Бесплатный звонок из регионов: 8 (800) 250-09-53 Красноярск: 8 (391) 987-62-31 Екатеринбург: 8 (343) 272-80-69 Новосибирск: 8 (383) 239-32-45 Иркутск: 8 (3952) 96-16-81

Справочник "Охота на водоплавающую дичь" В. Ю. Сугробов

9 декабря 2013 - RomaRio
Справочник "Охота на водоплавающую дичь" В. Ю. Сугробов Справочник "Охота на водоплавающую дичь" В. Ю. Сугробов

Посвящается моему деду -Николаю Ивановичу Чунину, охотнику и солдату

Предисловие

Я начал писать эту книгу перед праздником — Днем защитника отечества.

Через два месяца открытие весенней охоты. Все чаще мой взгляд ищет висящее на стене ружье и ле­жащие в шкафу пачки с красными и коричневыми бочонками - патронами.

Надо успеть сдать членские взносы. В этом, 2004-м году взносы подпрыгнули до семисот руб­лей. Вот уж, действительно, год обезьяны! Вообще, мне кажется, каждый наш год — это год обезьяны. И почему-то эта обезьяна всегда к нам, к нормаль­ным людям, повернута не мордой. Вовсе не наде­юсь, что с увеличением членских взносов отноше­ние к нашему брату-охотнику улучшится. Кому-то эта сумма окажется не по карману. И вы думаете, уменьшится количество желающих поехать на охо­ту? Нет. Увеличится количество правонарушений, количество браконьеров, которые свои потрачен­ные на взносы деньги вернут, «взяв» их с лихвой у природы. О чем думают опустошители наших кар­манов?

 

 

В Москве на улице Покровке, в доме 18, распо­ложилось Московское общество охотников и рыбо­ловов. Желтое двухэтажное здание с широкой дере­вянной лестницей, ведущей на второй этаж. Уже скоро по ней затопают ноги истосковавшихся охотников, желающих вовремя приобрести право на охоту — путевку. Люди будут нервничать, зара­нее занимая очередь. Никто не знает, сколько бу­дет путевок, в какие районы, сколько дичи разре­шат к отстрелу. У путевок есть одно неизменное качество: при любом их количестве самая лучшая часть остается невидимой. Кроме этого, как ока­зывается на практике, местные охотобщества не очень-то дружат со своим московским «начальни­ком», выписывающим путевки и посылающим в их охотничьи угодья рвущихся на природу охотников. Охотничьи общества сами устанавливают свои цены и заполняют в охотничьих домиках койки местными охотниками, не согласовав этот вопрос надлежащим образом с Московским центром. А в связи с этим желающих посетить дом на Покровке с каждым годом все меньше и меньше. Люди разъезжаются по деревням, в «свои» охотничьи хо­зяйства, где знакомство и старые связи оказывают­ся гораздо надежнее, чем государственная якобы гарантированная система отдыха, процветающая на деньги верных и всепрощающих налогоплатель­щиков, отвергнутых и выкинутых системой на ус­мотрение судьбы и случая.

Охота на водоплавающую дичь. С нее начинает каждый охотник. Есть истинные любители этой охоты, не променявшие свое увлечение на модный в последнее время «прилив охотничьих стремлений» в сторону «куска мяса».

К таким охотникам отношусь и я. Для меня ути­ная охота — путешествие в страну сказок.

Весенняя охота в Московской области продол­жается 10 дней и разрешена на самцов глухарей на току, на токующих самцов тетеревов из укрытия, на вальдшнепов на вечерней тяге, на селезней уток из укрытия с подсадной уткой и на гусей из укрытия.

В разных областях России открытие весенней охоты начинается неодинаково. Это связано с про­движением весны из одного региона в другой, с пожарной безопасностью лесных массивов, с вы­падающими на эти дни праздниками. Охота от­крывается по приказу начальников региональных управлений охотничьих хозяйств, ориентировочно 10-20 апреля.

Обычно после Пасхи надо сразу ждать открытия охоты. И это даже не традиция, а мера предосто­рожности. Праздник, всеобщее гуляние, распитие горячительных напитков... А людям официально разрешено носить ружья! После праздника — дело другое. Все похмелье выветрится, и можно брать в руки ружье. Только бы погода не подвела!

Бывает, за день до охоты хорошая погода, а в день открытия опять зима. Снег с неба, холод. У меня так часто было. Какой уж здесь лёт! Утка зася­дет, ее и не выгонишь!

Охотник не утка. Все на что-то надеется. Идет, сидит в шалаше, мерзнет. Ненормальные мы люди!

 

 

Я уж точно чокнутый! Безумно пахнет весной. Озе­ро еще покрыто льдом, только от берега он отошел на несколько метров. А солнечный «кипятильник» все работает! С каждым днем солнце все настойчи­вее и требовательнее вступает в свои права, властву­ет над жизнью и людскими, душами. Вот березовая роща. Зимой, когда снега навалило по самые уши и зверь затаился в глухой чаще, несколько охотников явно от безделья поставили около деревьев пустую банку из-под тушенки и разряжали в нее свои ру­жья, соревнуясь на меткость, хвастаясь выстрелом. Теперь, когда отгремели выстрелы и исчезли нару­шители спокойствия, березы качались от ветра и тихо плакали березовым соком из многочисленных ран, оставленных дробью.

Утренний мороз превратил березовые слезы в длинные мутные сосульки, и они, опустившись со ствола седой бородой, каплями сока пробивали та­ющий снег, пытаясь достучаться до прошлогодней листвы. Для березы — целая жизнь от весны до вес­ны! Кора старалась не обращать внимания на ост­рые щепки, на чужеродный свинец в ее теле и затя­гивала шрамы морщинистым покрывалом, появив­шимся на еще молодом, но так внезапно постарев­шем дереве.

Подставив рот под одну из сосулек, я утолил жажду и прислушался. Курлыканье донеслось с не­бес, большой птичий клин пересек огромное поле. Гуси искали отдаленные спокойные места, поближе к воде и подальше от человека. Плюхнулась в воду утка, заголосила, зовя жениха. Она бултыхалась,

 

чистила перья, готовила себя к предстоящей свадь­бе. Весной я не охотник-отшельник, которому так необходимо побыть одному, чтобы попытаться по­нять смысл жизни. Селезни - настойчивые парни! Когда их много, они топчут уток, уже сидящих на яйцах. Сколько кладок погибает от таких пристава­ний! В природе соотношение самок к самцам при­мерно равное 1:1, но стоит на какое-то время огра­ничить сроки весенней охоты или совсем запретить ее, доля селезней увеличивается, и это ведет к уменьшению утиного семейства.

 

Ружье восстановит справедливость и оставит для утки только самого умного и хитрого ухажера, от которого потом вылупятся жизнестойкие утята. Меня не интересует охота как бездумный промысел. И не надо всех охотников представлять варварами. У охотников тоже есть семьи, они любящие мужья и отцы. Я и книги-то про охоту пишу только затем, чтобы помочь человеку выжить в лесу, куда мы все когда-нибудь вернемся, когда город окончательно замучает нас своим лицемерием. Я «оправдался»? Идем на охоту!

 


 

Весенняя охота на гусей

На территории бывшего СССР встречается во­семь видов гусей и четыре — казарок.

Из них только четыре вида представляют инте­рес для охотников. Это гуменик, серый гусь, бело­лобый гусь, или большая казарка, пискулька — ее еще называют малым белобородым гусем или малой казаркой. На остальные малочисленные виды гусей охота запрещена.

Самый крупный гусь — гуменик, масса его дос­тигает 5 кг. В разных регионах гусь имеет разную окраску пера, форму клюва и размеры. Как все гуси, все эти птицы питаются растительной пищей -травой, зерном, ягодами (клюквой). Молодые гуси в первое время питаются моллюсками, рыбьей ик­рой, насекомыми.

Гуси моногамны. Самец и самка образуют посто­янную пару, сохраняющуюся на весь период раз­множения, выращивания птенцов, а возможно, и дольше. У гуменика самец помогает самке устраи­вать гнездо, несет охрану и разделяет с гусыней заботы о потомстве. Гнезда они устраивают на земле в заломах тростника или сплавинах.

В кладке обычно пять-шесть яиц. Срок насижи­вания 25—28 дней. Летом, когда гусята оперяются, взрослые птицы линяют и на этот период теряют способность летать.

Гусь — очень осторожная птица. Во время отды­ха стаи гусей выставляют «часовых», которые вни­мательно наблюдают за обстановкой вокруг места отдыха. Во время перелетов первыми летят «развед­чики», и если они заметят опасность (в основном, охотников), стая выбирает другой маршрут. Гуси вообще перелетают над теми местами, где на пути нет укрытий, за которыми может спрятаться чело­век. Они могут близко подпустить к себе домашних животных, но если заметят человека, моментально поднимаются на крыло и улетают. Гуси действи­тельно спасли Рим, и эта птичья осторожность де­лает охоту на гуся еще интересней и увлекательней.

Гусиная жизнь, точно так же, как и наша, чело­вечья, протекает от рассвета до заката.

С рассветом гуси снимаются с открытой водной поверхности, где отдыхали ночью, и летят на поля гречихи, гороха, кукурузы, проса, риса, пшеницы, овса. Иногда останавливаются на убранных уже полях и кормятся упавшим зерном. Около девяти часов утра птицы возвращаются обратно на воду и отдыхают до трех—пяти часов вечера. Проголодавшись, летят на «ужин» и в сумерках возвращаются обратно на воду.

Гуси стараются не спать на воде. Дождавшись темноты, они в полной тишине выходят на безлюдный и непременно просторный берег и там засыпа­ют, выставив охрану.

Гуси, если их не вспугнуть во время отдыха, кор­мления, перелета, выбирают постоянные места и маршруты. Между стаями существует непонятная людям связь. Туда, где вспугнули одну стаю, другая не полетит. Исключения бывают, но это, как гово­рится, только подтверждает правило. Гуси могут низко пролетать над «чистой» землей, болотами, ровным тростником, а перед деревьями и кустарни­ком набирают высоту. Отложилось, наверное, в гу­синых мозгах, что в этих местах их может ждать охотник. В связи с тем, что по пролетающим гусям охотники палят из всех возможных и невозможных мест, гуси в последнее время летают очень высоко.

Гусиный клин может состоять из множества птиц — двадцати и более. Но весной я видел гуси­ные стаи, состоящие из трех-четырех птиц. Видел и одного гуся, который так и кормился в одиночку. Может быть, он отбился от стаи. Одному гусю сложно и питаться, и следить за опасностью. Это был мой первый гусь, которого я взял на берегу Оки. Некоторые отбившиеся гуси подлетают к стай­кам уток, к цаплям и даже подсаживаются к подсад­ной утке. Когда наблюдаешь за полетом гуся, кажет­ся, что он летит очень медленно. Он не так часто взмахивает крыльями. На самом деле его скорость гораздо больше, и поэтому стрелять следует, делая опережение на 4—5 корпусов перед летящей пти­цей. Стреляют гусей крупной дробью, иногда карте­чью. Некоторые специалисты стреляют гусей пулей.

 

Весенняя охота на гуся заключается в следую­щем. Охотник в местах кормления птицы устанав­ливает скрадок, шалаш. Так как гусь кормится на полях, то очень сложно найти там куст, большое дерево, около которого можно сделать скрадок. Обычно, если есть стог сена, скрадок устраивают именно в нем. Ставить на поле шалаш, подобный шалашу для охоты с подсадной уткой, не стоит. Любые новшества, изменения на месте кормежки вызывают у гусей непреодолимое желание лететь дальше. Перед тем как выбрать место для скрадка, охотник наблюдает, на каких полях гуси кормятся постоянно. Они могут прилететь на какое-нибудь место на один день и больше сюда никогда не воз­вратиться. Скрадок делают следующим образом. Выкапывают в земле яму, -где охотник может си­деть, и сверху маскируют ее ветками и материалом, одинаковым по цвету с травой, растущей на этом поле. Не следует оставлять около скрадка следы своей деятельности, комки земли, личные вещи, лопату и прочее.

 

Конструкция скрадка обусловлена тем, что он устраивается на ровном месте, и поэтому надо его делать как можно ниже и незаметнее. Некоторые охотники вкапывают бочку и в ней стоят. Сидеть, конечно, лучше, чем стоять, поэтому предпочте­ние следует отдать выкопанным скрадкам, а не железным и не круглым.

Если, при всем вашем старании, скрадок все же заметен на поле — охоту следует отложить на не­сколько дней, пока птицы к нему привыкнут.

 


Скрадок не надо устанавливать в центре пло­щадки, куда должны сесть птицы. Надо его поста­вить в сторонке, за 30—40 м от гусиных профилей. Весенняя охота четко определяет способ охоты на гусей в это время с гусиными профилями. Профи­ли изготавливаются из фанеры и изображают гуся в различных, но обязательно спокойных позах: си­дящего, стоящего, кормящегося и т. д. Профили раскрашивают под цвет птицы. Краска должна быть матовой и не блестеть на солнце. Объемные силуэты, продающиеся сейчас в магазинах, «рабо­тают» эффективнее. Но транспортировка большо­го количества таких силуэтов затруднена. С про­филями легче, их должно быть не меньше 10 штук. Некоторые охотники используют на такой охоте домашних гусей, когда-то скрещенных с дикими,имеющих «дикую» раскраску. Так вот крайний гу­синый профиль должен обозначать границу, за ко­торой выстрел будет уже малоэффективен. Грани­ца меняется в зависимости от того, какими бое­припасами пользуется охотник. Для дроби — одно расстояние, для картечи — другое. Границы инди­видуальны и зависят не только от расстояния, на которое летит дробь или картечь, но и от меткости стрелка, зоркости его зрения, быстроты реакции. К сведению: картечь летит на 500—800 м, дробь № 1 - на 400 м.

В скрадок охотник садится заблаговременно, до прилета гусей, утром — затемно, перед тем, как птицы полетят с воды на кормежку. В скрадке нельзя курить и делать лишних движений.

Профили устанавливают на поле так, чтобы птицы заметили их издали. Для этого всей плос­костью профили должны быть обращены в сто­рону, откуда должны появиться гуси. А еще луч­ше располагать их под разными углами, чтобы стаи гусей, с какой бы стороны они ни налетели, увидели профили.

Профили крепят на палочки — ножки, раскра­шенные в красный цвет. Профили надо закреп­лять покрепче, чтобы они не дребезжали на вет­ру, и чтобы их не сдуло в самый ответственный момент. Силуэты гусей можно делать из липы, которая легко обрабатывается.

На весенней охоте для гусей можно применять манок, подражающий гусиному призыву. Сейчас манки продаются в магазинах, но выбирать их

 

надо очень умело, хорошо зная особенности тем­бра гусиного голоса. Некоторые охотники подма­нивают птицу пластинкой из березы, зажатой между ладонями.

Охотник следит за прилетающими гусями, не делая лишних движений. Нельзя двигать ружье. Лучше, если его ствол не высовывается за преде­лы скрадка. Первые птицы — наверняка развед­чики стаи. Стрелять по ним не следует. Если на это место кормежки прилетает одна стая, убить разведчика равнозначно окончанию всей охоты. Выстрел может напугать стаю. Разведчик может пролететь мимо, сесть вдали. Для охотника са­мый лучший вариант, если разведчик пролетел мимо профилей и «доложил» всей стае о кормя­щихся на поле гусях. При подлете гусиная стая делает над профилями несколько кругов и садит­ся. Не надо ждать, когда птицы сядут к профи­лям — они тут же заметят подмену и взлетят. Надо стрелять, когда гуси в нескольких метрах от профилей, видна окраска их оперения, они уси­ленно машут крыльями, снижая скорость перед посадкой, и вытянутыми ногами «прицеливают­ся» на землю. Гуси очень крепки на рану. Я сам почувствовал это, когда стрелял по одному гусю несколько раз. Раненый гусь может пролететь какое-то расстояние и упасть. Охотник должен следить за полетом гуся, по которому «вроде бы» попал. «Убитых» гусей некоторые охотники ре­комендуют связывать — гусь может улететь пря­мо из рук охотника. Мне припоминается такой случай. Охотник подстрелил гуся и, чтобы не но­сить его за собой, привязал его за ногу к воткну­той в землю палочке. Вернувшись через некото­рое время, охотник не нашел добычи. Что здесь началось! Охотник умолял собаку найти его тро­фей, просто-таки рыдал. Другие охотники никак не ожидали такой бурной реакции от своего то­варища. А вы еще спрашиваете, нормальные охотники люди или нет?

Когда гусиная стая собирается сесть, можно по­пытаться пальнуть один раз в одного гуся, а другим выстрелом — в другого. Если у вас двустволка — больше выстрелов и не получится — гуси не станут ждать, когда вы перезарядите ружье. В этом смыс­ле и на этой охоте пятизарядные ружья лучше, чем двуствольные.

Раненый гусь может пролететь какое-то время, а упасть позже. Гусиная стая может спуститься вслед за упавшим гусем и через несколько минут взлететь.

 

 

Подбитых птиц подбирают сразу. Делать это надо быстро, чтобы вас не заметили другие стаи и их разведчики. Гуси появляются неожиданно и видят очень далеко. Только гусь видит в цвете, и поэтому одежда охотника должна быть неброс­кой. Гуси прекрасно запоминают места, где они видели охотника. Впредь эти места они будут из­бегать.

На профилях можно охотиться группой по два человека в скрадке и больше. Надо только догово­риться, в какой момент охотники дружно начнут разряжать ружья. Слишком нетерпеливый спосо­бен испортить охоту всем остальным.

Можно лечь на поле, разумеется, подстелив под себя теплую подкладку. Охотник укрывается маскировочным материалом и ждет прилетающих гусей. «Лежка» тоже не должна выделяться на поле. Ее лучше делать в ямке, чтобы охотник пол­ностью мог слиться с поверхностью земли. Нема­ловажно, чтобы в ямке не было воды: Если на ровном поле такого места нет, «лежку» можно де­лать на возвышенности, выкопав ее по своим га­баритам.

Сидеть или лежать в скрадке приходится продол­жительное время — одежда на охотнике должна быть теплой.

 


 

Весенняя охота на уток

Весенняя охота на уток - охота с подсадной ут­кой.

Это моя любимая охота, ей я отдал большую часть своей охотничьей жизни. Для подсадной уточки у меня на балконе в московской много­этажке сделан специальный домик с клеточкой, где уточки гуляют, купаются и едят. Подготовка утки к охоте начинается еще зимой. Определен­ное кормление, купание, увеличение светового дня, обрезание крыльев, подготовка охотничьего инвентаря, приучение утки к ногавке — ремешку на ноге, за который ее привязывают к грузу на во­доеме или к другому приспособлению. Все это важные детали для охоты. Все подробности и ню­ансы этой охоты описаны мной в книге «Охота с подсадной уткой». Советую найти эту книгу, она, по-моему, удалась. Важный этап приготовления утки к охоте — ее кормление. Охотника всегда беспокоит, сыта его утка или нет. Это особенно важно в холодные дни. Так вот, мной замечено (и это можно внести как дополнение к упомяну­той книге): утка, когда голодна или ей что-то надо, криком дает знать об этом хозяину. Получив еду или воду, она замолкает. Если ее не купать за­ранее, по нескольку раз в день в холодной воде, на охоте утка намокнет, замерзнет и может даже утонуть, если не приобретет до охоты теплый «подшерсток». Утка ухитряется утонуть даже в ванне, если ей не сделать «островок» для отдыха или не налить много воды, чтобы она могла не только плавать, но и стоять. У меня есть тут свой печальный опыт.

Охота с подсадной уткой сводится к следующе­му. Охотник заблаговременно, до начала охоты, определяет, куда прилетают утки и где они проле­тают. Возле неглубоких луж, около разливов охот­ник строит шалаш, удобный для долгого сидения, маскирует его под цвет окружающего ландшафта. В шалаш он садится до рассвета или вечером, до захода солнца. На воду, на хорошо просматривае­мое пространство от охотника (на 20—25 м) за но-гавку привязывает утку к грузу или за кружок, ко­торый вертится вокруг воткнутого в дно колышка. Утка крутится вокруг колышка и своим криком приманивает селезней к себе. В охотничьих кни­гах она иногда так и называется — «круговая утка». Охотник стреляет селезней дробью № 3-5, стараясь не задеть подсадную утку. Он следит, чтобы утка не запуталась, не намокла и чтобы ее не «обидели» хищные птицы. Для подманивания селезней  он может использовать манок. А для этого надо научиться крякать по-утиному («ква-чать»), делать это надо с перерывами и не кря­кать, если селезень близко. Не следует имитиро­вать утиную «осадку» — сравнительно продолжи­тельное и громкое кряканье, издаваемое уткой на одном дыхании, когда она заметила приближаю­щегося селезня. Обмануть птиц на близком рас­стоянии очень сложно. Удачная охота зависит не только от терпения и осторожности охотника, но и от рабочих качеств подсадной утки. Некоторые утки осаживают даже пролетающих мимо гусей. У меня был такой случай. Пролетающий мимо гусь заинтересовался сидящей на воде моей подсадной уткой. Его что-то насторожило, на воду он не сел, но пролетел от меня всего в каких-то двадцати шагах.

Я растерялся, засмотрелся и не стрелял. Вообще я заметил у себя дурную для охотника привычку: сначала рассмотреть, как и чем живет живность, а после уже предпринять что-то для овладения «па­мятным трофеем». Не мудрено, что при таком под­ходе я часто оставался «с носом». И не жалею, по­тому что все это ужасно интересно. Убеждаюсь, что все же в душе больше «заядлый натуралист», чем охотник. Если я не узнаю что-то о животном или птице и не напишу об этом, у меня, как у нар­комана, начинается «ломка».

Собранные знания помогают на охоте даже больше, чем меткий глаз. Для меня обыкновенное ружье «весит» ровно столько же, сколько и фотоап­парат. Но я вам этого не говорил!

 

 

Дальше. Если охотников двое, их шалаши долж­ны стоять один от другого на расстоянии не менее 1 км. Тогда им ничего не мешает.

Некоторые охотничьи справочники рекомендуют выбирать подсадную утку не только по ее активному, независимому поведению, но и по строению клюва. Охотникам рекомендуется посчитать количество ро­говых зубчиков на внутренней стороне подклювья. Для этого надо раскрыть клюв и осмотреть среднюю линию верхнего нёба, там четыре зубца: один боль­шой и на некотором расстоянии три маленьких. У сильно одомашненных уток их два-три, у диких осо­бей - до 12. Таких уток рекомендуют отбраковывать. Четыре зубца присущи только уткам с хорошими ра­бочими качествами. Я не отрицаю такого подхода к выбору подсадной утки, но придерживаюсь своего мнения, считая, что для хорошей работы утке надо иметь большое желание к спариванию. А для спари­вания клюв имеет не первостепенное значение. Для начала можно посмотреть на себя в зеркало! Некото­рых «холодных» и несексуальных уток можно «раз­дразнить», если перед охотой промассажировать то место, которое непосредственно участвует в процес­се оплодотворения. После такого «разврата» утка начнет хорошо работать.

Самое важное, о чем надо вспомнить. Почти во всех справочниках советуют ногавку к ноге утки крепить чуть выше заднего пальца. Это бшибка без­грамотных писателей! Так нельзя делать! Стоит только утке поджать палец, как она моментально освобождается.

 

Если ногавку крепить крепче, нога сохнет, и утка становится инвалидом. Я видел изуродованных птиц. Одни долго хромают, другие погибли. Ногав­ку надо крепить утке на ногу выше голеностопного сустава. Делают ногавку из темной кожи.

 

Размеры ногавки в одном справочнике были даны такие (рис. 3).

Я ничего против приведенных размеров ногавки не имею, потому что не знаю, удобно ли ее наде­вать, а утке носить. Лично я пользуюсь другими но-

 


гавками. Вначале измеряю утке толщину ноги. У разных уток она разная. А потом креплю ногавку точно по ноге, чтобы она не слезала и не натирала лапу. Я люблю этих птиц и считаю, что они достой­ны гуманного к ним отношения.

Последнее. После охоты охотники не знают, что делать с купленными утками. Я содрогался от гне­ва, когда один охотник рассказывал, что он после охоты отворачивал или отрубал подсадной утке го­лову. Оставайтесь людьми, господа охотники! Если не знаете, куда деть утку — привозите ее ко мне. На следующей охоте она вам так же верно и добросове­стно будет помогать. Мой телефон можно найти в конце книги, где назван фонд «Движение добрых». Или, не дождавшись последней страницы этой кни­ги, позвоните по телефону (095) 305-62-45. По этому же телефону вы сможете рассказать о любой охоте и поделиться вашими знаниями и наблюдениями.

Подбитых селезней надо подбирать сразу, хотя и существует противоположное мнение. Попробуйте, что лучше. Ошибочное мнение - хороший урок на будущее.

Кого заинтересовала эта тема, ищите мою книгу «Охота с подсадной уткой» и охотьтесь на здоровье!


Летне-осенняя охота на водоплавающую дичь

Осень — красивая и грустная пора. Желтеет, падает лист. Все чаще темные облака прогулива­ются по небосводу, а изменчивый, «ветреный» ве­тер, принося северный холод, напоминает: скоро птицам готовиться к перелету в дальние южные страны.

Гусь в нашей полосе - гость. Прилетая весной, он в конце осени уже помашет нам крылом и раз­рисует своим бело-серым оперением неспокойное, но теплое побережье Черного моря, Каспия или ча­стично перезимует на землях Средней Азии. Мне приходилось видеть зимой на море огромные стаи гусей и лебедей, качающихся на волнах вдали от берега. Их стаи были похожи на хлопья пены, раз­бросанные чьей-то рукой по необозримой водной глади. Но пока еще с неба не начали спускаться снежные парашютисты, гуси продолжают свои пу­тешествия над нашими полями и лесами из мест отдыха в места кормежки, а охотники по-прежне­му мечтают порадовать своих жен большой птицей к праздничному столу. Детишек ждут удивительные рассказы о том, как это все было. По-прежнему охотники забираются в скрадки, стараясь устроить их в местах перелета гусей.

Охота на гусей на перелетах

Скрадки устраивают на путях перелета птиц в поля или с хлебов на водоем и обратно. •

В одном случае охотники садятся в скрадок до восхода солнца, в другом — до захода. Осенью мож­но применять гусиные профили, но можно стрелять и без них, рассчитывая на удачу и свою меткость. Скрадки устраивают на возвышенности с тем расче­том, что над этим местом гуси пролетят ниже обыч­ного. При сильном ветре они летят ниже, а при из­менчивом ветре могут менять направление своего движения. В местах с пересеченным рельефом при боковом ветре они облетают сопку с подветренной стороны, поэтому скрадки и шалаши уже с откры­тым верхом устраивают с расчетом возможной пе­ремены направления ветра. Осенью гуси летят не так дружно, как весной. Скрадок делают незамет­ным. Охотник ведет себя тоже незаметно, стараясь не шуметь и не делать резких движений. Некоторые. охотники, не удосужившись позаботиться о скрад­ке и надлежащей одежде, прячутся за первыми по­павшимися деревьями, за кустами. Но это, как пра­вило, те охотники, которые считают свои охотничьи способности настолько совершенными, что их та­ланты не вызывают никакого сомнения ни в чьих головах, а особенно в птичьих мозгах. Обыкновенная одежда подходит для такой охоты менее, чем камуф­ляжная, с элементами «растительности», что делает из охотника непонятной формы «куст», из которого торчит длинный сук - ружье. В такой одежде боль­ше шансов добиться успеха. Неорганизованные охотники часто мешают «профессиональным». В бинокль затаившийся охотник видит летящую через поле стаю гусей. Присаживается пониже, взводит курки, затаивается и вдруг слышит целую канонаду выстрелов. Группа охотников, неизвестно откуда-то выскочивших, разряжает по очень высоко летящим птицам свои ружья. Птицы поднимаются еще выше, меняют маршрут, обходят стороной с таким трудом устроенный и к месту «подобранный» скра­док. Стая улетает, чтобы в будущем быть еще осто­рожнее и не лететь этим путем, где столько дурных людей с железными палками, из которых вылетает не менее бестолковая дробь. Охотник с досады сплевывает, закуривает и, проклиная на чем свет стоит нерадивых охотников, исчезает, как гуси, ис­кать более спокойное и нормальное место. А что же внезапно возникшие охотники? Они вволю посме­ялись, сели в невдалеке оставленные машины и уехали веселиться дальше, в надежде, что где-ни­будь еще постреляют. Такие случаи редки? Ничего подобного! Бывали везде и у каждого!

Конечно, по гусям стрелять стоя удобнее, чем сидя. Охотник, прячась за деревья и кусты, выска­кивает только перед самым налетом гусей, а до это­го времени его не видно и не слышно, он бездви-жен.  И уже проверил — должны пролететь здесь гуси. Значит, он уверен, надо быть внимательным и осторожным.

В некоторых местах перелета гусей охотники стреляют из ракетницы перед летящей стаей. Это заставляет гусей снизить высоту, что для других охотников обозначает сигнал готовности к выстре­лу. По моему опыту, из группы охотников, стреля­ющих по высоко летящим птицам, успеха добивал­ся, как правило, тот охотник, который был более опытен в стрельбе и в такой охоте. Это были егеря, охотоведы или охотники, много времени проводя­щие на тренировочных стрелковых стендах. Осталь­ные просто тратили патроны и сжигали собствен­ную энергию, успокоив себя тем, что были на яко­бы настоящей охоте и сделали все, что от них тре­бовалось. Стрельба по высоко летящим птицам приводит к многочисленным подранкам и потерям дичи, если, конечно, дробовой и картечный снаряд до птиц как-то вообще долетает.

Охота на гусей с подхода

Этот способ охоты можно применять лишь в ус­ловиях, где неровности местности, нагроможде­ния, овраги и мелиоративные канавы дают возмож­ность скрытно подойти на близкое расстояние к кормящимся птицам. Надо помнить о гусиных «разведчиках», которые не едят, не спят, а только все высматривают. Чем больше стая, тем в ней больше «разведчиков».

Охотникам рекомендуется подбираться к птицам с наветренной стороны. При взлете за миг до того

сидящие птицы разом поднимаются и летят против ветра. У охотников «в запасе» есть еще несколько метров, чтобы стрелять по приблизившимся гусям. Некоторые охотники, чтобы подойти к кормя­щимся гусям, используют для маскировки сельско­хозяйственных животных. Гуси видят на полях ко­ров, лошадей и не боятся их присутствия. Охотни­ки, прикрываясь этими животными, подходят к гу­сям на верный выстрел. Животным надо позволять время от времени щипать травку, чтобы не вызвать у птиц подозрения. Коровки и лошадки к тому же тоже хотят кушать. Поэтому не будьте эгоистами!

Охота на гусей с подъезда

Эта охота обозначает, что вы не стреляете птиц, выйдя из своего подъезда, а подъезжаете к ним.

Стаю гусей, отдыхающую или кормящуюся на ровной местности, следует объезжать на повозке по спиральной линии, стараясь приблизиться к ней на расстояние выстрела. Гуси не выносят длительного объезда. Надо так спланировать свой маршрут, что­бы оказаться рядом с птицами как можно скорее. Подъезжают с наветренной стороны, чтобы взле­тевшие птицы приблизились еще на несколько мет­ров к охотнику.

Если гуси сидят на речных заливах или заводях, можно подплыть к ним на лодке, замаскированной ветками, тростником или другими растениями, что­бы они воспринимали лодку, как «плывун». Охот­ник лежит на дне лодки и стреляет, когда гуси ока­зываются в пределах досягаемости.  Раненый гусь

уплывает от охотника быстро, ныряет, но маскиру­ется плохо — как страус, голова в воде, туловище наверху.

Охота на гусей на паш не

Охотник выясняет, где садятся и кормятся гуси. С помощью бинокля это сделать несложно. Когда птицы улетят, охотник идет на это место и, опреде­лив по помету любимые места гусей, выкапывает рядом скрадок и маскирует его.

Охотиться на гусей днем не стоит. Днем они очень хорошо видят. Успешная охота бывает в ут­ренних сумерках, когда гуси могут лететь без раз­ведчиков. Если они достаточно приблизились, с выстрелом не ждут — стреляют. Можно поставить гусиные профили и охотиться так, как мы с вами это делали весной.

Охота на гусей нагоном

Охота на гусей нагоном осуществляется группой охотников. Одни затаиваются в местах возможного отлета птиц, а другие нагоняют гусей на стрелков. Когда гуси кормятся на полях, а охотники просле­дили, приметили (на приметку), как летят птицы с полей, тут они и организуют охоту. Для этой цели стрелки садятся в телегу и, объехав место кормежки птиц, занимают места для отстрела. Это могут быть скрадки, замаскированные надлежащим образом, или густые кусты, в которых одежда охотников по­зволяет им остаться незаметными. Высаживаться на номера надо незаметно.

После того как стрелки расставлены, телега опи­сывает круг и заезжает с противоположной сторо­ны. Охотники высаживаются и, расположившись в нескольких метрах друг от друга, начинают подход к кормящимся гусям. Вначале птицы отступают, а потом, когда расстояние от загонщиков сокращает­ся, взлетают и направляются по своим, ранее выб­ранным, а стрелками замеченным маршрутам. Если совместить охоту нагоном с охотой с подхода, как описано выше, такая охота может оказаться очень даже результативной. Наилучшее время для такой' охоты,— сразу же после прилета птиц на кормежку. Голодные птицы менее осторожны. Если погода ветреная, а поля широкие, то выстрелы могут и не пугать стаю. Гуси будут только перелетать с места на место, и по одной и той же стае можно охотиться много раз.

Охота на гусей на ночевке

Охота на гусей на ночевке проводится после тщательной разведки. Надо узнать, где гуси ночуют. Если погода ветреная, птицы могут остаться ноче­вать и в местах кормления. Охотник это должен учитывать. Если погода благоприятная, вечером гуси летят на открытую воду, до темноты плавают, а когда стемнеет, выбираются на широкий берег.

Если гуси не уверены в том, что на берегу безо­пасно, они могут заночевать и на воде.

Охотник, приметив, где ночует птица, в этом ме­сте делает незаметный скрадок и задолго до заката занимает в нем место. Можно садиться в скрадок и когда уже стемнеет, но еще не ночь. Охотник двига­ется к скрадку осторожно, стараясь не вспугнуть сидящих на воде птиц. Когда гуси выходят на берег, он стреляет, стараясь одним выстрелом зацепить двух и более птиц. Если такой возможности нет, один выстрел приносит одну добычу, а второй выс­трел уже настигает другую, взлетающую птицу.

Некоторые охотники устраивают из лодки пла­вающий остров и незаметно по течению подплыва­ют к отдыхающим на воде птицам, или, дождав­шись, когда они будут пролетать мимо него, чтобы сесть на воду, стреляют по гусям.

 

Летне-осенняя охота на уток

Летне-осенняя охота называется так потому, что «затрагивает» последний месяц лета —август. Охо­та открывается примерно в двадцатых числах меся­ца и продолжается до тех пор, пока утка совсем не исчезнет, перебравшись на новые квартиры, туда, где потеплее.

Чтобы у вас не возникало никаких недоразумений в правильности понимания времени проведения охоты, для простоты я буду называть такую охоту осенней.

Осенняя охота на уток увлекательна и разнооб­разна. Можно совмещать различные виды охот. В основном эта охота подразделяется на три вида: охота с подхода, или подъезда; охота с подкарау-ливанием; охота с подманиванием дичи. Осталь­ные виды охот — только дополнение к основным трем. Я не стану сейчас описывать многочислен­ные виды уток. Объем книги не позволит дать характеристику каждого вида утки с ее привыч­ками, временем и местом высиживания яиц раз­нообразие птичьей окраски.   На наши водные просторы могут прилететь и кряквы, и нырки, и шилохвостки, и чирки, и широконоски. По мере рассказа об охоте я затрону так или иначе разные виды уток.

Неправильное отношение к охоте по уткам во многих охотничьих хозяйствах может привести к таким последствиям, что из всех водоплавающих у нас останется один только рыбнадзор. Например, постоянное преследование гусей, в связи с огром­ным количеством охотников, заставит их искать другие места кормления и менять маршруты миг­рации. А так как многие поля злаковых культур под натиском ослабевшей экономики не возделы-ваются, гуси летят в другие регионы и очень серь­езно «задумываются», как им жить дальше и жить ли вообще. Разведение уток в «домашних» услови­ях охотничьего хозяйства приводит к тому, что эти утки, привыкшие к присутствию людей, подпуска­ют к себе близко охотников, и практически всех до одной их истребляют. Такая охота теряет интерес для нормального охотника, и я знаю многих, кто отказывался стрелять по таким доверчивым пти­цам. Я бы отказался тоже. Неплохо таким специа­листам по разведению уток подумать немного о дальнейшей их судьбе. Кормление уток можно сде­лать автоматическим или его могут проводить люди, переодетые в кого угодно, даже под боль­шую утку в маскарадном костюме, только бы кор­мящий отличался видом от человека. У меня есть некоторый опыт по такому ухаживанию за водо­плавающими.


Если на территории охотничьего хозяйства есть два озера, нельзя разрешать охоту на двух сразу. Надо чередовать, чтобы птица могла отдохнуть на одном из озер.

Немалое значение имеет подкормка уток, из­готовление искусственных гнезд для высижива­ния, сохранение рыбных запасов, береговой рас­тительности.

Охоту на перелетах надо просто запретить, пото­му что таким образом отстреливают здоровых и сильных особей. Больше применять охоту с подхо­да; в этом случае сильные и уверенные в своих си­лах птицы взлетают, а слабые стараются затаиться. На них как раз охота с подхода и рассчитана с даль­нейшим «вытаптыванием» дичи. Но охота на пере­летах практикуется, и это явный пример того, как при недостатке знаний, желая принести пользу, люди приносят популяции птиц вред.

Основой регулирования охоты на водоплаваю­щих птиц должно быть:

       строжайшее соблюдение допустимых норм нагрузки охотников на единицу площади уго­дий;

       рациональное территориальное размещение охо­ты, исключающее ежедневное ее проведение во всех угодьях хозяйства;

       нормирование добычи в соответствии с индексом прироста численности дичи в каждом отдельном году;

       сочетание весенней и летне-осенней охоты для поддержания  в   популяциях дичи  примерно


равного по удельному весу количества самцов и самок.

Кроме этого, есть «секреты» (или называйте это, как хотите) по увеличению численности птиц на во­доеме. К примеру, около берега есть места, зарос­шие кустарником, крепями, тростником. Они, мо­жет быть, и удобны для гнездования, но там гнезд нет. Но стоит в таких местах сделать проходы к воде, как плотность гнезд в береговых угодьях рез­ко возрастет.

Посев однолетнего водяного (канадского) риса увеличит количество уток на водоеме. Расчистка прибрежных лугов от кустарника и тростника, ус­тройство в прибрежных зарослях прокосов от чис­той воды к берегу, сохранение отдельных участков некошеной травы, вырубка крупных деревьев, на которых так любят сидеть хищные птицы,— все эти меры могут во много раз увеличить числен­ность гнездящихся уток, особенно там, где мало­людно. Уничтожение в охотничьих хозяйствах во­рон, хищных птиц, сокращение количества лис (обо всем не расскажешь) поможет восстановить популяцию водоплавающих на счастье охотникам и природе.

Охотники, как я уже говорил, не приносят столько вреда (а иногда даже приносят пользу), как бездумное, безграмотное отношение к веде­нию охотничьего хозяйства.

Может быть, когда-нибудь я переберусь из города в деревню, устроюсь егерем или охотове­дом и буду жить так,  как хочется душе и телу.

Но вернемся к охоте. Я должен описать все виды охоты на уток.

Охота на уток с подманиванием

Охота с подманиванием рассчитана на привлече­ние птиц с помощью звуков, подсадной утки, чучел или совмещением всех этих способов сразу.

Охота с подсадной уткой как раз и является тем видом охоты, где применяется подманивание. Осе­нью можно использовать подсадную утку и даже подсадного селезня. «Привязывают за ноги» уток, так, как было сказано выше, готовят шалаш, и охот­ник ждет, когда налетят утки. Шалаш осенью дела­ют с открытым верхом, чтобы можно было стрелять влёт.

Подманивают уток разные охотники в разные времена по-разному. Некоторые выпускали на бе­рег маленьких рыжих дворняжек. Их цвет чем-то напоминает лису - утки любопытны. Они побли­же подплывали, заинтересовавшись зверем, и по­падали на мушку охотнику. Другие охотники ис­пользовали воздушный змей, заставляющий даже самых осторожных птиц крепко сидеть в камышах до той поры, пока к ним близко не подойдет охот­ник. Эту охоту я описал в книге «500 советов начи­нающим охотникам».

Утка, уже изрядно напуганная вольными охот­никами, старается держаться на середине открытых водоемов, делать перелеты ночью и высоко. И ее уже ничем невозможно достать. До того, пока утка не пугана, или потом, когда она может подплыть только к представителям ее птичьей компании, применяется охота с чучелами. Она была известна еще в старые времена. Археологи при раскопках на­ходят деревянные подобия уток, использовавшиеся для охоты. Охотник, задолго до рассвета взяв лодку или подслушав, где плескается и покрякивает утка, направляется в эти места.

Он раскидывает чучела и, спрятавшись недале­ко от зарослей ежеголовки, ситника и хвоща на мелководье, ждет, когда появятся утки. С рассве­том, когда видно по чему стреляешь, внимание охотника напряжено до предела. Время идет, а дичи нет.

Дело в том, что охотник неправильно выбрал место. В таком месте утки только ночуют, а с рассветом перебираются на чистую воду, а те, кто остается, не вылетают, а, значит, и не замечают расставленных чучел. Днем дичь собирается на чистинах - обширных, лишенных высокой рас­тительности плесах. Именно в таких местах охота с чучелами эффективна. Найти такое место не­сложно, если набраться терпения. Лучше один день потратить на «приметку», чем всю охоту про­сидеть там, где никто никогда не пролетит. Это правило надо запомнить для любой охоты. Пер­вый указатель хорошего места — направление ут­реннего полета утиных стай, летящих невысоко. Чем ниже летят стаи, тем ближе место их посад­ки. Чем больше чучел у охотника, тем лучше. Де­сять—двенадцать штук — вполне достаточное ко­личество чучел, чтобы обеспечить удачную охоту.

Сейчас в магазинах продаются очень хорошие чу­чела. Некоторые охотники сами изготавливают из липы чучела уток, олифят и раскрашивают их, прикрепляют к ним грузики, веревочки по глуби­не водоема. За резиновыми чучелами охотник должен ухаживать — проверять надежность их крепления, заклеивать дырки от случайной дро­би, подкрашивать.

Проблема у охотников возникает из-за веревоч­ки, которой чучело крепится к грузу. То она мала —утка плавает или тонет (если груз боль­шой), то слишком длинная — чучело относит дале­ко в сторону. Одна путаница, пока не подберешь нужную длину веревочки. Если глубину воды из­мерить заблаговременно, одной проблемой будет меньше. Но, может, вода прибавится, может, дно изменится, можно и не попасть на то место, где сидел раньше — занял кто-то или ты не нашел это место - изменился рельеф камышей.

Некоторые охотники наматывают веревочку на чучела, другие носят отдельно, но в любом случае длину веревочки надо подбирать по месту. Я вышел из этого положения двумя способами.

Первый способ. Веревка на концах закрепля­ется таким образом и складывается так, что когда необходимо, ее можно моментально распутать. Как у фокусника! Для этого около чучела вы де­лаете неполную петлю. Нижнюю и длинную ве­ревку вытаскиваете через эту петлю и тоже пет­лей. Следующую петлю вытаскиваете уже через предыдущую и так, пока нужная длина не будет


найдена. Веревка раскручивается моментально, если дернуть за ее нижний конец (одна петля выскакивает из другой).

Чтобы веревка не распуталась сама по себе, петлевые концы связывают другими тонкими ве­ревочками или прижимают сильными прищепка­ми. Можно маленькие веревочки привязывать к чучелу и грузу, тогда надежность привязи увели­чится.

Второй способ. Веревочка, сложенная вдвое, просовывается в резиновую трубочку (получается петля) и в эту трубочку вставляется палочка. Когда надо, петлю, можно сделать больше или меньше.

 

Если на воде нет растений, за которые веревочка может запутаться, такой способ самый легкий и на­дежный. Петлю можно или скрутить, или оставить, как есть.

Ни трубочку, ни палочку, ни «скрученную» вере­вочку под водой не видно. Часть чучел должна быть раскрашена под селезней, часть — под уток. При расположении их на водной глади надо вниматель­но отнестись к тому, чтобы чучела чирков сидели с чучелами чирков, чучела крякв — с чучелами крякв. Разнообразие видов птиц, выраженное чучелами, только улучшит охоту. Вот так заумно я выразил эту мысль. Каждый вид уток придерживается своего участка воды. На мелководье, вблизи зарослей вод­ной растительности, преобладают речные утки — кряквы, на чистых, глубоководных плесах, в руслах рек и протоков — нырки. Нельзя смешивать в одну кучу все виды чучел уток, для каждого вида — свое

место, и каждый вид уток должен образовывать свою стайку. Одно чучело от другого должно нахо­диться на расстоянии 1—1,5 м.

Желательно, чтобы чучела были направлены го­ловой против ветра, который не должен дуть уткам под оперение. Чучела не должны прыгать, блестеть от водяных брызг. Для этого чучела размещают за каким-нибудь естественным укрытием, хотя бы за камышом, или плавать среди водных растений, они не дадут волнам сильно разгуляться. Направление ветра играет большую роль в правильной постанов­ке чучел уток. Как правильно расставлять чучела, показано на рисунке 5.

Не надо ждать, что утки сядут к чучелам: при­близившись к ним, они обнаружат «подставу». Охо­та с чучелами сводится к такой последовательности. Охотник, не дожидаясь посадки уток, встает им на­встречу, когда они рядом, и стреляет, когда утиная стая, заметив человека, набирает высоту — взмыва­ет колом или вверх. Утки обычно подлетают и сни­жаются к чучелам против ветра.

Если у охотника есть подсадная утка, то возмож­но, что стая диких уток подсядет к подсадной. Под­садную утку можно брать с собой на охоту с чучела­ми. Тогда подсадную утку сажают так, чтобы она не видела чучел, иначе она их будет бояться, они нач­нут ее отвлекать, и поэтому подсадная утка будет вести себя настороженно.

Охотник может прятаться на берегу в шалаше, сидеть в кустах, в лодке. Может пользоваться ути­ным манком, но только не очень часто. Правильно


 

укрыться — тоже надо уметь. Охотник должен кон­тролировать возможно больший участок воды, куда может сесть стая уток.

Если лодку надежно укрыть, замаскировать, по­лучится не только отличное плавсредство для охо­ты, но еще и место, где охотник сможет переждать непогоду, перекусить и даже выспаться. Я очень много времени, особенно по молодости, проводил на воде — волны, надо сказать прямо, укачивают не хуже любой няньки. В лодку берете мягкий коврик, на котором можно сидеть, продукты, теплую одеж­ду, запас воды, патроны и пустую консервную банку для вычерпывания воды. На всякий случай запа­ситесь каким-нибудь дополнительным легким плавсредством, если вы плохо плаваете. В лодке следует соблюдать чистоту. От лишней сырости и грязи возникнут одни неприятности: скользко, вещи намокают. Можно придумать небольшую под­ставку для ружья. Особое внимание уделите веслам. Охотник не должен их потерять или утопить. Лодка может стоять в камышах, а может быть и привязана за воткнутый в дно кол. Как вспомню... Эх! Роман­тика! Жаль, что я сейчас не в лодке!

Охота на уток с подхода

Эта охота заключается в том, что охотник отыс­кивает интересующую его дичь и приближается к ней на выстрел. «На приметку» он определяет мес­то скопления уток. Стараясь не шуметь, прячась за кусты, деревья, охотник подбирается к стае или к отдельно сидящей утке. Одежда должна быть не­броской. Проще подойти к молодой и нестреляной утке, особенно в начале осеннего охотничьего се­зона. Бывает и так. Охотник делает неосторожное движение, и стая уток, со свистом разрезая воздух крыльями, взлетает. Он расстроен, даже ругается, разворачивается и идет искать новое место стаи. Рано! Охотник должен знать, что часть уток мо­жет остаться и затаиться. Надо пролазить все мес­та возможного нахождения утки, пролазить все за­росли, исходить все камыши вдоль и поперек, пока утка не будет поднята. Задача облегчается, если у охотника  есть  собака,   работающая  «накоротке».

Утка может сидеть настолько крепко, что взлетит только тогда, когда на нее почти что наступишь. «Вытаптывать» дичь можно и вдвоем, разделив тер­риторию осмотра. Не рекомендую брать на такую охоту жен-охотниц. Придется вам все крепи вытап­тывать одному, приносить дичь и исполнять другую «черную» работу охотничьей собаки.

У уток есть манера уплывать от охотника и не взлетать до тех пор, пока перед ней не появится чистая гладь воды. Это надо учитывать. Как ни ждешь поднятия птицы, ее подъем всегда неожи­данность. Охотник должен уметь стрелять на­вскидку и с опережением. Раненая утка умеет хо­рошо затаиваться. Надо приметить, куда она упала и, не спуская глаз с этого места, если нет четких ориентиров, подойти. Утка способна затаиться под водой, выставив только кончик клюва. Так она может и уплыть, пока не станет добычей хищника или не умрет от раны. Не следует сразу бросаться в камыши, осоку, в кусты и начинать досмотр. Надо постоять и внимательно присмотреться, где появи­лись пузыри, где зашевелилась трава, где поднят ил со дна. Потом, если ваши действия не привели к положительному результату, участок падения утки надо мысленно разделить на квадраты, и каж­дый прочесать с особым вниманием. «Зачистку» территории надо продолжать, если даже кругом много другой дичи. «Лучше синица в руках, чем журавль в небе». Кажется, так звучит народная по­словица. Может оказаться, что и следующая утка вас обманет.

Собака также может помочь охотнику найти подранка. Очень хорошая собака принесет еще и подранков от других охотников. Один охотник на охоту так и приходил — без ружья, с собакой, и все­гда был с дичью.

Молодые утки затаиваются чаще. Утки-девочки затаиваются чаще, чем селезни. Селезня и найти про­ще, чем утку, из-за его яркого оперения. В зависимо­сти от месяца и активности охоты утки в разное время подпускают к себе охотников на разное расстояние.

Молодые кряквы подпускают к себе в августе на расстоянии от 18 м, в октябре —до 27 м; взрослые утки, соответственно,— с 21 до 28 м.

В августе все утки, и молодые, и взрослые, дер-. жатся по мелким плесам. В сентябре уже половина птиц опускается на сравнительно чистую воду. В ноябре почти все утки придерживаются чистой, не­досягаемой для пешего охотника воды. Активная охота с большим количеством охотников заставля­ет утку держаться чистой воды гораздо раньше.

Охотнику ничего не остается, как взять лодку и при поисках уток в полосе прибрежной раститель­ности и дальше попытаться там ее подстрелить. Охоту на лодке практикуют и в начале охотничьего сезона.

Охота на уток с подъезда

Охота на уток с подъезда осуществляется охотни­ком на лодке. Охотник может быть один, их может быть и двое: один сидит на веслах, другой стреляет. Лодка должна быть устойчивой, приспособленной

к «долгому» плаванию. Ее можно замаскировать тростником; покрасить в белый цвет, если есть лед; в черный — летом и даже в желтый цвет, если охоту предполагается проводить в камышах. Что с собой взять в лодку и как вести себя в ней, я рассказывал в предыдущий раз. Я пользуюсь для охоты байдар­кой. Она быстро передвигается по воде и благодаря торпедной форме далеко врезается в камыши. Но есть и недостатки: она не очень устойчива, в ней холодно и нет места, куда бы протянуть ноги и где можно подремать. При выстреле с байдарки надо немного нагибаться вперед, чтобы отдача не отки­нула охотника назад, в воду. Если охотник не очень опытен, то он может оказаться в воде, плавая и на обыкновенной лодке, особенно когда стреляет стоя и потому легко теряет равновесие. Желательно, что­бы любой охотник умел плавать. Желательно, что­бы охотник имел непромокаемые спички, топорик и сухую одежду, положенную в завязанный целло­фановый пакет. Дождь тоже мокрый! Охотясь в лод­ке с товарищем, надо соблюдать технику безопасно­сти: не делать резких движений, не стрелять через голову, не стрелять по «непонятной» цели, учиты-' вать, что дробь рикошетит от воды, ото льда, земли и деревьев. Одна утка и десять рыбаков - плохой результат на охоте. Не надо стрелять поперек лод­ки — охотника откинет к борту.

Если вариантов с выбором направления стрель­бы нет, желательно, чтобы охотник и его товарищ заняли то положение в лодке, которое при выстре­ле сохранит равновесие.


Чтобы понять силу выстрела у ружья на воде, сле­дует потренироваться, не заплывая далеко. Вещи и необходимые предметы можно на всякий случай свя­зать и к ним привязать поплавок, который бы пока­зал, где они затонули. Не надо ухмыляться! Когда вы что-то потеряете, не говорите, что я вас не предупреж­дал! Да и спокойнее вы будете передвигаться в лодке, зная, что у вас все вещи надежно закреплены. Тяже­лые вещи надо располагать в середине или на корме лодки и так, чтобы при крене они не сместились и не добавили веса на накрененный борт. Новичку на та­кой охоте надо уделить особое внимание ружью.

За потерю ружья могут наказать. Потом доказы­вай, что с вашим ружьем вы не хотели поступать так, как Герасим обошелся с Муму, да и какой из вас охотник без «стрелялки»!

Ружье может просто соскользнуть с борта лодки, если вы его положили, не подумав. А так часто бы­вает, когда «ослепленный» успехом охотник видит перед собой желанную добычу.

Ружье можно привязать к охотнику веревочкой, такой, какая показана на рисунке 4 а. А если вода глубокая, и веревка может помешать плыть, один конец ее привязываете к ружью, а другой — к сде­ланному из пенопласта поплавку в виде стаканчика, и в него складываете веревочку. При попадании в воду поплавок остается на поверхности, а веревка под тяжестью ружья разматывается.

Имея опыт «водника» и зная, что на воде мо­жет случиться всякое, я все вещи связываю одной веревкой. Эту же веревку просовываю в предохра-


нительную скобу ружья, чтобы веревка не мешала стрельбе, или привязываю ее затягивающимся уз­лом к погонному ремню с тем расчетом, чтобы был достаточный запас веревки для поднятия ружья и произведения выстрела навскидку. К концу веревки я привязываю поплавок, который сделан у меня из обыкновенных соединенных пробок, и они со мной постоянно, так как одновременно служат и затыч­ками для стволов ружья, чтобы ствол не пылился. В качестве поплавка можно использовать и пластмас­совую плотно закрывающуюся бутылку, можно и еще что-то придумать. Лодка опрокинулась, вещи с ружьем в воде, поплавки плавают на поверхности.

 


 

За привязанную к пробкам веревку пострадавший вытаскивает потонувшие вещи. Если до берега не­далеко и он без коряг, вещи можно вытащить за ве­ревку, таща их по дну.

Лодка, не особенно устойчивая или резиновая, может налететь на преграду при быстром течении. Может перевернуться от волны (А я видел большие волны!), может перевернуться по вашей вине или по вине товарища — злодея и алкоголика, по вине собаки, которая оказалась не в то время и не в том месте. Может лодка затонуть от других причин, и в том числе от попадания шальной дроби в борт. Ког­да у моего отца на озере Селигер «сложилась» рези­новая лодка, он два часа плыл в холодной воде, к тому же потеряв все вещи. Это, братцы, не шутка!

Более того, оставшись без вещей, без оружия, без огня, в безлюдном месте, охотник может быть обречен даже на гибель.

Я охотился в совершенно диких местах. В той же Карелии ранней весной или поздней осенью. Воды много, людей мало, холодно. Чтобы вы поняли и взяли с собой все, что вам надо, хочу предложить вам: положите на одну чашу весов вашу жизнь, а на другую чашу вещи, которые помогут спасти ее. Ка­кая чаща будет наполнена больше?

Некоторые охотники обшивают погонный ре­мень пенопластом. Ремень не тонет так, как ружье, и за него можно вытащить оружие, нырнув, или подцепить, воспользовавшись «кошкой». Весла тоже можно привязать. Чем-то грести вы должны!

Переходим к охоте.

Охота с подъезда проводится на уток в зарослях камышей, на чистой воде с лодки. Лодка может быть замаскирована или не замаскирована, своим одним видом выгоняющая уток под выстрел охот­ника. Для такой охоты лодка должна быть легкой, чтобы не утомлять охотника и свободно проходить в камышах. Если в ней два человека, то один охот­ник гребет, а другой стреляет. Тяжелее, когда один охотник. Ему приходится и грести, и высматривать птиц, и стрелять. Тут в лодке для ружья должно быть предусмотрено место, с которого его удобно поднимать для быстрого выстрела. Охота неслож­ная, но интересная. Лодка подъезжает к зарослям камыша, утка взлетает, охотник стреляет. Как в лю­бой охоте, здесь есть свои хитрости.

У охотника должен быть бинокль. Надо учиты­вать при подборе дроби, что осенняя утка на перо крепче, чем весенняя. Зная это, некоторые охотни­ки пользуются даже небольшой картечью.

Удачна охота с подъезда при ветреной погоде: утка взлетает против ветра. Это надо учитывать при выборе направления движения. Подъезжать на лод­ке к камышам, где затаилась утка, тоже лучше про­тив ветра, стреляя в близко вылетающих уток. Если ветром «пренебречь», утки будут взлетать далеко.

Обратно надо возвращаться тем же путем и вновь к новой цели подъезжать против ветра. Утки, как мы выяснили, могут сидеть и на чистой воде. В этом случае подъезд к ним осложняется. Лодку надо замаскировать растущим на берегу, не отличаю­щимся цветом от местного ландшафта материалом. Это может быть тростник, осока, камыш.

Можно на носу лодки сделать что-то вроде не­большого камышового заборчика. К сидячим уткам надо подъезжать носом, чтобы утки видели не всю лодку, а просто подплывающий островок. Чем ниже и меньше предмет, подплывающий к уткам, чем ис­куснее он замаскирован, тем лучше. Подплывать надо осторожно, беззвучно опуская весло в воду. Если утки насторожились, движение следует прекра­тить. Как только они продолжили «свои дела», движе­ние можно продолжить. Если есть течение или ветер, двигаться надо по ветру и по течению. Когда светит солнце, к уткам подъезжать надо так, чтобы лучи ос­лепляли птицу. Не надо подъезжать к только что севшим уткам. Они должны успокоиться и заняться своими птичьими проблемами. Не надо подъезжать вечером, когда утки уже сыты и готовы в любой мо­мент подняться на крыло. Самое лучшее приближе­ние на лодке с «ожиданием». Проехали несколько метров — остановились. Подождали минут десять, опять поплыли. При таком движении утки привыка­ют к лодке и могут подпустить ее на выстрел. К си­дящим на воде уткам можно подъезжать и ночью, соблюдая полную тишину и большую осторожность. Смазать уключины, если надо, обить борта лодки мягким материалом, надеть нешуршащую одежду.

В лунную ночь подъезжать следует только к ут­кам, сидящим на чистой воде. Подплыть к уткам, сидящим далеко в камышах, бесшумно невозмож­но. Подъезжать надо вообще только по чистой воде. Так можно подплыть к камышам, где расположи­лись утки, если они сидят на краю водной глади. Нырковые утки стараются удрать от охотника под водой. Особенно, если они ранены. В этом случае нырка берут «измором» — преследуют его до тех пор, пока он не устанет. Чем птица дольше находит­ся под водой, тем сил у нее останется меньше, и она пойдет на разные хитрости. Например, утка гоголь, пронырнув под водой какое-то расстояние, способ­на оказаться позади охотника, рядом с его лодкой. Охотник должен это знать. Направление утки под водой могут указать надводные круги или пузырьки.

Надо уметь правильно выбирать расстояние для успешного выстрела. На воде все предметы кажутся ближе. Можно потренировать «дальномер» своего глаза на суше. Я для охоты по уткам успешно при­меняю «рикошетную стрельбу». Отрекошетившая от воды или земли дробь летит дальше. Зная это, я стреляю сидящую далеко утку, готовящуюся взле­теть, не точно в цель, а перед ней. Дробь летит даль­ше, а если утка и взлетает в момент выстрела, отре­кошетившая от воды дробь в пятидесяти случаях из ста ее сбивает. Но для этого надо знать очень хоро­шо свое ружье и качество патронов.

Для охоты на уток применяется дробь № 3—5. На любой охоте. Некоторые охотники для первого ствола и, разумеется, первого выстрела применяют дробь № 5, а для второго выстрела или второго ствола с большим сужением - дробь № 3-4. Дробь летит дальше, когда утка уже отлетела от охотника на несколько метров.

Морская чернь и чернь хохлатая, видя приближе­ние охотника, отплывают от него, сбиваются в кучку и только после этого взлетают. Когда утки находятся в кучке, охотник должен тут и стрелять. Если чернь не сбивается в кучку, можно ее заставить сделать это свистом, словом, стуком весла о борт. Раненая чернь тоже умеет хорошо и далеко нырять, но это она де­лает, только когда видит человека. Если охотник спрячется в лодке, то раненую чернь взять легче. Когда раненая чернь находится около камышей, она затаивается под водой, у кромки камыша, не за­плывая дальше. Охотнику стоит немного подождать, и утка выдаст себя движением. По постоянно ныря­ющей утке попасть сложно. Если раненая нырковая утка часто ныряет, а это обычно так и бывает, круп­ную дробь надо поменять на мелкую, на № 6. Патро­нов вы израсходуете меньше, а за счет большей рас­сыпчатости результативность выстрелов увеличится.

В тихую погоду заметить круги над плывущей под водой уткой легче. Волна мешает увидеть кру­ги, а большая волна мешает точно прицелиться и быстро заметить ненадолго появившуюся у поверх­ности утку."

Крякв я люблю больше всего. Для меня они сим­вол всех уток сразу. Кряква —очень осторожная птица. Но бдительность можно усыпить, если дви­гаться по воде осторожно, останавливаясь, когда птица прекращает кормление. Если позволяет рас­стояние, надо стрелять, когда утка вытягивает шею, почувствовав опасность. К кряквам, сидящим на чистой воде, всегда подплывайте по течению и по ветру. Предмет, плывущий против ветра и течения, вызывает у птицы панику. Утки досягаемы, когда они чем-то заняты или дремлют. Если раненая кряква спряталась под воду и в камыши, охотник точно так же должен выждать, когда она выдаст себя движением. Кряква ранена и пытается убежать по воде, хлопая крыльями; тут охотник должен сде­лать выстрел даже просто в воздух или крикнуть, или хлопнуть в ладоши и заставить ее нырнуть. Кряква не нырок, под водой она плавает плохо. Пока она пытается «работать водолазом», охотник сможет к ней приблизиться на лодке еще больше.

Кряква также пускается на разные ухищрения, чтобы обмануть охотника: зацепившись клювом за камыш, она ждет, когда охотник проедет мимо и от­плывает в противоположном направлении, прячется за плавуны, а подплыв к берегу, убегает и скрывает­ся в любую ямку, сидя крепко. Утки-широконоски более прожорливы, а значит, менее осторожны. Та­кие же шилохвость, свиязь. Раненый свиязь прячет­ся иногда от охотника у него под лодкой. Чирки не показывают охотнику своей настороженности, но взлетают моментально и без предупреждения. Пря­чутся они под воду, показывая только клюв и глаз­ки. Молодые трескунки, сидящие в камышах, не взлетают даже после выстрела. Про всех уток всего не расскажешь.

Охотник, прежде чем сесть в лодку, должен все хорошо продумать. Как он будет подъезжать, на ка­ких уток охотиться. Утки нам еще преподнесут «по­дарки», и поэтому этих прекрасных, умных птиц надо больше изучать.

Охота на уток на перелетах

Охота на уток на перелетах проводится во время полета уток на водоемы, на места кормления и об­ратно. Осенью практикуется охота на северную утку, которая летит ночью большими стаями с севе­ра на юг. Эти утки у нас не останавливаются, а про­летают мимо. Я видел их стаи. Немыслимое количе­ство птиц! Таежные охотники замечали, что очень часто ночью утки летят на свет костра, принимая его пламя за отблеск воды.

Охотник замечает места перелета птиц, становит­ся около скрывающего его дерева, куста и стреляет, когда утки приблизятся на выстрел. Некоторые стаи, прежде чем сесть на воду, делают несколько кругов около места посадки. Иногда круги проходят над возвышенностями. Если охотник замаскирует­ся на такой возвышенности, то расстояние от него до уток уменьшится, и это будет благоприятный миг для выстрела. Если вы были хоть раз на осенней охоте, то замечали: как только сядет солнце, утки то там, то здесь разрезают воздух небольшими стайка­ми. Летят они быстро. Когда стемнеет, их можно заметить лишь в тот момент, когда они уже почти над головой. Даже если есть собака, охотнику необ­ходимо иметь при себе фонарик. Этот предмет ни­когда не бывает лишним.

Некоторые охотники приходят к мнению, что у уток тоже есть «разведчики», они летят первыми и вы­ясняют, есть ли опасность для основной стаи или нет. «Разведчиков» желательно пропустить, «не обижая».

Охотник, желающий добиться результата, во-первых, должен разведать места полета уток, где они снижаются. (Вечером у мест жировки, утром на дневках.) Во-вторых, встать лицом на зарю. В-тре­тьих, так рассчитать свое местонахождение, чтобы подбитые утки падали на открытое место, а не в ку­сты, где их потом трудно отыскать. Самый класси­ческий выстрел — когда подбитая утка падает к но­гам охотника. На такой охоте патронов тратится больше, поэтому у охотника должно быть два пат­ронташа. Один весенний — на меньшее количество патронов, другой осенний - на большее количест­во патронов. Не имеет смысла носить с собой все боеприпасы, когда охотник не стоит на перелетах. Можно на месте перелета уток сделать скрадок и, замаскировавшись в нем, стрелять по уткам. В дож­дливую погоду утка может лететь целый день.

Утиная стая крутится около своего, понравивше­гося ей места, тут стрелять надо по последним уткам. Утки не улетают, а возвращаются обратно. Если убить первых летящих уток, стая может изменить маршрут своего полета.

Охотник нашел место дневки птиц (а об этом расскажут перья, птичий помет), и охота окажется успешной, если на это место охотник придет утром и дождется прилета птиц. Делается засидка, и охот­ник в ней терпеливо ждет. Стреляет влёт или ждет, когда утки сядут. Когда охота предполагается толь­ко на уток, пятизарядка может помочь, но, допус­тим, вместо уток налетят гуси и потребуется момен­тально заменить патроны на патроны с более круп­ной дробью, в этом случае пятизарядка окажется неудобной. «Старая» двустволка перезаряжается быстрее. Бывает, что в механизм пятизарядного ру­жья попала какая-нибудь грязь. Тогда охотнику обеспечена «головная боль» на несколько часов, пока он все не разберет и не почистит. Решайте сами, какое ружье вам больше нравится.

Охота с собаками

Собака - друг человека. И очень хороший друг для охотника.   Собака — помощник и работяга, выручающая охотника там, где ему пришлось бы трудно.

Это спаниели, легавые, лайки. Спаниели выго­няют дичь, приносят ее. Легавые делают стойку над затаившейся уткой, разыскивают, приносят добычу. Лайки разыскивают и приносят птицу. Охота с со­бакой хороша тем, что она может продолжаться весь световой день и еще тогда, когда стемнеет. Собака найдет убитую птицу. Если собака не гладкошерст­ная, она может вытаскивать уток и из холодной воды поздней осенью.

Охота на уток нагоном

Эта охота идет по принципу: один охотник нагоня­ет дичь на другого охотника. Например, нырки дер­жатся далеко от берега. На небольшом водоеме один охотник прячется на одном берегу, а другой, обойдя озеро с противоположной стороны, открыто идет по берегу. Заметив человека, нырки приближаются к бе­регу, где притаился охотник. Нагон можно осуществ­лять с лодки. Правильно выбрав направление движе­ния, на лодке можно нагнать стаю уток прямо на то место, где затаился ваш товарищ. Важно не вспуг­нуть птиц, не подобраться к ним быстро и неожидан­но настолько, чтобы они не видели для себя иного выхода, как только подняться на крыло и улететь.

Есть охота с «взаимным нагоном», она немного напоминает охоту с подхода. Два охотника идут по противоположным берегам неширокой реки. Если утка взлетает у одного охотника и летит в сторону другого, тот стреляет. И наоборот.


Заключение

Охота на водоплавающую дичь — увлекательная охота.

Можно сказать, что эта охота — альма-матер бу­дущего охотника. Именно на ней он учится пра­вильно владеть оружием, точно стрелять, терпеливо ждать и умело маскироваться. Охота на водоплава­ющих—хорошая школа, и какими бы ни были «школьные годы», они не проходят бесследно. Все­гда есть о чем вспомнить и что рассказать. Верные «ученики» становятся опытными «утятниками», ма­стерами своего дела. Будьте в своем деле только ма­стерами и только профессионалами!

В заключение этой книги — традиционные сове­ты охотникам.

Очень часто к месту охоты охотники добирают­ся на машинах. К сожалению, чем ближе к городу, тем с каждым годом дичи все меньше и меньше. Машина есть машина, и с ней может случиться вся­кое. Она может сломаться в самый неподходящий . момент и в самое холодное время. Чтобы согреться,
пока не подойдет техпомощь, разведите костер. Но дрова сырые и плохо горят. Дальнобойщики в чрез­вычайных ситуациях поджигают запаску или старую покрышку и около нее греются: долго горит и дает сильный жар.

Спать теплее не в телогрейке, а накрывшись ею, как одеялом.

Сапоги быстрее высохнут, если в них набить сено, газету, зерно.

В лес в новой обуви не ходят.

Чтобы оставленную в лесу добычу не подобрали звери, охотник оставляет около нее часть своей одежды. Человеческий запах отпугивает зверей.

Расстаемся до следующей книги! Удачи вам, бра­тья мои, охотники!

 


 

 

 

 


 

 

Рейтинг: 0 Голосов: 0 4774 просмотра
Комментарии (1)
Дмитрий # 7 октября 2016 в 11:02 0
Отличная книжка!!! Много нового узнал для себя.
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев