Бесплатный звонок из регионов: 8 (800) 250-09-53 Красноярск: 8 (391) 987-62-31 Екатеринбург: 8 (343) 272-80-69 Новосибирск: 8 (383) 239-32-45 Иркутск: 8 (3952) 96-16-81

Справочник "Тропами подводными" Ю. Папоров.

27 мая 2014 - RomaRio
Справочник "Тропами подводными" Ю. Папоров. Справочник "Тропами подводными" Ю. Папоров.

Тропами подводными
 
 С арбалетом в стране рыб
 
 
 
 Введение
 
 В книге рассказывается о подводной охоте в глубинах океана, об увлекательной, романтичной и в то же время полной опасностей охоте на акул, о необыкновенной жизни многочисленных обитателей подводного царства.
 Автору довелось провести несколько лет на Кубе, где он сам занимался не только подводным спортом, — а подводная охота — это действительно настоящий увлекательный спорт, — но и «охотой» с фотоаппаратом и кинокамерой. Вы найдете в книге фотографии, сделанные анфас и в профиль, различных акул, морского окуня и других обитателей подводного царства.
 Автор затрагивает и вопросы охраны подводного мира, хозяйского отношения к нему. Океан может давать нам гораздо больше, чем он дает. Уже сейчас все больше подводных охотников превращаются в исследователей жизни морей и океанов.
 Много интересного о многочисленных обитателях океана узнает читатель, познакомившись с этой книгой.
 
 
 Глава I. Вместо уловистой насадки
 
 Есть нечто кошмарное в самом контрасте между ужасающей внешностью и ленивой грацией их движений. Подобные взрыву переходы от безмятежного покоя к активным действиям еще ужаснее. Само воплощение дьявола движется под вами, плавно, спокойно, небрежно, будто в полусне, навеянном блаженной истомой. В следующее мгновение стремительный рывок — и чудовище устремляется в атаку.
 Артур Гримбл, «Грядою островов»
 
 Тень, стремительно-гибкая, невесомо-тихая, но угрожающе-опасная, мелькнула в боковом стекле маски и повторилась на неглубоком дне, где только что за единственным камнем на песчаной поляне скрылся небольшой луциан-кахи — золотистая съедобная рыба с черным круглым пятнышком у самого спинного плавника.
 Упругая волна ударила справа, и тут же раздались крики, плеск беспорядочно барахтающихся в воде рук и ног.
 Мы охотились у кораллового рифа напротив пляжа Хибакоа, метрах в трехстах от устья реки. В лодке находился наш товарищ. Он, хотя мы его очень просили следить за нашими поплавками и держать лодку постоянно рядом, все же захватил с собой снасти и теперь увлекся рыбалкой. В другое время он бы, скорее всего, правильно и быстро среагировал на крики друзей. Но сейчас, когда у него самого на крючок попалась крупная добыча, ему подумалось, что друзья разыгрывают его, и поэтому, вместо того чтобы налечь на весла, он тщательно пытался выудить рыбу, забившуюся под коралловые ветви рифа.
 — Акула! Акула! Скорее сюда! Сюда-а-а! — между тем истошно кричали мои товарищи.
 Я отцепил от рукоятки ружья линь кукана,[1] на котором висело килограммов с десять рыбы и что было сил помчался за потерявшими над собой контроль охотниками. Мне отчетливо было видно, как хищница пристраивалась к ним сзади, избирая свой излюбленный угол атаки. Вытолкнув языком загубник дыхательной трубки и застучав ладонью по губам, я издал в воде воинствующий клич американских индейцев. Акула повернула морду в мою сторону. Воспользовавшись этим, я поднял голову, набрал воздух в легкие и, как мог спокойнее, произнес:
 — Остановитесь! Стойте!
 Очевидно, у ребят сработал инстинкт самосохранения. Они поняли, что лодка далеко и не идет на помощь, а в спокойном, властном приказании старшего, более опытного охотника было что-то рациональное.
 — Не спускайте с нее глаз! Смотрите на нее!
 Теперь хищная рыба, еще находившаяся между нами, следила за мной. А я, выхватив нож, продолжал приближаться к друзьям, двигаясь прямо на рыбу. Наконечник-гарпун был уже снят со стрелы ружья, заряженного на обе пары боевых резин и готового в любой миг нанести удар непрошеной гостье.
 По тому, как подергивалась ее голова, а по телу волнами проходила нервная дрожь, было ясно, что хищница возбуждена до предела. Моя близость для нее еще не была опасной, но акула сильно ударила хвостом и молниеносно переместилась в сторону, тут же вновь повернувшись мордой ко мне и застыв на месте. Похоже было, что она сердилась на себя. Раздражало ее то, что она испугалась крика и лишилась лакомого пиршества.
 Между тем я уже подплыл к друзьям. Им было заметно холодно в тридцатиградусной воде.
 Убедившись, что акула пребывала в некотором раздумье, я поднял голову над поверхностью моря и, придавая голосу обычный, спокойный тон, посоветовал:
 — Свинчивайте наконечники! Становитесь спина к спине! И поменьше движений!
 Теперь, когда мы заняли круговую оборону, можно было рассмотреть неожиданно появившуюся в месте нашей охоты акулу. Она, очевидно соображая, что ей делать дальше, полукругами медленно ходила рядом. По светло-синему со спины и блекло-голубому цвету на брюхе, длинным, острым, словно лемеха глубокопашущего плуга, грудным плавникам без ошибки можно было определить в ней синюю акулу — обитательницу всех тропических морей, состоящую в списках антропофагов. Ее вытянутое рыло с маленькими, без век, глазками венчает широкая пасть. Верхняя челюсть голубой акулы утыкана в несколько рядов острыми, как бритва, изогнутыми треугольниками зубов, до двадцати шести в ряд, а нижняя — рвущими клыками. Среди рыбаков голубая акула известна печальной славою не только как чрезвычайно прожорливая, но и как страшно свирепая тварь.
 Проявление ее агрессивного характера не заставило нас долго ждать.
 Не выдержав психологического поединка, хищница, не спуская с нас немигающего взгляда, настойчиво сжимала полукольцо, — один из моих товарищей поднял голову над водой, чтобы вновь призвать на помощь лодку. Он тут же потерял равновесие и, дабы восстановить его, усиленно заработал ластами.
 Для хищницы это послужило сигналом к атаке. Она не подлаживалась, как это делают футболисты, под бьющую ногу, не избирала удобного положения для старта, не утруждала себя разминкой, не готовилась, а с ходу пулей понеслась к ногам охотника.
 О прицельном выстреле не могло быть и речи. Я успел лишь чуть выставить вперед ружье, однако этого, к счастью, оказалось достаточно, чтобы акула изменила направление. Она пронеслась грозной тенью рядом и очутилась прямо под куканом второго товарища. Казалось, действия ее были запрограммированы, и она с начала атаки метила схватить рыбу, висевшую на его кукане. Кошмарная пасть открылась, и в следующий миг незадачливый охотник оказался под водой. Он по неопытности в начале охоты привязал конец линя от кукана к поясу. Растерявшись, мой друг беспомощно замахал руками в выронил ружье, а акула, утянув на дно кукан с добычей, расправлялась с ней как хотела. Я поднырнул и перерезал линь, в то время как отчетливо был слышен скрежет зубов о стальной поводок кукана. Бестия рвала и трепала подвешенную на нем рыбу, словно злая, осатаневшая собака. Как только акула отхватывала кусок рыбы и он скрывался в ее пасти, поплавок устремлялся вверх. Тогда хищница нагоняла его и вновь опускалась на дно.
 Воспользовавшись минутной передышкой, я окликнул товарища на лодке. Он недовольным голосом ответил:
 — Да рыба зацепилась…
 — Потом достану, — крикнул я, — брось удочку и давай сюда! На нас напади акулы!
 Не знаю, что больше подействовало на «рыболова», в первый и последний раз взятого нами на охоту: то ли мое обещание достать его рыбу, то ли человек этот наконец поверил в опасность нашего положения, но он взялся за весла.
 Тем временем акула разделалась с охотничьим трофеем и заодно проглотила поплавок. Из плотно сомкнутой пасти смешно торчал десятиметровый конец бечевки. Акуле он мешал. Тогда, точно так, как это делает пес, вцепившийся в штанину человека, акула попятилась назад. Однако конец свободно тянулся за ней. Акула металась из стороны в сторону, а он змеею следовал за ней. Тогда рыба отошла поодаль, стала к нам спиной и затрясла головой. Бечевка плавно начала опускаться на дно.
 Лодка находилась уже рядом, и теперь, прежде всего, моей заботой было удержать друзей от поспешных действий.
 Не выпуская загубника изо рта, я промычал:
 — Спокойно! В лодку только по команде! — В мой план входило подсунуть акуле второй кукан. Там были всего две небольшие рыбешки, но этим мы реально могли отвлечь внимание хищницы от нас.
 А она была уже тут как тут. Видно, проглоченные ею рыба и поплавок только разожгли ее аппетит.
 План мой, однако, оказался удачным. Обменяв нож на ружье, к которому был принайтован конец линя от кукана, я слегка подтянул его к себе и вместе с ребятами принялся толкать лодку в сторону от акулы.
 Царица моря была обманута. Бросив ружье товарища в лодку и ухватившись за линь, я стал водить и подергивать его. Хищница завертелась как волчок. Теперь то страшная морда ее, то мощный хвост показывались над водой, взбивая пену вокруг поплавка и приводя в ужас «рыболова», сидевшего на веслах.
 Первым в лодку пошел охотник, обронивший ружье. За ним так же быстро последовал второй. Я не успел.
 Не знаю, умеют ли акулы считать, — говорят, что вороны знают счет до четырех, — но та голубая бестия, слопав две рыбешки, вторично не стала занимать себя поплавком и ринулась на меня. Я обеими руками ухватился за рукоятку ружья, чуть поднырнул акуле навстречу и нажал на спусковой крючок. Стрела без наконечника пришлась в жабры. Я отчетливо видел кровь. Хищница рванула в сторону, а я влетел в лодку еще быстрее, чем оба моих друга.
 Они без передышки дружно прорабатывали не по-товарищески поступившего «рыболова», а я, распластавшись на дне лодки, мысленно подсчитывал наши потери.
 Этот случай произошел со мной и двумя начинающими подводными охотниками, когда за плечами у меня был уже трехлетний опыт общения с обитателями тропического моря. А опыт достигался отнюдь не легко — были и переживания, и страх, и смешные досадные неудачи. Словом, школу пришлось проходить, как и полагается, с первого класса.
 
 
 Глава II. Первые шаги
 
 Смотри, думай, делай выводы и лишь потом говори и действуй.
 Из наставлений моего отца
 
 Остров, или, точнее, архипелаг Куба, в который входят 1600 островов, островков и рифов, лежит в Западном полушарии между 20-м и 23-м градусами северной широты, несколько ниже тропика Рака и вытянут «зеленой ящерицей» с востока на запад. Живописные, богатые растительностью берега омывают с северо-востока тропические воды Атлантического океана, с юга — Карибского моря, а с северо-запада — Мексиканского залива.
 Известный немецкий ученый и путешественник прошлого столетия Александр Гумбольдт, когда его однажды спросили, где на земле он встретил место, более всего похожее на библейский рай, ответил — на Кубе.
 Действительно, постоянное тепло, незначительные колебания температуры, в меру обильные дожди, плодородные почвы, благодатные нивы, приветливое море, изумительной красоты пляжи, чистота и предельная прозрачность воздуха, отсутствие ядовитой живности, невообразимая игра красок на суше, в море и в небе, с преобладанием столь приятных глазу мягких зеленых и синих цветов производят неизгладимое впечатление на человека, впервые попавшего в эти места.
 Но Гумбольдт не имел возможности пользоваться обыкновенной маской подводного пловца — изобретение последних трех десятков лет! Мир же кубинской литорали в сравнении с флорой и фауной суши во много раз богаче и разнообразнее как растительностью, так и животными его обитателями.
 Вместе со многими читателями нашей страны я с увлечением прочел вышедшую у нас, должно быть, лет десять — двенадцать тому назад в переводе с английского книгу Джеймса Олдриджа «Подводная охота». Затем плавал на Черном море в местах, описанных писателем, и даже охотился с трезубцем в знаменитой, очевидно, известной каждому подводному охотнику Сердоликовой бухте в Крыму. Но то, что я увидел, войдя в море у кораллового рифа Арройо-Бермехо на Кубе, превзошло все мои ожидания и всякие нарисованные до того воображением картины.
 Лазурное ласковое море, нежный белый песок, буйные заросли водорослей самых всевозможных расцветок и форм, причудливые опахала, веера, султаны, подушечки, ковры, тонкие разнообразные кружева кораллов, пещеры, гроты, дворцы и диковинный живой мир… Суше и не снился такой фантастический разгул природы, какой царствует в водах прикубинских коралловых рифов.
 Моим первым наставником в подводном плавании был Армандо Рабилеро, Знакомство с Рабилеро, кубинским журналистом, состоялось почти сразу по прибытии в Гавану. Осведомившись, занимался ли я прежде спортом, Армандо в один вечер умело задал мне с дюжину разных вопросов, которые я, приехав домой, тут же записал в дневник.
 Испытывал ли я когда-либо головокружения? Я ответил, что только от успехов, и то не очень продолжительные.
 Имел ли ранения? Имел, но без последствий.
 В порядке ли у меня барабанные перепонки?
 Не испытываю ли я боли в ушах при взлете и посадке самолета?
 Не страдаю ли хроническим катаром, астмой?
 Болел ли ревматизмом, артритом, эпилепсией?
 Не жалуюсь ли на частые головные боли?
 Не лечился ли от диабета?
 Не болел ли воспалением легких и как дело обстоит с нервами и артериальным давлением?
 Не испытываю ли одышки или частых сердцебиений?
 Не увлекаюсь ли спиртными напитками?
 На все эти вопросы я ответил отрицательно, и тогда Армандо сказал:
 — Сегодня вторник, давайте договоримся на субботу. Вы заезжаете за мной на машине ровно в пять утра. — И Армандо протянул руку.
 А в субботу, по дороге к месту нашей первой охоты, Рабилеро вновь принялся, весьма корректно, издали, расспрашивать меня. Я сидел за рулем, внимательно следил за дорогой, и мне нравилось, как он дотошен. Я был уверен, что мой новый знакомый делает это не из-за боязни: не дай бог, если что-то случится и ему придется отвечать! Нет. Просто он, Армандо, был на семь лет старше меня — серьезно, со знанием дела подходил к посвящению в подводные охотники новичка.
 Интересовался же он и тем, как я переношу одиночество, как чувствую себя в закрытой, темной комнате, могу ли проплыть без остановки триста метров, боюсь ли высоты, умею ли оказывать первую помощь утопающему, знаю ли, как следует транспортировать пострадавшего в воде, нырял ли на глубину хотя бы трех метров?
 Ответы мои, по всей вероятности, удовлетворили Армандо, и наконец он умолк. Тогда я, выдержав небольшую паузу, спросил:
 — Мы что, уже подъезжаем?
 — Нет, а почему?
 — Вы кончили меня «допрашивать», я и подумал, что приехали.
 Он мило улыбнулся и ответил:
 — Просто я получил ответы на все вопросы, и вроде бы ничего не мешает нам приступить к практике.
 Мне думается, что с той минуты и началась наша дружба.
 Когда, уже на пляже, мы выволокли из машины необходимое для охоты снаряжение: ласты, маски, дыхательные трубки, ружья, пояса с грузом, ножи, поплавки и автомобильную камеру, Армандо, помнится, принял серьезный вид и произнес:
 — Подводная охота, особенно в тропических морях, — спорт смелых, отважных и… — он повысил голос, — разумных людей. Обрати на это внимание. Того, кто поддается страху, паникует или лезет в воду, не усвоив самых элементарных законов моря, или пренебрегает ими, ждет вдвое больше опасностей.
 Мне очень хотелось спросить, какие же это опасности, но я сдержал себя, дабы у Армандо не сложилось впечатления, что я испугался. Он подвесил к моему поясу еще одну двухфунтовую свинцовую блямбу и, швырнув попавшийся под руку камень в воду, продолжил:
 — Их много, этих опасностей. Скоро узнаешь. Но наибольшую представляет сам подводный охотник и уже потом только агрессивно настроенные обитатели моря. Акулы, барракуды, скаты, мурены, осьминоги, ядовитые рыбешки, змеи. За ними идут пассивные жители моря, но не менее опасные. Это медузы, слизь некоторых кораллов, отдельные ракушки, морские ежи. Затем подводные течения, волны. Достаточно, чтобы одна из них неосторожно опустила тебя на кораллы, и ты долго будешь помнить об этом дне.
 Говоря все это, Армандо накачивал автомобильную камеру.
 — Ну, сразу всего не расскажешь.
 Признаться, я был благодарен ему за то, что он наконец кончил свою лекцию, пусть очень интересную, но читаемую совсем не вовремя.
 Медный диск солнца давно уже оторвался от горизонта, на голубом небе ни облачка. Море синим покрывалом с еле заметно колышущейся ажурной бахромой прибоя лежало у ног. Чуть поодаль от берега на фиолетовом фоне отчетливо проступали зеленые и голубые разводья. Мне не терпелось, и я стал натягивать ласты. Но Армандо сделал мне первое замечание:
 — Понимаешь, Юра, поспешность охотнику нужна, лишь когда он направляется к месту охоты, преследует добычу или удирает от кредиторов. Ты торопишься, а ружье проверил?
 Мой друг был прав. Только потом я убедился, сколь важно быть уверенным в безотказном действии подводного ружья. А тогда я, на глазах у Армандо, вынул из пакета магазинной упаковки совершенно новенькое венгерское ружье резинового боя и действительно не знал даже, как оно действует.
 Чтобы сменить тему, — замечание Армандо мне было неприятно, — я в свою очередь спросил:
 — Армандо, а что это за пятна на море?
 — Сейчас разберемся с твоим ружьем и поплывем к ним. Голубые — это песчаные поляны, зеленые — коралловые рифы.
 Когда мы уже готовы были войти в воду, Армандо остановил меня очередным вопросом:
 — А маску ты обработал?
 — Зачем и как?
 — Дома можно было сырым картофелем или настойкой на табаке, глицерином. Но лучше всего… вот так. — И он поплевал на стекло с внутренней стороны маски.
 — Для чего это, Армандо?
 — Чтобы маска была чистой и не запотевала, чико.[2] В воде из шести твоих чувств, — Армандо улыбнулся, — природой тебе по-настоящему оставлено только первое. Осязание и слух почти никакой практической роли не играют. Поплюй и разотри пальцами по поверхности, а затем прополощи в морской воде. Но прежде давай присядем и выслушай еще несколько полезных советов.
 Я тяжело вздохнул, но покорно присел и произнес:
 — Извини, Армандо, я действительно, наверное, что-то не понимаю, но ведь я не новичок, не раз плавал и даже охотился в Черном море.
 Он рассмеялся:
 — Слушай внимательно. Прежде всего в воде меньше шуми. Ласты ни в коем случае не должны шлепать по поверхности. Для этого ноги слегка опусти в воду и работай ими не спеша. Шум разгоняет рыбу. Это первое. Второе — никогда не начинай выдоха, не убедившись, что трубка вышла из воды. Обещай, как только почувствуешь сегодня малейшую усталость, не стесняясь сообщить мне. В воде, ты должен это знать, расходуется гораздо больше энергии, чем на суше. Поэтому усталость приходит быстрей. Наибольшие усилия ныряльщик совершает в момент задержки дыхания, когда в организм не поступает кислород, столь необходимый для работы мышц и мозга — главное, мозга…
 — Ну, Армандо, это уже урок физиологии… Потом, на обратном пути, ты мне это не можешь рассказать?
 — …и, наконец, никакой паники, что бы ни случилось! Держись поблизости. Если постучу по ружью, знай: это сигнал — «Внимание!». Будь особенно осторожен. За риф заплывать сегодня не будем. Договорились? Ну, пошли…
 Когда вода доходила нам уже по пояс, Армандо остановил меня очередным вопросом:
 — Надеюсь, ты знаешь, что под водой все предметы кажутся на одну треть больше по размеру и на одну четверть ближе, чем они есть на самом деле?
 Я этого, признаться, реально не представлял себе, но кивнул головой.
 — Так что смотри, не промахнись и не бей молодь, — продолжил он. — Встретишь крупную рыбу, стреляй только в голову, в то место, где расположен мозг.
 — Хорошо.
 Однако Армандо почувствовал в этом моем «хорошо» достаточно неуверенности, чтобы разъяснить:
 — Если рыба смотрит на тебя, мысленно соедини линией ее глаза. Это будет основанием равностороннего треугольника, в вершине которого и находится мозг. Если рыбу видишь с боку, линию основания треугольника проводи от глаза к верхнему концу жабр. Мозг опять будет находиться в верхней вершине.
 Я толком не понял, но снова кивнул.
 — С мантами, хвостоколами и муренами не связывайся. — И Армандо легонько хлопнул меня по плечу, стянул со своего лба на глаза маску, проверил положение трубки и подал мне знак ложиться в воду.
 Спокойная гладь моря, безлюдный берег вокруг, голубые просторы неба — все это выглядело как на искусно выполненной панораме, где мы с Армандо были всего-навсего странными восковыми фигурами. Казалось, кругом не было жизни. Но стоило коснуться маской воды, как кто-то невидимой рукой передернул шторку, и вместо неживой панорамы перед глазами побежала диковинно красочная кинолента.
 Мы поплыли. В разные стороны на обозримое расстояние тянулись заросли черепаховой травы. Удлиненные листики, очень похожие на листья молодого щавеля, лежали, плотно прикрывая дно, плавно покачивались, иногда торчали вверх плоскими прутиками, складывая различных оттенков футуристические узоры по зеленому ковру. На нем резвились всевозможных цветов и форм мальки-рыбешки, мальки-креветки, жучки и, мне показалось, даже бабочки. Но любоваться долго этой картиной не пришлось. Глубина быстро достигла роста человека и тогда со дна небольшой ямы навстречу нам выплыло черно-зеленое «блюдце». Оно плавало вертикально и было раскрашено желтыми узорами. У «блюдца» был маленький ротик, из тех, что мы называем «бантиком». Я поспешно стал заводить ружье с чувством, которое хорошо известно охотнику, готовящемуся сделать свой первый выстрел. Промелькнула мысль: «Армандо великодушно уступает мне», но тут же услышал звук, ставший с того момента мне близким, ибо в море, во время подводной охоты, нет ничего значительней, чем помощь друга.
 Армандо стучал по натянутым резинам своего ружья. Он несколько раз, сложив пальцы вместе, поднес свободную левую руку ко рту и покачал головой. Я понял — несъедобно, и решил понаблюдать за Армандо, чтобы запомнить, как выглядят те рыбы, которые пригодны к столу.
 До гряды кораллового рифа оставалось немного, глубина была метра три, когда Армандо резким движением подтянул ноги к животу, затем выбросил их над водой, голова его при этом пошла вперед, и он сам быстро, почти вертикально пошел ко дну. Достигнув его, он поплыл, лениво двигая ластами и слегка касаясь травы, в сторону небольшого нагромождения камней. Я никого не видел, а он вытянул руку с ружьем и осторожно огибал каменную гряду.
 Стрела рванулась из ружья с металлическим звуком, и, вздымая со дна песок, на ней забилась первая добыча. Армандо поднялся на поверхность, сделал выдох и за шнур стал подтягивать оставленное им на дне ружье. Гарпун крепко сидел в теле рыбы-губана.
 В этот наш первый выход на охоту автомобильная камера служила нам куканом. К ней было плотно приторочено брезентовое дно, подобие мешка, в который мы должны были складывать наши трофеи.
 У кораллового рифа глаза мои буквально разбежались. Все, чем я так восхищался, смотря подводные фильмы Кусто, было теперь перед моими собственными глазами, и я не сидел в мягком кресле кинотеатра, а парил в свободном полете над чарующими своим разнообразием красотами, которые менялись перед глазами с калейдоскопической быстротой.
 Я позабыл о ружье, об охоте и наслаждался вновь открывшимся мне миром.
 К действительности меня возвратила шмыгнувшая прямо перед носом пара паломет. Они пришли из-за гребня рифа. Я выбрал ту, что была покрупнее, погнался за нею и поспешно выстрелил. Но если бы Армандо не пришел на помощь, моя первая добыча в богатом тропическом море непременно сорвалась бы со стрелы и ушла. Гарпун пришелся под самый спинной плавник.
 Отправив паломету в мешок, Армандо выплюнул изо рта загубник и сказал:
 — Особенно будь внимательным, когда снимаешь рыбу со стрелы. Прежде обязательно оглянись.
 Конечно же, мне было невдомек, кто это в безлюдном море попытается отобрать у меня мою добычу. Однако в том, сколь своевременно Армандо дал этот совет, я убедился не более чем минут через двадцать. Мне было известно, что запах крови и биение раненой рыбы издали, по меньшей мере в радиусе километра, привлекают внимание таких хищников, как акула и барракуда. Но это все было в теории.
 Я старался подражать Армандо и очень скоро убедился, что это было самым разумным с моей стороны. Например, подходя к коралловой стене снизу, как это всегда делал Армандо, я видел гораздо больше, чем ежели спускался по ней сверху.
 Подстрелены мною были уже морской судак и небольшой луир, когда я заметил крупную рыбу, оказавшуюся красным групером-мероу. Она выходила из своего гнезда и тут же пряталась, стоило мне только подумать о том, как лучше поднырнуть. Армандо объяснил жестами, и я, набрав в легкие побольше воздуха, лег на дно. Любопытная «черна», так эту рыбу называют на Кубе, выплыла из гнезда прямо на меня. Я пустил в нее стрелу, конечно же и не подумав, что надо бы прицелиться в голову, и попал в хвост.
 Глаз мой не зарегистрировал движения, но мозг отметил, что «черна» ушла глубоко под скалу. Конец более чем метровой стрелы еле торчал из расщелины. Отдышавшись, я нырнул к стреле. Но рыба, растопырив свои плавники, так крепко уперлась в стенки, что, сколько я ни дергал за конец, она оставалась на прежнем месте. Я опускался за ней еще три раза и все безрезультатно — из-под скалы лишь поднималась муть, окрашенная в ярко-бурый цвет.
 Не зная, что делать дальше, я направился к Армандо за советом. Тот внимательно наблюдал за моими действиями. Мой наставник первым делом показал рукой на место пониже спины и покачал указательным пальцем. А показав на голову, он выставил вверх большой палец — Армандо знал, что у меня на родине означает этот жест. Я понял свою ошибку. Затем Армандо сжал руку в кулак и тут же широко растопырил пальцы. Он еще раз повторил этот жест. Потом несколько раз покачал рукой с открытой ладонью сверху вниз. Это означало: надо подождать минут десять.
 На душе вновь стало радостно оттого, что мне понятен язык жестов товарища по охоте и оттого, что еще, оказывается, не все потеряно. Я принялся внимательно следить за тем, как охотится Армандо. В каждом его движении было столько грации, легкости, невесомости, а в нужный момент молниеносной реакции и стремительных действий, что мне невольно захотелось сравнить его с рыбой.
 Когда я вновь подплыл к своей пленнице, оказалось секундным делом выдернуть торчавшую из-под скалы стрелу. Рыба утомилась, ослабла, но еще не уснула. Я поднял стрелу с рыбой над головой как факел победы и, работая одними ластами, стал вертикально подниматься на поверхность. Каково же было мое изумление, когда, выдохнув и набрав в легкие свежего воздуха, я принялся снимать «черну» со стрелы.
 Из расщелины в скале, и я это превосходно видел, я извлек абсолютно целую рыбину. Теперь же предо мной на стреле был лишь хвост и немного туловища.
 Тогда мне самому было трудно разгадать этот ребус. Я и не мог помышлять об опасности, которая в действительности притаилась за моей спиной.
 На выручку вновь пришел Армандо. Он привлек мое внимание уже известным мне сигналом и, улыбаясь, показал в сторону, где за спиной всего метрах в шести стояла барракуда — серебристое бревно. Мало того, что вода увеличивала размеры, от страха рыба казалась мне чудовищем. Пасть ее была утыкана острыми, как иглы шорника, зубами. Оскал с двумя верхними рвущими клыками запомнился мне на всю жизнь. Не скрою, я похолодел и не только оттого, что глаза мои в жизни никогда ничего подобного не видели. Животное, сожравшее мою добычу, я чувствовал это инстинктивно, готово было теперь броситься на меня. Первым желанием было отделаться от стрелы с остатками «черны». Но остановила улыбка Армандо. Сквозь стекло маски она стыдила и успокаивала. Я воздержался, но не знал, что же делать дальше.
 Армандо тем временем поравнялся со мной, выставил вперед руку с ружьем и бесстрашно поплыл прямо на хищницу. Огромное тело барракуды вытянулось в струнку, пасть ее «защелкала» еще чаще. По спине моей побежали мурашки.
 Однако Армандо, очевидно, знал, что делал. Хищница рывком ушла в сторону. Мой друг последовал за ней. Та повторила маневр, но от моей стрелы особенно не удалялась. Охотник продолжал преследовать, еще и еще раз пугая ее своей близостью. Наконец рыбе надоело. Она повернула и, медленно работая хвостовым плавником, пошла прочь.
 Так состоялось мое первое знакомство с «тигром» океана, но я еще ничего не мог сказать об этом хищнике путного — в голове у меня было лишь одно: борьба с раненой «черной» привлекла барракуду к месту сражения, и она подошла незамеченной. Когда же я поднимался с «черной» на стреле, хищница стремительно атаковала, оттяпав не менее половины тушки рыбы, да так, что я не почувствовал никакого толчка. Подумать только, если бы барракуде мое плечо, например, показалось головой «черны»!
 Не знаю, было ли то совпадением, но я тут же почувствовал нахлынувшую на меня усталость, и мы медленно поплыли к берегу.
 Однако боевое крещение состоялось, и было оно столь волнующим и прекрасным, что я уже не хотел заниматься никаким другим спортом кроме подводной охоты.
 
 
 Глава III. О том, что полезно знать охотнику
 
 Море освобождает вас от бремени земного тяготения. Воздух в легких дает вам плавучесть, и о ваших членов сваливается огромная тяжесть; вы отдыхаете так, как ни в какой постели не отдохнете.
 Жак-Ив Кусто, «В мире безмолвия»
 
 Подводная охота — это новый и, на мой взгляд, наиболее увлекательный вид спорта, завоевавший за два десятка с небольшим лет сердца миллионов людей всех возрастов. Скептически к этому утверждению могут отнестись только те, кто никогда не входил в чистое, прозрачное море в маске.
 Вы проверьте на своих друзьях, ружейных охотниках. И если они пожелают вам без ложного стыда, искренне признаться, то вы узнаете, что многие из них занимаются этим видом спорта совсем не из-за дичи, а потому, что он дает чувство близости с природой. В еще большей степени дело обстоит именно так с подводными охотниками.
 Если вы хотя бы раз увидите через стекло маски новый, неизвестный вам мир и его обитателей, у вас обязательно появится желание приобрести ружье. Однако в дальнейшем не оно будет главным для вас. Физическая нагрузка на все тело, любование неведомыми красотами, острота ощущений, познание нового и, наконец, отдых от того, что вас только что волновало на суше, — вот что будет наполнять вас.
 Прав Джеймс Олдридж, который говорил, что в наше время «любой человек, занимающийся подводной охотой, может оказаться в первых рядах тех натуралистов, которым выпадет на долю честь в один прекрасный день поведать нам (а также и ихтиологам), чем и как в действительности живут рыбы».
 Охота на суше с каждым сезоном становится все менее интересной. Прежде всего потому, что охотник все реже встречает дичь. Да и сама наземная дичь… Образ ее жизни и поведение настолько изучены и известны, что охотник действует уже по заранее отработанной, готовой схеме.
 Другое дело под водой — этой «терра инкогнита», доступ в которую открыт человеку относительно недавно. Там пока еще многое неведомо, и образ жизни рыб в ее родной стихии — это новые страницы в познании человека.
 Известно, что на нашей планете первыми бесстрашно вошли в море жители южных островов Тихого океана. Они видели в этом способ добычи средств к существованию. С заостренной палкой и в примитивных очках, в которые вместо стекол искусно вставлялись тоненькие пластины прозрачных раковин, задержав дыхание, они преследовали добычу, настигали и поражали ее.
 В двадцатые годы нашего столетия на берегах известного острова Капри в Средиземном море появились два японца, которые охотились под водой с шестами, имевшими на концах зазубренные металлические наконечники. Итальянским и французским спортсменам эта идея понравилась, и вот уже перед самым началом второй мировой войны появились первые маски и более или менее эффективные подводные ружья.
 А война, как и во многих иных областях нашей жизни, неимоверно ускорила процесс развития этого нового вида спорта, дав в распоряжение первых энтузиастов несложное, но весьма надежное снаряжение. Удобная маска, дыхательная трубка, ласты, герметические костюмы и ружья.
 В наши дни, занимаясь подводной охотой, пользуются доведенным до совершенства оружием. Дальнейшее усложнение систем, на мой взгляд, лишь затруднит действия охотника.
 В СССР, во Франции, Италии, Испании, США, Японии имеется огромный выбор подводных ружей резинового, пружинного, пистонного и газового боя. Но по мне, нет лучше оружия, чем арбалет, снабженный двумя парами боевых резин.
 Они придают стреле с гарпуном вполне достаточную начальную скорость. Силу боя стрелы можно регулировать в зависимости от обстановки и цели, заряжая арбалет то на обе, то на одну пару резин. Этот вид оружия прост, удобен в пользовании и надежен.
 Однако, как и в охоте на суше, оружие все же не является самым главным. Подводная охота складывается из целого ряда очень важных «мелочей», без учета которых порой превосходные качества ружья сводятся на нет.
 Известно, например, что стрела с гарпуном крепится к арбалету или ружью при помощи скользящего кольца и надежного мягкого шнура. Так вот, какой длины должен быть этот шнур? Если он короткий, то стрела не достигает цели, имея еще весьма высокую скорость полета, дергает и постепенно разрабатывает скользящее кольцо и рвет шнур. Если он слишком длинен, то вы постоянно путаетесь в нем, излишне много возитесь, возможная ваша добыча проходит стороной. Рациональная длина этого шнура — два размера ружья, но не более трех метров.
 Подавляющее большинство охотников соединяет рукоятку ружья более толстым шнуром-линем с поплавком. Это специальный нетонущий буек или кусок пенопласта, обрубок дерева, выкрашенного в яркий цвет, автомобильная камера и т. п. Длина этого шнура от ружья до поплавка обычно не превышает 10–12 метров, но, как правило, ее устанавливают в прямой зависимости от глубины, на которой охотник собирается охотиться. Однако никогда не следует делать этот линь по длине больше глубины, на которую вы в состоянии опуститься.
 Поплавок предупреждает охотника об опасности, как бы «зажигается» красная лампочка — дальше погружаться нельзя. Ибо нередко случается, что охотник, увлеченный преследованием, не чувствует так называемого эффекта глубины, этого естественного сигнала опасности, подаваемого мозгом, когда его клетки начинают испытывать кислородное голодание. Охотнику или спортсмену в этом случае неотвратимо хочется глотнуть воздуха.
 На практике немногие обладают этим природным счастливым для подводного пловца качеством. Чаще бывает, что охотник или спортсмен не ощущает этого сигнала и продолжает погружение. И вот, если поплавок не сыграет роли светофора, мгновение, еще одно — и наступает состояние резкой слабости, коллапс, а за ним почти всегда смерть.
 В море с пловцом может произойти всякое. Даже самая обычная волна, накрывшая его во время вдоха, может оказаться роковой и вывести его из строя. Тогда, особенно если рядом нет товарища и лодки, свою роль должен сыграть спасательный жилет, ибо немаловажное значение в подводной охоте имеет уверенность в собственной безопасности.
 А ведь на море часто поднимается нежданный ветер, или вы попадаете в струю морского течения, или, загарпунив крупную рыбу, свободно плавающую в море, вынуждены следовать за ней на большое расстояние от места охоты, или вам просто стало плохо. Во всех этих случаях жилет, наполняемый в момент необходимости газом, заключенным в специальный патрон, или же воздухом самим охотником через трубку, — незаменимая вещь. Во время плавания пустой жилет не создает дополнительной плавучести и нисколько не мешает.
 Удобно, тем более если вы без жилета и рядом нет лодки, иметь при себе, скажем, надутую автомобильную камеру, внушительный кусок пенопласта, пробкового дерева, наконец, обычный надувной матрац. Все эти предметы, прикрепленные надежным шнуром к вашему ружью, легки при транспортировке и не создают в воде никакой обузы, но приходят вам в нужный момент на помощь.
 Если вы ныряете и охотитесь в водах поблизости от портов, пристаней и населенных мест и по поверхности носятся катера и моторные лодки, значение этих предметов повышается. Хорошо при этом еще закреплять к избранному вами поплавку международный флажок подводного пловца. Красный квадрат с белой по диагонали (от верхнего левого к правому нижнему углу) полосой размером не более одной пятой общей площади флага.
 Это предупреждало бы тех, кто уже освоил средства передвижения на поверхности моря, что перед ними — пионеры, осваивающие тайны морских глубин.
 А чтобы глубины, в силу закона Архимеда, не причиняли подводному пловцу ненужных неприятностей и не заставляли бы его расходовать излишней энергии и сил на их преодоление, рекомендуется обзавестись поясом, лучше всего со свинцовым грузом.
 Для пловца среднего роста без костюма в соленой морской воде бывает достаточно двух, двух с половиной килограммов груза.
 Чтобы убедиться, что груз создает вам нулевую плавучесть, следует лечь на воду плашмя и набирать в руки груз до тех пор, пока вы не почувствуете, что при легком выдохе тело ваше уходит под воду, а при полном вдохе возвращается на поверхность.
 Обязательно пояс с грузом следует крепить так, чтобы его в любой миг легко, одним движением руки можно было с себя сбросить.
 Итальянские подводные охотники на первенстве мира 1959 года ввели новшество — все они вышли в море без поясов. Зато их арбалеты и ружья надо было подвозить к причалам на тележке. И сейчас кубинские охотники груз с пояса часто переносят на ружье. Погружаются они с той же легкостью, но, оставляя ружье на дне, гораздо быстрее всплывают. Это удобно, когда вы не охотитесь в водоеме, где есть хищные рыбы, так как вам всякий раз надо подтягивать за шнур ружье со дна и какое-то время вы практически оказываетесь безоружным.
 Верно, при вас есть нож! Однако, поверьте мне, я убедился в этом на практике: нож — это не оружие. Наличие ножа в руке несколько успокаивает нервы при встрече с морскими хищниками, но, повторяю, это не оружие для защиты, тем более для нападения. Нож необходим, но лишь для собственного освобождения от шнура, который опутал вас, от водорослей, в которых запутались вы, от большой рыбы, которую вы неудачно поразили, и она тащит вас в глубину или под своды неведомого вам грота. Надо распрощаться со стрелой, но спасти себя и ружье. Наконец, случается, что подводный охотник попадает в сети, расставленные на рыб. Вот где нож становится другом. Щупальца осьминогов? О них будет разговор в другой главе.
 Маска. По правде говоря, с нее бы надо начать, да так уж получилось. Очевидно, излишне пояснять, что маска является важной в снаряжении подводного пловца и охотника. Подбирать ее поэтому необходимо как можно тщательнее. Она должна быть удобной, обязательно с мягкими краями. И никакие очки не заменят вам маску!
 В магазине приложите маску к лицу и несколько раз втяните в себя воздух через нос. Отпустите руку и, если маска не спадает с лица, идите в кассу.
 Перед входом в воду натяните маску на лицо, отпустите руку и вберите в себя воздух носом. Стекло маски должно несколько приблизиться к носу. Выдохните воздух в маску. Если она закреплена правильно, воздух легонько станет выходить через один из приподнявшихся ее краев. В противном случае ремень маски вокруг головы перетянут.
 Тому, кто собирается нырять на глубину более пяти метров, желательно иметь маску с особыми углублениями, которые позволяют пальцам руки через резиновый ободок маски зажимать нос. Это поможет при погружении на большие глубины, где необходимо продувать уши для уравновешивания в них внутреннего и внешнего давления.
 Нельзя всерьез принимать масок, которые соединены с дыхательными трубками, в тех случаях, когда пловцу приходится дышать носом. Эта конструкция себя не оправдала — она годится только для рассматривания дна с поверхности моря, но не для ныряния.
 Ласты пусть будут всегда чуточку больше, но не тесные, ибо, когда ласты жмут, это приводит к быстрой утомляемости и судорогам ног.
 О костюмах не берусь судить, ибо в теплых морях мне очень редко приходилось ими пользоваться. Вместе с тем в наших условиях, вне всякого сомнения, это очень важный предмет в снаряжении подводного пловца.
 Еще один совет: не входите в воду с лодки головой вниз. Вы потеряете снаряжение и рискуете разбить стекло маски. Лучше всего, скатывайтесь с борта лодки боком или спиной. Если же вам кажется удобнее спрыгивать ногами вперед, то расставляйте их шире и обязательно придерживайте маску одной рукой.
 Начало погружения под воду требует сноровки. Пловец затрачивает на это массу энергии. Наиболее эффективны и экономны способы, получившие название «пушечного ядра» и «севильской навахи».
 В первом случае, лежа на поверхности, вы набираете в легкие воздух, подаете вперед плечи и, опуская как можно ниже голову, одновременно резко подтягиваете к животу колени. Распрямив тело, вы незначительным движением ласт направляете его ко дну. Пользуясь способом «севильской навахи», вы сгибаетесь в пояснице, держите ноги вытянутыми и поднимаете их над поверхностью. Центр тяжести перемещается, и торчащие из воды ноги начинают толкать ваше тело вниз.
 Никогда и ничем не затыкайте уши, так как на глубине более пяти метров то, что вы использовали в качестве тампона, будет вдавлено в уши настолько, что без помощи врача вам не обойтись, а в худшем случае могут лопнуть и барабанные перепонки.
 Никогда не допускайте, чтобы ваше ружье было направлено в сторону товарища по охоте, плывущего рядом, ниже или впереди.
 Заряжайте ружье только уже будучи в воде.
 Не снимайте предохранителя на ружье до тех пор, пока не сочтете необходимым немедленно произвести выстрел. Стреляя, будьте осторожны, когда за целью скала или близко твердое дно.
 Следите за состоянием вашего ружья и снаряжения. После каждого плавания в соленой воде тщательно промывайте все снаряжение, желательно в теплой, слегка мыльной пресной воде. Не реже, чем два раза в сезон, смазывайте все движущиеся части ружья маслом или вазелином.
 Никогда не выходите в море на охоту во время или сразу после гриппа и катара носоглотки.
 И последний совет в этой главе — никогда, если вы собираетесь нырять в маске, не входите в море один. Это, пожалуй, самый нужный совет. Он приобретает особое значение, если вам предстоит плавать и охотиться в тропическом море. Не искушайте судьбу.
 В выборе товарища будьте внимательны. Вы должны знать, что он питает к вам искреннюю симпатию и по складу характера никогда не пойдет на авантюры. Вам должно быть приятно вести с ним беседы о море и всегда жаль расставаться после охоты. Если вы еще новичок, выходите в море с более опытным товарищем.
 Но всегда партнером вашим должен быть человек, который в любой ситуации не оставит вас одного.
 Вообще практика уже неоднократно доказывала, что подавляющее большинство несчастных случаев во время подводной охоты происходит по вине самих спортсменов или неосмотрительности людей, управляющих лодками.
 Опасно, когда те, кто сидит за рулем, за штурвалом быстроходных моторных судов, носящихся по заливам или вблизи берегов, мало думают о возможном пребывании в воде за оградительными линиями-буйками спортсменов-подводников или любителей-охотников. Сколько несчастных случаев бывает по этой причине!
 Выходить в море на охоту следует только с лодочником, хорошо знающим море и свое дело. Он должен в совершенстве уметь управлять мотором и лодкой. Его мастерство — залог вашего успеха, а неумение во много раз увеличивает возможность несчастного случая.
 Итак, осторожность прежде всего!
 Мне приходилось наблюдать, как новички, умеющие хорошо плавать (без маски), с некоторым пренебрежением относились к советам опытных спортсменов; еще опаснее другое — по мере накопления ими собственного опыта у них притуплялась необходимая бдительность. Хочу еще рассказать о себе, ибо и я не избежал проявления присущих человеку слабостей.
 Поначалу, пренебрегая советами Армандо и других опытных охотников, я упорно выходил в море без перчаток. Перчатки в теплом море — мне казалось это пижонством.
 Как-то в воскресенье вместе с сотрудниками кубинского журнала «Боэмия» мы отправились на морскую прогулку. Вместительный моторный катер встал на якорь у Белых островов напротив мыса Икакос. В первое же погружение на песчаном дне среди редких кустиков зостеры я обнаружил целую россыпь причудливо раскрашенных конусообразных раковин. Не раз слышал я о том, что отдельные брюхоногие моллюски, живущие в красивых раковинах, ядовиты. Но думалось: что может крохотный, в десять сантиметров, моллюск сделать со взрослым человеком?
 Оставив ружье на дне, я схватил по раковине в каждую руку и стал подниматься на поверхность. Вынырнул рядом с катером и тут же услышал сразу несколько голосов:
 — Осторожно!
 Но было уже поздно, ибо в тот самый миг я почувствовал легкий укол, нанесенный мне у основания большого пальца левой руки владельцем прелестной раковины. Смолчав и на этот раз, я подумал: «Тоже мне страх! От укола швейной иголки или когда у тебя берут кровь на исследование бывает больнее».
 Однако я ошибался. Боль от укола вроде бы прошла, но появились зуд и жжение. Рука стала неметь, и я поднялся на борт. Вокруг розовой ранки ткань руки была мертвенно-белой. Губы мои стали синее фиолетовых чернил. Слегка кружилась голова.
 Капитан катера прежде всего наложил на запястье тугую повязку, принес кастрюлю со льдом, надрезал ранку — я не почувствовал никакой боли, — выжал из нее несколько капель крови и велел держать руку в ледяной воде.
 Больших неприятностей не последовало, но охота в тот день была испорчена.
 О неосмотрительности, о полученных при этом ранениях, об оказании первой помощи можно много рассказать. Но я хочу обратить внимание читателя на то, что все эти царапины, уколы, укусы и даже более серьезные раны, судороги, отравления, разрывы барабанных перепонок, кровеносных сосудов глаз — все это в конце концов излечивается и даже забывается. Непоправима и страшна смерть. А как показывает практика, из ста случаев гибели спортсменов — подводных охотников — восемьдесят происходят в результате удушья.
 Спортсмен не рассчитал свои силы, увлекся, забыл или нарушил правила — и наступает, часто без каких-либо предварительных признаков, кислородное голодание, «притушение» сознания, а иногда и полная его потеря. Еще секунда, другая — и, если товарищи по охоте вовремя не заметили, не доставили пострадавшего на поверхность и не оказали ему помощь, применив искусственное дыхание, спортсмен может погибнуть: захлебнуться и утонуть.
 Здесь, очевидно, уместно вспомнить о перенасыщении кислородом легких перед нырянием на глубину, о так называемой гипервентиляции, чтобы сказать: будьте предельно осторожны, ибо и она таит в себе опасность.
 Да, гипервентиляция увеличивает время пребывания под водой на 30, 40, а то и 50 секунд в сравнении с обычным. Но она в значительной мере и увеличивает опасность наступления кислородного голодания, особенно при погружениях на глубины более 15 метров.
 Постараюсь объяснить, как и почему это происходит. Известно, что с погружением давление растет и сжимает воздух, который находится в ваших легких, а кислород из сжатого воздуха абсорбируется дыхательными органами гораздо легче и быстрее, чем из воздуха при нормальном давлении. Вот иной раз и получается, что кислород поглощается полностью еще до начала подъема. При подъеме давление падает, легкие расширяются, а в них уже нет кислорода. В результате резкого падения питания кровеносной системы кислородом наступает потеря сознания и гибель, хотя на глубине вы и не ощущали ни одышки, ни желания глотнуть воздуха, ни слабости, пи резкой головной боли, ни головокружения, ни приступа тошноты, ни звона в ушах.
 Печально проиллюстрировать только что сказанное может случай, который произошел с одним спортсменом перед самым мировым первенством 1967 года.
 На Кубе проходили отборочные соревнования. В одном из последних туров принимал участие опытный и сильный спортсмен Д. Ему не повезло в первый день, и, чтобы войти в десятку которая продолжит тренировки до утверждения состава сборной, он должен был на второй день оказаться лучшим.
 Когда с катера прозвучала сирена, означавшая, что до конца соревнований осталось четверть часа, Д. повстречал крупный экземпляр мэро — каменного окуня. На кукане у Д. было достаточно рыбы, но вместе с этим мэро он мог спокойно рассчитывать на успех.
 Спортсмен начал преследование. К мэро следует подходить сзади и по самому дну. Впереди обозначилась бровка — обрыв еще метров на семь. Мэро заскользил по отвесной стене. Д. было последовал за ним, но линь натянулся — предельная глубина. Поплавок предупреждал! Однако Д., не задумываясь — он перед погружением хорошо насытил легкие кислородом, — отстегнул линь от ружья, опустился еще на несколько метров, настиг рыбу и выстрелил…
 Отсутствие Д. на катере было замечено сразу, и тут же мы отправились на поиск.
 Поплавок с куканом обнаружили довольно быстро. В воду ушли все, кто имел снаряжение. На глубине 20 метров на песчаной поляне лицом вниз, распластавшись, лежал Д. В правой вытянутой руке намертво зажата рукоятка ружья. На стреле, поразившей рыбу в голову, крупный мэро. Смерть Д. наступила мгновенно, вслед за выстрелом.
 
 
 Глава IV. Новички
 
 С того момента, когда вы окажетесь на море в маске, все увиденное вами под водой явится для вас откровением нового фантастического мира, мира удивительного, который вы иначе никак не могли бы увидеть, сколько бы ни плавали в этих местах.
 Джеймс Олдридж, «Подводная охота»
 
 В Ранчо-Бойэрос, где находится международный аэропорт Хосе Марта, я прибыл вовремя, но московский самолет, который находился в воздухе на линии Мурманск — Гавана вот уже четырнадцать часов, несколько запаздывал.
 Мне предстояло встретить приятеля, который этим рейсом прилетал на Кубу. Переписываясь с ним, я не раз сообщал ему о богатствах кубинского моря и о том, с какими трофеями постоянно возвращаюсь домой с морских прогулок. Очевидно, поэтому, когда самолет подрулил к зданию аэровокзала, вслед за предпоследним пассажиром из дверцы «Ту-114» появился Виктор с целым букетом удочек и крикнул:
 — Привет, старик! Тут не все. Помоги. Я и тебе кое-что привез.
 Бамбуковые, березовые и можжевеловые натуральные удилища, металлические удочки, набор спиннингов и огромная сумка с прочими рыболовными принадлежностями не могли не вызвать у меня улыбки: рыбная ловля на спиннинг благородна и увлекательна, но я знал наверное, что, как только Виктор заглянет в море в маске, он забудет про рыбную ловлю.
 В ближайшее же воскресенье я повез Виктора со всей его коллекцией на берег живописной бухточки, которая подковой вдавалась в сушу.
 Бухточка так и называлась Эррадура, что по-испански означает — подкова.
 Обрывистые берега, поросшие диким пляжным виноградом, карликовой пальмой, кактусами и непролазным колючим кустарником, сложены из коралловых отложений. У основания бухточки миниатюрный песчаный пляж, но под водой дно очень неровное, покрыто густыми зарослями водорослей и колониями живых кораллов.
 Подъезд к Эррадуре труден из-за бездорожья, и поэтому здесь редко кто бывает.
 Виктор немедленно принялся за подготовку снастей. Он достал ящик с блеснами и долго ломал голову, какую же лучше забросить первой.
 — Ты не знаешь? — спросил он, покосившись на мое снаряжение.
 — Я в блеснах ничего не понимаю. Моя стихия… вот… — И я показал на ласты, маску, ружье и резиновую камеру с притороченным к ней мешком.
 — А зачем это? — Виктор прищурил один глаз. — Что?
 — Мешок. Скажешь, для рыбы?
 — Для нее. Мы разве с тобой не приехали на рыбалку? Его глаз совсем закрылся. Виктор ухмыльнулся и сильно, далеко вперед забросил блесну. Я занялся своим делом, зная наперед, что за этим последует.
 Чертыхания посыпались почти немедленно:
 — За корягу зацепилась. Ты куда меня привез?
 — На берег моря. Рыбу стрелять. Ты хочешь попробовать на спиннинг…
 — Так тут полно коряг! Ты что, здесь сам не ловил?
 — Ловил, но не на блесну. Твоя застряла в кораллах. На Кубе почти на всем побережье дно везде такое. Там же, где пляжи, песок, там вовсе нет рыбы.
 Виктор не верил моим словам.
 — Погоди, сейчас отцеплю, — предложил я. — Но лучше послушай моего совета: бросай удочки, надевай маску.
 — Ну да! Еще чего! Полезу я в это море.
 — Как знаешь, но говорю тебе — многое теряешь. На всякий случай вот маска, трубка, ласты. Трубку просунешь под ремень маски. Возьмешь в рот и будешь через нее дышать. Если нырнешь, в трубку попадет вода. Резко выдохни, и воду выбросит из трубки воздухом. Обязательно натяни ласты, а то поранишь ноги об острые камни и нахватаешь иголок морских ежей. В воду входи пятками вперед.
 — Зачем? — проворчал Виктор.
 — Так просто легче. Сам убедишься, что удобнее.
 Дав самые необходимые наставления, я поплыл к его блесне, отцепил ее и направился к моему излюбленному месту — подводному гроту. Он находился всего в каких-нибудь ста метрах от берега. Я очень надеялся, что там давно никто не пугал губанов.
 Вскоре, подстрелив скапа, двух губанов и «черну» общим весом килограммов на семь, я поплыл обратно.
 Думая о том, с каким удивлением Виктор станет вытаскивать рыбу из мешка, я поднял голову над водой и не обнаружил его на берегу там, где оставил. Воображение мое могло предположить все, вплоть до того, что он, утомившись от бесплодной ловли на спиннинг, забрался в автомашину и спит, но только не то, что я встречу его в воде.
 Фыркая и отплевываясь — естественно, он не знал еще, как правильно дышать через трубку, — Виктор на глубине двух метров неуклюже нырял. Он был без пояса с грузом, а так как весил не меньше шести пудов, то его и выбрасывало, словно надутый воздухом мяч. Он собирал со дна пустые раковины моллюсков сигуа, рифленые створки гребешков и разноцветные камушки.
 Я показал ему свой улов. Он ничуть не удивился, передал мне свою коллекцию и остался в воде один. Перед ним открывался новый мир.
 Вытащить его в этот день из моря удалось лишь тогда, когда я сообщил, что уха давно готова.
 Выйдя на берег, он тут же засыпал меня вопросами и сразу попросил объяснить, как надо пользоваться ружьем.
 — Там такие рыбы ходят: красноперки, карпы, угри, севрюга. Я видел налима и даже серебряного карася!
 Рыболов средней полосы России, Виктор, очевидно, бычий глаз принял за красноперку, белого хемулона за карпа, маленькую муренку за угря. Налимом ему могла показаться барабуля, севрюгой — рыба-сабля, сарган или ваху. Ну, а серебряным карасем был, конечно же, обычный губан.
 — После обеда в этих водах лучше не плавать, — пояснил я. — Во-первых, плавать на полный желудок вообще вредно. Тем более, если ты собираешься нырять. Во-вторых, в это время со дна поднимается планктон и видимость резко понижается. В-третьих, приближается предвечернее время питания хищных рыб. Того и гляди, в первую же охоту слопают тебя самого.
 По дороге домой Виктор не проронил ни слова. Я не мешал ему «переваривать» виденное. В этот же вечер он позвонил мне и попросил помочь ему приобрести комплект подводного снаряжения и ружье.
 Примерно аналогичный случай произошел на моих глазах с ярым, прославленным «дорожечником». Все знали, что он был самым удачливым рыболовом советской колонии и каждое воскресенье выходил в море на моторке кубинского рыбака, проживавшего в Гаване на берегу устья реки Альмендарес.
 Рыболов Виталий К. приносил домой паломет, хемулонов, луцианов. Случалось ему ловить корифен и даже барракуд. Но частенько он возвращался и пустым.
 Когда до него дошел слух о моих рассказах, он усомнился и бросил такую фразу:
 — Мы, рыболовы, любим приврать, а уж охотники, тем более подводные, те настоящие фантазеры.
 Мне об этом рассказали, и я решил раскрыть перед ним мир, который дает пищу нашей фантазии. Однако «дорожечник» никак не соглашался выехать со мной на охоту, и тогда я вышел с ним в море.
 Но, как часто случается на рыбалке и на охоте, когда хочешь блеснуть умением перед кем-то, обязательно не везет. С рассвета и до двенадцати дня мы изжарились на солнце, но в море, казалось, не было рыбы.
 Мой новый знакомый помрачнел, даже перестал разговаривать. Тогда я попросил лодочника подойти поближе к берегу — мы были напротив пляжа Баракоа, неподалеку от Гаваны. Там я знал весьма приличные для охоты места. Ружья с собой не было, но маска, трубка и ласты лежали в моей спортивной сумке.
 Под воду я ушел с коротеньким багорчиком в руках. Это ощутимо сужало рамки моих возможностей, ибо добычей в тот день могла стать только рыба, спрятавшаяся в неглубоких расщелинах или стоящая в узких норах. У меня был свой расчет, поэтому я тут же принялся кричать, шлепать по воде руками и ластами, дабы устроить побольше шума. Испуганная рыба вернее держится в укрытии.
 Примерно через три четверти часа в лодке было уже килограммов пять рыбы.
 Виталий молчал. Ему явно хотелось посмотреть через маску, откуда, с какого прилавка я достаю рыбу и с кем за нее расплачиваюсь. Однако на сей раз он проявил профессиональный характер рыболова и взял с меня слово в следующее воскресенье вновь выйти с ним в море.
 Но картина почти повторилась. Как он ни колдовал над блеснами, поплевывая на них и меняя каждую минуту, за три часа лишь одна небольшая пятнистая макрель оказалась на крючке.
 — Чего не клюет? — спросил Виталий лодочника, старого, опытного рыбака, с которым столько раз делил удачи.
 Тот пожал плечами, посмотрел на меня и ответил, опустив глаза:
 — Кто знает?
 Я-то хорошо знал, о чем думал в ту минуту кубинский рыбак. Всю жизнь свою он отдал морю, хотя и не умел плавать, и всю жизнь успех его улова «зависел» от примет и суеверных признаков.
 Старик, безусловно, думал, что причина их неудачи в тот день состояла в том, что я, подводный охотник, вышел в море с ними вместе в одной лодке, да еще с двумя комплектами снаряжения.
 Тогда я спросил рыболова:
 — Ты знаешь, почему мясо дикого кабана вкуснее домашней свинины?
 — Нет, — ответил он.
 — Потому, что дикая свинья ест то, что ей захочется, а домашняя то, что ей дают.
 — Не понимаю, что ты этим хочешь сказать?
 — Да то, что, работая с блеснами на дорожку, ты ждешь, когда клюнет рыба, неизвестно какая, и ничего больше сделать не можешь, а я активно сам выбираю ту, которая мне приглянулась, и атакую ее, когда мне это удобно.
 — Понятно! Спасибо за сравнение.
 — Так ты пойдешь в воду? — спросил я Виталия, надевая пояс с грузом.
 — Черт с тобой, — ругнулся Виталий. — Только давай поближе к берегу.
 — Я буду рядом. Здесь море поинтереснее.
 Между тем, пока он натягивал ласты и подгонял маску, я попросил лодочника подойти к месту, где во время войны выбросило на коралловые рифы торговое судно, торпедированное немецкой подводной лодкой. Останки корпуса давно ушли под воду, но глядеть через маску на них, обросших всякой живностью, было занимательно.
 Вдали, на пляже Бакуранао, который желтой лентой обрамлял слегка возвышенный зеленый берег, двигались люди.
 Видно было, что рыболов не принадлежал к робкому десятку. Он, не выслушав меня до конца, первым прыгнул с лодки и… вниз головой. Конечно же, маску сорвало с лица, хорошо, что не разбилось стекло. Вторично он последовал моему примеру и тут же замер от того, что увидел.
 Мы с Виталием сошли в воду до рифа, чтобы дать возможность ему привыкнуть дышать через трубку. С этим он справился довольно легко. Но все остальное делал неверно. Усиленно загребал руками, голову опускал в воду слишком низко, сгибал ноги в коленях, бил по воде ластами.
 Остановив его, я посоветовал:
 — Прижми руки к телу и постарайся забыть о них. Не торопись. Не опускай так низко голову. Ноги держи чуточку под водой. Работай ими плавно, не сгибая в коленях, двигай только ластами. Тело и ноги по возможности постарайся совершенно расслабить.
 Виталий, молодой специалист-геолог, был физически хорошо подготовлен. Знал свои силы и поэтому, как только мы подплыли к месту, где на дне покоились останки затонувшего судна, он проворно нырнул. До дна было метров девять-десять.
 Опустившись на глубину не более четырех метров, он почувствовал боль в ушах и пошел наверх. Свое погружение я начал медленно. Натренированные барабанные перепонки легко восстанавливали равновесие внутреннего и внешнего давления в ушах, достаточно мне было проглотить слюну, сымитировать зевок или просто подвигать челюстями.
 Достигнув дна, я лег на спину и поманил к себе знаменитого рыболова. Он тут же нырнул, но, как и в первый раз, не смог преодолеть четырехметровый рубеж.
 Я поспешил к Виталию. Будучи человеком настойчивым, он нырнул бы в третий раз, и тогда могла бы случиться беда.
 Объяснив, как надо продувать уши, чтобы на рубеже четырехметровой глубины уравновешивать давление, я пошел на дно. Виталий нырнул за мной. Движения его были скованны, в глазах ожидание наступления боли и неверие в свои силы. Но вот он хватает себя рукой за нос, зажимает его пальцами и дует в нос. Заметно, как тело его расслабляется, ибо боль, словно по мановению волшебной палочки, исчезает. Погружаемся дальше. Глубина метров восемь. Моему товарищу вновь не по себе. Он повторяет процедуру, и видно, как не верит своему собственному мастерству. Но на первый раз большее погружение рискованно — может не хватить воздуха на подъем.
 Способность находиться под водой минуту и более приходит к пловцу очень быстро — обычно после четвертого — шестого занятия. Тренировки на суше в этом плане — искусственная задержка дыхания — не дают желаемых результатов.
 Подплыв к лодке, я попросил лодочника подать нам ружья, собираясь показать новичку, как просто управляться с подводным ружьем.
 Но, оттолкнувшись от борта лодки, я не обнаружил рядом Виталия. Поглядев вниз, я увидел его на дне. Схватив в руку камень, он уже начинал подъем.
 Это было безрассудно. Я серьезно рассердился, забросил ружья обратно в лодку и сам забрался в нее. Никакие его уговоры не действовали. Я решительно заявил о том, что на сегодня хватит.
 Когда же Виталий снял маску с лица, старый рыбак только покачал головой и с укоризной поглядел на меня. Глаза Виталия были красными, как два пиона.
 — Ничего, Фернандо, не волнуйся, — сказал я лодочнику. — Он еще чаще станет выходить с тобой в море, только теперь с подводным ружьем. А это ему наука. Хорошо еще, что так просто отделался.
 — О чем ты? — спросил незадачливый ныряльщик. Он не знал, что пострадал, хотя уже усердно растирал свои глаза обеими руками.
 — Да что тебе говорить? Не три глаза. В зеркало посмотришь — поймешь. Давай скорее домой, Фернандо.
 — Все так хорошо началось… — раздосадовано начал Виталий, но я его перебил:
 — К счастью, хорошо и кончилось… Надо же знать, что с погружением давление на стекло маски резко увеличивается. Где-то у рубежа десяти метров между давлением воды и воздуха в маске возникает заметная разница. Физически пловец ощущает то, что мы называем «глаза на лоб полезли».
 — Да, да, и мне так показалось.
 — Вот именно, показалось. Всего же сразу объяснить нельзя. Снимают разницу простым выдохом в маску через нос небольшого количества воздуха. Ты этого не знал. Вот у тебя и произошел разрыв кровеносных сосудов слизистой оболочки глаз. В тяжелых случаях можно и зрение потерять.
 Когда мы подъехали к дому, я еще сердито сказал:
 — Завтра обязательно сходишь к врачу и больше не шути с морем.
 Примерно через год мне довелось вновь встретиться с Виталием — и уже на соревнованиях. Он был первым ружьем в команде советских специалистов, а я выступал за команду посольства.
 Но закончить эту главу мне хочется воспоминанием об одном школьном товарище. Я был секретарем комсомольской организации. Мы заканчивали школу, а наш товарищ не хотел заниматься. Причиной его упорства было, как ни странно, то, что он уверовал, будто до него другие все уже узнали о Земле, всю ее изведали и пооткрывали. Поэтому зачем было учиться? Все равно ничего интересного впереди его не ждало. Он так убежденно об этом говорил, что тогда, признаюсь, нам с ним было довольно трудно. Где-то в глубине души многие сверстники разделяли это мнение.
 Вспомнил я об этом сейчас, по прошествии почти трех десятков лет, когда сел за описание приоткрывшего предо мной свои тайны, но еще совсем неведомого и далеко не подвластного людям мира.
 Сто, тысячу раз прав Джеймс Олдридж, который утверждает, что «каждый новый метр подводной глубины, увиденный вами в маске, будет вызывать у вас восторг исследователя, перед которым беспрерывно раскрывается новый безграничный мир, где можно плавать 365 дней в году и каждый день открывать все новое и новое, неизменно волнующее и удивительное».
 Именно это и делает из новичков, буквально в следующий миг после того, как они заглянули в глубь моря через маску, заядлых подводных пловцов и охотников.
 
 
 Глава V. О прошлом, настоящем и будущем
 
 Уже первые шаги в глубины Мирового океана, предпринятые специалистами-смельчаками, показали, что его освоение может оказаться не менее благодарной задачей, чем покорение космоса.
 Журнал «За рубежом», 19.III.1970 г.
 
 О прошлом… Моря и океаны возникли, когда в очень далекие времена наша раскаленная планета начала остывать. Земной шар тогда окружала атмосфера, в которой было чрезвычайно много водяного пара и других газов, выделяемых горячей лавой. Пары газов сгущались и выпадали в виде обильных дождей, содержащих в себе соли прежде испаренных веществ. Соленая вода собиралась в углублениях земной коры, постепенно образуя континентальные водоемы, а затем моря и океаны.
 Шло время, и Океан стал гигантской пробиркой, в которой, по наиболее распространенной гипотезе, зародилась жизнь на нашей планете. А когда триста миллионов лет назад отдельные животные оставили море, переселившись на сушу, они «прихватили» с собой самое главное — морскую воду, преобразованную в кровь. Известно, что и тело наше состоит почти на 63 процента из воды. Да и протоплазма, вещество, которое составляет животные и растительные клетки, обрела свою химическую формулу, когда в морях далекого прошлого зарождалась первая земная жизнь.
 О настоящем… Нашу планету, на которой живут люди, мы называем Землей. Но в какой степени это справедливо? Достаточно посмотреть на земной шар со стороны, к примеру глазами разумного существа иной галактики, чтобы увидеть, как три четверти территории «земли» покрыты… водой. Из 510 миллионов кв. км поверхности земного шара 361 миллион кв. км, то есть 70,8 процента, приходится на моря и океаны и только 149 миллионов кв. км, 29,2 процента, — на сушу.
 Подсчитано, что объем Мирового океана составляет 1370 млн. куб. км, а атмосфера, в которой мыслима жизнь, — не более 7 млн. 500 тыс. куб. км — то есть всего 1/183 часть объема воды на земле. Почвенный же слой суши, пригодный для жизни, — приблизительно 100 тыс. куб. км — представляет собой и того меньше — 1/13700 часть океана, который по объему занимает около 98 процентов всей области распространения жизни на земном шаре — так называемой биосферы. Из всех существующих животных, разбитых на 65 классов, только 8 чужды морской среде.
 Идет ли дождь над нашим домом, падает на крышу град или снег, стоит лютый мороз или знойное лето, дуют ли суховеи, проносятся ураганы, урожайный ли выдался год — все это и многое, многое другое находится в прямой зависимости от поведения Мирового океана. Ничто в природе не оказывает такого влияния на жизнь человека, как климат, но и он также почти всецело подвластен океану.
 Мировой океан несметно богат. Достаточно сказать, например, что в его водах столько золота, что если его собрать, то на каждого жителя Земли придется по три тонны этого благородного металла. Огромны в океане и запасы рыбы и съедобных водорослей, а запасы минеральных ресурсов просто баснословны. В морской воде растворены буквально все элементы Периодической системы Менделеева. Соль же, нефть, железо, марганец, алмазы, радий, уран, золото, магний, бром, йод, калий, мирабилит — всего не перечислить — уже и в наши дни успешно добываются из океана.
 Стремление человека увидеть жизнь морских глубин и распознать их тайны восходит к древним временам. Еще в V веке до нашей эры древнегреческий ученый Геродот пытался обобщить те скудные знания об океане, которые были доступны человечеству того времени. Известно, что Аристотель[3] не только посвятил океану в труде «Метеорология» целую главу, но и конструировал специальные приборы для опускания на морское дно. Его же ученик Александр Македонский[4] погружался в этих приборах в голубые воды Эгейского моря. Однако, по понятным причинам, до нас не дошли результаты тех попыток. Слишком низкий был в то время уровень техники.
 Дальнейшее изучение человеком морей и океанов получило свое развитие в связи с начавшимися крупнейшими географическими открытиями конца XV — начала XVIII веков.
 Васко да Гама (1489) открывает морской путь в Индию; Христофор Колумб (1492) открывает Америку и обнаруживает в Атлантическом океане Северное пассатное течение; Хуан Кабот (1497) выходит к берегам нынешней Канады и сознательно использует для ускорения своего плавания течение Гольфстрим; Антонио до Аламинос (1499), кормчий Колумба, определяет место, где зарождается Гольфстрим; Фердинанд Магеллан (1520), совершив первое кругосветное путешествие, доказывает практически, что Земля является шаром, а все океаны связаны между собой; русские моряки Витус Беринг и А. И. Чириков (1728–1741) открывают пролив между Азией и Америкой и знакомятся с обширными пространствами северной части Тихого океана; английский мореплаватель Джемс Кук (1768–1780) обследует Тихий океан от Антарктики до Арктики; русские капитаны Ф. Ф. Беллинсгаузен и М. П. Лазарев (1819–1821) обходят вокруг антарктического материка — все эти открытия и плавания позволили «установить сравнительно точные размеры и форму океанов и материков и показали, что океаны значительно превосходят материки по площади».
 Далее несомненный вклад в океанографию, формировавшуюся уже как самостоятельная наука, внесли русские моряки М. Ф. Крузенштерн и Ю. Ф. Лисянский, которые на кораблях «Надежда» и «Нева» (1803–1806) специально в целях океанографических исследований обогнули земной шар. Вслед за ними русский ученый-физик Э. X. Ленц (1823–1826) провел впервые «вполне надежные и, главное, систематические измерения температуры и удельного веса воды на больших глубинах океана».
 Что касается попыток проникновения самого человека в глубины океана, то известно, что в XVII веке в море опускался немецкий ученый Штурм, а в XVIII — в специально сконструированном подводном колоколе совершил погружение английский физик и астроном Галлей. Но и в те времена техника была еще настолько слабо развита, что результаты смелых начинаний не были значительными.
 В 1831 году в пятилетнее кругосветное путешествие в научных целях отправляется английское судно «Бигль», на борту которого находится молодой Чарлз Дарвин. Великий естествоиспытатель, основоположник научной эволюционной биологии, впоследствии по этому поводу писал: «Это было моим вторым рождением. Всем, что я сделал в науке, я обязан путешествию на „Бигле“».
 Сорок лет спустя английские ученые, совершив за три с половиной года кругосветное плавание, провели 362 глубинных промера, взяли столько же проб со дна Мирового океана. В результате было доказано прежде всего, что даже на самых больших глубинах есть жизнь, были вычерчены направления главных морских течений, замерены в новых точках океана температуры, собраны необходимые материалы для подготовки карт дна Мирового океана и обнаружены многие до того неизвестные животные и растения.
 За последнее столетие океанология, в которую входят отдельными науками океанография, физика моря, геология моря, гидрохимия, гидробиология и другие, значительно обогатилась новыми познаниями о жизни Мирового океана благодаря ценнейшим сведениям, собранным в результате целого ряда крупнейших океанологических экспедиций, осуществленных учеными разных стран мира. Особняком среди них стоит имя Жака-Ива Кусто — пионера, великого французского водолаза, который самоотверженно посвятил всю свою жизнь идее сделать человека, наконец, властелином подводного мира.
 В Советском Союзе постоянно велись и с каждым годом все более широким фронтом ведутся серьезные океанографические исследования. В этих целях созданы и действуют научно-исследовательские институты Академии наук. Немалое количество и других специальных организаций вносят свой вклад в развитие отечественной океанологии. Советские ученые располагают первоклассными научно-исследовательскими судами, такими, как «Витязь», «Михаил Ломоносов», «Академик Курчатов», «Заря», «Шкловский», «Академик Вавилов», которые редко стоят в портах своей приписки. Целый ряд признанных открытий и работ советских ученых является ценным вкладом в мировую науку. И вместе с тем, к сожалению, приходится читать, что «изучение морских глубин до сего времени является одним из отстающих участков нашей науки», хотя, очевидно, никто не подвергает ни малейшему сомнению утверждение академика Л. А. Зенкевича, что «с каждым годом становится все яснее, что будущее человечества, развитие его хозяйственной жизни, его науки будет связано с непрерывно возрастающим научным и хозяйственным освоением морей и океанов».
 Население земного шара в 1900 году составляло примерно 1,6 миллиарда человек, в 1950 году — 2,5 миллиарда, в наши дни оно уже достигло 3,6 миллиарда человек. К концу нынешнего столетия оно возрастет, очевидно, до 7,5 миллиарда, или, грубо говоря, удвоится. «Нельзя полностью исключать возможность возникновения в относительно близком будущем еще большего напряжения продовольственного баланса в ряде развивающихся стран, где темпы прироста населения велики, а темпы прироста сельскохозяйственной продукции замедленны», — читаем мы в книге «Марксистско-ленинская теория народонаселения».
 Вместе с тем только потенциальный улов рыбы, около 80 миллионов тонн в год, что никоим образом не нарушит экологического цикла (в настоящее время вылавливается немногим более 60 миллионов тонн), с лихвой может перекрыть потребность человечества в белках.
 Кроме рыбы, океан хранит в себе неисчислимые запасы растительного и иного животного сырья — водоросли, моллюски, ракообразные и особенно планктон, которые представляют собой не только неистощимый источник пищи для населения Земли, но и превосходное техническое, химическое и медицинское сырье.
 В Японии менее всего распространены сердечно-сосудистые и иные заболевания. Причина тому, как установили ученые, морская капуста — ламинария, которая считается национальным блюдом японцев.
 Термин «морская аптека» вошел в обиход фармакологов совсем недавно, а уже сейчас число полезных соединений, полученных из морских организмов, равно полученным «на суше». Установлено, что самые различные морские водоросли и животные, помимо гастрономических качеств, «обладают общей фармакологической активностью, антивирусным действием и ограниченным бактерицидным действием».
 Одной из важнейших проблем человечества уже сегодня, наряду с сохранением природы и мира, является снабжение Земли чистой водой.
 Известно, что одна яблоня за сутки использует 40 литров воды, подсолнечник или один куст кукурузы за лето — 250 литров, а чтобы получить 1 кг мяса, необходимо 20 тонн воды, а для выращивания 1 тонны пшеницы ее требуется 270 тонн.
 Установлено, что на выработку тонны бумаги идет 250 тонн воды, тонны лавсана — 1 тысяча тонн, вискозного шелка — 1200 тонн, капрона — 2500 тонн. Для обеспечения всех нужд одному человеку в год необходимо почти 2700 тонн H2O.
 Подсчитано, что все население Земли за сутки потребляет 7 миллиардов тонн воды, то есть 7 куб. км — столько же, сколько полезных ископаемых человечество использует за год.
 Вместе с тем запасы пресной воды на Земле не увеличиваются. В этой связи интересно вспомнить о единственном в мире городе Шевченко, который всецело живет на опресненной воде, и тут же взглянуть на общую картину водного запаса планеты:
 Пресная (реки и озера) — 0,65 процента,
 >> (ледники) — 2,15 процента,
 соленая (моря и океаны) — 97,2 процента.
 Бурный рост населения и быстрое развитие техники требуют постоянного увеличения выработки электроэнергии. За последние сто лет производство электроэнергии увеличилось почти в 100 раз, однако, по подсчетам ученых, в предстоящем столетии количество вырабатываемой электроэнергии должно вырасти в 300 раз.
 Известно, что энергия всех рек суши представляет собой не более 850 млн. квтч, в то время как общая энергия только приливов, без учета энергии ветровых волн и морских течений, оценивается примерно в 1 млрд. квтч.
 Уже в наши дни многие ученые считают, что в недалеком будущем человечество сможет использовать так называемую тяжелую воду как неисчерпаемый источник дешевой энергии. Запасов же «тяжелой воды» в океане — 274 000 млрд. т, а 1 кг ее при использовании в атомном реакторе дает энергию, эквивалентную энергии 400 т каменного угля.
 Ученых и экономистов также немало беспокоит и то, что материковые запасы используемых в промышленности ископаемых заметно истощаются. Разведанных ныне месторождений цинка, например, «едва хватит до 1985 года, а к 2000 году могут быть также исчерпаны запасы меди, никеля, олова и свинца».
 Мы уже говорили о том, какую сокровищницу в этом отношении представляет собой океан, но мне хочется привести здесь такую выдержку: «Только на дне Тихого океана в виде наростов находится в 4 тысячи раз больше марганца, чем в земных месторождениях, вместе взятых; кроме того, на морском дне залегает никеля в 1,5 раза, меди в 150 раз и цинка в 10 раз больше, чем в материковых залежах». По подсчетам американского ученого Меро, рудные почки (наросты) Тихого океана могли бы обеспечить человечество алюминием на 20 тысяч, а кобальтом на 200 тысяч лет.
 Так же уже говорилось о том, какую роль играет в жизни человека климат. Известно, что подавляющее большинство проектов преобразования климата на Земле основывается на увеличении притока тепла и влаги с океанической акватории.
 «Уже сейчас возникают идеи искусственного изменения круговорота энергии и веществ с тем, чтобы создать наиболее благоприятные условия для жизни и хозяйственной деятельности человечества», — не без основания утверждает доктор географических наук, профессор В. Н. Степанов.
 Вместе с тем все чаще раздаются и такие голоса ученых:
 «Неисчислимые богатства подводного мира еще недостаточно привлекают внимание человека».
 «Океан, долгое время наводивший ужас и остававшийся недоступным, и теперь у многих вызывает чувство неприязни и безразличия».
 «Очень робко „подбираются ключи“ к кладовой неисчерпаемых богатств».
 «Нам известно больше о Луне, чем о жизни собственного океана».
 «Море вдохновляет поэтов и писателей, привлекает ученых, служит полем сражения для милитаристов, местом смелых предприятий спортсменов и по-прежнему остается одной из областей, не покоренных человеком».
 Невольно задумываешься над тем, что мир суши — растительный и животный — чрезвычайно молод в сравнении с миром океана. Сколько новых идей дали бы ученым и инженерам-конструкторам машин обитатели моря, распознай человек, как они ориентируются, как слышат и чувствуют на огромных расстояниях, как передвигаются, используя «реактивные двигатели», как задолго до непогоды предчувствуют ее приближение, как легко могут переносить изменения давления, и многое другое. Вспомним сейчас лишь о том, сколькими открытиями и изобретениями уже обязаны современные наука и техника только изучению дельфинов.
 Есть чему поучиться в подводном мире! Я уже не говорю о том, что на многие вопросы, возникающие перед человечеством, можно получить ответ в самом ближайшем будущем, исследуя голубой Океан, который может давать нам гораздо больше, чем дает. Для этого надо смелее и активнее переходить от плавания в ластах и маске в море, от пассивного собирания плодов океана, от подводной охоты, которая при неразумном ее ведении может принести немалый вред, к сознательному превращению в подводных рыбоводов и водорослеводов. Сколько романтики и благородства вижу я в пусть кажущемся сложным труде «пастуха подводных стад», в занятии «пахаря подводных нив», «труженика подводных ферм»!
 
 
 Глава VI. Мурена
 
 Заглянув в подводный мир, человек навсегда остается там душой, как будто он побывал в сказочной стране фей.
 О. Ф. Хлудова, «Волны над нами»
 
 Как-то, лет десять — двенадцать назад, мы довольно внушительной компанией отдыхали на берегу Черного моря. Начитавшись только что Джеймса Олдриджа, я плавал в водах Сердоликовой бухты как одержимый. Среди нас был талантливый скрипач, который, кроме скрипки, — семья не в счет — ничего на свете не любил. Он часами просиживал на берегу, мысленно проигрывал сонаты или вслух рассказывал забавные анекдоты. Иногда он принимался шутить над нами. Как-то я подговорил друзей, и в один прекрасный день-действительно оказавшийся прекрасным — мы впятером силой натянули на нашего друга маску, сунули ему в рот трубку и… опустили вниз лицом на поверхность моря. До этого он царапался, выплевывал трубку, пытался кусаться и вырываться, а тут вдруг расслабился, и мы стали свидетелями того, как на наших глазах произошла метаморфоза. Мы почувствовали, что наш друг уже не ощущает враждебности к нам, что он вообще забыл о нашем присутствии. С тех пор выгнать его из моря могут только холод и напоминание супруги, что если он «достукается до судорог», то никогда больше не сможет играть на скрипке, у которой с того самого дня появились соперницы — феи подводного мира.
 Однако общеизвестно, что феи бывают добрые и злые. Злой и страшной феей при первом знакомстве мне показалась мурена.
 Мурена! У кого упоминание о муренах не ассоциируется с жестокостью римлян, вызывая невольное содрогание? Кто на вопрос: «Что такое мурена?» — прежде всего не ответит: «О! Вкуснейшая рыба, которую в Древнем Риме кормили рабами»?
 …Дикий ужас сковал мои движения. Менее чем в полуметре от лица сомкнулась и тут же вновь разверзлась жуткая пасть, усыпанная короткими, слегка загнутыми назад, острыми гвоздями. Маленькие, посаженные у самого носа глазки излучали сатанинские огни. Я ждал, что из пасти покажется раздвоенный язычок — столь испугавшая меня морда была похожа на голову огромного ядовитого пресмыкающегося.
 Между тем чудовище убралось в расселину, но тут же вновь рванулось ко мне. Однако теперь — все это происходило в течение нескольких мгновений — я уже понял: то были не атаки, а маневры оборонительного свойства. И все же, придя в себя, я поспешил на поверхность. Рядом плавал Армандо, мой учитель. Это был всего лишь второй мой урок.
 Вытолкнув загубник изо рта, я торопливо произнес:
 — Там бичо[5] со змеиной головой.
 — Мурена! Где? — живо спросил Армандо, поняв скорее всего по выражению моего лица, сколько страху нагнала на меня первая встреча с этой рыбой.
 Мой верный наставник, не задумываясь, пригласил меня показать ему место, где я видел мурену.
 От песчаного дна почти до самой поверхности поднималась коралловая стена, украшенная пластинчатыми водорослями — причудливыми испанскими веерами, изрезанными восточным орнаментом, — и разных форм трубками морских губок. В отвесной скале было множество расселин и гнезд. Я указал на отверстие, из которого показывалась мурена. Но сколько Армандо ни вызывал ее «на себя», рыба не появлялась. Однако стоило только приблизиться мне, как она не замедлила опять проявить свой неуживчивый характер. Армандо успел выстрелить и быстро поплыл в сторону, чтобы мурена не утянула стрелу в гнездо.
 Мои глаза раньше ничего подобного не видели. Я не мог себе представить, что возможно так извиваться. Мурена, в которой было не менее двух ярдов,[6] делала вокруг стрелы кольца, «восьмерки», антраша, пируэты на голове, ибо стрела пришлась в ту часть тела, которую принято называть шеей, и в конце концов сорвалась.
 Мурена плыла ко дну, извиваясь как змея. Круглое, лишь слегка сжатое с боков тело было лишено чешуи и блестело. Видимо, оно покрыто слоем слизи. Спинной плавник невысокий, с черной каймой, тянется от головы до самого хвоста. Вместо жаберных щелей — отверстия размером с трехкопеечную монету. Цвет ее тела красновато-бурый с темными, неправильной формы пятнами.
 Достигнув дна, мурена скрылась в одну из щелей. Очевидно, она знала эти места, как человек — расположение комнат в своем доме.
 Уже на берегу Армандо пояснил, что мурены редко первыми нападают, если их не потревожить. Но, раненные или разъяренные, они смело атакуют своего врага, и тогда их крепкие челюсти наносят подводному охотнику жестокие раны.
 — Если случится, что в тебя вцепится мурена, — говорил Армандо, — то знай: она не разожмет челюстей до смерти. Прояви хладнокровие и рукояткой ружья, лучше ножом — ручкой или острием — наноси удары по голове выше глаз, где у нее расположен мозг, до тех пор, пока не оглушишь.
 — Что толку, если у нее ядовитые зубы, — храбро заметил я.
 — Нет, это раньше считалось, что у некоторых видов семейства Muraenidae имеются ядовитые зубы. Последние исследования показали, что ни у одной из мурен не обнаружено желез, выделяющих яд. Просто зубы этих рыб покрыты слоем грязи и слизи, содержащих болезнетворные микробы и токсические вещества. Раны от укуса мурены, сами по себе рваные, действительно долго не заживают. Но, если будешь соблюдать правила, до этого дело не дойдет.
 Я внимательно слушал Армандо и любовался им. Невысокого роста, сухощавый, подтянутый, он говорил и действовал с необъяснимым чувством уверенности в своих знаниях и силе. С ним казалось все возможным, все доступным. «Только тот способен вселять веру в других, кто сам беспредельно верит в себя», — подумалось мне. Сам же Армандо частенько любил говорить, что «только человек может невозможное, могут те, которые думают, что могут».
 Лицо Армандо всегда было пунцовым. Кровеносные сосуды расположены очень близко к коже. Когда я как-то решился спросить его о причине, он, не давая прямого ответа, сказал:
 — Юра, всякий раз, как мы выходим в море, у меня в кармашке плавок лежит пузырек. Если что случится, прежде всего положи мне под язык несколько горошин.
 И больше ни слова. Я только мог предполагать, что у Армандо не в порядке сердечно-сосудистая система.
 — Мясо мурены, как и морских угрей, — между тем продолжал Армандо, аккуратно укладывая снаряжение в спортивный мешок, — довольно вкусное, но в тропических водах Кубы часто бывает ядовито. Лучше его не пробовать, когда кругом столько другой отличной рыбы.
 — А бывают крупные?
 — Самые крупные — зеленые. Достигают они в длину трех метров. Обитают мурены на дне в прибрежной зоне, в ложбинах, заваленных камнями, в расщелинах, подводных пещерах, очень любят коралловые рифы, как правило, охраняют затонувшие корабли…
 — А чем они питаются?
 — Ракообразными, моллюсками и рыбами, конечно. Особенно прожорливы по ночам. Да ты побывай в библиотеке Академии наук. Там много интересного найдешь о жизни моря, — посоветовал мне Армандо в конце той беседы.
 В Институте океанологии я действительно узнал все, что было известно в литературе о муренах. И что зеленая — самая хищная и опасная из мурен Кубы, и что она вовсе не зеленая, а бурая и выглядит изумрудной лишь от налета плотного слоя бактерий, сплошь покрывающих ее тело, что самая распространенная мурена черная с бурым оттенком, чье небольшое, до метра, туловище покрыто светлыми, как на мраморе, прожилками, и что мурена-«раро», украшенная, как зебра, пятнадцатью желтыми полосами, съедобна, и что все мурены — безъязычные рыбы, и многое другое. Но нигде не нашел я ответа на вопрос: как же мурены могли питаться рабами?
 Очень скоро я убедился — правда, то были не древнеримские, а современные кубинские мурены, — что эти рыбы не питаются падалью. Я подсовывал им в норы куски разложившегося мяса, и подобранной на шоссе дохлой птицы, и свежей говядины, и свиные отбивные, и куски час назад уснувшей на берегу рыбы, и разбитого стрелой и уже неживого лангуста, и подобранного на берегу без признаков жизни краба. Вокруг любой приманки, за исключением птицы, сразу собиралась разноперая мелюзга расхватывая пищу по крохам, а мурены даже носом не вели.
 Однако надо было видеть, как они оживлялись, когда я подпускал к ним привязанных за бечевку живых крабов, подбрасывал устриц, предварительно раскрыв их створки, или подводил садок с мальками. Крабы тут же с хрустом проглатывались, устрицы «выпивались» иногда вместе с половиной раковинки, садок разрывался, и мурена с завидным проворством хватала выплывавших в разрывы сетки рыбешек.
 Однажды мне довелось быть свидетелем стычки мурены с лангустом.
 Некоторые ученые и охотники считают лангуста неодолимым врагом мурены. Дело происходило на небольшой глубине, и я спускался к гроту раза три. За четыре минуты наблюдения я видел, как разъяренная мурена кидалась на своего врага, щерясь и негодуя, щелкала своей страшной пастью и только разве что не шипела. Лангуст, однако, уверенно держал мурену на дальней дистанции, «щекоча» ее своими длинными усами-антеннами. Я всегда восхищался пластичностью движений мурены — ни одна танцовщица мира не могла бы повторить их. И в тот раз убедился, что мурена и во гневе чрезвычайно грациозна. Просто поразительно, чтобы у такой на вид отвратительной твари было столько изящества в телодвижениях.
 Когда я опустился к гроту еще раз, мурены уже не было видно, но лангуст с победоносным видом — мне показалось, что он раздулся, — бросился на меня, угрожающе шевеля усами. Однако не тут-то было!
 Положив ружье на дно, я неторопливо, чтобы не испугать, протянул руки, поймал один и тут же другой ус и свел их вместе. Лангуст, мгновение назад устрашавший меня выпученными глазами-рожками, острыми шипами, торчащими на лбу, и пятью парами исправно шевелившихся ног, теперь замер, словно загипнотизированный. Я осторожно потянул лангуста на себя, и он послушно последовал за мной из грота. Ухватись я за один из усов, лангуст сейчас же бы оставил, как это делает с хвостом ящерица, кончик уса в моей руке и быстро удалился в места, охотнику не доступные. А так он оказался среди других трофеев.
 Вскоре после первых выходов в море появление мурен в местах охоты перестало меня тревожить. Бывало, что и неожиданная встреча с муреной в темном гроте заканчивалась мирно. Мурена, очевидно чувствуя, что я не собираюсь ее обижать, уползала своей дорогой. Но по-прежнему всякий раз при встрече с этой хищной рыбой в сознании возникал все тот же вопрос: неужели мурены Древнего Рима настолько отличались от современных, что их лакомым блюдом было человеческое мясо?
 Не знаю, скорее всего, мне так и не удалось бы в этом разобраться до конца, не встреться мне книга французского ученого Пьера де Латиля «Подводный натуралист». Сам по себе очень увлекательный труд не оставлял камня на камне от бойкого измышления, ставшего со временем подобием исторического факта.
 Латиль, скрупулезно изучив все имеющиеся литературные источники и проведя тщательные наблюдения за муренами, пришел к единственно возможному выводу — мурены никогда не питались человеческим мясом и в наше время не могут поедать его просто в силу строения своей пасти.
 Далее Латиль обнаружил, что в Древнем Риме словом «muraenae» назывались речные, морские угри и миноги, которые, конечно же, и содержались в бассейнах римских патрициев.
 Французский ученый установил и виновников, которые положили начало зарождению столь страшной легенды о муренах. То были философ Сенека[7] и римский натуралист Плиний Старший.[8] Сенека, описывая, возможно со слов своего отца, пышный обед, даваемый однажды патрицием Ведиусом Поллионом, рассказал, как амфитрион приказал в присутствии гостей казнить своего раба за то, что тот случайно разбил хрустальную вазу. Казнь заключалась в том, что раба должны были бросить в бассейн, где разводились «muraenae», то есть угри и миноги. На обеде присутствовал император Август.[9] Раб бросился ему в ноги, прося иной смерти, но только не в бассейне. Император, потрясенный жестокостью патриция, помиловал раба. Натуралист же Плиний «списал» этот случай у Сенеки в свою 37-томную «Естественную историю», при этом опустив важную деталь о том, что приказ патриция не был приведен в исполнение.
 Восстанавливая истину, Латиль не пожалел юмористических высказываний в адрес своих коллег, которые списывали друг у друга басню о муренах и придавали ей тем самым все большую достоверность.
 Так иной раз в жизни случается, что правда с трудом становится на ноги, в то время как ложь и выдумка с легкостью обретают крылья.
 Нынче, например, из книги в книгу принялось путешествовать утверждение, что у мурен такие страшные и длинные зубы, что эти рыбы никогда в своей жизни не закрывают рта. Удивительно, за что же бедняжек мурен, тем более, если они не ели рабов, так наказала природа, в которой, как известно, все правильно и гармонично. Мурена просто часто открывает рот, чтобы через него пропускать в жаберные отверстия свежую воду и таким образом дышать.
 Итак, мурена опасна только в обороне. Убедившись в этом на практике, я очень скоро привык к их присутствию рядом и особенно не обращал на них внимания. Однако постоянно помнил о силе их челюстей. Об этом весьма красноречиво напоминала мне левая рука Оскара, еще одного моего товарища по охоте, у которого первые фаланги безымянного пальца и мизинца как-то остались в пасти мурены.
 Однако совсем недавно мне рассказали, что нашелся человек в одной из европейских стран, который небезуспешно дрессирует мурен.
 Что же, если кому-либо и придется стрелять в мурену, то выстрел следует производить предельно точно в голову, в то место, где расположен мозг, или в открытую пасть так, чтобы стрела пронзила нижнюю челюсть сверху вниз. Это удержит мурену на стреле и лишит ее возможности сомкнуть пасть, а значит, нанести вам ранение.
 
 
 Глава VII. Морской дьявол
 
 …«Терра инкогнита» непременно порождает искателя приключений, готового пожертвовать жизнью во имя ее открытия.
 Из дневника старого адвоката
 
 Мое знакомство с «морским дьяволом» состоялось давно. В Акапулько на побережье Тихого океана, должно быть, добрых двадцать лет тому назад я обучался технике прыжков с трамплина на водных лыжах.
 Отрываясь от скользкой поверхности трамплина, я выносил тело, как это обычно делают горнолыжники, слегка вперед, и мне никак не удавалось «приводниться» — я непременно уходил под воду.
 — Смотрите, — сказал после одного из таких погружений тренер, добродушный, огромного роста мулат, — как бы не оказаться вам в объятиях дьявола моря!
 Когда я опросил его, что означает эта шутка, он даже немного обиделся, а к вечеру принес мне в отель засушенного «морского дьявола».
 — Этот еще ребенок, а взрослые обхватывают и уносят в пучину.
 Действительно, сушеный «дьяволенок» производил волнующее впечатление своим сходством с человеческой фигурой. У «дьявола» были ноги (был, правда, и хвост), туловище и плавники наподобие рук. Крупная голова с рожками — высокий лоб, широкий рот, над которыми, словно два глаза, виднелись брызгальца.
 При более тщательном осмотре подарка можно было заметить, что нож человека касался тела рыбы, придав ему нарочитое сходство с фигурой человека. Однако это новое открытие уже не могло лишить пищи мое воображение. Тем более, что Диего Ривера,[10] признанный всеми эрудит, тут же сообщил нам, что «морской дьявол», или манта, достигает в размахе плавников 6–7 метров и весит свыше полутора тонн.
 Засушенный «дьяволенок» и по сей день висит у меня на стене кабинета, а встреча с его живым сородичем — взрослой мантой случилась вскоре после первого же выхода в море с ружьем, в водах Мексиканского залива, неподалеку от Гаваны.
 Я увлеченно разглядывал красочный и разнообразный ландшафт совсем еще незнакомого мне подводного мира, где каждая минута была отмечена открытием или волнующим сюрпризом. Только что глаза мои видели букетик из набора высоких полосатеньких корзиночек с миниатюрными зелеными и голубыми цветочками. Но стоило мне приблизиться, как в мгновение ока цветочки скрылись в корзиночках. То оказалась актиния церактис — морское кишечнополостное бесскелетное животное из класса коралловых полипов.
 Через минуту у самого дна замечаю, как другой цветок в низенькой красноватой корзиночке движется по дну, да еще с целым бугорком. Присматриваюсь, сомнения нет — цветок передвигается. Ныряю, Бугорок замирает, а махровая астрочка убирается в свой теремок. Концом стрелы переворачиваю бугорок. Тут же из него показывается кумачовая клешня, она опирается о землю и бугорок-раковина возвращается на место. Снова опрокидываю раковину, и прежняя картина повторяется, правда, теперь клешня успела щипнуть наконечник стрелы. Хозяин дома — рак-отшельник оберегает себя от врага, а сидящая на раковине лошадиная актиния, сознавая, что она бессильна что-либо предпринять в этой ситуации, ждет, когда минует опасность. Зато, когда я уберусь, актиния распустит свой цветок-щупальца, и тогда уже большинство врагов рака-отшельника не посмеет приблизиться к раковине без риска быть пораженным ядом стрекательных клеток актинии. В свою очередь рак щедро расплачивается с актинией. Передвигаясь и мутя донные осадки, к которым относятся и остатки с его собственного стола, рак создает вокруг актинии богатую питательную среду.
 Поднимаюсь за воздухом и, снова нырнув ко дну, огибаю подводную скалу. За ней открывается еще более увлекательная картина: коралловые нагромождения со своей многоликой растительностью подковой охватывают ровную, словно белилами выкрашенную поляну с единственным черным чурбачком посередине. Обугленной головешкой оказывается похожая на гигантскую, но неповоротливую гусеницу, с торчащими по сторонам остроконечными выростами, съедобная голотурия-трепанг — лакомое блюдо на столе Восточной Азии и совершенно неупотребляемая в пищу на Кубе.
 По поляне скользит тень. Быстро поднимаю голову и всего в трех метрах вижу удесятеренное в размерах «лицо» моего засушенного «дьяволенка» с той еще разницей, что встреча происходит не в кабинете. Невольно становится жутковато. В легких уже мало воздуха, но я прижимаюсь ко дну и инстинктивно подтягиваю руку с ружьем, направляя его в сторону манты. Однако та, не обращая на меня ни малейшего внимания, величаво, как орел в свободном полете, степенно и ритмично взмахивая своими плавниками-крыльями, следует своей дорогой.
 На поверхность за воздухом вылетаю как пробка из бутылки шампанского.
 Армандо, будучи свидетелем сцены, приближается ко мне и поясняет:
 — Чико, никогда не связывайся с этой рыбой. Она хотя и безобидна, но чертовски сильна. Ранишь, утащит в море и стрелу потеряешь.
 Я потом не раз думал над легендами о «смертельных ласках морского дьявола». В переводе на русский язык «манта» (манто, мантия, мантилья) означает покрывало, плед, шаль. Так, даже в имени этой рыбы есть нечто дающее представление об объятиях сильного, гибкого животного.
 На самом деле оказалось, что реальной опасности манты не представляют. Строение пасти манты и расположение в ней зубов не позволяют рыбе хватать и рвать пищу. Пугающая своим видом, манта питается мальками, мелкими ракообразными и всем тем, что относится к планктону, хотя ее крепкие челюсти и зубы в состоянии перемалывать и твердые раковины отдельных моллюсков. А наводящие страх на суеверных рыбаков мощные движения плавников служат этой рыбе лишь для того, чтобы подталкивать пищу поближе ко рту и передвигаться.
 Тело манты имеет почти правильную форму ромба. Вместе со скатами это единственные рыбы, размеры которых определяются не в длину, а в ширину. Туловище манты заканчивается двумя маленькими плавниками, очевидно стабилизаторами и удлиненным, ничем не вооруженным хвостом-плетью.
 Я уже говорил об эстетическом наслаждении, которое испытывал при встрече с мантой. Новичка завораживает неторопливость, медлительность, этакая тропическая «леность» не только мант, но и многих других рыб. Однако новичок еще не знает, сколь обманчива эта флегматичность и какой начинена она взрывной силой!
 Мне пришлось убедиться в том, какой моментальной реакцией обладают рыбы, когда мы впервые вышли в море вместе с азартным подводником и отличным фотографом Альберто.
 Он обнаружил на дне илистой ложбины пару крупных скатов, зарывшихся в песке, и предложил мне попозировать. По его плану я должен был идти на скатов с ножом в руке.
 Если манты и скаты-орляки свободно плавают, то скаты-хвостоколы, например, любят зарываться в ил и песок. В придонных осадках они находят себе пищу — разных моллюсков, рачков, червей, иглокожих. Мостовидные зубы скатов приспособлены к размельчению твердых панцирей. Скаты разбрасывают плавниками грунт и ложатся на дно. Взмученная земля затем оседает и закрывает их. Возможно, в таком состоянии эти рыбы и отдыхают.
 Так вот, впервые увидев скатов на дне морском и не имея об их нравах еще, собственно, ни малейшего представления, я не раздумывая отбросил ружье, вынул из кобуры нож и нырнул к тем глазам, что были покрупнее. Контуры тела ската смутно улавливались под слоем песка, из-под которого отчетливо виднелись лишь конец хвоста и пара выпученных, как у жабы, глаз.
 Чувствую, как неожиданно в душе начинает зарождаться опасение, но продолжаю двигаться. Полтора метра остается до ската, забываю о фотографе и борюсь с приближением страха, страха перед неизвестностью. Одолеть его помогает более сильное чувство — желание открыть для себя эту неизвестность. Метр, еще ближе…
 Короткий, но сильный удар в лезвие ножа, или мне только это кажется. Ощущаю резкую боль в запястье и ничего не соображаю больше. Кругом густое, мутное облако. Наконец рывком выпрямляю тело, поднимаюсь и только теперь вижу, как скат, почти по самому дну, плавно удаляется от меня.
 Если бы хвостокол, а это был именно морской кот с размахом плавников не менее метра, пожелал вторично атаковать меня, я не смог бы оказать ему решительно никакого сопротивления.
 Смешанные чувства охватывают меня. Я жив и невредим. Проявил храбрость. Однако сколь мощной и молниеносной была атака хвостокола. Думаю о том, какой же снимок получится у Альберто, коль скоро и хвостокол и я в самый интересный момент оказались в сплошной мути. А где-то в глубине сознания предательски разворачивается мысль, что если бы удар шипа пришелся не в нож? Альберто, должно быть, знал, что хвостокол опасен…
 Когда я уже вложил нож в ножны и подтянул со дна ружье, ко мне подплыл Альберто.
 — Послушай, ты чего так близко? Я не успел тебя предупредить…
 Отгоняя мысль о том, что Альберто, возможно, как раз и ждал такой острой встречи, чтобы получилось настоящее, сенсационное фото, отвечаю вопросом:
 — Ты сумел сфотографировать?
 Альберто отрицательно покачал головой.
 Мы забрались в лодку и тут же к нам присоединился наш третий товарищ. С ним я познакомился в прошлое воскресенье. Он поразил меня тогда своей способностью вдвое дольше меня находиться под водой, непринужденностью и легкостью, с какими он чувствовал себя в море. Он садился и ложился на дно, как на ковер своей комнаты, забирался в любые гроты и расселины. За все хватался голыми руками. Он был совершенно лишен чувства страха.
 У моего нового знакомого было длинное и сложное имя, и мы с Альберто прозвали его Бентосом.
 Сперва Бентос было рассердился, подумав, что это слово означает какое-то ругательство на русском языке. Но когда мы объяснили ему, что это живые организмы, способные жить на дне, он успокоился.
 Дело в том, что в день знакомства, когда мы возвращались в порт, Альберто рассказал мне, что его приятель — отличный парень, но упорно не желает идти учиться, и спросил, что я думаю по этому поводу. Я ответил:
 Когда на Кубе созданы все условия для того, чтобы любой мог получить образование, только глупый человек может продолжать наклеивать в мастерской резиновые заплаты на автомобильные камеры, имея при этом двухлетнее образование.
 Бентос и впоследствии долго и упорно не желал учиться, а в остальном был прекрасным парнем: веселым, жизнерадостным, трудягой и в воде не знал себе равных. Он свободно нырял на глубину двадцать метров и там собирал самых крупных рыб. Никто никогда не мог сравниться с ним результатами охоты.
 В тот памятный день встречи с хвостоколом Бентос, сидя на корме, «официально» признал за собой данное ему нами новое имя.
 — Бентос — это я, — сказал он и улыбнулся. — А ты больше никогда не лезь к скатам так близко…
 Однако подводный мир столь сказочно красив и загадочен и так увлекателен, что, оказавшись в нем, невольно быстро забываешь не только данные тебе советы, но и порою все, что оставил на берегу.
 Я уже хорошо знал, что хвостоколы и орляки вооружены ядовитыми шипами, которые вырастают иной раз по два у основания хвоста, с его спинной стороны. Острый шип имеет по обе стороны мелкие зубчики и бороздки, которые заполнены мягкой губчатой тканью, вырабатывающей яд. Раны от этих шипов не бывают глубокими, чаще рваные, чем колотые, но они приносят страдания и очень долго не заживают.
 Яд скатов опасен и для человека, ибо активно действует на центральную нервную систему, вызывает расстройство дыхания, кровообращения и, главным образом, расстройство функции сердечной мышцы, в результате чего иногда и наступает смерть.
 И все же страсть познания и какое-то подсознательное желание самоутверждения не давали мне покоя до тех пор, пока я не подстрелил пару скатов. Мясо ската Dasyatis sabina съедобно, но довольно жесткое, волокнистое и не особенно вкусное. От небольшого пятнистого орляка был оставлен хвост — пастуший кнут длиной около полутора метров и впечатляющий шип. Но я неправильно засушил хвост и, когда пришло время укладывать чемоданы, этот кнут, ставший удилищем, никуда не лез и был подарен кубинским школьникам.
 Однако, так сказать, за любознательность, проявленную мною к другому скату Torpedo nobiliana, я был порядком наказан.
 На Кубе среди электрических скатов особенно распространены торпедо и тембладера. Название последнего произошло от испанского глагола temblar, что означает «дрожать, трястись, трепетать». Так вот этот скат и живет все время в трепете. Очевидно, именно во время трепета у него и вырабатывается электрический ток органами, которые расположены в передней части диска по обе стороны головы. «Динамо-машина» ската представляет собой столбики, похожие на призмы, стоящие так близко друг к другу, что сверху, если снять кожу со спины рыбы, они напоминают пчелиные соты.
 Тембладера оставляет потомство — всякий раз от восьми и до пятнадцати живых «электромашин». Тембладорята, только что появившиеся на свет, уже могут спокойно «стрелять» током.
 Мне было хорошо известно, что отдельные виды скатов вырабатывают в себе ток до 220 вольт напряжения и больше. Правда, сила этого прямого тока весьма небольшая — всего до трех четвертей ампера, и все-таки…
 И все-таки, когда я однажды сознательно, чтобы попробовать, коснулся концом стрелы электрического ската «Торпедо», в ответ получил такой силы разряд, что выпустил из рук ружье и навечно зарекся проводить подобные эксперименты, поведав об этом друзьям. К счастью, среди них не оказалось ни одного любителя получать удовольствие от засовывания пальцев в электрические розетки.
 
 
 Глава VIII. Рождение ската
 
 Животные располагают прирожденными умениями: одни быстро бегают, другие высоко летают, третья плавают в воде; человек ничего не умеет, пока с трудом не выучится, ни говорить, ни ходить, ни добывать себе пищу.
 Плиний Старший, «Естественная история»
 
 Мой новый друг Бентос по складу характера оказался ужасно упрямым человеком. Он твердил, что лучше его в Гаване никто не умеет ставить заплатки на автомобильные камеры, поэтому ему-де, мол, нечего «учиться на инженера». Вместе с тем в быту, в повседневной жизни и особенно в море Бентос постоянно проявлял врожденную любознательность, и многие из его поступков красноречиво говорили о том, что ему не чуждо стремление познавать новое, ибо он все время «подглядывал» у жизни то, что ему было еще неизвестно. К тому же он был изрядный шутник.
 Однажды, когда мы уже достаточно хорошо знали друг друга, я пригласил Бентоса, одного знакомого художника и его приятелей выйти с нами на моторном катере к рифам Арройо-Бермехо. Видимость в воде в то утро оказалась на редкость плохой, и охота, естественно, была мало удачной. Большинство охотников и хозяин катера — художник — собирались прежде времени возвратиться в Гавану.
 Но вдруг оказалось, что пропал ключ от мотора. Все принялись искать его, и только Бентос ушел в воду. Поскольку после тщательного осмотра восемь пар глаз ключа на катере не обнаружили, было решено, что он в воде и унес его туда не кто иной, как Бентос. За ним поплыли сразу двое, и, когда мой друг поднялся на борт, его обыскали, точнее, проверили кармашек его плавок и заставили широко разинуть рот. Ключа и там не оказалось, но это не сняло с него подозрений, ибо все видели, как ему было не по душе «спозаранку» возвращаться домой, да еще со скудными трофеями, фактически с пустыми руками.
 Хозяин катера не на шутку рассердился, подошел к Бентосу, который явно делал безразличный вид, положил ему на плечи руки и произнес:
 — Если через минуту не скажешь, куда подевал ключ, клянусь Гойей,[11] вытрясу из твоего тела все семь граммов витаминов.
 Художник весил вдвое больше Бентоса, и характер у него был такой, что он мог вытрясти из человека все, что угодно, поэтому я поспешил на выручку другу и начал было заступаться за него, но Бентос, отсчитав 59 секунд, спокойно сказал:
 — Тоже мне охотники! День только с вами потерял напрасно. Возьмите свои хваленые мокроступы, — он снял с ног мягкие французские ласты. — А ключ… он в желудке у одной рыбы. — И Бентос указал пальцем на нашу добычу, скудной горкой лежавшую на дне кокпита.
 Хозяин катера побледнел.
 — Какой рыбы? — прогремел он, сжимая кулаки. — Я сортировал ее и часть выбросил за борт.
 Но Бентос, улыбаясь, выбрал самую крупную «черну», надрезал ей брюхо и извлек из желудка злополучный ключ.
 Отойдя со мной на корму, он с досадой произнес:
 — Подумаешь, испугались! Будто нельзя провода замкнуть напрямую. Больше никогда не пойду с ними.
 — А ты сам чего же струсил и отдал ключ? — спросил я.
 — Да ведь без витаминов никак нельзя, — ответил он серьезно. — Если б он грозился душу вытрясти — пожалуйста, я не сказал бы ничего, — и, подумав немного, продолжил: — Душу у меня уже трясли, и ничего не получилось, а вот витамины…
 — Брось дурака валять. Ты что, в своем уме?
 — Я серьезно. Ей-богу, сам читал. Человек без витаминов не может. Вот только откуда он знает, что у меня их семь граммов?
 — Ученые установили, что в теле человека, который весит 75 килограммов, содержится воды — 47, протеина — 13,5, жира — 11,6, минеральных веществ — 2,4 килограмма, углеводов — 470, а витаминов — 7 граммов.
 Бентос, недоверчиво глядя мне в глаза, задумался.
 — Во мне, наверное, шесть, — сказал он после некоторой паузы, с грустью глядя на весело пенившиеся за кормой белые буруны. — Вешу-то я шестьдесят пять килограммов.
 — Ну, поздравляю. Ты делаешь успехи. Наконец сам начинаешь соображать.
 — Что? Почему?
 — От общения с такими, как художник. Раньше ты не знал про шесть граммов витаминов.
 Бентос снова задумался, а через минуту решительно попросил:
 — Скажи своему художнику, пусть подойдет к причалу Санта-Круса. Я знаю там хорошую бухту. Мы с тобой вдвоем поохотимся.
 — А ты подумал, как мы потом станем добираться? До Гаваны сорок миль.
 — Кто-нибудь подвезет. Еще интереснее. А с ними мне плохо.
 — Напрасно.
 — Ничего не напрасно. Он много знает, ну и что? Жизни он не понимает… Красиво только ругается. Так что? Не хочешь? А ведь я тебе друг…
 Мы остались на пристани с ружьями и тяжелыми спортивными мешками. Нас сразу обступили мальчишки, наперебой предлагая показать место, где больше всего рыбы.
 Бентос выбрал самого маленького, чтобы тот покараулил наши пожитки, пока мы будем плавать.
 Всю дорогу к бухте Бентос молчал и, по мере того как мы приближались, ускорял шаг.
 — Сегодня мы увидим такое, что еще никогда не снилось, чувствую, — сказал Бентос, когда мы входили в море.
 Мне подумалось, что встретим акул. Интуиция Бентоса не подвела. Действительно, мы с ним оказались свидетелями редчайшего зрелища.
 С трудом спустившись в воду — берег был весьма крутым и слагался из острых известковых отложений, — мы поплыли вдоль него. Чтобы достичь бухты, где нам предстояло охотиться, надо было вплавь обогнуть уходящий в море метров на двести скалистый мыс. За ним открылся, как мне показалось, удобный заливчик, но Бентос увлек меня дальше. За вторым мысом обнаружилась бухточка, глубоко вдающаяся в сушу.
 Фиордовый берег бухты, отвесный клиф которого в отдельных местах достигал двадцати метров, был совершенно непригоден для выхода на него. С поверхности голубой воды было интересно рассматривать хмурые утесы, нависшие над нами. Я испытывал новое ощущение, словно бы находился в гигантской западне, выход из которой — открытое море.
 В бухте вода была прозрачной, видимость почти максимальной, и я тут же залюбовался игрой двух крохотных неоновых бычков. У них нежно-кремовое брюшко, черная спинка, а по бокам две яркие голубые полоски. Бычки резвились, но вскоре в их движениях я обнаружил закономерность. Первый все время пытался подскочить к самому носу другого, широко открывая при этом свой ротик. Вторая рыбка, очевидно самочка, отскакивала в сторону. Он тут же повторял маневр, но после трех-четырех попыток отступал, явно надувшись. Тогда она подплывала к нему, останавливаясь на некотором расстоянии, и принимала позу, явно что-то говорившую на рыбьем языке. Бычок оживал и снова начинал подскакивать, она же с настойчивостью «недотроги» опять увиливала.
 Явно рыбки вели между собой посредством движений и поз какой-то разговор, который мне не был понятен.
 Раньше мне приходилось частенько наблюдать за странными позами, которые принимали иной раз рыбы. Легче других распознавались угрожающие и оборонительные позы — они весьма выразительны и человеку их нетрудно понять. Луцианы, например, наскакивая друг на друга, но не касаясь, приоткрывают рот, растопыривают жабры, надуваются, иногда становятся на голову. И непонятно, в ответ на какую из поз один из них вдруг молниеносно улепетывает восвояси. Морские окуни, те расходятся так важно, как иные тореро во время корриды удаляются от покоренного быка.
 Известно, что рыбы имеют свой язык и ловко им пользуются. Я не раз видел, как мелкие рыбешки, до того спокойно плававшие рядом, стоило к их стайке приблизиться пришедшей издали, неожиданно исчезали. Оглядываясь, я никого опасного вокруг не обнаруживал, и только через некоторое время появлялся хищник, чаще всего барракуда.
 Сигналы у рыб подаются, очевидно, разными способами. Я уже говорил о позах. Бывает также, что рыбы трутся друг о друга и таким образом сообщают или получают нужную им информацию. Немалую роль играют и звуковые сигналы. Мне приходилось слышать под водой писк и стоны, уханье и шелест, треск и кудахтанье, птичий щебет и барабанный бой, удары разных тонов, цоканье и даже вой пожарной сирены. Так что выражения «в царстве безмолвия», «в мире тишины» и т. п. остаются теперь лишь на вооружении поэтов. Да и понятие «нем как рыба» — устарело.
 Рыбы разговаривают, кричат и, очевидно, поют, только человеческое ухо не улавливает большинства звуков, издаваемых животными под водой, так как они воспроизводятся колебаниями, которые находятся гораздо ниже границы в 50 герц.
 …Наглядевшись на бычков, я нырнул и под камнями увидел бок стоявшей там рыбы. Он показался мне знакомым. То была несъедобная рыба, и я дотронулся до нее концом стрелы. Рыба тут же выскочила из укрытия и в три глотка раздулась размером с большой школьный глобус. То был дидон, или еж-рыба, которую в Японии называют рыба-фугу. Мясо ее ядовито.
 Мало того, что дидон, накачавший в себя воду, становится шаром, который не так-то просто заглотать, у него еще на теле растопыриваются твердые иголки. Глаза у дидона большие, круглые, а плавники, особенно хвостовой, куцые, маленькие и смешные.
 Оставив дидона в покое, мы обошли выступ подводного атолла и оказались над поляной, густо поросшей морской травой цистозирой.
 Бентос нырнул, и я увидел в его руке довольно большого размера рог тритона-моллюска в раковине, напоминающей «рог изобилия», как его изображают художники.
 Совсем рядом с тем местом, где Бентос нашел тритона, бугрились среди травы небольшие холмику на первый взгляд мало чем отличающиеся от каменистых выступов дна. Мы с Бентосом знали, что это раковины моллюска кассис.
 На этой же полянке, оказавшейся мечтой коллекционера, мы нашли целое поселение другого моллюска — наиболее распространенного в кубинских водах гигантского стромбуса, произвольно прозванного нами «крылаткой». Тяжелая и массивная раковина его со спиралью расходящимися в стороны рогами заканчивается широким открытым витком.
 Стромбус имеет одну ногу — мощный мускул, съедобный и считающийся лучшей насадкой для любой рыбы. Благодаря этой ноге стромбус довольно быстро передвигается по дну. Это для моллюсков, живущих в раковинах, жизненно важно.
 Сколько бы вы ни ходили по морским пляжам, вам никогда не найти раковины с ее живым хозяином. Бушующее море выбрасывает на берег только пустые раковины, между тем как моллюски питаются в прибрежных водах. Объясняется это их необычайными метеорологическими способностями. Когда на суше еще ни одно животное, не говоря о человеке, ничего не ведает о приближении непогоды, моллюски снимаются с насиженных мест и уходят в открытое море, на глубину, туда, где они вне опасности. Там им не страшна гибельная сила волны.
 Ученые предполагают, что животные на огромные расстояния «слышат» голос моря — звуки низкой частоты, до 6 герц, которые почти не поглощаются соленой водой. Но моллюски чувствуют и внезапное возникновение местных циклонов. Как им это удается? Пока явление это следует отнести к серии загадок, которые человеку предстоит еще разгадать.
 Оставив стромбуса, я нырнул вдоль стены. Под скальным выступом, почти у самого дна, мое внимание привлекли два «жучка», прилепившиеся прямо к шершавой поверхности камня.
 Вынырнув на поверхность, я спросил о них Бентоса.
 — Bolsa de sirena, — ответил он.
 Начинаю мысленно переводить на русский язык. Bolsa — «мешок, сумка, ридикюль, кошелек». Остальные значения подходят и того меньше. Sirena — «морская нимфа». Но тут вспоминаю — «сумочки сирены». Мне уже рассказывали о них: это всего-навсего футляр зародыша ската.
 Некоторые скаты — рыбы живородящие, но большинство из них воспроизводят род, откладывая икру. Так вот, два черных усатых «жучка», размером в пишущую ручку и шириной в три сложенных пальца, были не чем иным, как «икриночками» ската.
 При более близком рассмотрении цвет сумки, состоящей из кератинового[12] вещества, темно-коричневый, а то и буро-красный. С обеих сторон она заканчивается тонкими рожками-усиками. С той стороны, где у зародыша развивается хвост, усики имеют волокнистое окончание, которыми «сумочка» и прикрепляется к шероховатым поверхностям. В центре сумки четко выделяется пузырь — это желток, которым зародыш питается в течение 9 недель, составляющих период его развития.
 Ихтиологи установили, что на 20-е сутки зародыш продырявливает в футляре уже развившимся хвостиком дырочки, через которые в футляр попадает морская вода.
 Пока я вспоминаю все это, мой друг еще раз ныряет к «икриночкам», и до слуха моего сразу же доносится знакомый сигнал — стук по ружью: Бентос призывает меня к себе. Ныряю. Он лежит на дне и внимательно рассматривает сумки. Когда я приближаюсь, он прикладывает палец к стеклу маски: «Смотри внимательно». Приглядываюсь и ясно вижу, как одна из «сумок» дрожит, а потом дергается. В ней кто-то возится. Ухожу за воздухом и снова спускаюсь. Бентос, словно забыв, что надо дышать, замер, как кошка перед прыжком. Вот он показывает мне, чтобы я не уходил, а сам устремляется наверх.
 Под ударами изнутри усики-рожки раздваиваются. «Вот здорово! Кинокамеру бы сюда да акваланг. Уникальные кадры. Бентос в роли повитухи. Да хотя бы уж фотоаппарат. Такие снимки!» Поочередно ныряя, наблюдаем интереснейшее зрелище.
 В щелочке футляра появляется что-то серое, оно движется. Минут через десять «брешь в крепости» пробита настолько, что из нее уже можно высунуться. Появляется начало туловища. Оно сложено как блин. «А, так это же плавники! Вот ведь как ты, крохотуля, лежал там — запеленатый».
 Между тем новое существо, начавшее борьбу за свою жизнь, понимает, что ему надо спешить. Родители передали ему информацию о том, что жизнь — это борьба и побеждает в ней лишь сильный или тот, кто готов к защите. А ведь оно, это новое живое существо, еще лишь наполовину родилось. Надо спешить! Но силенок не хватает. Пять-шесть конвульсивных движений — полсантиметра вперед — и минутный отдых.
 Вот наконец можно попытаться развернуть плавник. Мы с Бентосом смотрим и сначала ничего не понимаем. Потом мой друг начинает объяснять, что зародыш выходит из сумки животом кверху. Непонимание наше объяснялось тем, что мы оба ожидали увидеть глаза, а их нигде не было.
 «Бедный малыш! Ты не только все 9 недель висел вниз головой примерно под углом 45 градусов, но еще и лежал глазами вниз. Но это и хорошо. Ты не видишь нас. А то бы с первой минуты рождения натерпелся страху. Давай, давай! Вперед! Но как же тебе помочь? Разве придавить пустую часть сумки? А если мы этим тебе только напортим? Нет, давай-ка уж сам, а мы покараулим тебя от врагов».
 Разворачивается полностью второй плавник, но одна треть маленького ската еще в футляре. Как бы хотелось не отрываться от этого зрелища, но, к сожалению, долго сидеть на дне нельзя.
 Животик у малютки окрашен в светло-серый цвет с незначительными темными пятнами. Ротик и брызгальца над ним нервно двигаются. Рядом, расположенные ожерельем почти под прямым углом друг к другу, две линии, каждая из пяти жаберных отверстий.
 Малыш делает еще одно усилие, и наконец он свободен! «Но что это? Он беспомощен или просто устал? А может быть, испугался, что выбрался на свет вниз глазами и они видят лишь грязную поверхность скалы?»
 Ухожу за воздухом стрелой, боясь упустить что-нибудь в дальнейшем развитии событий.
 Малютка отлежался и снова затрепыхал плавниками-ластами, но вместо того, чтобы поплыть, он пополз по скале. «Не может перевернуться. Очевидно, никак не поймет, что к чему. Где верх, а где низ? И в каком вообще ему положении надлежит пребывать на этом свете?»
 Я протягиваю ружье и хочу концом стрелы аккуратно перевернуть маленького ската. В нем без хвоста сантиметров десять, не более. Малыш тут же реагирует и, переворачиваясь на живот, пытается царапнуть своим шипиком конец стрелы.
 «Ах вот ты какой! Малявка, ты не такое уж безобидное беззащитное существо. Ну-ну, в добрый час!»
 Мы эскортируем нашего новорожденного. Он поравнялся с расщелиной, из которой показалась голова мурены. Бентос кинулся на выручку, испугал ее, и маленький, кажется, понял: быстро отвильнул и поплыл дальше.
 «Но куда он плывет? Разве он знает? Разве ему ведомо, сколь огромна, разнообразна, непонятна и враждебна вселенная, в которой он совершает первые шаги? Ты умеешь защищаться, это ты хорошо доказал. Но знаешь ли ты своих врагов? Знаешь, где они тебя подстерегают? И от всех ли ты в состоянии защитить себя своим крошечным шипом? Ты ожидал два месяца и три дня, чтобы появиться на свет, а погибнуть можешь в один миг. Берегись, малютка! И быстрее познавай этот мир, чтобы стать сильным. В добрый путь! У нас с тобой, к сожалению, разные дороги!»
 Бентос странно неактивен. Я догадываюсь, что он переваривает только что виденное, поэтому первым начинаю жестами выражать свое восхищение и предлагаю плыть обратно, особенно не надеясь на его согласие. Бентос, как ни странно, не спорит.
 По дороге он то и дело подает мне знаки, которые я перевожу: «А? Ну как тебе это нравится?»
 На берегу даю волю чувствам и начинаю искренне восхищаться. Такое действительно не часто увидишь. Бентос ходит, надув грудь, как голубь, словно бы сам у всех на виду только что родился, да сразу взрослым человеком.
 Я увлекаюсь и начинаю рассказывать Бентосу все, что знаю про скатов из прочитанных мною книг. Он очень внимательно слушает, буквально разинув рот, и я заканчиваю словами:
 — А ведь ты сам спокойно мог бы все это знать да еще лучше, чем я, рассказывать.
 Бентос ничего не ответил, а в автобусе, уже перед самой Гаваной, неожиданно спросил:
 — А что такое «гойя»?
 — Это известный испанский художник. Сын ремесленника. Был передовым человеком своего времени. Своими картинами и гравюрами Гойя стремился обличить все уродства современной ему жизни.
 Бентос слушает с каким-то особым вниманием. Потом задумывается и через минуту говорит:
 — Значит, Гойя был против того, чтобы сильные мурены пожирали слабых малюток?..
 
 
 Глава IX. Спасайся кто может
 
 Множеством гнусных ртов приникает к вам эта тварь! Гидра срастается с человеком, человек сливается с гидрой. Вы одно целое с нею. Вы — пленник этого воплощенного кошмара. Тигр может сожрать вас, осьминог — страшно подумать! — высасывает вас. Он тянет вас к себе, вбирает, и вы, связанный, склеенный этой живой слизью, беспомощный, чувствуете, как медленно переливаетесь в страшный мешок — в это чудовище. Ужасно быть съеденным заживо, но есть нечто более неописуемое — быть заживо выпитым.
 Виктор Гюго, «Труженики моря»
 
 Однако досталось же осьминогу от великого писателя! Известно, что к пятидесяти годам Виктор Гюго оставил любимый им пышный Париж, поселился на Нормандских островах в проливе Ла-Манша, и со временем характер его заметно изменился, «Труженики моря» создаются в преклонном возрасте, когда писатель больше слушает, чем чувствует и переживает. Внешний вид осьминога на берегу, на борту судна, в рыбачьих сетях, возможно, помог воображению и… родилась столь ужасная картина, нарисованная Гюго.
 Но проходит почти век, и его соотечественнику Жаку-Иву Кусто удается первому более или менее серьезно познакомиться с осьминогами в их собственном доме. Этим чудовищам морских пучин устраивается школа… модных западных танцев. При этом подводные восьминогие «вампиры» принимают приглашение потанцевать, лишь понатерпевшись страху от четвероногих незнакомцев и не видя иного выхода. Все это фотографируется но цветную кинопленку и демонстрируется с экранов для миллионов зрителей.
 Но сто лет — это вовсе не так уж мало для человечества, За это время проникшие в глубины водолазы — живые свидетели, «герои-участники», бойкие сочинители, а с ними и псевдоученые, как утверждает тот же Кусто, поведали миру столько страшного о встречах в море с головоногими, что теперь нелегко сразу представить себе обратное.
 С другой стороны, просто трудно как-то поверить в то, что диковинные рассказы об этих морских животных всего-навсего сплошная выдумка.
 Древняя легенда, веками бытовавшая среди атлантических рыбаков о чудище «кракен» — «плавающем острове» со множеством рук, которое, «когда хотело, играло с рыбачьими шхунами, как с игрушкой, и утаскивало рыбаков с суденышек в бездну»; старинное поверье рыбаков Ла-Манша о том, что «кальмар самое маленькое и самое большое животное моря», и многое другое может и быть плодом фантазии. Но что мы скажем о находках, особенно часто встречающихся на берегах Австралии и Южной Африки, выброшенных морем осьминогов до трех тонн весом; о щупальцах кальмаров до 10 метров в длину, которые в наши дни обнаруживают рыбаки в желудках кашалотов, и, наконец, об утверждениях Тура Хейердала — ученого, в честности которого никто не решится сомневаться, — видевшего «огромные бесформенные тела, большие по размеру, чем Кон-Тики» (90 кв. м!), которые плавали по ночам вокруг суденышка ученого в Атлантике? Как относиться ко всему этому?
 Ведь нынче уже существует, твердо обосновываясь и перебираясь из одной книги в другую, мнение, что осьминоги — безобидные и даже трусливые морские животные.
 Раньше — страшно было подумать! Теперь — это трусливая «партнерша» в танце. Не в силу принципа «золотой середины», но мне все же представляется нынешняя крайность в оценке этого животного далекой от истины.
 Мне доводилось охотиться на осьминогов, случайно встречаться с ними в подводных гротах, вступать в настоящие сражения с ружьем и ножом и нырять за ними, на удивление друзьям, с голыми руками. Поэтому я отношусь к осьминогам как к серьезному, неглупому и сильному сопернику подводного пловца, не иначе, строго придерживаясь правила: подводный охотник, там, где обитают осьминоги, утрой внимание и будь осмотрителен.
 Аквалангисту — тому несколько легче, но и опасней, ибо доступная ему глубина увеличивает вероятность встречи с более крупными экземплярами этих животных, которые, если и не разделаются с ним, нагонят достаточно страху.
 В детстве, «исследуя» подземные проходы кяризов в окрестностях Ашхабада, я бесстрашно по самые плечи засовывал руки в узкие норы земляных крабов. Было ясно — одна клешня может оказаться сильнее другой, и тогда на месте щипка покажутся капельки крови. Но ты не уступил в смелости, отваге и выносливости никому из твоих друзей. И не столько общий внешний вид осьминога, его желеобразное туловище, как будто зашитое в целлофановый мешок, из которого в разные стороны тянутся находящиеся постоянно в движении щупальца-ноги, щупальца-руки с множеством слегка пульсирующих присосков служили тому причиной. Его глаза! Выпуклые, огромные, вопрошающие, иногда чуточку печальные или злые, но всегда выразительные глаза вызывали опасение и страх.
 В одиночку пытался я поначалу охотиться на осьминогов с ружьем. Но у меня, должен признаться, из этого ничего не получилось. Сколько я ни стрелял в осьминогов, которые сидели в своих гнездах, результат всегда был один и тот же. Лишь острие гарпуна притуплялось с каждым ударом о камни и скалы. Стрела пробивала животное, но оно так крепко сидело в своем жилье, присосавшись к стенкам, что лопасти гарпуна всякий раз разрывали его тело, и я оставался ни с чем.
 Иногда я ухитрялся перехватывать осьминога в движении — он плавает рывками, используя при этом специальный орган, действующий как водомет. Оба выстрела были удачными. Но оба раза, прежде чем я успевал подтащить к себе стрелу и забросить ее в лодку, животное умудрялось ухватиться за скалу или оплести щупальцами ветви кораллов. В результате оказывалось, что я напрасно «жег порох». Как бы легонько ни тянул я за стрелу, в конечном счете тело осьминога разрывалось, и стрела без добычи возвращалась в ружье, а раненый спрут уползал в первое попавшееся укрытие.
 Очень скоро я забросил это занятие, так как всякий раз в подобных случаях у меня портилось настроение. Приходило то же самое ощущение, что и во время боя быков, когда новичок тореро трусил, неумело работал с быком, причиняя животному лишь одни страдания.
 Поэтому опытные ныряльщики осьминогов не убивают, не стреляют в них, а вылавливают голыми руками.
 В этом месте главы мной была сделана долгая, в несколько дней, пауза-раздумье, как же дальше вести рассказ. Дело в том, что как в биографии каждого, так и в моей есть сугубо не героические страницы. Мое первоначальное отношение к осьминогам во время подводной охоты — одна из них.
 Сколько ни обучали меня кубинские друзья, терпеливо и настойчиво, сколько ни смотрел я на то, как они ловко, уверенно и всегда успешно действовали, хватая осьминогов за колпачок, который прикрывает хрящевой череп, легко поддающийся разрыву, сколько ни стыдили они меня — ничего не помогало. Чувство неприязни и страха не покидало меня, и я не мог себя пересилить.
 И вот однажды, то ли потому, что просто пришло время, или оттого, что в тот день из-за моего мимолетного испуга пострадал оказавшийся безоружным товарищ по охоте, я, неожиданно для самого себя, попросил Бентоса пойти со мной на осьминога.
 Охотились мы как раз в осьминожьем месте. Я забросил ружье в лодку, а Бентоса никогда ни о чем вторично не надо было просить. На глубине метров восьми в первое же погружение мы обнаружили «живой мешок». Он замер. Немигающие, но зорко видящие глаза следили за нами. По мнению Бентоса, этот для первого раза был слишком крупным. Однако второй, имевший своим домиком нагромождения камней на небольшой подводной терраске, показался мне ничуть не меньше. И все же Бентос подал знак действовать.
 Насытив легкие кислородом, мы нырнули. Меня лихорадило, но я решительно сунул руку в дыру, стараясь ухватить осьминога за колпачок — бугорок, расположенный сразу же за глазами. Животное тут же оплело руку — мне показалось, сотнею щупалец сразу — и плотно приникло к голой коже присосками. В тот день я охотился в майке с короткими рукавами.
 Слыша громкий стук собственного сердца, испытывая неожиданно откуда-то появившуюся тупую боль в желудке, я ощутил, что конец одного щупальца пляшет у меня на левом плече — не может присосаться к трикотажу майки. Выждав положенные пять секунд, конечно же, показавшиеся мне вечностью, — но я исправно считал в уме, — я потянул руку на себя. Но не тут-то было! Щупальца натянулись, как упругие резиновые тяжи, и тело осьминога не поддавалось ни на сантиметр. Моя рука на что-то давила, мяла пальцами что-то мягкое, но осьминог и не думал двигаться с места. По неопытности я не мог точно определить местонахождения уязвимого у осьминога колпачка.
 Близость Бентоса, может быть, и тормозила приближение чувства необузданного страха, но мне уже становилось не по себе. Я потянулся рукой к кобуре с ножом, но Бентос тронул меня за плечо и быстро запустил свою руку в дыру.
 Навстречу руке, из расщелины, чуть выше входа в жилье осьминога, словно хобот слона, вывалилась самая огромная из щупалец нашей жертвы и проворно обвила руку Бентоса по локоть. Но мой друг знал свое дело. В следующий миг я ощутил, что осьминога будто ударило током. Он вздрогнул, сила его присосок явно ослабела, но не настолько, чтобы я мог высвободить руку. Я был благодарен бедняге за это! Бентос, может быть, и не стал бы никому и ни о чем рассказывать, но я, выдернув руку, помчался бы прочь, а потом измучил бы себя угрызениями совести. Рука друга между тем где-то совсем рядом в студенистом мешке уверенно сдавливала жизненно важные нервные центры осьминога.
 Прошла еще секунда, другая, и из норы, вслед за рукой Бентоса, показалось тело животного.
 Повинуясь тому, что делал опытный охотник, я принял вертикальное положение, и оба мы, как два преступника, прихваченные один к другому осьминожьими наручниками, поднялись на поверхность. Четыре свободных щупальца болтались под телом осьминога.
 Лодка была рядом. Лодочник принял трофей, и щупальца осьминога соскользнули с моей руки. В тот миг меня охватило безудержное желание все это непременно проделать самому, и теперь же, немедленно. Бентос вновь последовал за мной.
 Вторая попытка была более удачной. Правда, щупальца этого осьминога не были и полуметровой длины. Я ощутил прилив сил и нырял без конца.
 Еще раз в жизни оказалось, что внешний вид — дело привычки. И в человеке, в конце концов, важнее… характер. В тот день, чтобы доказать прежде всего самому себе, что прежняя трусость вовсе не свойственная мне черта, я натаскал, на радость лодочника, с полдюжины осьминогов.
 Милый Бентос, он, очевидно, не вдумывался в то, что про исходило со мной, но твердо знал, что так было надо. Он, как лучший в мире телохранитель, не отставал от меня ни на шаг.
 С того дня при виде первых признаков жилья осьминогов — они чистюли, но только в своих домиках, рядом всегда полно мусора и отбросов с их стола — я как одержимый бросался на поиски соперника, столько времени державшего меня, как опытный длиннорукий боксер, на дальней дистанции, чтобы еще и еще раз схватиться с ним. Поначалу я не замечал, но всякий раз, как только я начинал шарить по расщелинам в поисках осьминогов (как он это чувствовал, до сих пор для меня остается загадкой), Бентос оказывался рядом. Теперь он догадывался, что делалось у меня в душе, и знал, что рано или поздно могло случиться со мной при встрече с осьминогом.
 Но судьба распорядилась так, что произошла беда с ним, а не со мной.
 В тот день мы охотились с борта отличного моторного катера за коралловыми рифами островков Амбре, что напротив порта Батабано.
 Рельеф дна представлял собой стол театрального художника с макетами сказочных средневековых замков. Казалось, кто-то на совершенно ровную песчаную поверхность нагромоздил рядами, как клетки в курятниках, скалистые глыбы, украшенные башнями и башенками с бойницами и дозорными щелями, зубчатыми стенами, потайными дверьми, узкими проходами, оконцами, где могла бы превосходно устроиться на жилье всякая морская живность.
 Мы, как игрушечные акробаты, опускались вниз головой по отвесной скале, внимательно выискивая, кто в ней укрылся. Достигнув дна, переворачивались, толчок ногами и такой же медленный подъем. И снова плавное, невесомое погружение, толчок и подъем вверх. Место было не из лучших. Но вот я заметил на выступе у самого дна кучку створок гребешков, устриц, пустые раковинки сигуа, останки крабов.
 Бросив ружье на дно, я приник к щели, но владелец ее принял надлежащие меры — закамуфлировался так, что его не было видно. Во второе погружение Бентос был уже рядом. Он уцепился рукой за выступ. Тело его касалось противоположной скалы. Так ему лучше было видеть, что происходило в расщелине. Осьминог шевельнул щупальцем и выдал себя. Увидев его глаза, я сунулся в щель. Бентос внимательно наблюдал за моими действиями.
 Когда же через несколько секунд я со своей добычей попятился назад и выбрался из щели, картина, которую я увидел, заставила меня на миг растеряться.
 По телу Бентоса, уже плотно прижимая его к скале, ползли внушительных размеров щупальца. Рука его еще держалась за выступ, но от локтя до кисти была обвита толстым живым канатом. Были захвачены плечо и шея, спина и живот. Бентос что-то показывал мне глазами и другой рукой подавал знак — «вверх». Но я никак не мог сообразить, что он посылал меня туда за воздухом. По его мнению, я должен был набрать свежего воздуха и скорее возвращаться, чтобы разделаться с предательски напавшим на него из-за угла спрутом. Сам Бентос, выпустив ружье, — плавал он всегда только в плавках, поэтому щупальцы осьминога присасывались свободно и крепко, — пытался оторвать рукой щупальце от шеи.
 Мною овладела растерянность — добытого осьминога я отшвырнул в сторону, — но, очевидно, чувство страха не позволило мне принять единственно верное решение. Следовало атаковать спрута, но вместо этого я выхватил нож и отсек одну за другой все четыре щупальца. Пятое пыталось ухватить меня за руку, но скользило по майке. Бентос, покачивая головой, стал подниматься вверх.
 В лодке, чертыхаясь и отчитывая меня, он принялся сдирать со своего тела еще шевелившиеся щупальца. С живота и со спины у пояса одно щупальце мне удалось оторвать без особого труда. На месте присосков на загорелом теле Бентоса лишь выступили ярко-красные пятна. С шеи Бентос сам стащил второе щупальце. А вот часть, присосавшаяся к спине, не поддавалась. Удалось отодрать присоски лишь с груди, где обильно росли волосы, и то вырывая их с корнями. Так же крепко присосалось щупальце и к руке.
 Что мы только не делали, перебравшись на катер! И солили срез щупалец, и посыпали сахаром, и подносили к ним огонь, и смазывали мерфиолатом, и поливали пресной водой, водкой, ромом и молоком — ничего не помогало: кожа Бентоса оттягивалась вместе с присосками.
 Тогда Бентос из всех присутствующих выбрал меня, отвел на корму и, впервые за все время нашего знакомства, без улыбки произнес:
 — Отдирай!
 Мои попытки убедить его, что надо в город, к врачу, ни к чему не привели. Он только мрачнел и ниже опускал голову:
 — Отдирай! Ты присосал, ты и отдирай!
 — Бентос, давай осторожно попробую ножом, — пытался я выиграть время в надежде, что мне на помощь придут товарищи, но они молчали.
 — Отдирай, или я в последний раз выхожу с тобой в море! — И он ругнулся, зная, как на всю жизнь наказать меня.
 Ухватившись обеими руками за толстый конец щупальца у самого локтя Бентоса, я сильно потянул. С тыльной стороны локтя — там кожа была покрепче и покрыта волосом — показались первые капли крови. Конец щупальца выскальзывал из рук. Я сменил мокрые перчатки на сухие, и дело пошло несколько быстрее. На внутренней стороне руки образовалась сплошная ссадина. Большинство присосков срывало эпидермис с кожи Бентоса. Он подпрыгивал и ругался, однако и мне от этого было легче. Еще два усилия, и щупальце полетело на дно кокпита. На спине остался длинный след.
 Как только Бентос почувствовал, что я закончил свое «кровавое» дело, он тут же бросился за борт. Все немедленно, похватав свои маски, многие даже без ласт, попрыгали вслед за ним. Каждый понимал, что кровоточащие раны — лучшая приманка для морских хищников. Хозяин катера подал ружья, и мы заняли круговую оборону, а Бентос, от которого в разные стороны растекалась бурая вода, лег на спину и орал:
 — Я король! Я король! Вы мои слуги! Я дурак! Я дурак и ее хочу лечиться!
 Бентос не сказал еще никому о том, как все произошло, но я-то хорошо знал, что он, добрейший и милый, этими словами мстил мне: ведь он говорил, что образование у него небольшое, но он, случись ему быть на моем месте, поступил бы иначе — не струсил.
 Минут через десять, прижженные йодом и солями, содержащимися в морской воде, раны перестали кровоточить, и Бентос поднялся на катер. Я сознательно задержался. Пусть уж он скажет о моей неопытности или трусости, как сочтет, не в моем присутствии.
 Когда же, перебросив через борт ногу, я услышал слова Бентоса, мне пришлось быстро уйти в кубрик. Он говорил о том, что так уж вышло и что я иначе поступить не мог!
 В другой раз, когда Бентоса не было рядом, встреча с осьминогом состоялась у меня совершенно неожиданно и могла закончиться куда более печально.
 Нам к середине дня надо было уходить, чтобы к вечеру попасть в порт. Поэтому кок вместительной рыбачьей шаланды потребовал наловить ему как можно быстрее лангустов, которыми он собирался нас угостить. Ночь и раннее утро были душными, и я с первыми проблесками дня пошел в воду без майки. Места мне были хорошо знакомы по вчерашней охоте, и я сразу направился к гроту, в который за ночь могли, как мне казалось, забраться лангусты.
 Так оно и было. Тройка их сидела у дальней стенки. Но вот беда: у каждого правая антенна устремлялась в одну и ту же сторону. Это осложняло положение, ибо означало, что неподалеку находилась мурена и, прежде чем заняться лангустами, следовало сначала выгнать ее из грота.
 Запасшись до предела воздухом, я вторично вошел в грот, почти касаясь потолка, дабы лучше сверху разглядеть мурену, лежащую где-то среди камней на дне грота. Ласты еще торчали из пещеры, когда я почувствовал с содроганием, что меня кто-то пытается обнять. Ощущение было столь знакомым, что воображение не стало рисовать ничего диковинного. Осьминог!
 Попытка опуститься на дно грота и оторваться от щупалец не увенчалась успехом. Тогда я уперся ружьем о дно и попятился назад. Но щупальца уже присосались основательно.
 Сейчас я задумываюсь над тем, что же это было со стороны осьминога — акт нападения или самозащиты? Но тогда размышлять было некогда, секунды промедления могли мне стоить жизни.
 Пережив моментальный испуг от неожиданной встречи, а где-то в глубине души я ее все время ждал (только рядом не было Бентоса), я рванулся в сторону, где должно было находиться животное. В полумраке, в расщелине, я все же разглядел его глаза и между ними колпачок. Упираясь одной ногой о стену грота, я вцепился обеими руками в уязвимое место моего противника. Намяв его, сунул правую руку ко рту осьминога, где у него находится сумка с внутренними органами — второе слабое место. В перчатке трудно было нащупать щель, однако у самого запястья я вдруг почувствовал боль. Укус! Значит, сумка рядом. Сжав тело осьминога что было сил с обеих сторон, я рванул его на себя. Животное подалось. Еще рывок, и я уже мог двигаться к выходу из грота.
 Когда я подплыл к шаланде, в лодку, стоявшую рядом, спрыгнул ее капитан. Он ловким движением втолкнул колпачок внутрь тела осьминога, вывернул через околоротовую сумку и потянул. Щупальца с моей спины, плеч и живота заскользили, как бумажка с переводной картинки, с той только разницей, что на сей раз под ней оставались розовые пятна.
 Друзья по охоте поздравляли меня, но, к моему собственному удивлению, я в тот день не нашел в себе сил снова спуститься в море. За лангустами и моим ружьем, оставленным в гроте, ходили другие. Да и вообще после этого случая я остыл к осьминогам и стал очень осмотрительным. Всегда так нравившееся мне блюдо из щупалец осьминога почему-то стало безразличным.
 В заключение скажу, что если действительно маленькие осьминоги трусят и удирают от подводных охотников, ибо детям трудно справиться со взрослыми, то от крупных, особенно когда они в своем доме, лучше самому вовремя удалиться.
 
 
 Глава X. В осьминожьем царстве
 
 Осьминоги принадлежат к редкой разновидности созданий, о которых среди непосвященных людей ходят самые невероятные рассказы. Удивительнее всего, однако, что факты, которые открылись зоологам, изучавшим этих замечательных существ, превзошли самые фантастические выдумки.
 И. Я. Акимушкин, «Приматы моря»
 
 Уже когда я мог себя считать более или менее опытным охотником, у меня завелся новый друг, замечательный товарищ Оскар. Он, как и Бентос, был незнаком со страхом и начинен неисчерпаемой энергией.
 Оскар пришел в редакцию журнала, когда там были посетители, и терпеливо ждал час, чтобы сказать:
 — Спасибо! У нас четверо детей. Девочки больны, и свежая рыба была так кстати…
 Мы, если охоте сопутствовала удача, возвращаясь в город, часто раздавали наши трофеи жителям соседних с редакцией домов. Так свежая рыба однажды попала и в дом Оскара.
 Он прождал меня свой обеденный перерыв и ушел, попросив разрешения взять с собой свежие номера журнала «URSS». Я предложил ему заходить, когда будет свободное время. Оскар зашел, и оказалось, что наш новый знакомый — сын рыбака, одержимо любит море, хотя и работает механиком-наладчиком табачных машин.
 Над глазом Оскара рассечена бровь, на щеке шрам, и глаз немного поврежден. Как-то в непогоду на большой волне Оскара затянуло под винт мотора рыбачьей лодки. На пальцах левой руки — мизинце и безымянном — недостает двух ногтевых фаланг. Он еще юношей нырял за лангустами без маски и узнал силу челюстей мурены. В тот день Оскар тут же одолжил у приятеля маску и ружье. Засушенная голова «обидчицы» лежит у него и по сей день в шкафу. Когда случился пожар в квартире соседки, он один, до прибытия пожарных, потушил его. О том свидетельствуют шрамы на правом предплечье и тыльной стороне кисти. В шестиэтажном доме, где Оскар с семьей занимает небольшую квартирку, никто не вызывает ни слесаря, ни водопроводчика, ни монтера — всем всё с удовольствием ремонтирует Оскар.
 Он, горячий патриот, коммунист, живо интересовался делами нашей страны. Мы подружились, потом стали вместе выезжать в море. Везде у Оскара были друзья, но больше всего в провинции Пинар-дель-Рио.
 В поселок Ла-Эсперанса в тот день мы приехали задолго до первых петухов. В доме, куда постучал Оскар, нас радушно встретили, и через пять минут на столе в чашечках дымился черный кофе. Несмотря на воскресный день, хозяин, владелец моторного ботика, с готовностью согласился выйти с нами. Также прервал свой отдых и кладовщик местного кооператива, чтобы выдать нам лед.
 Рассвет застал нас на подходе к тоням, на виду у кораллового островка Инес-де-Сото. Было прохладно, но утро оказалось настолько удачным, что через два часа после начала охоты — нас было трое — 500-фунтовый трюм ботика оказался до предела загружен. Мы были более чем довольны успехом, хотя но израсходовали и половины наших сил. Вместе с тем на обратном пути в порт, потроша рыбу, пришлось задуматься: что же с ней делать, куда ее девать?
 Оскар, как всегда, решительно заявил:
 — Не будь я механиком, если нам надо спешить. Мы ж не устали? Махнем-ка в Сан-Луис.
 Я не понимал затеи Оскара, и он почувствовал это по моему взгляду.
 — Там сейчас самая тяжелая пора. Люди собирают табачный лист… — И, немного помолчав, добавил для вящей убедительности: — Лучший в мире! Нам будут рады, и дело хорошее сделаем… На голосование не ставим. Решено!
 Никто не стал возражать. В багажнике «Волги» был ящик, специально, оборудованный для перевозки рыбы на большие расстояния, поэтому нам явно не надо было спешить возвращаться в Гавану.
 За местечком Сан-Висенте с его лечебными источниками, по правую сторону шоссе, открылся вид на одно из самых красивых мест Кубы — долину Винья′лес.
 За городом Пинар-дель-Рио начинается равнина, где земля, вода, воздух, солнце и руки «гуахи′ро» производят лучший в мире сигарный табак — Вуэ′льта Аба′хо.
 Не доезжая городка Сан-Луис, сворачиваем на грунтовый проселок. Сразу по левую и правую стороны потянулись бесконечные марлевые тенты, под которыми растет табак.
 Останавливаемся у добротного, аккуратно выкрашенного деревянного домика, подход к которому охраняют вечные стражники — две высокие королевские пальмы.
 — Здесь живет администратор народного имения, — сообщает нам Оскар. — Они поставляют нам на фабрику самый высококачественный покровный лист.
 Среди знаменитых на весь мир табаководов оказались и страстные подводные охотники. Они уговорили нас не возвращаться в Гавану и провести с ними вместе воскресный день. Мы заехали в соседнее селение, где жила невеста одного из парней, раздали тамошним жителям оставшуюся рыбу и под самый вечер отправились на трех машинах в рыбацкий порт Ла-Коло′ма.
 Рано утром на просторной самоходной шаланде мы шумной компанией шли к островам Сан-Фелипе — «осьминожьему царству». Их много, больших и малых, необитаемых коралловых островов. На одном из них — Кука′нос (мнения разошлись, ибо иные утверждают, что на Сиху′) — по сохранившейся в народе легенде, до сих пор находится клад Олоне′са, известного карибского пирата конца XVII века. По преданию, клад, состоявший из золотых монет, драгоценных камней и украшений, был скрыт в прибрежном гроте, который в прилив затопляется водой.
 Оставляя борт шаланды, ловлю себя на том, что думаю о сокровищах Олоне′са. Мы начали охоту у островка Хуан-Гарсия. «Может, пират специально всё запутал с названием острова?»
 Общая глубина не более десяти метров, но кругом множество пещер. Отвесные стены пестрят гротами, скальными расщелинами, разными отверстиями и проходами — обычно излюбленные места головоногих моллюсков.
 Нам говорили рыбаки с шаланды, что коралловые рифы Сан-Фелипе всегда полны осьминогов. Так оно и оказалось. Вот тройка их, очевидно молодых, повстречалась мне в подводы. Это — диковинное зрелище. Плывущий осьминог воспринимается как рыба, у которой тело вытянуто подобно торпеде. Есть глаз, но рта и жабр не видно и вместо хвостового плавника множество стабилизаторов — это щупальца.
 Налетев на меня, осьминожата растерялись и спланировали или, скорее, спарашютировали на дно, усевшись на свои щупальца. Осьминоги были похожи на фантастические аппараты пришельцев из другого мира. Тела бледного цвета. Три пары бычьих глаз с удивлением разглядывали меня. Вот один из них припал к камню и окраской совершенно слился с ним. Его примеру последовали остальные. Я коснулся ближнего ко мне концом стрелы. Маленький спрут проворно сорвался с места, обдав стрелу чернильным облаком, и вся стайка дала стрекача.
 Набрав воздуха, я решил проверить соседний грот и тут же обнаружил, что он заселен осьминогами — на дне в изобилии разбросана пустая ракушка. Присмотревшись, я увидел два довольно крупных глаза — они зоркие, как у кошки, и видят и темноте, как совиные. Глаза эти пристально следили за тем, что я стану делать дальше. Я же медленно протянул в сторону осьминога ружье. Животное замерло. Но вот щупальце резко метнулось к стволу, обвило его, поплясало по металлу — «продегустировало» — и спокойно убралось.
 Мне не хотелось охотиться на осьминогов, но мой товарищ — в паре со мной был Оскар — придерживался иного мнения. Он подозвал лодку, и вся компания с гамом, визгом и победными возгласами (разумеется, на поверхности) принялась за ловлю лакомых моллюсков. Молодые ребята-табаководы были, что называется, заводными — они искали острых ощущений.
 Подумав, что этим шумом они распугают всю рыбу, я несколько отплыл. Но и здесь не обошлось без встречи с осьминогом. Он явно спасался бегством от нашествия охотников и, удирая, наскочил на меня.
 Мчался он, смешно выбрасывая назад щупальца, отдаленно напоминая способ передвижения известной в Черном море белой медузы. Только в отличие от нее у осьминога имеется реактивный аппарат — трубка-воронка, через которую он с силой выталкивает воду. Струя ее была отчетливо видна, как видны зимой на аэродроме потоки горячего воздуха, вырывающиеся из сопла авиационных моторов.
 Увидев меня, осьминог шарахнулся в сторону и попытался улизнуть. Он прилепился к скале и пополз по ней в поисках укрытия, однако я преградил ему дорогу. Тогда он юркнул на дно. Голова животного показалась мне с крупный арбуз, а щупальца были не менее полуметра. У дна скала оказалась совершенно гладкой, но рядом росли водоросли псералеи, торчали метелки роговых кораллов птерогоргии и губки-органчики спонгелии. Осьминог закамуфлировался под их серо-буро-зеленый цвет. Он замер и даже перестал дышать.
 Я приблизился почти вплотную и впервые так отчетливо разглядел глаза этого животного, они очень понимающе глядели на меня.
 Я дотронулся до туловища стрелой. Осьминог выпрыгнул из укрытия на поляну и, смешно перебирая своими многочисленными ногами, помчался по ней вприпрыжку.
 Я настиг его у подножия другой скалы, густо покрытой черным налетом с серыми пятнами — корочками мшанок. Мой «приятель» мгновенно стал черным в серых яблоках.
 Это не удивило меня, так как я уже хорошо знал способность осьминога менять цвет. Но вот когда я прижал стрелой голову животного, глаза его моментально налились кровью, потемнели и стали жесткими. Да и сам осьминог побагровел, налился фиолетовыми чернилами, потом побелел и вновь обрел светло-коричневый цвет. Смена красок проходила волнами, и нельзя было уловить места, откуда она начиналась. Щупальца напряглись, и половина их направилась в мою сторону, принимая цвет то ярко-коричневый, то темно-оливковый. Внешний вид осьминога стал угрожающим.
 Мне хотелось еще понаблюдать за сменой устрашающих цветов, но животное по-своему решило положить конец моей забаве. Хорошо, что эта мысль осьминогу пришла в тот момент, когда я отпустил его и стал перед всплытием принимать вертикальное положение. Компактный заряд осьминожьих чернил пришелся мне в грудь и в живот.
 Опорожнив чернильный мешок, он быстро пополз по стене, а я в испуге стал подниматься, перчаткой протирая маску. Часть чернил попала на стекло, и все кругом сразу затянуло дымкой.
 Чернила осьминога служат ему хорошим средством обороны. У него есть очень свирепый враг — мурена, которая любит лакомиться моллюсками. В состав чернил, как недавно выяснили ученые, входят сильнодействующие наркотики, которые моментально парализуют обонятельные нервы мурены и, конечно же, попав на глаза этих хищниц, лишают их на некоторое время возможности видеть. Чернила — липкие и весьма долго не расходятся в воде.
 Протерев маску, ныряю к расщелине, куда, как мне показалось, скрылся мой «знакомый». Там никого нет. Вокруг много других щелей и отверстий, но все они, должно быть, неглубокие. Скорее чувствую, чем вижу, как кто-то обхватывает руку в предплечье у локтя.
 «Ах ты проказник! Ты же убегал от меня, трусишка! Зачем же теперь ты сам ко мне вяжешься? Или там ты был слабым, а здесь чувствуешь себя дома? У тебя, однако, оказывается, еще и повадки заправского дворового пса. Ну погоди!»
 Второе щупальце — упругий резиновый тяж — уже обхватило запястье. Бросаю ружье и в расселине рядом вижу все туловище и глаза моего врага. Раз так, выхватываю нож из кобуры на правой ноге и одним ударом рассекаю мешок промеж глаз. Там у животного скопление нервных центров. Высвобождаю руку с мыслью: «А что, если не отпустит?», однако все обходится благополучно.
 Возвращаюсь к Оскару. Там охотники сгрудились вместе. Сложилась ситуация, которая могла кончиться плохо для одного из них. Он уже в лодке и приходит в себя, натерпевшись страху и наглотавшись соленой воды. Оскар увлекает меня ко входу в довольно высокий грот. Внутри светло. Серыми студенистыми комочками на клейких стебельках гроздьями висят по потолку яйца осьминога.
 «Ах вот в чем дело! Молодой табаковод не учел, что материнская любовь осьминожихи могла бы войти в пословицу». Осьминожиха — не как какая-нибудь кукушка, она зорко охраняет будущее потомство, не отходит от него и в это время очень агрессивна, сильна и предельно самоотверженна. В это время с ней шутки плохи.
 Мы поднимаемся на шаланду и направляемся к острову Реаль. Там рыбакам известен просторный шалаш, который выстроен на живописном берегу среди пышной зелени. В нем укрываются угольщики, когда приходят на остров заготавливать дрова.
 По пути продолжаем охоту. Но вот и остров. Кок, он же капитан шаланды, занялся приготовлением обеда. Прямо у нас на глазах он хватал осьминога и 79 раз (почему именно это число, никто не знал и он сам не мог объяснить) сильно ударял им о дерево. Потом чистил, удалял внутренности, снимал кожу, промывал. Кипятил двадцать минут в литре воды и полутора литрах белого вина вместе с луком и специями по вкусу. Затем резал на мелкие кусочки и подавал в оливковом масле со свежим перцем. Это было объедение.
 Еще в шаланде мы заметили, что один средних размеров осьминог ожил. Когда его бросили в общую кучу, колпачок, очевидно, вывернулся из сумки и животное пришло в себя. Тогда самый молодой из нас решил прихватить осьминога домой живым, для чего посадил его в ведро с морской водой. С ведром он не расставался, и так оно оказалось на суше вместе с нами. Ведро прикрыли доской и поставили в тени у стены шалаша. Но вот Оскар обратил внимание, что в соседних кустах что-то шевелится. Там оказался осьминог. Его немедленно водворили в ведро, однако вскоре осьминог вновь выбрался из него и направился к морю. Для этого ему надо было пересечь поляну, на которой мы расположились. И беглец был пойман. Его снова затолкали в ведро, придавили крышку внушительным камнем и стали наблюдать, как он будет вести себя. Каждые пять минут мы проверяли его. Наш пленник сидел тихо. Но стоило нам разойтись, как осьминог тут же оказывался на поляне.
 Вот поистине фокусник, способный пролезать в игольное ушко!
 Тогда кок-капитан сказал:
 — Он очень умный. Пока живой, обязательно найдет дорогу к морю.
 Нас всех это заинтересовало, и мы проделали не менее десяти разных экспериментов: кружили осьминога в ведре, уносили в глубь острова, вращали его вокруг собственной оси, меняли место, переворачивали. Спрут упорно поднимался на ноги и, на удивление всем, безошибочно избирал кратчайшее направление к берегу.
 Недаром некоторые ученые утверждают, что головоногие моллюски-осьминоги умнее дельфинов.
 
 
 Глава XI. Бабушкин зонтик
 
 Много лет размышлял я над жизнью земной.
 Непонятного нет для меня под луной.
 Мне известно, что мне ничего не известно.
 Вот последняя правда, открытая мной.
 Омар Хайям, «Рубаийят»
 
 Познакомились мы с доктором при весьма неприятных для меня обстоятельствах. В «Волге» я был один и объезжал грузовые автомашины, стоявшие вереницей по обочине шоссе, как вдруг из-за передней мне под колеса выскочил мальчуган лет девяти. Завизжали тормоза, «Волга» вильнула в сторону, но мальчик все же был сбит бортом машины. Тут же появились взрослые, которые, вместо того чтобы помочь малышу, принялись обвинять меня в неумении водить машину.
 Обстановку разрядил подошедший к нам человек, который сказал, что он ехал сзади и видел, как мальчик бежал от дома к дороге и сам неосмотрительно выскочил на шоссе. Потом он представился детским врачом, попросил мальчика открыть рот и высунуть язык. Осмотрел и ощупал его со всех сторон. Поднял на руки и отнес к своей машине. Там смазал ссадины на ножке и руке красной жидкостью, покрыл их тонким слоем какой-то мази и сказал:
 — Могло быть хуже, малыш. Будь осторожен. — И, уже обращаясь к родителям: — Если понадобится, вот моя визитная карточка, привозите мальчика в Гавану. Я во всем помогу.
 Мальчуган, слегка прихрамывая, но улыбаясь, припустился к дому, с гордостью показывая своим друзьям ссадины. Мы с доктором обменялись телефонами. Встретились в Гаване и подружились. Он оказался завзятым подводным охотником, сам мастерил себе ружья и любил плавать в море с аквалангом. Естественно, мы стали выезжать с ним на дикие, известные только ему пляжи, чтобы поохотиться в не тронутых еще человеком подводных дебрях.
 Как-то раз мы собирались на южное побережье, к мысу Куропаток, завершающему собой выход из залива Кочинос в Карибском море. Место это было нам хорошо знакомо.
 В поездку с нами увязался сынишка доктора, Альберти′ко, которого отец долго не соглашался взять с собой, зная, в каком опасном месте нам предстояло на этот раз охотиться. Но у Альбертико был веский аргумент: отец обещал ему охоту, как только он с хорошими оценками кончит седьмой класс. Доктор был вынужден согласиться. Чуть подумав, он вошел в дом и через минуту вышел, неся под мышкой… зонтик.
 Зачем нам старый зонтик, во многих местах которого красовались дыры, коль скоро мы отправлялись в море? Доктор понял наш немой вопрос.
 — Бабушкин, — только и сказал он.
 Закончив свое, ничего не давшее нам, объяснение, доктор проверил, исправно ли открывается и складывается зонтик, и аккуратно уложил его на заднее сиденье автомашины.
 Всю дорогу мы шутили над доктором, но когда впереди показался пляж, заговорили о лодочнике, который, должно быть, уже нетерпеливо поджидал нас, и забыли о зонтике.
 От берега, у того места, откуда начиналась охота, дно, покрытое белым песком, медленно уходило вглубь. То здесь, то там попадались нагромождения камней, подводные островки отмерших и живых кораллов, семейства губок, поля черепаховой травы; особенно густыми были заросли морской капусты — ламинарии.
 Все это представляло собой превосходное укрытие для рыбы. Разноцветные губаны, называемые на Кубе не только за форму зубов, похожих на клюв, но и за яркую окраску «попугаями», толстые миктероперки, морские окуни, быстрые луцианы всех мастей, золотистые собаки и мероу прямо как в аквариуме ходили перед нами.
 Альбертико оказался проворным пловцом — до дна было не более трех метров, — он ловко нырял, правильно пользовался подводным ружьем, умело распознавал места, где скрывалась рыба, и поэтому очень быстро стал равноправным членом нашей команды.
 Метрах в двухстах от берега, параллельно ему, на голубой воде четко обозначалась темно-синяя линия. Мы знали, что это так называемая бровка, за которой резким перепадом дно уходит на глубину до сорока метров. По обрыву вниз там было много трещин, расщелин, подводных гротов, в которых любит стоять рыба.
 Однако мы сознательно держались от обрыва на некотором расстоянии, так как это было опасно: на большой воде легко могла произойти встреча с любым морским хищником, а с нами охотился мальчик.
 Небольшой ялик, в котором сидел старый рыбак, лежали запасные ружья и куда мы складывали добытую нами рыбу, в лучшем случае мог бы принять на борт лишь еще одного человека. А нас в море было трое.
 Мы не хотели рисковать. Но, как часто случается на охоте, увлеклись и незаметно для себя оказались у бровки.
 Ялик стал еще быстрее загружаться рыбой. Альбертико действовал не хуже нас, взрослых. Он безошибочно различал съедобную рыбу от несъедобной, обходил щели, где сидят в ожидании зазевавшихся рыбешек мурены; заметив более крупных рыб, с которыми ему трудно справиться самому, он вовремя подавал сигналы нам. Ныряя по несколько раз, он без посторонней помощи извлекал из нор подстреливаемую им добычу, настойчиво преследовал не подпускавших близко осторожных морских окуней.
 Я видел, как он раз пять спускался к одной и той же расщелине и подолгу, пока хватало воздуха в легких, замирал у выхода из нее. В конце концов за терпение и настойчивость он был вознагражден: на стреле ружья оказалась увесистая тупорылая гуаса — редкая и вкусная рыба. Сдержанный на похвалы доктор и тот, по-русски подняв кверху большой палец, поздравил сына.
 В тот день вообще охота была на диво увлекательной и успешной.
 Мы не охотились еще и получаса, а на моем счету уже было три лангуста, два синих скара (губаны), две отливавшие золотом собаки, «черна» фунтов на пятнадцать и приличный серый луциан.
 С трудом, после долгой борьбы, — стрела изогнулась, как спица в поломанном колесе, — я наконец извлек из узкой трещины в скале, скрытой незначительным выступом на глубине двенадцати метров, каменного окуня. Весил он килограммов десять, не менее. Забросив его в ялик и перезарядив ружье новой стрелой, я собирался было проверить соседнюю с трещиной нишу, как вдруг увидел картину, которая заставила меня содрогнуться.
 Альбертико с вытянутым вперед ружьем опускался вниз по обрыву, преследуя «попугая», и ничего кругом не видел. А прямо на него двигалась двухметровая акула. То была белая акула-людоед, которая в Карибском море не уступает в свирепости ни тигровой, ни рыбе-молоту, ни акуле-мако.
 Короткое заостренное рыло, полная острых треугольных зубов пасть вдвое шире своей длины, ничего, кроме жестокой решимости, не выражающие глазки, мощное, правильной формы торпедообразное тело внушали панический страх всем без исключения обитателям моря.
 Я немедля поспешил к мальчику. Акула сделала легкое, еле заметное движение хвостом и замерла на месте. Потом поплыла в сторону.
 Агрессивные намерения ее проявились сразу. Хищница ничуть не испугалась нас и, описывая ровные полукруги, продолжала приближаться, не спуская взгляда своих тусклых глаз именно с мальчика.
 Оказавшись рядом с Альбертико, я увидел, что он не испугался. Он не струсил даже, когда акула, опустившись на большую глубину и набирая скорость, пошла в атаку. Я нырнул хищнице навстречу, готовый выстрелить. Но та вовремя отвильнула.
 Мы с Альбертико стали спиной друг к другу и поспешили отвинтить наконечники; это всегда делается при встрече с акулой, если нет желания помериться с ней силой, — тупая стрела наносит хищнице укол, но не остается в ее теле. Мы готовы были к обороне, и я подумал: «Как же так, почему доктора нет с нами?» На секунду подняв голову над водой, я увидел и вовсе не объяснимую картину: опытный и смелый подводный охотник, который не мог не понимать смертельной опасности, нависшей над его сыном, плыл к лодке.
 Между тем акула снова пошла в атаку. Теперь близость ее была настолько рискованной, что мне, нырнувшему ей наперерез, пришлось выстрелить.
 Хищная тварь метнулась в сторону, но метрах в пятнадцати от нас остановилась. Укол стрелы без наконечника лишь испугал ее, не причинив вреда.
 Пока я перезаряжал ружье — для этого надо всего секунд десять — пятнадцать, — к акуле присоединились еще две. Положение становилось критическим. Надо было как можно скорее подзывать лодочника.
 Подняв голову над водой, я увидел доктора, плывущего к нам от лодки со стремительностью хорошего спортсмена на дистанции.
 Тем временем акулы, все три, словно по команде старою и, пошли вниз. Мы знали, что это был их излюбленный прием для начала атаки. Не успели мы с Альбертико сообразить, что делать, как доктор уже был под нами. Усиленно работая ластами, он летел навстречу акулам. Мы нырнули за ним. Но, когда хищниц и доктора разделяло всего метров пять и столкновение казалось неминуемым, доктор быстро выставил вперед и раскрыл… зонтик.
 То, что произошло в следующий миг, трудно себе представить. Перед нашими глазами блеснули три белые молнии — и хищниц след простыл.
 «Вот так бабушкин зонтик!» — подумали мы и, переводя дыхание, поплыли к берегу.
 Когда же на берегу мы принялись разводить костер, доктор, обращаясь к сыну, наставительно сказал:
 — Альбертико, всему виною, очевидно, был твой никелированный нож. Его блеск манил к себе акул. Ты больше никогда не бери его с собой в море.
 Затем доктор объяснил, почему акулы так пугаются простого зонтика.
 — Акулам, — сказал доктор, — представляется, будто нечто более бесстрашное и сильное, чем они сами, движется на них.
 — Когда открывается зонтик? — спросил Альбертико.
 — Ну конечно! Зонтик в долю секунды превращается из точки в огромный темный круг.
 После такого урока, преподнесенного нам доктором, мы уже никогда не выезжали на охоту в море без чудо-зонтика.
 
 
 Глава XII. Самая опасная морская трусиха
 
 В обычный год акулы убивают не менее сорока и не более трехсот человек.
 Н. Т. Пенней «Охлаждение сенсаций»
 
 Видный американский зоолог и токсиколог профессор Брюс Холстед в работе «Опасные морские животные» так высказывает свое отношение к этим хищникам: «Пловцы и аквалангисты боятся акул, вероятно, больше, чем всех других морских животных. Несмотря на огромное количество романов, легенд и ужасных рассказов, написанных на эту тему, фактов, свидетельствующих о взаимоотношениях акул и человека, мало. Мнения об агрессивности акул бывают самыми различными: от „большинство акул опасно“ до „ни одна из них не вредит“ человеку. Научные данные и записи врачей заставляют думать, что истину следует искать где-то между этими одинаково неприемлемыми крайностями».
 А пионер подводного плавания Жак-Ив Кусто утверждает, что «из многочисленных — больше ста встреч с акулами самых различных видов я сделал два вывода. Первый: чем ближе мы знакомимся с акулами, тем меньше знаем о них. Второй: никогда нельзя предугадать заранее, как поведет себя акула».
 В предыдущей главе я рассказал об одной из встреч с «королевами» моря, во время которой они проявили себя отменными трусихами.
 Однако в моей практике спортсмена — подводного охотника — были и встречи, которые могли оказаться из-за агрессивности акул весьма печальными для людей в море. Чем же объяснить такое различие в поведении акул и что такое вообще эти рыбы в тропическом море?
 Акулы — самые крупные рыбы, относятся к типу хордовых, подтипу позвоночных или черепных, классу рыб, подклассу пластиножаберных или поперечноротых, отряду акулообразных. Их размеры достигают: китовая акула — 18 метров, гигантская акула — 15 метров, белая — 12 метров, тигровая — 9 метров, полярная — 6 метров, синяя — 5 метров.
 Однако есть и акулы-карлики, такие, например, как светящаяся, не более 40 сантиметров. Самая же маленькая акула на свете — кубинская кунья, так та спокойно может поместиться на ладони взрослого человека.
 Почти все акулы сформировались в давние геологические эпохи, примерно 200–300 миллионов лет назад, и представляют ветвь наиболее древних низших хрящевых рыб. От них получили свое начало более организованные с точки зрения науки костные рыбы, в то время как сами акулы остановились в своей эволюции. Ихтиологи вполне справедливо считают акул существами крайне примитивными. Вспомним, однако, что в словарях синонимов всех языков мира слово «примитивный» стоит рядом со словом «простой», а ведь все гениальное — просто.
 Акулы, в полном смысле этого слова, — хозяйки моря. Их не напрасно называют «королевами», и ничего абсолютно не выдает в них живых существ, подверженных вымиранию. Наоборот! Достаточно повстречать их под водой, чтобы, помимо иных ощущений, у вас обязательно сложилось непреложное мнение, что акула — это животное, лучше других приспособленное к существованию в той среде, в которой она обитает. Ее торпедообразное тело обладает огромной силой. Превосходно сбалансированные физиологические функции делают акулу властительницей моря, где ей не угрожает практически никакая опасность. Невольно рождается вопрос: не в силу ли этой причины природа и приостановила ее эволюцию?
 Адаптация акулы к морской среде поразительна. Исследователи морских пучин встречали обыкновенных акул на глубине более полутора тысяч метров, где колоссальное давление и обитать могут лишь немногие живущие там постоянно существа.
 Ее способность восприятия, непосредственного отражения объективной действительности органами чувств (кроме зрения) находится на грани сверхъестественного и не имеет на земле среди живых существ себе равных. Лань в состоянии чувствовать присутствие человека в радиусе километра при дующем в ее сторону ветре. Акула же, вне зависимости от течений, способна регистрировать малейшие колебания воды на расстоянии до двух километров, а может быть, и больше. При этом она совершенно точно определяет направление и безошибочно расшифровывает природу колебаний, особенно тех, которые связаны с бедой. Тут уж она обязательно поспешит, чтобы поживиться легкой добычей и утолить свой акулий, куда более алчный, чем волчий, аппетит. Воспринимает акула эти колебания малой частоты благодаря тончайшим образом настроенному специальному органу, который состоит из пластиночек и сплетений нервных волокон и расположен в голове и главным образом по бокам вдоль всего ее тела.
 Не менее, чем у лани, развито у акулы и обоняние. Она также способна на большие расстояния улавливать присутствие в воде даже самого незначительного количества, например, крови, что у большинства акул вызывает, как правило, высшую степень возбуждения. Очевидно, обоняние непосредственно связано с центрами, регулирующими питание, а близкое присутствие еды вызывает усиленное выделение желудочного сока.
 Тогда движения акулы вместо обычных, с ленцой, становятся беспорядочными, пульсирующими, зигзагообразными. Она настойчиво приближается к своей цели, пробуя на зуб все, что попадает ей под руку, и, в подавляющем большинстве случаев, в конце концов обнаруживает источник крови и атакует. Остановить ее может только испуг.
 Пасть акулы — это мощный аппарат разрушения любой живой материи. Американские ученые определили, что давление челюстей голодной акулы (очевидно, весьма крупной) составило однажды около 200 атмосфер! А челюсти ее, которые не только широко размыкаются, но и способны совершать разнонаправленные движения, как известно, вооружены крупными, до 7 см, лезвиевидными и клыкообразными зубами до 26 в ряд. Каждая же челюсть имеет до 6 таких рядов, хотя в действии используется лишь передний. Акула часто теряет зубы, ломая их, но проходит неделя, и… соответствующий зуб последующего ряда перемещается в первый. У других видов акул поизносившиеся зубы со временем замещаются сразу целым рядом.
 Еще одной особенностью, я бы сказал весьма положительной для примитивной акулы, является ее пищеварительный аппарат. Акула ест все и почти все переваривает. Чего только иной раз пе находят в желудках акул! Все, что может представить себе воображение, вплоть до пакетов со взрывчаткой и секретного японского шифра.
 Зато она не уступает ни одной другой рыбе в живучести и обладает завидной крайне низкой болевой чувствительностью. Уязвимым местом ее является глубоко укрытый слоем хрящей, затвердевшего жира и грубой кожи маленький мозг. Нос и жабры — слабые места, но даже серьезное ранение жабр разрывной нулей не влечет за собой быстрой, я уже не говорю — моментальной смерти акулы.
 Цвета эта хищница не различает и вообще видит очень плохо. Очевидно, зрение ее вступает в действие лишь в диапазоне 5 — 10 метров от объекта, но яркий блеск весьма и весьма привлекает ее внимание.
 Живут акулы в одиночку. Сходятся в пары, только когда инстинкт напоминает им о необходимости продолжения их акульего рода. Если поиск добычи иногда сводит акул в стаю больше трех, они становятся чрезвычайно осторожными и недоверчивыми, ибо не редки случаи, когда более крупная из них атакует своего собрата и тогда все остальные вместе устраивают пиршество. Вообще было бы вполне уместно пустить в обиход сравнение: «недоверчив, как акула».
 Размножаются эти хищники медленно. У всех ныне живущих акул оплодотворение внутреннее, хотя одни из них откладывают заключенные в твердую оболочку немногочисленные яйца, а другие родят живых детенышей. Последние способны к продолжению рода не раньше чем годам к 15 и носят зародыш в себе до двух лет. Только что появившийся на свет акуленок — уже грозный морской хищник.
 Мясо акул съедобно, но только после специальной обработки — вымачивания и удаления запаха мочевины. Оно вкусно и у некоторых напоминает мясо осетровых. Жареную в масле белую акулу трудно отличить от трески.
 Промысел акул для человека весьма полезен. Из печени и жировых прослоек крупных экземпляров (обычно это составляет 20 процентов от общего веса) вытапливают до пятисот литров жира, богатого витаминами, широко используемыми в парфюмерии. Печень тигровой и акулы-молот ценится больше других, ибо содержит особо высокоусваиваемые витамины «А» и «Д». В одном грамме печени акулы-молот, например, до 357 тысяч единиц витамина «А».
 Из хрящевого скелета, помимо модных палок, ручек для зонтов, рукояток для хлыстов и т. п., вперемешку с мясом приготавливается превосходная мука, составляющая основу комбикорма для домашней птицы и применяемая как эффективное азотистое удобрение в сельском хозяйстве.
 Кожа идет на изготовление модельной обуви, чемоданов, сумок, портфелей, перчаток, поясов и до сих пор применяется краснодеревщиками для самой тончайшей шлифовки ценных пород древесины.
 Акульи плавники, особенно тигровой, являются в большинстве стран Азии деликатесом самого изысканного стола.
 Всего ихтиологам известно около 350 видов акул, из которых на человека нападает не более 20. Подсчитано, что в среднем в 52 случаях из 100 нападений акул они для человека оказывались смертельными.
 Опасность нападения акул (снова обратимся к Б. Холстеду) «наиболее велика в тропических и субтропических морях, между 30° северной и 30° южной широты… По большей части нападения происходят при температуре воды более 20 °C, хотя бывали случаи гибели людей при температуре 15 °C и более низкой. Чаще всего нападения бывают в январе, а наиболее опасное время суток — с 15 до 16 часов. Однако акулы питаются в течение всего дня и особенно ночью».
 В кубинских водах наиболее опасны для человека белая акула, остроносая сельдевая, или мако (дьентусо),[13] голубая (асуль), тигровая (алекрин), желтая (галано), песчаная (кабеса-де-батэа) и акула-молот (корнуда). На Кубе общеизвестно, что белая, мако и акула-молот часто в поисках пищи атакуют рыбачьи и прогулочные лодки.
 В богатых пищей теплых водах тропической Атлантики акулы обычно достигают максимальных размеров и весят от одной до двух с половиной тонн. Те же, которые питаются поблизости от берегов и с которыми в силу этого встречаются подводные охотники, конечно, гораздо меньше.
 За все время выходов в море на охоту — по среднему подсчету их было за четыре с половиной года не менее чем полторы сотни — мне довелось видеть опасных акул не более 15 раз.
 
 
 Глава XIII. О том, что и как было
 
 Будь искусным в борьбе,
 в громе битв ты себя не жалей.
 Чтоб смеяться над равным себе
 и над тем, кто сильней.
 Народная поэзия пушту, «Песни разлук и встреч»
 
 Первая встреча с живой акулой в ее собственных владениях произошла у меня буквально в первые же дни моего выхода в тропическое море. Случилось это напротив пляжа Бакуранао, где мы с Армандо не столько охотились, сколько рассматривали останки затонувшего корабля. Армандо обучал меня технике ныряния и пребывания под водой, однако с нами, конечно же, были ружья. Своим я и не замедлил воспользоваться, когда, несколько раз нырнув, хорошенько разглядел бок и плавники рыбы, стоявшей под металлической станиной, обросшей водорослями и заселенной различными ракушками. В следующий миг из-под рамы вылетела метровая черная рыба. Я ухватился за рукоятку ружья обеими руками, и рыба завертела меня, как если бы я был мельничным жерновом, а она очень старательным волом.
 Армандо поспешил на выручку. Подтянул стрелу, ухватился за нее и рукояткой ножа нанес несколько ударов по голове моей добычи.
 Нетрудно себе представить охватившие меня чувства, когда я понял, что это акула. Армандо только потом рассказал, что это акула-кошка, или нянька, и она безобидна для человека, так как рот ее слишком узок, а зубы расположены глубоко в пасти. Оказалось к тому же, что она несъедобна. Вместе с тем Армандо предупредил меня, что акулы эти опасны, когда, испугавшись, выскакивают навстречу охотнику из гротов и других укрытий, ибо прикосновение ее шершавой, как наждак, кожи оставляет на теле пловца глубокие следы.
 Буквально через месяц с тем же Армандо мы выискивали по дороге к курортному городу Варадеро места скопления рыб. На куканах наших уже висело по несколько рыбин, и мы направлялись к нагромождению камней, когда я увидел акул, которые шли со стороны моря параллельным курсом. Я просигналил. Армандо, плывший несколько впереди меня, возвратился. Акулы повернули к нам и стали. Нас с ними разделяло не более пятнадцати метров.
 Армандо показал, что надо свинчивать наконечники. Тем временем акулы осторожно приблизились. Я уже был хорошо проинструктирован Армандо и начитался всякой литературы, но меня вдруг зазнобило. Бросив спасительный взгляд в сторону кукана, на который только что была насажена рыба, я убедился, что она еще живая и ходит, таская за собой кукан.
 Акулы не были крупными. Самка достигала чуть более полутора метров. Голова — сплюснутая, рыло короткое, плоское, закругленное, глаза — пуговки, преобладающий цвет по всему телу светло-каштановый с оранжевыми подпалинами. Пасть, почти как у клоуна в цирке, обведена ярко-белой каймой.
 Самец сделал еще движение в нашу сторону. Армандо вытянул по направлению к нему руку с ружьем. Хищник проворно вильнул и подплыл к моему кукану. Остановился на расстоянии полуметра, «понюхал». К нему подошла самка. Армандо последовал за ними. Но самка, очевидно, уже что-то «сказала» — мне так подумалось, — и пара акул спокойно отошла от кукана, растворившись в синей мгле моря.
 — Галано, — объяснил мне Армандо, — желтая акула. Между прочим, мясо съедобно.
 Я содрогнулся от мысли, что Армандо мог бы ввязаться с ними в сражение, и скорее потащил его подальше от места встречи с акулами.
 Еще больше страху натерпелся я, когда примерно через год после того, как начал охотиться на Кубе, вышел в море со старым рыбаком на моторной лодке и мальчиком лет пятнадцати.
 Добытая рыба забрасывалась нами в лодку. Но вот старик оставил весла и почему-то вздумал возиться с мотором. Мы с мальчиком невольно отдалились и принялись насаживать рыбу на мой единственный кукан.
 Вдруг мальчуган закричал: «Tiburo′n!»[14] — и быстро поплыл к лодке. Мимо, не обращая на меня никакого внимания, проплыла дьентусо — свирепая мако, остроносая сельдевая, или, как ее еще называют, макрелевая, акула. Основной спинной плавник — как горб верблюда, второй, совсем незначительный, отнесен к мощному серповидному хвосту, у которого верхняя и нижняя части почти одинаковы. Окраска дьентусо — темно-серо-синяя сверху и белая снизу.
 Хищница осторожно подошла к кукану, на котором большая часть рыбы еще не уснула, описала круг и затем только ткнулась носом в одну из рыбий. Не знаю, откуда взялась у меня жадность — в лодке лежало достаточно рыбы, — но я потянул кукан на себя. Конечно же, акула не понимала, кто был виновником ее испуга, но она отпрянула в сторону и направилась ко мне. Я инстинктивно замер, хотя и знал, что делать этого нельзя; забыл и то, что со стрелы надо бы свинтить наконечник. Однако, быстро подавив в себе ощущение страха, я поплыл навстречу акуле. Мако свернула и вновь возвратилась к кукану. Теперь она поднырнула и прошла рядом, боком коснувшись висевшей на кукане рыбы. Так она заходила раз пять-шесть, всё что-то изучала и никак не решалась приняться за еду.
 Помогли ей неожиданно пришедшие с разных сторон две белые акулы. Они были чуть поменьше, но мощные, широко расставленные грудные плавники, словно стабилизаторы диковинной ракеты, и широкая во все рыло пасть внушали уважение.
 Эта пара также поначалу «обнюхивала» кукан с рыбой, пока кто-то из троих наконец не решился открыть пасть. И началось пиршество. Акулы спешили, старались выхватить друг у друга кусок и, дрожа, заглатывали отхваченные части наших: рыб.
 Вовремя вспомнив советы более опытных охотников, я отцепил линь кукана от ружья и поспешил к лодке. Чем дальше я уплывал от акул, тем больше торопился.
 Когда же через несколько минут мы на веслах подошли к поплавку, вокруг все было тихо. На кукане не осталось даже рыбьей чешуи, зато на поплавке были многочисленные глубокие следы. Очевидно, каждая из акул хотя бы раз попробовала его на зуб.
 Однако первая, по-настоящему охотничья встреча с этой морской хищницей произошла в октябре 1966 года, когда мы с Оскаром и еще тремя кубинскими охотниками добрались до коралловых рифов южного побережья острова Пинос. До мыса Гуаналь оставалось рукой подать. За рифом почти сразу проходила бровка береговой отмели, поэтому он был полон крупной рыбы. Ловцы губок предупреждали нас, что рифы Пииоса — излюбленное место акул.
 На этот раз мы вышли в море на моторном баркасе вместе с бригадой «губочников» из Новой Херо′ны, за что должны были выполнить установленные нам нормы сбора губок. С «рабочей» задачей мы дружно справились в какие-нибудь полчаса, затем попросили перегнать баркас по ту сторону рифа, где и охотились в свое удовольствие, пока бригада чистила губки.
 Акула — серовато-бурая спина, серое брюхо, широкие темные поперечные полосы на боках, тупое короткое рыло, сильно вытянутый грудной плавник, тонкий остроконечный хвостовой плавник, верхний луч которого гораздо длиннее нижнего, — появилась сразу, без предупреждения. Она сорвала со стрелы небольшого агуахи — миктероперку, прежде чем охотник, которого звали Луис, успел что-либо сообразить.
 Поскольку мне показалось, что он сам был атакован, я торопливо просигналил, и мы все поспешили к нему на выручку. Между тем Луис уже отбивался от наседавшей на него хищницы, отталкивая ее стволом разряженного ружья. Увидев нас, акула — а в ней было более двух метров — чуть отошла. Охотник успел перезарядить ружье. Я принялся было свинчивать наконечник, но Оскар сжал пальцы левой руки в кулак, оставив торчать большой, и несколько раз покачал им. Это на языке подводных охотников означает «нет» или «не надо». Затем он пересадил шнур стрелы с ружья прямо на линь кукана. Оскар явно решил напасть на хищницу! Мы последовали его примеру.
 Тем временем акула снова и довольно прытко направилась к избранной ею жертве. Чем Луис приглянулся ей, объяснить было невозможно. Но намерения хищницы были недвусмысленными и ничего хорошего не предвещали.
 Наш товарищ ткнул ее острым наконечником стрелы, но, отваливая, акула, задела его боком и ударила хвостом. На спине охотника трикотажная майка расползлась в огромную дыру.
 Мы все по очереди, выставляя ружья вперед и плывя на акулу, пытались ее испугать. Но то, что делали мы, ее не интересовало, она настойчиво стремилась протолкнуться к Луису.
 Тогда Оскар посмотрел в мою сторону, приложил левую, развернутую кверху ладонь к ребру правой, в которой была зажата рукоятка ружья, и повел ими два раза вверх — «помоги». Оскар изготавливался к выстрелу, а я должен был его подстраховать.
 Мы поплыли на сближение с акулой, Оскар метил в голову, в то место, где расположен мозг. Стрела, однако, пришлась чуть выше, сорвала кусок кожи и скользнула в сторону. Акула метнулась, но тут же стала. Нас разделяло не более восьми метров. Я продолжал плыть, думая только о том, что теперь мне надлежит сделать то, что не получилось у Оскара. Но и мой выстрел был не совсем удачен. Стрела вонзилась в брюхо за первым нижним плавником. Снова рывок в сторону, за которым, совершенно неожиданно для нас, последовала атака опять же на Луиса. Он чудом увернулся. Пасть хищницы разомкнулась и щелкнула совсем рядом с голенью его ноги.
 В этот миг я уже ухватился за мой поплавок, а два других охотника одновременно произвели выстрелы. История повторилась. Одна стрела скользнула по чешуе, другая же воткнулась в бок у основания спинного плавника. Меня дернуло вниз, чуть не сорвало маску, но тут же я почувствовал, как стрела моего ружья свободно опускается на дно — ее вырвало из тела хищницы.
 По акуле было произведено уже четыре выстрела, но лишь один оказался удачным. Гарпун крепко сидел в теле хищницы, однако, очевидно, не особенно ее тревожил, ибо акула с настойчивостью самоубийцы вновь поплыла к Луису.
 Тогда Оскар, успевший уже перезарядить ружье, загородил его собой и выстрелил. Расстояние между ним и хищницей было небольшим, и гарпун глубоко засел повыше жабр. Акула стала отходить, не проявляя страха, спокойно и деловито. Она потащила за собой двух охотников, державшихся за поплавки. Очередь была за нами. И мы с приятелем, у которого ружье уже было заряжено на обе пары боевых резин, быстро поплыли за уходившей акулой, догнали ее, разошлись в стороны и почти одновременно выстрелили.
 Рывок раненого животного был настолько резким, что Оскар не удержал поплавка в руках. Акула поплыла прочь, однако движение ее тормозил охотник, тянувший ее на себя. Мы без особого труда разобрали свои поплавки и, плывя в четыре противоположные стороны, остановили хищницу.
 Теперь Луису предстояло, как матадору, перед которым встал утомленный бык, нанести акуле, заставившей его изрядно поволноваться, последний удар. Луис уже стал заплывать, чтобы избрать верное направление, но ему помешали.
 Оказывается, ловцы губок видели, что мы ввязались в сражение с какой-то очень крупной рыбой, и поспешили к нам. С борта баркаса, который подошел вплотную к хищнице, удерживаемой нами почти у самой поверхности, метнули тяжелый гарпун на шесте, Акула еще раз дернулась, но теперь ей наверняка от нас было не уйти. Ее подтянули к борту, ударили несколько раз по голове увесистой палкой и затащили на баркас.
 Ловцы губок, которые сами редко погружаются в воду, а промышляют губки со дна длинными специальными шестами, долго не переставали удивляться нашей храбрости. В их представлении алекрин, или тигровая акула, — это беспощадный людоед.
 А Оскар вдруг задумчиво произнес:
 — Жаль, что мы далеко от Гаваны, а то надо бы Луиса сдать в Академию наук. Там определили бы сразу, чем это он так приглянулся алекрину.
 Мы решили сварить пасть акулы, чтобы разделить между собой ее треугольные, зазубренные в мелкую пилку зубы. Однако голова ее не вместилась ни в одно из ведер. Нам пришлось порядком повозиться, прежде чем удалось отделить пасть от головы.
 В следующий раз встреча была молниеносной, но оставила по себе печальную память. Охотились мы у рифов Арройо-Бермехо. Обогнув подводную скалу у самого дна, я увидел перед собой торчавшие из узкой расщелины ноги. Должно быть, они принадлежали смелому, опытному охотнику или человеку, который просто не знал эти места, — рифы Арройо-Бермехо полны мурен.
 Удивление мое возросло, когда из расщелины выбрался кубинский спортсмен, тело которого ничем не было защищено. Мы поднялись с ним за воздухом вместе и снова пошли на глубину. Незнакомый охотник торопился, поэтому опередил меня и, без предварительного осмотра, полез по пояс в небольшой грот с довольно узким проходом.
 В следующий миг из грота пулей вылетела тень. Я успел рассмотреть, прежде чем тень растворилась в морской дымке, лишь длинный верхний луч хвостового плавника. Мне показалось, что то была акула-лисица или, что еще хуже, небольшая корнуда — акула-молот.
 Когда я повернулся к охотнику, он был уже на полпути к поверхности. За ним тянулся легкий мутноватый след. Я поспешил к нему. Часть живота и весь левый бок его кровоточили. В лодке, где мы оказали первую помощь незадачливому охотнику, обнаружилось, что акула основательно его поранила.
 Неподалеку от места, где доктор впервые использовал в качестве устрашающего оружия против акул бабушкин зонтик, был у меня облюбован никем не посещаемый дикий пляжик. Место это для отдыха и купания было превосходным, и я частенько приезжал сюда без товарищей-охотников, просто провести время, хотя в воду входил всегда в маске и, конечно же, с ружьем.
 Однажды, уже возвращаясь с небольшим уловом, достаточным для хорошей ухи, я медленно плыл параллельно бровке. Впереди метрах в двадцати пяти, не больше, почти у самой поверхности двигалось темное пятно, которое я поначалу принял за плотный косяк сардин. Прибавляю скорость, но, прежде чем мне удается разглядеть более четкие контуры пятна, вижу совершенно фантастическую картину. К пятну цепочкой тянутся крохотные акулята. Я насчитал их шесть, а седьмой еще наполовину торчал — хвостом вперед! — из чрева матери, в которой было не менее трех метров.
 Любопытство раздирало меня. Однако разум, очевидно, вовремя подавил во мне любознательность. Кто знает, как ведут себя рождающие маленьких акулят взрослые акулы? Да и новорожденные хищнички всем своим поведением совершенно недвусмысленно говорили о том, что больше всего их волнует, как и где чего-нибудь поесть.
 Одного я отогнал от себя, ткнув легонько острием стрелы в рыльце, другого отпихнул ластом. А акулята тянулись ко мне, словно бы я был их мамой, а они только что появившимися на свет телятами. О! При всей их миниатюрности я все же не хотел бы им вместо соски подсовывать палец!
 В тот памятный день, когда я был наконец удостоен друзьями звания «охотника на акул», мы плавали в широких протоках между островами Крус-дель-Па′дре и Гали′ндо, представляющими собой левое крыло архипелага Са′бана. Уже было время возвращаться на базу — вместительную рыбачью шаланду, — когда вездесущий Бентос неожиданно обнаружил в нише, еле различимой сверху, что-то интересное.
 Кругом на расстоянии видимости простиралось довольно ровное, серое дно с небольшими нагромождениями камней и расщелинами в обнажениях твердых пород. Ниша образовалась на метровом обрывчике и уходила параллельно ему под козырек метра на два. До ниши с поверхности было не более двенадцати метров.
 Бентос оживился и подал мне сигналы — «иди вниз» и «погляди». Третьим в команде был высокий парень-связист по имени Эфихенио. Они жили с Бентосом в одном доме. Эфихенио носил Бентосу разные книги, и тот в знак благодарности изредка брал связиста с собой на охоту. Как только я сунулся в нишу, тут же отпрянул и пошел вверх. Трудно было поверить, чтобы в этом безрыбьем месте вдруг можно было встретить акул. При повторном погружении можно было хорошо их разглядеть.
 То была пара голубых; они, тесно прижавшись, лежали на боку у самого выхода из ниши. Отчетливо были видны их немигающие глаза. Я предложил не трогать их. Но Бентос, который всегда в подобных ситуациях умел находить такие слова, против которых трудно было возражать, сказал:
 — Мне нужна кожа на обувь, — И тут же добавил: — А ты что, трусишь?
 После этого я поднял голову, подозвал лодочника, взял из лодки мощное газовое ружье, зарядил его и спросил:
 — Кто первый?
 — Я! — решительно, по праву старшего в команде, заявил Бентос. — Эфихенио страхует поплавок, ты стреляешь вторым. — И немедленно пошел на погружение.
 Эфихенио отправился к поплавку Бентоса, а я остался висеть над нишей. Бентос опустился с обрывчика вниз головой, приблизился к животным со стороны хвоста и долго целился. Прежде чем до моего слуха донесся звук выстрела и удар гарпуна о что-то твердое, стремительная тень вырвалась из ниши. Испытывая страх или преследуя свою добычу, акула способна почти мгновенно развивать скорость до 40 узлов. Обычно же скорость ее не превышает 10 морских узлов в час.
 Не успел я разглядеть, что происходит с Бентосом, как вдруг увидел под собой, на глубине полутора метров, Эфихенио, уцепившегося обеими руками за поплавок; он довольно быстро скользил в сторону. Нырнув, я с трудом успел схватить его за ногу. Сила тяги раненой акулы была настолько велика, что еще секунд десять мы оба, общий вес которых составлял не менее 140 кг, находились под водой.
 Бентос прямо-таки растерялся, когда, вынырнув, не обнаружил ни одного из нас. Он не знал, что и думать, но потом, увидев, что мы всплыли, поспешил на помощь. Бентос тоже ухватился за поплавок, но акула все еще тянула, правда теперь уже рывками, длившимися по пять — десять секунд, и с каждым разом слабее. Наконец хищница остановилась, однако линь был натянут, как стрела. Акула тянула в одну сторону, потом в другую.
 Наступил, пожалуй, самый ответственный момент. Выстрел Бентоса явно не пришелся в мозг животного — единственное уязвимое место акулы, — хотя стрела и торчала из головы где-то совсем рядом. Предстояло приблизиться к акуле и загарпунить ее вторым выстрелом, с тем чтобы затем растянуть поплавки и таким образом как-то стабилизировать ее положение, дабы можно было произвести затем прицельно последний, решающий выстрел.
 Бентос был похож на тренера конного завода, выгуливающего на манеже лошадь. Акула, как на корде конь, описывала более или менее ровные полукруги. Я должен был точно определить место очередного поворота, поднырнуть хищнице навстречу и выстрелить. Опасность заключалась в том, что акула сама, притом совершенно свободно, могла пойти на меня в атаку. Эфихенио плыл чуть сзади на подстраховку.
 Акула, как только почувствовала мое приближение, с силой рванула в противоположную сторону. Бентос усиленно заработал ластами, чтобы приглушить силу ее тяги, а я устремился за ней, рассчитывая на то, что акула повернет от меня и таким образом налетит на Эфихенио, который и сделает второй выстрел.
 Однако я настиг «беглянку», и тяжелый, острый гарпун с двухметровой толстой стрелой из французского газового ружья глубоко вонзился ей в самые жабры. От боли, а скорее всего от страха наша жертва сделала такой резкий рывок, что стальная, знаменитая стальная стрела — гордость Бентоса — треснула с характерным сухим звуком, как швейная иголка. Бентос стремительно помчался к моему поплавку, уже оставлявшему за собой на поверхности белый пенящийся след.
 Нам просто везло. Бентос успел схватить линь рукой, когда поплавок уже уходил под воду. Линь обжег ладони, но поплавок был в руках охотника, а хищница снова в плену. Я бросил свое ружье на дно — стрела от него, поскольку им я пользовался только в случаях сражения с очень крупными рыбами, крепилась напрямую к поплавку — и поспешил к Бентосу.
 Очередь была за Эфихенио. Он зашел с противоположной стороны. Это было опасно, ибо акула от него могла шарахнуться в мою сторону, а я был безоружен. Но выстрел его был удачен.
 Тут же мы с Эфихенио поплыли в разные стороны и сковали движения нашей жертвы. Тем временем Бентос получил от лодочника запасное ружье, быстро зарядил его и, подплыв ко мне, предложил произвести третий выстрел. На этот раз, как и в первом случае, в момент вылета стрелы из ружья акула, очевидно, сделала движение. Выстрел мой не прикончил ее, но теперь мы уже могли передать поплавки лодочнику. Акула была в наших руках.
 Прихватив с собой единственный оставшийся боеспособным мой арбалет резинового боя, мы с Бентосом направились на поиски брошенного нами в пылу сражения оружия. Я уговорил Бентоса подплыть к нише, но там, к нашему удивлению, второй акулы уже не было.
 По возвращении в лодку мы подтянули акулу к борту, и лодочник нанес ей увесистой деревянной колотушкой, специально предназначенной для подобных целей, сильный удар по голове. Акула выпрыгнула из воды и буквально вцепилась зубами в борт лодки. Но рыбак был опытен. После второго удара акула, оглушенная, свалилась за борт, оставив на нем рваные царапины и глубоко вонзившиеся два клыка из верхней челюсти.
 Мы подобрали Эфихенио и на веслах принялись буксировать нашу добычу к шаланде, до которой оставалось не более трехсот метров.
 Придя в порт, мы взвесили наш трофей. В нем оказалось 246 фунтов — 130 кг!
 Бентос похлопал меня по плечу и сказал: — Hombre! Ya eres cazador de tiburones![15]
 — А тебе это не напоминает прилипалу? — спросил я его.
 — Ну ладно, ладно. Знаю. Скромность украшает… но прилипала — это совсем другое. Ты ж доволен? А! — И Бентос принялся складывать в ящик со льдом уже выпотрошенную, с удаленными жабрами добытую нами в тот день рыбу. Акулу пришлось разрубить пополам, чтобы она могла поместиться в багажнике.
 Мне ни разу не приходилось встречать акул в воде, на которых бы висели прилипалы. На борту рыбачьих шхун я видел этих интересных рыб, которые подолгу после того, как акулы были вытащены из воды, еще крепко висели на них. Но о прилипалах следует рассказать особо, а сейчас я хочу вспомнить еще об одной встрече с акулой, которую сопровождал ее не менее интересный спутник — маленькая, не длиннее спинного плавника своей подруги, рыбка. Кто-то прозвал ее лоцманом, считая, что, поскольку акула плохо видит, эта рыбка наводит хищницу на жертву. Мне кажется, что объяснение этого вида содружества совсем иное. Во время встречи меня удивило тогда другое явление, которое до конца еще, наверное, не разгадано наукой.
 Однажды в течение минут пятнадцати я наблюдал за акулой, плавающей вокруг моего кукана с рыбой. Над головой хищницы, точно над местом расположения ее мозга, на расстоянии сантиметров тридцати повис лоцман.
 Не знаю, что думала тогда акула, была ли она — впервые в жизни — сыта, боялась чего-то или просто пребывала не в настроении, но мако спокойно ходила вокруг кукана и даже как-то не особенно «принюхивалась», полностью игнорируя меня, и… в конце концов ушла. Лоцман же все время был единым целым с акулой, словно невидимыми нитями был прикреплен к ней. В движении акула меняла скорость, направление, глубину, а лоцман неизменно висел над одним и тем же местом головы хищницы. Я пытался заметить хотя бы одно движение лоцмана, опережавшее движение его подруги, и не мог. Он был прикован к акуле каким-то синхронно действующим аппаратом и делал только то, что делала она. «Если лоцман наводит акулу на еду, — подумал я, — то рыба, еще живая, сидит на кукане и вполне доступна и лоцману и акуле. Они не могут не чувствовать ее присутствия».
 Скорее всего, думается мне, в этой паре не лоцман играет активную роль, а акула, и только когда она нападает на свою жертву, лоцман довольствуется остатками с ее стола, равно как и прилипала.
 Но как удается лоцману улавливать нервные токи — команду акулы для очередного действия — и затем самому с точностью копировального станка повторять их, — вот вопрос, на который небезынтересно найти ответ.
 Что же можно сказать об акулах в заключение? К каким выводам я пришел в результате моих наблюдений?
 Если акулы «принюхиваются» к добыче, то, пожалуй, они делают это все одинаково. Но обязательно ли, прежде чем напасть, они «принюхиваются»? Нет! И так во всем. Кусто прав: совершенно «нельзя предугадать заранее, как поведет себя дальше акула».
 Там, где могут быть акулы, добытую вами рыбу забрасывайте в лодку, а не сажайте на кукан. Никогда не чистите сами и не разрешайте другим чистить рыбу в лодке, а внутренности выбрасывать за борт до тех пор, пока все охотники не вышли из воды. Если так получилось, что рыба у вас на кукане и появилась акула, не жадничайте, отдайте ей свой улов, а сами поднимитесь в лодку или отплывите подальше. Не спускайтесь с лодки медленно, ногами вперед. Спрыгивайте и тут же осмотритесь кругом. Не украшайте себя в воде слишком блестящими предметами, избегайте белой одежды. Никогда не замирайте при встрече с акулой. Какого бы усилия над собой вам это ни стоило — двигайтесь. Но не в противоположную сторону от хищницы, не убегайте от нее. Помните: она — труслива!
 
 
 
 Мир незнакомый, таинственный, манящий
 
 
 
 Перед выходом в море без лодки. Подготовка снаряжения
 
 
 
 Подводный охотник тщательно промывает стекло маски перед тем, как уйти в воду
 
 
 
 Еще мгновение — и охотник в царстве Нептуна!
 
 
 
 Внимание! В естественной нише дна на глубине 15 метров может оказаться крупная добыча
 
 
 
 Бентос позволял себе охотиться без поплавка, притороченного к рукоятке ружья
 
 
 
 Морской скат. Берегись!
 
 
 
 Зазевался морской скат и оказался в пасти акулы, которая в свою очередь, стала трофеем охотника
 
 
 
 Этот осьминог — грозный соперник
 
 
 
 Аригуа-миктероперка. Вкусная и сладкая рыба
 
 
 
 Рыба-попугай
 
 
 
 В поисках добычи
 
 
 
 В поисках добычи
 
 
 
 Встреча с крупной акулой. Предстоит опасная борьба
 
 
 
 Хищная барракуда на стреле
 
 
 
 Жаркое сражение с белой акулой-людоедом на сей раз окончилось в пользу охотников
 
 
 
 Даже для такой сильной хищницы иногда бывает достаточно одного меткого выстрела. Однако охотник подстраховывает себя на всякий случай
 
 
 
 Выстрел был удачным. Акула-нянька на берегу
 
 
 
 Охота окончена. Впереди обед — уха и свежая жареная рыба — тут же на живописном берегу моря
 
 
 
 Барракуда, ранившая Роландо. Хищная, дерзкая, смелая и сильная рыба
 
 
 
 Акула-нянька в доме Доминго Альфонсо. Последний трофей перед отъездом на родину
 
 
 
 Малознакомый человеку мир. В пустотах мадрепоровых кораллов, под камнями, в ямах и зарослях водорослей притаилась рыба
 
 
 Глава XIV. Морская щука или тигр морей
 
 Каждый может есть барракудду безбоязненно, предварительно угостив этим блюдом кошку.
 Фелипе Поэй, «Ихтиология Кубы»
 
 Нас еще издали удивила полная тишина в лагере. Не струился даже дымок от костра.
 Мы — три кубинских товарища из Океанографического института и я — возвращались на весельной лодочке с охоты после более чем четырехчасового отсутствия. В лагере, разбитом накануне вечером на живописнейшем берегу за внешними створками залива Баиа-Онда, по жребию с утра оставался дежурить мой друг Виктор, С ним мы намеревались провести на этом диком пляже оба праздничных дня, а кубинские товарищи спешили сегодня возвратиться в Гавану.
 Еще вчера, чтобы улов наш был посолиднее, мы одолжили у жившего неподалеку рыбака две лодочки и верши, которые поставили на ночь, сами же охотились, пока не выбились из сил. Возвращались мы измученные и полагали, что дежурный встретит нас уже накрытым столом. Но странно: его нигде не было видно. Меня это обстоятельство весьма озадачило и взволновало, ибо проявление такого невнимания к товарищам было не в характере Виктора, Поэтому, пока остальные охотники вытягивали лодку на пляжик, отстоявший несколько поодаль от опушки, на которой мы ночевали, я без промедления направился в лагерь.
 Еле заметная среди буйной растительности тропка шла параллельно крутому скалистому берегу. Услышав стоны, я прибавил шагу. Виктор корчился, катаясь в муках по земле, устланной перед палатками и машинами пальмовыми ветками и банановыми листьями.
 — Что с тобой?
 — Жуткие рези… — промычал он, держась за живот. Лицо его было в поту, а по гусиной коже было видно, что он совсем замерз.
 — С час уже мучаюсь. Желудок вывернуло наизнанку, а не проходит, — с трудом выговорил Виктор.
 — Что ты ел?
 — Да вон! Рыбу. Как ты сказал, проверил верши. В одной оказалась щука. Я ее на сковороду и вам ухи наварил.
 — Ты погоди. Сейчас разберемся, — сказал я и полез в багажник автомашины, где в рюкзаке лежала серебряная ложка.
 Угли догорали в костре, но уха, подернутая легкой золотистой пленкой, была теплой. Ложка, опущенная в котел, тут же на глазах потемнела. Я вылил уху в яму.
 — Желудок промывал?
 — Нет. Так тошнило.
 — Этого мало.
 — Знобит. Мне холодно.
 — Сейчас, сейчас поправим. — Я взял бутыль с пресной водой и передал ее Виктору. — Пей стаканов пять-шесть, а я приготовлю раствор марганцовки. Другого у нас ничего нет. Потом выпьешь полстакана коньяку.
 Через полчаса Виктору стало легче. Он даже пытался улыбаться, но на то, как мы уписывали рыбу за обе щеки, глядеть не мог.
 — С чего бы я так? — сокрушался он. — Ведь щука-то еще была живая. Веслом утихомирил.
 — Да оттого, что щука эта не простая… В Средиземном называют ее спетто, в Австралии — динго, на Кубе — пикуда, в США она в тиграх моря ходит, а повсеместно барракудой зовут.
 — Такой вкусной, собака, показалась.
 — Узнаешь ее характер, не то заговоришь. Помнишь, ты меня как-то учил: «Пока в Москве зиму за баранкой не просидишь, водителем себя не считай».
 — Помню.
 Так вот, пока барракуду под водой не одолеешь, можешь не считать себя охотником.
 Кубинские друзья, занятые сборами, слушали наш разговор улыбаясь.
 — Чего ж ты не предупредил, что она несъедобна? — с упреком спросил Виктор.
 — Отчего же? Съедобна. Сам говоришь — вкусная была. Да только временами мясо ее бывает отравленным. Ученые и те до сих пор не знают причины.
 — Как же так?
 — Так вот. Море таит в себе не одну загадку. Американский доктор Джон Рейндалл на средства Международного океанографического общества много лет подряд работал над решением этой проблемы. Так и не смог решить ее.
 — Ну, а все-таки?
 — Пикуда пожирает маленькую рыбку, — вступил в разговор один из кубинцев, тот, что был постарше. — Рыба эта в свою очередь питается травкой или, скорее всего, это водоросль, У нас в народе ее называют мансанильей.[16] Самой рыбке от нее ничего не делается, и пикуда, питающаяся ею, не дохнет. В отлив бывает, что земляные крабы поедают мансанилью, и им тоже ничего. А вот мясо диких свиней, пожирающих этих крабов, становится отравленным.
 Но возвратимся к барракуде. Внешне и поведением своим эта рыба действительно очень похожа на щуку. Прежде всего удлиненной, почти цилиндрической формой тела, которое оканчивается огромной, слегка приплюснутой головой. Рыло барракуды заостренное, нижняя челюсть выдается вперед. Пасть вооружена двумя парами рвущих клыков и большим количеством режущих зубов, которые крепко сидят в глубоких лунках. Спина барракуды окрашена в густо-черный цвет, а бока и брюхо в серебристо-белый. От спины к брюху, особенно ближе к хвосту, заметны темные пятна. Чешуя некрупная, гладкая. Два коротких спинных плавника (у щуки он один, но крупнее) отнесены назад и разделены большими промежутками. Сила движения барракуды заключена в мощном хвостовом плавнике. Крупные взрослые рыбы достигают двух с половиной метров длины. Тогда они весят до центнера.
 Если за все дни подводной охоты в кубинских водах с акулами мне доводилось встречаться не более пятнадцати раз, то не было выхода в море, чтобы рядом с нами не появлялась барракуда. А встречи с этой хищницей мало радуют подводного охотника, тем более если за неимением лодки, куда складывают добычу, он тащит ее за собой на кукане. Тогда он, охотник, сам превращается в объект охоты.
 Так и случилось однажды со мной и Армандо. Барракуда была крупной, охотились мы с берега, и у меня было еще недостаточно опыта. Армандо сразу же, как только хищница появилась, подал знак — «не связываться». Но каково было мне глядеть на то, как какая-то рыба, холодная, скользкая и противная, пожирает мою первую добычу, висевшую на поплавке-кукане.
 Делала это барракуда спокойно, по-деловому, не обращая на нас никакого внимания, словно бы она была корова, которой в кормушку подбросили охапку сена. Правда, повадками барракуда никак не походила на милое травоядное: с ходу она отхватывала кусок висевшей рыбы, отходила в сторону, заглатывала его и снова стремительно кидалась на кукан.
 Возмущался я недолго, ибо вскоре стал смеяться. Как только мой кукан оказался чист, если не считать пары оставшихся голов, барракуда принялась за добычу Армандо. Армандо, конечно же, злился, но… терпел.
 На обратном пути мне показалось, что мой наставник бездействовал, принося в жертву мой и свой улов, дабы дать мне наглядный урок, как нерентабельно охотиться без лодки.
 В другой раз мы вышли в море опять же без лодки, но то было с друзьями из посольства, и мы охотились у коралловой гряды, проходившей неподалеку от берега. Глубина была небольшая, вряд ли достигала трех метров. Это-то и ввело меня в заблуждение. Вопреки правилу, я закрепил шнур от поплавка с куканом к поясу, а не к рукоятке ружья, за что и был порядком наказан.
 Всю вторую половину субботы я мастерил из трех старый одно пригодное для охоты ружье. Что это за труд размонтировать ружья, скрепленные металлическими винтами и побывавшие в море, известно каждому подводнику. От нашего отечественного я оставил алюминиевую пустотелую трубку с рукояткой. Лучшего и более надежного спускового крючка у меня никогда не было. От венгерского были взяты шнур со скользящим кольцом и стрела с гарпуном, подогнанная под наш спусковой крючок. Головку с двумя парами отличных резиновых тяжей я снял со старенького американского «чампиона». Получилось превосходное ружье. Из него не более чем за полчаса мне удалось подстрелить двух губанов, небольшого скапа, трех желтых хемулонов и отличного синего луциана. Последней была безобидная собака.
 Гарпун пришелся в тело рыбы ближе к хвосту, и она отчаянно сопротивлялась при пересадке ее на кукан. Это и привлекло внимание почти метровой барракуды. Когда я заметил ее, хищница неподвижно стояла метрах в пяти. Глаза ее были полны любопытства. Я оттолкнул поплавок с куканом, на котором висела добыча, и, не спуская глаз с непрошеной гостьи, не спеша отплыл, чтобы спокойно зарядить ружье на вторую пару резин.
 Нужно было сделать все, чтобы барракуда ушла, ибо когда нет рядом лодки, присутствие барракуды, да еще такой крупной, означает конец охоте.
 Заработав ластами и вытянув во всю длину вперед руку с ружьем, я поплыл на барракуду. Единственным моим намерением было испугать хищницу быстрым приближением. Мне приходилось это делать раньше, и чаще всего, покружившись немного, рыба уставала от этого занятия и уходила в поисках добычи в другое место. Но на этот раз, очевидно, мои движения были чересчур поспешными, что не испугало хищницу, а, наоборот, вызвало раздражение. Все ее сигарообразное тело вытянулось в струну, напряглось, глаза из вопрошающих стали злыми, пасть ощерилась, залязгали зубы, как у загнанного собаками волка.
 Дело принимало неожиданный оборот. Поведение и поза барракуды означали одно — она изготовилась к атаке. У меня не было иного выбора. Я знал, что должен оказаться первым. В голове мелькнула мысль: «Жаль, что не свинтил наконечник». А в следующий миг стрела вырвалась из ружья. Острый наконечник гарпуна глубоко вонзился в шею у жабр, нанеся хищнице явно смертельную рану.
 Молниеносный рывок, удесятеренный болью и страхом, отбросил рыбу в сторону. Я почувствовал, что в руке у меня словно бы вовсе и не было ружья.
 Барракуда медленно удалялась с торчащей в теле стрелой, за которой тащилось с таким трудом налаженное накануне классное ружье. Я рванулся за ним. Но тут же ощутил, как натянулся линь от поплавка с куканом, полным рыбы. Плыть дальше с нужной быстротой я уже не мог. Пока же я отвязывал линь от пояса, барракуда растворилась в морской дымке, как иголка, упавшая в стог сена.
 Вот если бы шнур от поплавка был, как положено, прикреплен к рукоятке ружья, я преспокойно проследовал бы за поплавком, настиг его и завладел бы приятным каждому охотнику достойным трофеем. Весила эта барракуда с полсотню фунтов, А так, за оплошность, я не только не обрел трофея, но и распрощался с ружьем.
 Охота в этот день была испорчена. Правда, мы пытались искать раненую барракуду, надеясь, что ствол ружья могло заклинить в расщелинах рифа или соединяющий стрелу шнур мог зацепиться и запутаться в ветвях кораллов. Мы знали, что минут через пятнадцать — двадцать хищница должна была остановиться так или иначе, чтобы избрать себе место, где она окончательно ослабеет и тело ее станет легкой добычей других обитателей моря.
 Была у меня и еще одна встреча с барракудой. Финал ее мог оказаться для меня куда печальнее.
 В воде нас было четверо, плюс двое в моторной лодке. Вся добытая рыба прямо на стрелах подавалась на борт. Ни запаха крови, ни присутствия в воде на кукане раненой рыбы — казалось, ничто не могло привлечь внимания любознательной и охочей до легкой наживы грабительницы барракуды. Но появившуюся рядом с нами хищницу никак нельзя было отогнать. Что мы только не делали — барракуда, описав большой круг, через минуту вновь пристраивалась нам в спину.
 Связываться с ней никому не хотелось, когда кругом было вдоволь крупного морского окуня и луцианов всех существующих оттенков и мастей и серого, и желтого, и красного, и синего.
 Пришлось забираться в лодку и менять место охоты. Мы отошли на километр, но и там вскоре рядом застучала зубами барракуда, которая ни за что на свете не хотела расставаться с нами.
 Поведение ее было подозрительным. Почему-то больше других хищницу интересовал наш Оскар. Она буквально не сводила с него глаз и все время держалась с его правой стороны, У пояса Оскара болтался белый металлический колпачок, которым Оскар заряжал стрелу своего пневматического ружья. Он чертыхнулся и спрятал колпачок в плавки. Но и тогда барракуда не ушла. Она стала приставать к каждому из нас по очереди. Казалось, она настойчиво хотела узнать, кто же спрятал игрушку, которая так ее забавляла.
 Мы посовещались и решили покончить с назойливой преследовательницей. Выстроившись в боевую линию с интервалами примерно в три метра друг от друга, мы пошли в наступление. Барракуда вильнула в мою сторону. Я нырнул и последовал за ней в глубину, медленно сокращая расстояние между нами. Барракуда не спешила, уверенная в своем превосходстве. Прикинув, что мой рывок и быстро выброшенная вперед рука с ружьем дадут мне расстояние, достаточное для убойного выстрела, я энергично заработал ластами. Прицелился в голову и нажал на спусковой крючок. Гарпун беспощадно вонзился под острым углом в десяти — пятнадцати сантиметрах от жабр. Но выстрел оказался не совсем удачным. Гарпун не задел жизненно важного центра рыбы, поэтому рывок был сильным. Я выпустил из рук ружье — в легких уже не хватало воздуха и надо было всплывать. Вертикальное положение туловища, очевидно, и спасло меня. Барракуда, оглушенная ударом, резко пошла на дно. Но раньше, чем она достигла его, стрела коснулась скалистого выступа. Тут же барракуда серебряной торпедой метнулась вверх. Я, признаться, даже не успел ничего сообразить, лишь инстинктивно сильнее заработал ногами. Барракуда вцепилась в ласт, я почувствовал толчок, дернул ногу что было сил, и ласт, который всегда снимался с определенным трудом, слетел с ноги, будто галоша, которая на два размера больше ботинка.
 Последнее слово принадлежало Оскару. Его выстрел был точным. Тело хищницы дернулось, и она, не выпуская ласта из пасти, словно это была не барракуда, а мертвой хваткой вцепившийся бульдог, медленно пошла ко дну.
 У меня и Оскара было еще одно столкновение с барракудой. Встреча эта надолго запомнилась нам, ибо чуть было не стоила третьему нашему товарищу жизни.
 Об этом я расскажу в следующей главе, а сейчас попытаюсь ответить на вопрос: барракуда — морская щука или в самом деле тигр морей?
 Начнем с того, что общего между барракудой и щукой. В значительной степени внешний вид, повадки, прожорливость и проворство. Барракуда так же, как и щука, пожирает своих собратьев, но уснувшую рыбу, правда, не ест. Так же как и щука, выплевывает заглотанную ею рыбу в момент испуга или ранения. По моим личным наблюдениям, у барракуды к непогоде, как и у щуки, повышается аппетит, и она становится более агрессивной. В хорошую солнечную погоду барракуда в море встречается реже. Но там, где она появляется, пощады нет никому. Мне не приходилось ни видеть, ни слышать, чтобы рыбаки находили барракуд в желудках акул.
 В чем же различие? Совершенно определенно могу сказать, например, что если щука бродит очень мало, то барракуда рыба-номад; если щука питается в зори, то барракуда всегда. Щука набивает желудок, а потом несколько дней переваривает пищу, не питаясь. Так вот, акул «стоячих» я видел, но барракуд — никогда. Попавшая в желудок барракуды рыба, в отличие от желудка щуки, переваривается гораздо быстрее.
 Одним словом, подводя итог, скажу: барракуда многое взяла от щуки, а от тигра — его свирепость.
 
 
 Глава XV. Миллиметр, за которым — смерть
 
 Пока она спокойно плавает, ее движения медленны и характер скрыт мягкими поворотами тела, напоминающего подводную лодку, подкрадывающуюся к врагу и готовую в любую минуту стремительно атаковать.
 Доктор Моубрей, научный сотрудник Бермудского океанариума
 
 День занимался отменный. Бархатное дуновение легкого бриза приятно и быстро сушило кожу лица, омытого прохладной водой. За бортом белым покрывалом лежало тихое море.
 Капитан моторного бота, арендованного нами уже не в первый раз в рыбацком поселке Ла-Эсперанса, выбрал место для ночлега в мелководной лагуне, со всех сторон окруженной кольцеобразным коралловым островком. Островок был как две капли воды похож на те, что обычно описываются во всех географических учебниках. Колонии коралловых полипов возвели известковые постройки на подводных поднятиях и выступах. Море намыло грунт. Ветер и птицы принесли семена. Дождь и солнце дали всходы. И теперь наш взор радовали пышные кроны кокосовой пальмы, тикового дерева, веера пальмы багара, причудливо изогнутые стволы самого древнего дерева Кубы — пальмы «корчо» с густым подлеском из молодых ветвистых стволов я′на и ху′каро.
 Берега островка имели почти правильную форму эллипса, разорванного небольшим проходом лишь в одном месте. Внешнее и внутреннее кольца его представляли собой чистые пляжи из буквально сахарного песка, по которым медленно передвигались бесчисленные птичьи стаи. Белое оперение чаек, цапель и нежно-серое пеликанов сливалось с цветом песка. Зато черные кармараны и несъедобные водные курочки-гальярете с красными клювиками четко выделялись на нем. Истинным украшением всего этого пернатого царства были величавые розовые фламинго.
 Разрывая утреннюю тишину, до слуха из зеленой чащи доносились трели синсонте, а может быть, то пел и сам королевский дрозд.
 Стоило теням чуть укоротиться, как даль задрожала — вверх заструились нагретые солнцем пары. Кругом все было столь сказочно красиво, что невольно захватывало дух.
 Но капитан, пригласивший нас выпить по чашечке черного кофе перед тем как сниматься с якоря, вернул нас к действительности. До места охоты было не более четверти часа хода.
 За кофе мы принялись — первым начал Оскар — рассказывать друг другу о том, что каждый из нас видел во сне.
 Оскару, как всегда, снилась школа, и он всегда видел себя преподавателем. Эта роль, очевидно, была ему по душе, так как рассказывал он об этом всякий раз с особым подъемом и повышенным красноречием.
 Мне же снился детский сон: я всю ночь летал. Как Икар, расправив руки-крылья, над полями и горами, лесами и морем.
 Третьему нашему товарищу, молодому охотнику Роландо, приснилось, что он женился. Свадьбу играли прямо на сквере их квартала, играл пожарный духовой оркестр, было очень весело. Но среди гостей был тип, который все время норовил пригласить его невесту с явным желанием увести ее от Роландо. До конца он сон не досмотрел, так как проснулся от этой мысли.
 Между тем бот уже подходил к месту, которое мы облюбовали вчера днем. Глубина по относительно ровному дну повсеместно была от 12 до 15 метров. Разбросанные в беспорядке поблизости один от другого причудливые нагромождения камней, выступы скал, известковые горки погибших коралловых колоний были густо заселены всякой морской живностью.
 Мы выбирали для отстрела рыбу весом не менее десяти фунтов и, как ни странно, мелюзга очень быстро усвоила это наше правило. Она свободно плавала вокруг, при нашем приближении нехотя уходила в норы и тут же появлялась вновь, видя полное к ней безразличие.
 Малый холодильник бота емкостью 300 фунтов, загруженный в первый день охоты наполовину, быстро пополнялся.
 Мы с Роландо находились на борту бота — я прилаживал новую стрелу взамен только что изогнутой в борьбе с крупным «кардинальским бонаси» — черным групером, а Роландо поднялся, чтобы выпить воды, — когда услышали крик Оскара;
 — Пикуда!
 Роландо, ружье которого лежало на дне — это было видно по его поплавку, маячившему рядом с ботом, — немедленно прыгнул в воду. Я последовал за ним почти сразу, но когда подплыл к ним, понял, что опоздал. Из левого бедра Роландо обильно сочилась кровь. За густой бурой пеленой не было видно раны, но это как раз и говорило о серьезности положения. В руках Роландо ружье было неразряженным, у Оскара ружья не было вовсе, а он в этот день, поскольку рядом был бот, охотился без кукана и поплавка.
 Я подплыл вплотную, чтобы помочь Роландо, однако Оскар, который уже поддерживал его, проговорил:
 — Пикуда! Там. — И он указал рукой направление. — Ружье! Чико, будь осторожен, рядом акула.
 Теперь мне стало ясно, что произошло. О себе я не думал, не ощущал и своего тела: его не было, я превратился в дух, в единый всепобеждающий дух, который должен одержать триумф во что бы то ни стало — возвратить ружье и отомстить за товарища. Если бы рядом было пять барракуд и столько же акул, я точно с такой же решимостью помчался бы в сторону, указанную мне Оскаром, который кричал мне вслед:
 — Будь осторожен! Esta′ loca, ataca![17]
 Быстро проплыв метров двадцать — тридцать, я различил впереди, почти у самого дна, движущуюся тень. Видимость в тот день была отличной. Еще метров тридцать, и барракуда плыла уже подо мной. Стрела торчала у самых жабр хищницы и волочила за собой ружье Оскара. Это сбавляло ей скорость.
 Дыша, как паровоз, выпускавший пары, я поспешно принялся накачивать легкие кислородом. План атаки родился сам по себе. Достигнув дна под косым углом и почти касаясь его, я сильнее заработал ластами. Барракуда двигалась впереди, чуть надо мной, а потому меня не видела. Когда расстояние, разделявшее нас, не превышало трех метров, я сделал рывок вверх резко выбросил руку с ружьем и прицельно выстрелил. Рыба кинулась в сторону, но тут же завертелась вокруг своей оси. Я понял, что стрела угодила в мозг. Выпустив ружье из рук, я помчался на поверхность за воздухом…
 Я был так упоен своей победой, что когда заметил присутствие рядом акулы, это никак не повлияло на мое настроение. Я даже не потянулся рукой к ножу, а спокойно поднял голову над водой, чтобы сориентироваться, где находятся бот и лодка.
 Капитан бота уже несся ко мне на веслах. Трудно сказать, что думала акула, которая была свидетельницей погони за барракудой и могла легко полакомиться ею. Она лишь внимательно наблюдала за нами, не отставая ни на шаг.
 Акула не проявила ни малейшей агрессивности, и когда я забирался в лодку, и когда, подобрав мой поплавок, стал подтягивать барракуду к лодке.
 На мой вопрос, что с Роландо, капитан только и ответил:
 — Mucha sangre.[18]
 Мы поспешили к боту, и тут мне пришла в голову мысль отблагодарить акулу, которая вела себя по отношению ко мне по меньшей мере как воспитанная незнакомка. Я отхватил ножом у первой попавшейся под руку рыбы, лежавшей на дне лодки, голову и швырнул ее за корму. В следующую секунду стремительная тень метнулась к куску, и вода на поверхности забурлила дюжиной маленьких воронок.
 А на борту бота Оскар уже хлопотал вокруг Роландо, лежавшего под тентом прямо на палубе. Он наложил ниже раны скрученное в виде жгута полотенце, на кровь продолжала сочиться. Рана была большой, рваной и в отдельных местах глубокой.
 — Больно? — спросил я Роландо, доставая из рюкзака походную аптечку.
 — Немного… Сейчас только… начинает пульсировать. А в воде не болело. Я видел, как она меня схватила, но боли не было совсем, даю слово.
 — Потерпи, Роло, скоро будем у врача, — сказал Оскар и попросил меня принести из кубрика часы.
 Капитан уже вел свой бот полным ходом в порт. Он сокрушенно покачал головой.
 — Ты помнишь, сколько можно держать полотенце затянутым? — спросил меня Оскар.
 — Полчаса, но не больше.
 — Давай часы, я буду следить. — И, обращаясь к пострадавшему, добавил: — Терпи, Роло, сейчас будет больнее.
 Кровь засочилась обильнее, но когда мы вновь затянули жгут, остановилась совсем. Я принялся осторожно промывать рану раствором перекиси водорода. Роландо стало не по себе.
 — Послушай, а как это случилось? — спросил я его, чтобы отвлечь.
 Он открыл глаза.
 — Когда я подплыл к Оскару, тот уже был над пикудой. Я нырнул. Выстрел был отличным, прямо в голову, но она… — Роланд ругнулся, — бросилась на Оскара. Я никогда не думал, что пикуда может так раскрыть свою пасть. Зубы торчали, как шипы на беговых туфлях моего брата. Я ничего не успел сделать, как она уже вцепилась в ружье. Не знаю, как Оскар сумел его подставить. Потом мы оба всплыли, и Оскар сказал: «Ну чего ты? Догони! Она унесет мое ружье». Да я и сам знал, что надо делать.
 — Принеси, будь добр, Оскар, — попросил я в это время друга, — в кубрике лежит моя тетрадь, вырви из нее пару чистых листов… Так, ну и дальше, Роло.
 — Так я и нырнул. Спокойно, чтобы не испугать пикуду. Подплыл к ней и только прицелился, как она, шальная, рванулась ко мне. И глазом не успел моргнуть, вижу, она висит на ноге… Даю слово, боли не было. Если б не видели глаза, поплыл бы дальше.
 Я улыбнулся. Роландо заметил и заговорил быстрее:
 — Даю слово, чико! Защипало, как если б обжегся о кораллы, но только когда разжала пасть.
 — Сама?
 — Ну да! Рукояткой раз пять по голове трахнул, тогда только отпустила и поплыла. Я поднялся наверх, и тут мы оба увидели акулу. Верно, Оскар?
 — Она ушла за пикудой, и подплыл ты, — сказал Оскар и оглянулся на барракуду: брошенная капитаном у самой кормы, она еще шевелилась с двумя гарпунами в голове.
 Раздавив ложкой таблетки пенициллина на бумаге, я осторожно сдул пудру на рану и прикрыл ее чистой марлей. Большего без врача мы сделать не могли. Чтобы облегчить боль, Роландо выпил таблетку пантопона.
 Найти в Ла-Эсперансе местного врача оказалось пустяковым делом. Он тут же оказал Роландо первую помощь. Доктор ввел под кожу пенициллин и кофеин, дал таблетку морфия и посоветовал как можно быстрее добираться до Пинар-дель-Рио.
 Откинуть спинку переднего сиденья «Волги» было делом одной минуты. Из всего мягкого, что было у нас, мы устроили более или менее удобное ложе для Роландо, распрощались с доктором и капитаном и помчались в город.
 В больнице Пинар-дель-Рио, куда мы были направлены первым; встречным, нас принял старичок врач. Он руками, которые дрожали, когда писали рецепты, и превращались в операционной в отлаженную, безошибочно действующую машину, за три часа наложил на рану не менее ста двадцати швов. Доктор не хотел отпускать с нами Роландо, но потом, убедившись, как ему было удобно лежать в машине, согласился, взяв с нас прежде слово, что мы будем звонить ему домой и регулярно сообщать о ходе выздоровления Роландо.
 Свою неприязнь к подводной охоте доктор выразил, когда мы уже прощались:
 — Нашли чем заниматься. Вы не бережете свою жизнь! Зацепи зуб пикуды за бедренную артерию, до которой оставалось не более миллиметра, и вашему другу была бы верная смерть.
 После столь любезного приема, оказанного нам внимательным доктором, нас с Оскаром передернуло от его слов. Настроение, однако, не испортилось только потому, что провожать нас высыпал на улицу, наверное, весь дежуривший в больнице персонал. По глазам, особенно девушек, было видно, что большинство сочувствует нам.
 Легонько трогая машину с места, я подумал, что в тропическом море встреча с барракудой — это все же еще не самая большая опасность для подводного охотника.
 
 
 Глава XVI. Португальская каравелла
 
 Тропические рифы — это подводный мир красок — дрожащих и сверкающих. Но слишком часто красота форм, грациозность осанки, щедрость окраски таят угрозу болезни и даже смерти.
 Брюс Холстед, «Опасные морские животные»
 
 Крик, доносившийся со стороны моря, был услышан нами не сразу. На берег, сложенный из острых коралловых образований, с шумом накатывалась небольшая волна.
 Мы с Армандо после трех часов утомительной охоты, начатой без лодки, только что вышли из моря. Оба еще сидели во всем подводном облачении прямо на кромке берега и, что называется, переводили дыхание.
 Случилось это вскоре после того, как Армандо принялся обучать меня сложному искусству подводной охоты.
 Уставшие, но довольные результатами дня, мы увлеченно обсуждали встречу с барракудой, которая пыталась «поделить» с Армандо его добычу, а теперь висела на моем кукане. И тут — этот крик.
 Женщина металась по берегу, на котором почти никого не было, и отчаянно размахивала руками. Рядом с ней были дети. Они плакали. Женщина призывала помочь кому-то, находившемуся в море. А там, метрах в пятидесяти от нас, не более, беспомощно простирая руки к небу и беспорядочно хлопая ими по воде, тонул человек.
 Теперь лишь до нас донесся и его страдальческий призыв:
 — Эй-о! А-эй! О-о-о!..
 Стянуть маску со лба на глаза и поймать ртом загубник трубки было делом двух секунд, и мы поспешно поплыли в сторону тонувшего.
 Армандо первым достиг терявшего уже сознание пловца. Мертвенно бледное лицо его было перекошено от боли. Оно, как поплавок при клеве, то уходило под воду, то показывалось вновь над водой. Немигающие, широко раскрытые стеклянные глаза уже видели только нас. В нас тогда был весь его мир, последняя надежда сохранить жизнь.
 Ловец раковин — а в этом не было никакого сомнения, так как рядом плавала автомобильная камера, полная тритонов, рапанов и стромбусов, — потерял сознание в тот самый миг, когда Армандо схватил его за плечи. Но тут же мой друг резко отдернул руки и принялся прополаскивать их в воде.
 Нам стала ясна причина, ввергшая этого человека в смертельную беду. Выручило то, что я не успел еще стянуть с рук перчаток, в которых, как правило, всегда выходил на охоту в море.
 Обхватив голову и поддерживая пострадавшего под поясницу, мы вдвоем осторожно доставили его на берег. Он не приходил в сознание. Слабый пульс еле прощупывался. Лицо, изуродованное судорогой, стало синим. Женщина и двое детей безутешно рыдали. Армандо пучками травы старательно снимал с тела незнакомца сгустки слизи, под которыми пунцовым пламенем горела кожа. Я быстро, чтобы освободить место, убирал с заднего сиденья «Волги» сложенную там одежду.
 К счастью, все это произошло на пляже Ринкон-Франсес, неподалеку от известного кубинского курорта Варадеро, и с нами была автомашина. Оставив бедную женщину сторожить наши пожитки, снаряжение и охотничьи трофеи, мы, как были, в мокрых трусах, помчались к городу.
 Уже через пятнадцать минут «Волга» подъезжала к клинике. По тому, как заскрипели у подъезда тормоза, медперсонал понял, что необходима срочная помощь. На вопрос вышедшего навстречу врача Армандо только и произнес:
 — Агуа мала!
 Этого было достаточно, чтобы уже через минуту сестра сделала один за другим два укола и принялась промывать пораженные места каким-то молочно-белым раствором. Врач тем временем внимательно прослушивал сердце.
 Потянулись томительные секунды. Мы, стоявшие в этом белом храме, в котором земные боги должны были совершить чудо — воскресить человека, — теперь почувствовали себя неловко.
 Но в это время доктор поднял голову, и лицо его просветлело. Он отложил в сторону стетоскоп и произнес:
 — Это пятый случай за неделю, и самый тяжелый. Такое нашествие агуа мала на Варадеро случается раз в десять лет. Яд попал на большую часть спины, шею, затылок и голову. Ваш товарищ еще стойко держался. И хорошо, что вы были поблизости от города…
 Мы переглянулись с Армандо, ибо не знали даже, как зовут пострадавшего, хотя и понимали, что он был одним из советских специалистов, работавших на Кубе.
 — Агуа мала, «португальская каравелла», или сифонофора-физалия, — продолжал мягким голосом доктор, глядя на наши с Армандо ноги, — штука серьезная, companeros.[19] Об этом забывать нельзя… и вам особенно.
 Врач без труда определил по светлым контурам кобуры ножа, которая обычно крепится на внешней стороне голени правой ноги и защищает ее от загара, что мы подводные охотники, и лишний раз предостерегал нас.
 «Португальская каравелла»! Мне, испытавшему раз, и то через рубаху, силу действия ее яда, до сих пор представляется встреча с этим животным в воде куда опаснее, чем с любым другим морским хищником.
 Сифонофора-физалия! Конечно же, такое звучное и красивое имя этому на первый взгляд безобидному обитателю моря мог дать только ученый, который глядел на величаво проплывавшие мимо гребешки-паруса с высоты борта научного судна.
 Действительно, переливаясь под солнечными лучами всеми цветами радуги, плавательные колокола — гребни пневматофоров физалий — хорошо видны на воде, привлекательны, и первое желание при встрече с ними — схватить пузырь рукой. Но подводная часть физалий, причисляемой, правда, некоторыми учеными к «одним из самых удивительных и самых красивых созданий морской стихии», прямо скажем, мало привлекательна. И не только потому, что представляет собой для купальщика и спортсмена-подводника наиболее неожиданную и особо серьезную опасность.
 До пяти, а у отдельных особей и до пятнадцати метров, обычно бесцветные, реже голубоватые и ультрамариновые, ловчие нити-щупальца тянутся в сторону от тела животного, над которым возвышается плавательный пузырь.
 Подводный охотник чаще всего, поднимаясь на поверхность за воздухом, не смотрит наверх, дабы не потерять из поля зрения все то, что происходит в зоне его будущего действия. Тут-то он невольно и становится «добычей» этого «удивительного и красивого» морского создания.
 Разветвленные нити-арканчики — сколько их, сосчитать невозможно, — вооружены у физалии так называемыми стрекательными клетками. Простым глазом рассмотреть их нельзя, но каждое щупальце имеет их великое множество. Снаружи клетки торчит микроскопический волосок, связанный с нервной системой животного. Прикоснется волосок к постороннему телу, и мгновенно крохотная стрела, свернутая до того спиралью в специальной капсулке, раскручивается, словно живая пружина, и выбрасывается в сторону раздражителя, изливая яд.
 Сила действия яда сифонофоры-физалии приравнивается к яду королевской кобры. Вместе с тем ученые многих стран мира, занимающиеся изучением яда физалии, до сих пор не могут создать иммунитетной сыворотки.
 — Мне приходилось наблюдать, с какой осторожностью кубинские рыбаки выполаскивают физалии, попавшие к ним в сети. И делают они это с особой осмотрительностью, после того, как на море долгое время была неспокойная погода. Тогда яд физалии наиболее опасен. Дело в том, что животное это обладает одним очень интересным — для метеорологов особенно — качеством.
 Физалия — «португальская каравелла», состоящая из сросшихся в единую колонию миллионов полипов, относится к кишечнополостным животным. Так вот, это животное с поразительной точностью задолго до того, как самые опытные рыбаки начинают сматывать свои сети, определяет приближение непогоды. Как? Пока это неизвестно. Получив «сводку погоды», ее плавательный пузырь — весьма сложный гидростатический аппарат, который позволяет физалии в нужный момент менять свой удельный вес, — начинает сокращать стенки, выдавливая из себя излишки газа. Животное опускается на глубину, где и отсиживается весь период волнения на море. Но вот утихомирились волны, и физалия накачивает свой пузырь легкой смесью, содержащей азот и углекислый газ. Так она всплывает.
 Животное долгое время голодало, и от этого сила действия его яда увеличивается: ведь ядовитые стрекательные клетки физалии — это не только грозное оружие самозащиты, но и нападения. Схваченные сетью арканчиков физалии, мальки и разные прочие морские организмы парализуются ядом, а затем доставляются щупальцами ко рту животного и заглатываются.
 Я не знаю, что думают по этому поводу ученые, но мне подобное объяснение представляется вполне логичным.
 «Португальская каравелла» обладает еще одним интересным качеством, которое наверняка послужило причиной того, что в народе физалию прозвали каравеллой. Ее плавательный пузырь-парус поставлен косо и слегка изогнут. Это заставляет животное плыть под острым углом к ветру. Изменить поверхность паруса, а значит, и скорость движения, физалия может, но угол постановки паруса — никогда. Однако это ее не страшит. Природа учла, устанавливая угол паруса физалии, направление дующих более или менее постоянно ветров, так что физалии кубинские, мексиканские, венесуэльские плавают только по направлению к экватору и никогда не уносятся ветром в жизненно опасные для них холодные воды. А физалии бразильские, южноафриканские сносит с юга на север, то есть опять подальше от холода.
 Расскажу еще об одной неприятной встрече с физалией. Как-то однажды в субботний день мы отдыхали поблизости от бухточки Эррадура. Женщины в поисках раковин, выброшенных морем, рассыпались по побережью, а мужчины собирали раковины со дна. Моего приятеля очень увлекало плавание в маске, он мог часами находиться в море, но на большую глубину не выходил. Вот тут-то, как говорится, по колено в воде ему и суждено было встретиться с «португальской каравеллой», причем в прямом смысле слова лоб в лоб.
 Неожиданно, вокруг не было ни живой души, голову приятеля, на которой было мало волос, пронзила резкая боль. В испуге он сорвал маску и тут же потерял ее. Встав на ноги — уровень воды доходил ему до пояса, — он схватился руками за голову. Боль обожгла ладони, будто он сунул руки в пылающие угли.
 Неизвестность и мысль о том, что будет дальше, наполнили его ужасом. Он инстинктивно стал поливать голову морской водой, но это не помогало. Наоборот, он почувствовал головокружение и быстро выбрался на берег.
 Когда крики женщин собрали нас всех, прошло уже минут десять — пятнадцать. Он сидел, зажав руками голову, и… плакал.
 Внешних признаков ранения не было видно, и он сам толком не знал, что с ним стряслось. Поэтому со стороны вид огромного мужчины, льющего без особой причины слезы, вызывал улыбки.
 Но ему, конечно же, было не до смеха. Он отчаянно стонал, когда мы начали обильно смоченным в пресной воде полотенцем смывать с головы остатки щупалец, слизи и яда физалии. Все увидели на кожном покрове головы красно-синие пятна, небольшие, налитые кровью волдыри.
 В тот день, так как мы не собирались охотиться, со мной не было походной аптечки, и пришлось прибегать к самым простым средствам, рекомендуемым в случае ожогов ядом физалии. Пораженное место мы промыли пресной водой, растворив в ней предварительно несколько кусочков сахара, а затем густо смазали растительным маслом. Тут же собрались и поехали в город к врачу. За руль его машины сел товарищ, а мой приятель забился в угол заднего сиденья и молил ехать как можно быстрее, ибо чувствовал, как язык его делался деревянным, плохо слушался, с трудом помещался во рту, дышать становилось все труднее. Появилась боль в спине и тошнота. Ему было бы гораздо легче, будь со мной аптечка, в которой есть и этиловый и нашатырный спирт, ибо спиртовые растворы куда более эффективные средства при снятии остатков яда физалии. В аптечке есть морфий, пантопон, кофеин и другие средства, стимулирующие дыхание и работу сердца.
 В приемном покое «скорой помощи» города Мариэль пострадавшему сделали внутривенную инъекцию глюконата кальция, еще раз обработали пораженное место, которое затем обильно смазали гидрокортизоновой мазью. Внутрь дали принять две антигистаминовые таблетки и с собой тоже на два последующих дня.
 К середине следующей недели мой приятель уже с улыбкой рассказывал своим друзьям о его встрече с «португальской каравеллой», но неожиданно для себя, причесываясь утром, обнаружил, что на затылке в месте, которое, очевидно, не было обработано, у него появились кровавые струпья, с которыми пришлось повозиться еще с неделю.
 В результате многих встреч с физалией я убедился, что опасность встречи с ней находится в прямой зависимости от количества яда, принятого телом. Большое значение также имеет и место, на которое попал яд. Сила же действия яда регулируется периодами, которые, как и сам яд этого животного, для человека остаются пока еще загадкой.
 Для меня до сих пор самой серьезной опасностью, угрожающей подводному охотнику в тропических водах, остается «португальская каравелла».
 
 
 Глава XVII. Чемпионат мира
 
 Citius, altius, fortius.
 Быстрее, выше, сильнее.
 Олимпийский девиз[20]
 
 В конце августа — начале сентября в Карибском море устанавливается стойкая штилевая погода. В буквальном смысле слова наступает затишье перед бурей, ибо в октябре на обширную территорию, заключенную между 10-й и 30-й параллелями, обрушиваются мощные, в большинстве случаев разрушительные тропические циклоны, и тогда море превращается в неистовую стихию.
 А сейчас гладь, как его в это время называют, «белого» моря скорее похожа на поверхность превосходного молодого льда. Невольно ловлю себя на желании надеть коньки… и помчаться. Однако рука нащупывает рядом маску, трубку и ласты.
 На моторной лодке мы заканчиваем осмотр с моря кораллового островка Авалос, который расположен в сотне километров на восток от кубинского острова Пинос. Здесь завтра начнется одно из увлекательных спортивных соревнований года — VII лично-командное первенство мира[21] по подводной охоте.
 Вчера на пресс-конференции руководители Всемирной Федерации подводных исследований заявили: «Место соревнований, скорее всего, является одним из самых богатых микрорайонов земного шара по запасам и разнообразию видов рыб».
 Участники чемпионата, а их оказалось 85 спортсменов из 29 стран, прошли акклиматизацию в водах известного международного курорта Варадеро и сегодня знакомились со стапятидесятикилометровой зоной, где им предстоит «скрестить оружие» и проявить свои познания, умение, ловкость и силу.
 Советские спортсмены не принимали участия в этом соревновании, но прислали своего представителя — председателя Всесоюзной Федерации подводного спорта, члена исполкома Всемирной Федерации подводной деятельности Николая Петровича Чикера. Мы познакомились, и я сразу принялся рассказывать о том, что представляет собой подводная охота в кубинских водах.
 По мере того как бежали минуты, лицо моего слушателя, бывалого моряка, становилось все равнодушнее — а мне казалось, реакция должна была быть как раз обратной, — пока он наконец не произнес:
 — Ну, все это хорошо… Поспать бы.
 Мне тогда и в голову не могло прийти, что Николай Петрович принял мои вдохновенные речи за болтовню, весьма напоминающую ему россказни всем известного барона.
 Сегодня же Николай Петрович, осмотрев вместе с нами островах, разбитый на нем лагерь, акваторий, где будут проходить соревнования, и, познакомившись с тем, что было сделано для успешного его проведения, отдавал должное организаторам чемпионата.
 Кубинцы, как и мы, говорят: «Что посеешь, то и пожнешь». И чемпионат действительно удался на славу.
 Первый рекорд был установлен за два дня до того, как «прозвучали» выстрелы охотников. Героиней оказалась студентка предпоследнего курса факультета естественных наук университета острова Сардиния Джулиана Трелиани. Отец ее, потомственный капитан, старый морской волк, поэтому Джулиана, отвечая на мои вопросы, говорит:
 — Я не помню, чему я обучилась сначала: хождению по земле или плаванию в море… Серьезно подводным спортом я начала заниматься в восемнадцать лет, когда прочла в газете, что женский мировой рекорд погружения составляет всего двадцать пять метров. Тогда я сказала: обязательно стану чемпионкой… Мне нравится делать то, что не могут другие. Тем более, если мужчины ныряют на глубину, почему женщина этого не может?
 Джулиана Трелиани с грузом в 8 кг опустилась на 45 метров! Этим она превысила на целых семь метров прежнее достижение, которое принадлежало ее давнишней сопернице, северо-американке Эвелин Паттерсон. На погружение и всплытие чемпионке потребовалась 1 минута 15 секунд.
 Сойдя в воду в легком каучуковом костюме, маске и ластах, Джулиана окунулась с головой. Вынырнув, она распласталась на поверхности, замерла, затем сделала глубокий вдох, и над гладью моря мелькнули ее черные ласты. Джулиана, крепко ухватившись за свинцовый груз, продетый через стальной трос, быстро уходила в глубь Карибского моря. Рядом на другом тросе мелькали ярко-красные отметки: 10, 20, 30, 35, 40! У отметок в специальных ячейках находились жетоны. Когда спортсменка почувствовала, что наступает ее предел, она выпустила из рук груз. Он замер благодаря специальному приспособлению на тросе, отмечая достигнутую глубину. Из ячейки был выхвачен жетон, и Джулиана стремительно понеслась ввысь; в легких уже не было кислорода, мускулы деревенели, но, собирая, силу воли, она еще быстрее работала ногами.
 А на поверхности в полной тишине взгляды всех, кто пришел к месту побития рекорда на сейнерах, шлюпках и лодках, в томительном ожидании устремились в сторону предполагаемого всплытия.
 Тело Джулианы по инерции выскочило наполовину из воды. Общий вздох облегчения сменился мигом паники. Все увидели мертвенно бледное лицо Джулианы. Первый вдох дался ей о трудом. Но вот рука спортсменки медленно поднялась над водой. В ладони был зажат жетон с цифрой 45! Возгласы восхищения возвратили ее лицу краску. Друзья прямо с лодок попрыгали в воду, и зазвучали звонкие поцелуи.
 На следующий день Энцо Майорка, другой итальянский спортсмен, улучшил на два метра принадлежавшее ему же мировое достижение. Он опустился на глубину 64 метра! Погружался Майорка в теплоизоляционном костюме с грузом в 37 кг и находился под водой 1 минуту 32 секунды.
 Вечером на борту морского парома «Хибакоа», стоявшего неподалеку от острова Авалос, где размещались судейская коллегия и штаб соревнований, Энцо, в широкой груди которого вмещается семь с половиной литров воздуха, поделился со мной своими планами на будущее:
 — С тех пор как француз Жак Майоль в июле 1966 года улучшил мой рекорд, достигнув шестидесятиметровой глубины, я стал усиленно тренироваться. В ноябре прошлого года мне удалось опуститься на шестьдесят два и теперь вот на шестьдесят четыре метра. Я буду и дальше настойчиво продолжать тренировки, пока не установлю рекорд в семьдесят метров. Это моя цель.
 Сидевшая рядом с ним жена затаила дыхание. Энцо почувствовал это и нежно положил ей руку на плечо. Мария с трудом улыбнулась.
 Все, кто находились рядом в ту минуту, поняли переживания подруги отважного спортсмена. Подобные погружения всегда связаны с огромным риском. Ведь Джулиана, помимо крайнего кислородного голодания, выдержала на себе давление в 4,5 атмосферы, а Энцо — в 6,4! При погружении на такие глубины никто никогда не может гарантировать счастливое возвращение на поверхность.
 В тот же день, вслед за погружением Майорки, в морскую пучину нырнула Мариана Трелиани, старшая сестра Джулианы. Ее попытка также была успешной, и она установила новое мировое достижение для женщин в свободном нырянии (без груза) — 31 метр! Это не под силу даже иному опытному спортсмену-охотнику.
 Начало основных соревнований было намечено на семь часов утра.
 Особый интерес к себе вызывал, конечно же, чемпион прошлого первенства (1965 года) австралиец Рон Тейлор.
 — Я никогда не видел в море такого скопления самых различных рыб, — сказал Рон, перенося свое вооружение на сейнер, на котором ему предстояло с двумя другими членами команды выйти в море. — Мне, честно говоря, хотелось бы их фотографировать, а не стрелять. Так что те, кто ставят на меня, обязательно проиграют.
 Бывший чемпион в результате занял 22-е место. А новый определился в первый же день соревнований. Им оказался таитянин, член французской команды Жан Тапю. На весы после шести часов охоты он положил 151 рыбу весом в 449,5 кг. Этим Тапю значительно оторвался от своего ближайшего соперника, кубинца Хосе Рейеса, и стал практически недосягаем.
 — Мне повезло, и я сразу напал на хорошее место, — заявил журналистам при взвешивании Жан Тапю. — Примерно через час поблизости появились акулы. Первое, что я подумал: «Какая неудача, надо менять место». Но потом вижу, акулы охотятся сами по себе и ко мне настроены мирно. Так я с ними и работал около двух часов. Но вот барракуду все-таки пришлось убить. Она не только пыталась стаскивать рыбу с моей стрелы, но и прицеливалась на меня.
 По условиям чемпионата, спортсмены могли отстреливать любую рыбу, за исключением акул, барракуд, осьминогов, скатов и мурен. Минимальный вес рыбы — один килограмм, а максимальный — 20 килограммов. Несмотря на это ограничение, был установлен специальный приз за лучший экземпляр. Его выиграл люксембуржец Жан Пьер Фрейдлих, занявший общее 75-е место. Ему сопутствовала удача, и он «выудил» промикропса в 119,5 кг, с которым сражался целый час с четвертью.
 Второй день соревнований заметного изменения в общую таблицу не внес. Правда, травма, полученная во время охоты экс-чемпионом мира Хуаном Гомисом, помешала команде Испании опередить французов и выйти на второе командное место, а активное участие югославов помогло им опередить сильную команду Италии.
 Результаты VII чемпионата по подводной охоте вряд ли когда-либо будут превышены. Вдумайтесь сами: Жан Тапю за 12 часов охоты добыл 250 рыб, которые потянули 695,3 кг. Во время соревнований на Таити в 1965 году Рон Тейлор предъявил судьям всего 7 рыб весом в 109 кг, а Жан Тапю, занявший тогда третье место, — 20 рыб (47 кг).
 Командное первенство, как и ожидалось многими, выиграла молодая, впервые принимавшая участие в мировом первенстве команда Кубы.
 Спортсмены Педро Гомес, Хосе Рейес и Эверт Гонсалес «настреляли» вместе 459 рыб весом 1504,6 кг, намного опередив остальные команды.
 Закрытие чемпионата было очень торжественным. Оказалось оно памятным и для меня.
 После того как Николай Петрович по поручению Всемирной Федерации наградил дипломом и памятной статуэткой Жана Пьера Фрейдлиха за самую крупную рыбу, он отвел меня в сторону и сказал:
 — Извините меня, пожалуйста, мне поначалу показалось, что вы бойкий журналист, у которого хорошо подвешен язык, поскольку у вас так ловко все получалось про охоту. Но когда я увидел вас за работой под водой, мне стало ясно, что вас можно включать в состав сборной команды нашей страны, — и вручил мне вымпел и знак Федерации.
 Для меня не могло быть ничего более почетного и приятного.
 
 
 Глава XVIII. Летающие рыбки
 
 Но — усвоим это хорошенько! — понадобятся десятки, а быть может, и сотни лет для того, чтобы изучить жизнь морей и океанов во всем ее многообразии.
 Пьер де Латилъ, «От „Наутилуса“ до батискафа»
 
 — Сюда любил приходить Хемингуэй, — сообщил нам капитан моторного бота, когда мы с первыми проблесками утренней зари начинали различать очертания островов Крус-дель-Падре.
 — И вы вместе рыбачили?
 В моем вопросе капитан уловил нотки сомнения и ответил сдержанно:
 — Я знаю, теперь многие из капитанов выдают себя за тех, с кем он рыбачил. Нет, к сожалению, мне не приходилось. Но я видел однажды, как он сражался с кастеро.
 Мы приблизились к островам с северной стороны — дальше простирался Флоридский пролив, глубина которого за этими островами очень быстро достигает семисот и более метров. Из Мексиканского залива Гольфстрим величаво уносил мимо нас свои теплые, изумрудного цвета воды в Атлантический океан.
 С бота в воду ушло одиннадцать охотников. В паре со мной оказался начинающий подводный фотограф с отличной японской камерой, поэтому мы с ним — и я это делал с огромным удовольствием — «жались» ближе к берегу.
 Прежде всего мы попали в царство губок — их в кубинских водах полно, как в аптечной витрине. Губки — это значительный, но малоизученный тип многоклеточных животных. Они неподвижны, питаются остатками отмерших животных и подводных растений, а также мелкими одноклеточными организмами, входящими в зообентос. Форма тел губок чрезвычайно разнообразна.
 Глаза разбегались, и я никак не мог выбрать для более тщательного обозрения какую-то одну губку. То же самое, если не в большей степени, испытывал любитель-фотограф.
 Кругом в причудливом беспорядке были расставлены огромные чаши, кубки и пиалы, лежали шары, подушки, рыхлые буханки хлеба, тянулись к поверхности «органчики», ветвистые стебли кустов образовывали целые заросли. И все это окрашено в самые разные цвета: чаще бурый, но и желтый, фиолетовый, оранжевый, малиновый, зеленый и даже красный.
 Одни губки мягкие, иные твердые, но и те и другие поддаются острию ножа. На разрезе обычно видна ноздреватая, испещренная ходами масса.
 Вспоминаю, как однажды, осваивая дно напротив миниатюрного пляжика на левом берегу залива Кочинос, я вырезал огромный клин из кубкообразной губки. Он оказался жестким и в применение не пошел. Но примерно через год я обнаружил, что губка полностью восстановила вырезанный из ее тела кусок, придав своему кубку прежнюю правильную форму.
 Мой товарищ предложил мне попозировать. Я выбрал бокал покрупнее — кубок Нептуна, формой своей не отличающийся от кубков князей и рыцарей средневековья, — и, ухватившись за ножку, которой губка прикреплена к грунту, сделал вид, что собираюсь произносить тост.
 А совсем рядом лежала «закуска» — кремнероговые губки, называемые морским караваем. Сверху они похожи на губную гармонику. Такое сходство возникает благодаря вытянутым в ряд так называемым трубчатым выростам с отверстиями (устьями) на концах.
 Теперь наступила моя очередь фотографировать. Приятель показывает на органные трубки, колонии губок галиклона, и ныряет в них. «Этот человек лишен страха, не признает никаких предосторожностей или, скорее, просто не знает, что такое море», — думаю я и быстрее щелкаю затвором.
 В Карибском море есть губки, прикосновение к которым вызывает ожоги, сильный зуд и опасные опухоли. Но этого мало: внутри всех этих животных обычно гнездятся разные другие существа. Они могут принести человеку еще больший вред, чем ядовитые губки. Помню, как мне долго приходилось привыкать — внешний вид их не вызывал доверия — к змеехвосткам, постоянным квартиросъемщицам галиклоны.
 Эти животные — я даже не знаю, к какому типу они относятся, скорее всего к иглокожим, — очень похожи на морских звезд. У змеехвосток сердцевина с двухкопеечную монету и пять коричневых в белую полоску ворсистых щупалец, которые постоянно пребывают в движении. Они оказались неопасными для человека, но к ним надо было привыкнуть.
 Отходим подальше от берега. Здесь начинают встречаться, словно бы кем-то специально собранные и кучками опущенные на дно моря, лосиные рога. Это губка-гомаксипелла. Основательно напугав нас, из-под раскидистой ветви выскакивает акула-нянька и тут же исчезает.
 Чем глубже, тем чаще появляются поляны, заселенные водорослями. В основном это заросли талассии, зостеры и ламинарии.
 На полянах в восьми — десяти метрах друг от друга обнаруживаем целое семейство губки-клионы, женская особь которой наиболее пористая и эластичная, идет в хозяйственное употребление.
 В кубинских водах живут губки, которые не уступают своими качествами знаменитым долматинским и левантийским губкам и за последние годы заслужили себе мировую славу.
 На воздухе, только что извлеченная со дна морского, губка очень скоро начинает издавать неприятный резкий запах. Помнится мне, как-то обрабатывая на берегу одну из губок, мы так перемазали в черный цвет руки, что они отмылись лишь через неделю. Почему губки пахнут и что за красящие вещества они содержат, мне никто не мог толком объяснить.
 Самому обработать губку ничего не стоит. Ее надо хорошенько просушить на солнце, основательно промять, вытряхнуть остатки живших в ней ранее животных, а затем слегка прокипятить и снова высушить и помять. Совершенно фантастическое качество губки вбирать в себя влагу удивляет всех.
 Внимание фотографа привлекли две полосатые рыбки. Мне думается, что это были шестиполосные губкоеды. В погоне за ними мы ушли еще дальше от берега. Глубина уже 12–15 метров. Перед взором неожиданно возникает необычайная картина.
 Со дна почти до самой поверхности тянутся толстые нейлоновые нити — от якорей к поплавкам, которые, однако, маячат в метре от уровня воды. Их около двадцати. Каждая на расстоянии от другой в два-три метра. На них нанизано до пятнадцати кусков различных благородных губок. Естественная подводная оранжерея или, точнее, питомник. Крайние нити снабжены дощечками с надписями: «Экспериментальное поле по разведению губок».
 Сфотографировав питомник, мы обходили его стороной. Мимо нас пронеслась стайка небольших, до 30 см, серебристых рыб. Они стремительно мчались из глубины к поверхности, перед которой стайка вдруг распалась — половина ее рассыпалась в разные стороны, а другая половина… исчезла. Не успел я еще сообразить, что, собственно, происходит, как увидел еще тройку рыбок, несущихся словно на пожар. В их больших круглых глазах панический страх. Кажется, все тело охвачено им. Одна резко сворачивает вниз, а две другие… вновь исчезают. Поднимаю голову и вижу, как рыбы парят над морем, усердно продолжая работать хвостовыми плавниками. Интересно! Раньше мне приходилось наблюдать за летучими рыбами, но только сверху.
 Вот появляется еще парочка. Она пугается меня и мгновенно выскакивает. Теперь я отчетливо вижу, как серебристая летучая рыба, высунувшись из воды по пояс, бешено работает черным хвостовым плавником, словно пропеллером, и только через секунду, две, а то и три отрывается от поверхности.
 Долгоперая летучая рыба, или обыкновенный двукрыл, имеет пару сильно развитых грудных и пару брюшных плавников, которые в полете представляют собой «крылья», только не как у птицы, а как у планера. Рыба в состоянии планировать до трехсот и более метров, несясь со скоростью курьерского поезда и поднимаясь на высоту двухэтажного дома. Однако это вовсе не оригинальный способ передвижения летучих рыб, а форма их бегства от своих противников — хищных пелагических рыб, прежде всего — агух.
 Проносится еще стайка. Все летучие рыбы мчатся мимо нас в одном направлении и вроде бы из одной точки. Снизу забавно наблюдать, как они разрывают пленку поверхностного натяжения спокойного моря и, оставляя на ней зигзагообразный след, исчезают. И не напрасно, а весьма своевременно!
 Рядом с нами появляется «охотник» — полутораметровый белый марлин. Он и сам иной раз не прочь «полетать» и делает это особенно искусно, когда удирает от акул или попал на крючок спортсмена. В воздухе он стремится освободиться от впившегося в его пасть крючка.
 Сезон спортивной ловли агухи — голубого, белого марлина и парусника — в водах Кубы обычно начинается в мае и продолжается до самого октября.
 Наиболее сильная и крупная из этих рыб — голубой марлин, или кастеро. Он весит 80 — 130 кг, но встречаются экземпляры и до 600 кг — настоящая живая торпеда с мощным хвостовым плавником. Со спины тело рыбы покрыто густой синей чешуей, постепенно переходящей в пепельно-серебристый цвет на брюхе. Бока украшают от шестнадцати до восемнадцати поперечных голубых полос. Вытянутая вперед верхняя челюсть рыбы похожа на короткий клинок матадора. Сильным и резким ударом агуха оглушает свою жертву, чаще всего плывущую почти на самой поверхности. У голубого марлина зубов нет, но мощными челюстями эта рыба сдавливает и перетирает добычу прежде, чем проглотить ее. Голубой марлин живет в одиночку, иногда парами, любит быстрые и чистые течения. Ученые не знают мест ее нерестилищ, но кубинские рыбаки, вылавливающие в июле — сентябре самок с икрой до 15 кг, утверждают: место нереста — весь Мексиканский залив.
 Белый марлин меньше голубого. Наиболее крупные экземпляры его достигают 80–90 кг. Тело этого марлина более вытянуто и сдавлено с боков, которые, как и брюхо, серебристо-белые. Спина также голубая, но по бокам — лишь намеки на полосы. Верхняя челюсть тоньше, но гораздо длиннее. Белый марлин не любит глубины, живет в одиночку и парами, однако иногда собирается и в косяки.
 Захватывающее зрелище представляет собой ловля на спиннинг парусника — рыбы, которая принадлежит к той же семье марлинов, но весит не более 65 кг. Хребет парусника украшен огромным спинным плавником, которому он обязан своим названием. Рыба эта такая же сине-серебристо-белая, но от головы до хвоста по бокам у нее проходит широкая желтая полоса. Попав на крючок, парусник многократно и грациозно выпрыгивает из воды, распуская спинной плавник, как великолепный испанский веер.
 Все агухи питаются более мелкой рыбой, которая чаще всего движется косяками через Флоридский пролив в Атлантику, Это прежде всего королевская макрель, мальки полосатого тунца и золотистой корифены, крупная сардина, сарган, балао, кальмары и летучая рыба.
 Агухи — одни из самых быстроходных рыб. Они способны развивать скорость порядка 75–80 км в час, поэтому практически жертвами более тихоходных акул становятся только тогда, когда попадаются на крючок рыбака или спортсмена.
 Внешний вид белого марлина под водой, которого мне прежде доводилось ловить лишь с лодки на спиннинг, вызывает подобострастное уважение, чтобы не сказать — холодок, пробегающий по спине. Я поспешно завожу в его сторону ружье. Но марлин, к счастью, не узнав в нас ни своих врагов, ни друзей, отворачивает грозный меч-клинок, которым, когда сердит, способен пробить днище лодки, и уходит.
 Расставшись с красавцем марлином, мы, не сговариваясь, поворачиваем к берегу. Замечаю красного луциана, который скрывается в норе. Рыба внушительных размеров. Ныряю. Я ведь сегодня еще без трофеев. Нора раздается, образуя щель. Смутно различаю бок рыбы, но стрелять не решаюсь, ибо неизвестно, сколь далеко под дно уходит щель. Луциан может утащить стрелу, а проход узкий — в него не пролезть. Поднимаюсь на поверхность, возвращаюсь еще раза два и в конце концов решаюсь, предполагая, что если вижу бок, то рыба просто глубже уйти не может.
 Выстрел оказался удачным, и через пять минут луциан, килограммов на десять, уже на кукане. Перезаряжаю ружье и чувствую, как кто-то прикасается к голени. Инстинктивно отдергиваю ногу и невольно содрогаюсь от неожиданности.
 У меня в памяти еще свежо воспоминание, как год назад я, сидя на борту шаланды, заставил себя опустить ногу в воду, когда рядом появились две рыбки-прилипалы. Ощущение было не из приятных, хотя я твердо знал, что прилипала мне не может причинить вреда. При всей новизне и занятности — отдирать или, точнее, снимать рыбу-прилипалу с собственной пятки — было в этой работенке что-то отталкивающее.
 Почему я сказал, что прилипалу можно снять, а не отодрать? Эта занятная рыба имеет с тыльной стороны головы восемнадцать поперечных складок-присосок, которые по внешнему виду похожи на стиральную доску. При этом сила присосок действует в направлении, противоположном движению рыбы. Как только прилипала присосалась, она тут же растопыривает довольно большие — два грудных и один брюшной — плавники, тем самым создавая силу, направленную назад. Вот отчего прилипалу нельзя отодрать, ее можно снять, подталкивая вперед. Это свойство прилипалы знали индейцы Кубы, которые в древние времена использовали ее в качестве «живого крючка». Впервые о прилипале ученые заговорили в Лондоне в 1504 году, когда английский мореплаватель Питер Мэртир рассказал, будто бы со слов самого Колумба, как индейцы-араваки ловят с помощью присасывающихся рыб морских черепах, ламантинов и даже акул.
 Однако вернемся к моей прилипале. Подплывший товарищ застал меня упорно отбивающимся от нее концом стрелы. Он быстренько сообразил, какой уникальный снимок может сделать, и принялся уговаривать меня позволить рыбе присосаться ко мне.
 Я не соглашался, но потом — не знаю уж, какому из чувств удалось побороть во мне неприязнь, — отвел ружье в сторону. Прилипала тут же подплыла и присосалась к животу. Мне стало смешно, и не оттого, что щекотно, а потому, что конец ее хвоста торчал у меня под самым подбородком.
 Фотограф носился вокруг и щелкал затвором, а я вдруг вспомнил, что прилипалы чаще всего питаются со стола акул, Оглядевшись по сторонам, схватил прилипалу за хвост, спихнул с живота и отшвырнул ее от себя как можно подальше.
 Тут приятель сообщил, что у него кончилась пленка, и мы поплыли к боту, а я думал: «Вот хорошо, а то, чего доброго, появится такое рядом, что не попозируешь».
 
 
 
 Дикий пейзаж островка Кокос, поблизости от которого проходил мировой чемпионат
 
 
 
 В дни мирового первенства. Самолет распыляет химические вещества над спортивным лагерем, уничтожая комаров и москитов
 
 
 
 Готовы сейнеры, на которых выйдут в море спортсмены
 
 
 
 Джулиана Трелиани за несколько минут до рекордного погружения
 
 
 
 Есть мировой рекорд! Жетон с отметкой 45 метров в руке Джулианы
 
 
 
 Жан Тапю улыбается. Весы — бесстрастные судьи — фиксируют рекордный улов. За два дня соревнований — 250 рыб весом 695,3 кг!
 
 
 
 Дружная тройка спортсменов Кубы, завоевавшая командное первенство мира — 459 рыб, общим весом 1504,6 кг
 
 
 
 Лучший трофей VII чемпионата мира. Гуаса весом в 119,5 кг
 
 
 
 Спортсмен из Люксембурга Жан-Пьер Фрейдлих со своей рыбой-чемпионом
 
 
 
 Члены японской команды, занявшей девятое общее место
 
 
 
 Тренеру чемпионов мира 1967 года — команде Кубы — вручен переходящий приз
 
 
 
 Французские спортсмены во главе с Жаном Тапю, занявшие второе командное место
 
 
 
 Советский представитель, член Всемирной Федерации подводной деятельности Николай Петрович Чикер, вручает приз Ж. П. Фрейдлиху за самую крупную рыбу чемпионата
 
 
 
 В поисках клада
 
 
 
 Черный группер на стреле Альберто
 
 
 
 Морская черепаха карей
 
 
 
 Трудно удержаться от соблазна попозировать перед камерой с выловленной в море черепашкой
 
 
 
 Свою добычу на общий стол
 
 
 
 Домой, в порт! С уловом, но без сокровищ
 
 
 
 Тот день был рекордным. То и дело приходилось подниматься на борт с крупной добычей, На кукане — рыба-собака, в правой руке увесистая «черна»- мероу
 
 
 Глава XIX. Против природы
 
 — Люди забыли эту истину, — сказал Лис, — но ты не забывай: ты навсегда в ответе за всех, кого приручил. Ты в ответе за твою Розу.
 Антуан де Сент-Экзюпери, «Маленький принц»
 
 К заливчику Эррадура мы подъехали с первыми лучами солнца. Однако рыбака Росендо, который жил со своей старухой в одном из «боио» на мысу и моторным ботиком которого мы часто пользовались, уже не было дома. Он ушел в деревню к сыну и, по словам жены, вскоре должен был вернуться.
 Бентос изрядно волновался, но меня это мало беспокоило, чтобы не сказать — просто радовало. Я вдруг с полной ясностью осознал причину, отчего так настойчиво тянул сегодня Бентоса именно сюда, в Эррадуру.
 Вчера мы — группа журналистов — отдыхали здесь. Отправившись в море за рыбой для ухи и горячего копчения, я задержался в воде намного дольше обычного. Задержку объяснил отсутствием рыбы. На самом же деле причина была гораздо более серьезная.
 Пляж и залив Эррадура облюбовал я давно и с первых же приездов сюда свел в тихой подводной лагуне знакомство с небольшой цветастой рыбкой. Кубинские рыбаки наделили ее ласкательным женским именем — Изабелита. У нас изабелиту называют ангелом. Она съедобна, ловится на крючок и верши, В день встречи с «незнакомкой» она весила с добрый килограмм и была в достаточной степени подходящей, чтобы стать охотничьим трофеем. Но у меня, как говорится, не поднялась на нее рука. Уж очень изабелита была симпатична и красива, особенно когда заглатывала пищу и закрывала свой алый ротик. Очень розовая нижняя губка вначале смешно отвисала, а потом спешно догоняла верхнюю, чтобы захлопнуть рот. При этом обычно ярко-оранжевая радужная оболочка глаза несколько меняла цвет, к казалось, что изабелита мне подмигивает.
 Изабелита доверчиво приблизилась ко мне, словно бы чувствуя, сколь огромно было мое желание разглядеть ее получше. На кукане моем висел разбитый стрелой лангуст. Я оторвал кусочек шейки и, измельчив его, подбросил изабелите. Та с заметным удовольствием полакомилась им. Я поплыл дальше, и она последовала за мною. Так мы подружились.
 Потом я стал прихватывать с берега куски хлеба и даже дома перед выездом варил ей пшенную кашу.
 За два года изабелита выросла и еще больше похорошела. Кашу она подбирала у меня с ладони. Вскоре я почувствовал, что не могу выйти за барьер рифа в поисках крупной рыбы, не «поговорив» прежде со своей знакомой. Мне казалось, что она приносит удачу.
 Изабелита же всегда немедленно выплывала мне навстречу, как только я появлялся у подводной лагунки, со всех сторон окруженной телом рифа.
 Но вот однажды этого не произошло…
 Я шумно плавал, стучал по ружью, царапал дно и выступы концом стрелы, чтобы привлечь внимание, но изабелита не появлялась. И лишь когда я стал рассыпать кашу малькам, резвившимся вокруг в свое удовольствие, из-под откоса теневой стороны скалы, у самого дна, робко показалась знакомая мордочка. Как только я ее заметил? Но сомнений не было: это была она. Что же, однако, стряслось? Я подплыл — изабелита мгновенно скрылась в расщелине.
 Все мои попытки выманить ее оттуда разбивались о необъяснимую стойкость моей приятельницы в решении больше со мной не дружить. Я устал нырять попусту и даже немного рассердился — в руке у меня был зажат целлофановый пакет, в котором оставалось совсем немного каши. Решив, что ныряю в последний раз, я опустил ружье на дно. Теперь изабелита не шмыгнула в глубину расщелины, а, когда я всплыл на поверхность за воздухом, выплыла из нее.
 Печальная догадка мелькнула у меня в уме и тут же, к сожалению, подтвердилась. Изабелита подбирала комочки каши, но едва я нырнул к ней, ушла под откос. При этом она повернулась в мою сторону боком, и я увидел у самого спинного плавника, где проходит четкая граница черного и золотого, три рваные раны — след гарпуна-трезубца со стрелы охотника. Я понял: в изабелиту стрелял новичок.
 Сердце мое сжалось от боли, захотелось приласкать изабелиту, сделать ей что-то очень приятное. Я поплыл на берег за хлебом. Вскоре изабелита немного осмелела, но близко к себе не подпускала, а стоило мне нырнуть за ружьем, как она мгновенно юркнула в укрытие.
 Через неделю я снова был в Эррадуре и привез изабелите хлеба, вареного мяса, каши и свежего лангуста, мясо которого она обожала. Поплыл я к ней без ружья. Встреча состоялась быстро, и я очень жалел, что не знал языка изабелиты, а, она не владела человеческой речью. Тот день я полностью посвятил ей, и дружба наша восстановилась.
 Прошло некоторое время, и раны, казалось, затянулись новой чешуей. Но вчера я снова не обнаружил изабелиты. Я разыскивал ее все утро, но тщетно.
 По этой причине я и притащил Бентоса сегодня в Эррадуру, где хорошо поохотиться, в общем-то, никогда не удавалось. Потому я был даже рад, что лодочника Росендо не оказалось дома. Бентос остался ждать прихода рыбака на берегу, а я поплыл к месту, где обычно встречал изабелиту.
 Чем ближе я подплывал, тем сильнее овладевало мной чувство, что я больше никогда не увижу моей подружки. Я понимал, что в гибели ее повинен я один: она умна и осторожна и поэтому добычей хищной рыбы стать не могла. Это я, я, дважды, идя против природы, усыплял ее бдительность по отношению к человеку. И второй раз она несомненно расплатилась жизнью за мой просчет.
 Тщетно искал я изабелиту — ее не было больше! С тяжелым ощущением утраты возвращаюсь на берег и ложусь на прибрежный песок с одним желанием скорее уснуть. Но вскоре среди кустов пляжного винограда замелькала голова Росендо, Мы наладили его ботик и, к великой радости Бентоса, ушли в море к тоням.
 На этот раз Росендо взял чуть правее того места, которое хорошо знал, и мы вышли к обширному коралловому рифу, основу которого составляли каменистые шестилучевые кораллы. В мощном известковом скелете рифа жило неописуемое количество всякой живности. Но мне не хотелось сегодня о ней и думать. Я с увлечением принялся разглядывать словно бы собранную в одном месте коллекцию всех тропических кораллов, которых, как известно, насчитывается более 2500 видов.
 Здесь особенно огромными были ветви акропоры палматы, напоминающие собой рога старого лося. Очень крупными были пластинчатые цветы муззы ангулозы, плотные костяные розетки миллипоры и цветочные букеты эусмилии. По-особому выразительно бугрились, словно обнаженный мозг исполина, нагромождения диплории стригосы, гелиастреи и колпофилии амарантус. Колонии псеудоптерогоргии американы и асеросы походили на страусовые перья.
 Вот за древовидными голыми, по-зимнему раздетыми кустами диодогоргии скрылся от меня кузовок. Смешное создание: этакая старинная русская кибитка в миниатюре, с рожками вместо оглоблей, крохотными боковыми плавничками и хвостиком — бумажным веером в гармошку. Рядом, подделываясь под ветки роговых кораллов эунисеи, тянувшихся в разные стороны от незначительного корня, вниз головой повисла, как лента с елки, «тромпета».[22] Эта интересная рыба, которая достигает в длину 90 см, названа так за свое сильно вытянутое рыло с маленьким ртом, похожим на мундштук. Особенностью «тромпеты» является ее способность так же хорошо плавать назад, как и вперед, подолгу стоять на хвосте или на голове.
 Отрываю взор от «тромпеты» и вижу, как в веточках каменистого коралла окулины варикосы у самого дна притаился морской ерш. Хищник-засадчик, он подпускает меня очень близко и затем стремительно срывается с места и исчезает.
 С интересом рассматриваю причудливые метелки роговых кораллов птерогоргии и ситрины, веера горгонии и вижу на краю подводной лужайки целое семейство пинн. Редкая встреча. Этот двустворчатый моллюск ведет неподвижный образ жизни, прикрепляясь ко дну пучком прочных шелковистых нитей, так называемым биссусом. Внутренняя сторона створок его раковины, похожей на удлиненный и сплюснутый вафельный стаканчик для мороженого, раскрашена изумительными перламутровыми разводами. Из створок пинны выделываются красивые пуговицы.
 Там же на поляне обнаруживаю морской апельсин, что встречается еще реже. Губка, она держится на твердом камне за счет коротеньких ножек-присосок. Мне апельсин этот больше напоминает яблоко среднеазиатского дерева маклюры.
 Как ни разыгрывается фантазия, но «что наш язык земной пред чудною природой» — вспоминаю стихи Жуковского и пересекаю барьер рифа в сторону открытого моря. Склон рифа почти совершенно отвесная стена с множеством расселин, трещин и выемок.
 В нише, под стремительно уходящей на большую глубину скалой, вижу поразительную картину. Выбравшись на террасу до половины, на ней лежит мурена. Зловещая, кровожадная, она полными неги движениями слегка извивает тело, которое как бы ласкает маленькая рыбка лобан. В другое время лобан — лакомое блюдо для мурены, теперь же он был ее пажем, верным слугой.
 Присматриваюсь и соображаю. Лобан чистит мурену — он собирает с тела облепивших ее паразитов. Подобной формы симбиоза, или коменсализма, — уже не знаю, как это и назвать, — я прежде не встречал.
 Увлекшись, не замечаю, как удаляюсь от ботика. Солнце закрылось плотной серой тучей. Сразу потянул свежий ветерок. Стало заметно холодней, и неожиданно закрапал дождь. Я торопливо завертелся на месте, разыскивая глазами ботик. Бентоса рядом нигде не было, и я подумал: «Чересчур увлекся, вот и оказался один». Последнее, что увидели мои глаза через пелену ливня, был бот метрах в ста от меня, на носу его стоял Бентос и, размахивая руками, подавал мне сигнал «обожди».
 Почему я должен был ждать? Мелькнувшая мысль — «опять мотор» — тут же исчезла: сверкнула молния и совсем рядом ударил гром. Поднялась волна, ветер гнал ее с севера. Стало еще холоднее. Крупные капли, хлеставшие по спине, просто обжигали. Я поначалу поплыл навстречу ботику, но тут же сообразил, что легко могу разминуться с ним, а мне уже было ясно, что прежде всего следовало сохранять силы.
 Так вдруг налетевший дождь в декабре в тропических широтах случается редко. Внезапность и интенсивность были под стать августовской грозе.
 «Сколько же она продлится? И как они найдут меня, если видимости никакой?» — подумал я и тут же забыл о них: ружье ткнулось обо что-то твердое.
 «Подо мной риф!» — пронеслось в сознании, и я с бешеной силой стремительно рванулся в противоположную сторону. Как можно было хотя бы на минуту забыть о том, что нахожусь в море? Опустив голову в воду, я инстинктивно уходил, как мне казалось, в открытое море от рифа, ставшего для меня смертельно опасным.
 «Подумать только, что останется от тела, если волна опустит меня на кораллы…»
 На несколько мгновений мне стало жарко. Видимость под водой также резко ухудшилась, я растопырил ноги как можно шире, вытянул вперед левую руку, а правой, в которой было ружье, судорожно «искал» коралловую гряду, боясь думать о том, что наткнусь на нее. Дышать было трудно. Гребни волн то и дело срывало порывами ветра, и они плотно накрывали трубку.
 «Ветер дует с севера; значит, волны гонит на юг. Там берег, — принялся я размышлять. — Прибьет, глядишь, как-нибудь выберусь без потерь на твердую землю».
 Закашлялся, втянув в легкие с воздухом капли воды. Рука с трудом согнулась, чтобы вставить загубник обратно в рот.
 «Пожалуй, это выход, однако… если бы не риф». От одного воспоминания о рифе бессмысленно начинаю плыть против волн. Проходит, должно быть, минут двадцать…
 Усталость ощущаю вместе с головокружением и приступом тошноты — укачало. Левое плечо плохо слушается. Понимаю, что замерзаю. Надо двигаться, но силы на исходе.
 «Вот где сослужил бы жилет…» Мысль глохнет от раската грома, а дождь продолжает хлестать как из ведра. Начинаю сознавать безысходность положения и уже не знаю, что делать дальше.
 Однако приступ отчаяния удается подавить, но гулкий стук в висках причиняет физическую боль. Рот полон мерзкой кислой слюны. Ужасно хочется перевернуться на спину и вытянуться, как в постели. Но я знаю это конец. Стук в висках заполоняет слух и почему-то вырывается наружу.
 «Нет! Нет, это не стук в висках. Но тогда что же?.. Мотор!» Ощущаю прилив сил, и это позволяет оторвать голову от воды, выплюнуть загубник и закричать. Но из гортани вырывается сиплый свист, я теряю равновесие и ухожу под волну.
 Бывают мгновения в жизни человека, когда он совершает невозможное… И я всплыл. Стук мотора совсем рядом, и дождь заметно слабеет. «Они здесь!»
 Ружье потянуло куда-то в сторону и с адской болью в пальцах вырвало из рук. Мне все равно. «Но ведь они где-то здесь!»
 Стук мотора пропал, но слышу, как кто-то спрыгнул в воду. Я знаю — это Бентос. Поднимаю голову и вижу, как его лицо и плечи показываются из воды.
 Дождя уже нет. Он унесся так же мгновенно, как и налетел. Прикосновение рук друга похоже на боль от удара молотом. Сознаю, что не могу пошевелить ни ногой, ни рукой, ни даже пальцами. Через маску ничего не вижу, глаза застилают слезы.
 Чтобы втащить меня на борт, Росендо бросил толстый конец, который Бентос подвел мне под мышки и грудь, — сам я мог только дышать и осознавать происходящее.
 Не хочу описывать выражения лиц друзей. Я был найден, потому что Бентос заметил поплавок. Потом я узнал, что Росендо, как это по совершенно непонятной причине вдруг в море делают многие кубинские рыбаки, принялся разбирать мотор, который потом долго не заводился.
 Бентос напоил меня, подложил под голову брезентовую куртку, снял с моих ног ласты, отцепил ремень со свинцовым грузом.
 — Можно было и расстаться с этим, — заметил он.
 Мне было все равно. Тогда, в воде, не сообразил. Конечно же, освободиться от пояса следовало прежде всего.
 Бентос достает из моего рюкзака пузырек со спиртом, льет жидкость себе на руку и принимается растирать мне грудь. Ему самому холодно, и он дрожит. Я по-прежнему не могу пошевелить ни рукой, ни ногой. Плохо слушаются даже губы.
 Росендо не смотрит мне в глаза. Он закрепляет руль и начинает раздеваться. Рубаху и брюки складывает на единственно сухое место под небольшим навесом бота. Потом они переносят меня туда, и Росендо ложится рядом. Он обнимает меня, и тело его мне кажется печкой. Бентос накрывает нас всем, что на борту сухого, и я начинаю ощущать, как ко мне возвращается жизнь. Лежу и думаю об изабелите, недолгой моей подружке, которую я приручил, не имея на это права, поскольку не взял на себя ответственность за ее жизнь.
 
 
 Глава XX. Тончайшие в мире краски
 
 Можно ли сравнить то, о чем слышал, с тем, что видел?
 Персидская пословица
 
 История не сохранила впечатлений Александра Македонского, который одним из первых опускался на дно морское в научных целях. Зато в наши дни человечество располагает уже целым рядом полнометражных цветных фильмов, которые приоткрывают завесу таинственности подводного царства. При этом людей, перед которыми впервые открывается возможность своими глазами увидеть этот мир, поражают прежде всего краски. Естественно поэтому желание запечатлеть редкую красоту морского дна на цветной фотографии.
 Однако подводная фотография сколь увлекательна, столь и сложна — дело не из легких. Очень хорошему фотографу, признанному далеко за пределами его родной Кубы, Альберто понадобилось целых пять лет, пока он смог сказать, что приблизительно освоил секреты цветной фотографии под водой.
 Я не стану рассказывать о том, какие муки творчества пришлось испытать и мне, как и сколько было переведено черно-белой и цветной пленки, так как уверен, что читателю, которого может заинтересовать подводная фотография, гораздо большую пользу принесут практические советы.
 Итак, летний солнечный день между десятью утра и четырьмя часами пополудня и спокойное, гладкое море представляют собой наилучшие условия для фотографирования. Однако следует иметь в виду: если солнце стоит в зените, изображения на фото получаются плоскими и монотонными, — они будут лишены светотеневого эффекта, который придает фотографии необходимую глубину.
 Лучше всего съемку производить, когда солнце освещает поверхность моря под углом в 45–50°.
 Как и на суше, фотографу, находящемуся под водой, следует постоянно учитывать такой фактор, как проходящие облака, которые нет-нет да и закрывают собой солнце, а также порывы ветра, вызывающего рябь на поверхности моря, которая ухудшает световые условия.
 Но наибольшая сложность в получении хорошего изображения при съемке под водой заключается в точной наводке на резкость. И не потому, что значительная часть обитателей моря настолько осторожна и подвижна, что заставляет порядком потрудиться, прежде чем удается приблизиться к ним на расстояние, гарантирующее нормальную съемку. Главное заключается в оптическом эффекте — мы уже знаем, что предметы, находящиеся под водой, кажутся нам на одну четверть ближе и на одну треть больше по размеру.
 Начинающий подводный фотограф чаще всего этого как раз и не учитывает. Он устанавливает дистанцию на объективе, прикидывая на глазок, и фотография получается вне фокуса. Об этом следует помнить постоянно и знать, что если вы собираетесь получить, например, отличную фотографию предмета, находящегося от вас на расстоянии одного метра, то объектив следует устанавливать на шкале 0,75 метра.
 Таким образом, расстояние до предмета, помноженное на 0,75, даст вам нужную цифру при установлении дистанции на шкале расстояний, и установленный метраж на шкале, помноженный на 1,33, будет расстоянием, на котором предметы окажутся в фокусе.
 Многие любители на суше, я уж не говорю о профессионалах, чтобы наверняка получить хорошую фотографию, делают дополнительно еще два снимка, открыв объектив на одно деление, а затем закрыв его на два. Подводному фотографу, если, конечно, объект ждет или позирует, обязательно следует прибегать к подобной практике, только делать не два контрольных снимка, а четыре.
 Накладным это может показаться только на первый взгляд, ибо, если подумать, лучше израсходовать пять кадров пленки и получить одну верную фотографию, чем, израсходовав один кадр, не получить никакой. Потом бывает очень обидно, так как в подавляющем большинстве случаев вам больше никогда не попасть в то место, где вы были, не встретить того же объекта, не дождаться тех же световых условий.
 В подводной съемке еще большую роль играет правильная экспозиция. Для этого существует специальный экспонометр; но за неимением такового можно обычный вложить в герметически закрывающийся бокс, скажем из плексигласа, и успешно им пользоваться.
 Вот где поистине на глазок никогда не удается определить нужную экспозицию — так это под водой. Однако можно рекомендовать следующую формулу выбора экспозиции в случае отсутствия у вас экспонометра. Если вы на берегу установили бы выдержку 1/200 секунды при диафрагме 11, то под водой в хорошую видимость[23] на глубине до 3 метров вам следует при той же выдержке установить диафрагму 5,6 или, соответственно, 1/100 при диафрагме 9.
 В случае если расстояние от аппарата до объекта съемки 6 метров, открывайте объектив еще на одно деление, но лучше с 1/100 перевести экспозицию на 1/60 или 1/50 секунды. Если же ваш товарищ позирует вам у входа в подводный грот, который находится на глубине более 3-х, но не менее 8 метров, приоткрывайте диафрагму еще на одно деление.
 О пленке. Как ни покажется это странным, но подводные фотографии получаются тем лучше, чем меньше чувствительность пленки. Дело тут в известной любому фотографу проблеме зерна. С другой стороны, это позволяет использовать испытанный прием: прибегать при фотографировании к сознательной «недодержке», с тем чтобы выравнивать положение сознательным перепроявлением пленки. В подобных случаях негативы (черно-белые) получаются контрастными, линии света и тени очерчиваются гораздо четче, что создает глубину.
 Мне чаще всего приходилось работать на пленке «Кодак-Плюс „х“ Пан» (ASA 160–320),[24] которую профессионалы считают наиболее подходящей. Однако для съемок крупных планов в очень чистой воде лучшей пленкой следует считать «Панатомик „х“»(ASA 40–80).[25]
 Теперь о главном. Чем снимать? Во Франции, Японии, Италии, Испании, США имеются специальные камеры типа «Калипсо».[26] Эти фотоаппараты пригодны для фотографирования на суше и под водой до глубины 100 метров без какого-либо дополнительного оборудования и камер-боксов. Они снабжены «флашем». Весит французская «Калипсо» 750 г, имеет объектив — 3,5, скорость до 1/200 сек.
 Однако лучшей профессиональной камерой признается «Роллей-Флекс» с катушкой в сто кадров 6X6, с широкоугольным просветленным объективом, с автоматической установкой экспозиции. Эта камера заключена в специальный алюминиевый бокс «Роллей-марин».
 Из наших отечественных прекрасно зарекомендовали себя специальные боксы для фотоаппаратов «Ленинград», «Зенит» и «Старт».
 Тот же, кто любит все мастерить сам, может из плексигласа или иного подходящего материала сделать бокс для любого имеющегося уже у вас фотоаппарата. В этом случае не следует только забывать, что, прежде чем вы опуститесь под воду с камерой, надо хорошенько проверить бокс на герметичность. Для этого уложите в него небольшой груз, опустите на возможно большую глубину и посмотрите затем, не просочилась ли в него вода.
 Еще одно замечание. Чем сильнее объектив и чем шире его угол, тем он лучше для подводных съемок.
 Прекрасно возвратиться в школу или в институт, как, впрочем, в равной степени и на работу после летних каникул или отпуска и удивить своих приятелей и домашних дюжиной, а то и двумя отличных фотографий никому, кроме вас, не ведомого мира. Заросли водорослей, прибрежная зона морского дна, колонии устриц или рапанов, живые рыбы, медузы, подводные гроты, пещеры и… ваши друзья-ихтиандры. Еще прекраснее, если эти фотографии — цветные. Но когда вы беретесь фотографировать под водой на цвет, вы неизбежно сталкиваетесь с двумя серьезными препятствиями.
 Известно, что чувствительность цветной пленки значительно ниже, чем у черно-белой. Это первый фактор. Второй куда сложнее.
 Начнем с того, что морская вода хотя и очень прозрачна, но, как это кажется на первый взгляд, она не бесцветна и, к сожалению, совершенно неодинаково пропускает через себя различные лучи солнечного спектра. Например, к красной части у нее особо строгое отношение. Затем задерживается оранжевый и желтый. К желто-зеленому, зелено-синему и фиолетовому частям спектра морская вода более благосклонна.
 Вот почему для аквалангиста, пребывающего чаще всего на глубинах от 15 до 40 метров, подводный мир запоминается зелено-фиолетовым.
 Итак, морская вода — первоклассный голубой фильтр, 2–2, 5-метровый столб которой практически полностью поглощает красные и оранжевые лучи.
 Читатель, очевидно, хорошо помнит рассказы Жака-Ива Кусто и других пионеров — исследователей морских глубин о том, что там рыбья, красная рыбья кровь — коричневая и даже зеленая. Когда мне довелось впервые вытаскивать раненого луциана и я увидел темно-коричневую кровь, ставшую на поверхности ярко-алой, то особенно этому не удивился, ибо знал о подобном явлении; но когда однажды, обнаружив на глубоководном пляже невиданных до того размеров совершенно белую морскую звезду, я прихватил ее с собой и на поверхности увидел, что она ярко-красная, как ей и положено было быть, вот тут моему удивлению не было конца.
 В связи с этим мне хочется рассказать и о двух экспериментах, которые мы проделали вместе с моим другом Альберто, когда осваивали фотографирование на цветную пленку под водой.
 В студии у Альберто мы раскрасили совершенно белый кусок мрамора десятисантиметровыми разноцветными линиями: оранжевой, зеленой, темно-багровой, синей, желтой и ярко-красной. Зарядили акваланги[27] сжатым воздухом и отправились в море. День был безоблачным. Солнце безжалостно обжигало, неся на наши головы поток света, равный 140 тысячам люкс.[28] Мы вышли в море точно в полдень, и солнце стояло в зените.
 Спрятав раскрашенный кусок мрамора в мешок, мы стали опускаться на дно. Как показал промер лотлинем, оно находилось на глубине 38 метров. Видимость была отличной, но, как только мы погрузились в воду, увидели лишь смутные очертания коралловых нагромождений. Став на дно, мы огляделись. Все, что видел глаз, было окутано плотной серо-синей дымкой. Граница видимого в радиусе трех метров. Из темноты на нас выплывают рыбы. Лучи кораллов, водоросли, актинии, звезды, лангуст — одного цвета. По очертаниям все, как наверху, но жутковато.
 Альберто подает знак, и я достаю из мешка нашу «зебру». Она темно-серо-фиолетовая. Нельзя даже различить границ между полосами.
 Альберто готовит аппарат, смотрит на глубиномер — 37,5 метра, и мы начинаем подъем. Светящаяся стрелка глубиномера ползет влево наверх — 25, 20 метров. Начинает прорисовываться синий цвет. За 18 метрами — зеленый. На границе десяти обозначаются багровый и желтый. Оранжевый засверкал цветом спелого апельсина на глубине в 5 метров, а красный — почти перед самой поверхностью.
 Во второе погружение я пошел с двумя специальными лампами в руках. За ними с катера тянулся электрошнур. Разрисованный кусок мрамора опущен на дно с грузом. Нам надо опуститься около него. Это сделать не трудно — помогает линь. На дне та же картина. Кругом темно и серо. Альберто дергает за линь — это условный сигнал для включения ламп. В следующий миг мысли об опасности, где-то подавляемое в глубине души чувство страха (кругом темень, да ты еще в чужом тебе мире), перестают тревожить. Со светом вокруг возникает феерическая картина: разнообразие ярких красок и переливы всевозможных самых нежных тонов. Полосы на куске мрамора, кажется, светятся ослепительнее, чем на воздухе.
 Именно в тот день я понял: коль скоро хочешь показать настоящую дивную красоту подводного мира, обязательно прихватывай с собой на глубину постоянный источник света.
 Отсюда вывод. Лучшие цветные фотографии получаются на глубине до 1 метра или на глубинах более 15 метров при искусственном освещении с обязательным употреблением красного фильтра и, конечно же, экспонометра. Цветная плевка, особенно под водой, не терпит ошибок, поэтому выдержки должны быть исключительно точными.
 Световой источник лучше всего располагать под углом в 45° и ближе к объекту съемки, чем к объективу камеры.
 На практике пришлось убедиться, что лучше других воспроизводят цвета подводного мира «Кодакхром» (ASA 10–25).[29]«Кодакколор», «Эктахром», «Аскохром» — пленки чувствительнее, но их более крупное зерно часто служит причиной искажения цвета. Из отечественной лучшей мне показалась ДС-2, негативная, которая позволяет затем получать с нее любое количество цветных позитивных копий.
 И последний совет. Опустившись впервые под воду с фотоаппаратом, не ощущайте себя новичком. Не щелкайте все, что попало. Плывущая рыба — это хорошо, но подождите, когда за ней появится второй план. Рыба на фоне зарослей, нагромождений камней, поднырнувшего к ней вашего товарища будет куда привлекательней и эффектней выглядеть на фотографии.
 Хороший результат дает прикормка рыб. Но помните, что вам при этом следует двигаться как можно медленней.
 Если все-таки напрочь отсутствует возможность «подложить» под рыбу второй план, то поднимитесь на поверхность и снимайте ее под углом сверху вниз или, наоборот, опуститесь глубже, и тогда блестящая поверхность может дать вам весьма любопытный эффект.
 Избегайте статических фотографий и помните, что под водой легче удаются крупные планы, чем панорамы.
 Ну вот, а теперь мне остается только пожелать вам удачи.
 
 
 Глава XXI. Морская черепаха
 
 Целых пять минут старый жрец лежал, распростершись на камне, содрогаясь и корчась, а Леонсия и Френсис с любопытством смотрели на него, невольно захваченные торжественностью молитвы, хоть она и была им непонятна.
 Джек Лондон, «Сердца трех»
 
 Разговор состоялся в пятницу поздно вечером, а рано утром в воскресенье, второе воскресенье 1965 года, вместительный прогулочный катер со стеклянным днищем отчаливал от спортивной пристани Барловенто.
 Тогда, после напряженного дня, на пятнадцатом этаже отеля «Гавана-Ривьера», советский космонавт Владимир Комаров сказал:
 — Сегодня с балкона мы видели очень крупных рыб у самого берега. С высоты полета космического корабля я наблюдал за поверхностью Земли, а вот что делается в глубинах моря, не знаю. Интересно было бы посмотреть.
 Руководство секции подводной охоты Национального института спорта и развлечений Кубы подхватило эту идею Комарова, который прибыл в Гавану в составе советской делегации на празднование Дня революции и которого повсеместно очень тепло встречали кубинцы.
 Когда катер шел быстро, скользившая по деревянному днищу крупными пузырями вода ухудшала видимость, но стоило капитану дать судну малый ход или застопорить, как тут же перед глазами пассажиров возникал аквариум — восхитительная живая феерия подводного мира.
 Эта морская прогулка принесла нам, подводным охотникам, неожиданный сюрприз.
 Неизвестно, кому принадлежал тот возглас, но он прозвучал, как призыв к действию, как начало атаки:
 — Кагуама!
 Капитан немедленно застопорил и резко положил лево руля, спортсмены-охотники рванулись каждый к своему ружью и побросали их за борт. Все принялись рассматривать море, но поверхность его была пустынна. Охотники спешно натянули ласты, подвязали пояса, надели маски. В воде каждый разобрал свой поплавок, подтянул и зарядил ружье, и начался поиск в обратном направлении по ходу катера.
 Кагуама, огромная морская черепаха, лежала на дне, до которого на глазок было не менее 25 метров. Старший из нас распределил обязанности: он первым идет на погружение, я встречаю кагуаму вполводы, чтобы произвести второй выстрел, а третий охотник должен действовать в зависимости от обстоятельств, которые возникнут.
 Мне так и не пришлось стрелять. Наш старший был опытным охотником. Он осторожно подплыл к черепахе, поднялся над ней и коснулся панциря концом стрелы. Черепаха выпростала из-под себя ноги, высунула голову, готовясь к рывку, но выстрел опередил ее. Кагуама дернулась, поднялась метров на пять и стала оседать на дно, а охотник стремглав летел наверх к своему поплавку, откуда подал команду напарнику. Черепаха меж тем задвигалась, но была настигнута и поражена второй стрелой.
 Растянув поплавки, охотники подтягивали черепаху, а когда до поверхности оставалось метров десять, я поднырнул к ней, ухватился за панцирь со спины и стал подталкивать животное к поверхности. Кагуама была жива, но оглушена.
 На катере не было специального устройства, втащить на борт черепаху мы оказались бессильны, поэтому, перехватив ее панцирь в нескольких местах и набросив петли на передние конечности, ее приторочили к борту толстым канатом и поспешили в порт.
 Кагуама весила добрых 400 фунтов, и было ей лет сто. Охотники решили передать ее в гаванский аквариум, если раны, нанесенные ей, не окажутся смертельными. У причала все мы сфотографировались перед кагуамой.
 В водах, омывающих Кубу, наиболее распространены три вида морских черепах: кагуама, тортуга — зеленая суповая черепаха и карей.
 Чаще всего мне приходилось во время охоты встречать черепаху карей — она меньше своих сородичей, аккуратнее, забавнее и привлекательнее. Ее панцирь состоит из прозрачных, узорчатых килеобразных кератиновых пластин, заходящих одна на другую, как черепицы на крыше и не достигает метра в длину. Голова этой черепахи вытянутая, заканчивается скорее клювом, чем ртом, как у хищных птиц, и вместе с тем карей привлекательна. На ней никогда нет никаких наростов, ракушек, морских паразитов, она исключительно чиста. А когда удавалось поймать ее руками, большего наслаждения мне в море получать не приходилось.
 Ухватившись одной рукой за панцирь у головы, а другой у хвоста, я превращался в подводного наездника. Когда надо было пополнять легкие свежим воздухом, достаточно было приподнять левую руку, опустив правую, и карей, работая своими конечностями, как плавниками, выносила меня на поверхность. Стоило сделать обратное движение, и черепаха увлекала меня на глубину, где можно было делать разные повороты, объезжая подводное царство. Ощущение свободного и довольно быстрого движения под водой всегда опьяняло меня, и я не мог не проникнуться к черепахам карей особой симпатией. Только сейчас я вдруг подумал, что в моем домашнем музее нет чучела карея — я не стрелял ни в одну из них. А однажды, сам попав в рыбачьи сети, расставленные на дне, вызволил оттуда двух кареев и почему-то не сделал того же самого с тортугой.
 Большая зеленая черепаха намного крупнее карея, а кагуаму, так ту кубинские рыбаки даже не пытаются ловить сетями.
 Если черепаха карей несъедобна и у нее ценится только панцирь, идущий на разного рода украшения и ювелирные поделки, то мясо тортуги и кагуамы обладает высокими гастрономическими качествами. Повышенный спрос у кулинаров имеет особый хрящевидный орган — калипия и часть нижнего панциря. «Настоящие гурманы оттолкнут вторую ложку черепахового супа, если после первой их губы не слипнутся. А без калипии они точно не слипнутся». Это фраза из авторитетной поваренной книги.
 Морские черепахи — безобидные и беззащитные рептилии, хотя и питаются моллюсками и рыбой. Живут черепахи постоянно в море, но через определенные промежутки времени должны подниматься на поверхность за воздухом — так и была замечена захваченная нами кагуама. На сушу черепахи выбираются только для начала свадебного обряда и затем, через 40–45 дней, для кладки яиц в прибрежном песке.
 Черепахи очень плодовиты. Кагуама откладывает сразу до четырехсот яиц, которые зарывает в яму, где, как в инкубаторе, и развиваются зародыши. Маленькие, только что родившиеся черепашки — со спичечную коробку, не больше, — точная копия своих родителей и с первой же секунды готовы вести самостоятельную жизнь.
 В тот день, день выхода в море с Владимиром Михайловичем Комаровым, мы договорились с кубинскими товарищами из секции подводной охоты, когда наступит время, организовать экскурсию к побережью необитаемого полуострова Гуанакабибес, где морские черепахи еще откладывают яйца.
 Последние десятилетия человек хищнически истреблял этих животных, и инстинкт самосохранения заставил их избрать для продолжения своего рода безлюдные, трудно доступные людям места.
 К указанному нам рыбаками из Лос-Арройос участку берега мы подошли в середине дня. По следам, оставленным прошлой ночью на пляже, было видно, что место мы выбрали удачно. Сразу за полосой песчаного берега начинаются топи. Мы с трудом разыскали строительный материал для двух наблюдательных вышек. Подняв их, мы отошли немного от берега, поохотились, аппетитно пообедали и завалились спать, так как впереди предстояла бессонная ночь.
 С наступлением сумерек мы, разбившись на две группы по три человека и вооружившись ночными биноклями, взобрались на вышки. Примерно через час ожидания мы увидели темное пятно, показавшееся на белой полосе легкого прибоя. Черепаха лежала неподвижно, и в бинокль было видно, как она задирала голову, прислушиваясь.
 Мы не шевелились. Я сидел как изваяние и с тревогой думал, не обладают ли черепахи способностью улавливать на расстоянии возникающее в нас чувство охотничьего азарта.
 Шел мой черед смотреть в бинокль, когда черепаха — мы определили, что это была кагуама, — быстро двинулась вперед. Я передал бинокль соседу, и вдруг животное остановилось. Мы не дышали. Черепаха снова поползла. Добравшись до жухлых кустиков, кагуама остановилась, но место ей, видимо, не понравилось, и она приблизилась к нам еще метров на десять. Повернувшись мордой к морю, черепаха тут же приступила к делу. От задних ног, которые работали у нее как исправные механические черпаки, в разные стороны полетели кучи песка.
 Кругом была такая тишина, что мы все трое ясно слышали, как кагуама изредка глубоко вздыхала. Возвращая мне бинокль, сосед сделал выразительный жест: провел пальцами по щекам от глаз к подбородку. Я поглядел в бинокль. Да, черепаха действительно плакала.
 Как прекрасна она, легенда о черепашьих слезах! Мать, откладывая яйца и навеки расставаясь со своим потомством, в слезах изливает свое безутешное горе. Теперь ученые установили, что специальные слезные железы во время утомительной работы освобождают организм животного от избыточного содержания в нем солей. Однако впервые не хочется верить ученым, расставаться с прекрасной легендой.
 Но вот кагуама, до того наполовину погрузившаяся в яму, выбралась из нее и замерла. Мы ручным фонарем подаем условный сигнал товарищам, сидящим на другой вышке, получаем ответ и бросаемся к нашей кагуаме.
 Известно, что в момент кладки яиц черепаха занята только этим, и никакой артиллерийской канонаде ее не спугнуть.
 Мы стоим рядом с черепахой и видим, как из глаз ее льются слезы, она судорожно зевает, широко открывая свой беззубый рот. Яйца сыплются из нее с интервалом в секунду-две. Я считаю до пятидесяти и вдруг ощущаю, что охвачен незнакомым волнующим чувством — я присутствую при каком-то таинстве.
 Кругом пустынные — море, берег, болото. Ночь темна. На черном небе очень далеко звездной дорожкой раскинулся Млечный Путь. Море, и днем немыслимо чужое, ночью у всех без исключения вызывает трепет. Берег тоненькой песчаной ниткой отделяет море от непроходимого болота. Раздается металлический каркающий звук, не похожий ни на один знакомый крик ночной птицы, с разбойничьим присвистом квакают банановые лягушки, надсадно перекликаются жабы. Стрекот цикад внезапно возникает и уносится вместе с ветром. До слуха долетает тяжелый всплеск и чавканье крокодила. А тут, совсем рядом со мной, плачет древний зверь, совершая свой таинственный, принесенный из мезозойской эры обряд. А яйца всё скатываются в яму, и слышен их стук.
 Но вот кагуама пошевелилась, буквально прыгнула вперед и принялась задними ногами поспешно забрасывать яму. Не чувствовать и не видеть нас она не могла, но игнорировала полностью наше присутствие. Набросав горку, черепаха придавила ее своей тяжестью и только тогда торопливо устремилась к морю. Однако мы были наготове: подскочив к черепахе, мы тут же перевернули ее на спину — из этого положения ей самой не выбраться. Надо было звать наших друзей, но тут со второй вышки был подан сигнал — три коротких вспышки: у них там тоже происходило что-то интересное. Вскоре частыми миганиями фонарика они пригласили нас.
 Теперь мы стали свидетелями кладки яиц большой зеленой черепахи. Она вела себя так, как наша кагуама, и, перевернутая на спину, также замерла в ожидании своего конца. Однако, вдоволь наглядевшись на наших пленниц, мы помогли им перевернуться на ноги и еще попробовали покататься у них на спинах. Но где там! Черепахи стремглав помчались в море.
 Утром оба «инкубатора» были осторожно раскрыты. У зеленой в яме, которая была вырыта на сорок сантиметров, оказалось 118, а у кагуамы, в шестидесятисантиметровой, — 341 яйцо. Мы взяли с собой по дюжине из каждой кладки, чтобы отведать на вкус свежих черепашьих яиц, аккуратно засыпали ямы и, утрамбовав над ними песок, отправились на катер.
 С тех пор прошли годы, но стоит мне вспомнить о той ночи и закрыть глаза, как мгновенно в мельчайших деталях возникают предо мной: темное таинственное море, Млечный Путь, пустынный берег, жуткое болото и огромная, безутешно плачущая черепаха.
 
 
 Глава XXII. У банки Хардинес
 
 В общей сложности в Мировом океане, не считая внутриевропейских морей и морей, омывающих побережье Китая, скрываются затонувшие богатства примерно на сумму в 250 миллионов долларов.
 Журнал «Вокруг света»
 
 Звонок, продолжительный и тревожный, раздался у двери моей квартиры, когда я уже укладывался спать.
 За окнами завывал пронзительный ветер, разыгрывалась непогода. Очевидно, надвигался первый в этом году циклон. Море к вечеру уже разбушевалось так, что проезд автомашин по гаванской набережной — Малекону — стал невозможен. Через железобетонный парапет на набережную обрушивались многотонные валы морской воды.
 За дверью оказался Альберто. Я весьма удивился. Он вообще редко бывал у меня. Чаще мы встречались у него в студии. А тут еще в столь поздний час. «Что могло стрястись?» — подумал я.
 — Юрий, извини. Был тремя этажами выше, решил без звонка зайти поговорить.
 — Что-нибудь случилось?
 — Нет, но есть дело.
 — Хочешь кофе? Рюмку рома?
 Альберто отказался, взяв меня под руку так, что было ясно — он готов прямо с ходу начать разговор.
 — Выкладывай. Что ты там придумал?
 — Я ничего не придумал. Придумала жизнь… Нам надо снарядить экспедицию.
 — На Северный или Южный?
 — Что?
 — Говорю, на какой из полюсов? Но не забывай, что там уже до нас были.
 — Хорошенько подготовимся и сделаем такое… Я больше не перебивал.
 — Понимаешь, это верное дело… Золотые дублоны, драгоценные камни, старинные украшения…
 «Для начала неплохо. Ничего. Подойдет», — подумал я и спросил:
 — Где и кто их для нас приготовил?
 У Сан-Фелипе — раз, и напротив пляжа Хирон — два.
 — Погоди минутку.
 Я встал, подошел к полке, взял книгу в синем переплете, быстро нашел нужную страницу и прочел:
 — «Сайта Мария де Бегонья» потерпела кораблекрушение в 1564 году вблизи островов Сан-Фелипе. На борту сокровище в 200 тысяч долларов. Могу добавить от себя: глубина от 3 до 15 метров, кораллы, гроты, осьминоги и песок. Но послушай дальше. Еще интереснее. «Пять испанских кораблей во время шторма 1563 года затонули у банки Хардинес. Большая часть того, что находилось на борту, была сразу поднята, однако среди обломков на месте кораблекрушения покоится ценностей на сумму в один миллион долларов». Что ты теперь скажешь, чико?
 Мое чтение ничуть не смутило Альберто, и я продолжал:
 — До того как у тебя появилась эта блестящая идея, она посещала умы многих сотен тысяч людей, куда более предприимчивых, чем мы с тобой. Составлена обширная и подробная карта, на которую занесены координаты 832 затонувших в прошлом кораблей.
 — Но не все данные точны.
 — Зато все драгоценности, что оказались под водой, подсчитаны и оценены, как деньги в банке: пять кораблей — миллион долларов.
 — Вот именно МИЛЛИОН! Ты понимаешь сам, что такое миллион?
 — В Северной Атлантике от экватора и выше подводных сокровищ на 140 миллионов. Но в самой морской воде, между прочим, куда больше золота… Давай лучше изобретем аппарат…
 — Погоди, viejo! Я ведь не все еще рассказал. У меня есть знакомая. В ее руки попал документ… Словом, я точно узнаю место, где затонула «Санта Мария». Нам только надо решить самим, будем искать или нет. Скажи…
 — А почему, собственно, «Санта Мария»? Там же в пять раз меньше, чем у банки Хардинес? — принялся я подтрунивать над другом.
 — Зато здесь вернее.
 Я взял с полки книгу «Золотая лихорадка» американца Жозефа Конрада и прочел:
 — «Есть нечто особое в слове „сокровище“, что властно и безраздельно овладевает человеческим разумом. Он, человек, в равной степени взывает к богу и проклинает его, испытывая тяжкое желание обнаружить это сокровище. Он постоянен в упорстве найти сундук, полный золотых дублонов, однако в конце концов оказывается, что он все же, хотя и сквозь зубы, чаще проклинает тот день, когда впервые подумал о кладе и поверил в легкость его обнаружения. Но поделать с собой он уже ничего не может. Он не покидает своего сумасшедшего стремления, думая только о том, что еще одно, последнее усилие, и он окажется у порога славы и богатства. И так это необузданное желание вместе с видением, стоящим перед его глазами, будут владеть им до самой его смерти. И нет на земле силы, которая была бы в состоянии вырвать эту болезнь, навсегда поселившуюся в душе человека».
 — Ну, я не маньяк.
 — Пока. Пока, Альберто. Пока мы с тобой не начали поиск, не вложили первые усилия, средства… — И я раскрыл книгу Кусто «В мире безмолвия».
 — «Легенды о кладах на дне моря — на девяносто процентов мистификация и обман; единственное золото, о котором можно тут говорить, — то, которое перекочевывает из карманов романтиков-легковеров в руки ловких дельцов».
 — От тебя нужно согласие, а не деньги, — решительно произнес Альберто. — И потом, разве ценность нашей находки будет измеряться золотом? Важно само открытие, факт того, что ты вырвал тайну, которую случай упрятал на дно океана… Так ты отказываешься?
 Вопрос был поставлен прямо и честно, и я, который минуту назад смеялся над затеей друга, доказывал ему ее бесплодность, еще через минуту, не отдавая себе отчета, вдруг взял и поспешно согласился.
 Соленые брызги, срываемые порывами ветра с валов, разбивающихся о железобетонные основания здания, долетали до окон шестого этажа. Стекла подрагивали под уханье моря, а я долго не мог заснуть в ту ночь.
 Через неделю Альберто позвонил в редакцию и сообщил, что нас уже четверо «отважных ребят» и что на первое время — период поисков — этого вполне достаточно. На четверых три акваланга. Точное место удалось установить в отношении кораблей, затонувших у банки Хардинес. Там и плавсредствами нас лучше обеспечит знакомый Альберто из мореходного училища на Плайя Хирон. Оставалось только ждать, чтобы к Ноябрьским праздникам в том районе установилась хорошая погода.
 Нам повезло, и к четвертому ноября у нас не было причин не начать нашу экспедицию.
 Отличный моторный катер с командой, провизией и компрессором на борту ждал нас у причалов. Задача состояла в том, чтобы погрузить, не вызывая излишних вопросов, ломы, лопаты, кирки и шланг, при помощи которого мы намеревались в случае удачи разбрасывать песок, используя сжатый воздух компрессора. Ее блестяще решил Альберто: мы, обвешанные фотоаппаратами, представляли собой настоящую съемочную группу Академии наук. Нам пожелали счастливого пути, и к середине дня мы уже были у островов Дьос. По пути капитан катера убеждал нас, что у островка Пьедрас-дель-Сур, который в четыре раза ближе от Плайя Хирон, подводные виды ничуть не хуже, но и здесь Альберто нашелся:
 — Нам нужны снимки поселений губок.
 Капитан сдался, и вот мы, дрожа, как лошади перед началом скачки, ушли в воду.
 По утверждению Альберто, который сам видел документы в архиве, испанские галеоны шли в Сантьяго, чтобы затем проследовать в Кадис, а шторм подхватил их и выбросил на рифы банки Хардинес между островами Дьос и Кайо-Ларго. По карте это «между» составляло около сорока километров!
 — Ты сказал капитану, где он должен встать на якорь? — спросил я Альберто.
 — Сразу за коралловой грядой острова Дьос и строго на запад.
 — Если взять расстояние с юга на север в пять километров, и то получается двести квадратных. Ты что, не знаешь точное место?
 — Знаю. Мы к нему выйдем. Но ты не забывай, что кораблей было пять.
 — Зачем нам все. Идем точно к месту и будем тщательно искать один.
 — Ты что, сомневаться в такой момент?
 Действительно, это сейчас я со спокойствием старого римлянина вспоминаю детали нашей эпопеи, а тогда я первым спрыгнул за борт.
 Мы представляли себе, что испанские галеоны не ждут нас в таком виде, в каком они затонули. Прошло ведь ровно четыреста лет! Морская вода, штормы, черви, микроорганизмы давно сделали свое дело, уничтожив их корпуса. Но отдельные, особенно металлические части, засыпанные песком во время того же шторма или покрытые в ближайшие после гибели годы кораллами, должны были обязательно сохраниться до наших дней.
 Кораллы растут от двух до пяти сантиметров в год. Теоретически сундук с драгоценностями, упавший отдельно от корабля на дно, мог оказаться покрытым твердым известковым слоем в 12 метров! Однако на практике кораллы, часто покрывая те или иные предметы, растут, сохраняя их форму. Поэтому любая прямая, неестественная для донного ландшафта, линия должна была привлекать к себе наше внимание.
 Особую надежду мы возлагали на находку пушки. Обрастая кораллами, она, как правило, сохраняет форму ствола с жерлом.
 Мы не исключали возможность обнаружить на дне ровную, не засыпанную песком и не затянутую илом вереницу камней, которые в прошлые времена укладывались на дне галеонов для их остойчивости, одновременно служа и балластом.
 В этих целях моряками отбирались обычно гладкие камни, напоминающие по форме куриное яйцо с диаметром в 30–40 см. В период освоения завоеванной испанцами Америки корабли иногда в тех же целях загружались и особым, голубого цвета обожженным кирпичом, которым затем выкладывались улицы городов Нового Света. Тот, кто бывал в старой части города Сан-Хуана, в Пуэрто-Рико, вспомнит эти кирпичи, покрывающие до сих пор некоторые из мостовых.
 Помимо фотоаппарата, повешенного на шею и игравшего чисто бутафорскую роль, у каждого из нас было ружье и ломик. У меня к поясу был приторочен еще острый топорик для крошения кораллов и пинг-понговая ракетка, которую я предполагал использовать в качестве веера, сдувающего песок и ил с мелких предметов на дне.
 Мы дружно принялись за работу, используя акваланги только для проверки какой-нибудь возвышенности или коралловой постройки, показавшейся нам подозрительной.
 По расчетам Альберто — главы нашей экспедиции, — останки галеонов могли лежать на глубине от пяти до десяти метров, а искать их мы должны были, двигаясь по спирали от катера, стоявшего на якоре.
 Я не помню другого дня в моей жизни, когда мне столько раз что-либо казалось. Воображение во всем, что попадало в поле зрения, дорисовывало предметы корабельного обихода.
 Мы добросовестно крушили, копали и сдували, и первый металлический предмет, показавшийся мне комком из нескольких серебряных монет, нашел я. Из книг мне было известно, что чаще всего местонахождения крупных кладов подводными искателями обнаруживались по мелким вещицам, представлявшимся на первый взгляд незначительными, — они при гибели корабля заваливались в углубления между коралловыми нагромождениями.
 Я выбрал наугад одно такое углубление и, выкинув из него полутораметровый слой песка, обнаружил густо покрытый ржавчиной кусок металла.
 Золотые монеты в морской воде не подвержены коррозии, но серебряные со временем окисляются, благодаря чему сваливаются в комки. Интересно, однако, что если те же самые монеты лежат на дне рядом с предметами из стали — саблей, клип-ком шпаги, — они не окисляются. Причина тому — электрический ток, образующийся за счет химической реакции металлов в морской воде.
 Альберто, которого я позвал для консультации, как «большой» знаток своего дела тут же определил, что моя находка — это ржавый кусок железа.
 Так первый день не принес нам успеха. Мы натаскали на катер раковин, звезд, губок, свежей рыбы и за обедом громко рассказывали о том, как, кто и сколько сделал фотографий. А когда команда улеглась отдыхать, мы, расстелив наши матрацы на корме, неожиданно для себя принялись «делить шкуру неубитого медведя».
 Кто-то в темноте тихо спросил:
 — А куда мы денем клад и как будем его делить?
 — Зачем делить? — тут же отозвался Альберто. — Каждый возьмет себе на память по сувениру, а остальное сдадим в академию.
 Я почувствовал разочарование, но тут же меня стал душить смех, и я захохотал на весь катер. Товарищи мои заулыбались.
 — Можно подумать, что он уже что-то нашел, — заметил один из них.
 — Еще нет, но обязательно найдет, и о нас напишут в газетах, — ответил Альберто.
 Второй день оказался похожим на первый: куски старого железа, бутылки (без записок), чей-то башмак и прочая дребедень. Но мы не теряли надежды.
 Утром третьего дня я заметил, что мое воображение уже не работает столь же энергично. Попав в лес актиний, я несколько минут любовался этими неподвижными животными. Отдельные из них похожи на пышные цветы страстоцвета или кувшинки. Наиболее распространенная — лошадиная актиния — живет в низких красноватых корзиночках, распуская по краям коротенькие щупальца. Актиния церпантария — высокая, стройная, на фиолетовой ножке. Из ее корзиночек свисают тонкие синие и бурые нити, напоминающие листья пальмы ярей, из которой кубинские крестьяне плетут сомбреро. Метридиум украшает себя, как истая модница, волнообразными шалями, которые так ценились на рубеже прошлого и настоящего веков.
 Кто-то из моих друзей обнаружил под слоем песка железный обруч. Мы заволновались, совершенно забыв о том, что во времена наших галеонов бочки стягивались еще деревянными обручами.
 Третий день по результатам не отличился от предыдущих, хотя мы и просидели в воде целых семь часов!
 — Сколько же вам надо пленки? — спросил по этому поводу капитан.
 — А мы выискиваем наиболее редкие объекты — губки, кораллы, раковины, рыбу, и только тогда делаем несколько снимков, — быстро ответил Альберто.
 У остальных членов «тайной экспедиции» не было никакого желания вступать в разговор. Хотелось спать, да и губы, державшие до того полный рабочий день загубник, плохо слушались — слова получались смешными.
 С рассветом следующего дня катер сменил в десятый раз место своей стоянки. Мы приблизились к безымянному островку, в километре от которого вдоль линии острова Дьос — Кайо-Ларго («нашей» линии!) начиналась мощная коралловая гряда.
 — Вот именно здесь все и произошло, — сказал Альберто и добавил: — Сегодня работаем не более четырех часов.
 А я подумал: «Сегодня 7 ноября. Мой день. Он обязательно должен принести удачу».
 Мы обследовали риф «кинжальным» методом: пересекли гряду под прямым углом, удалялись на полкилометра, затем возвращались, чуть сместившись к западу, и снова — полкилометра от гряды, но теперь уже на юг.
 Риф был полон всякой живности. Он «цвел» и сверкал полной жизнью. Такое скопление разной рыбы мне доводилось видеть только у Кайо-Авалос в дни мирового чемпионата.
 Проискав четыре часа кряду слитки золота бывшей ацтекской империи, дублоны и драгоценности, вывозимые конкистадорами в Испанию, но волею природы четыре века назад осевшие на дно морское, мы подкрепились, передохнули и снова, уже совершая над собой некоторое усилие, ушли в воду. Риф по-прежнему был великолепен, но мы всё реже и реже опускались на дно, чтобы проверить какой-нибудь таинственный предмет. Заканчивался четвертый изнурительный день. Никто вслух об этом не говорил, но каждый чувствовал радость: завтра — день последний.
 У кораллового нагромождения, стоявшего несколько особняком и поодаль от рифа, я повстречал крупную «черну», и во мне неожиданно проснулся охотник. Но только я завел ружье в сторону рыбы, как она стремительно ушла. Я последовал за ней и оказался, впервые в жизни используя в этих целях воздух акваланга, глубоко под коралловым козырьком. Стрела пронзила рыбу, я потянул шнур на себя, но не тут-то было. Гарпун, очевидно, пробил тонкую коралловую стенку и в оказавшейся за ней пустоте раскрыл лопасти. Пренеприятный случай! Надо колоть основание коралла. Я позвал друзей на помощь.
 Когда через полчаса работы до стрелы оставался сущий пустяк, друзья оставили меня одного. А через минуту я ощутил приступ галлюцинации — так мне во всяком случае тогда показалось. Последний удар ломом, и острие его, войдя в известняк, врезалось во что-то мягкое. В теле коралла оказалась доска. Я отбросил лом и стал аккуратно скалывать коралл топориком. Доска чуть трухлявая, но в ней… гвоздь! Да не простой, а из тех, которыми пришивали доски бортов и палуб старинных каравелл.
 Мне захотелось ущипнуть себя, но я не стал этого делать, ибо прекрасно понимал, что не сплю.
 Забегая вперед, скажу: через полгода пребывания на воздухе — я не сообразил сразу же покрыть ее лаком — доска превратилась в труху. А гвоздь — бронзовый, кованый, 13-сантиметровый, квадратный, с сечением в один сантиметр, округлый у шляпки, но без нее и заостренный на конце в виде крылатой стрелы — как реликвия занесен в список предметов моего домашнего музея.
 В тот вечер оставлявшие уже нас силы с волшебной быстротой возвратились к нам. Об отдыхе и об ужине никто не думал — все мы носились как одержимые. И потрудились мы на совесть: если до начала работы у основания коралла глубина была шесть метров, то на следующий день, чтобы опустить на дно груз, потребовалось девять метров линя!
 Нужно было возвращаться, и мы были вынуждены оставить поиски. Альберто решил пометить место «Находки гвоздя» подводными буйками, чтобы в ближайшее же время продолжить работы.
 Скрыть наши труды последнего дня от команды катера было невозможно, и мы, показав доску и гвоздь, но не раскрыв нашей тайны, сказали, что, по всей вероятности, на затонувшем корабле были пушки, которые украсили бы музей академии.
 На обратном пути мы, совершенно выбившиеся из сил, лежали на матрацах мертвецки уставшие и, как впоследствии выяснилось, думали все об одном и том же: «Не повезло сегодня, но завтра, завтра обязательно повезет!»
 Мы договорились в ближайшее время продолжить поиски, но жизнь вмешалась в наши планы, и мы больше не выходили к Кайо-Ларго.
 Однако, когда я уже заканчивал работать над рукописью этой книги, мне стало известно от кубинских друзей, что экспедиция Академии наук Кубы, в которой участвовал Алъберто, обнаружила затонувший испанский галеон со значительными сокровищами.
 Я написал письмо Альберто и ожидаю подробного рассказа о том, как, где и что ему и его товарищам удалось найти.
 
 
 Глава XXIII. Эль Морро
 
 …Вдруг появились пред ним два огромных великана, закованные в железо до самой шеи…
 Марк Твен, «Янки при дворе короля Артура»
 
 Приближался день моего отъезда из Гаваны. Нанося прощальные визиты моим кубинским друзьям и знакомым, я заехал к доктору, тому самому, который открыл мне секрет бабушкиного зонтика, застал его в гараже, где у него была настоящая слесарная мастерская.
 Доктор любил делать все сам, своими руками. Но больше всего он гордился подводными ружьями уникальной конструкции, автором которых был он, детский врач. За этим занятием я и застал его в обществе иностранного дипломата с сынишкой.
 Среди ружей, которые показывал доктор, были арбалет с тремя парами резиновых тяжей, пружинный «карабин», пистонный стреломет, разное оружие газового боя.
 — Самое мощное ружье, — пояснил доктор, — работает на сжатом углекислом газе. Он нагнетается вот в этот баллон. Ружье очень легко управляется. Давление в боевой каморе порядка тысячи фунтов. Это дает высокую начальную скорость двухфунтовой металлической стреле и могучую убойную силу.
 Когда доктор проводил своих гостей, я улыбнулся и, показывая на ружье, которым только что хвалился мой приятель, заметил:
 — Красиво, но ведь для музея. Практически никакого применения.
 Мой друг посмотрел на меня взглядом педиатра.
 — На акул разве только?..
 — Нет, не только на акул. Хочешь попробовать?
 Я задумался. Было интересно, но я понимал, что это и опасно. Шуточное ли дело: почти килограммовая стрела с потенциальной возможностью поражения цели в радиусе 10 метров.
 С таким ружьем на барабулю не пойдешь. Словно сознательно подгоняя ход моих мыслей, доктор сказал:
 — Но тогда об этом ни слова сыну.
 — Это так… — Я осекся на слове и закончил фразу с уже деланной улыбкой: — Так занимательно?
 — Увидишь сам. Почитай, пока я отпущу последнего больного. — И доктор, взяв с полки журнал — у него и в мастерской была библиотечка, — открыл мне нужную страницу и вышел.
 В журнале «Боэмия» была статья о крепости и гаванском маяке «Эль Морро». Мне запомнилась его история. Впервые господствующая над местностью высота была использована гаванцами в качестве дозорного и сигнального места в 1551 году,[30] когда городской совет постановил: «Начиная с 1 мая текущего года на утесе Эль Морро впредь вывешивать флаги, как положено, в случаях появления поблизости пиратов». Вскоре на коралловом утесе воздвигли высокую белую башню, которой «надлежало служить наблюдательным пунктом против пиратов, ибо с высоты башни море видно на расстоянии до десяти лиг».
 Первые пушки появились на Эль Морро в 1583 году, и почти тут же началось строительство крепости. Закончилось оно одновременно с воздвижением на противоположном берегу форта «Ла Пунта» в 1630 году, и с тех пор перекрестный огонь крупнокалиберных орудий накрепко закрыл чужеземцам вход в широкую и удобную гаванскую бухту.
 Крепость Эль Морро дважды сдавала свои ключи противнику, но оба раза ее «брали» с суши, вначале англичане, а затем, на рубеже нашего века, североамериканцы.
 В наши дни Эль Морро — гаванский маяк и наблюдательный пункт главного капитана порта. На маяке установлен морской семафор, при помощи которого власти переговариваются с кораблями, желающими войти в порт, и фонарное устройство с источником света в 200 тысяч свечей, который в ночное время виден на расстоянии 18 миль. Маяк Эль Морро загорается двумя вспышками-молниями каждые 15 секунд. Возвращение доктора я встретил словами:
 — Послушай, ты что задумал? Охотиться у входа в порт? Так там ровное дно, сплошной ил и грязь.
 — У бакенов есть банки. Глубина десять — двадцать метров, не больше. В это время года там гуляют…
 — Акулы. Круглый год они там гуляют.
 — Нет, не акулы. Поинтереснее — сабало.
 Мне приходилось встречаться с этой сильной рыбой. У нее красивое тело и отвратительное рыло, но, признаться, среди моих трофеев сабало не было.
 — Хочешь проверить, охотник ли ты, приглашай друга поопытнее да посмелее и, если надумаешь, звони в пятницу. А сейчас извини, срочно вызывают в клинику — что-то стряслось.
 Вышел я из дома доктора с мыслью, что никакого прощального визита не получилось, а просто жизнь продолжает идти своим ходом.
 У автомашины меня ожидал Альбертико, сын доктора. Я сразу почувствовал, что он ждал меня, и не просто так, а с какой-то определенной целью. Юноша, который уже учился в последнем классе школы, не стал разводить дипломатии и без обиняков приступил к делу.
 — Вы можете мне помочь? Понимаете, это очень серьезно…
 — Конечно, Альберто, с удовольствием, если это в моих силах.
 — В ваших. Как раз только вы и можете уговорить отца…
 — Ну, говори. В чем я должен убедить доктора?
 — Извините, но я случайно проходил мимо и слышал, как вы договаривались выйти в эту субботу…
 — Как же так, Альбертико, ты — и вдруг подслушивать?
 — Знаю, это гадко, мерзко. Но, честное слово, я случайно. Вы обязательно должны уговорить отца…
 — Но ведь это действительно опасно.
 — Да я ничего не боюсь. Но дело не в том. Пусть отец возьмет меня, я охотиться не буду. Он всем дает такие смелые советы, всех учит, как надо быть сильным, а как только дойдет до меня… так, словно бы я сделан из другого теста.
 — Он же любит тебя. — Я понимал, что говорю ерунду, и поэтому быстрее закончил: — А ты сам хочешь, чтобы мать волновалась лишний раз?
 — «Любит»… А может, такая любовь человеку вовсе вред приносит, а не пользу. Пусть бы он ко мне относился, как к другим. Но, даю слово, в воду я не полезу.
 — Тогда скажи прямо, что ты задумал?
 — Ничего. Ну, я хочу, понимаете, хочу быть с вами на охоте и буду сидеть в лодке!
 — Хорошо. Говорить не желаешь — дело твое, но насчет лодки — железно?
 — Клянусь революцией!
 — Тогда слушай. Завтра и в четверг будешь жаловаться на то, что болит голова и першит в горле. В пятницу тебе станет лучше, но, естественно, сам понимаешь, в субботу тебе нельзя будет идти в воду. В этом случае доктор согласится. Понимаешь? Вместе с лодочником станешь принимать сабало.
 — Вот спасибо! Я знал, что с русскими не пропадешь. Альбертико повеселел и долго махал рукой мне вслед.
 В тот же вечер я договорился по телефону с одним моим новым знакомым. Доминго Альфонсо пришел от предложения доктора в восторг, а я принялся разыскивать по разным книгам сведения о рыбе, с которой предстоит мне встретиться в столь опасном месте, каким является вход в Гаванскую гавань.
 Сабало, тарпон, или атлантический тарпун, относится к отряду сельдеобразных. Эта смелая, уверенная в своей неуязвимости, пелагическая рыба одета, как средневековый рыцарь, в крупную и чрезвычайно крепкую чешую. Охотиться на нее решаются лишь опытные охотники.
 У места предполагаемого поиска тарпуна, чуть более чем в кабельтове от Эль Морро, стояла самоходная баржа, которая по вечерам вывозит в открытое море городской мусор, а рядом небольшое греческое торговое судно. Закрепив лодку за якорную цепь баржи, мы принялись готовиться к выходу в воду. Альбертико заметно нервничал и поминутно проверял, все ли в порядке в акваланге, который мы захватили на всякий случай по его настоянию.
 Матросы, особенно с «торговца», высыпали на палубы. Их загорелые, дубленные морской солью лица выражали недоумение. С баржи крикнули, что всего четверть часа назад вокруг рыскали акулы.
 Мне было немного не по себе. Мною владела знакомая каждому спортсмену тревога оттого, что предстояло идти в воду с чужим, мною неопробованным ружьем и встретиться с серьезным противником.
 Доминго Альфонсо был готов первым и терпеливо ждал нас с доктором. На этот раз к ружьям мы принайтовили особенно крепкие концы в 25 метров, а к ним вместо обычных поплавков — спасательные круги. Однако главная задача каждого состояла в том, чтобы ни за что не выпустить из рук ружья, так как легко раненный тарпун в состоянии утащить его даже с таким тяжелым поплавком, как круг, далеко в море.
 Мутная, зеленовато-оранжевая вода и совершенно безжизненный, словно в Голодной степи, пейзаж окружил нас, как только мы оставили лодку. Дно просматривалось в глубине волнистой, покрытой илом поверхностью. Вокруг никого. Ведущим был доктор, мы, как два ястребка, по бокам и чуть сзади следовали за ним.
 Встреча произошла неожиданно. Из дымки, как эскадрилья из облаков, прямо на нас выскочила стайка в пять серебристых рыб. Самая мелкая, должно быть, весила фунтов тридцать. Первым выбрал цель, изготовился и выстрелил Доминго Альфонсо: он нырнул и тут же под водой прозвучал резкий, оглушительный звук. Из дула ружья, с силой вытолкнув стрелу, белым атомным грибом вырвался газ. Тарпун метнулся в сторону серебристым лучом прожектора, а стрела, ударившаяся о его тело, как о железобетон, изогнулась, будто не имела сечения толщиной в мизинец, и стала падать на дно.
 Я выбрал жертву поменьше, норовя произвести выстрел в угон, чтобы гарпун без труда проник под чешую. Однако в момент выстрела рыба повернулась боком. В ушах зазвенело, в лицо ударила волна. Я вцепился обеими руками в ружье, ожидая рывка. Но повторилась история с Доминго Альфонсо, с той разницей, что на месте, где только что находилась рыба, планировали, как осенние листья, несколько крупных ромбовидных чешуи. Стрела, как ни странно, не изогнулась.
 Не успел я разобраться, что же произошло, как рыба, в которую я только что стрелял, подошла ко мне и с необъяснимым интересом, слегка приоткрыв жуткую пасть, принялась рассматривать меня. По телу у меня побежали мурашки. Подтягивая стрелу, я поплыл навстречу рыбе. Она с еще большим удивлением, но абсолютно без всякой поспешности, вразвалочку отошла.
 Мне же показалось, что в ее огромных круглых, как кофейные блюдечки, глазах я прочел вопрос: «Что за странное животное с двумя хвостами выпускает изо рта пузыри и на расстоянии делает больно?»
 Рядом раздался выстрел, и мимо, чуть ниже, пронеслась светлая тень, оставляя за собой бурый след. Доктор был верен себе и теперь следовал за своей добычей, как водный лыжник за моторной лодкой.
 Я оказался в одиночестве — один, в воде, у входа в порт! Думать об этом было нельзя! Следовало действовать. А вокруг плавало уже не менее десяти рыб. Та, в которую я стрелял, была ко мне ближе других и, кажется, все время пыталась заглянуть мне в глаза. Особой агрессивности в ее поведении не чувствовалось, но непонятно было, что притягивало ее к явному врагу. Ни одна рыба, включая и акул, подобным образом себя не вела.
 Подныриваю и, изловчившись, стреляю. Вся стая шарахается в сторону, но тут же возвращается. Моя добыча бьется на стреле. Сила тяги небольшая. Вижу, что выстрел угодил в голову повыше жабр.
 Мысленно прикидывая, как глубоко засел гарпун, начинаю подгребать к лодке. Рыба сопротивляется, но я оказываюсь сильнее. Стая следует за нами. Собираю волю и гоню мысль: что, если хотя одна из них сообразит подскочить ко мне и ущипнуть зубастой пастью?
 Появляется Доминго Альфонсо. Он плывет от лодки. Уже успел заменить стрелу. Мне становится легче. Но вот звучит его выстрел, и мой друг вступает в борьбу. Раненый тарпун носится вокруг него, как игрушка на нитке. Вижу, как мой товарищ судорожно стремится сорвать что-то с шеи. Бросаю свое ружье и мчусь к нему: тарпун опутал его шею шнуром и петля до крови сдавливает горло. Хватаю шнур почти у самой стрелы. Мгновения хватает, чтобы Доминго Альфонсо, который даже в этой ситуации не выпустил ружья из рук, освободился от пут. Тарпун сильно бьет мощным вильчатым хвостом, и в масках у нас обоих полно воды.
 Оставляю Альфонсо Доминго дальше сражаться с рыбой один на один, выплескиваю воду из маски и глазами ищу мой круг. Оранжевое пятно оказывается совсем рядом. Подплываю и довольно легко подтягиваю ружье. Мой тарпун покорен — видно, выстрел в голову сильно оглушил его.
 Доктора встречаю на полпути от лодки. Он сжимает левую руку в кулак и выставляет вверх большой палец. Его трофей уже в лодке.
 Когда я передаю стрелу лодочнику, Альбертико стоит на носу и пристально следит глазами за отцом и его кругом. Моряки с баржи и «торговцы» шумно приветствуют меня. Только тот, кто сам когда-либо испытывал радость победы, может оценить владеющее мной чувство.
 Возвращаюсь к «карусели». Иначе то, что происходит вокруг доктора, назвать нельзя. Стая, в которой теперь уже наверняка более двадцати пяти рыб, носится кругами с большой скоростью. Доктор, однако, хладнокровно выбирает ту, что покрупнее, и… снова отличный выстрел. Стрела пронзает жабры насквозь. Рыба уходит на глубину и сильно тянет за собой ружье. Доктор слегка погружается и выпускает ружье, но хватается за линь. Он в кожаных перчатках потихоньку стравливает конец, пока не достигает круга: расчет прост — выждать, дать рыбе самой утомиться.
 Очередь за мной, но… неудача. Хоть и попадаю под нужным углом, гарпун входит в тело рыбы неглубоко, и она вырывает его вместе с куском мяса, который тут же проглатывается одной из ее сестер. Не успеваю перезарядить, как рыба уже рядом и буквально лезет на меня. Произвожу выстрел, от звука набатно гудит в голове. Тарпун дергается и замирает.
 Где-то поблизости стреляет Альфонсо Доминго. Когда мы оба возвращаемся от лодки, я вижу кровавый след на шее друга, а доктор все еще не овладел своим трофеем. Рыба его очень крупная и не дается в руки. А надо ухватиться за стрелу, и тогда удастся направить рыбу в нужную охотнику сторону.
 Неожиданно стая исчезает так же внезапно, как и появилась. Доктор немедленно, раздвинув пальцы в виде латинского «V», приставляет руку к стеклу маски и два раза убирает ее. Это означает: «Смотри», «Внимание». Нам ясно: доктор приписывает молниеносный уход рыб возможному появлению более сильных хищников, и поэтому мы с Альфонсо Доминго становимся друг к другу спинами, прикрывая доктора со стороны моря.
 Наконец ему удается схватить стрелу. Он перебирает по ней руками, пока не достигает тела рыбы. Та отчаянно сопротивляется, бьет хвостом, но охотник уже вне опасности, и мы плывем к лодке.
 На пристани нас ждал представитель портовых властей, который весьма темпераментно выразил свое неудовольствие по поводу того, что мы затеяли охоту в таком месте, но тут же, сменив гнев на милость, присоединился к собравшимся, чтобы с жаром высказать свое восхищение.
 Крупный экземпляр, который подстрелил доктор, от рыла до хвоста имел без четырех сантиметров два метра, на весах он потянул 114 фунтов. Я занял третье место, но был безмерно счастлив.
 Дома у доктора, когда мы уселись за дружную трапезу, чтобы отметить наши успехи и мой предстоящий отъезд, — Доминго Альфонсо то и дело вытягивал шею, ибо рубец спекся и, очевидно, саднил, — отец с напускной строгостью спросил сына:
 — А ну-ка теперь расскажи, Альбертико, что ты задумал сегодня? Зачем тебе вдруг понадобился в лодке акваланг?
 Альбертико промолчал; но когда я направлялся домой, а мой юный друг сел в машину, чтобы добраться до центра города, он поведал мне, что на днях ему приснился страшный сон. Он рассказал об этом сне матери своего приятеля, которая «все понимает в хиромантии и снах», и та дала понять, что сон предвещает несчастье его отцу.
 — Ну, а чего же ты сейчас оставил отца одного? — пошутил я.
 — Сила сна кончается во вторую половину субботы.
 Я рассмеялся.
 — Неужели ты веришь во все это?
 — Да, в общем-то, нет, но я так, на всякий случай. Просто мне хотелось быть с вами на охоте.
 — А мне очень бы хотелось, чтобы у всех моих друзей были такие сыновья, как ты.
 Альбертико потупил взор и тут же стал со мной прощаться. Вышел он из машины со словами:
 — Мне очень хочется учиться в Московском университете. Если получится, можно я вас разыщу в Москве?
 Я вынул из записной книжки визитную карточку и оставил Альбертико свой московский адрес.
 
 
 Глава XXIV. Жизнь за три секунды
 
 В момент величайшей опасности в сознании человека пробегает вся его жизнь.
 Традиционное мнение
 
 В тот день, ставший для меня особо знаменательным, мы охотились в одном из протоков между коралловыми островками, напротив рыбацкого поселка Ла-Эсперанса.
 Дома у меня уже наполовину были собраны чемоданы. С Бентосом, которого теперь ничем нельзя было оторвать от книжек, и с Оскаром, на фабрику которого пришло из Болгарии новое оборудование и он с головой был погружен в его освоение, я уже попрощался. Альберто собирался приехать в аэропорт. Доктор находился в зарубежной командировке. Поэтому последний, так сказать отвальный, выход в море состоялся в обществе Доминго Альфонсо и двух его друзей. Я повез их в Ла-Эсперансу, чтобы заодно попрощаться с местными рыбаками.
 По дороге, как только мы оставили позади Баию-Онду, Доминго Альфонсо сказал:
 — Давай, Юра, сегодня охотиться так, чтобы ты установил свой личный рекорд и запомнил этот день на всю жизнь, а улов потом отвезем в Лас-Посас. Там ребята наши рубят тростник. На неделю им свежей рыбки подвалим. Вот будет здорово!
 Кто стал бы возражать против такого заманчивого и дельного предложения? Только я тут же с сожалением подумал, что не захватил с собой фотоаппарата.
 С первыми лучами солнца мы попрыгали за борт. Навстречу мне плыла стайка кальмаров, мгновенно рассыпавшаяся в разные стороны. Редкими островками попадались водоросли: сине-зеленые, серые и бурые, жгутиковые, красные, диатомовые. На корнях и подводных ветвях мангров в обилии висели густые поселения съедобных устриц.
 Все складывалось отлично: пришли вовремя, погода благоприятствовала и места для охоты были превосходными. Сильно заиленное дно изобиловало ямами, глубокими гротами и пещерами, в которых держалась рыба. Правда, сложность заключалась в том, что даже самое легкое, неосторожное движение ласт у дна взмучивало ил и видимость сразу пропадала. В некоторых местах стрела после промаха погружалась до полуметра в эту муть, прежде чем лечь на дно.
 И вместе с тем лодочник только успевал справляться с веслами и снимать добычу с наших стрел. Мои трофеи складывались отдельно. Прежние рекорды — об этом я сообщил моим товарищам еще в машине — составляли: акула-нянька — 104, тарпун — 63, гуаса — 60, барракуда — 62 и каменный окунь — 58 фунтов. Разовый улов за день приближался к двумстам фунтам — 90 килограммам.
 Для отстрела мы выбирали луиров покрупнее, хемулонов, миктероперок, луцианов и окуней. Попадался морской судак — гуативире, но королями той местности, бесспорно, были гуасы, которых ихтиологи США называют гигантским морским окунем.
 На Кубе эта рыба всегда желанная добыча любого охотника. Наиболее крупные экземпляры ее достигают полутораста — двухсот килограммов веса.
 Подводный охотник может себе позволить сразиться с гуасой, только хорошо изучив ее повадки и анатомию. Гуасу, как иного хищного зверя — рысь, леопарда, тигра, нужно поражать с первого выстрела, иначе вы должны готовить себя в лучшем случае к потере стрелы.
 Как бы юна ни была гуаса, обычно она охотится «на своем дворе» — рыба эта после выстрела в нее молниеносно уходит в хорошо знакомую ей нору или узкую щель. Гуаса обладает способностью «проходить в игольное ушко», а засев в норе, раздуваться так, что вытащить ее из норы всегда бывает трудно. В ход идут сильные плавники, которые она растопыривает, особенно костистый спинной, а также и жаберные крышки. Получив удар, гуаса стремится уйти, но почти всегда, извлеченная те укрытия, атакует. Часто случается, что, оглушенная ударом, она приходит в себя, пока вы доставляете ее к лодке или уже будучи в ней. Этого момента охотник не должен пропустить: гуаса запросто может перекусить руку.
 Наиболее уязвимым местом гуасы является ее затылок, то есть та область, где заканчивается голова и начинается длинный спинной плавник, а также глазницы, через которые стрела проникает в мозг. У гуасы очень твердый костяной череп, отчего она так часто, не будучи раненной, оказывается оглушенной.
 Забросив в лодку большеглазого и пятнистого, как лошадь в мелких яблоках, гуативире, я поплыл впереди лодки, медленно шедшей на веслах. За небольшим обрывом, на глубине не более восьми метров, мое внимание привлекла подводная пещера. Осторожно приблизившись к гроту, как того требовали правила, я тут же обнаружил его квартиросъемщицу, терпеливо стоявшую на страже: она ждала, когда неосторожность и легкомысленное отношение к жизни более мелких рыбешек не подбросит ей чего-нибудь съедобного на обед.
 Набрав в легкие свежего воздуха, я вновь опустился к гроту, но у входа в него рыбы уже не оказалось. Тогда я полез в пещеру. Ноги и половина туловища торчали снаружи. Когда глаза привыкли к полутьме, я различил по углам крупные движущиеся тени. Грот представлял собой подобие большой комнаты, с той разницей, что высота от пола до потолка была несколько больше, чем 2 м 70 см, а вход, служивший и выходом, наполовину меньше обычной двери.
 В подобных случаях охотнику следует вызвать у рыбы любопытство и заставить ее приблизиться к выходу. Так решил поступить и я. Дважды моя попытки не приносили успеха, но в третий раз, повиснув головой вниз, я концом стрелы поскреб о твердый выступ, торчавший над выходом в виде козырька. Скрежет, таинственный, незнакомый, нарушил тишину. Я выждал секунд пятнадцать и вновь поскреб. Из-под выступа показался кончик рыла с чуть приоткрытой, заметно выдающейся вперед нижней челюстью. Гуаса! Да еще какая!
 Рыба явно не видит меня. Я легонько царапаю, и тут же стрела, направленная в голову, вырывается из ружья и, сверкнув в луче солнца, уходит в темноту грота. Выпускаю рукоятку и спешно иду наверх за воздухом. Мой поплавок рядом, шнур тянется в грот почти под прямым углом. «Значит, — прикидываю в уме, — гуаса утащила стрелу с ружьем в глубь грота метров на восемь — десять».
 Первое желание, которое появляется, — позвать друзей, но вспоминаю, что сегодня мой день — день установления рекорда. Ныряю и вижу, как из грота валят, словно дым из трубы, клубы мути. Хватаюсь за шнур, тяну, упираюсь ногами о выступ над входом. Где там! Да это и опасно. Силой можно вырвать стрелу, тогда прощай достойный трофей и надежды на рекорд.
 Положение сложное, и я решаю добраться до стрелы, чтобы вдавить ее глубже в тело и тем самым ослабить сопротивление рыбы. Набираю воздуха, ныряю, затрачивая минимальную энергию, у входа в грот хватаюсь за шнур и, перебирая его руками, проникаю в грот. Видимости никакой, перед глазами молочная пелена. Нащупываю рукоятку ружья, ствол, шнур, конец стрелы. Но только касаюсь его, как стремительная сила вырывает стрелу из рук. «Вот коварная! Значит, легко ранил. Виноват сам», — проносится в голове.
 Вопреки обычаю, рыба переменила место. Очевидно, растерявшись, она сунулась в неудобную для нее нору. Надо всплывать и повторять все сначала. Разворачиваюсь и направляюсь к выходу. Но там, где он должен по моим расчетам находиться, руки натыкаются на стену. Входить было легче — ориентировался по шнуру, а что делать теперь? Шарю слева, справа, выше… Заставляю себя опуститься еще ниже… Но, кроме скользкой, жесткой и враждебной поверхности, руки ничего не находят.
 Повторяю маневр, захватывая еще левее, еще правее, еще выше и еще ниже. Такое впечатление, что на сцене сменили декорацию и поставили глухую стенку. Где же выход? В лесу, в ненастный день в пустыне, на море вдали от берега я раньше никогда не терял нужного направления.
 Поиски выхода приобретают лихорадочный характер. Успокаиваю себя как могу, гоню надвигающееся чувство паники. Но где же он, выход из грота? Где? Руки нервно шарят вокруг. В висках начинает стучать. Страха еще нет, но уже чувствую его приближение. Осязаю резкую боль в нижней части живота. Кружится голова, а в сознании, как пинг-понговый мячик на столе мастеров, как электронный импульс на экране, мечется мысль: это конец! Еще не более трех секунд! Три секунды жизни… и со мной все! Меня больше не будет…
 В сознании перед глазами, как на экране чудовищного кинематографа, с невообразимой быстротой отдельными мазками проносится вся моя жизнь. Уже нестерпимо мучительно желание глотнуть воздух. Жизнь за один только вдох! Каменею. Разум туманится, но что-то неожиданно ткнулось в ногу. Чувствую чьи-то руки…
 …В себя прихожу от дикой боли в груди. Перед глазами красный туман. Сверху нескончаемым потоком сыплются звездочки золотистого фейерверка. Снова дикая боль в груди. Открываю глаза, но скорее чувствую, чем вижу, как кто-то, зажав мой нос рукой, ртом приникает к моему и дует в него что есть силы, и сразу что-то тяжелое ломает грудь. Моргаю часто и, наконец, начинаю различать рядом лицо Доминго Альфонсо. Теперь он берет мои руки, поднимает их, разводит и складывает на груди, надавливая на нее. Слышу, как он говорит:
 — Дыши! Глубже! Сам дыши!
 Делаю вдох, но что-то вроде мешает. Опираюсь о палубу руками и сажусь. Перед глазами ходят круги, все окрашено в лилово-бордовый цвет, а я пытаюсь улыбнуться.
 — Ну вот и хорошо! Рамон, — Доминго Альфонсо обращается к лодочнику, — в термосе горячий кофе. Где кружка? Ну, сами разберетесь, а мы продолжим, — и, пригласив с собой друзей, Доминго Альфонсо спрыгивает за борт.
 Хороший глоток черного кофе как жизненный эликсир. Поднимаюсь на ноги, слегка пошатывает. Ребята уже забрасывают рыбу. Рамон деловито снимает ее со стрел и возвращает их обратно.
 Иду к сумке, достаю из нее аптечку. Принимаю две таблетки аспирина и столько же кофеина. Удобно устраиваюсь у стойки штурвала. Потягивает и клонит ко сну. Спортивная рубашка еще влажная, поэтому под прямыми солнечными лучами становится уютно. Задумываюсь над тем, что произошло. Содрогаюсь и закрываю глаза. Когда просыпаюсь, Рамон, натянувший надо мной брезентовый тент, говорит:
 — Спал полчаса. Надо бы сменить место.
 Ищу глазами ребят. Их поплавки маячат неподалеку, кто-то из них сидит в лодке, бот стоит на якоре в десяти метрах от моего поплавка. «Неужели никто не мог взять моей гуасы?» — проносится в голове. Поднимаюсь на ноги и ощущаю, что сон возвратил утраченные силы. Набираю в легкие воздух, задерживаю дыхание. Вроде ничего. Натягиваю ласты, перчатки, надеваю маску. Лодочник говорит: — Глубоко не ныряй.
 Плыву, у поплавка ныряю. Боль в ушах заметно резче обычного. Продуваю. Неприятное ощущение проходит, но у входа в грот чувствую ноющую боль в груди. Всплываю. Делаю несколько глубоких вдохов и опускаюсь. Сейчас легче. Хватаюсь за шнур, тяну, дергаю, упираюсь ногами о выступ и конец подается. Еще рывок, и можно всплывать. Отхожу в сторону, тащу за собой поплавок и хорошо вижу, как из грота вместе с облачками мути показывается ружье, стрела и на ней уже почти уснувшая рыба.
 — Вот это да! Вот это да! — произносит одну и ту же фразу Рамон, принимая мою добычу.
 Я поднимаюсь на бот. Моя «рыбка» выглядит солидно. Когда Доминго Альфонсо и его друзья подплывают, я снова приятно растягиваюсь на солнцепеке. Мы снимаемся с якоря, и я засыпаю. Пробуждаюсь от того, что прекращает работу мотор.
 — Хорошо поспал? — спрашивает Доминго Альфонсо. — Давай мы еще с часок поохотимся, а ты помоги Рамону с обедом.
 Я отрицательно качаю головой и начинаю натягивать ласты.
 — Ну, тогда пошли рядом, — говорит мой друг.
 Новое место охоты оказалось еще лучше прежнего. До дна не более шести метров. Ровное, оно усыпано отдельными нагромождениями камней. Из-под иного навала удавалось набивать до пяти рыбин.
 Я увлекся, забыл о том, что было, и ввязался в сражение с крупной куберой. Она забилась глубоко под камни, погнула стрелу. Я не мог ее никак вызволить и неожиданно почувствовал резкую слабость. Зазвенело в ушах и даже показалось, что кольнуло в сердце.
 Я забрался на бот. От таганка Рамона исходил дурманящий запах горячей еды: жареная гуаса в кипящем оливковом масле, рис и подливка из бобов.
 — Кто рыбу ловит, тот ее и жарит, — говорит Рамон, перехвативший мой взгляд на таганок.
 Куберу добил Доминго Альфонсо, а я развалился на палубе и был не в состоянии пошевелить рукой. Собраться с силами заставило перешептывание друзей.
 Все уселись перед едой, разлили по кружкам апельсиновый сок. Доминго Альфонсо поднялся и торжественно произнес:
 — Сегодня, в этот день, Юра доказал, что он настоящий охотник. — Доминго Альфонсо снял с себя цепочку, на которой в серебряной оправе висел акулий зуб. — Носи как верный талисман и помни Доминго Альфонсо, помни тех, кто стали тебе друзьями на Кубе.
 Я хотел что-то сказать в ответ и не мог: на глаза навернулась слеза.
 — Ты так хорошо поднимался, — продолжал Доминго Альфонсо, — но вполводы вдруг обмяк, я подтолкнул тебя, а воды… воды ты совсем немного нахлебался.
 Я слушал, и мне было очень хорошо, как бывало, может быть, раз пять или шесть в жизни.
 На причале Ла-Эсперансы мы взвесили мой улов: 48 рыб дали общий вес, как мы ни складывали каждый в отдельности, — 149 кг! Прежнее достижение было намного превышено, и рекорд, который мне уже никогда не суждено побить, был установлен. Гуаса, почти расквитавшаяся со мной за всех своих собратьев, потянула всего 54 фунта. Раньше у меня была встреча с экземпляром посолидней.
 В семи километрах от селения Лас-Посас мы без труда нашли лагерь рабочих и служащих механических мастерских Гаванского порта, которые сдавали сахарный тростник на завод Гарлем. Был перерыв, и отряд в сто пятьдесят человек отдыхал: кто в тени прямо на земле, кто в гамаке, кто в палатках, кто в бараках. Но как только стало известно, что Доминго Альфонсо привез рыбу — очевидно, не в первый раз, — нас окружили плотным кольцом, через которое, если бы мы захотели, нам было не прорваться.
 Повар насчитал 151 рыбу и ушел. Пока мы отвечали на вопросы, повар возвратился с бумагой в руке:
 — Печати нет, но есть три подписи. Расписка в получении на кухню триста пятидесяти килограммов свежей рыбы первого сорта!
 Раздалось громогласное «ура». В воздух полетели кепки, сомбреро, майки, миски, ложки. Кто-то даже пустился в пляс. А я стоял, и глаза мои были полны слез. Второй раз за день! Не много ли? Нет! Нет, так как я знал, что слезы иной раз не выражают боль и печаль, и знал, что мне не забыть этого дня, никогда не забыть моих кубинских друзей и во всем сказочный остров Кубанакан. Там, у берегов его и на самом острове, среди его природы и его людей, я многому научился и понял, какую важную роль суждено сыграть океану в истории развития человечества. Там, на Кубе, мне стало предельно ясно, что человек во имя интересов своего близкого будущего уже сейчас должен, обязан серьезно думать о более интенсивном, но в то же время бережливом использовании богатств подводного мира.
 
 
 
 Примечания
 
 1
 
 Кукан — приспособление для сохранения добытой рыбы, чаще всего металлический поводок, закрепляемый у поплавка.
 
 2
 
 Чико — мальчик. На Кубе употребляется как дружеская форма обращения.
 
 3
 
 Аристотель (384–322 гг. до н. э.) — великий древнегреческий философ и ученый.
 
 4
 
 Александр Македонский (356–322 гг. до н. э.) крупнейший полководец и государственный деятель древнего мира.
 
 5
 
 Бичо (исп.) — насекомое, червь, пресмыкающееся, гад, тварь.
 
 
 6
 
 Ярд — 0,9144 метра, равен 3 футам.
 
 
 7
 
 Сенека Луций Анней (р. между 6 и 3 гг. до н. э. — ум. 65 г. н. э.) — римский философ, политический деятель, писатель.
 
 
 8
 
 Плиний Старший Гай Секунд (23–76 гг. н. э.) — видный римский ученый, писатель и государственный деятель.
 
 
 9
 
 Август Цезарь Октавий (63 г. до н. э. — 14 г. н. э.) — римский император с 27 г. до н. э.
 
 
 10
 
 Ривера Диего (1886–1957) — известный мексиканский художник.
 
 
 11
 
 Гойя Франсиско Хосе де (1746–1828) — выдающийся испанский живописец.
 
 
 12
 
 Кератин — альбуминоид, являющийся главной составной частью покровных тканей животных, таких, как эпидермис, роговые образования, перья, ногти, волосы.
 
 
 13
 
 В скобках даны кубинские названия.
 
 
 14
 
 Tiburon (исп.) — акула.
 
 
 15
 
 Парень! Теперь ты настоящий охотник на акул.
 
 
 16
 
 Мансанилья (исп.) — ромашка.
 
 
 17
 
 Она сумасшедшая, нападает!
 
 
 18
 
 Много крови.
 
 
 19
 
 Companero (исп.) — товарищ.
 
 
 20
 
 Вместе с пятью кольцами голубого, черного, красного, желтого и зеленого цветов этот девиз составляет олимпийскую эмблему.
 
 
 21
 
 5 сентября 1967 года.
 
 
 22
 
 Trompeta (исп.) — труба, горн. Так кубинцы называют свистульку рыбу.
 
 
 23
 
 Хорошей видимостью принято считать ту, при которой, лежа на поверхности, вы в состоянии разглядеть в деталях дно на глубине 5 метров. Если же видны лишь очертания предметов, то условия средние и диафрагму следует увеличивать еще на деление.
 
 
 24
 
 ГОСТ 130–250.
 
 
 25
 
 ГОСТ 32–65.
 
 
 26
 
 Фотокамера, сконструированная Ж.-И. Кусто и его другом Ж. де Вётэр во время научно-исследовательской экспедиции на борту судна «Калипсо».
 
 
 27
 
 Автономный дыхательный аппарат, изобретенный Ж.-И. Кусто и Э. Ганьяном в 1943 году, позволяет человеку без каких-либо осложнений опускаться на глубину до 40 метров.
 
 
 28
 
 Единица освещенности, равная освещенности, получаемой от источника света в 1 международную свечу на поверхности, перпендикулярной к лучу и находящейся от источника света на расстоянии метра.
 
 
 29
 
 ГОСТ 8-16.
 
 
 30
 
 Гавана была заложена в 1515 году.
 
 

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий