую команду в тот момент, когда кошка окажется рядом с миской. Раньше или позже любая кошка свяжет ко­манду, подаваемую хозяином, с получением вкусной еды и, заслышав знакомый зов, будет бежать к ми­сочке, выражая удовлетворение высоко поднятым хвостом. После этого можно переходить к следующе­му этапу обучения, подзывая кошку к себе в любых иных обстоятельствах и награждая выполнение ко­манды лакомым кусочком и похвалой. В дальнейшем каждый раз, когда кошка отозвалась на зов хозяина или другого человека и прибежала на зов, ее можно поощрять ласковым поглаживанием, почесыванием за ухом и т. д.

Для большинства кошек совершенно естествен­ным является желание оказаться рядом с хозяином, услышав его зов. Часто бывает достаточно только ласково назвать кошку по имени, чтобы она оказа­лась рядом с человеком. Исключение составляют за­пуганные, нелюбимые кошки, чье имя чаще всего произносят раздраженным голосом на повышенных тонах. Вряд ли такое обращение с кошкой позволит владельцу приучить свою питомицу выбегать к нему на первый зов. Скорее всего, услышав свое имя, кош­ка постарается спрятаться в укромном уголке. При­дется ждать длительное время, проявляя максимум терпения и ласки, чтобы заставить кошку вновь по­верить в то, что зов хозяина несет не наказание и обиду, а поощрение и ласку.

КОМАНДА «СТОЯТЬ!»

Команда, заставляющая кошку замирать на месте, может спасти жизнь вашей любимицы в си­туации, когда ей грозит опасность, или предотвратить нанесение ею ущерба вашему или чужому имущест­ву. Кошку, приученную выполнять эту или аналогич­ную команду, владелец или член его семьи легко смо­жет уберечь от рискованных или неприемлемых в данной ситуации действий даже в том случае, когда до кошки невозможно дотянуться руками или создать преграду между ею и опасным для нее предметом.

«Начинать обучение нужно с помощью согнутой руки, используя ее в качестве преграды для кошки. Первые попытки следует предпринимать тогда, ког­да кошка по собственной инициативе двигается в вашем направлении. Как только она окажется на близком расстоянии, загородите ей дорогу согнутой рукой, мягко и негромко повторяя: «Стоять, Несси! » Если кошка остановилась, немедленно поощрите ее одобрительными словами и заранее приготовленным в другой руке лакомством. Если же кошка проигно­рировала вашу просьбу и легко перескочила через руку, то все нужно начать сначала. Обучение коман­де «Стоять! » может потребовать, от вас массу време­ни, сил и терпения, но раньше или позже кошка пой­мет, чего от нее добиваются.

После того, как кошка научится останавливаться перед вытянутой рукой одновременно с поданной командой, можно попробовать обходиться без этого своеобразного барьера. Когда и на этой стадии обу­чения будет достигнут и закреплен успех, можно попробовать научить кошку подчиняться команде на достаточно большом расстоянии от человека. В этом случае команду нужно подавать громким, но спокой­ным и ровным голосом, в свою очередь кошка долж­на оставаться на месте до прихода хозяина, который непременно поощрит ее лакомством, лаской или до­брым словом.

КОМАНДА «СИДЕТЬ!»

Чтобы на короткое время ограничить двигательную активность кошки, ее можно приучить сидеть с помощью соответствующей команды. Начи­нать обучение следует, расположившись на полу или диване на одном уровне с животным. Как только кош­ка по своей инициативе начнет усаживаться, следу­ет немедленно подать команду «Сидеть! », а как толь­ко кошка уселась — поощрить ее. Если кошка не предпринимает никаких попыток сесть, то можно побудить ее к этому, мягко нажимая на круп и при­держивая в сидячем положении до получения воз­награждения. Обучив кошку сидеть, можно попро­бовать научить ее сидеть на задних лапах, а также по команде подавать лапу.

КОМАНДА «ДАЙ ААПУ1»

Умение кошки подавать лапу в ответ на просьбу человека, конечно, не имеет никакого прак­тического значения. Это действие — не более чем игра, доставляющая, однако, удовольствие и челове­ку, и кошке. Научив кошку садиться по команде «Си­деть! », расположитесь рядом с ней на одном уровне. Затем осторожно поднимите одну из передних лап кошки, сопровождая это действие командой: «Дай лапку, Мусси! », произнесенной мягко и негромко. Од­новременно вознаградите кошку кусочком лакомст­ва. Проделав несколько раз эту процедуру, попробуй­те отдать команду, протянув ладонь к лапке кошки, но не дотрагиваясь до нее. Если кошка хотя бы слег­ка приподняла свою лапку, немедленно обхватите ее ладонью, а другой рукой дайте кошке вкусный кусо­чек и приласкайте ее. Если же кошка не реагирует на команду, обязательно возьмите ее за лапку и, при­подняв, легонько пожмите ее и поощрите кошку. Ни­когда не останавливайте тренировки и процесс обу­чения любой команде на неудачной попытке. В противном случае у кошки будет создаваться ощу­щение, что чем меньше она слушается, тем скорее ее оставляют в покое.

Кошка очень быстро устает от занятий, через 3—5 минут ее внимание переключается, и она уже не ре­агирует на команды человека. Тем не менее сообра­зительность, присущая кошке, позволяет ей достаточ­но быстро понять, чего от нее добиваются, но при этом не любая кошка соглашается выполнять то, что от нее ожидают. Легче всего обучать кошку, горячо привязанную к своему владельцу, поскольку кошки стремятся получить максимум внимания и ласки от любимого ими человека. Практически невозможно ничему научить кошку, относящуюся к человеку с недоверием или неприязнью.

Учитывая все это, не старайтесь обучить кошку тем или иным действиям во что бы то ни стало. Возмож­но, это занятие ей не по душе, и она дает вам понять, что никакое вознаграждение не вызывает у нее стремления сделать то, что вы от нее добиваетесь. Не обижайтесь на кошку и тем более не наказывайте ее за желание увильнуть от обучения — этим вы ни­ чего не добьетесь, кроме ее ожесточения. Понаблю­дайте внимательнее за своей питомицей, и вы навер­няка обнаружите что-то характерное только для нее: может быть, она любит приподниматься на задние лапы (в этом случае попробуйте научить ее сидеть на задних лапках), может быть, ей нравится ударять лапой по звучащим предметам (в этом случае ее мож­но научить звонить в колокольчик, требуя еды или просясь на прогулку). Кошку можно научить при оп­ределенной команде ложиться на бок и оставаться недвижимой до получения другой команды. Практи­чески любую кошку легко научить прыгать через ба­рьер или обруч.

Если времени у вас мало, а терпения нет вовсе, не делайте попыток обучить кошку каким-либо коман­дам или трюкам. Живущая с вами долгое время кош­ка все равно научиться понимать и многие фразы, обращенные к ней, и ваши жесты, а более всего кош­ка будет чувствовать ваше настроение и состояние. Не обученная никаким трюкам и премудростям кош­ка, которая живет своей обособленной жизнью, яв­ляется ничуть не менее интересным объектом для наблюдения, прекрасным партнером в играх и суще­ством, дарящим человеку свою ненавязчивую любовь.

ОХОТА И ТРЕНИРОВКИ

Кошки, живущие в дикой природе, а так­же кошки, свободно гуляющие в окрестностях собст­венного дома, достаточно много времени посвяща­ют охоте. Дикие кошки охотой добывают себе пропитание, а домашние — охотятся потому, что их к этому принуждает врожденный инстинкт выслежи­вания добычи и погони за ней. Эти действия дают организму животного необходимую физическую на­грузку и эмоциональную встряску.

Охота кошачьих начинается с затаивания в укром­ном месте, где кошка длительное время остается неподвижной, ожидая приближения потенциальной жертвы. В этом положении все мышцы кошки напря­жены, внимание сконцентрировано, а весь организм готов к резкому переходу от полной неподвижности к активному движению. В некоторых случаях перед затаиванием кошка должна обязательно подкрасть­ся к добыче. Крадущаяся к добыче кошка — это по­истине завораживающее зрелище.

Абсолютно неподвижное туловище, вытянутая вперед шея, устремленный на предмет охоты неми­гающий взгляд и медленные, плавные и неслышные движения лапами, чередующиеся с повторяющими­ся замираниями в казалось бы самой неудобной позе. Затем несколько виляний крупом — и стремитель­ный бросок к жертве. Если первый же прыжок не достиг цели, то кошка некоторое время пытается до­гнать свою жертву, несясь за ней огромными для та­кого небольшого тельца прыжками. Если добыча ус­кользнула, все начинается сначала.

Охота отнимает у кошки много энергии и сил, для успешной охоты необходимо умение и сноровка. Ре­акция на внешние обстоятельства должна быть очень быстрой, мышцы — сильными и упругими, а суста­вы и позвоночник — гибкими. Охота позволяет кош­ке постоянно находиться в хорошей физической форме, а кроме того, придает стабильность ее пси­хическому состоянию, в частности, дает выход агрес­сивности и чувству азарта. Все это благотворно сказывается на состоянии организма кошки, поддер­живает в норме ее жизненный тонус. Именно поэто­му любой кошке, живущей в загородном доме или на даче, ни в коем случае нельзя запрещать охотиться. Ведь преследовать и настигать жертву кошку застав­ляет непреодолимый инстинкт. Более того, многие кошки с Гордостью приносят убитых ими животных в подарок своим хозяевам. Конечно, найти утром на крылечке окровавленную птицу, обезглавленную белку или дохлую мышь — не самое большое удоволь­ствие, но ругать или наказывать кошку за это нера­зумно и жестоко, поскольку только любовь и привя­занность к хозяину вызывает у кошки желание поделиться с ним своей добычей.

Кошка, живущая в доме и не выпускаемая на про­гулки, свой охотничий инстинкт удовлетворяет, охо­тясь на птиц, обитающих в этом же доме, или рыбок, плавающих в аквариуме. Вряд ли кошка оставит без внимания хомячков, декоративных мышей или дру­гих мелких животных, живущих рядом с ней. Беспо­лезно пытаться отучить кошку проявлять внимание к этим существам, самой природой предназначен­ным быть ее добычей, поэтому, если в доме вынуж­дены одновременно сосуществовать кошка и ее по­тенциальные жертвы, то необходимо создать такие условия, чтобы кошка ни при каких обстоятельствах не смогла добраться до них. Если все же трагедия произошла, то совершенно бессмысленно бить кош­ку и кричать на нее, тыкать носом в останки жертвы и т.п. Кошка осознает лишь то, что охота оказалась успешной, и никогда не сумеет соотнести со своим поступком гнев и негодование хозяев.

В том случае, конца кошка не может удовлетворить свои охотничьи инстинкты из-за отсутствия реаль­ных объектов охоты, она при каждом удобном слу­чае будет пытаться имитировать охоту. Любящий вла­делец должен непременно учитывать склонности кошки к охоте и понимать, что игра в охоту является для нее лучшей физической нагрузкой и трениров­кой ловкости.

Молодые кошки способны играть самостоятельно, но взрослые животные редко играют сами с собой. Их активное движение лучше всего может обеспе­чить имеющаяся в квартире специальная конструк­ция. Если же специального кошачьего уголка в доме нет, то следует найти возможность 2 — 3 раза в день заставить кошку побегать и попрыгать, тренируя мышцы и связки. Кошки, с которыми никогда не играют, очень часто свою потребность в активном дви­жении проявляют в том, что начинают с невероят­ной скоростью носиться по дому, опрокидывая на своем пути все попадающиеся предметы.

Обычно такие приступы активности возникают у кошек в вечернее время, они могут сопровождаться громким мяуканьем. Кошка сбрасывает на пол лег­кие предметы, затем катает их по полу, подбрасыва­ет вверх, хватает зубами, отбрасывает лапой в сто­рону и т.д. Этим кошка дает выход огромному запасу энергии, который в дикой природе был бы растра­чен на охоте. Подобное бурное поведение может при­вести к печальным результатам — разбитой посуде, опрокинутым цветочным вазонам и т.п., поэтому луч­ше направить нерастраченную энергию кошки на игру, в которой тон задает человек. Например, очень многие кошки с удовольствием играют с человеком в прятки, причем начинают игру по собственной ини­циативе.

Прекрасным способом заставить скучающую кош­ку побегать и попрыгать является игра с привязан­ной к веревке «жертвой». В качестве преследуемой жертвы может выступить кусочек меха или ткани, бумажный бантик или резиновая игрушка. Еще луч­ше игрушку привязать к кончику тонкого упругого прута, так как это позволит жертве подпрыгивать вверх, запрыгивать на кресла, стулья или диван, полз­ти вверх по двери или стенке и т.д.

И все-таки наилучшей физической нагрузкой для кошки являются прогулки. Если есть возможность, выводите кошку на прогулку, держа ее на поводке. Наиболее удобным поводком является рулетка, ко­торая дает кошке возможность чувствовать себя до­статочно свободно, позволяет залезать на деревья, совершать прыжки и т.д. В то ж время хозяин ни на минуту не теряет контроль за поведением и переме­щениями кошки.

Безусловно, хождение с кошкой по шумным и гряз­ным городским улицам вряд ли может считаться по­лезными для ее здоровья, но периодические прогул­ки в парке, загородной зоне или в лесу принесут не­сомненную пользу и доставят немало удовольствия' и кошке, и ее владельцу.

ПЛАВАНИЕ И ИГРЫ В ВОДЕ

Утверждение, что кошки якобы не тер­пят водных процедур, вообще говоря, не соответст­вует истинному положению дел. Во-первых, сущест­вуют породы кошек, для которых умение плавать и пристрастие к воде являются неотъемлемым естест­венным качеством. Во-вторых, большинство кошек не только не боятся воды, но и очень любят находиться рядом с ней. За городом кошки, например, могут часами сидеть около речки или озерца, наблюдать за движением рыбок и других водоплавающих жи­вотных, а многие кошки успешно ловят рыбу своими когтистыми лапами. Большинство владельцев город­ских кошек знают, как любят кошки следить за пада­ющими из крана каплями, ловить лапой блестящую водную струю, играть с плавающими в воде игруш­ками. И наконец, все кошки прекрасно плавают, если обстоятельства принуждают их к этому.

Плавание может быть для кошки прекрасной фи­зической нагрузкой, если ее не испугала первая встреча с водой. Плавание прекрасно влияет на со­стояние связок, сухожилий и суставов, поэтому оно полезно кошкам в любом возрасте.

Кошки очень осторожны по натуре, поэтому при­учать их к воде нужно долго и постепенно. Если кош­ка привыкла к виду текущей из крана струи, то можно налить в какую-нибудь емкость 2—3-сантиметровый слой теплой воды (около 4° С) и дать возможность кошке постоять или походить в воде. Хорошо, если в воде будет плавать какая-либо игрушка, которую кошка может трогать лапкой. День за днем нужно посте­пенно увеличивать толщину слоя воды, причем каж­дый раз ставить кошку в воду на привычную для нее глубину, а затем понемногу добавлять воду. При та­ком постепенном увеличении глубины кошка рано или поздно попробует поплыть к интересующей ее игрушке.

Научить кошку плавать можно и в естественном водоеме, выбрав для обучения удобное и безопасное место. Лучше всего начать знакомство кошки с во­дой на песчаной отмели или пологом берегу, порос­шем невысокой травой. В самом начале обучения кошка должна быть на поводке, чтобы ее движения хорошо

контролировались. Лучше всего для приуче­ния к воде использовать жаркие, безветренные дни, в которые кошку поневоле потянет к прохладной воде. Вначале дайте ей возможность освоиться ря­дом с водой, привыкнуть к незнакомым звукам и за­пахам. Используя игрушки, плавающие около бере­га на самой минимальной глубине, попробуйте заманить кошку в воду.

На первой стадии обучения будет достаточно, если кошка только намочит лапы. Учтите, что температу­ра тела кошки значительно отличается от темпера­туры воды в любом естественном водоеме, поэтому ощущение мокрых лап для кошки связано с их ох­лаждением. В жаркий день такое ощущение прохла­ды не будет неприятным, а поэтому не вызовет у кош­ки неприязненного отношения к воде. Когда ваша питомица перестанет обращать внимание на вымок­шие лапы, попробуйте заманить ее на более глубо­кое место. Для этого удобно использовать тонкий длинный прут, один конец которого держат в руке, а другим концом шевелят в воде перед носом кошки. Хорошо, если к находящемуся в воде концу прута привязана игрушка, с которой она любит играть. Как только кошка освоится и начнет играть в воде, мож­но попробовать осторожно перенести ее на такую глубину, которая заставит животное плыть. Постоян­но находитесь рядом с кошкой и держите ее на по­водке, а при необходимости немедленно хватайте на руки, не дожидаясь, пока ее голова окажется под во­дой. Такое развитие событий может поставить крест на всех дальнейших попытках приучить кошку к воде. Следите также за тем, чтобы кошку не испугали на­ходящиеся рядом люди, насекомые, летающие над водой, и т.п. Щедро награждайте любой, даже самый маленький успех кошки. Даже в том случае, когда кошка привыкла к воде настолько, что с удовольст­вием плавает и играет в ней, все равно ни на минуту не выпускайте ее из виду и находитесь рядом, чтобы можно было немедленно оказать помощь при возник­новении непредвиденной ситуации.

Завершая эту главу, еще раз подчеркнем, что че­ловек, взявший под свой кров живое существо, про­сто обязан обеспечить его всем необходимым для нормальной, здоровой и долгой жизни. О том, как уха­живать за кошкой, правильно кормить ее, как полу­чить от нее полноценное потомство и вырастить его здоровым, как уберечь кошку от болезней и эффек­тивно лечить ее — обо всем этом и о многом другом читатель сможет узнать из второй книги, посвящен­ной кошке.

 

Глава 19: СЕКРЕТНЫЕ МЕТОДЫ ДРЕССИРОВКИ

 

            Мы всегда в ответ за тех, кого приручили.

                                      С.Экзюпери

 

Моя первая книга о собаках “Обреченные  на  любовь”  вышла  в  свет  в Калининградском издательстве сразу  после  начала  перестройки.  Тогда было большой смелостью вставить в  нее  несколько  абзацев  о  методах дрессировки собак в спецвойсках Вермахта.  Об  НКВД,  КГБ  и  подобных организациях я вообще не заикался.

Сейчас эта книга стала библиографической  редкостью.  Отрывок  из  нее приведен в этой главе частично. Возможно в следующих изданиях серии  я расширю тему. В этом  очень  помогли  бы  ваши  письма  с  критикой  и вопросами. Пишите на адрес издательства, письма мне передадут.

Оговоримся сразу. Не надейтесь найти в этих методиках  нечто  из  ряда вон  выходящее.  В  конечном  итоге  любая  специальная    дрессировка стремится добиться одной и той же цели - научить со баку спецслужбе  : розыскной,  следовой  работе,  охране  и  задержанию  людей,          поиску наркотиков или  взрывчатых  веществ.  Эти  специальные  задачи  весьма разнообразны.

Вот,  например,  для  слежки  за  “шпионом”  Пеньковским   комитетчики применяли мелких собак, натасканых только на  его  запах.  Прогуливающиеся  с  болонками  или  шпицами  старички  и  старушки  не вызывали у Пеньковского подозрения,  тем  более,  что  “вели”  его  на значительном расстоянии, постоянно подменяясь в слежке.

Должен добавить, что в для  спецслужбы  не  применяют собак ШИРОКОГО ПРОФИЛЯ. Собака с самого начала  ориентирована  на одну конкретную задачу, например - на поиск стрелянных  гильз,  и эту работу она выполняет безукоризнено.

Мне доводилось в 60-е годы, когда судьба занесла меня в  милицейский питомник, готовить, по заказу Иркутского КГБ двух собак  для поиска наркотиков. Сроки были настолько  сжатые,  а  требования ГБшников на столько категоричны, что пришлось учить  собак  самым ЖЕСТОКИМ методом - превращать их самих в наркоманов.

Были закуплены кобель и сука русского  спаниеля  двухгодовалого возраста, достаточно послушные городские псы, выполнявшие у своих старых хозяев роль не охотничих, а декоративных псов.  Меня  пол-ностью освободили от работы на  питомнике  областного  уголовного розыска, где я числился заместителем его начальника капитана  Лю-бимцева. С меня взяли соответствующую подписку о  неразглашеннии, выдали определенное колличество “травки”, “порошка” и сырца и да-ли тридцать дней - месяц. (Зарплату, надо сказать,  не  повысили, премию не пообещали).

Не спорю, обученные мной спаниели, принесли много пользы.  Сперва рынок, а потом и вокзалы, аэропорты контролировали они  в  сопро-вождении одетых в штатское комитетчиков. И безошибочно, как соба-ки - саперы, находили наркотик в закрытых  наглухо  чемоданах,  в замаскированных среди ящиков с фруктами  целофановых  пакетах,  в других местах. И все таки горечь за этих собак до сих пор  гложет мне душу.

К сожалению, и нынче большенство нерадивых кинологов  под  давле-нием начальства ускоряют дрессуру собак  спецслужб  подобными  не корректными методами.

Тут мы можем сразу рассказать о  быстрейшем  и  результативнейшем методе в отработке с собакой задержание человека.

Берется смелая агресивная собака и натравливается на живого чело-века. На человека со связанными руками, босого.

В Нальчике была международная школа собаководства служб МВД. Учи-лись там кубинцы, поляки, чехи. Русские тоже. В этой школе в 1970 году мне показывали трофейные ленты  фашистского  времени.  Очень впечатляюще выглядело задержание двумя доберманами человека в по-лосатой одежде. Не знаю, в каком концлагере проводились эти съем-ки, человеку дали отбежать метров на двадцать,  а  потом  пустили собак.

Не прошло и минуты, как у жертвы были откусаны, вырваны все  выс-тупающие части тела : нос, пальцы, половые органы. Нелепый, окро-вавленый обрубок агонизировал на земле, а доберманы в своей обыч-ной “змеиной” манере “жалили”, догрызали это тело.

Доберманы любят работать в паре и  на  задержании  два  добермана опаснее четырех овчарок. Огромная реакция, коварный метод  атаки, неукротимый азарт ярости. Столь же прекрасно  работают  доберманы по следу. Служебгое собаководство не знает другой,  столь  чуткой породы.

Интерпол применяет следовых доберманов тоже в паре,  об  этом  мы еще расскажем.

В свое время гениальный полководец А. Македонский  “поставил  под ружье” ЧЕТЫРЕ тысячи собак. Огромные мастифообразные псы,  одетые в попонки из кальчуги обращали вспять не только  пеших  и  конных воинов, но, даже, боевых слонов персов.

Гитлер имел в своей армии ЧЕТЫРЕСТА тысяч отлично  обученных  со-бак. Большую их часть составляли знаменитые, универсальные немец-кие овчарки, но не мало было и  других,  серъезных  в  служебном, боевом отношении пород : ризеншнауцеры, доберманы, немецкие доги.

Овчарки, применяемые для охраны и  сопровождения  высших  офицер-ских чинов Вермахта, отличались короткой черной шерстью и  огром-ными (для овчарки) размерами. В основном же  ставка  делалась  на невысоких, (стандарты немецкой овчарки в холке в  то  время  были сантиметров на десять меньше), “коренастых”, с  крепкой  нервной системой псов.

Отбраковка по физиологическим, а главное,  -  по  психологическим факторам шла очень жестко. В разведении принимало участие все на-селение. В результате через небольшой срок Адольф имел в  различ-ных службах, ведомствах почти миллион четвероногих  помощни-ков.

Хотя до начала войны фашисты не натаскивали, по крайней мере  от-крыто, собак на живых людей, методика дрессировки была жесткой.

Например, после предварительных занятий по невзятию  пищи,  раз-бросанной возле места дрессировки, заключительный этап  проводил-ся с применением ЯДА.

Известно что волки, собаки, шакалы, лисы  обладают  удивительной “защищенностью” от попыток их отравить. Если в отравленном  куске мяса яда будет много, животное этот кусок срыгнет  и  ни-когда больше отравленную приманку не возмет. Если яда будет мало, срыгивание произойдет, когда он уже частично  проникнет  в  орга-низм. Животное переболеет и сделает вывод на всю жизнь.

Немцы клали в пищу-провокацию повышенные дозы  яда.  Часть  собак погибала. К этому немцы, верные поклонники рассовой теории о  вы-живание сильнейших относились хладнокровно. Часть собак  срыгива-ло вовремя. Часть вообще не прикасалась к пище,  помятуя  прежние занятия, которых им оказалось достаточно.

Не менее жестко проводились дрессировки по общему  курсу  послуша-ния. Собаки работали чрезвычайно четко, хотя в этой  работе  было что-то от бездушних механизмов. Не удивительно, дрессировка,  ос-нованная в основном на принуждении, редко порождает  веселость  у дрессируемого. Но немцы с присущей их нации прагматичностью доби-вались от четвероногих солдат бесприкословного, четкого  исполне-ния приказов, а не веселости. Как, в прочем,  и  от  человеческих солдат.

Натаскивание на человека  происходило  поэтапно.  Этап  первый  - ГРУППОВАЯ атака молодыми собаками говяжьей или бараньей туши, одетой в человеческую одежду. Туша подвешивалась над землей, псы рвали  одежду, стремясь побыстрей дорваться до мяса.

(Вспомним наши занятия по защитно-караульной  службе,  когда  псы хватают ватный дресскостюм, стараясь не ущипнуть, хоть  случайно, голое тело).

Этап второй - НАПАДЕНИЕ на помощника, одетого весьма своеобразно.

Дрессхалат, проложенный пористой резиной, а изнутри  подбитый пробкой. И кусать приятно, и дрессировщика  не покалечишь. Вокруг шеи брезентовый пожарный шланг, спереди передничек из куска авто-мобильной покрышки, а на лице фехтавальная металлическая маска. В руках короткая палка.

Поощряются нападения на горло, на пах, где такой “вкусный” перед-ник. Защита от палки на усмотрение пса. В дальнейшем палка  заме-няется пистолетом с холостым, неопасным но обжигающим  и  громким холостым зарядом. После первого же знакомства с  этим  пистолетом собакане позволит более никогда направить его на нее.

После стопроцентного усвоения общего курса дрессировки (он  в  то же время был значительно упрощенней, чем сейчас),  после  уверен-ной атаки на помощника с любым вооружением, а потом - и  на  двух, собак отбирали по проявленным способностям  и  начинали  готовить более специализированно.

Часть их ювелирно отработанными методами обучали охранять опреде-ленных начальников. Тут главенствовал любопытный способ  обучения многим командам через одну - направляющую.

В сущности, многие  команды  всегда  подразумевают  разнообразные действия. Дав команду “ищи” и бросив  вещь  в  кусты,  мы  задей-ствуем и движение вперед, челноком, и работу обоняния,  и  многое другое. Но немцы последовательно и конкретно учили собаку  -  за-щитницу, собаку - охранницу, исходя из команды “чужой”  полностью обездвиживать гостя, человека, к которому относится эта  команда, но не нападать на него без оснований. Впрочем, они применяли дру-гую команду - команду “внимание” /”ахтунг”/.

(Напомню, что для пса совершенно безразличен набор звуков, ориен-тирующих его на то или иное действие.  Подбирайте  команды  сами, это ваши личные, домашние, в чем-то даже  секретные  команды.  Я, например, вместо команды  “чужой”  тихонько  говорю  своему  псу: “чиж”).

В  этой  специальной  дрессировке  главными  были  три   команды:

“чужой”, “спокойно”, “свой”. Каждая из  них  подразумевала  целый комплекс команд, комплекс действий, особый стиль поведения.

Получив команду “свой” и обнюхав,  заповнив  человека,  собака  в дальнейшем была к нему совершенно равнодушна.  Этот  человек  мог придти в дом ее хозяина во время отсутствия того, вынести все ве-щи - собака была индеферентна, Не мог этот человек делать  только три действия: пытаться напаст на хозяина, причинить ему вред, по-пытаться гладить собаку или командовать ей, кормить  эту  собаку, или даже предлагать ей пищу.

На предложение пищи эти  собака-охранницы  реагировали  в  случае первой вводной команды “свой” одинаково - сбивали этого  человека с ног и охраняли его до прибытия хозяина.

Команда “спокойно” давала возможность человеку,  к  которому  она относилась, некоторую свободу действия. Естественно, нападение на хозяина, обращение к собаке - строжайшее табу  и  пресекается  ею мгновенно.Кроме того, уходя, он не мог вынести из дома даже спич-ку. Пес сразу остнавливал нарушителя на выходе грозным рыком.  Но в целом человек,  опекаемый  командой  “спокойно”,  мог  передви-гаться по комнате, не делая резких,  угрожающих  движений,  вести себя более-менее развязно. И, в случае “нарушений”  этих  границ, на него не нападали без предупреждения, пресекая “нарушителя” ры-чанием.

Вы читаете все это, а сами, вижу, думаете: как же  обездвижить человека при помощи собаки, да еще одной  единственной  командой?  Расскажу. Но прежде, все-таки, повторюсь: вводная команда, подра-зумевающая серию других команд, комплекс поведенческих  и  двига-тельных рефлексов, отнюдь не так сложна. Мы, порой, невольно  вы-рабатываем у собак их сами, не подозревая об этом.

Например, собака привыкла к очередности снарядов на  площадке:

бум, барьер, лестница. Преодолев один снаряд, она аж  повизгивает от нетерпения перейти к следующему. Это  называется  динамическим стереотипом. В некоторых случаях он полезен. Спортсмены,  отраба-тывающие определенные движения, доводят их до автоматизма, зкреп-ляя в себе тот же самый рефлекторный динамический стереотип. Этим мы пользуемся и в  более  сложной  дрессуре.  Надо  только,  чтоб КАЖДАЯ СОСТАВЛЯЮЩАЯ КОМПЛЕКС КОМАНДА была предварительно уже  от-работана.

Команда “чужой”. Человек опасен, за  каждым  его  движением  надо следить. Вот он пытается сунуть руку в карман. Грозный рык, оска-ленная пасть пса у его кисти. Опасное движение предотвращено. Че-ловек, увлекшись разговором, чуть наклоняется к хозяину.  На  сей раз зубы собаки у его  горла,/если  он  сидит/  или  паха,  /если стоит/.

Сперва по частям. На дрессплощадке помощник сунул руку в кар-ман. Собака уже получила вводную команду “чужой”, но не  отреаги-ровала, так как не поняла ее. Помощник  тут  же  вытащил  руку  с плеткой и врезал собаке по холке. После  того  как  она  отобрала плетку, хозяин остановил ее, успокоил и вновь дал вводную -  “чу-жой”. Первое желание пса: броситься  сразу,  упреждая  опасность.  Эта попытка остановлена. Теперь пес весь напряжен, он ждет подво-ха. И в самом деле, рука помощника тянется  к  опасному  карману.  Броситься на него хозяин запрещает, но рычание  поощряет.  И  это предупреждающее рычание помогает, пес видит, что  враг  прекратил тянуться к опасному карману, стоит смирно.

Как предотвращать опасные, угрожающие движения в сторону  хо-

зяина, вы, думаю, уже догадались сами.  Точно  так  же:  вводная,

движение, если пес не бросился на защиту - удар  по  собаке.  Она должна понимать, что любая угроза хозяину - угроза и ей. Но соба-ки, которые инстинктивно, по своей натуре не защищают хозяина,  в службу охраны не отбирались. Их использовали в более простой дол-жности.

Как отучать собаку брать пищу от чужих, знает каждый  собако-вод. Другое дело, что ныне мы не учим ее бросаться на  того,  кто угощает. Хотя многие псы при тренировке рычат.

А вот, как не позволить гостю вынести что-нибудь? Может же он по забывчивости, сунуть в карман те же спички?

Методика такая же. Вводная - “спокойно”,  помощник  кладет  в карман какой-нибудь хозяйский предмет  /вначале  можно  использо-вать заметные, хорошо пахнущие домом вещи/, идет к выходу и  бьет пса. Тут бывают сложности. Надо, чтоб собака  непременно  связала агрессию уходящего с взятой вещью. И, это обязательно,-  сдержан-ность. Никакого нападения, никакой  прямой  атаки  после  команды “спокойно”.

Хозяин помогает собаке командами “хорошо” ,  “нельзя”.  После того, как вещь возвращена, помощник уходит  без  провокаций,  хо-зяин поощряет пса. В дальнейшем особых проблем не будет.  Во-пер-вых, собака станет внимателеьно следить за гостем  во  время  его визита, во-вторых, непременно обнюхает его при выходе,  а  только потом выпустит.

Я надеюсь, вы поняли основное. Знакомые ранее команды,  такие как “охраняй”, “нюхай”, “фас”, “ищи” и многие другие  объединяют-ся в одну, а к действию пес побуждается провокационными действия-ми помощника.

Помните мой пример с  динамическими  стериотипом?  Вы  можете дать собаке одну единственную команду “вперед” и она пройдет , не останавливаясь, все три снаряда в  привычной  последовательности.  Если же , в дальнейшем, после команды “вперед” вы всякий раз  бу-дуту заставлять ее садиться, перед тем, как преодолеть  лестницу, она и это вскоре усвоит.

Интересно, что подобная собака-охранница  поздно  приобретала истинного хозяина. Месяцев до 6-8 ее  выращивали  в  какой-нибудь немецкой  семье,  потом  надувшись   от    гордости,     выполнялиа ПАТРИОТИЧЕСКИЙ долг - передавали армейцам. В питомнике с ней  ра-ботали разные инструктора. И, лишь на  последнем,  заключительном этапе подготовки, она начинала работать с хозяином, да и  то  под руководством инструктора.

Вы спросите, как же она определяла - кто ее настоящий хозяин?

Сохраняла ли она чувства к прежним?

Нет. В процессе поэтапного воспитания  прежние  хозяева,  ин-структора переходили на роль помощников, на которых она натравли-валась.

В СССР первое время собак для армии и внутренней службы  гото-вили в питомниках со щенка. После 1945 года почти  все  питомники перешли на закуп молодых собак у населения. Это было более выгод-но экономически, упрощало работу питомников, ускоряло  результат.  Но обычай ДАРИТЬ собак пограничникам сохранялся в стране  до  пе-рестройки.

Старшее поколение помнит знаменитого пограничника Карацупу с  его суперпсом Ингусом. В те времена лошадь и собака были на  границах чуть ли не основными “коллегами” воинов в отлове  нарушителей.  И отлов их шел достаточно успешно.

Известен  такой,  почти  фантастический  факт,  произошедший   на Дальнем Востоке. Группа диверсантов, встреченная  отрядом  погра-ничников, рассеялась под вечер  в  болотистом,  заросшим  густыми кустами овраге. Овраг оцепили, решили ждать утра. Но собаковод  с разрешения начальства пустил на поиск свою собаку.  За  ночь  пес вывел из кустов 15 нарушителей. У всех были изуродованы кисти рук.

Пес подползал к человеку, бросался, кусал за руку с оружием,  ес-ли сопротивление продолжалось - перегрызал вторую,  и  недвусмыс-ленно показывал, куда идти впереди. В сущности, гнал бандита, за-гонял к пограничиникам, как загоняли его дикие  предки  лося  или бизона.

Карацуповский Ингус при задержании нарушителей в поезде, в  купе, обезоружил трех человек, пока его хозяин справлялся с одним.

Об использовании собак в НКВД писатъ в  целом,  неприятно.  Хотя, погранвойска тоже находились в ведомстве наркомата внутренних дел и там все было (в работе с собаками) правильно. Но все-таки  большая часть псов работала в ГУЛАГе.

75% - охрана лагерей, 1О% - погранвойска, 8%  -  вневедомственная охрана, 5% - уголоврозыск, 2% - контразведка.

В первые годы войны деятельность собаководов частично контролиро-валась СМЕРШом. Это вынуждало готовить собак поспешно, грубо. Со-баки - истребители танков, например, после подрыва  погибали.  Их просто приучали кушать только под танком: сперва безмолвным,  по-том - с включенным двигателем, потом - ползущим на небольшой ско-рости, (когда собака подбегала к нему спереди, танк останавливал-ся и ей давали миску с едой).

Такая простая истина, что собака может сбросить взрывчатку с  ми-нутным замедлением детонатора, почему-то не приходила  инструкто-рам в голову. Сейчас школьники, демонстрирующие дрессировку,  по-казывают этот прием. Песик подбегает к макету танка, дергает  ре-мень, свисающий с тючка на спине, сбрасывает этот тючек и со всех ног мчится к хозяину за лакомством.

Во время войны собаки служили связистами,  саперами,  санитарами.

Роль их была достаточно высока, статистика только обезвреженных с их помощью мин ошеломляет.

О применении собак в нашей армии в Отечественной  написано много.

Рассказывать же о “лагерных” собаках, в  сущности,  почти  нечего.  Их дрессура не отличалась оригинальностью, возможность притравливать псов на живых людях использовалась НКВДшниками задолго до фашистов.

Собаки, охраняющие зеков, всегда ориентированы на один запах. Лю-бой зек в любом лагере пахнет специфически.

Дело в том, что собака 75% информации получает через нос,  обоня-ние. И только этой информации она доверяет  окончательно.  Поста-вим небольшой опыт: завяжем собаке глаза, подошлем к ней  товари-ща с магнитофоном, на котором записан ваш  голос,  ваши  команды.

Собака принюхается и не станет подчиняться, “вычислит” чужого7

Перед войной в Англии возникла необходимость ликвидировать  одно-го высокопоставленного немецкого дипломатического  представителя.  Доказательств, что он разведчик, у англичан не было, портить меж-дународные отношения не хотелось. И тогда на помощь пришли ученые.

Они разработали состав, который на некоторое время изменял  ЗАПАХ человеческого пота, кожи. В магазине, создав  искусственную  тол-чею, немцу сделали мгновенный укол этого состава в ягодицу.

Естественно, ненмец тут же помчался в посольство,  где  его  тща-тельно осмотрели, сделали различные анализы, но никакого яда, как они предположили, не обнаружили.

Жил немец в отдельном коттедже, была у него  великолепно  обучен-ная, свирепая овчарка - первейший его друг. Когда он вернулся до-мой, собака загрызла его.

Люди, живущие скученно в бараках, камерах, питающиеся  однообраз-но, носящие одну и ту же одежду, пахнут специфически. Запах  зека - не пустое выражение, Даже охранники, входя в зону, ощущают этот своеобразный запах тюрьмы.

Охрана лагерей - это, прежде всего, пронюхивание всех грузов, вы-возимых из зоны. Тут собаки незаменимы. В грузовиках,  железнодо-рожных вагонах, контейнерах, среди опилок, металла, различных из-делий пес безошибочно найдет заключенного.  Множество  попыток  к побегу предотвращается собаками.

А вот, когда дело касается “выборки” - поиску конкретного челове-ка среди других людей по запаху его вещи, -  тут  в  зоне  собаки часто плошают.

“Запах толпы”, зоны, на который они прежде ориентированы,  мешает им дифференцировать индивидуальный запах конкретного человека.

Кинологи Интерпола давно имеют собак, работающих по ,  так  назы-ваемому УСИЛИТЕЛЮ ЗАПАХА. В составе вещества множество  компонен-тов, среди которых выделения течкующей суки. А  для  того,  чтобы унюхать течкующую суку, кобелю достаточно одной  молекулы  запаха на квадратный метр. Об научных достижениях западного  полицейско-го собаководства мы еще расскажем.

НКВДшные псы, конвоирующие заключенных, почти  совершенно  лишены сдерживающих рефлексов. Они буквально висят на поводках, в  одной страсти: разорвать зека на части. Среди множества книг,  написан-ных заключенными времен ГУЛАГа, мне ни разу не попадались подроб-ности, связанные с собаками.

И о том, что в Северных зонах собак кормили человечиной, я  спер-ва узнал от спившегося пенсионера, в комнате которого висели пор-треты Сталина и Берии.

В Комсомольск-на-Амуре, который, как  известно,  строили  “комсо-мольцы”, я получил подтверждение этим фактам.  Один  из  строите-лей-комсомольцев, горько  сетуя  за  кружкой  пива  о  трудностях стройки, говорил: - Тяжело было. Ты же сам видишь, какая тут вет-рина. А зимой! Сверх шинели тулуп наденешь, все равно  продувает.  Не поверишь, винтовка к рукам сквозь рукавицы примерзала, А  эти, сволочи, в одних телогрейках пашут - и ничего: аж пар от них идет.

Но мерли. Мерли, куда ж тут  денешься.  На  хоздворе  порой штабелями их складывали, не хоронить же - земля-то мерзлая, рвать надо взрывчаткой. Отрубишь там от туш, что помягче: лопатку, яго-дицы хорошо увариваются. Хоть и тощее мясо, но собаки ели с  удо-вольствием.

Начальник небольшого концлагеля в Прибалтике  герр  Вольф  Штаун-берг каждое утро выводил своего холеного дога на  плац.  Дог  сам выбирал в строю заключенного, загрызал его и мягкие части с аппе-титом поедал в обед. После освобождения лагеря заключенные распя-ли, брошенного в поспешном бегстве хозяином,  пса  на  деревянном заборе, невольно “прославив” этот скорбный факт.

Защищая честь собак, я хочу дополнить эту историю  небольшим  от-

ступлением. В подобной же ситуации, точно такой же дог, только  в другом лагере, покалечил своего хозяина-фашиста. Это было  в  пе-риод отступления. Вагон с русскими детьми, следующий в  Германию, был поломан и дети провели в концлагере. Утром их  построили  от-дельно. Хозяин решил побаловать пса-людоеда и подвел  его  к  ма-ленькой девочке.

Я живо представляю эту картину. Дог,  смотрящий  на  дитя  сверху вниз, изможденный ребенок, который пока не научился  бояться  со-бак и потянулся к  огромной  пасти  ручкой,  поворот  пса  к  хозяину, короткий вопросительный взгляд, команда раздраженного хозяина - “фас”-и бросок к горлу, затянутому  высоким  воротничком  формы  с  эмблемой свастики.

Заканчивая рассказывать гадости про НКВД, я должен добавить  лож-ку меда в бочку дегтя.

В какой-то мере, именно  стараниями  НКВД,  погранвойск,  широкой пропаганде войну помогали выиграть подготовленные  собаки.  Собак демобилизовывали, как и людей, массово.  На  них  даже  присылали ПОХОРОНКИ их бывшим хозяивам. И юные Друзья пограничников,  члены всеобщих кружков ГТО /готов к труду  и  обороне/  много  отличных псов вырастили и передали в армию.

Да и в борьбе с преступниками милиция тех лет с уважением относи-лась к собакам-ищейкам. Знаменитый Султан из уголовного  розыска, пес, который стал прообразом известного фильма “Ко мне,  Мухтар”, вернул государству украденные ценности на общую сумму 14  миллио-нов рублей /старыми деньгами/.

Сейчас роль собак в МВД сведена к минимуму. В основном - это  по-мощь патрульным миллиционерам. Плохая выучка, неправильное  пита-ние, низкий уровень кинологов способствует регрессу.

А ведь был до перестройки период, когда милицейских псов натаски-вали на работу по СП - отечественная разработка усилителя запаха.  Коврики, пропитанные им, бросали в сельских,  районных  магазинах на ночь. В случае взлома, преступник наступал на него, сам не чуя никакого запаха. Собака могла идти по следу такого преступника  в сельских условиях спустя три-четыре дня, а в городских - свыше 24 часов спустя. Смена обуви и одежды не всегда помогала: запах впи-тывался в кожу, волосы, под ногти.

Если были подозреваемые, достаточно было построить их перед соба-кой, обученной на СП. Она  находила  пахнущего  и  через  неделю.  (Своеобразный “родамин” - красящее вещество, химловушка,  которую невозможно смыть, - только запаховый).

Интерпол всегда широко использовал союз науки и сыска. И  киноло-гию полицейские службы западных стран не отделяли от истиной нау-ки.

Так, в 1971 году Пентагон выделил своим ученым 1 миллиард  долла-ров для выведения суперсобаки. Больше ни  в  печати,  ни  в  спе-циальной литературе сообщений на эту тему не было. До сих пор  мы не знаем - увенчались ли эти исследования успехом.

Только не надо думать, что подразумевалась  обычная  генетическая разведенческая деятельность. Несомненно, подтекст суперпса -  раз-витие ОДОРОЛОГИИ /науки о запахах/ на органическом, электронном и других уровнях.

Доберман может идти по следу велосипедиста  спустя  1О-12  часов.

Самец бабочки-капустницы улавливает запах самки за 1О километров!  Медоносные насекомые - пчелы, осы, шмели  -  четко  диференцируют сотни запахов растений, совершая полеты то на гречишное поле,  за много километров, то - к цветущим липам.

Свиньи используются во Франции для поиска подземных грибов - трю-фелей. Таможенная служба давно  пользуется  обученными  свиньями, чтобы не  допускать  провоза  наркотиков.  Оказывается,  чувстви-тельность к запаху наркотиков у хрюшек выше, чем у собак.

ОДОРОЛОГИ рекомендовали Интерполу новый метод поиска преступников

забор воздуха с места преступления для выборки  собаками  среди подозреваемых.

За короткий период пребывания в помещении, на открытой  местности с земляной почвой преступник все равно оставляет запаховые следы.  Молекулы запаха оседают на земле, стенах, ткани. Специальным  ва-куумным шприцом с этих мест, особенно, если есть и видимые  следы - отпечатки, воздух засасывается  в  герметический  контейнер.  В присутствии понятых, объяснив подозреваемым ситуацию, собаке дают занюхать консервант воздуха с места преступления и она безошибоч-но находит человека с идентичным запахом. /А запах столь же инди-видуален и неповторим, как и отпечатки пальцев, дактилоузор/.

При нахождении на месте преступления вещи,  возможно  оставленной преступником, задача кинолога еще больше упрощается. Спичка,  во-лос, ниточка ткани с одежды в герметичной упаковке сохраняют  за-пах розыскиваемого несколько месяцев.

Запах несет в своем составе огромную информацию о личности  чело-века. Даже психическое состояние влияет на запах. В гневе,  чело-век добавляет к своим выделениям адренолин, в страхе - другие хи-мические и гормональные вещества.

Болен ли человек, как он питается, какого цвета кожа, злоупотреб-ляет ли определенными медикаментами, наркотиками - все может рас-сказать запах. К сожалению, проект ЭЛЕКТРОННОГО НОСА, который бу-дет значително уступать носу животных, невозможно  пока  реализо-вать технически. Предположительно, когда он все же  будет  завер-щен, размер установки превысит пятиэтажное здание.

Почему обычные цепные собаки редко нападают на пъяных? Пьяные  не выделяют ЗАПАХ СТРАХА. Если же человек не боится, пес,  по  своей собачей логике, не считает его опасным. Именно  по  этому  многие псы кидаются на совершенно нейтральных  прохожих.  Эти  прохожие, тчательно стараются скрыть подсознательный страх перед собакой. А пес мыслит прямолинейно: боится, значит задумал что-то плохое.

Научиться по поведению собаки определять особенности запаха, вос-принятого ей - одна из задач содружества одорологов и  кинологов.

То, что собака не говорит по-человечески, не может  быть  большим препятствием. В какой-то мере собака обладает речью жестов,  зву-ков; да и умело снятая энцефалограмма, комплексный анализ ее  фи-зиологического состояния /нечто, вроде детектора лжи/  может  по-мочь контакту между человеком и животным.

В рассказе о деятельности Интерпола,  других  специальных  служб, нельзя обойти чисто организационные вопросы. Наука наукой, но нам не менее интересно и административная постановка полицейского со-баководства.

Тут уместно сделать небольшое отступление и поговорить об отноше-

нии к собакам в цивилизованном обществе вообще

Польша. В уголовном кодексе есть статья - издевательство над  жи-вотными, наказание - до пяти лет тюрьмы,  плюс  большой  штраф  в пользу владельца животного.

Собаку можно застраховать от грабежа, несчастного случая,  болез-ни. Есть еще особый вид страховки - на все, что собака может сде-лать дурного: если она покусает кого-то, ущерб будет  выплачивать страховое агенство.

Провоз собак в наморднике разрешен во всех видах транспорта: мет-ро, трамвай, такси, пароход. В стоимость билета  -  пол  цены  от стоимости человеческого.

Налог на собаку - одна двадцатая часть среднемесячного  заработка в год.

В большенстве гостиниц можно останавливаться с собакой. В  ресто-ранах ей можно заказать обед: сырое мясо, суп без  приправ;  офи-циант все принесет в специальных мисочках, поставит перед псом.

Чехословакия. /Та еще, совдеповская/. 1989 год, Брно, Международ-ная выставка собак.

Может, нагляднеее всего отношение к собакам прослеживается в  ка-фе. Согласитесь, для наших “Лилий”, “Минуток”, “Бистро”, свернув-шийся на столе пес, пусть даже такой кроха, как йоркшир-терьер  - дело невообразимое. Утомилась собачка, что ж  тут  особенного?  И пока хозяева решают, что бы им выпить: пиво  или  лимонад,  сухое вино или кофе, уставший йоркшир немного отдохнет.

А неподалеку чинно восседают на стульях по бокам от  хозяйки  два миттеля. Соседи по столу, -  молодая пара  “из  сочувствующих”  - кормят своих псов жаренными колбасками.

Самый пестрый и милый конкурс на выставке - “Ребенок  и  собака”.

Животные к детям снисходительны. Дети же привыкли к тому, что со-бака - главный ребенок в семье.

Ребенок и собака. У нас это явление называется “дети собачников”.

Когда пятилетний пражанин в тревоге спрашивает прохожих:  -Вы  не видели мою рыжую феньку? -это никого не удивляет. Но когда его ро-весник в Москве, полный той же тревоги, обращается  к  проходящей тете: -Вы не видели мою рыжую сучку? -тетя ыв ужасе бросается пе-ревоспитывать жуткого ребенка. Но для этого его сперва нужно  от-ловить, что практически невозможно:  дитя  собачника  ищет  рыжую сучку.

Когда поезд подошел к Брно, из купе пошли собаки. кому  положенно

в намордниках, а мелочь при  намордниках.  Семенил  миниатюрный немецкий шпиц с блестящей шоколодной шерстью. И этому  килограмо-вому животному тлже полагается намордник - изящный бежевый напер-сток болтался для порядка, пристегнутый к ошейнику. И всем сомне-вающимся сразу становилось ясно: у приличной собаки  -  воспитан-ные хозяева.

Выставка проходила в июле. Бассейн с фонтаном  в  те  раскаленные дни был переполнен счастливыми голыми детьми и не менее  счастли-выми собаками...

Англия. Интервью с кинологом.  “Скажите,  у  вас  часто  сажают  в тюрьму за издевательство над собаками?” “Очень редко. У  нас  об-щепринято, что тот, кто обидел собаку - это  уже  нечеловек.  Ему никто руки не подаст.” “Где в Лондоне можно выгулять собаку?” “Да везде можно. Конечно, я сам никогда не позволяю своей собаке  де-лать дела на асфальте или  детской  площадке.Как  на  меня  будут смотреть в таком случае? Как на невоспитанного человека. А на га-зонах - пожалуйста, ведь я плачу налог.”

Думаю, что после этих зарисовок не надо объяснять,  как  выглядят специальные питомники для служебных собак. Ну, если вам еще  мало - вспомните рассказ об общественных туалетах на Западе. Со цвета-ми и коврами.

Наиболее интересно то, что в Интерполе всячески поощряется содер-жание собаки в доме того полицейского, который  с  ней  работает.

Тоглда к зарплате полицейского доплачивается Ѕ стоимости ее со-держания в питомнике - триста двадцать пять  долларов  США.  Плюс продукты, выдаваемые постоянно. Плюс “сбруя”. Плюс бесплатное ве-теринарное обслуживание. Плюс оплаты ведомством страховки на  со-баку.

Они богатые, скажите вы, у них уровень жизни выше. Не в этом  де-ло. За границей хорошо умеют считать. Польза от применения  собак приносит гораздо больший доход, чем траты на их содержание и обу-чение. По данным 1991 года 27% преступлений в Англии было раскры-то с помощью кинологов.

Обучение кинологов-полицейских бывает заочное  и  очное.  В  спе-циальных школах они изучают физиологию,  психологию,  морфологию, одорологию, другие науки. Учатся там они вместе  с  закрепленными за ними собаками.

Никакое техническое новшество не проходит мимо  внимания  киноло-гов Интерпола. Уже много лет назад были введены  миниатюрные  ра-диопередатчики, встроенные в ошейник и связывающие собаку  с  хо-зяином лучше всякого повадка. С развитием телевидения на  ошейни-ке пса в нужных случаях крепится маленькая телекамера. На большом расстоянии хозяин слышит и видит вместе с  собакой.  А  в  случае необходимости может подкрепить радиокоманду легким ударом тока.

Для каждой специальной задачи полиция использует отдельную  поро-ду собак, учитывая, как климатические, так и профессиональные ус-ловия работы.

Кроме подготовки собак своих служб, питомники дрессируют собак  и для населения. Австралийский полицейский питомник в  год  продает до двухсот караульных собак частным лицам. Цена одной собаки  ко-леблется от 15 до 2О тысяч долларов США. Подготовка этих собак во многом схожа с методикой дрессировки эсесовских псов.

Дрессировку по общему курсу за рубежом часто проводят    первом этапе/ с жестким поводком - шлейкой. Этот метод, обычный при под-готовке собак - поводырей-слепых,  очень  результативен,  создает тончайший контакт между инструктором и собакой, не загружает  ре-цепторы шеи пса, значительно ускоряет отработку простейших  прин-ципов послушания, синхронизирует дрессировщика и собаку в  движе-нии. Но этот метод требует от дрессировщика высокой внимательнос-ти и деликатности.

Расскажу об одном, хитром способе отработки задержания  за  поло-вые органы. Но предупреждаю - не  пытайтесь  дрессировать  своего пса таким образом, вы  можете  попасть  в  крупные  неприятности.

Только при участии опытнейшего инструктора, владеющего этим прие-

мом дрессуры.

И еще. Ни в коем случае не используйте этот  метод  для  собак  с сильной челюстью. Он допустим только для  крупных  легавых  /пой-нтер, дратхар, курцхар, ирландский сеттер/, колли и  для  некото-рых декоративных пород. Интерпол лишь  иногда  обучает  подобному задержанию собак этих пород, что в экстремальных случаях они мог-ли защитить себя и хозяина.

(Если у вас хватит глупости попытаться дрессировать  таким  обра-зом бультерьера или, там, ротвейлера - лет СЕМЬ ТЮРЬМЫ,  если  не больше, вам ГАРАНТИРОВАНЫ).

Помощник надевает бандаж, под ткань  штанов  маскируется  плотная резиновая или гутаперчевая трубка. Пес  провоцируется  на  хватку специальной командой,(например, “фас” наоборот -  “саф”),  в  мо-мент хватки помощник полностью прекращает сопротивление.

(В сущности, мы тут используем не столько атакующий, сколько  ап-портировочный рефлекс. Поэтому следует всячески удерживать