Бесплатный звонок из регионов: 8 (800) 250-09-53 Красноярск: 8 (391) 987-62-31 Екатеринбург: 8 (343) 272-80-69 Новосибирск: 8 (383) 239-32-45 Иркутск: 8 (3952) 96-16-81

Справочник "Волк и охота на него" В. Ю. Сугробов

7 декабря 2013 - RomaRio
Справочник "Волк и охота на него" В. Ю. Сугробов Справочник "Волк и охота на него" В. Ю. Сугробов

Посвящается Бурцеву  Вячеславу  Николаевичу

Введение

И вот опять мы встретились, уважаемый читатель, и на этот раз нас ждет охота на волка. Как писал А.П. Чехов в рассказе «На волчьей садке»: «Волк -самое почтенное из всех российских животных».

В последнее время в некоторых регионах нашей страны волки становятся настоящим бедствием — в Тверской области, Рязанской, в Краснодарском крае. Масштабы волчьего нашествия особенно не ог­лашаются, но, по сведениям специалистов, охотни­ков и людей, кто каким-то образом связан с этой проблемой, волчий бич сечет многие леса и поселе­ния. Есть деревни, в которых полностью исчезли со­баки-, а в голодное время собака — желанная и лег­кая добыча волков. И есть деревни, где, как стемне­ет, местные жители не выходят на улицу: участились нападения волков на людей.

Прежде чем подготовить эту книгу, я собирал фак­ты и мнения специалистов. Но об этом чуть позже. Мне эта тема интересна еще и потому, что в свое вре­мя я уделял много внимания изучению семейства псо­вых и его видов. Собственно, волк и является одним из представителей этого семейства. Хочу, чтобы вы зна­ли мое мнение о волке. Это, пожалуй, единственное животное, которое я уважаю. Его можно опасаться, но



не уважать невозможно. Нас с пеленок учили, что волк — санитар леса. Это я понимаю. Не понимаю и не принимаю, если волчья «санитария» касается нас, людей. И если волк - враг, то враг умный и хитрый. Значит, быть драке!

Моя первая встреча с волком и с волчицей прои­зошла на охоте. Я увидел перед собой серую собаку с очень умными глазами. Она посмотрела на меня, я посмотрел на нее. Когда до меня дошло, что это — волк, мне стало как-то не по себе. Обернувшись, я увидел за спиной уже волка-самца. Он перекрывал мне дорогу к отступлению. Нет, друзья, волки в зоо­парке смотрятся лучше! Я не стал поднимать ружье, и вскоре волчица исчезла в кустарнике, на прощание посмотрев на меня еще раз проницательным взгля­дом. Обернувшись, я не увидел и волка. Он раство­рился в воздухе. Незабываемая встреча.

 

 

Причину увеличения численности волка я вижу в следующем: раньше за охоту и, естественно, за отстрел волка, охотники получали лицензию на отстрел лося. Сейчас это перестало практиковаться, и незаинтересованные охотники волками не занимают­ся. Охота с флажками, выискивание стай - дело сложное и кропотливое. Суммы, которые выплачива­ются за одного волка, не возмещают те силы, которые тратятся на такой охоте. Охотхозяйствам надо хорошо подумать и решить этот вопрос в пользу людей.

Вторая причина, по которой популяция волков растет, — высокая способность этих животных к нау­чению, позволяющая им не попадаться на те ухищре­ния, на которые способны охотники. Я объясню. С прохождением какого-то времени волки, как любые мыслящие существа, приспосабливаются к изменени­ям во внешнем мире. Привыкают к тем видам охоты, к которым прибегают охотники, ищут пути и способы, чтобы сохранить свой вид и, в конце концов, главное, ради чего они топчут этот мир, — жизнь. Волки уже спокойно пробегают под флажками (не все, но все-та­ки!), при охоте с вертолета — закапываются в снег с головой или обнимают передними лапами стволы де-* ревьев, становятся невидимыми с высоты.

Местные охотники ропщут — нельзя взять волков. Одна моя знакомая специально натаскивает борзых собак на ловлю волков. Другими способами волков не одолеть. Это ее мнение. Я постараюсь в следующих главах книги описать те виды охоты, которые приме­няются на волков, и надеюсь, что вы не успокоитесь на прочитанном, а постараетесь больше узнать и сде­лать, хотя бы ради того, чтобы почувствовать себя по­бедителем, а не побежденным.

 


 

ГЛАВА 1.

ВОЛК

Охота на волков открыта круглогодично с примене­нием всевозможных средств. На красного волка с ры­жим мехом, встречающегося в горах Средней Азии, Средней и Восточной Сибири и Дальнего Востока, охота запрещена. Он занесен в Красную книгу.

Распространен волк почти повсеместно. Он обита­ет в Европе, Азии, Северной Америке. И в нашей стране. Нет волков на некоторых островах Северного Ледовитого океана. Волков видел каждый в зоопарке. Только там они тощие и жалкие. В природе мощные и опасные. Волк может достигать размеров более мет­ра, и вес его превышает 60—80 кг. Морда широкая и вытянутая. Уши стоячие. Цвет шерсти серый с рыже­ватым или черным оттенком. Изменчивость цвета ко­леблется от белесовато-серого до песчано-желтого. На окрас влияет среда и место обитания. Шерсть жест­кая, грубая и густая, особенно на шее.

Она обладает очень низкой теплопроводностью, причем у северных волков шерсть почти в два раза короче, чем у южных. На коже отсутствуют потовые железы. Терморегу­ляторами служат подошвы лап и в большей степени язык. Размер волка колеблется в зависимости от места обитания.

Довольно высокие ноги, богатый подшерсток. Пре­красно   развитая   мышечная   система.   Волки   могут

 

развивать скорость 60-65 км/час. Спокойно могут до­гнать зайца или лису. Однажды скорость передвиже­ния волка достигала 85 км/час. И с такой скоростью он бежал несколько минут. Волки замечательно плава­ют. В поисках пищи пробегают большие пространства. И пословица «Волка ноги кормят» не простое сотрясе­ние воздуха. Осторожный и сильный зверь. Бесшум­ный и легкий в движении. Практически универсальная машина для убийства. И надо сказать правду — кра­сивый зверь. Один мой знакомый держит дома волка. Я приезжаю и всегда любуюсь им. Тянет к этому зве­рю каким-то природным тяготением. Можно расска­зать многое: как ведет себя этот волк, как привязан к человеку, о том, что двухметровый забор для него не преграда, он легко его перелетает, и о том, какие проб­лемы возникают в деревне от волчьего воя (местные собаки сходят с ума), и о том, что есть люди, опаснее и злее волков. Один из таких попытался натравить свою собаку на волка — тот был привязан. Володя — хозяин Кунака, отвязал своего любимца. От овчарки только летели клочья. Конфликт кое-как замяли.

 

Уговариваю себя не приобретать волчонка. Но слишком велик соблазн.

Ладно, дальше. В летний период волки живут, не отходя далеко от логова. Но летом заметить волка сложно. Слишком он осторожен, и слишком насыщен лес красками. Волки — конспираторы отличные!

В логове волки держатся до первого снега и после ведут кочевой образ жизни. (Ну прямо как я.)

Годичный цикл жизни волков можно разделить следующим образом: оседлый, который длится при­мерно с апреля до первых снегопадов, и бродячий — с момента выпадения снега до апреля.

С декабря по январь волки держатся стаями. Волчья стая — одна определенная семья. Она состоит из самки и самца-отца. Молодые волки — дети этого года и  переярки —  щенки  прошлого года.  Бывают

 

даже щенки, появившиеся два года назад. Если стая состоит из шести—восьми голов, вернее всего, что у волчицы это первый помет или ее волчата были унич­тожены охотниками.

 

Иногда, при отсутствии большого количества пищи, переярки бродят отдельно от стаи. Отдельно от стаи может бродить и матерый волк. Одинокий образ жиз­ни ведут старые, переболевшие волки или уцелевшие после истребления семьи. Одиночки могут сбиваться вместе и так бродяжничать.

При большом количестве пищи и ее распростра­ненности по территории волки совершают обходы сво­их владений и на четвертый-шестой день возвраща­ются к логову. Хорошие охотники, зная волчий «гра­фик», устраивают на них в это время облавы.

В зимнее время волки с дневки поднимаются с на­ступлением темноты, в сумерках и всю ночь ищут на чужие головы приключений. Излюбленными местами дневки волков можно считать густые ельники, по ко­торым протекает заросшая непролазными кустами река, где имеются ольховые болота, густо заросшие овраги. То есть места, малопосещаемые и дикие. Од­ну из очередных дневок волки любят проводить на ка­ком-то из своих летних логовов.

При обильном выпадении снега волки пользуются дорогами и по ним пробегают большое расстояние с немалой скоростью. При встрече с людьми прячутся в лесу, а после опять продолжают путь по дороге, где им легче бежать. Мать-волчица идет впереди, волк-отец замыкает стаю. К падали волки относятся с ос­торожностью и всегда подходят с подветренной сторо­ны. Зубы у зверя крепкие, и аппетит хороший. Волки могут голодать много времени.

Взрослый волк способен съесть сразу до 15 кг мяса. Мы много раз находили останки пропавших собак, и на месте не оставалось даже шерсти. Бывает, что волки уносят с собой свою добычу, но в нашем случае на снегу было много крови, что говорило о непродолжительной, но вполне серьезной трапезе. Насытившись, волки' бо­лее прямым путем направляются к дневке, а переярки могут заглянуть в ближайшую деревню, после присое­динясь к стае, зная, где она отдыхает. Если волки по­тревожены, место дневки они могут поменять.

В степях и лесостепных угодьях волки любят про­водить дневку на открытых местах: на заветренных склонах холмов, заросших кустарником. Иногда даже располагаются на стогу сена, чтобы все было видно, как на ладони. Эту особенность я замечал и у собак. Собаки, бездомники в не первом поколении, отдыхали на крыше недостроенного здания, и подобраться к ним не было никакой возможности.

Половозрелыми волки становятся на третий год жизни. У волчиц первая течка начинается в возрасте двух лет. Февраль и март характеризуются баналь­ными ухаживаниями волков-мальчиков за волками-девочками. Драками и грызней выбирается сильней­ший и достойнейший. Переярки пытаются стать муж­чинами, особенно когда нет более взрослых волков, а слабые духом и телом волки держатся подальше от семейных разборок. Раздоры гложут стаи, они не ста­бильны, день проходит в бегах, охота в это время ос­ложняется. Если есть опасность кровосмешения не в пользу стаи, переярки из нее изгоняются. Что каса­ется городских бездомных собак, то суки, издавна обитающие на улицах, спариваются только с опреде­ленным кобелем, заботясь о здоровом и сильном по­томстве. Это в них уже «думает» волк. А человек? Как только брак стал совершаться из каких-то ко­рыстных побуждений, человеческий род начал вы­рождаться. И нас спасет только любовь. Тема очень сложная, об этом я уже писал в своих других книгах. Ну да ладно, вернемся к биологии волка.

Беременность у волчицы, как и у собак, длится 62-64 дня.  На календаре апрель или май.  Волчица

 


 

устраивает логово в самых глухих местах, в оврагах, среди болот. Подбирает подходящую яму, выворотень или брошенную барсучью нору. Непременное условие выбора места для логова - близость воды. Это надо знать при поиске логова.

Рождается три—восемь волчат, иногда до тринадца­ти. Появление в помете большего количества самок или одних самок говорит о неблагополучии популяции. При­рода защищается от катастрофы усиленной возмож-, ностью продолжать род. Вот как интересно! У волков во­дится такое: захотели — девочку, захотели — мальчика!

Плодовитость зверей зависит от региона обитания и наличия корма. Волчица наиболее плодовита в воз­расте от четырех до восьми лет. Лактационный пери­од длится у нее 1,5 месяца — она кормит волчат моло­ком. Но это не все. Волчата получают полноценное пи­тание от родителей, которые их кормят мясом, отры-_ гивая его после удачной охоты. В неволе волчата, не получая такой пищи, часто гибнут. Это объясняется тем, что съеденная и пропитанная желудочным соком пища готова к полному перевариванию и легко усва­ивается организмом. Переярки участвуют в воспита­нии волчат вместо няньки, пока родители рыщут в ле­су в поисках кого-нибудь съесть.

В середине лета волчата требуют много пищи, и родители совершают более дерзкие набеги на домаш­ний скот, птицу, принося волчатам полуживую добы­чу. Развивают у детишек умение самим придушить и загрызть жертву. Ну, так скажем, совершенно безо­бидные шалости. В это время волки охотно нападают на косуль, лосей, кабанов и другую лесную живность. И в основном на молодняк. С взрослыми не связыва­ются, потому что, во-первых, их труднее взять, дота­щить, а во-вторых, летом раны, полученные в битвах за корм, хуже затягиваются и загнивают от различ­ных мух и другой гадости. Волки также мышкуют, чтобы пережить тяжелые времена.

Волкам ума не занимать. Одна волчица устроила на берегу озера целый концерт: кувыркалась, притво­рялась душевнобольной и настолько бесчинствовала, что плавающая рядом утка, заинтересовавшись про­исходящим, подплыла поближе. Любопытство до доб­ра никого не доводит. Так случилось и в этот раз.

В июле, в тихую и ясную погоду на зорях, молод­няк начинает выть. Я так понимаю — осознав все пре­лести своей волчьей жизни. Ему иногда отзывается матерый волк, возвращающийся с охоты. Выводок ему отзывается обязательно. Первыми начинают выть переярки, которые бродят около логова в надежде по­лакомиться родительской добычей. Я знаю, что роди­тели добровольно делятся с переярком-няней пищей, ибо он их иногда спасает от выполнения родительских обязанностей. Иногда мать-волчица остается, а отец-волк охотится, или наоборот. Волчица тоже скучает и просто места себе не находит, если кого-нибудь не придушит. Очень веселая семейка. Переярки, охотясь большой компанией, могут добыть больше пищи и ею поделиться с родителями. Вой волка сообщает о мес­тонахождении зверей, о добыче, а также служит пре­дупреждением другим стаям, что территория занята.

Здесь я хочу немного отвлечься. На Крайнем Севе­ре живут, как всем известно, северные народы. И не­важно, как они называются нами, я сейчас не анекдо­ты рассказываю. Эти люди настолько крепко связаны всей своей жизнью с жизнью зверя, что в буквальном смысле слова понимают все, о чем звери «разговарива­ют». И волки, в частности. Так, однажды местные охот­ники, услышав вой волка, начали дружно собираться на охоту. «Стада идут, — сказали они, — волк предуп­реждает других волков о приближении сытого време­ни». А этому волку сообщил еще какой-то волк. Так они и переговариваются. Сообщение волка подтвердилось.

В другой раз местный охотник, живущий вдали от людей, стал собираться в путь. На расспросы - куда, он ответил: «Волк сообщил, что в лес пришли люди, это ко мне гости».Через три дня он появился дома со своими друзьями.

Завидное понимание природы! Волчица пользуется голосом, когда надо собрать разбежавшихся волчат, и ее вой принимает жалостливые ноты. Осторожность выражается волчицей фырканьем, и все волчата пря­чутся кто куда. Дисциплина. В конце осени волчья семья начинает делать набеги на все пространство ее охотничьих угодий, возвращаясь на дневку к месту сво­его логова.

Со временем волки все дальше уходят на охоту и к логову уже не возвращаются. Начинается системати­ческое обучение волчат. Волки давят больше живот­ных, чем им надо для пропитания. Это у них, так ска­зать, наглядный школьный материал. Загоняют ко­суль, устраивают засады на тропах, и пока одни гонят, другие перехватывают и режут. Волчата участвуют или просто наблюдают за тактикой охоты. Что-то по­добное случается и у собак, когда они охотятся на ко­шек. Это я лично сам наблюдал.

В преддверии зимы волки выбирают две тактики. Если добычи много, они охотятся всей стаей, какую только можно собрать. Если добычи мало, разделяют­ся на мелкие группы, и одна группа от другой охотит­ся отдельно. В этих условиях они становятся падаль­щиками, нападают на собак, кошек, на все, что мож­но ухватить.

Еще один факт из личных наблюдений. В деревню приплелся умирающий волк. Ноги трясутся, хвост при­жат еще сильнее, чем это вообще характерно для вол­ка, глаза уже закатываются. Ясное дело, местные со­баки решили восстановить справедливость и террито­риальную целостность. Погнали серого доходягу. Волк еле бежал, не позволяя все же себя догонять. Из со­бачьей стаи вырвалась одна самая крутая и сильная. Я так думаю — вожак и местный авторитет. Надо же показать своим, какой он сильный. Пробежав несколь­ко метров, до того места, где начинались кусты, волк остановился и обернулся. Это был уже другой зверь. Сильный, крепкий, с яростным огнем в глазах, с мощ­ной грудью и загривком. Пес остолбенел. Его удивле­ние длилось недолго. Из кустов выскочили два других волка, подхватили собаку и унесли в лес. Оставшийся волк посмотрел на притихшую собачью стаю желтыми глазами, на секунду показал им свои клыки, «подмиг­нул» и весело умчался вслед своим товарищам. Не ду­маю, что после этого случая собаки стали умнее.

Волки режут баранов, не боясь через крышу зале­зать в хлев. Режут горло и, перекинув через себя тушу, причем спина их сильно прогибается, и держа добычу за шею, уносят ее в лес. С появлением снежного покро­ва волки ведут кочевой образ жизни, пользуются прак­тически одними и теми же маршрутами, одними и теми же переходами и местами отдыха. Даже оставшись без стаи, волки повторяют пути, которыми пользовались в полном составе. Это благоприятный момент для охо­ты на них.

Зимой у волков фантазия разыгрывается не на шутку. Они стараются давить сытых животных, зная, что сытая добыча долго не набегается. Одни гонят, другие перехватывают на поворотах или дожидаются в засаде, хватая за ноги или вгрызаясь в горло.

На Алтае волки зимой, охотясь на крупных копыт­ных, стараются их загнать в узкие и скалистые долины рек, где передвижение затрудняют глубокие снега со слабым настом, крупные камни и полыньи. В 1939 г. в верховьях реки Чулышман, в устье ее притока Шав-лы, была найдена жертва волков — труп марала. Жи­вотное вмерзло в полынью задней частью туши. Перед­ние ноги и голова лежали на льду. Все туловище мара­ла было покрыто коркой льда в 10-15 см. На снегу виднелись свежие волчьи следы. Оказалось, что волки несколько раз прогоняли оленя через полынью, пока он окончательно не обмерз и уже не мог сопротивляться. Волки не тронули ледяной панцирь, а растащили все внутренности, оставив только лед и шерсть.

Часто волки загоняют добычу на скалу, и, когда жертве бежать уже некуда, она срывается в пропасть. Еще из рассказов своего деда я помню, что волки не нападают на охотника, если он в полном здравии. Они выматывают его, не давая отдыхать. Когда охотник, обессилев, засыпает, они его приканчивают, как обык­новенного зайца, дождавшись момента и возможности напасть и не получить сопротивления. Они каким-то образом чувствуют, есть ли в ружье патроны или они закончились на последнем волке, который нарочно или нет, но на один миг показал охотнику свой хвост. Людей волки избегают, но голод вносит свои поправ­ки в так смело мной изложенную фразу. Зимой звери объединяются, и стая может достигать четырнадцати волков. Вот и думайте, шутка ли это!

 


 

ГЛАВА 2.

СЛЕД ВОЛКА (СТРАНИЧКА СЛЕДОПЫТА)

Волчьи следы очень похожи на следы собачьи, если на них смотреть неопытным взглядом. Если волк пробе­жал по тем местам, где появляются собаки, то со сле­дами можно и запутаться. Но вот вы увидели след вол­ка в том месте, где собакам вроде бы и делать нечего; тут нужно к следу присмотреться более внимательно.

Да, след волка похож на след крупной собаки, но волк тяжелее ее, глубже проваливается в снег, и на сырой земле его следы отчетливее и резче. Благодаря тому, что подушечки волчьих лап продолговатее, твер­же, когти крупнее и пальцы мало раздвигаются, след волка стройнее, длиннее и более четок. Длина отпе­чатка лапы примерно 12—18 см, ширина 5,5—8 см.

Кроме этого, собака не сохраняет на большом от­резке пути правильную рысь, при которой след ло­жится ровной лентой, отпечатки лап почти на одной прямой линии. А для волка такой ход характерен. Как у собаки и лисицы, у волка передние лапы круп­нее задних. Когти у волка собраны в комок и смот­рят внутрь следа, а у собаки когти направлены в стороны.

На укатанной санной дороге следы волков не вид­ны, но их путь выдают встречающиеся время от вре­мени   отходящие   в   сторону   тропы,    проложенные

 


отдельными членами стаи, отошедшими на время об­нюхать старые следы, пни, стога. Обычно, передвига­ясь по лесу, волки идут след в след, и понять, что волк не один, можно только тогда, когда один член стаи отошел от тропы «до ветра».

Вообще-то определение «стая» не подходит к вол­кам — это семья, группа. Я буду использовать этот термин только для того, чтобы обозначить количество животных. И прошу за это ко мне отнестись снисходи­тельно.

Так вот, сколько бы ни было волков в стае, каждый последующий волк ставит лапы точно в следы преды­дущего. Длинная, прямая цепочка ровных отпечатков ног, похожая на следы одиночного тяжелого зверя, тя­нется через поле там, где прошел целый выводок.

Только" на крутых поворотах или при обходе препят­ствий волчий строй рассыпается, оставляя веер сле­дов, по которым можно точно сосчитать число членов семьи, их возраст и пол. След взрослого самца круп­нее, чем у самки, имеет более округлую форму, силь­но вдавлен. Ведь самец тяжелее, и шаг у него длин­нее. След самки продолговатее и меньше. У самцов всех возрастных групп отношение длины следа к его ширине равно 1:3, а у самок — 1:5.


Волчий кал: белесый - старый, черный - свежий. В нем частицы шерсти, перьев, множество осколков костей, жесткие части насекомых и другие неперева-рившиеся остатки. По волчьим тропам другие звери не ходят. Волчьи тропы летом мало заметны. На ко­лючих кустах может оставаться шерсть, имеющая кольцевидные оттенки то темного, то светлого цвета. А на бревнах, лежащих поперек тропы, могут запе­чатлеться следы волчьих когтей.

Я уже писал в других книгах, как определять давность следа. Но все же здесь повторить мне придется.

Чтобы определить давность следа, мало знаний, нужны опыт, логическое мышление. Все приходит со временем. Я очень благодарен многим людям, кото­рые учили меня читать белую книгу природы. Это и смоленские охотники, которые выскакивали на ходу из машины и, нагнувшись над землей, сообщали, сколь­ко прошло лосей, какого они возраста и какого пола. Когда прошли, куда и откуда идут.

Вспомните высказывание проводника известного исследователя Приморья В.К. Арсеньева - Дерсу Уза-ла. Что он сказал о недостаточной наблюдательности своего начальника? «Глаза у тебя есть, а, посмотри, -нету...» Смотреть и видеть — это две разные вещи.

Следы на снегу или на земле — это та же жизнь, только скрытая от невнимательных глаз. Буду само­критичным. Не все получается и у меня. Каждый но­вый след — новая загадка. Но начинать надо с прос­того. Внимательно смотреть и оценивать следы, кото­рые оставляет хотя бы ваша собака, ваша кошка. Это можно делать на прогулке, на охоте, на отдыхе.

Необходимы условия, позволяющие легко отличать свежие следы от старых, вчерашние — от еще более давних. Эти условия создаются при каждом обновле­нии поверхности снежного покрова, чаше всего при выпадении свежего снега. Поэтому местами хороший снегопад называют «перенова»; с его появлением ис­чезают все старые следы.

В открытых местах такую же роль нередко играет ветер, передувающий сухой снег понизу, но не слиш­ком уплотняющий его поверхность. При образовании очень плотной «ветровой доски», напоминающей наст, образующийся после оттепели, многие животные хо­дят по твердой снежной поверхности, вовсе не остав­ляя следов. Если зимой долгое время нет свежего сне­га, на поверхности снежного покрова накапливается множество следов самой различной давности (охотни­ки говорят: наступила «многоследица»).

Выпадение снега,, степень его влажности, глубина снежного покрова, величина, форма и плотность от­дельных снежинок, действие на них ветра и температу­ры, другие погодные условия и характер освещения — все это главные причины, влияющие на внешний вид и крепость (твердость) следа, а эти характеристики слу­жат основанием для того, чтобы определить его све­жесть. Если снегопад окончился под вечер или рано ночью, и звери оставляют на нем следы своих полных ночных маршрутов, то такая пороша называется длин­ной. Когда снег кончается под утро, и на нем запечат­лелись только последние отрезки пути ночных живот­ных, пороша называется короткой. Иногда еще говорят о мертвой пороше. Это значит, что глубокий снег совер­шенно засыпал все старые следы, кончился к рассвету и сохранил только самые поздние — утренние следы.

Различают еще ходкие пороши, когда звери много бегают, посещая все уголки своего участка. Есть по­роши немые, они получаются при глубоком снеге и теплой погоде, когда животные отлеживаются в лого­вищах или кормятся на небольших участках. Иногда снегопад, начавшийся ночью, продолжается утром и днем. Тогда, наткнувшись на свежий след, можно быть уверенным, что оставившее его животное нахо­дится  очень  близко.   Снежный  покров  изменчив,   и столь же многообразен внешний вид следов каждого животного при разных условиях.

«Снег бывает: влажный (воздушный и мокрый, тро­нутый оттепелью и замерзший после оттепели или дождя в корку), сыпучий, промерзший, похожий на хинин, и перистый - нежный и кристаллический, оса­живающийся инеем, зернистый, как пшеничная мука или столовая соль, выпадающий перед переменой по­годы в виде крупки, со смесью мягкого снега, и уплот­ненный ветрами, подтаявший от действия солнца, за­мерзший до степени наста, и другой, не считая проме­жуточных видов. Снег кажется нам то матово-бе­лым — меловым в серую погоду с высоко стоящими, ровными сплошными облаками, то серовато- или дым­чато-белым, как плохие белила, то лиловато-свинцо-вым, в зависимости от высоты облаков и прозрачнос­ти воздуха, то искрящимся с розоватым от солнечных лучей или синеватым от затемнения оттенком, как рассыпанный нафталин. Многие следы при свинцо­вом, мглистом освещении могут показаться старыми, будто они замшились от ветра и инея. Но стоит их за­слонить рукавицей или полой одежды, как одновре­менно с уменьшением доступа невыгодного освещения обнаруживаются характерные признаки свежего сле­да», - так писал Н. Зворыкин, опытный охотник и наблюдатель, в своей замечательной книге «Как опре­делить свежесть следа».

Теперь о тактике и стратегии в определении свежес­ти следа. Лапа зверя выталкивает в противоположную сторону от своего движения часть снежного покрова. Это — выволока. Борозды, оставленные по ходу зверя, называются поволока. Если края выволоки и поволоки сглажены (как правило, от ветра) - след старый. Ес­ли края бархатистые и пушистые - след свежий. Если пальцем аккуратно надавить на «донышко» следа и снег под пальцем спокойно поддастся, то след свежий. Если это делается с трудом, то след старый (мороз и ветер скрепили снежинки в тонкую ледовую пленочку). У старых следов пленочка значительно толще, чем у свежих. Если в морозную погоду отдельные снежин­ки, выброшенные лапой зверя, успели застыть - след старый; если не успели - свежий.

Если в след втоптана трава, это имеет значение: поднялась она после того, как прошло какое-то время, или еще на стадии восстановления. Значит, надо вни­мательно посмотреть на след, оценить погодные усло­вия и решить, сколько времени прошло, и что сделала со следом погода. Для сравнения можно оставить ря­дом со следом зверя след своей ноги, руки и сравнить, чем отличаются два следа, а затем сделать вывод.

Зная основу изменения следа в зависимости от по­годных условий, давность следа можно определять и на песчаной, глинистой и другой, типичной для ваше­го региона почве. Чем чаще охотнику приходится иметь дело со следами, тем легче и безошибочно он будет в них разбираться.

Волки, путая след, могут возвращаться обратно по своим следам, а иногда и делать «сметки», от основ­ного следа отпрыгивать в сторону и затаиваться. Волк, ясное дело, не заяц, но ума и хитрости ему не занимать. Поживите в лесу да еще притом, что на вас будут и охотиться, так скоро и вы начнете прыгать в разные стороны, лишь бы вас не подстрелили.

Так случилось, что, дописав эту главу, я был вы­нужден на несколько дней уехать в лес. Снег шел всю ночь, а утром перестал. И как же было интересно чи­тать следы на снегу! След мыши три раза тянулся че­рез тропинку от одного дерева к другому. Один след был совершенно свежий, два других чуть постарше — уже припорошенных снежком. Я сделал вывод, что мышь сидит там, куда ведет свежий след. Вскоре я ее увидел.

Все время, пока я рассматривал следы, странный шум преследовал меня.  Как будто кто-то стучал по


дереву. Я обошел дерево, но никого не увидел. А это был просто ветер. Он разматывал огромную ветлу в разные стороны. От этого и возникал тот стук, кото­рый заставил меня насторожиться. Следа волка я не видел, врать не буду. Но отрабатывать свое внимание и умение на следах других животных не только инте­ресно, но и полезно. «Охотиться» можно и без ружья, если, конечно, вы в душе охотник и следопыт.

Рано или поздно след волка должен привести охотника к логову. Найдя волчье логово, он может считать, что половина дела уже сделана. Если не вспугнуть волков раньше времени, то охота может получиться удачной. Если вспугнуть, волчица может подыскать более укромное место и туда перенести волчат. На людей волки нападать не будут. Если волчата будут вами найдены, волчица просто уйдет и станет ждать своего другого помета. Природа, за­ложенная в инстинкте, спасает прежде всего мать. Битва за детенышей разражается между животными и иногда между животным и человеком, но волчья ос­торожность побеждает в звере даже материнство или отцовство. Безусловно, волчица предпримет по­пытку найти волчат, и это можно использовать как способ охоты на волков. Но об этом поговорим поз­же. Логово следует искать вблизи от источника во­ды — речки, родника, озера.

Подсказать, где находится логово, могут и местные жители. Кто-то из них слышал, где в августе или сен­тябре выл волк. В этом месте и ищите выводок. Лого­во могут выдать сороки и вороны, подбирающие остат­ки волчьей пищи. Оно может расположиться в полуки­лометре от деревни, в ста метрах от железнодорожно­го полотна где-нибудь в болоте. Некоторые справочни­ки по охоте на волков пестрят такими примерами.

В местах, где много оврагов, логово следует искать в глу­хих уголках, густо заросших мелким дубняком, липой и кус­тарниками — шиповником, жимолостью и папоротником.


Иногда видны звериные тропы к водопою. Приближаясь к логову, чувствуешь, как усиливается запах разлагающихся костей, мяса и экскрементов нечистоплотных хищников. Обычно волчица из года в год плодится в одном и том же месте. Если она погибает, здесь может выращивать волчат одна из сук-переярок. Земля у логова затоптана волчатами. Помочь отыскать логово по следу волка может и хо­рошо обученная собака. А если она злобная и сильная, то отловит и придушит волчат. Хотя я и пишу об этом, но волчат мне жаль. Я понимаю, что такая жалость неуместна, когда от волков страдают люди. Просто я жил с волчатами, с лисятами и другими детенышами-хищниками. Я их видел совсем с другой стороны. Они зависели от меня. Я их кормил, лечил. Они мне плати­ли лаской и нежностью. Мне трудно их всех сразу по­ставить в разряд врагов. Единственное оправдание охоте я вижу только в следующем. Если животное жи­вет рядом с человеком, его спутник, для меня — это уже человек. Если животное живет в лесу и представ­ляет опасность для человека — это животное, зверь. С трудом, но такой вариант я принять могу.

ГЛАВА 3.

ОХОТА НА ВОЛКА НА ЛОГОВАХ С ГОНЧИМИ

Будем считать, что логово вы нашли. Если у вас есть гончие, их лучше разделить на группы, по не­сколько собак в каждой. Сильные собаки могут поспо­рить и с переярками, но лучше, если они будут гнать волчат на стрелков. Охотники встают в местах воз­можного отхода волков из логова. На верных лазах.

Мне опять придется повториться и написать, как должен вести себя охотник, стоя на номере. Для этого лучше привести строки из «Охотничьего календаря» Л.П. Сабанеева, которые я уже цитировал в одной из своих книг. Его наставления точны и поучительны.

«1. Становиться на лаз всегда следует так, чтобы ветер был от зверя на охотника, а не наоборот. Если так стать нельзя, то лучше даже не подходить к ла­зу и стать на лаз, когда гончие уже переведут через него зверя. Так, если охотник находится в середине лесного острова, ветер с юга, а гончие гоняют в се­верной части острова, то нужно переждать где-ни­будь, пока зверя переведут в южную часть, и тогда быстро занять лаз.

Можно также остановиться при неблагоприятном направлении ветра и около главного лаза, которым зверь выходит из острова, но непременно на открытом

месте, на виду, с той целью, чтобы зверь (лисица в осо­бенности) заметил человека и дольше продержался на острове, не выходя из него.

2.   Став на лазу, необходимо расположиться как
можно удобнее: осмотреться. Не мешает ли какая вет­
ка. И если мешает, то обрезать; попробовать, можно
ли удобно прицелиться по всем направлениям, откуда
ждешь зверя; по чернотропу откинуть сухие ветки,
чтобы не треснули под ногой, а по пороше утоптать
снег, чтобы не скрипел.

Занимая лаз, необходимо оглядеться, осмотреться, где заняли места товарищи, и легким посвистом дать знать ближайшим, где сам находишься; затем сообра­зить расстояние от занятого места до прогалин и про­светов между деревьями, где может показаться зверь, изучить, так сказать, местность в пределах выстрела. Зверь может появиться без гона (шумовым), причем он идет особенно осторожно; поэтому на лазу необходимо каждый момент быть готовым к выстрелу — внима­тельно смотреть, ружье держать в руках с взведенны­ми курками, а не ставить около себя.

3.  Необходимо соблюдать на лазу полнейшую ти­шину. Стоя на лазу, нельзя ни кашлять, ни чихать, ни сморкаться; если уже необходимо сделать то или дру­гое, то кашлянуть или чихнуть можно, плотно закрыв лицо шапкой. Надо воздержаться от курения. (Добав­ление автора — В. С.)

4.            Надо всегда стоять на лазу по возможности скрытно, но, главное, совершенно неподвижно; стано­вятся так, чтобы было видно то место, откуда может показаться зверь, т. е. лицо должно быть совершенно открыто, но необходимо позаботиться о том, чтобы го­лова и верхняя часть тела сливались с темным фоном, а не вырисовывались перед зверем.


Лучшее место — под деревом, лицом в сторону, от­куда ждут зверя; нужно плотно прижаться спиной к дереву, слиться с ним. В таком положении охотнику ничто не закрывает поля зрения, и он долго может сохранять совершенно неподвижное положение. Если

 

же охотник ходит в платье, подходящем к коре древе­сины, то он мало заметен. Становиться за деревом, как это делает большинство, отнюдь не следует, так как никогда за ним неподвижно не устоять, и охотник непременно будет из-за него выглядывать, и зверь, следовательно, его скорее заметит.

В кустарнике, где нет высоких деревьев, надо выбирать такое место, чтобы перед охотником был низкий куст, а за ним высокий; если такого куста нет, то обрезать (но не обламывать) ветки так, чтобы куст закрывал охотника только по грудь, и ничто не меша­ло ему смотреть вперед.

Охотясь в камышах, надо становиться около края камышей и обрезать их перед собой. Здесь лучше иметь не темное, а желтое платье. На платье (и на оружии) не должно быть ничего блестящего или бро­сающегося в глаза».

Охота с гончими на волков практикуется с полови­ны августа до половины октября. Для гона берут два, три смычка — две группы гончих или три и одного еге­ря. После того как егерь расставит стрелков по номе­рам, он идет в центр лесного массива и спускает со­бак. Остальные собаки и охотники ждут сигнал рога, когда собаки начнут гон волков. Охотники спускают остальных гончих.

Выводок волков из-под гончих разбивается на группы и таким образом старается скрыться. Силь­ные собаки, добив одного волка, присоединяются к другим собакам. Если у егеря и охотников, ждущих сигнал рога, есть лошади, приученные к такой охоте, увеличиваются мобильность и возможность добрать любого вырвавшегося волка.


ГЛАВА 4.

ЛЕТНЕ-ОСЕННИЕ ОБЛАВЫ

В августе и в сентябре, пока выводок держится около логова, можно проводить охоту с флажками. Для этого желательно точно определить место, где на­ходится логово. Можно подвыть волков, убедившись, что они на месте. Чем больше охотников участвует в такой охоте, тем лучше. Охота начинается с рассве­та и по четко определенному плану.

Расставляются стрелки один от другого на рассто­янии 60—70 шагов в одну линию. Еще раз настоятель­но напомню: стрелки должны знать правила коллек­тивной охоты. Не стрелять в направлении других охот­ников, стрелять только по видимой цели, не использо­вать круглых пуль, а только волчью картечь и без­дымный порох. Я знаю, о чем пишу. Родного деда мо­ей жены убили вместо зверя на охоте.

Другая часть охотников-загонщиков обкладывает волков с противоположной стороны неподвижной цепью. Эти охотники, стоя на одном месте, переговари­ваются, стучат по деревьям — в общем создают види­мость гона. В оцепленный круг заходят несколько че­ловек и уже движением гонят волков на стрелков. Ес­ли волки попытаются пройти неподвижное оцепление, их надо заставить повернуть обратно. Все могут быть вооружены, но стрелять в круг загона нежелательно.

Картечь летит далеко,  а волки от загонщиков могут пройти близко.

Линия неподвижной облавы должна создать удли­ненный овал, чтобы раньше времени не вспугнуть зве­рей. Стрелковую линию желательно расставить с тем учетом, чтобы она перекрывала возможные участки ухода волков из загона — перемычки лесов, соприка­сающиеся лога между оврагами и т. д.

 

Через каждую сотню метров крепится флажок дру­гого цвета с порядковым номером для контроля рас­стояния. Флажки наматывают на катушку, и лучше, если шнур, на котором они крепятся, не из крученых нитей (долго раскручивать его нет времени). Флажки крепятся на деревья с таким расчетом, чтобы они ви­сели над землей на уровне 35 см. Мы еще вернемся к использованию флажков зимой.

Хочу отметить следующее. Будьте внимательны при использовании картечи в покупных патронах. Они не всегда качественные. Я попробовал стрелять одним из таких патронов. Одна картечина болта­лась, как ей было угодно. Я стрелял по воде, чтобы убедиться в качестве стрельбы. Основная масса картечин легла туда, куда я метился, а болтающая­ся упала метрах в пятидесяти от места прицелива­ния. При коллективных охотах (более одного челове­ка) такие патроны смертельно опасны. Представьте, если бы я, хвастаясь своим умением, стрельнул из такого патрона, не посмотрев на него внимательно, допустим по бутылке, попросив товарища отойти в сторону. Даже подумать страшно, что могло бы случиться.

Далее. Не для всех ружей подходит вся картечь. Она, конечно, вылетит, но, если картечь (в массе) по размеру будет больше дульного сужения, ее расплю­щит, пострадает ствол, и ружье может заклинить от избыточного давления. У меня такое было. Вот при­мер. У меня ружье ТОЗ-34 Е. Верхний ствол имеет чок - сужение 1,0 мм. Восьмимиллиметровая картечь пролетает замечательно, а картечь 8,5 мм плющится, трет ствол и заклинивает ружье. А разница всего-то в 0,5 мм. Такой картечью мне можно стрелять, но толь­ко из нижнего ствола с чоком 0,6 мм. Но когда азарт, когда стрельба, не всегда вспомнишь о таких тонкос­тях. Прежде чем идти на охоту, внимательно отберите нужные патроны.


...Я минут десять пытался раскрыть ружье, ругая всех подряд — ружье, патроны и себя. Последнее очень помогло. Стал думать, прежде чем что-то сде­лать. И еще. Картечь в продаваемых патронах поло­жена по принципу: есть свободное место, туда и поло­жили. На самом деле идеально, если картечь в патро­не располагается столбиком, когда одна картечь вы­летает за другой, не мешая и не соприкасаясь с сосед­ним столбиком.

Стреляя, надо целиться: по бегущему волку - пе­ред головой; по неподвижному — под живот. Тогда выстрел придется четко в цель. Даже если волка ра­нить, добрать его проще, чем нераненого. И вывод та­кой: стреляйте, куда угодно, лишь бы вы были увере­ны в своем выстреле.


ГЛАВА 5.

ПОДВЫВКА - ВАБ ВОЛКОВ

В середине августа волчата начнут подрастать. Они уже встречают воем возвращающихся с охоты взрослых волков. Не всегда это нравится волчице, и она учит волчат зубами не выдавать своего присут­ствия. Но дети всегда остаются детьми. Взрослые вол­ки переговариваются воем. Кто хоть раз слышал этот вой, запомнил его надолго. Мурашки бегают по спи­не. В нем тоска, грусть, злоба и сила.

Длительность воя у волка примерно 10-15 секунд, у волчицы — 7—8 секунд, она часто воет с перерывами, в два колена. Прибылые волчата взлаивают, воют, тявкают. Переярки воют, а в конце песни взлаивают.

Чтобы охотиться на волков, охотнику надо научить­ся выть по-волчьи. Выяснить, где логово, и подманить волка или волчицу. Обладая небольшим музыкальным слухом и голосом, услышав, как это делает настоящий волк, можно попробовать повторить его песню. Для этого средними пальцами зажимается нос и, сложив ладони рупором, нагнувшись к земле, издается вой. Следует потренироваться. Не все получится сразу. Эхо станет хорошим дирижером и оценит ваше старание.

Я тренировался ночью в деревне почти целый час. Можете представить, что это было. Первыми мои ста­рания оценили дворовые собаки. Одни подняли лай,

а другие завыли. Деревенские жители слушали мой концерт, оцепенев и трясясь от страха под одеялами. Зато днем только и было разговоров о нашествии вол­ков на деревню. Даже мой сосед, как он сам расска­зывал, мгновенно протрезвел. Охотник, подзывающий волков голосом, называется вабельщик.

Перед охотой - перед заходом солнца - опытный вабельщик отправляется с товарищем в лес. Распо­ложившись поблизости от предполагаемого логова, вабельщик оставляет своего товарища на месте, а сам по условному кругу на 90° отходит в сторону и, подождав, когда совсем стемнеет, начинает, изви­ните, выть, подражая голосу волчицы. При хорошем подражании ее голосу запоет на разные голоса и звериная семья. Вабельщик кладет на землю сло­манную ветку в направлении волчьего воя, а после, сориентировавшись со своим товарищем (откуда тот слышал вой), на пересечении условных прямых вы­числяется нахождение логова.

Ваб изготовляют из дерева, долбят, клеят. Но та­кие вабы непрактичны. Они трескаются, рассыхают­ся. Некоторые охотники пользуются стеклом от деся­тилинейной керосиновой лампы. Вабят в узкую часть стекла. Получается более или менее натурально.,

Наиболее проста в изготовлении и практична тру­ба из бересты. Для этого с июня по сентябрь включи­тельно в лесу находят стройную, без сучков, березу в возрасте 25-30 лет и старше с ровной берестой, тол­щина которой не менее 15—2 мм. Кору винтообразно подрезают по стволу и снимают, помогая ножом. Ши­рина полосы коры 15—20 см, длина 2 м. Бересту рас­правляют и с обеих сторон подравнивают под линей­ку, чтобы ширина бересты была 150-170 мм (посте­пенно она уменьшится до 100 мм). С этой же березы снимают прямоугольный кусок бересты размером 35 см по окружности ствола и 12 см по вертикали.

На этом куске с узкой стороны (4 см от края) выреза­ют три равносторонних (сторона 2 см) треугольника, раз­метив их основания параллельно срезу бересты, на рас­стоянии 1 см от краев с интервалами 2 см между ними.

С противоположной стороны, также отступив от края на 4 см, вырезают точно такие же два треуголь­ника, направленные вершинами в сторону первых трех и со смещенными на 2 см в сторону основаниями так, что получаются два треугольника, вырезанные в сере­дине, а один как бы разделенный надвое, по краям.

Точно из середины оснований этих двух треугольни­ков вырезают сантиметровые полоски так, чтобы по­лучились три симметричных стреловидных шипа. Пос­ле этого бересту свертывают в цилиндр наружным бе­лым слоем внутрь, шипы при этом размачивают в го­рячей воде, слегка сжимают и вставляют в соответ­ствующие противоположные им треугольники. Рису­нок разъяснит написанное.

Из обрезанной двухметровой бересты, из узкой ее части, также белой стороной внутрь, плотно навивают на пятимиллиметровый прутик цилиндр диаметром 30 мм — мундштук и основу будущей трубы, а затем продолжают плотно навивать бересту, но уже на конус длиной 40-50 см с расширяющимся раструбом диамет­ром   8—9   см.   Чтобы  труба   не   раскрутилась,   на  ее

широкий конец плотно надевают берестяной цилиндр, а излишки раструба обрезают.

Противоположный узкий цилиндрический конец трубы выравнивают, вырезают в нем коническое уг­лубление (сосочек), подгоняя его размеры по своим гу­бам. Трубят, дуя с силой.

В зависимости от высоты воспроизводимого звука, трубу настраивают в резонанс, регулируя ее длину, для чего укорачивают или растягивают вращатель­ным движением раструба с цилиндром. Бывает, при­ходится перевивать трубу, придавая ей иной шаг на­вивки. Настроенную в. резонанс трубу просушивают в теплом месте. Иногда приходится делать трубу из подсушенной бересты или снятой осенью. Ее нелишне

 

предварительно подержать несколько минут в горячей воде. Если вы сделаете такой ваб, приезжайте ко мне в деревню. Потренируемся.

 

ГЛАВА 6.

ОХОТА НА ВОЛКОВ НА ВАБ

Охотиться на ваб лучше в августе, группой из трех-че-тырех человек. Задолго до рассвета охотники выдвигают­ся к месту ваба. В это время матерых волков не бывает в логове. Вабелыцик занимает заранее условленное мес­то на расстоянии не менее 150 и не более 400 м от лого­ва. Стрелки располагаются веером в нескольких десятках метров впереди вабельщика так, чтобы хорошо видеть друг друга на расстоянии 20 м в обе стороны.

Ваб подается тихим голосом матерого волка. Непуга­ные прибылые волчата устремляются на звук ваба и по­падают под выстрелы стрелков. Следует немного помед­лить с выстрелом, дожидаясь последних волчат, и по до­говоренности начать стрелять. Если волчата на звук ва­ба не появились, следует вабить полным голосом волка-самца и через пять минут — голосом волчицы, если вабе-ние голосом самца ни к чему не привело. Когда волчата безнадежно молчат, охоту следует отложить до вечера.

При охоте таким способом, особенно в одиночку, на­до учитывать и то обстоятельство, что с выводком мо­жет выйти и матерый волк, который, не добежав около 100 м до вабельщика, сделает круг и, обнаружив след охотника, уйдет в лес. В этом случае, подав голос, сле­дует мгновенно переместиться вперед на сотню метров, чтобы перехватить волка до того, как он начнет хитрить.

В одиночку на волков лучше не охотиться. Один охотник не в состоянии взять весь выводок, а волчата станут пугаными и уже опытными. В следующий раз обмануть их будет сложно. При подманивании волков из урочища в поле надо углубиться на 10—15 м в лес и затаиться в глубине опушки. Когда логово располо­жено в овраге в поле, вабить следует со стороны его вершины, при этом волчата будут приближаться к ва-бельщику по склону оврага, избегая русла.
 

Охотиться на волков с помощью ваба можно не только летом и осенью, но и в конце февраля — пер­вой половине марта, когда у волчиц заканчивается течка. В этот период одинокие переярки, прибылые сбиваются в стаи и откликаются на зов волчицы.

 

ГЛАВА 7.

ОХОТА НА ВОЛКОВ С БОРЗЫМИ СОБАКАМИ

Как я уже говорил, некоторые специалисты по охо­те на волков утверждают, что охота на них с борзыми самая перспективная. Когда собак много, увеличива­ется возможность захватить как можно больше вол­ков. Для охоты с борзыми достаточно десять—двенад­цать свор собак. Одна свора - три собаки. Для трав­ли волков нужны послушные, хорошо объезженные лошади. Они не должны бояться ни собак, ни волков.

Охота с борзыми собаками - захватывающая и ак­тивная. Проверяются не только собачья сила и злоба, но и ваше умение управлять лошадью, держаться в седле и правильно реагировать на все изменения и нюансы в охоте.

Для такой охоты подбирают самых злобных и силь­ных собак. Их работу можно усилить сворой гончих, которые выгоняют зверя из лесных массивов на от­крытые пространства. Матерые волки иногда уводят стаю гончих за собой подальше от логова, и поэтому надо на этот случай всегда держать в запасе еще гон­чих и борзых для уничтожения переярков и прибылых волчат. Бывает, что звери и вторую стаю уводят от ло­гова. Для подстраховки надо иметь еще собак.

Такая массовая охота доступна большим охотничь­им хозяйствам. Холостые матерые и переярки первыми выбегают на опушку из лесного массива. Матерые, имеющие выводок, сделав круг, также выскакивают из лесного острова. Травить волка следует только тогда, когда он выскочит на опушку и пойдет через поле в другой лес. Матерого волка следует травить накорот­ке, а переярка и прибылого — с дальнего расстояния.

 

Рекомендуется помогать чужой своре гнать волка, т. е. нужно спустить своих собак. Стоя на номере со

уничтожения волков по всему полю выставляются стрелки, которые перекрывают все возможные пути проникновения волков на новые лесные острова. Оп­тимальная погода для охоты с борзой — сухая, с тем­пературой воздуха 5—10 С, при свежем грунте после недавних дождей. В целинных условиях характер поч­вы не имеет большого значения. Только гололед поме­шает собакам да собьет их лапы в кровь.

Нельзя охотиться с борзыми при морозах ни­же -20 С, в сильный ветер, большой снегопад, затяж­ной дождь, гололедицу, при снеге глубиной более 0,5 м, по насту, в густом тумане. Нельзя позволять борзым собакам работать в лесу - они могут разбить­ся о деревья.

Всадники скачут вслед борзым и волку, а также от­зывают гончих, если те вышли за пределы лесного массива. Когда за дело взялись борзые, гончих на­правляют в лес. Перед такой охотой надо выяснить, есть ли волки на острове или нет. Это выясняется ва-бением. Об этом я уже говорил.


ГЛАВА 8.

ОХОТА НА ВОЛКОВ С БЕРКУТОМ

Охота с беркутом до последнего времени практику­ется в степных районах Казахстана, Узбекистана- и Туркмении. С хорошо притравленным по волкам бер­кутом охотники (их обычно двое) выезжают в степные урочища рано утром или вечером. Днем, когда жар­ко, с беркутом не охотятся.

Беркут сидит привязанный специальными путли­цами к специальной подставке, упирающейся в луку. На его голове колпачок, называемый клобучком, он закрывает птице глаза. Завидев волка, охотник при­вычным для беркута словом «аскыр» (волк) дает по­нять птице, что добыча близка, снимает клобучок и отпускает беркута. Тот взмывает в небо и, завидев волка, молниеносно спускается к нему, мощными ког­тистыми лапами хватает за спину и за голову. Волк почти не сопротивляется. Дальше — дело ножа, ружья или петли. Это охотник выбирает сам. Очень часто беркут выклевывает волку глаз. Охота на волков из-под беркута добычлива. Она окупает содержание пти­цы, и еще хватает на жизнь охотнику.


ГЛАВА 9.

ЗАГАНИВАНИЕ ВОЛКОВ НА ЛОШАДЯХ

В степях Казахстана, Киргизии и Башкирии охо­тятся на волков путем заганивания волков лошадьми. Для такой охоты нужны быстрые и сильные лошади. Когда выпадет много снега, охотники еще затемно вы­езжают на охоту. Если они нашли след волка, то шанс на успех увеличивается. Чтобы как-то привязать вол­ков к одному месту, их приваживают. Им подклады-вают мясо павших животных. Сытые волки раньше идут на дневку, и их можно быстрее обнаружить.

Стронув сытых волков с дневки, охотники с гиканьем и криком начинают их преследовать. Если есть овраги и дороги, волков от них отрезают, чтобы они бежали по открытой степи. Если волков немного, три-четыре, гнать их надо так, чтобы переярки не отставали от матерых. Тогда звери не разбегутся в разные стороны.

Обычным оружием служит дубинка, утяжеленная на конце, — чумкарь или кистень (по-башкирски — «кыс-тень») — тяжелая чугунная зубчатка, прикованная к це­пи с деревянной ручкой, или «камча» — плеть, плетен­ная из сыромяти с вплетенным на конце куском свинца. Ловким ударом по голове можно свалить даже матеро­го волка.

Первые километры волки бегут резво, и лошади их не догоняют.  Последующие километры,  а еще и по

глубокому снегу, сильные лошади превосходят про­тивника и настигают его. Матерый сильнее переярков, и вскоре он начинает уходить от них. Поэтому за ма­терым скачет всадник на более сильном скакуне, а другие охотники догоняют остальных волков.

В Башкирии степные лошади, на которых постоян­но охотятся на волков, сами преследуют зверя, я так понимаю, ненавидя их всем сердцем. На 8—10 кило­метре, а при глубоком снеге на 5—6 километре волки начинают выдыхаться. Если они еще и сыты, уста­лость наступает раньше. Высунутый язык свисает.

Если нет впереди оврагов и дорог, лошадей гнать сильно не надо. Конь должен ровно дышать, скача ровным аллюром. При таком беге конь и охотник вый­дут победителями. Есть такие кони, которые и по чер­нотропу догоняли матерых волков, и хорошие охотни­ки добывали по два-три волка за одну охоту.

Можно стрелять и из ружья, приблизившись к вол­кам на верный выстрел. Лошади не должны бояться выстрела. Можно иметь в запасе свежих коней, если знать, как волки будут бежать, и можно пересаживать­ся на коней, бегущих без всадника. Эта охота имеет на­циональные традиции, и из простого охотника делает настоящего джигита, пользующегося уважением одно­сельчан и отмеченного постоянным вниманием пре­красного пола. Для настоящих мужчин это не так уж и мало.


ГЛАВА 10.

ЗИМНИЕ   ОБЛАВНЫЕ ОХОТЫ НА ВОЛКОВ

ПРИВАЖИВАНИЕ ВОЛКОВ

За неделю-полторы до первых порош нужно начать приваживание волков. Что же это такое? Для облег­чения охоты с флажками по белой тропе нужно при­вадить волков в определенном месте. Некоторый за­пас падали около логова может задержать их там продолжительное время.

У моего соседа есть коза. Вернее, была. Я так понял, она не оправдала его надежд. Проведя с соседом «упо­ительную» и душещипательную беседу, мы договори­лись, что останки козы он подарит мне. Доведя остан­ки до кондиции, когда они начнут немного пахнуть, я положил приваду в лесу. Волков не было, а вот лис оказалось много. Следующей зимой я повторю проде­ланную работу. Да у меня и цели не было взять волка. Следа я не видел, хотя местные жители говорили, что парочка волков появлялась на дороге. Но меня заби­рал интерес — хотел посмотреть, кто придет на пир. Но все это я к тому, где и как можно достать приваду.

Приваду выкладывают в стороне от дорог, около опушек леса, на возвышенности. Имея возможность осматривать окрестности, волки на таких местах чувствуют себя увереннее. На возвышенностях снег тоньше, и волкам удобнее передвигаться.

Хорошо выложенная привада удерживает волков от естественного желания менять места дневок. Они крепче спят, свернувшись калачиком, только матерые иногда приподнимают головы на привычные звуки вдали: лай собак, разговор людей, шум трактора. Эти звуки волков не пугают.

Бдительность у сытых волков понижена, и к тому же сытые волки поднимаются вечером с дневки зна­чительно позже. Вспомните себя сытым! Одна лень в голове и сон. Если волки съели всю падаль, а охота не была проведена, падаль надо доложить. На старое, нетронутое место волки придут охотнее.

В местах, где готовится облавная охота, капканы ставить нельзя. Волк становится осторожным. Прива­ду надо проверять каждый день. На проверку выхо­дят днем. Проверяется привада на лошади, запря­женной санями. Ехать надо медленно, никуда не спе­ша. К такой картине волки привыкли.

Можно проверять приваду и на лыжах, только надо обходить ее стороной и не брать' с собой ружья. А не страшно, спросите вы. Волки на людей не на­падают. Когда они сыты или почти сыты, от челове­ка держатся далеко. За волков ручаться на сто про­центов не могу. Как я уже говорил, привычки волков со временем меняются. Но в охотничьей литературе советуют ехать без ружья. А вы думайте и решайте сами.

В местах, где волки себя чувствуют не гостями, а хозяевами, их поведение более наглое. Мне очень хо­чется проверить их законы на собственной шкуре. Ес­ли после моей проверки перестанут появляться мои книги про охоту и животных, значит, опыт не удался.

Дальше. Если волки во время проверки окажутся на приваде, нужно пройти мимо, не обращая на них внимания, будто ничего не случилось. Обойти или проехать стороной. Я заметил по другим диким жи­вотным: глазами с ними лучше не встречаться, если

хочешь, чтобы они «не заметили» тебя. Человеческий взгляд воспринимается ими, как угроза.

Если «конфликта» не избежать, то в глаза зверя надо смотреть, не мигая. Этот опыт ко мне пришел при работе с собаками, обезьянами и другими мысля­щими существами. Даже немного стал понимать их речь. С человеком общий язык найти сложнее.

Для зимней охоты очень полезно уметь читать сле­ды: желательно знать, сколько матерых волков, при­былых, переярков, сколько кобелей и сук. Это полезно знать при любом виде охоты. Если вам хорошо знако­мы волчьи тропы, на это место и желательно класть приваду. И даже если привада будет от тропы, удоб­ной для охотника, на приличном расстоянии, волки, обладающие прекрасным чутьем, найдут ее и там. Са­мое главное, чтобы расположение привады способ­ствовало удачной охоте.

ОБКЛАДЫВАНИЕ СТАЙ

Обкладывания стай - это облавная охота на вол­ков. Проводится она зимой по снегу, наиболее распро­странена и удачлива.

Волк - осторожный зверь. За красные флажки, ко­торых он остерегается, не бежит. Охота сводится к то­му, что участок леса, где находится волчья стая, окру­жают флажками, и на месте выхода волков или внут­ри оклада их отстреливают. Мы поговорим об этом поподробнее, отметив, что обложенная таким образом стая в обложенном месте может находиться от не­скольких дней до недели. Точно это время никто не проверял, так как при первой же возможности и дос­таточных силах охотничий приговор волкам приводил­ся в исполнение.

Как изготавливать флажки, я рассказал в преды­дущих главах. Для оклада волков достаточно иметь до 4 км флажков, намотанных по 400-600 м на ка­тушки,  которые не скрипят и не визжат.  Флажки

лучше хранить в доме, чтобы они пахли человеком. Я знал одного охотника, который специально спал на флажках и заставлял спать на них всю свою семью. Даже гостей не баловал. На флажки - и все.

Для успеха в этой охоте требуется хорошее знание местности. В морозную погоду волк ложится в зарослях елового молодняка или в высокоствольных участках ле­са с густым еловым подростом, в сосняках, по основа­тельно заросшим болотам. Во время оттепели волк предпочитает низкоствольные сосняки, вырубки, гари, облюбовывая открытые места. В солнечные дни волки выбирают освещенные и лучше прогреваемые участки леса - обращенные на юг лесные опушки, закрайки бо­лот и вырубок.

Голодный волк залегает на опушках леса. Сытый зверь уходит в самые крепкие и глухие места. Иногда поведение волка противоречит всем правилам звериной логики. Волк, на мой взгляд, мудрее всех наших пред­ставлений о нем. Тропить волка не следует. Возможное место его пребывания надо обходить, выискивая вход­ные и выходные следы. Если входных следов больше, чем выходных, — волки на месте. И опять волки делают поправку в моих строках. Был случай, когда при трех входных и трех выходных следах волки находились на месте. Они прошли по своим старым следам. Если вы четко можете определить по следам волчицу, то весь выводок находится, как правило, при ней.

Очень редко оклад зверя имеет спокойный, бес­проблемный характер. Волки могут и не задержаться на одном участке. Они двигаются и совсем не ждут, когда им на хвост привяжут бантик. Обкладчик, раз­вешивая флажки на деревьях и кустах, должен вни­мательно осматривать снег на предмет обнаружения выходного следа. Обкладывать волков следует скрыт­но, чтобы их не подшуметь и иметь возможность на­блюдать за обстановкой около флажков. Некоторые охотники для  подсчета  входных и  выходных следов

кладут в разные карманы спички. Грубо говоря, в ле­вый карман — спички, считающие входные следы, а в правый - считающие выходные. Попутно опытный обкладчик выясняет для себя волчьи лазы, где можно поставить стрелков.

Флажковая линия не должна иметь выпуклостей и вогнутостей, иначе попавший в угол зверь прорвется через флажки. Веревки с флажками должно хватить на то расстояние, которое надо обложить. Примерно его можно рассчитать по карте или иметь в запасе лишние километры флажков. Допустим, флажков не хватило, тогда на пустое место можно положить рука­вицу. Запах человека отпугнет волка в сторону.

Флажки разматывают в одну или две стороны од­новременно. Начинать следует с подветренной сторо­ны. Можно это делать вдвоем, даже удобнее! Один разматывает, другой вешает флажки. Волк должен за­ранее видеть флажки, а не натыкаться на них неожи­данно. На открытых пространствах все это делают бе­гом. Правда, страдает качество размещения флажков. Где флажки лежат на земле, и нельзя их поправить, там можно поставить стрелков. Замечено: если ствол дерева или флажки находятся над землей примерно на 40 см, волк не перепрыгивает такую преграду, а старается подлезть под ней. Особенно это случается в хорошо просматриваемых местах. Стрелок, увидев­ший это, должен вовремя и метко произвести выстрел. Если флажков не хватает, линию можно оставить ра­зомкнутой и на этом месте поставить охотников.

Оклад бывает замкнутым и открытым. Вот схема таких окладов.

Чтобы не подшуметь волков, оклад надо делать больше и шире. Нормальным для охоты с открытой стрелковой линией считается оклад размером 2—2,5 км. При проведении охоты в замкнутом круге стрелки располагаются внутри него. Хорошим номе­ром  считается  место входящего следа и перемычка

между двумя лесными островами. Можно специально разрывать флажковую линию и на это место ставить стрелка. Крайние номера должны видеть флажки на протяжении 40 метров от себя.

Охотник становится на номер по всем правилам об­лавных охот. Единственная разница - обламывать ме­шающиеся ветки нельзя.. И каждый из стрелков дол­жен   непременно  помнить  о  правилах  безопасности

 

при коллективной охоте. Нельзя стрелять в сторону товарища; в крайнем случае, стрелять можно только по угонному волку. Ни один из волков не стоит жизни вашего друга!

 

Загонщик не создает паники в загоне, а просто об­ходит территорию «челноком», постукивает по деревь­ям или покашливает, направляя волков на стрелко­вую линию. Кричать в загоне, как это положено при охоте на копытных зверей, недопустимо. Волк начнет паниковать и перемахнет через флажки. А у каждого

 

 

 

флажка по охотнику не поставить. Если по следам за­метно, что звери обнаружили стрелков и обходят их, охотников надо поставить на другие места, учитывая направление ветра и поведение стаи.

Заметив волка, стрелок не должен дергаться, ста­раясь подпустить зверя ближе. Если волков несколь­ко, надо стрелять по заднему зверю, тогда останется время для выстрела по первым растерявшимся вол­кам. Перед снятием флажковой линии охотник дол­жен сопоставить количество добытых зверей с коли­чеством их следов и сделать вывод — остались волки в загоне или нет. Бывает, волк притаится или идет за загонщиком. Если необходимо, весь оклад разделяют внутри на несколько меньших окладов, ограничивая волку пространство для движения, а стрелков пере­мещают на другие номера, соответствующие новому окладу.

Как я уже говорил, волки приспосабливаются, и некоторые вообще не обращают внимания на флажки. В этом случае территорию окладывают двойной, а то и тройной флажковой линией. Волки от такой «пута­ницы» приходят просто в транс! Зверей можно окла­дывать, когда они находятся на приваде. И охотиться можно облавным способом без флажков, заняв лазы и места возможного ухода стаи. При замкнутом или открытом окладе не требуется много загонщиков. Со­бак при охоте с флажками не применяют, так как они наседают на стаю, и та прорывается через охотничьи кумачовые украшения.


ГЛАВА II.

ПСКОВСКИЙ СПОСОБ ОХОТЫ НА ВОЛКОВ

Этот вид охоты в прошлые времена был распрост­ранен весьма широко. Для него требуются всего два опытных охотника. Повторяю: опытных охотника. Один встает на верный лаз с подветренной стороны, другой гонит волков со знанием волчьих привычек на стрелка. Можно применять флажки, а можно и не применять.

Если лазов у волков много, на это место охотник кладет различные предметы — «чернёты»: варежки, курточку, мешок. Этого вполне достаточно, чтобы волк не пошел этим путем. Волка можно поднять с дневки, с логова, с привады. Охотник, прекрасно ориентиру­ясь на местности, правильно выводит волка на стрел­ка, не позволяя ему обмануть себя. Стрелков может быть и больше одного, но классика — только два охот­ника.


ГЛАВА 12.

ОХОТА СКРАДОМ

Охота скрадом означает охоту, когда охотник под­бирается, подкрадывается к зверю и стреляет. Выхо­дить из дома надо рано утром. Охотник направляется в места, где он рассчитывает встретить волка. Легче подойти к волкам на выстрел в пургу или в буран. Подкрадываться следует против ветра.

Надо учитывать, что, когда зверь идет по лесу, он не двигается по ветру, а идет вдоль него, что увеличи­вает для зверя шанс обнаружения добычи. Четко по ветру зверь идет тогда, когда добыча обнаружена (по следу), и заходит против ветра, чтобы ветер не выдал его присутствия добыче.

Мы еще вернемся к этому вопросу, когда будем ло­вить волка капканами. Определив, что звери шли на кормежку и зная хорошо местность и пути их переходов с одного лесного участка на другой, охотник, ориентиру­ясь по ветру, занимает ту позицию, из которой он сво­бодно сможет контролировать ситуацию на охоте.

В лесостепной местности волки ложатся отдыхать на заветренных склонах холмов. В большинстве слу­чаев матерый волк (чаще сука) ложится с подветрен­ной стороны на самом хребте так, что бывает видна только часть его спины. Стоит ему только поднять го­лову, как он видит все, что происходит на местности.

Спят волки, как и собаки, свернувшись в клубок. При такой охоте надо иметь с собой бинокль с сильным увеличением.

Обнаружив волков,  решайте,  с какой стороны к ним лучше подобраться. Самый лучший вариант - со

спины спящего волка. Нос его всегда по ветру. Жела­тельно подползти к волку под 30° к направлению вет­ра и лучше со стороны хвоста, чем со стороны головы. Надо остерегаться струй воздуха, которые случайно попадут на волка. Ну а если ветер изменился в про­тивоположную сторону, можно просто встать и идти домой. Охота на этот день закончена.

Сторожевой волк изредка поднимает голову и, если нет опасности, еще круче сворачивается в клубок. На­до внимательно следить за зверем и, если он шевель­нулся, лежать, не двигаясь. Охотник хотя и в маскха­лате, но должен использовать каждую кочку, каждый кустик, чтобы затаиться за естественным укрытием.

Стрелять волков следует на дистанции не больше сорока — пятидесяти шагов. Лучше это делать с коле­на. Одним выстрелом — в голову первого зверя, вто­рым выстрелом - второго. Раненого волка добрать легче. Некоторые охотники подбираются к волкам на пятнадцать шагов. Но это надо поползать по снегу долгое время, наработать опыт. Умение скрадывать, умение обманывать осторожного зверя делает из охот­ника-любителя профессионала.


ГЛАВА 13.

СТРЕЛЬБА ВОЛКОВ НА ЗАСИДКАХ

Охотники, живущие постоянно в местности, где оби­тают волки, с успехом могут применять такой способ охоты на них, как охота на засидках. Для зверей кла­дут приваду, а в метрах 25—30 вырывают небольшую землянку размером 2 х 2 м, глубиной до 1,8 м. Зем­лянку выкапывают на глухой поляне, лучше всего на склоне бугорка или холма, делают маленькие бойницы и крышу, которая легко и бесшумно открывается. Пол землянки устилают соломой и обставляют сиденьями со спинкой.

При сооружении землянки надо учитывать направ­ление ветров и свет луны примерно с девяти часов ве­чера до трех ночи. Луна должна светить в спину, тог­да четко видны все предметы. Если где-нибудь побли­зости от волчьей тропы есть заброшенная избушка, можно воспользоваться и ею.

Чтобы по пути к засидке не оставлять лишних сле­дов, к землянке можно заблаговременно провести сан­ный след. Охотника привозят к засидке, он перебирает­ся в землянку, не наступая на землю, а сани возвраща­ет домой помощник. Ближе к утру товарищ забирает охотника. Тот впрыгивает в сани и уезжает. Ну прямо разжевал я до нюансов этот процесс! Приваживают волков  с осени до  снегопада.   Но  перед охотой  как

приваду кладут большое животное, которого волки не смогли бы утащить.

Да, зачешешь здесь макушку! Где же взять в такое тяжелое время столько никому ненужного, «упущен­ного» мяса? Волк столько не стоит. Но я описываю все способы охоты на волков. И у меня задача не подска­зывать, где можно достать столько мяса, а расска­зать, как на волков охотились, охотятся и будут охо­титься. Поэтому прошу меня извинить за некоторые вольности. При таком количестве мяса вся деревня сбежится на приваду, и, мне кажется, я буду в пер­вых рядах.

На засидку следует садиться, когда ветер дует от привады на охотника, а луна светит в спину. Прива­ду следует проверять на санях. Волки подойдут к ней после второй или третьей «разведки». Первым выст­релом надо постараться зацепить двух волков, вто­рым - третьего. Задача облегчается, если ружье пя­тизарядное. Позднее скрадок можно использовать для охоты на лисиц. Волков подбирают с саней, для этого удобна палка с петлей на конце.


ГЛАВА 14.

ОХОТА НА ВОЛКОВ  С СОБАКОЙ ИЛИ С ПОРОСЕНКОМ

Когда волки обнаглели окончательно, можно на них охотиться с поросенком. Лучшее время для таких охот — конец февраля — начало марта. У тещи экспроприируется поросенок. Его кладете на сани или вместо него сажаете собачонку. За санями на ве­ревке длиной метров пятнадцать тащите мешок с за­пахом собаки или поросенка. Лошадь при этом не должна бояться выстрелов. Ружье лучше иметь двуствольное или автоматическое.

Подъезжая к месту, где пошаливают волки, собач­ку или поросенка надо тревожить, чтобы они подава­ли голос. С поросенком легче, а вот собачка... Если вы ее, к примеру, будете дергать за лапу, она может и укусить. Ну это ваше дело, как вы добьетесь требуе­мых звуков. Меня это не касается. Я описываю вид охоты.

Волки, услышав визг поросенка или особенно голос собачки, начнут глотать слюнки и прибегут на зов сво­его желудка и вопящего деликатеса. Для видимости того, что добыча от волков убегает, мешок необходимо подтащить поближе к саням. Для охотника и лошади опасности нет. Волки побоятся вооруженного человека, у которого, наверное, не один патрон в ружье и еще несколько лежат наготове.  И чем наглее волки, тем

больше их трупов вы оставите позади себя. Что вам и надо.

Когда звери будут в пределах результативного выстрела, сани надо остановить и стрелять по бли­жайшим волкам. Можно стрелять с ходу. В сумерках такая охота может оказаться очень даже продуктив­ной. Я скажу даже больше: если теще постоянно гово­рить, что ее очередной поросенок погиб при исполне­нии служебных обязанностей в неравном бою с волка­ми, а самому каждый раз уезжать к друзьям делать шашлычок, то такая охота просто незаменима ни на какую другую. Примите мой совет к сведению.

 

ГЛАВА 15.

НА ВОЛКА С КАПКАНАМИ И С ЛОВУШКАМИ

Капканы на волка, как, впрочем, и на другого зве­ря, устанавливают в тех местах, где может наступить его лапа. Эти места: волчьи тропы, логова, привады. Единственные требования к капканам - они должны быть незаметными, неожиданными и в то же время своевременными, надежными и даже привлекатель­ными для зверя.

Для успешной добычи волка применяются дуговые тарелочные капканы № 5 с сильными пружинами. По­лезная рабочая сила каждой пружины - 15-25 кг. И рамочные капканы № 6-8. Капканов должно быть не менее десяти.

У волка и лисы замечательно развиты наблюда­тельность и зрительная память. Они обходят стороной любые подозрительные предметы, любые изменения своей тропы. Капканы можно ставить по чернотропу, но лучше это делать, когда на землю лег снег. Исклю­чением может быть постановка капканов в воду на месте, где животные переходят ручей, реку. Вода здесь  «съедает» запах железа.

Капканы могут быть поставлены на звериных тропах и не обязательно зимой. Можно создать искусственные препятствия, обходя которые, зверь оказывается пой­манным в капкан. Например, тропа перегораживается


бревном толщиной 20-30 см на высоте 35— 40 см. Такие преграды волки не перепрыгивают, а преодолевают, подлезая под ними. Под бревнами капканы и устанав­ливают.

Они могут быть установлены около брошенной ту­ши животного, около привады. Если приваду посеща­ет один зверь, и охотник это знает, капкан устанавли­вают около брюшной части туши. Если привада зако­пана, и зверь прорыл к ней проход, капкан ставят в прорытый проход. Устанавливают капканы на сле­ду зимой, где «поволока». Для большой вероятности попадания зверя в капкан на тропе из снега делают валик (снежок) размером с рукавицу. Перешагивая его, зверь оказывается в ловушке. Капканы размеща­ют около естественных мест кормежки животных, а также в местах их меток.

Устанавливая капкан, надо предусмотреть, чтобы он не был занесен снегом, залит водой, оголен вет­ром. Крупные капканы ставят так, чтобы дуги захва­тили зверя за ногу с боков. Ось вращения капканных дуг должна располагаться по ходу движения живот­ного. Крупные капканы никогда не крепят к деревь­ям, пням. Для крупных зверей используется волок, тяжелый, но не фундаментальный. Протащив какое-то расстояние волок, зверь выдыхается и ложится.

Капканы, поставленные в воде даже на 10-санти­метровой глубине, можно закрепить крепко. Выбив­шись из сил, зверь захлебнется. Если вода непроточ­ная, ее замутняют специально, чтобы осевший на кап­кане ил замаскировал его.

При установке капкана по чернотропу на земле очерчивают форму настороженного капкана. Вырыва­ют ямку, глубина которой больше на 0,5 см высоты сто­ек станины. Для пружин копают дополнительные ка­навки. Поместив в приготовленную ямку насторожен­ный капкан, его маскируют: накрывают листом лопуха, бумагой   или   на  дуги   вдоль   станины   накладывают

палочки, а на них — прошлогоднюю листву. Над пере­кинутым через дугу сторожком должно оставаться сво­бодное пространство для срабатывания.

Устанавливая капкан на дороге в пыли, его заме­тают гусиным крылом, веником или кистью из кон­ских волос. Затем припудривают мелкой пылью, рас­сыпая ее по ветру с лопаты. При рыхлом и мелком. снеговом покрове (менее 10—15 см) капканы ставят в след. На звериной тропе обрезают лопаткой один из отпечатков следа, уплотняют его, делая ямку, которая на 2—3 см глубже, чем высота настороженного капка­на. Установленный в ямку капкан засыпают рыхлым снегом, взятым со стороны деревянной лопаткой.

В открытых местах, где господствуют ветры, засы­пающие следы зверя, капкан ставят на вершинах не­больших холмов и возвышенностях. Капкан засыпают сыпучим снегом и при помощи кисти и чистой воды образуют легкую ледяную корочку, предохраняющую его от заветривания снегом.

Капканы на волков ставят с саней на подходных к приваде волчьих тропах, в оставляемый санями след. Чтобы волки охотнее шли по следу, за санями привя­зывают собаку, которая бежит, оставляя след на по-лознице, под которой и ставят капкан. На самой при­ваде капканы обычно не ставят, а только в исключи­тельном случае. Ставят рядом метрах в пятидесяти или в местах, где звери мочатся. Волки к приваде под­ходят в обход.

Капканы также ставят от привады на 50—100 м, на подходных и выходных тропах. На торной переходной волчьей, тропе их можно ставить один от другого на расстоянии 100-200 м. Зверь, идущий впереди, попа­дает в капкан, а другие, обойдя его, вновь идут по тропе и попадают в следующие капканы.

Если волков обложили флажками, только на дру­гой день осторожно входят в оклад и устанавливают

капканы там, где звери проделали тропы. К звериным тропам охотник подходит против ветра, тщательно маскируя свои следы. Чтобы отвлечь внимание волков от их нарушенного следа, в стороне располагают от­влекающие предметы: палку, еловую ветку, тряпочку. Они должны быть удалены на достаточное расстоя­ние, чтобы их присутствие не заставило зверя сойти с тропы, изменить направление хода. Я много времени отдал изучению различных запа-ховых приманок. Для моей работы это было очень важно. Поступали заказы на отлов различных живот­ных, причем их надо было доставлять целыми и не­вредимыми. Как подманить зверя, мы решали с со­трудниками сообща. Приходилось изучать специаль­ную литературу, довольно редкую и интересную. Ог­ромную помощь в изучении этих вопросов оказали труды доктора биологических наук С. А. Корытина и других выдающихся ученых и исследователей.

При охоте на волка надо вспомнить следующее: в зависимости от роста, звери чувствуют приманку на различном расстоянии. Чем выше зверь, тем он даль­ше чувствует то, что его интересует. Вот несколько сравнений для того, чтобы вы поняли.

Крот и другие мелкие зверьки чувствуют приманку на расстоянии до 1 м; белка, ондатра, лисица — до 40 м; волк, песец, росомаха, бобр, домашняя собака — до 100 м; медведь, кабан, косуля — до 500 м; лось, олень — до 1000 м; слон — более 1000 м.

Нюансы в ту или другую сторону имеются, но в ос­новном эти цифры бесспорны.



ИНТЕРЕСНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

    Перед пургой капканный промысел добычливее. Животные перед ненастьем совершают большие пере­ходы, зная, что снег заметет их следы.

    По окончании метели также промысел добычли­вее: голодные звери менее осторожны.

    Ночью все звери, особенно хищники, ведут себя смелее.

    Волки, имеющие выводок, не трогают животных, находящихся поблизости у логова. Это касается даже косуль с детенышами. Волки придерживаются прави­ла: где живу, там не охочусь. Другое дело, захочет ли косуля терпеть такого соседа? Исключением бывают переярки, которые держатся вблизи логова, но охотят­ся самостоятельно.

    При большем количестве особей в стае волки ме­нее осторожны, чем когда их мало.

    С похолоданием чувствительность к приманкам понижается, с потеплением — увеличивается.

    К весне чувствительность к приманкам увеличи­вается.

    Волки к приманкам относятся внимательнее всех животных и внимательнее всех хищников вообще.

    Дольше всего запах приманок сохраняется на по­ристом материале (гнилое дерево).


    Чем больше влажность воздуха, тем дальность обнаружения приманок увеличивается.

    Если приваду расположить у дерева, на котором часто отдыхают вороны и галки, волки быстрее ее найдут. Вороны своим криком привлекут хищников.

    Обычно сбросив с саней привезенную тушу, охот­ник разводит костер и начинает сдирать шкуру, бро­сает в огонь обрезки мяса и кожи. Кусок паленой шку­ры или обжаренный кусок мяса он привязывает на вершину соседнего дерева или на конец трех—четырех­метрового шеста. С такой высоты запах распространя­ется дальше. Все это надо делать с утра. Вороны ско­ро найдут то, чем им можно полакомиться. Чем боль­ше птиц держится у привады, тем она добычливее.

    Запах выделений собаки приманивает и волков.

    Незнакомый запах также становится в опреде­ленных случаях приманкой.

    Приманка из рябчика хороша для любого зверя.

    Приманка из мяса собаки - одна из самых лю­бимых для волков.

    Волчатина для волка — плохая приманка. Они охот­но будут ее есть, когда есть больше нечего. Из трех видов животных — как привада — волк сначала съел свинью, по­том — медвежатину, а только после взялся за собрата.

    Собачьи и волчьи головы волки обычно не едят. Го­ловы   крупных   копытных      на   волков   приманка хорошая. Сразу не съедят, далеко не утащат, их далеко видно. В дальнейшем черепа волк только метит, и это тоже может использоваться охотником.

     Как бы ни был сыт волк, он никогда не пройдет мимо запаха крови. Чтобы кровь не свертывалась, к ней добавляют 30-40% сернокислого магния или сер­нокислого натрия. Загустевшую кровь разбавляют во­дой с растворенной глауберовой солью из расчета: 1 чайная ложка на 1 стакан воды. Кровь разбрызги­вают как приманку.

     В поисках спелого арбуза волк надкусывает целую кучу неспелых арбузов. Охотно ест яблоки и груши.

Однажды охотники опрыскали флажки пахучим ве­теринарным средством — препаратом Дорогова (АСД), надеясь, что это отпугнет волков. Оказалось, наоборот. Волк подошел к флажкам, пожевал их, по­валялся и спокойно ушел гулять на волю. Препарат сыграл роль приманки, притупив страх зверя.

Мясо молодых животных и самок разлагается быстрее. В гниющем мясе увеличивается количество витаминов, и при морозе оно не замерзает. Свежее мясо на морозе превращается в камень, и даже вол­кам лень его грызть.

     Волчий мускус — половые железы приманивают сородичей.

     Волков удачно подманивают старой подстилкой из волчьего логова.

   Волки долго не подходили к приваде, опасаясь капканов,   отравы  и другой  человеческой  изобрета­тельности.  Как только на нее помочились собаки из соседней деревни, волки подошли почти моментально.

   Смешивая проквашенное мясо с подстилкой из свиного хлева, охотник добывал много волков. Другой


охотник начинял селедкой тушки кошек и мелких со­бак, зажаривал их и на двое суток помещал в кон­ский навоз. На этом он добыл 48 волков. Я считаю, что использовать для этих целей домашних живот­ных — варварство. И на такое категорическое мнение, в связи с тем, что я всю свою жизнь отдал животным, я имею право.

     Крупные звери более осторожны, чем мелкие. Не потому ли,  что крупных животных человек добывал веками, и осторожность у них стала почти генетиче­ским признаком.

     Спаривающиеся волки подпускают к себе очень близко.

       Для стреляных волков приваду закладывают в местах, где нет никаких укрытий, а для пуганых капканами — на лед.

       Осторожность зверей возрастает при начале охотничьего сезона.

     На дорогах, где много разного железа и запахов, волков ловить легче.

     Охотники, иногда огораживают участок,  где ле­жит привада, забором (чем больше участок, тем луч­ше). Волки привыкают и входят на участок, после это­го участок закрывают, и волков отстреливают.

     В Дагестане ловят волков следующим образом: сначала ставят по кругу капканы, дают им вывет­риться дней 15, а после завозят приваду.

• Замечено, что волк смелее идет по полознице, чем по своей тропе. С учетом этой особенности привозят


падаль на санях, сваливают ее, а потом, сделав крюк, пересекают этот путь возле падали, и на все четыре по-лозницы ставят капканы, тщательно замаскировав их. И еще один прием: охотник запрягает лошадь в сани и прямым следом едет на приваду. Проезжает мимо нее и далее на 100—200 м, потом поворачивает, сруба­ет пару разлапистых метровых елочек и едет обратно своим следом. Не доезжая до привады метров 30—40, не слезая с саней, ставит на одну из полозниц капкан, а на вторую втыкает елочку. Далее проезжает прива­ду и ставит таким же образом второй капкан. Елочки поставлены на тот случай, если волк будет идти не той полозницей: наткнувшись на препятствие, он свер­нет на другую полозницу и угодит в капкан. Приот-сутствии лошади вышеизложенное осуществляется пешком. Известно, что при глубоком снеге волк неред­ко решается идти запорошенным следом человека. Учитывая это, охотник нарочито, не маскируя свой след, идет без лыж мимо привады, не поворачивая к ней, а потом, пройдя 100—200 м, заряжает капканы и возвращается с ними обратно, ступая точно в свои следы. Не доходя до привады метров 30—40, ставит капкан в свой след. Потом идет дальше своим следом и, пройдя приваду, ставит второй капкан на таком же расстоянии от нее, как и первый.

  Подвозя тушу павшего животного на санях, неко­
торые хитрые охотники кладут ее не посередине,
а сбоку саней, благодаря чему один след от полоза
глубже, чем другой. Волки охотнее идут по глубокому
следу полоза, под которым снег плотнее. На этом сле­
де и ставят капканы.

    Используют   бревно,   положенное  через   ручей,
или дерево, упавшее через этот ручей. Если лед то­
нок, волки по льду не пойдут, а воспользуются дере­
вом.   Мостики   кладут  заблаговременно,  до   начала

охотничьего  сезона.   В дереве  выдалбливают  гнезда для капканов.

    Для охоты на привадах из засады приемлемы все описанные ранее приемы их выкладки, прокладка к ним пахучих следов и кормовых дорожек. Наиболее частый вариант: привязать падаль к саням, запрячь лошадь и, волоча тушу, объехать места, где чаще встречаются следы волков, подвезти приваду на рас­стояние верного выстрела к окну скотного двора и ос­тавить ее там. Чтобы туша не закрывала зверя и не создавала тени, ее кладут к охотнику головой или хвос­том. Если территория скотного двора освещается, это только поможет охотнику лучше видеть зверя. Волк придет не сразу, вернее всего, первой прибежит лиса. Но на нее мы будем охотиться в следующей книге.

    Хотя и рекомендуется на засидку садиться в лун­ную ночь (я об этом писал), скорее всего, волки к при­ваде явятся в пасмурную погоду, особенно в снег и метель

     Приманка лучше действует, если она и запахо-вая, и пищевая, т. е. ее можно не только понюхать, но и съесть.

     В естественных условиях природы хищные звери, без исключения, смелее берут мелкие куски приман­ки, чем крупные. Приманка не является добычей хищ­ника, а взять маленький кусочек — это не воровство, а дележка. В неволе все наоборот. Величину привады надо сообразовывать с размером зверя. Матерый го­лодный волк съедает собаку весом в 5-6 кг. Целиком. С таким наполненным желудком волки ложатся неда­леко от привады, что дает возможность затянуть стаю флажками. Мелкой накрохой волк, схватив поначалу два-три кусочка,  потом пренебрегает, поняв, что не

наесться, и подходит к более крупным кускам. Поэто­му, когда волк не подходит к приваде, ставят капка­ны в отдалении, близ волчьей тропы, и бросают вок­руг кусочки мяса покрупнее — весом 50—100 г.

     Чтобы стянуть волков с большого расстояния к приваде, охотники-помещики в старое время использо­вали такой прием. От самой привады вплоть до места, где держатся волки, они выкладывали небольшими куч­ками мясо так, чтобы с одной кучки было видно другую. Днем у этих кучек сидели вороны, и по ним волки при­мечали корм. Двигаясь от одной кучки к другой, звери находили приваду и, осмотрев ее, переселялись к ней за 20—30 км целыми выводками. В старину для привады на поле сваливали туши лошадей, одна такая привада была собрана из 280 голов. Как вам это нравится?

     Добыв зайца, охотник замораживает его в позе насторожившегося зверя. Устанавливает его в укром­ном месте, под хвойным деревом, вблизи волчьей тро­пы, и так, чтобы волк мог видеть зайца сбоку. Соб­лазн велик. В проходах деревьев устанавливают кап­каны. Если зайцу придать позу притаившегося, то го­лову замораживают, подгибая ее вниз.

     Иранские охотники замораживают тушку собаки и устанавливают на незаметных подпорках, чтобы она имела вид живой, стоящей на ногах собаки. Помеща­ют эту приманку в лесу, в 3—5 м от волчьей тропы, а вокруг расставляют капканы. Волк-одиночка более осторожен, чем в стае. Молодой волк не так осторо­жен, как старый.

При нахождении чужой пищи зверь становится ос­торожнее. Это распространяется и на волчьи привады. Если волк завалил добычу сам, к этой «приваде» он подходит спокойнее. Капканы ставят около того места, где волк начал есть приваду. Если это живот туши, то ставят около живота, если это шея, то около шеи. Часто волк начинает есть добычу там, где он ее рвал во время нападения или при пер­вом посещении. Капканы ставят дальше, если прива­да сделана человеком, и ближе, если она «сделана» самим волком.

     Некоторые охотники, чтобы поймать не одного, а нескольких волков, ставят дополнительно четыре капкана по обеим сторонам тропы. В них попадают звери, убегающие от переднего волка, угодившего в капкан на тропе

     Волчья стая подходит к приваде по своей тропке гуськом. Увидев, что первый волк попал в капкан, ос­тальные бросаются назад вдоль тропы и издали на­блюдают за неудачником. После этого волки или пе­рестают ходить к приваде, или прокладывают к ней новую тропу, но ведут себя осторожнее.

     Я уже говорил, что ставить капканы около са­мой привады не имеет смысла. Это еще связано с тем, что воронье настолько утрамбовывает снег воз­ле привады, что на нем можно стоять без лыж. Иног­да вороны сами попадают в капканы, и волк, увидев это, не прикоснется к приваде. Там, где волки не пу­ганы, капканы можно поставить близко к приваде, но большинство охотников предпочитают ставить их

 

 

на расстоянии 30—80 м, а некоторые и того дальше — на 200-300 м.

Если волк не берет приваду, охотник ставит капкан в трех километрах от нее, на тропу под след. Прибе­гают к хитростям: ставят капкан не на главном пути, а на боковом обходном следу, который волк всегда де­лает, заметив на своей тропе что-нибудь подозритель­ное, например ветку. При повторном прохождении он больше доверяет обходному пути и легче попадается.

     Можно докладывать мясо в приваду, если оно — добыча самого волка. Он воспримет это без опасений.

     Когда волк ест приваду, он головой обращен к деревне, а задом - к лесу. Собаки - наоборот.

     Когда вокруг обстановка спокойная, расслабля­ется и зверь.

     По плотному снегу волк передвигается уверен­нее, чем по рыхлому.

     Иногда волк ложится в золу потухшего костра. Потухшее кострище не отпугивает, а привлекает зве­ря. У кострищ охотников, рыболовов остаются части разделанных животных, внутренности. В этом случае кострище становится привадой.

     Обнаружить мочевую точку волка для охотника — счастливая находка. Она почти гарантирует поимку зве­ря. Иногда серый не приходит по месяцу, но, если при­шел, не пройдет мимо. Чем больше мочи на предмете, тем точка надежнее. Обычно ставят два капкана: один на следу подхода зверя, другой — на следу отхода от точ­ки. Если рядом дорога, то капканы удобно ставить пря­мо с нее. Иногда капканы на волков смазывают волчьей мочой.

 


    Используя любопытство волка, а может быть, и его приятные воспоминания об удачной охоте, ставят в снег капкан и от него по ветру развеивают мелкие перья вороны, сороки, курицы. И волк, обнаружив од­но перышко, идет к следующему и попадает в капкан. Это надо делать с деревянной лопаты веничком.

 

    Некоторые охотники над капканом кладут петлю из стального тросика, которую дуги при срабатыва­нии поднимают, и волк оказывается пойманным более надежно.

    Лисья мочевая точка приманивает и волков. Со­бачья мочевая точка приманивает волков и лис. Иногда делают следующее. Мочевую точку собаки переносят в место, где бывают волки. Это делают с саней. После мимо проводят собаку, и она добавляет мочу.

Волков можно ловить на мочу в любое время года. Для капкана вырывают ямку, и некоторые охотники засыпают капкан привезенным конским навозом. Осо­бенно сильно волки обновляют мочевые точки после дождей, а в приморских районах — после приливов и наводнений. Животные пользуются возвышенностями, холмами и другим для наблюдения за местностью. Волки иногда даже встают на задние лапы, чтобы больше увидеть. Ставить капканы на возвышенности желательно еще и потому, что там капканы меньше засыпаются снегом.

     Волков ловят петлями на лазах, проложенными в зарослях колючего кустарника.

     В Казахстане волков ловят на кормовой кружок. Разбрасывают кусочки корма по кругу, вокруг и между кустов. Как всегда, первыми прилетают птицы, за ни­ми  приходит и  волк и,  собирая  накроху,  попадает

 


в капкан или в петлю, развешанную между кустами. На волков ставят петли точно так же, как и на зай­цев, только проволока имеет диаметр 2—3 мм. Диа­метр петли примерно 30 см, и она висит над землей на уровне головы волка.

 

  Принцип «кормовой кружок» с капканом можно ис­
пользовать и на возвышенности. Волк всегда поднимется
на холмик. Корм рассыпают по холму, а на вершине ста­
вят капкан. Можно в холмик воткнуть палку длиной 2 м
и на нее повесить приманку. Любопытство погубит зверя.

Иногда срабатывают приманки, подвешенные на дерево. Под приманкой ставится капкан. Чем больше животное, тем выше укрепляют приманку. Она долж­на манить и не убивать надежду ее достать. Приваду надо класть не в низинах, где ее быстро засыпает снег.

   Идеальная привада - водопой животных.  Ис­
пользуется также небольшой островок, где находится
привада. Капканы ставят в воду по бокам островка.

    Если приваду ставить около логова, то невдалеке от него. Если замечены два выводка, то приваду ставят на волчьих тропинках, где они пересекаются. Некоторые охотники поступают следующим образом: забирают вол­чат и относят их в укромное место. Волчица и волк ищут волчат по следу, который специально оставляет охотник, ведя волчат на поводе. Некоторые подвешивают волчат в сетке на дерево и ждут в засаде с ружьем, когда появятся преследователи. Другие охотники эксперимен­тируют с волчатами, как хотят, лишь бы волки «клюну­ли» на уловку.

    Если надо устранить неудобную приваду, ее об­ливают бензином или карболкой. На нужных прива­дах никакого постороннего запаха быть не должно.

 


 

Обычно волчью приваду кладут с началом осенних морозов, когда начинает серебриться чахлая трава, — в начале или в середине октября. Самая лучшая не открытая, а полузакрытая привада — наполовину присыпанное павшее животное: голова наверху, а ту­ловище — в засыпанной яме. Такая привада не высы­хает и долго приманивает зверей.

• Мелкие кусочки корма животные поедают у при­вады на месте и смело. Куски покрупнее звери всех видов утаскивают. Начав есть приваду, волк делает перерыв на несколько дней. Выложенную приваду они сравнительно хуже растаскивают, чем свою, родную.

Приемы закрепления приманок различны: это при-мораживание, привязывание, придавливание, защем­ление, прибивание, частичное закапывание. Образцы закрепления привады кольями и крючьями показаны на рисунке.

НЕКОТОРЫЕ ПРИМАНКИ НА ВОЛКОВ

  Килограмм мелко нарубленной печени смешать с
3 г анисового масла и держать на солнце в закупорен­
ной банке до полного разложения. Приманка исполь­
зуется во все времена года. Печень любого животно­
го, разлагающаяся в сельдяном рассоле, соблазняет
волков.

   Мясной  фарш,   подвергшийся  разложению,   -
1 кг, коровье масло — 400 г, рыбий жир — 100 г.

  В земле выкапывают яму и заполняют ее мясны­
ми и рыбьими отходами. Сверху яму застилают жер­
дями и досками, вставляют в нее трубу с кляпом (ког­
да надо, его открывают) и засыпают землей. Чем
глубже яма, тем в ней зимой теплее и дольше сохра­
няется запах. Приваживает волков и лис. Если яму
сделать водонепроницаемой, скажем, из целлофаново­
го мешка, запах становится более мощным.

 


 

  Равные части рыбьего жира, продуктов разложе­ния рыбы (щуки), мочи собаки и собачьего жира.

ПОДГОТОВКА КАПКАНОВ

. Прежде чем приступить к очистке от ржавчины, масла и прочего, охотник должен научиться пользо­ваться капканом. Первое и главное правило — руки никогда не должны находиться между дугами насто­роженного капкана. Потренируйтесь настораживать капкан. Неопытность может закончиться плачевно. У меня такие случаи были. Только везение и мгновен­ная реакция спасли меня от ампутации прямо на мес­те. Раздвигать дуги капкана не следует и ногами. Стоит одной ноге соскользнуть, как под действием пружины капкан переворачивается и закусывает дер­жащую ногу. Чуть дальше я нарисую приспособление, облегчающее насторожку капканов.

 

Приготовляют капканы к работе так. С них удаля­ют техническую смазку (протирают мешковиной, га­зетной бумагой, опилками, трухой). Затем кипятят в течение получаса в крепком растворе технической

 


 

соды (1 кг соды на ведро воды) или в растворе древес­ной золы. Старые капканы очищают от ржавчины подпилком, песком, наждаком или кирпичом. У очи­щенных капканов проверяют работу всех деталей и частей механизма.

Очень важно, чтобы тарелочка, на которую насту­пает зверь, не стояла косо, не находилась выше дуг или ниже верхних краев дуг на 5—10 мм. Она должна находиться строго горизонтально. Капкан на волка должен срабатывать при воздействии на тарелочку груза весом 250-500 г. Если он сработает от более легкого веса, установка такого капкана опасна и за­труднительна для маскировки. Более тугое срабаты­вание (от груза 800 г и больше) приведет только к од­ним проловам, ничего вы не поймаете.

Отрегулированные капканы снабжают привязью к волоку — для быстрой установки. Это может быть цепь, металлическая проволока, трос. Привязь долж­на иметь цельнометаллическое кольцо с вертлюгом, которое надевают на станину.

Для установки капканов на волков надо обзавес­тись парой чистых, хорошо вываренных холщовых или брезентовых рукавиц, а капканы подвергнуть допол­нительной обработке. Их помещают в чистый котел или ведро и, залив технической содой или стиральным порошком, кипятят в течение одного-двух часов, пери­одически меняя воду. Вываренные капканы берут только рукавицами и хранят в сухом месте во дворе.

Некоторые охотники вываривают капканы в еловом отваре, прожаривают в духовке или в русской печи, предварительно выгребают из нее жар. Другие коптят капканы в дыму от сгорания сосновых, еловых, березо­вых дров. Иногда капканы кладут на неделю в проточ­ную воду или обрабатывают негашеной известью. Ва­риантов много, и для настоящего испытателя своих воз­можностей и терпения не грех попробовать все способы.

 


 

Подготовленные к промыслу капканы вместе с рука­вицами хранят и переносят в чистом, прожаренном вместе с капканами ведре с крышкой или в брезентовом мешке. Капканы, лопату, лыжи и верхнюю охотничью одежду следует хранить в помещении без человеческого запаха и других резко пахнувших веществ — краски, бензина. Для капканов лучше всего сделать специаль­ный навес, под которым хранить их подвешенными. При хранении к капканам никто не должен прикасаться.

ПРИСПОСОБЛЕНИЯ, НЕОБХОДИМЫЕ ДЛЯ УСТАНОВКИ КАПКАНОВ

  Деревянная лопатка или лопатка, согнутая из жести, с деревянной ручкой, увеличенной у основания. Ручки задвигают и фиксируют. Иногда на конец руч­ки привязывают волчью лапу — для оставления следа над капканом.

 

 

Иногда устраивают узкие коридоры с приманкой на конце, а коридор «вооружают» колами, позволя­ющими двигаться только вперед, так как они кре­пятся под углом. Волк лезет к приваде, а обратно выбраться не может. Если пофантазировать, то при­думаете много других ловушек, предназначенных для других крупных зверей, иногда в них могут по­пасть и волки.

И закончить эту главу я хочу словами старых зве­роловов: «Ходи за зверьем, и он научит, как его пой­мать». Ну что же, учиться, учиться и еще раз учиться!

 


 

ГЛАВА 16.

ДРУГИЕ ВИДЫ ОХОТ НА ВОЛКОВ

УНИЧТОЖЕНИЕ ВОЛКОВ ЯДАМИ

Немало изощренных приемов скармливания с при­манками яда придумано в борьбе с волками. Капсу­лу с ядом (это могут быть цианистый калий; стрих­нин, хотя стрихнин работает плохо: 99% зверья ухо­дит; сулема и другие ветеринарные средства, офици­ально разрешенные уполномоченными органами) кладут в рот мертвой птице, а саму ее помещают в ямку на льду и примораживают, заливая водой так, чтобы снаружи оставались одно крыло и голова.

Заталкивают отраву в каналы трубчатых костей и позвонков, предварительно извлекая оттуда часть кост­ного мозга. Сыплют ядовитый порошок в макароны и

косточки птиц, в скорлупу грецкого ореха, обмазывая их потом приманкой.

Заложив яд в кусочек легкого или печени размером со спичечную коробку, примораживают его к куску мяса весом 4—5 кг. Именно этот примороженный ку­сочек сгрызает волк в первую очередь. Такие приман­ки кладут под тушу овцы. Их не клюют птицы, но, ког­да матерый волк потянет овцу, прибылые волки жад­но хватают и-глотают приманки, лежащие под ней.

В одном конце трухлявого полена сверлят отвер­стие и кладут туда сало с отравой, а потом вморажи­вают его другим концом в лед.

Вывозят в места обитания волков навоз домашнего скота и в некоторые из куч закладывают двух-трехки-лограммовые куски мяса, начиненные пилюлями с от­равой так, чтобы часть приманки с ядом была хорошо видна. Затем обмазывают мясо свежим коровьим по­метом и обливают для смерзания водой.

Капсулы с отравой приклеивают желатиновым клеем к живой вороне на кожу шеи, раздувая перо, после чего, привязав за ногу веревочку, сажают жи­вую отраву на видном месте вблизи переходов волка.

Отраву в отдельных кусках мяса разбрасывают у постоянно действующих привад. Чтобы птицы не скле­вали мелкие куски с отравой, ее заворачивают в лоскут шкуры. Так же спасают от птиц мелкую накроху.

ОТСТРЕЛ ВОЛКОВ НА ДРУГИХ ОБЛАВНЫХ ОХОТАХ

Производя облаву на копытных, можно иногда на стрелков выгнать и волка. Его отстреливают в зави­симости от того, не помешает ли этот отстрел основ­ной задаче — завалить лося или кабана. На лисьих охотах могут повстречаться и волки. Бывает, они идут по лисьей тропе и располагаются в том же районе, что и лиса.


ОТСТРЕЛ ВОЛКОВ С ВЕРТОЛЕТОВ, СНЕГОХОДОВ

С вертолетов — ясно. Снегоходы могут и загонять зверя, и преследовать.

ПОДМАНИВАНИЕ ВОЛКОВ КРИКОМ РАНЕНОГО ЗАЙЦА

Требования: маскировка, умение издавать крик ра­неного зайца, возможна живая «подстава» жертвы.

ОТСТРЕЛ ВОЛКОВ ИЗ КАРАБИНА

С  ОПТИЧЕСКИМ   ПРИЦЕЛОМ,

С   ПРИБОРАМИ   НОЧНОГО  ВИДЕНИЯ

Где можно подкараулить волков, вы знаете. Самое главное — уничтожить волчицу. К подстреленному волку подходят с заряженным ружьем и учитывают: если у волка уши прижаты, он еще жив.


И, как всегда, в конце каждой книги я вам хочу сде­лать небольшой подарок. Это светящаяся в сумраке фос­форная мушка. Ее снимают и надевают по необходимости на некоторое время, продлевая охоту. Ее можно использо­вать на любой другой охоте. Тонкая металлическая плас­тина сгибается под размер прицельной планки ружья. От­верстие в пластине совпадает по размеру и расположе­нию мушки. На пластину наносится бесцветный лак и сверху покрывается фосфором. Крепится насадка булав­кой через отверстия на прицельной планке. Насадку мож­но использовать, пристреляв заранее с ней ружье.

 

 


ГЛАВА 17.

ТРОФЕЙ

Шкуру с волка снимают трубой. Делается полный разрез по внутренней стороне передних лап, начиная со среднего пальца. Затем делают разрез по внутрен­ней стороне задних лап, от пятки до заднего прохода. Распарывают хвост с его внутренней стороны и вытя­гивают прут.

Снимать шкуру начинают с задних лап. После сня­тия с них шкуры, осторожно подрезая, снимают шку­ру со ступни лап и пальцев, обрезая их по последне­му суставу так, чтобы когти остались при шкуре. Так же снимают шкуру и с передних лап. Волка подвеши­вают за задние ноги и снимают шкуру в сторону голо­вы, подрезая связки. Далее шкуру снимают с головы. Глаза аккуратно подрезают.

Шкура сохнет мездрой наружу. Провяленную, но не засушенную шкуру вывертывают, и уже она досы­хает мехом наружу.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

То, что мне хотелось сказать в заключение, успеш­но могло бы стать визитной карточкой этой книги, где собраны не только все виды охот на волка, но и нюан­сы приготовления и установки капканов. А учитывая, что волк — самое осторожное животное из всех хищни­ков, эти знания пригодятся на других охотах на менее осторожных зверей.

Придерживаясь определенной темы, я не позволил себе отвлекаться и приводить более интересные фак­ты из жизни других животных, что само по себе неис­черпаемо, интересно и увлекательно. В этой книге не только раскрыты секреты профессиональных охотни­ков и подобран обширный материал, но и освещены последние достижения такой науки, как зоопсихоло­гия. Наука о поведении животных получила теперь название этология. Не все охотники обладают знания­ми этой сложной науки.

Я не биолог, и мне не надо знать специальных тер­минов, но эту книгу практически можно сравнить с не­большим научным трудом, в котором жизнь волков и средства борьбы с ними освещены от «А» до «Я». Со

временем, когда волки начнут приносить ощутимый ущерб жизни человека, эти знания станут необходи­мостью.

Думаю, что волк нас еще удивит и огорчит, а это значит — книга не закрыта. Она ждет новых строк, но­вых открытий и решений.

Удачной вам охоты и незабываемых впечатлений!

С уважением

В. Ю. Сугробов.


 

 

 

 

 

 

 

 


 

 

Электронная версия данной книги создана исключительно для ознакомления только на локальном компьютере! Скачав файл, вы берёте на себя полную ответственность за его дальнейшее использование и распространение. Начиная загрузку, вы подтверждаете своё согласие с данными утверждениями! Реализация данной электронной книги в любых интернет-магазинах, и на CD (DVD) дисках с целью получения прибыли, незаконна и запрещена! По вопросам приобретения печатной или электронной версии данной книги обращайтесь непосредственно к законным издателям, их представителям, либо в соответствующие организации торговли!

www.infanata.org

 

 

Рейтинг: 0 Голосов: 0 5812 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий