Бесплатный звонок из регионов: 8 (800) 250-09-53 Красноярск: 8 (391) 987-62-31 Екатеринбург: 8 (343) 272-80-69 Новосибирск: 8 (383) 239-32-45 Иркутск: 8 (3952) 96-16-81

Справочник "Охота на рябчиков". В. Н. Каверзнев.

27 мая 2014 - RomaRio
Справочник "Охота на рябчиков". В. Н. Каверзнев. Справочник "Охота на рябчиков". В. Н. Каверзнев.

ВВЕДЕНИЕ
Как первое место в пушном промысле принадлежит белке, так в дичном промысле первое место приходит¬ся отвести рябчику.
Рябчик высоко ценится на рынке за свои вкусовые и питательные качества1 и добывается в промысловых рай¬онах в настолько значительном количестве, что дает ощу¬тительные результаты в торговле продукцией нашей про-мысловой охоты. Как предмет торговли, рябчик имеет еще и то преимущество перед другой дичью, что не так легко сравнительно подвергается порче. Поэтому он более удобен при хранении, да и слегка подпорчен¬ный находит себе сбыт. Все эщ дает основание ви¬деть в этой птице особо ценный предмет охотничьего хозяйства1 и додумать о мерах к его сохранению.
Охота на рябчиков совсем не так уже однообразна как это принято думать. Промышленники добывают их главным образом при посредстве различных; са-моволов. не тратя заряда1. Стрельба же рябчика носит в достаточной мере разнообразный характер. Стреляют рябчиков, приманивая их к себе при посредстве пи-щика, с ружьем на; выводки охотятся и при помощи ле-гавой, которая делает по ним отойк'у, щ с лайкой, ко-торая легкой подачей голоса1 указывает выводок. Охо-
тятся последним из указанных способов, пока молодые рябчики еще глупы. Наконец, стреляют эту птицу и из-под вагона, наряду с зайцами, тетеревами, глухарями и другою «благородной» дичью.
Необходимо, чтобы современный охотник, как промыш-ленник, так и любитель, огдал должное этому ценному предмету охоты, ознакомился как; о рамой этой птицей и ее привычками, так и со способами охоты на нее., и независимо ог этого принял участие в охране ее срэди прочих полезных нам! пгид от грозящего ей истребления.
 
РЯБЧИК, ЕГО ЖИЗНЬ И ПРИВЫЧКИ
Рябчик представляет собой род (Tetrastes) в под-семействе тетеревиных ( Tetraoninae) отряда куриных Род этот заключает в себе в нашей фауне всего один вид,—Bonasa canescens Sparrm, от которого академик М. А. Мензбир выделяет особый подвид—темного ряб¬чика Bonasa griseiventris Menzb. В Сибири отмечено еще несколько подвидов и географических рас. Темный ряб¬чик встречается не так часто в Олонецком, Вологодском, Пермском, Вятском, Архангельском округах и до Ниже¬городского на юг и Тобольского—на восток. Отличи¬тельным признаком его является белое пятно на горле под клювом. Пятно это имеют оба пола; самец отличается от самки тем, что на «темной, грязной, ржаво-серой» окраске груди и брюшка у него преобладает голубой оттенок, а у самки ржавый. Самец же обыкновенного рябчика отличается от самки черным пятном на горле под клювом. Самка такого пятна не имеет.
Образ жизни темного рябчика мало изучен и не от-личается, повидимому, от образа жизни обыкновенно-го рябчика, который количественно поглощает его в своей массе. Поэтому мы и на будем говорить о нем отдельно. Тем не менее было бы очень желательно, чтобы наши охотники-щатуралисты, охотящиеся в рай¬онах распространения этой формы, уделяли ей поболь¬ше внимания с целью точнее определить район ее рас¬пространения, характер местности, где она по преиму¬ществу  держится,   выяснить,  нет ли  в образе  жизни
этого рябчика какого либо отличия оГ образа жизни нашей обыкновенной формы, держатся ли эти: рябчи¬ки особняком от обыкновенных или встречаются в па¬рах, группах или даже| в одних выводках с обыкно¬венными. Нужно сказать, что многие орнитологи, в ча¬стности С. А. Бутурлин, не считают этого рябчика подвидом, а лишь цветовым выродком.
Не исключена возможность появления у нас, на Дальнем Востоке, в качестве залетной птицы особого вида рябчика, свойственного северо-западному Китаю— Tetrastes sewertzovi Prjev. Но считать его птицей нашей фауны нет оснований.
Бывают случаи, что рябчик скрещивается с тетере¬вом и дает помесь — Tetrao bonasoides. Я видел таких гибридов в коллекции Ф. К. Лоренца. Теперь ях можно видеть в дарвиновском музее при 2-м Моск. гос. у-те, На Дальнем Востоке известен еще так называемый «черный рябчик» или «дикуша». Но эта птица не являет¬ся рябчиком, а представляет особый род (Falcipennis) в подсемействе тетеревиных.
Рябчик является представителем чисто лесной фау-ны, и вне лесных насаждений он не встречается. Пред¬почитает он у нас, в средней части СССР, леса смешан¬ные с преобладанием ели; в сосновых борах попадается редко и только при наличии в них густой подсады, у южной'границы своего распространения держится в ли¬ственных лесах; на севере любит пихтачи и особенно кедровники, где питается кедровыми орехами. Во всех случаях рябчику нужны самые густые заросли и влаж¬ная почва1.
В пределах бывшей Орловской губернии,— по сви-детельству Петра. Киреевского, — рябчик держится в атьхах. Называют там ольхами лиственные насажде-ния, где растут не одни ольхи, а и всякие другие лист-венные деревья и кустарники от ольхи и дуба до ма-лины  и  черной смородины.
Насколько рябчик крепко привязан к лесной чаще, я убедился путем личного наблюдения. Лет двадцать тому назад в южной  части бывш.  Смоленского уезда
 
был сведен лес на довольно большом пространстве, где в свое время водилось много рябчиков. Подлесная зем¬ля была    в   значительной степени распахана. Лесные
 

заросли сохранились только в виде широко разбросанных по этой площади островков молодого ельника, перемешанного с лиственными породами. В этих остров¬ках  и  задержались  рябчики. Когда охотники,   а    то
и просто деревенские ребята, начинали их беспокоить— они перелетали и бегали в пределах этого не-большого и крепкого от'ема, но редко решались пере-летать через поле в другой от'ем. Здесь они продержались лет пять, а затем их не,стало. По-видимому, они были перебиты, так как в ближайших лесах, отстоявших на несколько километров от этого места, местные рябчики были давно сведены, а1 новые не поя-лялись.
Как птица, обитающая только в лесах, рябчик населяет главным образуй сплошные лесные массивы — уймистые места, а в от'емных участках встречается ред¬ко. Распространен он, главным образом, по лесам нашего севера и спускается к югу постольку, поскольку спускаются туда сплошные леса, т.-е. доходит в своем распространении иногда и до» границы степей. В степях, конечно, он не обитает, и степь становится естественной границей его распространения. За пределами этих степей в составе орнитофауны Крыма, Кавказа и Тянь Шаня он также отсутствует. Нет его и на Чукотской земле, а также и на Камчатке, где нет и многих других представителей нашей фауны.
Как птица лесная, рябчик с большой ловкостью предвигается и кроется в лесной чаще. Передвигается он и пешком и на крыльях. Пешком он бегает не так много, как куропатка, но все же не уступает ей в уменьи бегать. Перелетает он только небольшие пространства, никогда не поднимается над лесом, если это, конечно, не мелкие заросли. Держится он обычно при полете на высоте трех-пяти метров, причем, самые густые спл-тения ветвей не служат ему препятствием при перелетах. По наблюдению И. Воропая — автора «Записок об охоте в Шенкурском уезде», рябчик редко садится на освещенном месте и предпочитает места затененные.
Летит он довольно быстро и при этом производит крыльями очень громкий характерный шум — гремит, как говорят охотники. Когда его сильно беспокоят, го¬няя с места на место, он взлетает высоко на дерево, ближе к вершине, поднимаясь почти отвесно от земли.
 Неопытного человека внезапно поднявшийся рябчик может шумом при взлете перепугать. Благодаря окрас¬ке оперения: и некоторым своим приемам, рябчик так ловко скрывается в лесу, даже подлегая к охотнику, что нужно иметь хороший навык и зоркий глаз, чтобы каждый раз безошибочно ого   рассмотреть.
По земле подбегает он почти бесшумно, пока Лист еще не опал, и ловко пользуется подсадой, как1 прикрытием. Поэтому заметить подбегающего рябчика нелегко. На сук он (Садится в полдерева, ближе к стволу д нередко ложится, вытянувшись вдоль сука и сливаясь


таким образом своим цветом с цветом коры и лишай-ников. Иногда же, севши на сук, рябчик немедленно и совершенно бесшумно падает с него на землю и уди-рает пешком. Прикрывается он нередко и стволом де-рева и выглядывает из-за него. Не зная этих свойств рябчика, охотник будет всегда возвращаться с охоты без добычи и после  удивляться своей неудаче.
Питается рябчик смолоду насекомыми, в различных стадиях их развития,- склевывая их с травы и кустов, но, постепенно развиваясь, добавляет к этой пище все больше и больше растительной; в зрелом возрасте глав¬ной пищей его становится растительная. Молодежь очень
любит муравьиные яйца. Любимую пищу взрослого ряб¬чика составляют всевозможные ягоды от брусники: до рябины включительно, и, в поисках этого корма, в се-зон ягод он встречается иногда не только, как обычно, в лесной чаще, но и на открытых сравнительно местах, как лесные поляны и моховые болота. Держится он в этих местах неподалеку от опушки леса, выходя на кормежку,  невидимому,  пешком.
Когда сезон ягод приходит к концу, т.-е. глубокой осенью, рябчик перебираются в хвойные крепи, в со-ставе которых имеется и лиственная примесь. В гу¬стых хвойных насаждениях не так холодно и затишней во время ветров и бурь. Здесь питается он почками лиственных и хвойных кустов и деревьев, а также се-режками ольхи, лещины, березы и другими семенами лиственных пород, лакомясь, когда представится воз-можность, и ягодами можжевельника, калины и ряби-ны, а то и клюквы, которую нужно еще достать из-под снега на моховых  закрайках  хвойных крепей.
Селится рябчик обычно на зиму по близости лес¬ных ручейков и незамерзающих речек, близость кото¬рых любит всегда.
Своеобразному вкусу своего мяса рябчик, по мне-нию М. А. Мензбира, обязан почкам и иглам хвойных пород, а не их семенам.
С весны и до сезона ягод главную пищу рябчика составляют улитки, насекомые, а также свежая зелень некоторых трав. Как глухарь и тетерев, рябчик загла-тывает и необходимые ему для пищеварения мелкие камешки, собирая их в песке, нередко и на лесных до-рогах, где его иногда удается спугнуть. Рябчика так же, как глухаря и тетерева, беспокоят летом насеко¬мые — паразиты, держащиеся на его коже под прикры¬тием перьев. Для того, чтобы избавиться от них, он, как и названные выше сородичи его, любит купаться в песке, пыли, золе потухших костров, гарей или уголь-ных ям, где оставляет следы свои в вите отпечатков ЛАП или разбросанных перьев.
 
На нашем европейском севере,   главным образом,  в
Архангельском округе, не говорят в этом случае—«ку¬
паться»,   а  «порхаться».  Выражение   это    приходится
признать весьма удачным, так как при этом купаньи
птица усиленно работает крыльями,   как бы порхает,
поднимая облако пыли, которая и заходит ей под при¬
поднятые перья, где   скры¬
ваются надоедливые паразиты. Найдя такое место, где     по следам и перьям видночто здесь купались  рябчи-   
ки.охотникможет быть впол¬не уверен,   ЧТО   ПТИЦЫ   ЭТИ     
Помет рябчика. держатся от него недалеко.
По образу жизни рябчики во многом напоминают своих сородичей—глухарей и тетеревов и так ж©, как эти птицы, любят зимой в холодное время закапывать¬ся на ночь под снег. Стрелять их можно, конечно, при вылете из «лунок», как и тетеревов, но только слу¬чайно, без заранее обдуманного намерения, так как найти в лесной чаще место,, где нырнул в снег рябчик, более чем мудрено. Поэтому в число «охот» на ряб¬чика включать стрельбу из лунок нет оснований.
Рябчик прежде всего оседлая птица, т. е. не голью» никуда от нас не улетающая, но и придерживающаяся обыкновенно в течение всего года одной и той же мест¬ности.
Перемещается он обычно на очень незначительные расстояния в пределах одного леса, в зависимости от потребности в том или ином корме, если на более дале-кое перемещение не толкнут его чрезвычайные при-чины. В лесных уймах, где он живет, он всегда склонен, как уже сказано, селиться неподалеку от какого-нибудь водоема—хотя бы самого незначительного ручейка. Все¬го надежней искать его поближе к воде. Тем не ме¬нее, найти можно рябчика1 и там, где такого ;водо-ема нет.
Рябчика отнюдь нельзя назвать общественной пти-цей. Рябчики не сбиваются в стаи, как тетерева1, а жи-
вут больше одиночками, парами, а самое большее— выводками, вместе с которыми держатся и самцы. Вы¬водки крайне редко и ненадолго соединяются вместе, образуя как бы стайку, представляющую по существу. два-три случайно об'единившихся в кормном месте вы¬водка. Но и такое об'единение наблюдается редко,— только в октябре-ноябре, и не является прочным.
Небольшие стайки, которые изредка попадаются зимой, представляют обычно не разбившийся пока на пары и одиночки выводок. Такие стайки встречаются чаще всего в местах, хорошо обеспеченных кормом. К наступлению же суровой зимы—в декабре рябчики разбиваются на пары и живут вместе, самец в самкой, до осени. Некоторые пары образуются уже в весенний пе¬риод—период спаривания.
Живя довольно скрытно в лесной чаще и обладая большой способностью затаиваться, рябчик менее других птиц страдает от пернатых врагов, в числе которых главными являются тетеревятник и филин, но враги четвероногие преследуют его серьезно и наносят за-пасам этой птицы ощутительный урон. Врагами являются таящиеся в тех же крепях, где держит¬ся рябчик, куницы, соболя, горностаи, ласки, колонки, рыси, россомахи и забегающие туда лисицы. Бегая по земле, где сравнительно много времени проводит рябчик, хищники эти часто пересекают его следы, часто могут заметить его бегущим и, затаившись, схватить, найти гнездо, которое он устраивает на земле, и поймать наседку, переловить молодых или уничтожить яйца. Впрочем, гнезду его угрожают не только перечисленные хищники,  но  и ежи  и некоторые грызуны.
Страдает рябчик, как и все дикие представители куриных и от внутренних паразитов—глист, но, невидимому, меньше, чем белая куропатка, которую глисты местами поголовно истребляют.
Самым же грозным истребителем рябчика является, конечно, человек, и дело охотничьих организаций вве¬сти опустошительную деятельность человека в строгие рамки, чтобы наряду с другими животными сохранить и рябчика, как ценную птицу.
Как птица моногамная, т.-*е. живущая попарно, рябчик но токует так, как !гегеров, ограничиваясь) очень скромной песенкой, адресованной к совершенно определенной самка, которой самец изменяет изредка только тогда (и то не покидая ее), когда она сядет ни яйца.
 

Рис. 4. Следы рябчика.
В конце марта или начале апреля рябчики начинают токовать, перебравшись парами в лесную чащу. Ко-нечно, срок начала токования связан с климатом и другими местными условиями, затягиваясь иногда и до мая. Здесь по мере усиления солнечных угревов ряб-чики начинают перекликаться все энергичней и энер-гичней.
Это и есть их токование.
Как только станет хорошо рассветать, са*мец, взле¬тев на дерево, начинает свой призывный посвист. Ему отвечает самка. Он спускается к ней на землю, разы-скивает ее, повторяя свой посвист, она ему отвечает, чем обнаруживает себя, и они спариваются.
Во время тока возбужденный самец поднимает хо-холок, опускает к земле широко расставленные и на-пряженные крылья, которыми чертит по земле, а хвост, как глухарь,   расп.ускает  веером.   Спарившись,  птицы
разбегаются в поисках каких-нибудь перезимовавших ягод пли другой пищи, теряюг друг друга, а потом па чинают ту же! пе_рекличку, завершающуюся половым актом. Токование прекращается только к полдню, когда солнце угреет, а к вечерней заре возобновляется и кончается после захода солнца.
Когда самка сядет на гнездо и самец прекратит токо¬вание,  охота на пищик может вое же продолжаться.
Дело в том, что рябчик хоть и ведет моногамный: образ жизни, но иногда проявляет склонность к увле-чению и посторонними свободными самками.
Пользуясь этим, охотник может заставить самца временно и ненадолго покинуть избранную им самку и подлететь на голос предательского пищака. Манить в этом -случае надлежит голосом самки.
Но и на манок голосом самца рябчик может подле-теть и попасть под выстрел, так как самцы не прочь подраться иногда из-за самки, хотя схватки их не так горячи, как схватки других птиц, например, тетеревов,
Гнездо устраивают рябчики прямо на земле,—возле дерева, под кустиком, под какой-нибудь веткой или на гнилом, поросшем мохом повале и устилают его листиками или травой, благодаря чему оно мало заметно. Незаметно гнездо рябчика еще и потому, что самка, оперение которой отличается вполне защитным цветом, крепко сидит на гнезде и при нужде ловко отводит врага, перепархивая по низу и увлекая его за собой. Этот прием превосходно обманывает, например, собак, которые в период насиживания яиц птицами по¬являются в лесах, следуя за браконьерами, лесорубами, а то и за пастухами.
Несет самка до дюжины яиц, а иногда и больше. Яйцо рябчика немного крупнее голубиного, буровато -желтое с пятнами и точками красно-бурого цвета. Поверхность его совершенно гладкая. По истечении приблизительно трех педель из яиц выходят цыплята, которые, как и другие куриные, начинают тотчас бегать и быстро приобретают способность взлетать на невысокие ветки дерев и кустарников,   затаиваться и прятаться.
 
К началу июля молодые ночуют уже на деревьях. Самец He принимает, по-видимому, участия в высиживании яиц, мало занят воспитанием молодых, по держит¬ся вместе с выводком. В выводке бывает обычно 8— 10 птенцов.
Линяют рябчики со второй половины июля и заканчивают липьку к концу сентября.
Осенью они снова токуют, как это замечается и у тетеревов и глухарей, по самок, конечно, не оплодотворяют.

Зимой под влиянием недостатка корма рябчики пред¬принимают нередко относительно далекие передвиже¬ния, но толкает на это эту оседлую птицу только край¬няя необходимость, я потому такие передвижения ряб¬чиков, когда они появляются в местах, где их было мало или совсем пе было, -наблюдаются редко.
СТРЕЛЬБА НА ПИЩИК
Самым распространенным способом охоты на рябчика является стрельба его  без собаки,  на пищик.
Пищик—это маленькая дудочка, предназначенная Д1я подражания голосу рябчика, смотря по обстоятельствам—самца или самки. Делают его из разных материалов. С. Т. Аксаков пишет, что в пределах бывш. Вятской губернии,—куда он ездил для охоты на рябчиков,— пищики делают из липовой коры. Для этого весной (когда, как говорится, кора отсочает) 'отрезают липовые черенки, а древесную сердцевину выталкивают вон, что легко делать при отсочавшей коре. Один конец черенка должен быть срезан наискось, а другой—перпендикулярно оси черенка. Когда полученная трубка засохнет, конец ее закладывают воском, а в самой ко¬ре делают необходимые прорези. Дудочка эта, величиной до 6 сантиметров, очень в общем похожа на !те дудки, которые делают весной деревенские дети из тростника. Иногда вместо воска в конце пищика остав¬ляют часть древесины.
Мне таких пищиков в применении на охоте видеть нигде пе приходилось, хотя охотился я на рябчиков не в одной местности.
Делают пищики и из птичьего пера, но такие пи-щики не отличаются прочностью. У нас, в Смоленском округе, применяют пищики из птичьих или заячьих косточек. Петр Киреевский писал о пищиках из птичьей кости в бывш. Орловской губернии.

 
Продажные пищики бывают по большей части металлические, но иногда и точеные из кости. Металлические пищики более звонки и слышны далеко, по-этому они хороши в хмурую погоду, когда звук в лесу приглушен. Но такая погода сама по себе нехороша для стрельбы рябчиков на; пищик. Недурно пищать в них, когда птица далеко. Эти пищики дольше держатся и не так часто требуют чистки, так как меньше засоряются.
Самодельные пищики, заклеиваемые воежом, нуждаются в постоянном осмотре и чистке, ибо легко засоряются, кроме того в большие морозы, когда воск застывает, они меняют голос, а то и совеем перестают

пищать. Поэтому рекомендуют носить их на шнурка ближе к телу, например, на шее.
Охотники-промышленники предпочитают все же са-модельные пищики из птичьей кости всяким другим. Пищики эти дают более мягкий и разнообразный звук-, что чревычайно важно при подманивании, когда нуж¬но бывает то снижать, то усиливать силу звука, что¬бы воспроизвести мелодичный посвист рябчика1.
Стрельба с подзывом на1 пищик начинается весной еще по насту, как только рябчики окончательно разо-бьются на пары и уберутся в хвойные крепи.
Ранняя охота, пока еще лежит снег, бывает не так успешна. В. это время рябчик идет не совсем охотно на пищик, щ кроме того, в это время на1 лыжах по на¬сту трудно подходить без шума (а рябчик требует безу-
 
 
 
словно бесшумного подхода). Шорох снега, треск сучка под ногой—все это заставляет насторожиться эту, и общем, очень пугливую птицу и отнестись с недове¬рием к призывному звуку. Когда снег сойдет, в тихие влажные зори начинается лучший подлет рябчика.
В это время рекомендуют манить голосом самца. На этот голое отзываются и самки, и самцы. Лучший лет рябчиков-самцов начинается в конце апреля—начале мая, когда самки сядут на гнезда. Длится этот период недолго—с педелю, дней десять. Манить нужно в это время голосом самки в расчете, на самцов, ца снизив-ших еще любовного пыла.
Выходить охотник должен до свету, забрав с собой три-пять, а то и больше пищиков. Брать такой ком-плект пищиков следует потому, что пищики нужны разные, так как один из них подражает лучше голосу самки, другой—самца, в одном случае нужно манить громче, в другом—тише; наконец, пищики часто за-соряются,—и на охоте, хоть и не надолго, выбывают из строя.
При охоте с пищиком, охотник также должен йгти совершенно бесшумно к тем местам, где можно ожидать рябчиков, лучше всего—в еловые чащи. Изредка сле-дует останавливаться и прислушиваться—не пропищит ли где-нибудь рябчик сам по себе. Уловив его голос, следует, немного выждав, пропищать. Услышав голос соперника, если это рябчик-самец, он немедленно под¬нимается на крыло и садится на сук. При: этом, если подражание было не совсем искусно, он садится, или прикрываясь стволом или вытягиваясь вдоль сука, что¬бы себя не обнаружить, а то падает с сука бесшумно на землю и подбегает по земле. На земле его увидеть всегда нелегко, когда сошел снег, а в предрассветное время и совсем невозможно.
Если же охотник пищит вполне искусно, точно вос-производя голос птицы, рябчик, усевшись на суку, приподнимется, поднимет хохолок, начинает переска¬кивать по суку и оглядываться по сторонам, высмат¬ривая соперника. Тут следует не медлить с выстрелом,
 
так как он легко может заметить охотника и исчезнуть, как тень.
Стоять охотник должен совершенно неподвижно и по возможности за деревом или другим прикрытием, так как рябчик очень зорок и, заметив опасность, мо-жет улететь.
Самка или, как ее называют мсстами—рябушка, под¬бегает обычно к охотнику по земле и этим в значи¬тельной мере спасается от гибели. Место, где оста¬новиться для манки, нужно выбирать с большим расче* том. По чистым местам рябчик подлетать не любиг, и если идет здесь на- пищик, то по большей части) пеш¬ком. Стать же в сплошном гуща ре, по которому toH охотно подлетает—рискованно потому, что здесь можно не заметить птицы за ветвями или увидеть ее на таком близком расстоянии, на котором разобьешь ее выстре¬лом. Поэтому нужно все это учитывать и не пропустить такого случайного места, где лес достаточно густ, но где все же обеспечен удобный обстрел.
Определить этакое место может только охотник с до-статочным навыком, а не новичок.
Ясные, тихие и теплые утренние зори, особенно, когда земля сыра после дождя,—самое лучшее время для стрельбы рябчика на пищик. Здесь птица, опьянепная весенним задором, идет, как охотники говорят, «зар-ко» на пищик. Сереньким утром отзывается она много тупей, но зато охота может тянуться чуть не весь день. Вечером выходить на рябчиков мало смысла, так как времени для охоты вечером мало.
Л. П. Сабанеев пишет, что при северо-восточном .и восточном ветрах рябчики на нищив не идут. Мне ка-жется, что это об'ясняется тем, чго эти ветры несут с собой холод. Поэтому к этим ветрам можно прибавить и северный и сказать, что холодные дня вообще не-благоприятны для охоты с пищиком. Весенняя охота на рябчика истребитсльна и не должна быть допустима.
Допустима она только в тех промысловых районах, в которых без охоты население прокормиться не может
 
 

 
и  на  которые,   в  силу  такой уважительной  причины, действие запретов закона об охоте не распространяется.
В августе, когда выводки рябчиков подрастут и ряб¬чики станут величиною с дупеля, опять начинается и на них (охота с манкой. Они охотно отзываются, но на голос молодого же рябчика. Найденный выводок обычно под-нимается с земли и садится по деревьям.
Если рябчики сядут в пределах выстрела, то сле¬дует не сходить с места, и, по возможности избегая заметных движений, начать снимать их с дерева. При этом следует держаться того правила, которое прихо-дится соблюдать вообще при стрельбе птиц, разместив¬шихся по деревьям группой, т. е. начинать стрелять ниже сидящих, чтобы они своим падением не пугали остальных.
При такой стрельбе нетрудно взять пяток, а то и десяток птиц. Когда все же птицам эта стрельба на-доест, и они снимутся и полетят, то перелетят опи уже дальше и сядут на деревьях повыше. С каждым разом они отлетают все дальше и садятся выше. Летят они обычно по прямому направлению, и охотнику нетрудно поэтому следовать за ними, но с каждым разом стайка рассыпается шире и шире и, чтобы по третьему разу Подойти к ним на выстрел, приходигся прибегать к пищику, на который то здесь, то там отзовется рябчик и даст возможность себя рассмотреть.
Конечно, за снявшейся стайкой не следует тотчас, да еще торопливо, итти. Нужно выждать немного и затем приближаться потихоньку и без шума и, став где-нибудь за прикрытием и не двигаясь, выждать не-сколько времени и осторожно поманить, если не удалось увидеть птицу без этого. Рассмотреть затаившегося р'яб-чика и здесь не так легко—нужно хорошее зрение и значительный навык.
Лучше всего идут па пищик осенние рябчики с того времени, как засеянная на зиму рожь красной иголкой покажется" из земли. Это бывает в конце августа—на¬чале сентября.
 
Рябчик, как птица сравнительно мелкая, которую бьют на близкие расстояния, требует небольшого за-ряда, и потому легкие мелкокалиберные дробовики хо¬роши для этой охоты. Лучшие номера дроби—егдьмой и шестой. Промышленники нашего севера стреляют ряб¬чика из своих примитивных ружей тою же мелкой пуль¬кой,  которою быот белку.
Заканчивая настоящую главу, приходится сказать, что охота на рябчиков а пищиком является очень увле¬кательной и добычливой. Но неправы будут те, кто сочтет этот вид охоты легким и простым. Заставить рябчика, как и многих-других птиц и зверей, принять подражание за подлинный голос своего собрата, не¬легко. Можно потратить много времени на такие охоты к возвращаться с пустыми руками, но дав ни одного выстрела по подлетевшей на пищик птицо. в то время как спутник по охоте, если пошли вдвоем, принесет целую вязанку рябчиков.
Учиться манить нужно заранее и лучше всего у крестьян-промышленников, добывающих рябчика,—они большие мастера этого дела.
Человек, обладающий хорошим музыкальным слухом, постигнет эту премудрость гораздо скорее, чем не'обла-дающий им. Но при желании, научиться подражать голосу рябчика может всякий.
 
ОХОТА С СОБАКОЙ И НАГОНОМ
В августе, пока выводки рябчиков любят еще кор-миться на ягодниках по закрайкам лесов,—они до-вольно сносно выдерживают стойку. В это время их можно стрелять из-под легавой. Выходят они на кор-межку на утренней и вечерней заре и нередко довольно широко рассыпаются по кормовому месту, что дает воз¬можность собаке сработать выводок, перебив их по од¬ному. Густых зарослей травы на полянах они избегают и часто попадаются и возле лесных троп и дорог.
На открытых ягодниках следует заходить с соба¬кой от леса, чтобы отрезать выводок от него и стрелять на чистом месте. Молодых легавых на эту охоту брать не рекомендуется, так как старый рябчик стойку выдер-живает плохо и обычно бежит из-под нее в лес. Для таких охот предпочтительна собака постарше, видав-шая виды. С легавой можно охотиться на рябчика не-дели две-три, но уже в конце августа эту охоту прихо-дится бросать и переходить  на охоту с лайкой.
Молодая лайка для охоты на рябчика тоже совсем не годится. Здесь нужна старая опытная собака, спе-циально натасканная по рябчикам. Рябчик—не тетерев и не глухарь. Он лая не выдерживает, и опытная собака, зачуяв или подняв на дерево выводок, не бросается к птицам, не дерет дерева когтями и не лает даже, а, по¬дав слегка только голос (раз, много два), ложится .и ждет хозяина или иногда катается по земле, ожидая его прихода  и только слегка повизгивая. Более умная лай-
 
ка,  найдя  выводок  рябчиков,   возвращается  молча  к охотнику и зовет его за собой, т. е. прибегает к анонсу.
Охотник стреляет птицу, рассмотрев ее на дереве, что весьма нелегко, особенно в старой еловой хвое, где, как бахрома, висят лишаи. Старого рябчика из-под со¬баки совсем не возьмешь, так как всякий шум пугает его и заставляет удалиться, молодые же пока взмате-реют дают возможность подойти к ним и взять из вы¬водка даже несколько штук. Кроме стрельбы на пищик и при помощи собаки, рябчиков стреляют и просто с подхода, высматривая их на деревьях по берегам лес¬ных речек. Заметив охотника, молодые рябчики стреко¬чет и подпускают шагов на 25. При стрельбе о подхода следует особенно прислушиваться, не подаст ли рябчик где-нибудь голоса, который и укажет место, где птица сидит.
Стреляют рябчиков и из-под нагона, обнаружив вы-водок или стайку в определенном участке лесной чащи. Для этого охотники, кан при облавах, располагаются цепью с одной стороны этого участка, а несколько за¬гонщиков заходят с противоположной его стороны и, покрикивая и стуча по деревьям, заставляют рябчиков сняться и перелететь в том направлении, где. затаились стрелки.
Здесь, как и при большинстве охот на1 рябчиков, стрелять их чаще всего приходится сидячих, так как они после под'ема рассаживаются обычно по деревьям. Мне кажется, что к 'таким охотам с большим успехом можно было бы приучить спаниэлей.
Стреляют рябчиков, конечно, и при обычных охотах с нагоном, когда они случайно выставляются в охот-никам на ряду с тетеревами, зайцами, вальдшнепами и другой дичью, которую на таких охотах разрешается бить.
 
ПРОМЫСЛОВЫЙ ЛОВ РЯБЧИКОВ
При посредстве ружья добывают рябчиков охотники-любители и полупромышленники.
В местах же, где охотничий промысел составляет главный, а иногда и единственный источник существования для населения, добывают главную массу рябчи¬ков при посредство разнообразных самоловов, лишь в редких случаев прибегая к помощи ружья. Самоловы делают из материалов, находящихся на месте всегда под рукой и не стоящих ничего.
Силья или, как их называют в зависимости ст устройства, очанки, представляют собой мертвую петлю, скрученную из десятка (приблизительно) конских во-лос, в которую птица, попадает шеей и за'дупшвается. Те силья, которые ловят птицу за горло, носят название очапки, а те которые ловят ее за' ноги—поножи.
Очапки расставляют и на земле и на деревьях по так называемым путикам, т. е. тропам, которые прокладывает для ловли птиц или зверя промышленник.
В первом случае с двух сторон растянутого силка ставят загородки—завалы, засеки из веток, палочек или хвороста, препятствующие идущему по земле ряб¬чику направиться в нежелательную для промышленника сторону. В середине такой загородки, где растянута петля, устраивают воротца', куда и направляется ряб¬чик. В воротцах для приманки подвешивают кисть ягод калины или рябины, рябчик соблазняется ими и попа¬дает  головой  в  хорошо   замаскированную  в  воротцах
 
петлю, которая при резком движении птицы затягивается на1 шее и душит его. Петля привязывается к ко¬лышку или лежащей на земле тяжелой палке—поволоченку.
На деревьях петли устанавливаются так: между двумя рядом стоящими елями или другими деревьями на высоте приблизительно до полутора метров от земли закладывают в зарубки на стволах Короткую жердку из

молодой елки, не снимая с нее коры. Сучья на этой елке обрубают, за исключением двух средних, ^располо-женных с противоположных сторон этой жердки. Эти сучья связывают один с другим, чтобы получилось вер-тикально стоящее на жердке кольцо, которое и пред-ставляет таким образом воротца на жердке. В этом кольце растягивают волосяную ветлю, а с двух сторон его на той .же жердке подвешивают для приманки ки-сти я$фгкалины или рябины. Увидев ягоды, рябчик взлетает на жердку, с'идает одни ягоды, переходит к другим по жердке и, проходя; через кольцо, попадает в петлю.
В так поставленные петли рябчик попадает в боль-шинстве случаев головой и погибает быстро, что пред¬ставляет преимущество перед темп  самоловами,  в гсо-
торые птица захватывается петлей за ноги и околевает от истощения и при том мучительной смертью. Погибшая таким образом птица и как товар относится к более плохому сорту.
Силки на земле ставят, где это возможно, между двумя расчищенными и усыпанными песком точками, называемыми «порхалищами», потому что рябчик лю¬бит купаться в этом песке—«порхаться». Перебегая с одного точка на другой,  рябчик попадает в петлю.
Простой силок устраивается нередко и без этих точков, имея только ягоды для приманки.
И. Воропай упоминает о петле на жег^дке, укрепляет мой на колышках. Для этого в расстоянии двух шагов друг от друга вбиваются в землю два колышка немногим больше метра высотой. Один из колышков имеет развилку, в которой растягивают петлю. На палках этих укладывают еловую жердку в воре, причем одия конец ее выпускают на четверть за развилку. На этом конце для приманки помещают ягоды. Рябчик бежит к ним по жердке через развилку и попадает в петлю. Здесь порхалищ, конечно, не нужно, как и при силке на Деревьях.
Почти обязательно обставляются двумя точками — порхалищами, более сложные силки, так называемые «пружки».
Пружок—это скрученная по большей части из ниток петля, привязанная к макушке согнутой и очищенной от сучьев тонкой березки. Удерживается эта березка в согнутом положении при посредстве небольшого клинушка-сторожка или, как его местами называют, кля-пушка. Сторожок этог закладьгеается одним концом под небольшую свободно положенную жердочку, а другим упирается в жердку, неподвижно прикрепленйую к двум вбитым в землю колышкам. На свободную жердку, как видно на рисунке, накладывают в наклонном положении три-четыре прутика, а по ним расстилают петлю. Задев эти прутики, птица сваливает свободную жердочку, сторожек освобождается, и березка, выпрям¬ляясь, вздергивает птицу на воздух, захватив ее по большей части  за ноги.   Приманкой служит обычная
 
рябина или калина. В сильные морозы согнутая б-резка может и не разогнуться, но обычно и лов кончается до сильных морозов.
Многие считают пружок более усовершенствованным прибором, чем простой силок. Я не совсем согласен с



такой оценкой этого приспособления. Во-первых, устрой¬ство пружка сложней и требует большей возни с со¬бой. Во-вторых, он принадлежит к числу так называе¬мых поножей, и, несомненно, захватывает птицу, как выше указано, чаще всего за ноги, давая поэтому про-мышленнику  много  истощенной—дохлой  птицы.
Говорят, будто бы поднятая на воздух птица менее страдает от проверяющих пушки хищников. Не буду спорить, что хищники, особенно четвероногие, пред-почитают брать добычу с земли и потому, быть может, оставят иногда висящую птицу в покое, но чтобы ею не воспользовались ворон, сорока или кукша, я очень сомневаюсь. Найдут они висящую птицу, конечно, ско¬рее, чем лежащую на земле, и как-нибудь приспособятся расклевать ее. Кроме этого, какая-нибудь случайная мелкая птица или мышь могут задеть жердку, спу¬стить сторожок и обречь этот самолов на1 бездействие.
Ловят рябчиков и в так называемые пастушки, т. е. ямки, глубиною в три четверти метра, которые закрываются сверху решеточкой из тонких прутиков и маскируются травой или листьями.
Для приманки кладут на них ягоды—и рябчик, в
погоне за ними, проваливается в ямку и вылетет уже
не может. Ямка эта кверху суживается, что особенно
затрудняет птице возможность вылететь из нее, так
как подниматься на крыльях ей пришлось бы вертикально.    |
М. А. Мензбир в своей книге «Охотничьи и промысловые птицы Европейской России и Кавказа» приводит рисунок и дает описание зырянского колпака на рябчиков.
Самолов этот представляет редкую круглую сетву на обруче. Подвешивают эту сетку за средину пряжи на шнурке невысоко над землей. С внутренней стороны сетки прикрепляют ветку рябины. Как только подбежавший под сетку рябчик сорвет ягоду,—плохо при-вязанная сетка падает и накрывает его. Конечно, колпак такой может упасть и от ветра, что делает его непрактичным, он может и не упасть совсем, особенно, когда шнурок разбухнет от  дождя.
Давят рябчиков и слопцами.
Этот прибор состоит из нескольких бревнышек, дли-ною до полутора метра, связанных между собою в одной плоскости и поставленных наискось под углом граду-сов в сорок пять к земле. Эти бревнышки удерживаются
 
в приподнятом положении подпоркой из палочки, которая ставится так, что падает при самом легком при¬косновении. Вследствие этого, связанные бревнышки па-дают и давят птицу своею тяжестью.
 


Иногда слопец удерживается и при посредстве сто
рожка», сцепленного о жердкой. Под слопцом обыкновенно раскапывают песок или земли так, чтобы получилось порхалище.
Все такие самоловы промышленники ставят на пуиках по черной тропе, по свидетельству А. Михайлова— автора книги «Очерки природы и быта Беломорского края»—уже с июля, по свидетельству же И. Воропая—
половины августа. К выпаду снега промышленники обычно снимают их, а в те петли, которые промышленник забудет снять и оставит под снег, птица' попадает обычно весной и погибает, без пользы для охотника. Немало погибает в этом случае и самок от выводка, который потом без матки тоже гибнет.
 
Как широко ни добывался бы рябчик при посредстве ружья, этим способом его никак нельзя было бы истребить в таком количестве, как истребляют его при посредстве самоловов. Ведь добыча стрельбой не так уже легка и обильна, требует много времени и значительных расходов на заряды. Ловля сильями много добычливей, требует мало времени и денег не стоит.
 

Многие промышленники ставят на своих путиках самоловы, особенно силки, и рябчику трудно при своих передвижениях не заметить приманку, не соблазниться любимой ягодой и миновать петли. И. Воропай считал в среднем 900 силков на промышленника. Эта цифра теперь кажется преувеличенной, и Битрих снижает ее втрое.
В определенное время промышленники обходят свои путики и вынимают попавшуюся добычу, но запомнить  места установки  всех   сильев нет возможности,
 
и потому значительная часть этой добычи пропадает та.ром. А. А. Битрих пишет, что ему при работах па европейском севере приходилось неоднократно находить на путиках испортившиеся трупы дичи или скелеты ее. Много попавшейся в самолозы птицы, и в том числе рябчиков, пропадает и от различных плотоядных животных, попадающих па путики, где расставлены ловушки. Главными похитителями этой добычи являются лесные птицы: вороны, сороки и кукши; но и звери, даже такие, как медведь, не прочь обревизовать иногда ка¬кой-нибудь путик и воспользоваться добычей промышленника.
 

А. Михайлов в упомянутой уже книге своей пишет о случае, когда он с промышленником наткнулся яа путике на только что разломанный слопец, а затем уви-дел и медведя, повинного в этой работе, который очи-щал лапой морду от перьев с'еденной им птицы.
Из зверей больше других, пожалуй, угрожает пу-шкам россомаха, как зверь, чрезвычайно' энергичный в деле всевозможных хищений.
Учесть количество добычи, погибающей в самоло-вах по разным причинам без пользы для промышлен-ника, довольно трудно. Многие склонны определить это в одну треть всей  добычи.
Надо думать, что процент бесполезной утраты ряб-чика в самоловах, как птицы сравнительно мелкой и при этом добываемой в лесной чаще, особенно велик. Поэтому задачей охотничьей кооперации, подчинившей теперь своему влиянию все промышленные районы на¬шего севера, является принятие мер если не к прекра¬щению добывания дичи при посредстве самоловов, то к ого упорядочению. Одним из средств к достижению этого является достаточное снабжение промышленников ружьями и бесперебойная доставка припасов к местам промысла1, а главнейшим средством—объединение охот¬ников в колхозы и плановая заготовка;.
 
РАЗВЕДЕНИЕ РЯБЧИКОВ
В настоящее время, когда осознана необходимость на-саждения обособленных охотничьих хозяйств, где раз-множение дичи будет происходить не только само по себе, но и при содействии заинтересованных в этом охотничьих организаций, во многих местах, несомненно, возникает вопрос о подсадке рябчиков в те хозяйства, где до сих пор они не водились.
Помочь этому делу только охраной в надежде, что рябчик попадет в эти хозяйства случайно и размно-жится там—нельзя. Рябчик вообще 'не очень склонен к переселениям и расселениям, а многие лесные участ¬ки не только не связаны с местами обитания рябчика, лесом, по которому рябчик мог бы перелетать, но пред-ставляют совершенно изолированные острова, куда пти¬ца эта никакими путями переселиться не может. Поэтому в эти хозяйства придется доставлять его со стороны для подсадки и разведения в состоянии естественной свободы, а то и для разведения в домашних условиях для дальнейшего направления молодняка в лес.
Я сам не только никогда не разводил этой дичи, но и не видел, как ее разводят. Поэтому заимствую опи-сание этого разведения из труда Д. К. Соловьева «Ос-новы охотоведения».
В деле разведения рябчиков имеет большое значе¬ние выбор наседки, так как скорлупа их яиц не отли¬чается прочностью. Поэтому Д. К. Соловьев рекомен¬дует в качестве наседок голубей или шелковистых кур,
     
которые являются вообще хорошими наседками и вос-питательницами молоди, что соответствует требованиям разведения всякой дичи в неволе. Насиживание яиц рябчика длится от девятнадцати до двадцати двух дней. Обыкновенно рябчики по выходе из яйца день—полтора сидят под наседкой. Появившись на свет, молодь по¬вадками не папоминает своих сородичей—куропаток или тетеревов. В то время, как тетерева и куропатки с первых минут своей жизни обращают внимание ну го, что у них под ногами, и подхватывают насекомых о земли, рябчик совершенно не обращает внимания на то, что лежит на земле и не клюот с земли даже мура¬вьиных яиц и шевелящихся черзей, а бегает, поднявши голову, высматривая насекомых па травинках, и скле¬вывает их оттуда. Поэтому рекомендуется класть в по¬мещение молодых рябчиков пласты дерна с низкой трав¬кой и рассыпать по дерну корм, чтобы он по возмож¬ности задерживался на отдельных травинках и листках, откуда его будут легко и охотно склевывать молодые птицы. Для того, чтобы свежие муравьиные яйца лучше прилипали к траве и задерживались па ее листках, их слегка  проветривают,   а  дерн  опрыскивают водой.
Мелкие личинки мухи, задерживающиеся на траве, особенно привлекают внимание молодых рябчиков сво¬ими движениями и потому, являясь для них превосход¬ной пищей, должны по возможности даваться птицам в первые дни их жизни.
Через два или три дня молодые рябчики начинают уже подхватывать пищу с земли и тогда не требуют' уже особых забот о себе, питаясь, как и всякая дру¬гая дичь. Вследствие указанных особенностей рябчика, куры-наседки считаются пригодными только для вы-вода молодых и непригодными для их выращивания. Выращивают рябчиков обычно без наседки в особых ящиках.
Молодые рябчики скоро свыкаются с человеком, ко¬торый их воспитывает, и, говорят, будто даже скучают, долго не видя его. Выращивать рябчикоз можпо в обы¬кновенной комнате, ооещечив их сверх обычное пищи
 
достаточным количеством известкового к- рма, как су шеная и истолчедная яичная скорлупа, мелкий кирпич и песок. При э-ч>м в комнате должна быть чистая вода JT соблюдаться чистота. В неволе осенью и зимою рябчики питаются с большой охотой растительным кормом, со-стоящим из ягод можжевельника, клюквы, брусники, почек и сережек лиственных деревьев. Д. К. Соловьев называет в числе кормовых средств даже семетта гре-чихи.
Автор этот говорит, будто бы молодые рябчики, и в особенности самцы, отличаются настойчивостью и. как пример этой настойчивости, указывает па случаи, ко-гда рябчик упорно садится на плечо воспитателя, и когда его сгоняют, не бросает своих попыток, а начи-нает сердиться и даже драться. Выращенных в неволе рябчиков можно в сентябре, выпускать выводками к угодья, где им будут обеспечены необходимые эколо¬гические условия, и заселять таким образом ими те охотничьи хозяйства, где их нет.
Ловить самок для перевозки в охотничьи хозяйства, где предполагают разводить рябчиков, нетрудно в пе-риод насиживания яиц, которые попутно собираются для дальнейшего высиживания в искусственных усло¬виях.
Самки легко выносят перевозку и, выпущенные с подрезанными крыльями в новые угодья, хоротго там уживаются.
Гнезда рябчиков, устраиваемые, как известно, на земле,—нелегко обнаружить, но зато, обнаружив, лег-ко накрыть сачком па длинной палке даже и вместе с наседкой, которая сидит очень крепко и позволяет снять себя хотя бы петлей из волоска на длинной палке.
Яйца обыкновенно бывают насиженными, но это делу не мешает, так как они при соблюдении нижеуказанных условий без ущерба выносят перевозку.
Яйца следует укладывать в деревянном или картон-ном плотном ящике (но не в корзине), в прогретый до тридцати пяти градусов (по Цельсию) толстый слой
 
 
 
ватьт, пакли, сухого моха или сена. Этот слой дочжеп быть окружен еще более прогретым толстым слоем ns такого же материала. Верхний слой под крышкой же-лательно прогреть еще больше и ящик плотно закрыть. При такой упаковке яйца сохраняются двое суток. Если нужно протянуть еще день-другой,—нагревание нуж¬но возобновить.
Искусственное разведение рябчиков представляет очень интересную задачу для опытных охотничьих орга-низаций не только потому, что рябчик является ценной охотничьей и промысловой птицей и что раз-решение проблемы его разведения поможет делу пере¬садки его в те места, где прежде он не водился. Опыт¬ные учреждения могли бы проделать интересную работу по скрещиванию рябчика с другими формами. Ведь эта птица и в естественных условиях своего существова¬ния дает интересные гибриды даже с такой крупной птицей как тетерев. Подобные работы могли бы пред¬ставить не только научный, но и практический интерес.
 
ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ РЯБЧИКА
Рябчик, как уже сказано в начале, играет у нас са¬мую крупную роль в дичном промысле, давая наи¬большую, по сравнению с другой пернатой дичыо, про¬дукцию как для внутреннего рынка, так и для экспорта.
Я. Я. Полферов в труде своем «Продукты охотничь-его промысла и их значение в товарообмене России] с 'за-границей» приводит данные отдела экономики и сель-скохозяйственной статистики, по которым в 1912 году добыча рябчика определялась в два миллиона штук на сумму шестьсот тысяч рублей.
Эта официальная цифра не определяет, конечно, до-бычи интересующей нас птицы, будучи безусловно пре-уменьшенной даже для птиц^ идущих по железным дорогам. По исчислениям В. Я. Генерозова и Ф. А. Го-лубина, в книге «Дичный промысел в СССР и торговля его продуктами»—1.555.000 рябчиков пропускали в до¬военное время в Ленинграде только 16 крупнейших оптово-розничных местных торговцев. Но ведь коли¬чество таких торговцев в Ленинграде не ограничива¬лось цифрой 16, а мелкие торговцы здесь и совсем не учтены. Следовательно, цифра эта для одного Ленин¬града много меньше действительной. Если же приба¬вить сюда количество рябчика, которого потребляла Москва и другие крупные центры (а также провин¬ция), да учесть рябчика, вывозимого заграницу,—то указанную Я. Я. Полферовым цифру можно будет ут¬роить и то будет мало. В. Я. Генерозов и Ф. А. Голу-
бин дают в упомянутой книге своей «Дичный промы¬сел» другую цифру, а именно: 2.631.267 пар. Расхожде¬ние с Полферовым—весьма значительное.
Если мы из осторожности и для окружения снизим эту цифру до двух с половиной миллионов пар, то в штуках получится пять миллионов. Но ведь цифра эта показывает количество рябчиков, провезенных по же-лезным дорогам, и не охватывает тех рябчиков, которых добытчик использовал сам или продал для местного потребления. А .цифра, которою будет определено это количество, выразится не менее, как в два миллиона птиц. Таким образом, всего рябчика добывалось у нас до семи миллионов штук или до трех с половиной мил¬лионов пар.
Для суждения о том, поскольку отдельные районы участвовали в довоенное время в добывании рябчика, интересны данные этих же авторов. В среднем за де-сятилетие с 1904 по 1913 год на железные дороги по-ступало рябчика по их сведениям ежегодно в тоннах и процентах по видам: в северном районе—477 тонн— 65%, в северо-западном—154,1 тонны—35°/% в централь-ном—557 тонн—35?/о, в приуральском—296,6 тонны— б5о/о, в сибирском—752^5 тонны— 68% и Б дальневосточ¬ном районе—13., 1 тонны—85%. А всего железные до-тоги за это десятилетие принимали в год в среднем от этих районов 1.749 тонн рябчика, или 55,9°/° от всей провозимой птицы. Таким образом, по данным Гене-розова и Голубина, добыча рябчика превышает половину всей добываемой у нас птицы. Это мало расходится и с мнением Полферова, полагавшего, что она «составляет до отношению добычи всех промысловых птиц около 50%».
Я не располагаю точными цифровыми данными о ко-личестве в штуках вывозимого заграницу рябчика, но, по данным Полферова, полагаю, что около одной трети добываемой полноценной птицы в довоенное время ухо¬дило туда, а две трети оставалось для внутреннего по-требления. При этом нужно заметить, что на внутрен-ний рынок пускалось то,   что по той или иной прй-
 
чине для экспорта не годилось. Экспортные требования как к самому товару, так и к его упаковке чрезвычайно высоки. Не приходится говорить о том, что разбитая или окровавленная птица для экспорта бракуется; бра¬куется также и вся давленная петлями и другими са¬моловами птица (а этим способом,—по данным А. А. Би-триха,—добывается, как уже указано, на европейском, напр., севере около 70% всего рябчика). Бракуется и вел мелкая, не полновесная птица.
Для отправки заграницу рябчик должен упаковы¬ваться в ящики по 50 пар в каждом. Каждая штука должна быть завернута в пергамент или хорошую обер¬точную бумагу. Сверху все рябчики должны закры¬ваться листами бумаги, а самый ящик нужно обивать изнутри войлоком. Целью такой тщательной упаковки является сохранение птицы от влияния могущего прони¬кнуть в ящик теплого воздуха. Допускались ящики и на сто-сто двадцать пять пар'.
По данным двух последних авторов, средний вес па¬ры рябчиков разных районов добывания представляет¬ся в килограммах в таком виде: сибирский—0,6, се¬верный— 0'5, приуряльский—0,6, севело-западный—0,5, центральный—0,5, дальневосточный—0,6. Этот расчет, сделанный по железнодорожным материалам, показывает. что средний вес провозимого у нас рябчика колебался в пределах от 250 до 300 граммов в штуке. Это дает пол¬ную уверенность в том:, что в масса этого рябчика был большой процент недошедшей молодой птицы. Добро¬качественный рябчик должен весить четыреста грам¬мов. Такого веса достигает рябчик только в декабре и январе, и только добытый в эти сроки допускается он на заграничный рынок.
Нужно сказать, что только в эти три сроки обеспечено ему и надлежащее хранение в замороженном виде; ряб-чик/ добытый осенью, приходит нередко при ча¬стых оттепелях в такое состояние, что приходится уни-чтожать его целыми партиями.
Размеры и связанный с ними вес рябчика колеблет¬ся, можду прочим, и в связи с местами его добывания,
 
при чем разница в весе рябчика, добытого в одной местности и добытого в другой, — достигает иногда 20"/о. Так, А. А. Битрих указывает, что усть-сысолъский рябчик мелок, а уральский-крупен. Усть-сысольского рябчика умещается в возу,—по его словам,—пятьсот пар, в то время  как уральского—только четыреста.
Но с местами добывания связаны не только вели¬чина и вес птицы, но и ее вкусовые качества. Так, ры¬нок (не только наш, но и заграничный) особенно це¬нит сибирского, и в частности, питающегося преиму-щественно кедровыми орехами, красноярского и куз-нецкого рябчиков. Мясо их отличается нежностью и белизной. Наука наша не учитывает этих признаков для выделения рябчиков той или другой местности в особую форму, но торговая классификация весьма решительно разделяет товар по этим признакам.
Цены на рябчика, по данным изданной в 1915 г. ко-миссией по животноводству Главного управления зем-леустройства и земледелия брошюры «Продукты охот¬ничьего промысла в предстоящем пересмотре торговых договоров», представляются в таком виде": в 1913 году ти¬пичной ценой рябчика на рынке была 30—35 коп. за штуку. С об'явлепием войны в а 914 году цена эта .умень¬шилась более, чем вдвое, и остановилась на 15 коп. По тем же данным, в местах заготовок по европейскую ото-рону Урала цены на рябчика за штуку до войны опреде¬лялись так: Пермская губерния 20—35 к., Архангель¬ская губ.—10—18, Олонецкая губ.—18—30, Новгород¬ская губ.—25—35, Вологодская—15 в. Чердынские куп¬цы Алины,—по сообщению А. А. Битриха,—скупали рябчиков на ярмарках в т1ердыни, Никольской в го-роде Пинеге, Евдокиевской, в селе Благовещенском: на реке "Ваге и других, платя в ноябре т сорока копеек за пару, а1 в августе;—четвертак.
Цены здесь указаны, конечно, оптовые. По данным Генерозова и Голубина, типичной ценой за; пару ряб-чиков на заграничных рынках будет от девяносто ко-пеек до рубля. Цена эта как будто бы и невысока, но,
 
принимая во внимание, что она выплачивается нуж-ной нам заграничной валютой, ее можно считать при¬емлемой.
В настоящее время в государственных и коопера-тивных магазинах Москвы розничная цена доброкаче¬ственного рябчика достигает девяноста копеек за шту¬ку.
Вое указанные данные приводят к заключению, что если определить заготовку рябчика в 7.000.000 штук и принять цену за штуку в 25 копеек, то рябчик дает государству продукции минимально на 1.7.50.000 руб¬лей.
Это создает непоколебимое  убеждение   в том,     что рябчик заслуживает надлежащих забот о своем сохра¬нении.  Между  тем,   этот   ценный об'ект  промысловой охоты стоит  под несомненнЪй   угрозой   если  не  пол¬ного  исчезновения,   то  весьма   ощутительного  сниже¬ния своих запасов. Не будем говорить о том, что ряб¬чик,  как и другие животные,    находясь в состоянии естественной свободы,  страдает     от    различных есте¬ственных врагов. Эти враги  никогда не доводили ни одной формы до уничтожения,  пока на помощь им не являлся человек. Истребительная же деятельность че-ловека, несомненно, сильно влияет на уничтожение от¬дельных форм вообще и рябчика в частности.  О ру-жейных   охотниках   говорить   здесь  не приходится,— вред, приносимый ими рябчикам,    сравнительно неве¬лик. Главный вред приносят промышленники,  приме¬няющие к добыванию  этой  птицы всевозможные    са¬моловы.   Не 'имея  возможности  запомнить  в  точности местонахождения каждого слопца, а тем более силка, они теряют уже попавшуюся добычу, и она пропадает без всякой пользы для добытчика. Опаздывая  с   обхо¬дом путиков, они делают эту добычу достоянием _раз-ных птиц и зверей, потребляющих мясо. Наконец, до¬бывая рябчика недоросшего,  они  не добирают много на общем весе добытых птиц, а применяя ловушки в относительно теплое    время и   не имея   возможности
пользоваться ледниками или холодильниками, они подвергают свою добычу порче  в огромных    партиях.
Только в колхозе, имеющем возможность вести плано¬вую заготоввку и обеспечить рациональное хранение дичи, только npin сдаче всей продукции государствен¬ным и кооперативным организациям будут изжиты эти недочеты.
Кроме всего изложенного, лесные пожары, охваты-вающие у нас ежегодно тысячи квадратных километров лесных пространств, уяичгожаюг у нас в огромном! коли¬честве лесную дичь вообще, а рябчика! в особенности.
Что уменьшение количества рябчиков не только возможный, но и реальный факт, видно из указаний И. Воропая, что в Шенкурском, напр., районе, бывш. Архангельской губернии, добывалось в 1871 году 15,000 пар' рябчиков. А. А. Битрих утверждает, чгэ теперь добыча в тех же местах не превышает 7.000 пар. Полферов пишет, что средний вывоз рябчика загра-ницу за пятилетие с 1904 по 1908 год выражался в 112.000 пудоД, а С «1909 ПО 1913 год в 80.000 пудов.) Это уменьшение экспорта рябчика Я. Я. Полферов об'яс-няет не чем иным, как падением выхода экспортной ди¬чи вообще и рябчика в частности.
Насколько на уменьшение запасов рябчика влияет применение самоловов, видно из книги И. Воропая «Охота в Шенкурском уезде». Автор говорит в ней, что охотники Кодемской пустыни сами осознали в те отдаленные сравнительно времена, к которым эта книга относится, что за пятнадцать лет пользования само¬ловами количество добычи уменьшилось у них в пять раз против тех лег, когда охотилиаь только с ружьем. В той же книге приводятся показания крестьян дерев¬ни Большое Верховье, что пока кодемцы не ловили в их дачах, то у них набирали воз рябчиков—тысячу штук, о двух дворов,, а в тот год, к которому относится это показание, во всем Верховье шееть-оемь охотников едва ли убили две сотни, и то вблизи деревня, где сильев не ставят. Автор добавляет, что на этом участке
 
никогда, не ловили сильями,—и  рябчик   водится там постоянно.
Из всего приведенного видно, что главнейшей из поддающихся учету причин уменьшения количества рябчиков приходится признать неурегулированное при¬менение самоловов, и ближайшей задачей нашего вре¬мени в интересах сохранения рябчика является борьба за урегулирование этого способа лова.
Переходя к вопросу, о мерах сохранения рябчика, не приходится говорить о необходимости борьбы с лесными пожарами. Это такое колоссальное зло, при котором государство терпит неисчислимые убытки не только на потере ценных зверей и птиц, среди кото¬рых рябчику принадлежит скромное место, но и на потере самой древесной массы, которую приходится ценить при каждом значительном пожаре в сотни мил¬лионов рублей.
Другое дело—производимые для сельскохозяйствен¬ных надобностей в весеннее время «палы». Запретить их; нельзя, но перенести их необходимо на осень, так как производимые весной, они губят массу гнезд И вы¬водков пернатой дичи, и рябчику в том числе да и зверю достается от них в это время немало.
Что касается петель и других самоловов, то при-менение их должно быть упорядочено или категори-чески воспрещено, за исключением колхозных и госу-дарственных охотничьих хозяйств, где будет обеспече¬на рациональность их применения.
Но запретить не значит прекратить. От запрещения на бумаге ловля ими не прекратится, если не будут со¬зданы условия, обеспечивающие возможность добить¬ся соблюдения запрета. А такие условия будут созда¬ны только тогда, когда промысловое население будет объединено в ©хотколхозы, могущие как и государствен¬ные охотничьи хозяйства, вести правильно охоту и обеспечить не только охрану, но и разведение дичи.
Название рябчика на языках различных племен СССР (По М. А. Мензбиру)
 
Татары
Башкиры    .
Сиб. татары   .
Пермяки и зыряне .
Мордва
Черемисы
Вотяки
Сосв. вогулы
Берез, остяки
На Иртыше
На Сургуше .
На рым
Нар. Кеть
Монголы
Калмыки
Тунгусы
На Енисее
На Байкале
Ламуты      .  .   .
Бирар. тунгусы
Карагассы ....
Орочоны с Амура
Приморские (уде)
Якуты .
Гольды   .  .  .
Ниж. Уссури
Верх. Уссури
Гиляки
Манегры
 
. посор, буджур . сыль
. джим, джиме . с'ела
веринпувна, веринповаль . музе
чиле, сяла
шулла, у других—кизина, анка . пастек . чохтовой . пынк
пекке, пеге . пеге, пеле
кеду . ятун . кнук . хиныоки . энук . илики . инки . сарма . хинкичан . охеме . пучуграс, бучуграс, бачфдграс
пимму
пимо . хинка, сленгка . ханг . пенью
 
 
 

Смотрите также: справочник, охота
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий