Бесплатный звонок из регионов: 8 (800) 250-09-53 Красноярск: 8 (391) 987-62-31 Екатеринбург: 8 (343) 272-80-69 Новосибирск: 8 (383) 239-32-45 Иркутск: 8 (3952) 96-16-81

Худ. книга "Тайна реки злых духов" В. Корчагин.

9 декабря 2013 - RomaRio
Худ. книга "Тайна реки злых духов" В. Корчагин. Худ. книга "Тайна реки злых духов" В. Корчагин.

ПРОЛОГ


 Их было девятнадцать. Семнадцать мужчин и две женщины. Они сидели у костра и с мольбой и надеждой поглядывали, на своего вождя Великого Воина, который стоял, опершись на копье, и молча смотрел в непроглядную тьму.
 Лицо вождя тонуло в ночном мраке. Но вот одна из женщин подбросила в костер сучьев, и пламя осветило его высокий лоб и властные, горящие решимостью глаза. Брови Великого Воина были сдвинуты. Губы плотно сжаты. Красиво расшитая шкура небрежно брошена на одно плечо. Багровые отсветы пламени играли на сильных, словно точеных мускулах его рук.
 Он стоял неподвижно и смотрел в одну сторону. Лишь на миг взгляд его скользнул по склоненным головам и поникшим плечам людей.
 Девятнадцать человек!.. И это все, что осталось от большого сильного племени, которое привел сюда его отец, спасая людей от голода. А ведь вначале эта река встретила их так приветливо! Вода в ней кипела от рыбы, а в прибрежных — лесах дичь сама шла в силки охотников. Вскоре люди окрепли. Большие брачные костры загорелись на тенистых берегах. Веселые песни зазвучали меж деревьев.
 Но так продолжалось недолго. Карающая рука злых духов обрушилась на головы людей. Неведомые страшные болезни начали вдруг косить ряды охотников и воинов. Напрасно жрецы старались запугать или умилостивить духов. Напрасно отыскивали они целебные корешки и травы. Люди все чаще и чаще умирали в страшных мучениях. Умер и его отец, передав ему копье Великого Воина, Но что мог сделать молодой вождь?.. Правда, скоро он заметил, что больше всего болели охотники, охотившиеся на Большой горе. Видимо, там и было жилище духов. Тогда он приказал построить заслоны на подходах к их логову и выставил там усиленные караулы.
 Но это не остановило духов. Не помогли и кровавые жертвы, и священные талисманы, которые вытачивали жрецы из какого-то тяжелого черного камня, принесенного с Большой горы. Великий Воин не верил в эти талисманы. Он видел, что они не спасали людей от смер-ти. Не спасли они и самого Великого Жреца, Он давно уже настаивал на том, чтобы покинуть страшную реку. Но жрецы упорствовали.
 И вот их осталось девятнадцать. Семнадцать мужчин и две женщины. Маленькая горсточка запуганных людей. Нужно было спасти хотя бы их. И Великий Воин решил, наконец, уйти из этих мест. Сегодня вечером он приказал собраться всем вместе с тем, чтобы ночью, когда духи спят, увести остатки племени дальше на юг, где, по словам старых охотников, была другая большая река. А сейчас он ждал подхода воинов, которые охраняли заслоны у Большой горы. Срок их прихода уже истек. Люди давно уже бросали нетерпеливые взгляды на своего вождя. Ночь проходила. Но он все медлил. На карауле были его лучшие друзья. Неужели и их умертвили коварные духи?..
 Великий Воин решил ждать до тех пор, пока не прогорят в костре только что подброшенные сучья. Но вдруг лицо его дрогнуло. Над Большой горой, откуда шли все несчастья, полыхнуло знакомое пепельно-голу-бое зарево. Холодный мертвенно— бледный полусвет заструился над темными застывшими вершинами. Леде-нящий ужас мелькнул в глазах людей. Они теснее сгрудились у костра и в отчаянии заломили руки.
 Больше медлить было нельзя. Великий Воин взмахнул копьем, и семнадцать человек встали. Двое встать уже не могли. Их подняли под руки. Но они снова опустились на землю. Эти двое отказывались идти со всеми. Они решили остаться у костра с тем, чтобы, поддерживая в нем огонь, обмануть злых духов и дать уйти своим соплеменникам.
 Великий Воин подошел к ним и положил руки на их головы. Семнадцать человек, как по команде, опустились на колени. Ни звука не пронеслось в темноте ночи. Но вот Великий Воин поднялся и, не оглядываясь, зашагал к лесу. Все встали и двинулись вслед за ним.. Через минуту у костра осталось лишь двое больных.
 Костер горел всю ночь. А наутро ветер поднял его пепел и припорошил им холодные лица умерших…


 Глава первая КАТАСТРОФА

 Самолет летел над тайгой. В кабине, тесно заставленной тюками, мешками, бочками, сидело пятеро. Впереди всех, на высоком, обитом рогожей ящике примостился вихрастый паренек с чуть вздернутым носом и выцветшими на солнце бровями. За ним склонился над книгой молодой человек в больших роговых очках. Немного поодаль, на мягких тюках с палатками, удобно разместились белокурая девушка лет шестнадцати и такого же возраста мальчик с красивым тонким лицом и темными, как крепкий чай, глазами. Пятый пассажир, уже немолодой седеющий мужчина, внимательно рассматривал потертую топографическую карту, время от времени поглядывая в окно.
 Самолет слегка потряхивало. Мальчик и девушка весело болтали. Мужчина делал какие-то пометки на карте. Молодой человек в очках неторопливо перелистывал страницы книги. И только паренек с непослушным вихорком неотрывно смотрел вниз, на землю. Коренастый, чуточку сутуловатый, с широкими плечами и задорно торчащим чубом, он был, казалось, вырублен из одного куска дерева, не очень ровного, на зато плотного и на редкость прочного. Его большие загорелые ладони точно вросли в массивную крышку ящика, брови круто надломились и сбежали к самому переносью, а жадно настороженные глаза внимательно следили за проплывающей внизу тайгой.
 Под крыльями самолета расстилалось сплошное море леса. Буровато-зеленые волны то медленно взбегали на вершины холмов, то быстро скатывались в долины, и тогда внизу вспыхивала на солнце узкая ленточка реки.
 Вихрастый пассажир плотнее придвинулся к окну. Бескрайнее море нетронутых лесов, пустынные реки с нехожеными берегами да и само путешествие — все это было больше чем необычным. В голове его рождались тысячи причудливых фантазий. Мысленно он уже сейчас переживал самые невероятные приключения, какие могло подсказать его пылкое мальчишеское воображение…
 Путешествие!.. Сколько заманчивой таинственности скрыто в этом слове! Какой. волшебной силой обладает оно для всех без исключения мальчишек! Кто из них с самых ранних лет не мечтал о том, чтобы отправиться в какое-нибудь, хотя бы в самое небольшое путешествие. Кто не представлял себя в роли Колумба, Магеллана, Пржевальского. У какого мальчишки не сжималось сердце при виде уносящегося поезда, пролетающего самолета или исчезающего вдали парохода.
 Но многим ли из них выпадало счастье в шестнадцать лет оказаться в самолете, летящем над сибирской тайгой? Наш путешественник довольно улыбнулся и искоса посмотрел на покатую, прошитую заклепками кромку крыла, точно желая убедиться, что это не сон. В глазах его блеснули веселые искорки. Нет, это был не сон! Могучий гул мотора, словно рев урагана, сотрясал стенки кабины, а ящик, на котором сидел юный пассажир, время от времени будто проваливался куда-то вниз, и он невольно старался ухватиться за него покрепче.
 Первое время ему было даже страшновато от сознания огромной высоты, с которой он видел плывущую внизу землю. Голова слегка кружилась, гулко стучало в висках, а к горлу подступала тягучая сладковатая тошнота. Но вскоре это стало привычным. Болтанка перестала пугать паренька, и теперь он смотрел и смотрел на бескрайнюю таежную ширь.
 Вот под крылом самолета блеснуло озеро. Почти круглое, оно походило на смеющийся глаз, обрамленный густыми зелеными ресницами. С одной стороны в озеро впадало два небольших ручья, с другой вытекала маленькая извилистая речка. Самолет полетел вдоль нее, и мальчик долго смотрел на замысловатые петельки, в которые, словно нарочно, сложилась эта тонкая серебристая ниточка. Казалось, дерни за один конец, и ниточка выпрямится… Но конца ее видно не было. Она убегала далеко-далеко и там будто таяла в прозрачной синей дымке, почти сливающейся с синевою неба.
 Мальчик снова перевел глаза вниз и вдруг всем телом подался к окну. На миг ему показалось, что по речке что-то движется. Он прищурил глаза и еще больше нахмурил лоб. Но в это время на реку набежала тень самолета, и все исчезло. То были солнечные блики, бегущие по воде…
 Мальчик поднял голову и отбросил со лба густую прядь волос. Так вот она какая — тайга! Ей не было ни конца, ни края. От горизонта до горизонта расплескались ее зеленые разливы. И на всем этом безбрежном пространстве — ни одного человеческого жилья, ни одной дороги или тропинки!
 Мальчик невольно поежился. А что, если б ему пришлось одному остаться в этом бескрайнем лесном океане?.. Он тихонько присвистнул и задумался. В голове его снова замелькали картины самых невероятных приключений. Но в это время в кабине раздался веселый девичий смех, и паренек отвел глаза от далекой земли. По лицу его пробежала чуть заметная тень. Он закусил губу и нахмурился. Но в это время что-то пролетело у него над ухом, и он услышал: — Саша! Держи…
 Он отпрянул от окна: на коленях у него лежала ириска «Золотой ключик». — Спасибо, Наташа.
 Мальчик обернулся, и жесткие морщинки словно растаяли у него на лбу. Смеющееся лицо девушки было совсем рядом. Она привстала со своего места и, лукаво прищурясь, снова целилась в Сашу конфеткой. Он смущенно улыбнулся и тоже поднялся с ящика, Наташа выпрямилась. Гибкая и стройная, с большими глазами и длинными пышными косами, она напоминала молодое цветущее деревце — тонкое, но сильное, выросшее на светлой солнечной полянке. И было в ее смехе, взгляде, во всех ее движениях столько энергии, задора и веселья, что Саша невольно потупился и кинул взгляд на ее соседа. Тот тоже смеялся и что-то быстро говорил Наташе, протягивая ей большой кулек с конфетами.
 Улыбка сбежала с лица Саши. Он молча отвернулся к окну и снова опустился на свое место.
 — Саша, лови еще! — окликнула его Наташа.
 — Спасибо. У меня и эта в зубах завязла, — буркнул он, не поворачивая головы, и прижался лбом к холодному стеклу, Внизу по-прежнему расстилалась тайга. Но в сплошном море лесов появились теперь островки скал, А далеко впереди начала вырисовываться грязно-серая громада гор.
 Саша придвинулся к окну. Ландшафт внизу менялся быстро. Вот лес потянулся уже лишь узкими рваными полосами… Вот он почти исчез… А под самолетом начали громоздиться друг на друга какие-то мрачные темные глыбы.
 «Будто развалины древнего замка!» — подумал Саша, вглядываясь в голые безжизненные утесы.
 Далеко под ним проплывали зубчатые стены, высокие башни, глубокие рвы. Словно страницы старой волшебной сказки развертывались с высоты птичьего полета, Саша впился глазами в землю. Но голые скалы уже отступили в сторону. Внизу опять вздымались колючие волны леса. Они катились прямо навстречу путешественникам. Они бежали от самого горизонта. А по верхушкам этих волн, точно срезая их острые зеленые гребни, скользила быстрая тень самолета. Легко и стремительно неслась она все дальше и дальше. И долгое время это было единственным темным пятном на светлом, залитом солнцем ландшафте. Но вот навстречу этому пятну двинулась целая армада теней. 8.
 Саша поднял. глаза и увидел длинную гряду белоснежных облаков. Они были совсем рядом. Словно горы хлопка, медленно и величаво плыли они в бескрайней синеве воздушного океана. Некоторые были так велики, что их трудно было окинуть взглядом.
 Саша даже привстал со своего ящика, чтобы получше рассмотреть эти плывущие сказочные горы. Но в это время, как нарочно, плотная белая пелена задернула окно. Самолет нырнул в облако. Саша с досадой опустился на место. Перед глазами его неслись теперь рваные клочья тяжелого мокрого тумана.
 Но так продолжалось недолго. Уже через минуту в кабину снова ворвалось солнце, а под крыльями самолета опять потянулся пятнистый ковер тайги.
 Саша протер запотевшее стекло и снова прильнул к окну. Но в это время кабина сильно качнулась. Земля перед его глазами вдруг круто наклонилась и начала медленно поворачиваться справа налево. Самолет делал круги над каким-то поселком.
 — Прииск Рассвет, — сказал мужчина, поднимая голову от карты. — Отсюда полетим прямо на север.
 Саша обернулся к нему: — А далеко еще?
 — Да, порядочно. И больше нам не встретится ни одного населенного пункта. — Он снова склонился над картой и что-то пометил на ней карандашом.
 Взгляд Саши задержался на его сильных жилистых руках. Это был таежный геолог Андрей Иванович Степанов, Крупное, в глубоких морщинах лицо его было почти черным от загара, и только маленький, словно перекрученный, шрам ярко белел на левом виске у. самого уха. Этот шрам и густые кустистые брови придавали лицу геолога суровое, даже мрачное выражение. Однако, поймав на себе взгляд Саши, он улыбнулся неожиданно мягкой приветливой улыбкой, а из-под насупленных бровей блеснули удивительно добрые глаза.
 — Да, Саша, на всем пути от Рассвета до Урбека не встретишь даже охотничьей избушки. Да и сам Рассвет появился недавно…
 — Рассвет? — Сидящий сзади Саши молодой человек в очках захлопнул книгу и потянулся к окну. — Ну да. Я его сразу узнал…
 Андрей Иванович обернулся к нему: — Вы здесь бывали, Петр Ильич?
 — Еще бы! В прошлом году, возвращаясь из Урбе-ка, мы совершили здесь вынужденную посадку и трое суток ждали погоды.
 — Значит, вы не в первый раз в Урбек?
 — Нет, первый раз я был в Урбекской экспедиции еще студентом-практикантом три года назад. А потом, когда меня зачислили в аспирантуру, я взял это месторождение темой своей диссертации.
 Андрей Иванович с интересом посмотрел на молодого аспиранта: — Вот как! Ну что же… Будем работать вместе.. Месторождение интересное, но… разобраться в нем не легко.
 — А вы…
 — Меня недавно перевели в эту экспедицию, и я еще не составил о нем определенного представления. Для этого нужно тщательно обследовать южное продолжение рудной зоны.
 — Разве она продолжается на юг? — Да, мы это установили несколько месяцев назад. Но там еще уйма работы.
 — И все те же халькопиритовые руды?
 — Не только халькопирит… Да вот доберемся и увидите сами.
 Андрей Иванович расправил на коленях карту и обернулся к окну. Саша тоже посмотрел вниз. Самолет выровнялся. Нырнувшее было вниз крыло его заняло прежнее положение. Земля стала на место. И снова леса и леса…
 Но теперь тайга уже не вызывала в Саше прежнего чувства робости. Он знал, что для геологов она была обычным местом работы, как завод или школьная мастерская. Он вспомнил, что Андрей Иванович провел в ней больше десятка лет и говорил об этом так, будто речь шла о чем-то самом обыкновенном.
 Саша отвел глаза от земли и снова взглянул на склонившегося над картой геолога. Как хотел бы он быть таким же, как Андрей Иванович, бесстрашным и смелым разведчиком-следопытом. Но для этого нужно столько знать и уметь! Столько учиться и работать! А они еще и школы не кончили. Хорошо, что Петр Ильич взял их с собой. Везет же Валерию: такой у него умный брат. Совсем еще молодой, а уже ученый. И главное — геолог!
 — Валерка! Ну как горы? — окликнул он Наташи-кого соседа. Но тот не ответил. Саша обернулся назад: Валерка спал. Спала и Наташа, спал Петр Ильич. А вскоре и у Саши начали слипаться глаза. Все располагало ко сну. Ровно гудел мотор самолета. Мерно постукивали какие-то банки в ящиках. Тихо посвистывал носом Петр Ильич.
 Но Саша постарался отогнать назойливую дремоту. Он встал и тихонько прошелся по кабине. Взгляд его невольно задержался на лице спящей Наташи. Голова девушки склонилась на плечо похрапывающего Валер-ки. Саша вздохнул и снова уселся на место.
 Вдали, прямо по курсу самолета, показалась большая гора, сплошь покрытая густым темным лесом, а. чуть поближе виднелась широкая долина какой-то реки или болотистая низина.
 Саша оглянулся. Петр Ильич, Наташа и Валерка все так же спали. Андрей Иванович по-прежнему делал пометки на карте. У Саши опять начали слипаться гла-за. Он поудобнее устроился на своем ящике и решил тоже немного вздремнуть.
 Но вдруг сиденье будто ушло из-под него. В самолете стало странно тихо. А в ушах возник тонкий звенящий свист. Этот свист словно ввинчивался в голову. На мгновение Саше показалось, что он на качелях и падает с головокружительной высоты. Внутри у него все замерло, повеяло щекочущим холодком.
 Он инстинктивно ухватился за ящик и глянул вниз. Под крыльями самолета все так же неслись зеленые волны леса. Но лес этот был теперь значительно ближе. Внизу различались темные прогалины, отдельные группы деревьев, какие-то странные нагромождения стволов… И все это мчалось, стремительно мчалось навстречу самолету!
 «Опускаемся…» — подумал было Саша. Но в это время ящик пополз из-под него назад. Внизу под ногами что-то треснуло. Потом треск раздался где-то сбоку. А в следующее мгновение кабина задрожала как в лихорадке, треск перешел в леденящий душу скрежет, а тонкий звенящий свист в ушах превратился в жуткий пронзительный вой.
 Сзади послышался испуганный возглас Петра Ильича. Саша попытался обернуться, но в это время какая-то страшная сила сбросила его с ящика, перекинула через несколько тюков и больно ударила о стенку кабины…
 Ночь… Тяжелым бархатом тьмы прикрыта спящая тайга. Надежно скрылись в ней все горы и долины, все реки и озера. Не видно деревьев-великанов. Пропали, словно растворились во тьме, нехоженые чащи. Исчез-ли дикие завалы. Коварно притаились болотистые топи.
 Спит тайга. Но не спят ее обитатели. Ночной лес полон шорохов. Вот где-то в темноте раздался тихий треск валежника. Блеснули настороженные глаза. И на лесную поляну вышел большой взлохмаченный медведь, Он сел на задние лапы, огляделся и тревожно втянул ноздрями сырой воздух. Пахло чем-то подозрительным. Глухое клокотанье вырвалось из пасти зверя. Косматая шерсть встала дыбом. Он долго прислушивался. Потом тяжело поднялся и медленно двинулся вперед.
 Однако» сделав несколько шагов, зверь снова остановился. В ночном мраке, меж темных высоких елей, виднелось что-то необычное. Какая-то огромная невиданная птица с широко раскинутыми крыльями уткну-лась носом к подножьям деревьев. Одно крыло ее было сильно помято. Другое почти напрочь оторвано. Вдоль всего тела странной птицы виднелось множество смутно поблескивающих глаз.
 Птица лежала неподвижно. Она была, по-видимому, мертва. Но какой-то подозрительный запах исходил от ее голого вздутого туловища. Такого запаха в тайге не знали. И он заставил зверя остановиться.
 Медведь снова сел на задние лапы и грозно зарычал. Но птица не шелохнулась. Тогда он обошел ее кругом. Деревья за хвостом птицы были — сильно поломаны, короткие круглые лапы вдавились в болотистую почву. Она была явно мертва. Но сильный неведомый запах пугал зверя. Никогда он не видел ничего подобного. И это было самым страшным.
 Медведь рыкнул еще раз,, медленно попятился и исчез в ночном мраке.
 В самолете было темно и тихо. Только из пилотской кабины время от времени доносился приглушенный стон да слышалось неясное бормотанье.
 Саша поправил повязку на голове и попытался вытянуть ноги. Он лежал на спальном мешке, разостланном меж тюков и ящиков, и смотрел на смутно поблескивающие окна кабины. Там, за этими черными окнами,' притаилась тайга.
 Саша повернулся на бок и погладил ноющее плечо. Сильно болела ушибленная голова. А тревожные мысли не, давали забыться.
 Ну, кто бы мог подумать, что так нелепо закончится это первое в его жизни путешествие! Ведь столько было сборов, столько надежд и мечтаний. И вот…
 Они должны были засветло прибыть в Урбек, и Саша рассчитывал еще сегодня до вечера познакомиться с базой экспедиции. Но уже глубокая ночь опустилась на землю, а разбитый самолет неподвижно лежал в таежной глуши более чем в пятистах километрах от Урбека и почти в четырехстах километрах от прииска Рассвет. Никто не мог сказать теперь, когда доберется до базы экспедиции или какого-нибудь другого населенного пункта маленький отряд геологов. Ведь в нем лишь один человек по-настоящему знал тайгу, и не было никаких средств передвижения, кроме собственных ног путешественников, знакомых больше с асфальтом тротуаров, чем с болотами и буреломом тайги.
 Жарко и душно в тесной кабине самолета. Мрачно поблескивают черные стекла окон. В суровом молчании заглядывает в них ночная тайга.
 Саша снова поправил повязку на голове и покосился на погнутую ручку двери. Открыть ее изнутри вечером не удалось. А снаружи?.. Мальчик приподнялся на локте и насторожился. За тонкой стенкой кабины явственно послышался какой-то шорох, и Саше показалось даже, что он слышит глухое злобное рычанье. Он осторожно, перевел дыхание. А что, если?.. Но в это время застонал летчик. Саша вздрогнул. В памяти его снова встала, картина недавней катастрофы…
 Тонкий звенящий свист в ушах… Щекочущий холодок в груди… Стремительно несущаяся земля… Пронзи-, тельный, леденящий душу скрежет… Крик Петра Иль— ича… И сильный удар головой обо что-то твердое…
 Все это произошло в одно мгновение. Первое, что отчетливо врезалось в память, была внезапная резкая тишина, сменившая вдруг треск и скрежет. Казалось, будто именно она, эта жуткая звенящая тишина, прижала его к полу, сдавила голову, больно сжала левое плечо и стиснула ноги, не давая возможности двигаться. Перед глазами Саши дрожало какое-то красное пятно, руки беспомощно старались нащупать точку опоры.
 С большим трудом он поднял тогда голову и освободил зажатые ящиком ноги, потрогал ушибленный лоб. Рука коснулась чего-то липкого и теплого, И тут только Саша понял, что случилось несчастье. Он быстро огляделся. Ящики, мешки и бочки сгрудились в одну большую кучу. Некоторые ящики разбились, и под ногами валялись консервные банки вперемежку с крупными картофелинами.
 Сначала Саша никого не увидел. Но вот из-под груды вещей выбрался Андрей Иванович. Потом Петр Ильич. Втроем они высвободили Наташу. А между двумя мешками с луком показалась взъерошенная шевелюра и испуганное лицо Валерия. Он судорожно глотнул воздух и быстро проговорил: — Что, совсем погибли?..
 Андрей Иванович обернулся к нему: — А ты дерни себя за правое ухо. Если ничего не почувствуешь, значит считай, что ты уже в раю.
 Все улыбнулись. Было ясно, что удалось избежать большой опасности. Не обошлось, конечно, без царапин и синяков. Но никаких увечий, к счастью, никто не получил.
 В это время открылась дверь пилотской кабины, и из нее, прихрамывая, выбрался летчик. Подбородок его был сильно рассечен, под левым глазом набух огромный синяк. Однако он попытался улыбнуться: Ну вот и прилетели… Не понимаю, что случилось, отказал мотор…
 Он опустился на бочку и начал медленно расстегивать ремни шлема. Андрей Иванович подошел к нему: — Спасибо вам, Алексей Михайлович, — сказал он, крепко пожимая руку летчика. — Вы сделали невозможное.
 — Ну что вы, Андрей Иванович!..
 — Да, да! Посадить в тайге самолет… Это могли сделать только вы! Но у вас, кажется, подбородок поврежден?
 Летчик покачал головой: — Подбородок пустяки. Нога… — он вытянул вперед левую ногу.
 Андрей Иванович рывком снял с нее сапог. Летчик не проронил ни звука, но лоб его покрылся крупными каплями пота. Портянка была вся в крови.
 — Так… Рана серьезная, но перелома, кажется, нет. Сильный ушиб и растяжение. Жаль, что у нас нет холода. Ну ничего… Наташа! Бинты и стрептоцид. Быстро!
 Девушка бросилась к висящей на стене аптечке. Руки ее дрожали. Она была напугана видом крови. Но голос геолога не допускал никаких возражений. Наташа отыскала несколько бинтов и пакетик стрептоцида и протянула их Андрею Ивановичу.
 — Стрептоцид нужно растолочь, — бросил он, не поднимая головы.
 Наташа растерянно оглянулась по сторонам.
 — Давай сюда, — пришел ей на помощь Саша.
 Он взял у нее стрептоцид, завернул в чистый лист бумаги и, подняв с пола консервную банку, быстро размолол ею хрустящие таблетки. Наташа поблагодарила его чуть заметным движением век.
 Андрей Иванович тщательно забинтовал ногу летчика и начал осматривать его подбородок. Обернувшись к испуганной Наташе, он мягко произнес: — Ну, я тут справлюсь без тебя, Наташа, а ты перевяжи-ка молодого человека, — кивнул он на Сашу.
 Только теперь Саша вспомнил о своей ране на лбу и почему-то страшно смутился.
 Наташа подошла к нему и развернула бинт. Тонкие вздрагивающие пальцы быстро забегали по его затыл-ку, лбу, щекам, и он услышал тихий взволнованный голос: — Очень больно?..
 Саша поднял голову и близко-близко, почти у самых своих глаз увидел глаза Наташи — встревоженные, озабоченные.
 — Нет, совсем не больно, — проговорил он одними губами.
 Пальцы остановились,, точно задумались. Тогда он на мгновение прикоснулся к ним рукой, как бы удерживая у своей головы, и так же тихо произнес: — Спасибо, Наташа…
 Тонкие пальцы погладили его руку.
 …. Саша потрогал бинт на голове и улыбнулся в темноту. Перед глазами его все так же чернели маленькие квадраты окон. За стенками самолета была все та же мрачная тайга. А он лежал меж тюков и ящиков, поглаживал ушибленное плечо и… улыбался. Будто не было ни катастрофы, ни грозных опасностей, подстерегающих теперь их на каждом шагу. А были лишь большие встревоженные глаза и тонкие ласковые пальцы, И было еще неясное предчувствие чего-то большого и радостного, отчего сильно билось сердце и замирало дыхание в груди, что было сильнее страха и боли, ради чего можно было вынести любые лишения и совершить любой подвиг.


 Глава вторая ТАЙНА РЕКИ ЗЛЫХ ДУХОВ

 Огромная яркая звезда взошла на черном небосклоне. Она увеличивалась у людей на глазах. Она сияла как солнце и даже ярче солнца. Она слепила глаза и опаляла лица. Она сжигала леса и иссушала реки. Она неслась из глубин вселенной к цветущей Земле, чтобы сжечь ее своим раскаленным дыханием.
 Невообразимый шквал паники поднялся на Земле. Обезумевшие от страха люди вначале словно оцепенели. Затем многие из них бросились к укрытиям. И наконец все, как один, ринулись на запад, туда, куда падали черные зловещие тени. Полураздетые, со всклокоченными волосами и перекошенными от ужаса лицами, не разбирая дороги, спотыкаясь и падая, неслась они мимо Саши, а далеко за их спинами, там, где поднималась невиданная звезда, гудел тревогой набатный колокол.
 Что же это такое? Неужели нельзя избежать катастрофы? Неужели нельзя остановить этих обезумевших людей? Ведь это не может быть звездой. Появление ее астрономы предсказали бы за много десятилетий вперед. По-видимому, это фотонный корабль с какой-то неведомой планеты подлетает к Земле и включил свои смертоносные тормозные двигатели. Но, значит, надо что-то делать. Надо объяснить это людям. Надо остановить их!
 Саша решительно обернулся к бегущим и… проснулся.
 Из окна кабины прямо ему в глаза бил яркий луч солнца. У входной двери стучали молотками Андрей Иванович и Петр Ильич. Наташа и Валерий еще спали.
 Саша вскочил с мешка: — Ух!.. А я такой сон видел… Петр Ильич усмехнулся: — Наверное дома пироги ел?
 — Какие там пироги! Будто какая-то звезда подлетает к Земле или космический корабль… И все должно погибнуть. Такой ужас! Даже не верится, что все это во сне…
 — Ну, нам и наяву не слаще, — буркнул Петр Ильич, бросая молоток.
 — Да что вы, Петя! — перебил его Андрей Иванович. — Не такое уж у нас отчаянное положение. На родную землю сели. И никто нам не угрожает Вот разве медведей одолеет любопытство.
 Саша подошел к геологам.
 — А дверь так и не открывается?
 — Открыть-то мы ее открыли. Но надо, чтобы она и закрывалась как следует. Впрочем, сейчас уже, кажется, все в порядке. — Андрей Иванович приоткрыл дверь и снова ее захлопнул. — Ну, а теперь — общий подъем!
 После завтрака Андрей Иванович осмотрел свое ружье, и все, за исключением раненого летчика, выбрались из кабины. Саша спрыгнул на землю одним из первых и не мог удержаться от возгласа изумления. Самолет лежал прямо на земле. А почти вплотную к нему сплошной темной стеной подступили высокие ели. Стволы их здесь, внизу, были совершенно голыми. Веселая зелень, которая так радовала глаз с высоты птнчьего полета, теперь исчезла. Все вокруг было выдержано в темных, буровато-серых тонах.
 Мрачно темнели высокие, словно нарочно увешанные космами грязно-серых лишайников, деревья. Темной была земля, сплошь покрытая мягким ковром зеленовато-бурого мха. Тускло поблескивали ржавые, жутко неподвижные окна воды, там и сям разбросанные меж толстых узловатых корней. Вокруг не видно было ни цветов, ни ягод, ни веселых развесистых кустиков. Не было здесь даже травы, обыкновенной зеленой травы, без которой Саша не мыслил себе никакого леса.
 Солнечные лучи с трудом проникали сюда через сомкнутые кроны деревьев. Было сумрачно и сыро. А в тяжелом, насыщенном испарениями воздухе стоял непрерывный гул, в происхождении которого очень скоро ни у кого не осталось ни малейшего сомнения: целая туча комаров, мошек, оводов, слепней облепила лицо и руки, полезла в нос, в рот, в глаза… Ребята усиленно заработали руками, а затем бросились обратно в кабину. У самолета остались только Андрей Иванович и Петр Ильич. Но вскоре и они поднялись вслед за остальными.
 — Ну, вот что, друзья, — сказал Андрей Иванович, — приведите-ка здесь все в порядок. Помогите Алексею Михайловичу исправить антенну. Не забудьте приготовить обед. А мы с Петром Ильичей пройдемся по тайге, оценим, так сказать, обстановку. От самолета не отходите. Если задержимся, обедайте без нас. Понятно?
 Саша кивнул головой: — Понятно. Только…
 — Что, только?
 — Может быть, не обязательно всем оставаться здесь? Андрей Иванович тряхнул головой: — Нет. Все, кроме Петра Ильича, остаются здесь. Алексей Михайлович—за старшего.
 Он взял ружье и кивнул Петру Ильичу. Через минуту геологи скрылись в лесу.
 Вернулись они лишь под вечер. Молча разделись. Молча пообедали. И только после того как все было убрано со стола, составленного из двух ящиков, Андрей Иванович разложил на нем свою карту и, обведя глазами столпившихся вокруг ребят, обернулся к летчику: — Как радиостанция, Алексей Михайлович?
 — Разбита вдребезги. О починке нечего и думать…
 — Так… Так я и думал. Ну что же, товарищи, — сказал он немного погодя тихим, но твердым голосом, словно перед ним действительно были его взрослые сильные товарищи, и Саша невольно подтянулся, глядя в спокойные глаза бывалого таежника. — Положение наше очень серьезное. Самолёт потерпел аварию в таком районе, где нет поблизости никакого человеческого жилья. Бортовая радиостанция, как видите, вышла из строя, следовательно, связаться с экспедицией и сообщить о своем местонахождении мы не можем. Давайте подумаем вместе, что нам предпринять.
 Все молчали.
 — В нашем положении есть свои плюсы и минусы, — снова начал Андрей Иванович. — Мы имеем больше, чем достаточно, продовольствия и снаряжения. Мы имеем хорошую базу в виде этого самолета. Большинство из нас вполне здоровы. Это хорошо. С другой стороны, мы находимся на расстоянии нескольких сот километров от ближайшего населенного пункта. Один наш товарищ серьезно ранен. Мы не имеем крупномасштабных карт этого района. Это, конечно, плохо… Что же нам предпринять? Прошу высказаться всех.
 Снова наступило молчание.
 — Каково ваше мнение, Алексей Михайлович? Раненый летчик невольно взглянул на свою ногу.
 — Что же здесь думать… О нашем местонахождении никому не известно. В экспедиции самолетов больше нет. Надо идти на юг, в сторону прииска Рассвет. Конечно, с ногой у меня неважно. Но я смогу идти. Сделаю клюшку и пойду.
 — Да-да! — быстро заговорил Валерий. — Нужно идти. Идти немедленно! Алексей Михайлович прав. А здесь, — он покосился в окно, где темнел суровый мрач-ный лес, — в этом болоте мы погибнем.
 Андрей Иванович чуть заметно нахмурился.
 — Ваше мнение, Петр Ильич? Петр Ильич посмотрел на ребят.
 — Пусть сначала выскажется молодежь. Наташа пожала плечами: — Я, право, не знаю. Мы же никогда не были в тайге. Идти, конечно, надо. Но куда, как?.. Я не знаю…
 — А ты что скажешь, Саша?
 — Я? Я думаю так… Скажите, Андрей Иванович, в этом районе, где мы находимся… Здесь были когда-нибудь геологи?
 Андрей Иванович покачал головой: — Нет, геологи здесь не бывали. А район этот, по-видимому, интересен… — Вот я и думаю, — подхватил Саша, вскакивая с места, — давайте разведаем этот район. Продовольствия у нас достаточно. А уйти отсюда мы еще успеем: лето только начинается.
 Андрей Иванович улыбнулся и легонько кивнул головой: — Так… Петр Ильич! Ваша очередь. Тот пожал плечами: — Вы же уговорили меня, Андрей Иванович..
 — Да, но сейчас мы должны принять общее и окончательное решение. Поэтому я хотел бы, чтобы вы поделились вашими мыслями со всеми.
 — Пожалуйста. Вначале я думал, что нам следует обосноваться здесь, в самолете, ибо, во-первых, Алексей Михайлович идти сейчас не сможет. Ему нужен длительный отдых. Во-вторых, нас будут безусловно разыскивать и обязательно найдут, так как трасса нашего полета в общем известна…
 — Именно — в общем, — подал голос Алексей Михайлович. — Кроме меня по этой трассе никто не летал.
 — Все равно. Не могут не найти! Что же касается нашего местопребывания здесь, то оно абсолютно безопасно. А запасов продовольствия у нас больше, чем достаточно.
 Петр Ильич на минуту замолчал, но, поймав на себе взгляд геолога, заговорил снова: — Так я думал сначала. А теперь… Андрей Иванович убедил меня, что лучше перенести базу на берег реки Ваи, которая протекает немного севернее этого пункта…
 — И кроме того?.. — улыбнулся Андрей Иванович.
 — И кроме того, может быть, обследовать некоторую часть этой реки. Времени у нас, действительно, достаточно, Саша прав. Уйти мы успеем всегда.
 Андрей Иванович загадочно усмехнулся: — Ну, а что касается меня, то скажу вам по секре-: ту, река Вая — моя давнишняя мечта… Уже давно собирался я побывать в этих краях. Дело в том, что пять или шесть лет назад в нашей экспедиции был один рабочий, из местных жителей. Брат его когда-то охотился неподалеку от этих мест. И вот этот рабочий рассказал мне очень много интересного…
 Андрей Иванович обвел глазами своих слушателей и, немного помолчав, продолжал: — — Во всем бассейне Ваи, оказывается, нет ни одно-го поселения. Больше того, ни один охотник не выходит на берега этой реки. И это не случайно. У местных жителей существует поверье, что на берегах Ваи издавна поселились злые коварные духи, которые охраняют какие-то несметные богатства. И горе тем смельчакам, которые попытаются проникнуть в их владения. Бесконечные несчастья обрушиваются на их головы, А главное — духи отнимают у них молодость. Юношей они лишают силы и мужества, а девушек, — Андрей Иванович с улыбкой взглянул на Наташу, — девушек они лишают красоты…
 — Ого! — перебил его Валерий со смехом. — Странная у вас «мечта», Андрей Иванович. Впрочем, вам-то здесь. терять нечего.
 — Ты думаешь, молодость определяется только воз-растом?
 — Нет, я понимаю: молодость духа и тому подобное… Но все-таки, согласитесь, у нас побольше оснований бояться здешних мест. Кому хочется я шестнадцать лет стать безобразным.
 — Вот о чем ты заботишься! — усмехнулся Андрей Иванович. — А я думал, тебе жаль силу и мужество.
 — Ну, это само собой. Но неужели вы хоть сколько-нибудь верите в эти сказки?
 Андрей Иванович снова стал серьезным.
 — Видите ли, друзья… Народ создал много удивительных легенд и поверий. И чаще всего бывает так, что в основе их лежит какой-нибудь достоверный факт. Я, конечно, не верю в существование духов. Но почему именно Вая привлекла внимание здешних людей? А между тем позднее я узнал, что легенд о реке Злых Духов, как называют Ваю местные жители, сложено очень много, и все они трактуют примерно одно и то же, вера же в эти легенды здесь исключительно велика. Когда я предложил тому рабочему отправиться со мной на Ваю, он отказался наотрез, и не только отказался, но стал всячески уговаривать меня ни в коем случае не ходить в это гиблое место.
 Да что там говорить о местных жителях! Недавно я узнал, что в долине Ваи как-то побывал отряд топографов. Они сделали там много интересных фотоснимков, а когда возвратились на базу и стали их обрабатывать, оказалось, что все их пленки совершенно черные…
 — Да они просто взяли с собой испорченную пленку! — перебил геолога Валерий. — У меня тоже был такой случай.
 Андрей Иванович пожал плечами: — Может быть и так, но может быть и не так.. .
 — Что же, по-вашему, это злые духи засветили пленку? — вмешался Алексей Михайлович.
 — А что же, по-вашему, — в тон ему ответил Андрей Иванович, — это случайно, что наш самолет не смог перелететь через Ваю и свалился неподалеку от ее берегов?
 — Ну знаете ли!.. — засмеялся летчик. — Это уж слишком!
 Вслед за ним засмеялись и остальные, но смех получился натянутый. Последнее замечание Андрея Ивановича заставило всех невольно поежиться и посмотреть в потемневшие окна, где смутно вырисовывались мрачные неподвижные гиганты.
 — Ну, это я, конечно, пошутил, — сказал Андрей Иванович с улыбкой. — Но какая-то тайна все-таки окружает реку Злых Духов, и я совершенно согласен с Петром Ильичей и Сашей: уйти отсюда мы успеем всегда. А сейчас, уж коль мы оказались здесь, мы долж-ны попытаться разгадать эту тайну.
 Все молчали.
 Андрей Иванович поднялся: — И я совершенно уверен, что с таким обеспечением, — он обвел руками многочисленные тюки и ящики, — да с такими помощниками, — он подмигнул притихшим ребятам, — мы обязательно ее разгадаем, Но ребята по-прежнему молчали. Враждебная тайга угрюмо смотрела на них из всех окон, и кто знает, как она встретит непрошеных пришельцев, На следующий день, рано утром, небольшой отряд в составе Андрея Ивановича, Петра Ильича, Валерия и Саши отправился к северу, на поиски реки Ваи. Нака-, нуне было решено, что там, на берегу Ваи, следует создать временную базу экспедиции, переправить туда часть грузов и уже с этой базы начать изучение таинственной реки Злых Духов.
 Со смешанным чувством любопытства, гордости и страха вступили мальчишки под мрачные своды сомкнувшихся над головами деревьев. Они шли по земле, на которую, может быть, никогда еще не ступала нога человека, а где-то впереди ждала их река, одно название которой вселяло панический ужас в души бывалых охотников.
 Невольно то и дело оборачивались они назад, где между деревьями еще виднелись очертания упавшего самолета. Неподвижный, беспомощно прижавшийся к земле, он стал уже по-домашнему уютным и родным. Однако скоро исчез из глаз и самолет. В последний раз блеснули стекла его кабины. И вот уже со всех сторон обступила их суровая молчаливая тайга…
 Вначале идти было нетрудно. Деревья словно нарочно расступались перед ними. Под ногами приятно похрустывал мягкий моховой ковер. Комары не осмеливались даже приблизиться к смазанным рипудином 1 лицам.
 Но вот путь им преградила поваленная ветром пихта. Мальчишки перепрыгнули через нее, не сбавляя ходу. Через несколько шагов — новое препятствие: огромная полусгнившая ель, словно какое-то страшное чудовище, ощетинилась во все стороны острыми сухими сучьями. Мальчишки невольно остановились.
 — Ну, что же встали? Прыгайте! — засмеялся Петр Ильич.
 Но перебраться через ель оказалось не так-то легко. Цепкие сучья хватали за одежду, царапали руки, сбивали на сторону тяжелый рюкзак.
 За этой елью их ждало другое поваленное дерево, за ним еще и еще… А вот и целый завал из гигантских стволов, переплетенных колючими сучьями, встал на пути маленького отряда.
 Андрей Иванович сбросил с плеч рюкзак: — А ну, друзья! Берите-ка топоры!
 Лес огласился веселым стуком. Через несколько минут завал остался позади. Отряд двинулся дальше, — Недаром никто не ходит на эту проклятую реку… — проворчал Валерий, смахивая пот с лица.
 — Так это обычное явление для тайги, — заметил Петр Ильич, поправляя очки. — Бывает и хуже!
 — Да, это еще цветики! — улыбнулся Андрей Иванович. — Дальше будет веселее…
 Но лес стал вдруг редеть. Стало светлее. А мягкий моховой ковер под ногами начал покачиваться, как огромный пружинный матрац.
 Андрей Иванович остановился.
 — Пойдем друг за другом, — сказал он коротко.
 Отряд вытянулся в цепочку. Движение его замедлилось. Шедший впереди Андрей Иванович внимательно ощупывал каждый шаг. Вдруг тонкие фонтанчики воды брызнули из-под его ног. Геолог резко свернул в сторону: — Придется обходить.
 — Да, впереди болото, — согласился Петр Ильич.
 Отряд свернул вправо. Вскоре над их головами снова сомкнулись темные вершины, а на пути опять ощетинились сучьями огромные поваленные ели.
 Стало жарко. Обильный пот, ручьями стекавший с лиц, постепенно смыл весь рипудин, и тучи комаров набросились на них, как беспощадное пламя пожара.
 — Наденьте накомарники! — посоветовал Петр Ильич.
 Но в накомарниках стало еще жарче. Страшно хотелось пить. Мальчишки потянулись было к флягам, но Андрей Иванович резко остановил их: — Ни в коем случае! Идти будет еще труднее. Саша и Валерка начали отставать. Такая дорога, да еще с увесистым рюкзаком за плечами, была им явно не по силам. Кружилась голова. Болели спина и плечи. А груды поваленных деревьев все громоздились и громоздились на пути. Словно какой-то великан нарочно бросал им под ноги эти огромные колючие бревна…
 Мальчишки уже не перепрыгивали и даже не перелезали через них. Они просто переваливались через эти завалы, как переваливались бы набитые соломой мешки.
 Вдруг лес как-то сразу расступился, и широкая прогалина, покрытая яркой сочной травой, открылась перед утомленными путниками.
 — Наконец-то! — воскликнул радостно Валерий и первым бросился на светлую зеленую поляну.
 — Куда?! — остановил его Андрей Иванович, хватая за рукав.
 Валерий нехотя попятился назад..
 — Надо же отдохнуть, Андрей Иванович.'Такой прелести во всем лесу больше не встретишь.
 — Такой прелести! — Андрей Иванович взял с земли увесистую корягу и с силой бросил ее на ярко-зеленый ковер поляны. Там что-то хлюпнуло, и брызги грязно-: бурой воды разлетелись во все стороны.
 Мальчишки ахнули. Под изумрудно-зеленой травой таилось коварное болото.
 Отряд круто свернул в сторону, — Больше всего, друзья, бойтесь в тайге таких от-крытых зеленых полян, — Андрей Иванович посмотрел на часы. — А отдохнуть действительно пора. Но здесь очень сыро. Выберем место посуше и сделаем привал^ Они прошли еще с полчаса. Но суше не становилось. Ноги по— прежнему тонули в мокром болотистом мху. Под сапогами все так же чавкала жидкая липкая грязь.
 Лес становился гуще. Колючие ветви все чаще цеплялись за накомарник, срывая его с потного горячего лица. Духота стала просто нестерпимой. Валерий в изнеможении опустился на упавшее дерево, — Больше не могу!..
 Его поникшие плеии были темны от пота. Над ним вилась целая туча комарья. И в этой плотной, дымчато-серой туче, прочерчивая ее стремительными черными молниями, носились огромные, словно обезумевшие, оводы. Яростно набрасывались они на неподвижного человека. От их укусов не спасала даже плотная ткань противоэнцефалитной куртки.
 Но Валерий уже не обращал на них внимания. Он слишком устал. Андрей Иванович, ни слова не говоря, расстегнул его рюкзак и переложил себе большую часть багажа. Валерий встал и медленно, не поднимая, голо-вы, побрел дальше.
 Саша тоже выбился из сил. Он шел молча, стараясь не отставать от геологов. Ноги подкашивались. Стучало в висках. Кожа горела от бесчисленных укусов. В голове не было никаких мыслей. Все подавило одно желание — лечь, лечь куда угодно и как угодно, только лечь…
 Но вот стало как будто суше и прохладнее. Саша поднял голову. Солнце зашло за облако. Он остановился и, откинув накомарник, вытер пот с лица. Впереди слышались оживленные голоса Андрея Ивановича и Петра Ильича. Их было еле видно из-за деревьев. Саша подтянул рюкзак и постарался ускорить шаги.
 Вскоре он подошел к геологам. Они стояли на краю большого оврага и что-то внимательно рассматривали.: Саша раздвинул ветви молодых пихточек и посмотрел вниз. Прямо перед его глазами был большой обрыв. Но какой обрыв!
 Огромная многометровая стена снежно-белого, са-хароподобного камня… Ровная и гладкая, сверкающая белизной, она казалась почти прозрачной. А большая груда обломков, скопившаяся у ее подножия, напоминала белую пену морского прибоя.
 Это было настолько неожиданно, что Саша словно застыл, увидев такое сказочное диво. Лишь много минут спустя он обернулся к геологам спросить их, что это за камень. Но солнце, выскользнувшее из-за облаков, осветило эту снежно— белую стену, и слова замерли у мальчика на языке. Каменная стена оказалась не просто белой. Необычайно тонкий, нежно-розовый оттенок, словно прорвавшийся откуда-то из глубины камня, совершенно преобразил его, придав ему цвет ясной утренней зари.
 Ничего подобного Саша не видел ни разу в жизни. Он мгновенно забыл об усталости, жажде, мошкаре. Он смотрел и смотрел на этот чудесный бело-розовый камень, и ему казалось, что от него должно исходить живое тепло человеческого тела. Ему захотелось даже погла-^ дить его рукой. Но в это время кто-то тронул его за плечо. Он обернулся и увидел Петра Ильича. Глаза молодого геолога также были устремлены на каменный обрыв, но взгляд их был почти равнодушным, — Как тебе нравится это обнажение? — спросил он Сашу.
 — Обнажение?..
 — Ну да. Так геологи называют все выходы горных пород на поверхность.
 — Очень! Очень нравится! — Саша сбросил с плеч рюкзак. — А что это за камень, Петр Ильич?
 Брови Петра Ильича приподнялись над очками.
 — Разве ты не узнал его? Это мрамор. Я же тебе показывал образцы его в нашем музее. Правда, там он был иного цвета.
 — Мрамор!.. — Саша снова посмотрел на бледно-розовую каменную громаду. Нежный полупрозрачный камень словно улыбался ему.
 Так вот какой он, мрамор!.. Саше вспомнилось все, что он читал и слышал об этом замечательном камне. Он знал, что из мрамора построены древнегреческий храм Парфенон и знаменитая падающая башня в Пизе. Он слышал, что из мрамора высечены всемирно известные статуи Аполлона Белведерского и Венеры Милосской. Кто-то рассказывал ему, что у ног этой мраморной богини великий Гейне рыдал, как ребенок, потрясенный красотой женского тела, увековеченного в камне неизвестным ваятелем древности. Саша знал, что мрамором облицованы многие подземные дворцы московского метро. Он видел мраморные памятники на городском кладбище и мраморные щиты на электростанции. Но никогда он не думал, что мрамор так прекрасен в своем естественном необработанном виде. Он просто не мог оторвать глаз от сверкающего полупрозрачного камня, Размышления его были прерваны голосом Андрея Ивановича: — Петр Ильич! Саша! Где вы там? Прошу к столу! Саша подхватил рюкзак и последовал за Петром Ильичем. Невдалеке от оврага, под высоким развеси— стым кедром, была разостлана палатка, на которой Андрей Иванович и Валерий, удобно устроившись у раскрытой консервной банки, ловко орудовали ложка-ми. Тут только Саша снова почувствовал огромную усталость и жажду. Он бросил рюкзак и, развалившись на палатке, прильнул к фляге с водой. На еду не хотелось и смотреть.
 — Есть нужно обязательно! — заметил Андрей Иванович и, видя, что лицо мальчика вытянулось в недовольную гримасу, со смехом добавил: — Хотя бы для того, чтобы ваши рюкзаки стали легче.
 Саша нехотя потянулся к консервной банке. После обеда разговор снова зашел о мраморе.
 — Много я повидал на своем веку мраморов, — говорил Андрей Иванович, укладывая свой рюкзак. — Не раз видел я уральские мраморы, был на Газгон-ском месторождении в Узбекистане, пришлось мне побывать на разработках чудесного зеленовато-розового мрамора в Кибиккордоне и на Белой горе, в Карелии, где добывается розовый доломитовый мрамор. Но такого камня, как здесь, я не видел нигде.
 — Да! — отозвался Петр Ильич. — Мрамор великолепен. Не уступит, пожалуй, каррарскому.
 — В Карраре я не был, — ответил Андрей Иванович, — но знаю, что белые скульптурные мраморы Урала не хуже каррарских.
 Саша лежал на спине и смотрел на высокое чистое небо, голубеющее меж густых ветвей могучего кедра. Для него были одинаково незнакомы и мраморы Урала, и мраморы итальянской Каррары. Сейчас его занимало другое — как возникает такое чудо природы.
 — Петр Ильич, — сказал он, оборачиваясь к геологам, — а как образуется мрамор?
 Петр Ильич немного помолчал. Его, видимо, задело замечание Андрея— Ивановича. Но потом, устроившись поудобнее на плаще, он начал рассказывать: — Этот камень прошел большой и сложный путь развития. Когда-то, много миллионов лет назад, здесь было огромное море. Реки, впадающие в море, несли в него массу песка, ила, извести и другого материала, образующегося за счет разрушения речных берегов. Тяжелые песчинки выпадали из воды сразу же, как только попадали в море. Из них образовывались пласты песков или песчаников. Более легкие и подвижные илистые частицы относились водою дальше и, осаждаясь на дно, превращались в глины. Что же касается извести, то она выносилась далеко в открытое море и только там, в результате сложных физико-химических процессов, медленно выпадала в осадок, образуя белые известко-вые илы. Эти илы и дали начало известнякам.
 Возникали известняки и другим путем. Часть растворенной в воде извести извлекалась из нее различными организмами, населяющими море. Они строили из извести свой скелет. После смерти таких организмов твердые части их скелета падали на дно и, скапливаясь там, также давали начало известнякам. Но все это были лишь известняки, то есть те породы, которыми мостят в нашем городе мостовые. Чтобы известняки превратились в мраморы, они должны были подвергнуться воздействию колоссальных температур и давлений. Это и произошло в данном случае. В результате мощных горообразовательных процессов море ушло отсюда, а пласты известняков были смяты в складки, как сминаются листы тетради или книжки, если сильно сжать их с боков. Но это не все. Горообразовательные процессы сопровождались громадными разломами земной коры 2. В эти разломы хлынула из недр земли огненно-жидкая магма, и ее горячее дыхание пронизало пласты сминающихся известняков, заставив их перекристаллизоваться. Мелкие илоподобные частицы углекислой извести превратились в крупные зерна кальцита, из которых и состоит мрамор. Так образовался этот чудесный полупрозрачный камень. Что же касается его окраски, то она зависит обычно от различных примесей, содержащихся в известняках. Возможно, что в данном случае она обязана присутствию марганца.
 Саша слушал, боясь проронить хоть одно слово. Грандиозные картины геологических процессов проносились перед его мысленным взором. То он видел огромное бушующее море. То перед ним вздымались высокие крутые горы. То он слышал грохот страшных разломов, в которых клокотала расплавленная огненно— жидкая магма.
 Но вот Петр Ильич закончил свой рассказ. Саша осмотрелся по сторонам и снова увидел лишь деревья, заросшую мхом землю да маленькую рытвинку, сбегающую к оврагу.
 — Петр Ильич, а где же здесь горы, о которых вы говорили?
 — Горы? — Петр Ильич усмехнулся. — Горы исчезли так же, как исчезло в свое время и море. Вода, ветер, сила тяжести, резкие колебания температуры разрушили их до основания, и пласты пород, залегавшие глубоко в ведрах земли, оказались на поверхности. Иначе мы бы и не увидели нашего мрамора.
 — Да, пора нам в самом деле посмотреть на него поближе, — сказал Андрей Иванович, вставая с места.
 Саша тоже поднялся.
 — Нет, нет! Вы с Валерием полежите еще немного, отдохните, — остановил его Андрей Иванович, — а мы с Петром Ильичем пойдем, опишем это обнажение.
 Саша не стал возражать. Ноги его еще гудели от непривычной дороги. Он улегся на палатку и попросил: — Петр Ильич, принесите мне, пожалуйста, кусочек этого мрамора, — Обязательно принесу.
 Геологи скрылись в овраге. А Саша перевернулся на спину и снова стал смотреть на чистое голубое небо. Время от времени по нему проплывали белые пушистые облака. Медленно двигались они в ту сторону, где лежал разбитый самолет.
 И мысли Саши невольно устремились вслед за облаками. Там, в самолете, осталась Наташа, худенькая светловолосая девушка с большими строгими глазами и крохотными, чуть заметными веснушками вокруг носа. Саша отчетливо представил себе ее открытую, яс-ную улыбку. Какая-то неуловимая связь была между этим бездонным небом, белыми облаками, нежно-розовым мрамором и мягким сиянием ее глаз.
 Саша покосился на Валерия. Тот безмятежно спал, уткнувшись лицом в брезент палатки.
 Саша встал и быстро пошел к оврагу. Ему вдруг снова захотелось увидеть чудесный камень. Но навстречу ему уже шли геологи.
 — Вот тебе образчик нашего мрамора, — сказал Петр Ильич, подавая небольшой обломок бледно-розового камня.
 — Спасибо, Петр Ильич! — Саша осторожно, словно хрустальный сосуд, взял этот поблескивающий на солн-це обломок и начал его рассматривать.
 Вся поверхность камня была покрыта ровными блестящими площадочками в форме параллелограммиков или ромбиков с абсолютно одинаковыми углами. Кое-где они были слегка припорошены белыми блестками. Саша дунул на них, и они заискрились в воздухе, точь-в-точь как крохотные снежинки в морозный солнечный день.
 — А теперь посмотри сюда, — сказал Петр Ильич, вынимая маленький стеклянный флакончик. Он отломил небольшой кусочек мрамора и капнул на него какой-то жидкостью. Капелька сейчас же вскипела. Тысячи крохотных Пузырьков вздулись шапкой на поверхности мрамора, будто это была раскаленная докрасна плита.
 Саша недоуменно взглянул на Петра Ильича. Тот улыбнулся.
 — Вот так и определяется кальцит. Я капнул на него слабой соляной кислотой. Она интенсивно разлагает углекислый кальций. В результате образуется масса углекислого газа. Он-то и вспенивает кислоту.
 — Здорово! Петр Ильич, а эти гладкие ромбики всегда бывают на мраморе?
 — Да, это вторая очень важная особенность кальцита. Следствие его совершенной спайности3 по ромбоэдру 4. И как бы ты ни колол кальцит, он всегда будет ограничиваться такими ромбиками. Понятно?
 Саша кивнул головой: — Понятно. Только почему вы все время говорите о кальците? Кальцит и мрамор — разве это одно и то же?
 — Не совсем так. Правильнее будет сказать, что мрамор — это горная порода, состоящая из крупнокристаллического кальцита. Но кальцит. встречается в природе и в других формах. Из кальцита состоит, например, обычный — известняк. Из кальцита состоит и белый писчий мел. Но в нем, в отличие от мрамора, частицы кальцита настолько малы, что их невозможно увидеть простым глазом.
 К ним подошел Андрей Иванович.
 — Пора, друзья, двигаться дальше. Время не ждет.» Саша бережно завернул в бумагу кусок мрамора и положил его в карман. Вскоре отряд снова двинулся в путь, Некоторое время они шли вдоль оврага. Потом опять повернули точно на север. Дорога становилась все труднее. Сплошные заросли пихтача, то и дело попадающиеся на пути, были почти непроходимы. Двигались медленно. Андрей Иванович изредка посматривал на компас да время от времени делал небольшие затесы на деревьях. Все молчали. Только тогда, когда стано-вилось уже совсем невмоготу, геолог, будто случайно, вспоминал какую-нибудь забавную историю из своей жизни. Но смех быстро гас. Все слишком устали. Часа через полтора Валерий снова не выдержал: — Андрей Иванович!.. Хватит на сегодня. Все равно до реки не успеем добраться.
 — Да мы уже почти пришли.
 — Где же пришли?.. — Валерий безнадежно посмотрел по сторонам. — Это просто пытка!.. Я больше не могу…
 — А знаете, друзья, что я однажды слышал, — заговорил Андрей Иванович почти весело. — Встречаются как-то в старое время два человека: таежный охотник и чиновник. Не помню уже, с чего у их начался разговор, только спрашивает чиновник охотника: — Скажи-ка, борода, отчего твой родитель умер?
 — Родитель-от? Задавил его в тайге медведь, — отвечает охотник.
 — Ишь ты, страсти какие! — перекрестился чиновник. — Ну, а дед твой? Где он душу богу отдал?.
 — И дед в тайге погиб, — отвечает охотник. — Утонул в болотине.
 Чиновник снова перекрестился.
 — Ну, а прадед твой, — спрашивает, — где он преставился?
 — И прадед в тайге. Угодил он, сказывают, под упавшую лесину.
 У чиновника даже картуз зашевелился на голове, — Да как же ты, — говорит, — не боишься в тайгу ходить? Я бы на твоем месте шагу туда не сделал!
 Охотник посмеивается.
 — А твой родитель где помер? — спрашивает он чиновника.
 — Мой-то, как и следует быть, в кровати умер, все-ми своими чадами и домочадцами оплакиваемый.
 Охотник опять усмехается.
 — А дед твой? — спрашивает.
 — И дед в кровати.
 — Ну, а прадед?
 — И прадед в кровати.
 — Да как же ты, — говорит охотник, — не боишься в кровать ложиться? Я бы на твоем месте и кровать-то из избы выкинул.
 На этот раз смеялись долго. У Саши даже слезы выступили на глаза.
 Под ногами снова зачавкала вода.
 — Андрей Иванович, болото!
 — Да, это уже подступы к реке, Я же сказал, что мы почти пришли.
 Валерий недоверчиво покосился на Андрея Ивановича.
 — Почему вы думаете, что это подступы к реке?
 — А разве вы не заметили, что все последнее время мы спускались в долину?
 — В самом деле, мы же все время шли под гору! — воскликнул Саша. — Теперь, наверное, недалеко.
 Но идти стало еще труднее. Воды становилось все больше и больше. Ноги почти по колено уходили в вязкую жижу. Отдельные завалы превратились в сплошной непроходимый бурелом. С трудом приходилось преодолевать каждый метр.
 И в это время, когда измученные путники уже еле передвигали ноги, откуда-то с севера, с той стороны, куда они продирались через эту мрачную болотистую низину, вдруг донесся тихий протяжный стон. л Мальчишки похолодели.
 — Андрей Иванович, что это?..
 — Не знаю. Гадать не хочу. Придём, увидим.
 Он начал осторожно ощупывать ногой большую болотину. Валерий потянул его за рукав: — Андрей Иванович! Подождите!.. Куда же вы? А вдруг там что-нибудь ужасное. Вы же сами говорили, что не случайно эту реку назвали рекой Злых Духов.
 — Неужели ты тоже поверил в эти сказки? — проговорил Андрей Иванович, повторяя сказанные Вале-рием слова.
 Стон повторился. Валерий вздрогнул.
 — Слышите! Там же кто-то стонет!
 — Вот мы и посмотрим, кто там стонет, — сказал Андрей Иванович спокойным голосом и решительно двинулся вперед. Но далеко идти не пришлось. Вскоре отряд остановился перед глубоким длинным болотом. Дальше пути не было. И вправо и влево, насколько можно было видеть в этом темном глухом лесу, перед ними тянулась сплошная полоса неподвижной зеленовато-бурой воды. Кое-где из нее торчали сломанные полусгнившие стволы деревьев. Ближе к берегам виднелись густые заросли осоки. Валерий присвистнул: — Может быть, Андрей Иванович, это и есть ваша мечта? Ваша знаменитая Вая?
 Саша вспыхнул от негодования: «Как можно так насмехаться над взрослым умным человеком? И уже не в первый раз!» Он хотел резко одернуть Валерия.
 Но Андрей Иванович опередил его: — Да, это и есть моя мечта… — ответил он, словно не замечая насмешки Валерия. — Мы стоим в пойме реки Ваи. Достаточно перебраться через эту старицу, и мы увидим саму реку.
 — Реку Злых Духов, — прибавил Петр Ильич.
 — Да, — протянул Андрей Иванович задумчиво, — таинственную реку Злых Духов.
 Саша удивился. Противоположный берег старицы на всем протяжении явственно поднимался вверх и казался совершенно сухим в отличие от болотистой низины, которая примыкала к ней с этой стороны. «Где же там река?» — подумал он и спросил об этом Петра Ильича.
 — А это, Саша, прирусловый вал Ваи. Помнишь, я как-то рассказывал об этом.
 Саша вспомнил, что действительно Петр Ильич как-то говорил на кружке о том, что прирусловая часть поймы всегда несколько приподнята, и тем не менее ему казалось очень странным, что к руслу реки нужно не спускаться, а подниматься.
 Отряд свернул вправо и, пройдя с полкилометра, остановился у завала, перегородившего старицу.
 — Вот вам и мост! — воскликнул Андрей Иванович и первый начал взбираться на темные, переплетенные острыми сучьями деревья.
 Вскоре мрачное болото осталось позади. Противоположный берег его в самом деле был сухим и зарос таким густым ельником, что, казалось, через него невозможно пробраться.
 Но Андрей Иванович решительно двинулся вперед, и через несколько минут лес неожиданно расступился.
 Словно огромный занавес раскрылся вдруг перед изумленными путешественниками. Мощный поток света ударил им в глаза. Перед ними сверкала на солнце большая многоводная река.
 Это было как в сказке. После темного мрачного леса — изумрудно-зеленые берега, золотистые блики на воде, огромный простор голубого неба и море света!..
 С каким наслаждением все сбросили с себя тяжелые рюкзаки и повалились на мягкую сочную траву.
 — Так вот она какая, таинственная река Злых Духов!.. — задумчиво произнес Саша.
 Никто не отозвался. Необычайная тишина стояла над рекой. Слышно было лишь, как журчат ее струи да звенят в воздухе невидимые комары. Солнце начало клониться к западу.
 Саша оглянулся назад, и мысли его снова унеслись"к сырой болотистой низине, где лежал разбитый самолет. Там тоже наступал вечер, и, наверное, уже начало темнеть.
 Сердце мальчика сжалось в тревожном предчувствии: «Как она там?.. Ведь с ней только раненый летчик. Хорошо еще, Андрей Иванович устроил дверь…» Саша благодарно улыбнулся геологу.
 Тот поднялся на ноги и взял ружье: — Ну вот что, друзья, поставьте-ка палатку да вскипятите чайку, а мы с Петром Ильичей пройдемся по бережку, посмотрим…
 Мальчики занялись палаткой.
 — Какая красота здесь, Валерка! — сказал Саша, обтесывая колышек, — Красота-то красота, а все-таки какой-то чертов-шиной припахивает.
 — Где же ты видишь чертовщину? — засмеялся Саша.
 — Да все как-то необычно. И этот гнилой лес, и эта река, как на картинке…
 Саше и самому казалась слишком разительной такая перемена, но он возразил: — Может быть, в тайге всегда так…
 — А стон! — вдруг вспомнил Валерий. — Ты слышал этот жуткий стон?
 Они испуганно посмотрели по сторонам и замолкли, Но все вокруг дышало такой тишиной, таким мирным безмятежным спокойствием, что через минуту Саша снова заговорил: — Какой хороший дядька этот Андрей Иванович! Верно? Ничего не боится!
 Но Валерий был на этот счет другого мнения.
 — Да что ты сегодня все нахваливаешь? Дался тебе Андрей Иванович! Обыкновенный человек.
 — Ну нет, — возразил Саша с жаром, — таких обыкновенных не часто встретишь! А вот ты держишь себя с ним ни на что не похоже. Перебиваешь его, лезешь в спор.
 Валерий вспыхнул: — А что он мне! Да и с какой стати он все время командует: сделай то, сделай это! Мы же с братаном едем.
 Саша присвистнул.
 — Во-первых, мы давно уже никуда не едем, — сказал он насмешливо, — а во— вторых, твой брат лучше тебя понимает, что не будь здесь Андрея Ивановича, нам пришлось бы ой-ой как туго.
 — Что же, по-твоему, Петька не знал бы без него, что нам делать? Хорошего же ты о нем мнения! А он еще взял тебя с собой!
 — О твоем брате я лучшего мнения, чем ты сам, — отрезал Саша, — но Андрей Иванович старше и опытнее его. Для него тайга все равно, что дом родной.
 Он схватил котелок и направился к воде. Валерий что-то буркнул себе под нос и начал раскладывать костер. Вскоре над рекой Злых Духов поплыл дымок. Валерий и Саша уселись у костра. Разговаривать ни тому, ни другому не хотелось.
 Вдруг над рекой как-то сразу потемнело. Оглушительный грохот потряс окрестности. Ребята инстинктивно прижались друг к другу. Огромная фиолетово— черная туча быстро двигалась с запада. Края ее зловеще клубились. Она разрасталась на глазах.
 — Что это?.. — тихо произнес Валерий.
 — Гроза… — неуверенно и также шепотом ответил Саша.
 В это время новый грохот пригнул ребят к земле.
 — Бежим скорей в палатку! — крикнул Валерий и первым юркнул под полог Саша последовал за ним. Грохот все усиливался. Ребята ждали страшного ливня. Но дождя не было. Так прошло несколько минут.
 Наконец раскаты грома начали стихать. Мальчишки выглянули наружу.
 По-прежнему светило солнце. Туча быстро уходила на восток. На костре мирно попыхивал забытый котелок.
 Через полчаса из-за поворота показались геологи.
 — Ну что, ребятки, испугались? — спросил Андрей Иванович, снимая с плеча ружье.
 — Мы и не такие грозы видели! — бодро ответил Валерий, подмигивая Саше.
 — Да, — протянул Андрей Иванович, — гроза своеобразная.
 Он развязал рюкзак: — А теперь быстро ужинать и спать! Все уселись к костру.
 — А что вы интересного видели, Андрей Иванович? — спросил Саша.
 — Да ничего особенного. Отыскали хорошее место для лагеря. Послезавтра начнем перебазироваться.
 Он раскрыл банку с консервами и пододвинул ее ребятам: — Ешьте как следует! А то не доберетесь завтра до самолета.
 Но на этот раз их не пришлось упрашивать. Усевшись поудобнее, они дружно заработали ложками. Никогда еще, кажется, не ел Саша с таким аппетитом, как в этот вечер. Они опорожнили уже третью банку, и Андрей Иванович потянулся за четвертой, как вдруг… над тихой темнеющей рекой, над низкими тонущими в сумерках берегами, над мрачной стеной леса отчетливо пронесся знакомый жалобный стон. Мальчишки вздрогнули и, как по команде, обернулись к Андрею Ивановичу. Он молча отложил нераскрытую банку. Лицо его было спокойным, но серьезным. Петр Ильич тоже взглянул на него и недоуменно пожал плечами.
 В течение нескольких минут все молча прислушивались. Но стон не повторялся. Тогда Андрей Иванович опять взялся за банку и как ни в чем не бывало принялся орудовать ножом. Затем он наполнил свою кружку кипятком и начал бросать в нее маленькие кусочки сухаря.
 Мальчишки сидели не шелохнувшись. — Андрей Иванович улыбнулся: — Ну, что вы приуныли, Робинзон и Пятница? Для кого же 'я старался, раскрывая эту банку?
 Мальчишки переглянулись.
 — Так ведь стонет кто-то… — проговорил Валерии шепотом.
 — Ну и что же? Пусть стонет. Что это вас так тревожит? Кто стонет, тот сам боится. От хорошей жизни не стонут.
 Но ребят это не успокоило. Таинственная река Злых Духов, которая сейчас быстро тонула в ночном мраке,, пугала их все больше и больше. Легенда оживала на: глазах.


 Глава третья ПЛАВАЮЩИЕ МАТЕРИКИ

 Темно и тихо в маленькой брезентовой палатке. Уютно и тепло на мягкой пахучей хвое. Тепло и покойно лежать всем вместе, тесно прижавшись друг к другу, и знать, что ты не один в этой глуши. Тепло и покойно… И так приятно вытянуть натруженные ноги и чувствовать, как подкрадывается к тебе сон и ты проваливаешься куда-то и летишь, летишь…
 Саша в последний раз. потягивается и закрывает глаза. Столько событий за один день! И сколько еще впереди!
 … А все началось с одной книжки, которую как-то увидел Саша у своего одноклассника Петьки Грачева. Он выпросил ее на два дня, а прочел за одну ночь. Никогда еще ни одна книга не производила на него такого сильного впечатления.
 Это была повесть о геологах, об их путешествиях в горы далекой Сибири, о жизни, полной ярких и неожиданных приключений, о тяжелой, но увлекательной работе. И повесть эта захватила Сашу. Он много мечтал о таких людях. Сколько раз, читая какую-нибудь книгу, старался он представить себя на месте любимых героев-путешественников! Сколько раз покидал он мысленно свой дом и уносился в неведомые страны, переживая самые невероятные приключения! Но это было только в мечтах. В действительности же он ни разу не выезжал из родного города, привольно раски-нувшегося на низких берегах большой реки, неторопливо текущей по Русской равнине.
 В этом городе прошла его жизнь, жизнь не большая, но и не легкая. Отца Саша не помнил. По словам матери, он погиб на войне, когда Саша был совсем маленьким. Он жил вдвоем с матерью. Она работала участковым врачом, и им нередко приходилось ломать голову над тем, как лучше употребить ее скромную зарплату.
 И тем не менее жизнь была интересной и радостной. Саша любил свой класс, школьный сад, школьную спортплощадку. В саду несколько деревьев было посажено его руками. А на спортплощадке целая дорожка была сделана Сашей и его товарищами, А какие игры затевали они на берегу реки! Там, в густых зарослях ивняка, помещался штаб «ЧС», там была его любимая белая роща.
 Родной город… Саша любил его всей душой. И все-таки ему очень хотелось попутешествовать! Ведь были же мальчишки, которые уезжали из дома и странствовали по всему свету. Он читал об этом сотни раз. Но то были, конечно, другие времена, времена великих открытий. А теперь… Теперь уже все открыто и изучено. Да и о каких приключениях можно говорить, когда всюду проложены дороги, ходят поезда, летают самолеты!..
 Саша давно смирился с этим. И вдруг — эта книга! — Книга о сегодняшних днях. Книга о людях, которые не когда-то в прошлом, а сейчас, в ту самую минуту, когда он читал, шли по суровой тайге, штурмовали горы, плыли по бурным рекам.
 Саша забыл о времени. Несколько раз его прерывала просыпавшаяся мать. Яркий свет мешал ей спать. И так как Саша каждый раз говорил, что дочитывает, последнюю страницу, мать, наконец, решительно потребовала прекратить чтение, Уйти было некуда. Они жили в одной маленькой комнатушке. Тогда Саша занавесил свою кровать одеялом и продолжал читать при свете карманного фонарика.
 Уснул он лишь под утро. Ему снились горы. Перед ним вздымались отвесные скалы, разверзались бездонные пропасти. Он слышал грохот лавин и водопадов. Он взбирался на снежные вершины, пересекал порожистые реки, пробирался по диким ущельям. И всюду перед ним сверкали алмазы, золото, платина и какие-то неведомые минералы, о которых он только что прочел в этой удивительной книге.
 А утром он опять шел по мокрому тротуару. Навстречу ему спешили прохожие в галошах, с поднятыми воротниками и раскрытыми зонтиками. Мимо проносились звенящие трамваи и большие блестящие автобусы. Как не походило все это на только что прочитанное и увиденное во сне! И Саша решительно распахнул пальто. Он не поднимет воротника! Он будет геологом.
 Вдруг лицо его осветилось радостной улыбкой: в конце улицы мелькнули и скрылись за поворотом знакомые девичьи косы. Саша прибавил шагу, Вот с кем хотелось бы ему поделиться сейчас своим решением, — Наташа! Девушка обернулась.
 — С добрым утром! — сказал Саша почему-то вдруг охрипшим голосом.
 — Здравствуй, Саша. Ты чего так запыхался?
 Он смутился. Лицо Наташи было серьезным, почти строгим. Но в глазах ее поблескивали веселые искорки.
 — Да ведь уже много времени… — ответил он первое, что пришло в голову.
 — Ну что ты! Совсем не много.
 Саша смутился еще больше. Ему хотелось рассказать и о прочитанной книге, и о своем решении, но он не знал, как начать. А искорки в глазах Наташи окончательно запутывали его мысли.
 — Да, конечно… — проговорил он, краснея, — в об-щем-то еще не много…
 Наташа рассмеялась.
 Тогда он набрал в грудь побольше воздуха и с отча-янной решимостью, словно прыгая в глубокий омут, выпалил: — Наташа. Вот скажи. Кем бы ты хотела быть? Она остановилась: — Как—кем быть?
 — Ну, кем ты хочешь работать после учебы? — После учебы?.. — Наташа пожала плечами. — Не знаю, право. Я еще не решила.
 — А я решил. Я буду геологом. Обязательно! Ты знаешь…
 Наташа снова рассмеялась: — Словно сговорились!
 — С кем сговорились?
 — С кем? Да со своим приятелем, Валеркой.
 — — Валеркой?.. — Саша слегка нахмурился. Он давно уже не считал себя приятелем Валерия. Правда, они по-прежнему сидели за одной партой. Часто бывали вместе на переменах. Но отношения их были далеко не приятельскими. Теперь они были просто соперниками. Соперниками в спорте и учебе, соперниками в играх и работе, соперниками во всем. Так что сговариваться с ним Саша не собирался. Но если Наташе кажется, что они друзья, пусть будет так.
 — А откуда тебе известно, кем хочет быть Валерка? — спросил он, немного помолчав, — Откуда известно? Он мне сам об этом говорил, и не раз. Он и в геологический кружок к десятиклассникам записался поэтому. Брат его, Петр Ильич, тоже геолог. Он сейчас учится в аспирантуре при геологическом факультете. Петр Ильич и руководит этим кружком. Разве ты не знаешь?..
 Нет, Валерка ничего не говорил Саше о кружке.
 «Хорош приятель!» — подумал он сердито, но вслух произнес: — Я-то все это знаю, конечно, а вот ты откуда знаешь?
 Наташа улыбнулась: — Оттуда же, откуда и ты. Он сам приглашал меня вчера на кружок. Сегодня там его доклад о какой-то геологической гипотезе. Говорят, очень интересно. Пойдем, Саша… — вдруг добавила она, — а то там одни десятиклассники. Договорились?
 Наташа легонько коснулась его руки.
 — Ну что же, — сказал Саша, — пойдем. Народу на кружок собралось много. Кроме десятиклассников, здесь было несколько учителей, пионервожатая и какой-то молодой человек в очках, по-видимому, брат Валерки.
 Он объявил тему доклада и встал к окну. А к учительскому столу подошел Валерка. Говорил он красиво. Да и вообще держался хоть куда! Не хуже самого Семена Ивановича, директора школы, когда тот выступает на торжественном собрании. Голову откинул назад. Левой рукой небрежно оперся о стол, а правой то и дело поправлял волосы на голове.
 Саша не сводил с него глаз. Валерка излагал гипотезу какого-то ученого Вегенера об образовании гор на Земле.
 До сих пор Саша считал, что горы могут только разрушаться. О том, что горы рождаются и растут, он не слышал никогда. А оказывается, было время, когда не было на Земле ни Кавказа, ни Урала, ни американских Кордильер. И Валерка говорил об этом так просто, как будто знал это всю жизнь. Больше того! Он говорил, что было и такое время, когда на Земле не было самого Американского материка. Европа, Америка и Африка, оказывается, составляли тогда один сплошной континент, который затем вдруг раскололся, от него отделилась теперешняя Америка и поплыла на запад. Да, да! Поплыла так, как плывет по весенней реке ледяная глыба. И по мере продвижения к западу передний край у нее сминался, коробился, изгибался, образуя высочайшие горные цепи.
 У Саши даже дух захватило от картины, которую он на мгновение себе представил. А Валерка! Валерка говорил об этих чудесах с таким видом, будто плавающие материки для него совсем не новость и рассказывать ему о них было самым обычным делом.
 — Посмотрите на висящую перед вами географическую карту, — сказал он, указывая небрежным жестом на приколотую сзади него карту полушарий, — и сравните береговые линии Американского материка и западного побережья Европы и Африки. Ведь они почти полностью совпадают. А это можно объяснить только тем, что прежде эти материки составляли одно целое и лишь позднее разломились, Саша был поражен. Сколько раз смотрел он на эту карту и никогда ему даже в голову не приходило, что берега Америки и Африки так поразительно схожи по очертаниям. А для Валерия это было само собой разумеющимся фактом.
 — Иначе и быть не могло, — говорил Валерка, эффектно поворачиваясь к слушателям, и Саша не мог надивиться его необычайной проницательности. Он уже давно забыл, что Валерка излагал теорию Вегенера. Ему казалось, что именно он, Валерка, впервые обратил внимание на этот поразительный факт. А Валерка все говорил и говорил. Он рассказал о какой-то небольшой рыбке, которая, живя у берегов Англии, плавает метать икру на другую сторону Атлантического океана, к Америке. А как же иначе! Ведь когда-то Европа и Америка были рядом. Он говорил о необычайном сходстве животных и растений на обоих материках. И это было теперь понятным: когда-то они жили на одном материке.
 «Молодец, Валерка!» — подумал Саша с невольной завистью и быстро взглянул на сидящую рядом Наташу. Глаза ее также были устремлены на Валерия, и в них, в этих самоуверенных насмешливых глазах, он впервые увидел восхищение. И было в них что-то еще, что-то такое, чего он никогда не видел прежде. И это что-то больно отозвалось в его душе.
 «Ну что ж… — подумал Саша с грустью. — Он стоит этого. А я… Я все-таки буду геологом! Теперь это решена окончательно. Я буду знать геологию не хуже его. Я уеду далеко-далеко, отыщу среди гор невиданные богатства, и тогда, может быть, она тоже…» Валерка закончил. Хлопали ему долго. Хлопал и Саша. Но на Наташу он больше не смотрел. Ему почему-то захотелось незаметно встать и уйти.
 Однако уйти не пришлось. Петр Ильич поставил на стол какую-то коробку и сказал:
 — Я принес показать вам небольшую коллекцию минералов.
 Все сгрудились вокруг стола. Минералов было много. И для Саши это явилось таким сюрпризом, что он мгновенно забыл все свои огорчения. Только сегодня ночью читал он об этих минералах, пытаясь хоть как-нибудь представить их внешний вид. И вот они были перед ним. Прозрачные, словно искусно выточенные из стекла, кристаллы горного хрусталя. Причудливо слепившиеся почечки бархатисто-зеленого малахита. Тонкие, сросшиеся наподобие веера, иголки нежно-розового турмалина. Блестящие кубики темно-желтого пирита. И многие-многие другие. Одни из них поражали глаз совершенством огранки, другие — необычайно яркой раскраской, третьи — сильным блеском.
 О большинстве этих минералов Саша никогда ничего не слыхал. В объяснениях Петра Ильича ему многое было непонятным. Но тем более привлекательным казалось это многообразие форм и красок, тем заманчивей становилась мечта отправиться на поиски этих сокровищ, запрятанных в недрах земли.
 Увлеченный своими мыслями, Саша не заметил, как постепенно разошлись ребята, и он остался вдвоем с Петром Ильичем, укладывавшим минералы в коробку.
 — Ну что, вихрастый, интересные камешки? Саша вздрогнул от неожиданности: — Еше бы! Неужели все это из земли? Петр Ильич рассмеялся: — Смотря по тому, что называть землей. Вернее будет сказать, что все это из камня. Ну, да в нашем городе ты настоящего-то камня и не видел. Пойдем со мной в университет, помоги мне это донести, а я тебе покажу наш минералогический музей.
 Саша чуть не подпрыгнул от радости: — А можно?..
 — Конечно, можно. Одевайся скорее.
 На другой день Саша прежде всего записался в геологический кружок. А уже через три недели сам делал доклад о русских самоцветах. Готовился он к нему тщательно. Прочел не менее десятка книг. Подобрал в музее вместе с Петром Ильичем коллекцию минералов. Но доклад получился сухим и скучным, н слушали его без особого интереса. Наташа даже не пришла. Не было и Валерия. Он решил уже, что его призванием может быть только поэзия и в тот вечер отправился на литературный кружок, где обсуждалось творчество Байрона. Доклада он там не делал, но выступил, говорят очень удачно, и произвел большое впечатление. Ему много хлопали, и Наташа опять, наверное, не сводила с него восторженного взгляда.
 Может быть, так оно и было. О Байроне нельзя говорить будничными фразами. Саша сам зачитывался его стихами и восхищался героической жизнью мятежного лорда. Но решению своему — стать геологом — на собирался изменять. В последнюю зиму он все свободное время проводил в минералогическом музее университета: выполнял несложные поручения Петра Ильича, приводил в порядок музейные коллекции и читал, читал, читал…
 Мир минералов, неожиданно раскрывшийся перед ним в витринах музея, в рассказах молодого геолога, в книгах, которые давал ему Петр Ильич, ошеломил Сашу, поразил его мальчишеское воображение и потянул к себе властно и неудержимо. Прошло не так уж много времени, и необычайное богатство его красок затмило красоту девичьих кос, а яркий многоликий блеск минералов оказался сильнее блеска больших серых глаз.
 Так, по крайней мере, казалось Саше. Во всяком случае, этот чудесный сказочный мир помог ему примириться с тем, что Валерка оказался достойнее На— ташиного внимания, н Саша смог более или менее равнодушно отнестись к тому, что в последнюю зиму она все чаще и чаще проводила время только с ним.
 Изменилось и его отношение к Наташе.. Уже одно то, что ей мог нравиться Валерка, именно Валерка, о котором шептались по углам почти все девчонки в их классе, делало ее в глазах Саши такой, как все. А его уязвленное самолюбие просто не позволяло ему теперь выделять ее среди других.
 Встречались они теперь только в школе. Нельзя сказать, чтобы Наташа стала избегать его. Нет! Она по-прежнему спрашивала его обо всем, что было непонятным, советовалась с ним и как будто даже обижа-лась на то, что он постоянно находил предлог, чтобы не пойти с нею. в кино или на каток. Но так уж получалось, что у него всегда в таких случаях оказывалось какое-нибудь неотложное дело…
 Он твердо решил не бывать с нею вместе. Он дал себе слово даже не думать о ней после памятного заседания геологического кружка. И хотя, по правде говоря, с тех пор не было, пожалуй, ни одного дня, когда б он не нарушил своего торжественного обещания, хотя душа его все так же замирала от волнения — всякий раз, когда она обращалась к нему с каким-нибудь вопросом, знал обо всем этом только он один. Никто в их классе даже не догадывался, каких усилий стоило ему казаться спокойным и равнодушным, когда она сидела вдвоем с Валеркой на собраниях, танцевала на вечерах, уходила вместе с ним из школы или договаривалась пойти куда-нибудь в выходной день, Так прошла зима. И тут случилось то, о чем Саша, не смел даже подумать. Петр Ильич предложил ему поехать с ним в экспедицию. Самую настоящую геологическую экспедицию, которая вела разведку одного. из сибирских месторождений медных руд. Петр Ильич должен был подобрать там материал для своей диссертации, и ему нужны были помощники. Радости Саши не было границ. Шутка сказать: экспедиция в тайгу!
 Начались сборы, уговоры матери и отсчитывание дней, оставшихся до отъезда. Саша купил себе даже «Полевую геологию» и вечерами штудировал ее вместе с алгеброй и химией, которые предстояло сдавать весной. Вставал он теперь рано, каждое утро проделывал усиленный комплекс упражнений, а потом не менее часа ходил по двору с тяжелым рюкзаком.
 И вдруг все рухнуло. Незадолго перед экзаменами Петр Ильич вызвал Сашу к себе и сказал, что их экспедицию почему-то «сняли с плана». Саша чуть не заплакал с досады.
 А вскоре начались экзамены. На время неудачи с экспедицией отошли на задний план. Появились новые заботы, новые трудности. Некогда было даже на минуту забежать к Петру Ильичу.
 Но вот и последний экзамен. В последний раз Саша подошел к учительскому столу и с волнением вытянул из стопки билет. В последний раз сел за парту и, за— жав руками уши, стал вспоминать все, что он читал и слышал о кислотах и электролитической диссоциации.. В последний раз вышел к доске и, подрыв ее формулами химических реакций, начал отвечать на вопросы. Но до конц. а ответить ему, как всегда, не дали, и через несколько минут он уже выскочил из душного, пропахшего реактивами кабинета во двор, где бушевала зеленью весна.
 На миг Саша остановился и даже зажмурился от яркого солнца и бурной радости. Все-таки здорово сдать последний экзамен и чувствовать себя совсем— совсем свободным! Он подбежал к турнику, где столпились ребята из их класса, и, сбросив рубашку, одним махом взлетел на перекладину. В лицо ему ударил свежий ве-тер. Он нес запах прели и цветов черемухи, он забирался в майку и цеплялся за волосы. А высоко в небе гомонили птицы. И все это было словно специально для них, закончивших девятый класс и повзрослевших сразу на целый год.
 Саша громко ухнул и, вдохнув всей грудью, ринулся головой вниз. Хорошо! Замечательно! Спрыг-нув с турника, он прошелся на руках по земле, пова-лился в траву и долго смотрел на плывущее в небе облачко. На душе его было празднично, в голове не за-. держивалось ни одной мысли, И казалось, будто не облако, а он сам плывет в неведомую даль, покачиваясь на легких волнах радости.
 Но так продолжалось недолго. Едва закончился экзамен и были оглашены отметки, как все высыпали во двор и веселыми стайками по двое, по трое разбрелись по звенящим весенним улицам. И как-то случалось так, что Саша остался один.
 Радость сразу померкла в его душе. Воздух показался не таким уж чистым и прозрачным, а яркий день потускнел и нахмурился. Где-то вдали еще слы-шались мальчишеские голоса, а он все стоял под высоким, только что распустившимся кленом и, невольно прислушиваясь к тихому шелесту листьев, думал о той, которая шла сейчас где-то по шумным улицам я радовалась весне, и улыбалась солнцу, и, 'конечно же, не думала о нем, потому что рядом с ней шел другой — красивый, веселый и остроумный.
 — Вот так-то, старина, — обратился он мысленно к старому развесистому дереву, — и знаю, что. не стоит о ней думать, а… не могу.
 Он горько усмехнулся, махнул рукой и зашагал было к воротам, но потом передумал и опустился на стоящую под деревом скамью. Торопиться было некуда. Впереди — целое лето, А никаких определенных планов на эти каникулы у него не было.
 Ведь он собирался ехать в экспедицию. И до чего же скверно все получилось! А она, наверное, поедет куда-нибудь с Валеркой…
 Саша вздохнул и, встав со скамьи, вышел за ворота. Чем же теперь заняться? А что, если махнуть в университет? Мать все равно еще на работе. Дома делать нечего. И он решительно зашагал к центру города.
 Вскоре показалось большое здание с массивными белыми колоннами. Университет… Саша невольно замедлил шаги. Он каждый раз с волнением останавливался перед этой величественной колоннадой, увенчанной широким карнизом с золотыми буквами. Когда-то здесь проходили люди, ставшие впоследствии величайшими учеными и мыслителями.
 Но сегодня он остановился совсем по другой причине: у колонн мелькнуло знакомое платье и длинные светлые косы. Это было так неожиданно, что в первое мгновение Саша хотел свернуть в сторону и незаметно уйти.
 «Но что она подумает, заметив мое бегство? И почему она здесь?..» Он поднялся по каменным ступеням. Наташа стояла к нему вполоборота и время от времени посматри-вала на закрытые двери. Она, видимо, кого-то ждала, — Наташа— Девушка живо обернулась.
 — Ты что здесь делаешь?..
 В глазах ее мелькнули лукавые огонькиз — Что я здесь делаю?.. Отгадай! Саша пожал плечами: — Как же я могу отгадать?.. Наташа улыбнулась: — А я вот знаю, зачем ты сюда пришел! — Ну, это не мудрено! Я часто здесь бываю.
 — Мало ли что бываешь. А сегодня ты пришел совсем по другому делу, Брови Саши приподнялись от удивления. Он хотел сказать, что пришел, как обычно, поработать в музее. Но Наташа не дала ему и рта раскрыть.
 — Знаю, знаю! — воскликнула она со смехом, — Все знаю! Беги к Петру Ильичу. Он уже хотел послать за тобой.
 — Послать за мной? — сердце Саши дрогнуло в радостном предчувствии. — Где же он? У себя в музее?
 — Да, беги скорее. Он там ждет тебя. Наташа загадочно улыбнулась.
 — Постой, постой! А что же все-таки ты… — начал было Саша, желая продлить эту нечаянную встречу. Но тут слова точно замерли у него на языке: высокая входная дверь распахнулась, и в ней показалась сияющая физиономия Валерки.
 «Так вот зачем она здесь…» — подумал Саша.
 А Валерка сейчас же подскочил к нему и, сильно хлопнув по плечу, затараторил: — Сашка! Вот здорово, что ты пришел! Понимаешь! А Петька меня на розыски послал. Топай к нему! Он…
 Саша его уже не слушал. Даже не взглянув на Наташу, он рванул тяжелую дверь, перебежал полутемный вестибюль и в несколько прыжков поднялся на второй этаж — в минералогический музей.
 Петр Ильич встретил его приветливо: — А, пропащий!.. Проходи, проходи. Я думал, ты сразу после экзамена прибежишь.
 — Да я тут… задержался немного.
 — Ну, ничего! Вот какое дело. Вчера ученый совет утвердил нашу экспедицию. Через три дня выезжаем, Успеешь собраться?
 Саша чуть не подпрыгнул от радости: — Через три дня? Конечно! Я за день соберусь!
 — Ну и отлично! Только вот что… Зарплата небольшая. И что-то там у них со спецодеждой…
 Но разве это имело какое-нибудь значение? Он готов ехать без всякой зарплаты и спецодежды. Экспедиция в тайгу! Это же замечательно.
 Но Петр Ильич не разделял его восторгов.
 — Самое неприятное, — продолжал он озабоченно, — это то, что все наши студенты уже разъехались. Слишком долго мариновали экспедицию. А мне нужно по крайней мере трех человек. Решил взять еще Валерия. А вот с третьим… Валерий тут предложил одну кандидатуру, но… — Петр Ильич покачал головой и забарабанил пальцами по столу. — Не знаю, что и делать. Надо еще подумать, Домой Саша летел как на крыльях. Одно только омрачало его радость: в экспедицию едет и Валерка, Да в конце концов разве он помешает? Пусть едет!.. Главное, что экспедиция все— таки состоится. Состоится!
 Еще до конца этого дня Саша починил свой рюкзак, собрал необходимые вещи, насадил подаренный Петром Ильичей геологический молоток. На другой день они с матерью ходили по магазинам. Купили кирзовые сапоги, полевую сумку и плащ, настоящий геологический плащ из грубого зеленого брезента с капюшоном! Все это он сразу же уложил в рюкзак. А последние два дня буквально не находил себе места. С Наташей он даже не попрощался. Решил не видеть ее до возвращения из экспедиции.
 Но вот и день отъезда. Веселый, запыхавшийся, с рюкзаком за плечами, вышел Саша на платформу вокзала, и первой, кто бросился ему в глаза, была она, Наташа, стоящая возле одного из вагонов.
 «Валерку провожает…» — подумал Саша с горечью и, хотя он уже тысячу раз убеждал себя в том, что это должно быть ему безразличным, хотя ему даже казалось, что он и в самом деле относится к этому совершенно безразлично, настроение его сразу испортилось, Ему никак не хотелось встречаться сейчас с Наташей.
 Он отошел немного в сторону и стал ждать, когда она уйдет с платформы. Но она не уходила. Больше того, Саша увидел, что ее самое как будто провожают. Во всяком случае, здесь же суетилась ее мать А даже маленькая сестренка Милка. И мать явно порывалась заплакать, предусмотрительно вынув из сумки маленький носовой платок.
 «Что за история?..» Дальше оставаться в стороне не имело смысла. Саша поправил рюкзак и подошел к вагону.
 Да. Наташа ехала. Ехала вместе с ними в Урбек. Там, оказывается, жили какие-то ее родственники, и она упросила Петра Ильича, — не без помощи Валерки, конечно, — взять ее с собой. Когда Саша узнал обо всем этом, то сначала ему стало совсем не по себе. «Едет из-за Валерки…» — подумал он почти со злостью. Но постепенно мысли его приняли иное направление, "А почему, собственно, из-за Валерки?.. Может быть, ей действительно нужно повидать этих родственников. К тому же в последнее время она не раз говорила, что тоже решила стать геологом.
 С поезда они пересели на пароход. Затем на самолет. Потом еще на один самолет. И, наконец, достигли крохотного лесного поселка, затерянного в дикой таежной глуши. Однако оказалось, что и отсюда они полетят самолетом, раз в две недели совершавшим регулярные рейсы на базу Урбекской экспедиции.
 В этом поселке к ним и присоединился Андрей Иванович, который возвращался в экспедицию из какой-то командировки. Несмотря на кажущуюся суровость, это был чрезвычайно приветливый человек, оказавшийся к тому же очень простым и веселым. За те несколько дней, которые они провели в поселке, Саша буквально влюбился в него. Еще бы! Во-первых, это был самый настоящий геолог, из тайги. Ведь что ни говори, Петр Ильич все-таки слишком «городской» для геолога, А во-вторых, Андрей Иванович был прямо-таки переполнен всевозможными историями из жизни геологов.
 Словом, Саша очень привязался к своему новому знакомому и старался подражать ему абсолютно во всем. Геологу тоже как будто понравился шустрый смышленый паренек. Несколько раз они ходили в тайгу, рыбачили в маленькой речке, протекавшей через поселок, а чаще всего сидели у костра-дымокура в теня палатки, и Андрей Иванович рассказывал Саше о своей таежной жизни.
 Наконец самолет прибыл. На него погрузили бесчисленные ящики, тюки, бочки, и он вылетел курсом на Урбек.
 С тех пор прошло два дня. Трудно сказать, что ждало бы Сашу, если б самолет благополучно прибыл на место назначения. Конечно, и там было бы много интересного. Но то, с чем столкнулись они здесь, было не просто интересно. Огромная тайна подстерегала их теперь на каждом шагу, заставляя сильнее биться сердце и плотнее прижиматься к локтю товарища.
 …Темно и тихо в маленькой палатке. Уютно и тепло на мягкой пахучей хвое. Тепло и покойно лежать всем вместе, тесно прижавшись друг к другу.


 Глава четвертая В ПЛЕНУ ТАЙГИ

 Яркое утреннее солнце поднялось над бескрайними таежными просторами. Неудержимая лавина света ринулась на дремлющие дебри. Подобно огненному вихрю обрушилась она на остатки ночного мрака, притаившегося под сенью вековых деревьев. Горячие лучи неумолимо теснили его все дальше и дальше, безжалостно загоняли в глубокие овраги и ямы, расправлялись с ним всюду, где он еще цеплялся за груды бурелома и неровности земли.
 Но не так просто было справиться с мраком в сырых болотистых низинах, надежно запрятанных под густыми развесистыми елями. Солнечные лучи не могли пробить плотного, тяжелого шатра темно-зеленой хвои, Они тонули и гасли в хаотическом нагромождении ветвей и стволов.
 Лишь в одном месте этого зеленого океана золотые стрелы солнца нащупали небольшую свежую брешь и, прорвавшись к самой земле, неожиданно уперлись в гладкую поверхность стекол. То были окна упавшего самолета. Тусклые и темные, только что холодно поблескивавшие меж суровых елей, они вдруг ярко вспыхнули и засверкали, точно брызги расплавленного металла. Неподвижный самолет будто ожил. И словно в подтверждение этого открылась его дверь, и в ней показалась маленькая человеческая фигура.
 Худенькая белокурая девушка осторожно спрыгнула на мшистую землю и, сделав несколько неуверенных шагов, с опаской оглянулась по сторонам. Ее тонкая хрупкая фигурка казалась особенно слабой и беспомощной на фоне мрачных гигантов, подступивших вплотную к самолету. Глаза ее светились тревогой и усталостью. Она со страхом всматривалась в сплошную стену деревьев. Но. темная громада леса была непроницаемой» В немом молчании застыли суровые ели. Подобно сказочным великанам стояли они на страже вечного мрака тайги.
 Легкий вздох вырвался из груди девушки. Она еще раз огляделась по сторонам и снова юркнула в само-лет.
 В кабине было сумрачно и душно. Раненый летчик спал, громко посапывая. Где— то под потолком надсадна звенели прорвавшиеся комары. Наташа прикрыла дверь и села на первый попавшийся ящик. Руки ее потянулись к голове. В висках стучало.
 Прошедшая ночь была тревожной. Алексей Михайлович часто стонал и бредил. Снаружи, за тонкими стенками самолета, то и дело слышались какие-то шорохи и возня. Спать почти не пришлось. Лишь к утру Наташа забылась в тревожном тяжелом полусне и теперь мучительно страдала от сильной головной боли.
 Она обернулась к летчику. Теперь Алексей Михайлович спал как будто спокойно. На полу кабины дрожали веселые солнечные зайчики.
 «Пойду пройдусь немного», — подумала она и встз-ла с ящика. Рядом, на бочке, лежали остатки вчерашнего ужина. Наташа нехотя, почти силом, проглотила кусочек сухаря и выпила полкружки холодного кофе. Потом надела куртку и, смазав лицо, и руки рипудином и снова выбралась из самолета…
 Кругом все так же темнели высокие ели и так же таинственно поблескивали ржаво-бурые окна неподвижной воды. Наташа медленно обошла вокруг самолета и, остановившись возле поломанного крыла, долго-долго смотрела в ту сторону, куда вчера утром ушли ее спутники. Как не хотелось ей оставаться здесь, в этом полуразбитом самолете! Однако Андрей Иванович сказал, что оставить раненого летчика одного нельзя. И он был прав, конечно. Но как тоскливо и страшно было ей сейчас одной среди враждебных молчаливых деревьев! Как хотелось быть вместе со всеми — с Андреем Ивановичем и Петром Ильичей, с Валер-кой и Сашей…
 Наташа немного отошла от самолета. Давящая ти-шина нависла над тайгой. Но вот чуткое ухо девушки уловило какое-то тихое журчание. Она прислушалась. Да, где-то совсем близко журчал ручеек.
 «А что если пойти набрать свежей воды?..» Воды в самолете осталось очень мало, да и та была теплой, невкусной. Девушка посмотрела в ту сторону, откуда доносилось журчание ручейка. Но могучие ели смыкались там в сплошную стену, за которой ничего нельзя было рассмотреть.
 Отходить от самолета страшно. Да и Андрей Иванович строго-настрого запретил ей уходить в тайгу. Но ручеек журчал как будто совсем рядом. И Наташа решилась. Она вернулась в самолет, взяла небольшой бидончик и, осторожно ступая по мягкому мху, направилась в сторону ручья.
 Идти по утреннему лесу после душной, пропахшей бензином кабины было одно удовольствие. У Наташи перестала даже болеть голова и исчез почти всякий страх. Но, пройдя несколько шагов, она невольно обернулась. Самолет был уже еле виден из-за деревьев. Теперь они обступали ее со всех сторон, высокие, седые…
 Не вернуться ли? Но ручеек журчал где-то совсем близко. А самолет — вот он, рядом. Насидишься еще в кабине… И Наташа медленно двинулась вперед.
 Однако не прошла она и полусотни шагов, как путь ей преградили две большие упавшие ели. Ощетинившиеся длинными колючими сучьями, они казались неприступными. Наташа решила Обойти их и направилась вдоль поваленных деревьев, но вершины елей упирались в другой, еще более страшный завал. Тогда она повернула в другую сторону и вскоре остановилась перед большой глыбой земли, вырванной корнями упавших великанов. За этой глыбой виднелась совершенно ровная чистая полянка, поросшая молодым бледно-зеленым мхом. Обрадованная Наташа пошла было по ней. Но не успела она сделать и шага, как почувствовала, что ноги ее погружаются в трясину.
 Наташа быстро отскочила назад. На миг ей снова захотелось вернуться обратно. Но в следующую минуту она решительно ухватилась за сук и перебралась через завал. Оказывается, это было не так трудно.
 Однако вскоре перед ней вырос второй завал, затем третий, четвертый… Но теперь они Наташу не пугали. Ей даже понравилось перебираться через эти лесные баррикады. Она опять вспомнила своих мальчишек, представила, как идут они сейчас по тайге, перебираются через упавшие деревья и, может быть, думают о ней.
 Наташа остановилась и посмотрела по сторонам. Деревья и деревья… И она совсем одна. Все-таки страшно. А. мальчишки… Им, должно быть, тоже не весело. Правда, с ними Андрей Иванович. Но ведь самолет совсем близко… И Наташа снова двинулась к ручью.
 На миг ей представился вихрастый Саша. Умный, честный и до смешного справедливый.
 «Командор честных и справедливых!..» — вспомнила Наташа, и на душе ее стало как-то особенно тепло. Словно исчез вдруг окружающий ее темный лес и она снова оказалась в своей школе, среди своих девчат и мальчишек.
 Ох, уж эти мальчишки! Ведь это они еще в пятом классе придумали «тайное» общество «ЧС», девиз которого — «честность и справедливость» был выгравирован на внутренней стороне пряжек их ремней. Командором у них был Саша. А попасть в «ЧС» было не легко. Вступавшие в него давали клятву честности и справедливости и подписывали ее своей кровью. Сколько было их, чесовцев, не знал никто, но. боялись их многие. Если кто из ребят оказывался, по мнению «ЧС», нечестным, его просто-напросто колотили. Перепадало и девочкам…
 А как отстаивали чесовцы свой девиз! Особенно их командор.
 «Честность и справедливость — это то, без чего невозможен прогресс человека как биологического вида…» Она улыбнулась, вспомнив это выступление Саши на одном из школьных диспутов, где они схватились с Валерием. Слова Саши были слишком уж «учеными» и звучали немного наивно. Но для него это были не просто слова. Везде и во всем, в школе и на улице, в кругу своих друзей и перед совершенно незнакомыми людьми, выступал он против несправедливости. Некоторые ребята не одобряли этого. Другие посмеивались над ним. А были и такие, которые прямо грозили командору чесовцев устроить темную за то, что он «совал свой нос, куда не просят». Но в глазах Наташи это делало его на целую голову выше других мальчишек.
 Одно не нравилось ей в Саше. Уж слишком он был настойчив и вспыльчив не в меру. Его требование спра-ведливости иногда переходило всякие границы.
 Как-то ехала она с ним в автобусе в кино. Автобус был переполнен. На передних сиденьях небрежно развалились два молодчика в ярко-зеленых пиджаках и пестрых джемперах. Саша раза два покосился на них'и а усмешкой покачал головой. Наташа, зная особую неприязнь командора «ЧС» к подобного рода молодцам, постаралась отвлечь его внимание. Но в это время в автобус вошла пожилая женщина с тяжелой кошелкой. Окинув взглядом занятые сиденья, она поставила сумку на пол и тяжело оперлась на металлическую стойку.
 Саша, казалось, только этого и ждал. Он сейчас же обернулся к зеленым пиджакам: — Посадите старушку! Не видите, она еле стоит!
 Но занятые разговором молодые люди не обратили на него ни м-алейшего внимания. Тогда Саша повысил голос: — Вы что, глухие? Освободите место женщине! Зеленые пиджаки не удостоили его даже взглядом, Саша начал протискиваться к ним ближе. Наташа пен. пыталась удержать его за руку: — Не надо! Саша, оставь их!..
 Но он будто и не слышал. У рта его появились упрямые складки. Глаза потемнели. Он протиснулся к мо-лодым людям вплотную и громко произнес — Послушайте! У вас совесть есть? Бы не видите,, что перед вами стоит пожилая женщина?
 Молодые люди замолчали. Один из них посмотрел на Сашу так, словно перед ним жужжала назойливая муха, и процедил сквозь зубы: — — Ты чего пристал? Тебе чего надо? Или очень хочется по полу ползать?..
 — Я хочу, чтобы вы были на людей похожи и освободили место женщине! — выпалил Саша одним духом, — Ах ты, щенок!.. Саша вспыхнул: — Что? Я щенок?.. А вы… вы… патентованные стиляги! Таких, как вы, надо из автобуса выбрасывать!. .
 Зеленые пиджаки затряслись от см'еха.
 Что произошло дальше Наташа не видела. Перед ее глазами мелькнула слетевшая с головы одного из молодчиков шляпа. Потом дернулся в сторону Сашин вихор. Послышались испуганные возгласы пассажиров. Ее оттолкнули в сторону. Автобус резко затормозил. Открылась дверь, и зеленые пиджаки выскользнули наружу.
 Под глазом у Саши набухал огромный синяк. Сидевший неподалеку от Наташи мужчина наставительно заметил: — И чего милиция смотрит? Совсем еще мальчишка, а уже отъявленный хулиган. Эк его раскрасили!..
 — Да, да, да! — затараторила его соседка. — Эти мальчишки стали совершенно несносными. Не понимаю, чему их учат в школе!
 В автобусе стало шумно. Заговорили все сразу. Голоса пожилой женщины и стоящих подле нее пассажиров, которые пытались что-то сказать в защиту Саши, потонули в общем гуле нравоучений, полившихся на его голову. Наташа готова была сгореть от стыда. К счастью, на следующей остановке им нужно было сходить. С тех пор Наташа старалась не ездить с Сашей в автобусе. Убеждать его в том, что он не прав, было бесполезно.
 А вот Валерий никогда бы не поставил ее в такое неудобное положение. Он вообще мало чем похож на Сашу. Если он и делает кому-нибудь замечание, то делает это спокойно, вежливо, как бы между прочим а чаще всего старается быть лучше в стороне от всякого рода «историй». Преклонение Саши перед справедливостью он считает просто ребячеством.
 — Справедливость, — как-то сказал он Наташе, — это мечта слабых. Сильным справедливость не нужна.
 Валерий может и приврать немного. Но он так хорошо играет на пианино и поет, так замечательно танцует! Он знает всех знаменитых артистов и спортсменов. Он даже пишет стихи и посвящает их ей, Наташе Севериной. Правда, стихи эти смешные-смешные. Но ей они все-таки дороги. Ведь написаны они для нее…
 Щеки Наташи чуть-чуть порозовели, Она остановилась у молодой развесистой пихты и на мгновение за-рылась лицом в ее мягкую душистую хвою. Ей вспом-пился один вечер. Это было прошлой весной, на второй или третий день после сдачи экзаменов. Валерий пригласил ее на свой день рождения. И в назначенный час с большим букетом сирени, в своем любимом синем платье, взволнованная и радостная, она впервые переступила порог их квартиры.
 В прихожей ее встретили Валерий и его мать Анна Николаевна, очень красивая и очень ласковая женщина. Она обняла Наташу за плечи и сказала, что давно хотела с нею познакомиться. А Валерий сейчас же повел ее в свою комнату, чтобы показать недавно куп-денное ему пианино.
 Квартира Лариных была большая, обставлена дорогой мебелью, и Наташа чувствовала себя неловко среди зеркальных шкафов, огромных ковров и тяжелых мягких кресел. Но вскоре подошли другие ребята. Квартира наполнилась шумом. И в ней стало сразу уютно.
 Анна Николаевна пригласила ребят к столу. Чего только не было на этом столе! Наташа никогда не видела сразу столько сладостей и такой красивой блестящей посуды. Сначала ребята стеснялись. Но Анна Николаевна угощала их с такой настойчивостью и так просто, что вскоре все почувствовали себя как дома. А после того как их угостили каким-то сладким душистым вином, за столом поднялся шум, какой бывал не на каждой перемене.
 Наташа сидела рядом с Валерием, и ей казалось, что его мать относится к ней особенно внимательно. Это смущало ее и в то же время наполняло радостным чувством, от которого все вокруг делалось еще более красивым и праздничным.
 Потом они танцевали, играли, пели песни. А под конец Валерий сел за свое новое пианино и, не спуская с Наташи глаз, заиграл ее любимый вальс. Когда же все начали расходиться домой, он отвел Наташу в сторону и, передавая ей сложенный в несколько раз лист бумаги, тихо сказал: — Это мой подарок тебе…
 Наташа смутилась, неловко сунула бумажку в карман платья и, не зная, что сказать Валерию, поспеши» ла спрятаться за спинами подруг.
 Только возле своего дома, оставшись совсем одна, подошла к уличному фонарю и развернула завет-ный листочек. Это были стихи. Вначале Наташа ничего не могла разобрать, кроме двух больших букв «Н*** С***», тщательно выведенных сверху листа. Буквы прыгали перед ее глазами, а строчки разбегались в разные стороны. Но постепенно до нее начал доходить смысл написанного.
 Валерий писал о весенней ночи, о «волшебной лазурной» ночи, которая «синевою воздуха спорила с таинственной синевой небес». Наташа невольно посмотрела на небо. Оно было черное, как сажа. Но разве это име-ло какое-нибудь значение, если дальше Валерий писал о ней, Наташе, и сравнивал ее и с луной, и со звезда-ми, и с дыханием ночи, и с ночным ветерком. Все это было трудно представить. Но голова Наташи кружи-лась от выпитого вина и от музыки, и от улыбки Валерия, и просто оттого, что была весна, кругом цвела сирень, а жизнь была такой прекрасной и радостной, И ей уже казалось, что небо в самом деле синее, а воздух синий, и сама она легче самого легкого ветерка…
 … Наташа остановилась и посмотрела кругом. Лес стал как будто еще темнее. Огромные вековые деревья обступили ее сплошной стеной. Солнечный свет почти не проникал через их сомкнутые кроны. Ей снова стало страшно. Почему так долго нет ручья? Она прошла уже порядочно. А он все журчит где-то в стороне. Но теперь уже наверняка недалеко. Не возвращаться же с пустым бидоном!
 Она снова представила себе веселого неунывающего Валерия. До чего же красивые у него глаза! Когда он смотрит на нее, ее охватывает такое чувство, какое возникло бы, наверное, у человека, у которого вдруг вырастают крылья, а под ногами разверзается зияющая бездна. Человек этот еще не знает силу своих крыльев:: вознесут ли они его в сияющую высь или рухнет он в бездонную пропасть. Это так страшно! И в то же время так заманчиво…
 Саша не вызывал у нее таких чувств. Но Саша был единственным человеком, за которого она могла бы в любой момент поручиться, как за самое себя… Он единственный человек, на которого она могла бы положиться всегда и во всем. Ей вспомнилось вдруг позапрошлое лето, когда они были вместе в пионерском лагере.
 Однажды их отряд отправился в соседнюю деревню помочь колхозникам убирать сено. Был ясный солнеч-ный день. Луга начинались сразу же за деревней. Широким многоцветным ковром раскинулись они по берегам маленькой речки, лениво бегущей среди зарослей тальника.
 С криками и смехом, словно в воду с высокого бе-, рега, ринулись ребята к стоящим вдали копнам. В гла-зах пестрело от желтых лютиков и белой кашки. Ноги тонули в густой зеленой траве. А в жарком — неподвижном воздухе, наполненном сладковатым ароматом свежего сена, стоял неумолчный треск кузнечиков.
 Наташа мчалась впереди всех, разводя руками высокие метелки конского щавеля. Ей не терпелось броситься на кучу скошенной травы. Ей не-пременно хотелось быть там первой. Но вот она взбежала на пригорок и даже вскрикнула от неожиданности: весь пригорок был усеян яркими красными маками. Они покачивались на своих тонких ножках и будто кивали ей своими круглыми пунцовыми головками.
 Наташа невольно остановилась. Какой простор… Откуда-то издали доносился рокот работающей косилки. За дальним лесом слышался монотонный гул трактора, И над всеми этими звуками плыла тихая протяжная песня, которую с чувством вели молодые женские голоса.
 Для Наташи, детство которой прошло на улицах большого города, все это было волшебной сказкой. Никогда не думала она, что работа, обычная деревенская работа, может быть так прекрасна.
 Целый день, до вечера, со смехом и шутками сгребали они в кучи мягкое пахучее сено. Обедали здесь же, на лугу, у речки, в которой дрожали над водой большие белоснежные лилии. Потом играли в прятки в высокой, до пояса, траве, валялись на душистом сене и только под вечер усталые, довольные, с большими букетами цветов возвратились в деревню, где в маленькой сельской школе был приготовлен им ночлег.
 И тут случилось несчастье: Наташа наступила на обломок косы и сильно порезала ногу. Поднялся пере-: полох. Ребята обегали всю деревню. Облазили все здание школы. Но нигде не нашлось даже йода. С большим трудом вожатая остановила кровь и перевязала ногу своим носовым платком. Но боль не проходила. А с наступлением темноты в окна школы забарабанил дождь.
 До полночи, почти без перерыва шумел назойливый дождик, и до полуночи не спала Наташа, поглаживая больную вспухшую ногу. А в первом часу скрипнула входная дверь, и на пороге показалась мальчишеская фигура.
 Это был Саша. Он вымок до нитки, ноги его были по колено в грязи, В руках он сжимал какую-то большую, картонную коробку.
 Ребята подняли головы.
 — Саша, ты чего это?.. «» послышался заспанный голос вожатой.
 — Да вот аптечку принес… Надо же перевязать Наташу.
 — — Откуда принес? — удивилась вожатая.
 — Из лагеря, конечно. Откуда же еще!.. Огромное чувство благодарности переполнило тогда Наташу: ведь до лагеря было не меньше семи километров…
 … Она снова остановилась и, подняв с земли сухую ветку, начала машинально обламывать с нее сучки. Да, Саша был самым преданным другом. И, может быть, именно поэтому в последнее время она все чаще ловила себя на мысли, что она в чем-то виновата перед ним. Эта мысль снова и снова возвращалась к Наташе, хотя она как будто бы ни в чем не могла себя. упрекнуть. В душе она относилась к нему очень хорошо, лучше, чем к кому бы то ни было другому.
 Но ведь это только в душе. Он, по-видимому, даже ни о чем и не догадывается, не знает, как она ценит, его дружбу-Наташа остановилась перед большим колючим завалом. Но что это? Она прислушалась. Журчание ручья доносилось уже откуда-то сзади.
 — Как же я его не заметила?..
 Она повернула обратно. Вновь перебралась через завал.
 Прошла еще немного. И снова прислушалась. Журчание опять послышалось за ее спиной…
 — Что такое?!
 Наташа вернулась к завалу. Журчание доносилось как будто из-под ног.
 Так вот оно что! Ручей течет под завалом! Наташа пошла вдоль поваленных деревьев и, наконец, увидела небольшой ручеек, пробирающийся меж громадных елей. Девушка радостно улыбнулась:
 — Вот ты где, плутишка!..
 Она присела у самой воды и опустила в нее руки. Вода в ручье была холодная, чуть буроватая, но чистая и прозрачная. Наташа с удовольствием напилась и, став на колени, наполнила свой бидончик.
 Дно ручья покрывал слой белого песка, а в самой середине его, где течение было особенно быстрым, на песке выделялись какие-то мелкие темные зер-нышкя.
 Вдруг резкий порыв ветра всколыхнул вершины елей, и тонкий луч солнца прорвался к затерянному ручейку. На мгновение ручей словно ожил, а на дне его ярко блеснули темные зернышки.
 Наташа встрепенулась: «Вдруг это что-нибудь интересное!» Она зачерпнула маленькую щепотку песка, но быстрое течение смыло легкие песчинки, и в руке осталось лишь несколько тяжелых зернышек. Наташа поднесла их к глазам и стала внимательно рассматривать.
 На ладони лежали тонкие блестящие плиточки, по цвету похожие на оловянную фольгу, в которую завер-тывают шоколадные конфеты. Плиточки мелкие: мень-: ше конопляного семечка. И все-таки можно было рассмотреть, что почти все они имеют форму маленьких правильных шестиугольничков, «Что бы это могло быть?» — подумала Наташа, рассматривая крохотные блестящие пластиночки. Ничего подобного она не видела даже в музее Петра Ильича.
 — Надо набрать их побольше, — сказала она себе и зачерпнула целую горсть песка. На ладони осталась заметная кучка тяжелых сверкающих плиточек. Наташа тщательно завернула их в бумажку и положила в карман куртки.
 Пора возвращаться.
 Вот и последний завал, через который она дважды перебиралась, отыскивая ручей. Но куда от него идти? В какую сторону?..
 Наташа огляделась. Повсюду ее окружали высокие томные ели. Куда же идти? Вон вдали кик будто знакомое поваленное дерево! Наташа проворно направилась к нему, перебралась через большой завал, прошла еще несколько шагов и неожиданно оказалась на краю болота.
 Девушка остановилась и растерянно посмотрела по сторонам. Нет. Здесь она не проходила… Она повернула в другую сторону. Перебралась через несколько завалов. И снова остановилась.
 «Пора бы быть самолету…»—мелькнула у нее тревожная мысль. Наташа пошла быстрее. Неясный страх начал заползать в ее душу. Правильно ли она идет? Она пересекла еще несколько завалов и с ужасом увидела, что перед нею снова расстилается болото.
 Заблудилась!.. Заблудилась… Оставалось одно: выйти на ручеек и поискать свои следы. Наташа прислушалась. Но кругом было тихо. Лишь где-то в стороне глухо поскрипывает надломленное дерево.
 Что же делать? Кричать? Но кто ее услышит? Идти? Но куда?..
 Вдруг тихий шорох послышался за ближним завалом, Наташа вздрогнула всем телом и быстро обернулась. Чьи-то внимательные злые глаза следили за ней «з-за густых ветвей. На миг она окаменела. Но в следующее мгновение вскрикнула, выронила из рук бидончик и что есть мочи бросилась бежать.
 Она бежала, не разбирая дороги. Острые сучья царапали ей лицо и руки. Она проваливалась в какие-то ямы. Вставала и снова бежала. Бежала до тех пор, пока не почувствовала под ногами трясину.
 Тогда она отступила назад и в изнеможении опустилась на поваленное дерево. Наташа была в отчаянии: «Уйти, никому ничего не сказав! Без ружья, без компаса. Бросить на произвол судьбы раненого человека! И вот теперь так глупо умереть у этого болота… Это могла сделать только она. Глупая, глупая девчонка! И она еще собиралась стать геологом! Где уж там!.. — Сидеть бы ей дома, около мамы…» Она вдруг вспомнила ее, свою маму, заботливую, ласковую, нежную. Она увидела ее лицо таким, каким оно было в последний раз, у поезда, когда мама изо всех сил крепилась, чтобы не заплакать, но Наташа видела, что ее милые печальные глаза блестят от слез.
 «Бедная мамочка!..» — Наташа всхлипнула. Силы окончательно оставили ее.


 Глава пятая НЕ ВСЕ ТО ЗОЛОТО, ЧТО БЛЕСТИТ

 Вая просыпалась… Точно гордая капризная красавица, привольно разметавшаяся на пышных изумрудных шелках своего ложа, нежилась она под сенью хмурых лесов, надежно охраняющих ее от любопытных глаз. Лениво, словно нехотя, сбрасывала с себя ажурные покровы ночного тумана. Тихо, сонным голосом шепталась с зелеными, омытыми росой берегами. Кокетливой рябью отвечала на шалости утреннего ветерка.
 Но вот яркое солнце показалось над лесом. Тысячами сверкающих искр брызнули его горячие лучи сквозь высокий частокол вершин. Тысячами крохотных огней вспыхнули капли росы на мгновенно оживших берегах. Тысячи трепетных бликов побежали по воде навстречу солнцу. Будто чья-то светлая улыбка озарила склонившиеся над рекой леса…
 Андрей Иванович отбросил полог палатки и вышел на берег. С реки потягивало холодком. Он поежился. Невольно покосился на высокую, словно только что политую из лейки траву. На миг остановился. Но потом быстро сбежал к реке, разделся и, не раздумывая, бросился в искрящуюся на солнце воду.
 Через минуту несколько взмахов сильных рук вынесли его на середину реки. Он фыркнул от удовольствия, шумно вдохнул тугой, пахнущий туманом воздух, упрямо тряхнул головой и легко поплыл вдоль седых от росы берегов навстречу утреннему ветру…
 Выбравшись на берег, он быстро оделся, разложил костер, пристроил на нем котелок с водой и только после этого окликнул своих спутников.
 Спустя несколько минут из палатки выбрался Петр Ильич и показались заспанные лица мальчишек. Вставать им явно не хотелось. Давал себя знать трудный переход по тайге. Зябко поеживаясь, они присели у костра.
 Андрей Иванович рассмеялся: — — Чего вы к костру-то жметесь? А ну-ка в воду!
 Валерий передернул плечами: — А вы бы сами — в воду.
 — Так я только что оттуда. — Андрей Иванович c улыбкой показал на мокрые волосы.
 Саше снова стало стыдно за дерзость Валерия и, хотя его самого пробирала дрожь, он быстро вскочил, разделся и, ни слова не говоря, побежал к воде.
 — Ох, хорошо!.. — послышалось оттуда через некоторое время. — Валерка, Петр Ильич, идите сюда!.. Вода — как парное молоко!..
 Петр Ильич замахал обеими руками: — Нет, я на такие подвиги не способен.
 А Валерий поднялся, молча сбросил с себя одежду и, смешно подпрыгивая по мокрой траве, тоже затрусил к воде.
 Вскоре мальчишки переплыли реку и вышли на небольшой мысок противоположного берега. Травы здесь не было. С небольшого обрыва, нависшего над мыском, по— видимому, то и дело обрушивались комья глины, поэтому весь мысок был покрыт красноватой липкой грязью.
 — Ну и пляж!.. — проворчал Валерий, отмахиваясь от комаров. — Плывем обратно!
 Он пошел было к воде, но вдруг остановился.
 — Сашка! Смотри. Вот т. ебе и владения злых духов!
 Саша посмотрел на землю. Прямо у ног Валерия белела грязная скомканная бумажка.
 — А вот еще!
 — Да их здесь полно!
 Действительно, весь мысок был засеян скомканными, пожелтевшими, замазанными глиной и по-видимому побывавшими в воде бумажкам-и.
 — Не хватает только консервных банок и пустых бутылок! — рассмеялся Валерий.
 Саша промолчал. Слишком уж обыденными 'были эти бумажки на берегах реки Злых Духов. Мальчики поплыли обратно.
 Андрей Иванович и Петр Ильич о чем-то оживленно разговаривали, лосматривая на разложенную перед ними карту.
 — Андрей Иванович! — Валерий насмешливо прищурил глаза. — А ваши духи, оказывается, вполне цивилизованный народ!
 — То есть?
 — Отправляясь на пикники, они завертывают свою закуску в бумагу.
 — Какую закуску? Какую бумагу? Ничего не пойму!
 Саше надоело Валеркино кривляние: — Мы были на том берегу, Андрей Иванович, и нашли там целую груду каких-то бумажек.
 — Бумажек? — Андрей Иванович на минуту задумался. — А вы поднимали их с земли-то?
 Валерий брезгливо поморщился: — Будем мы о всякую пакость руки марать! Андрей Иванович окинул его быстрым взглядом: — Геологу не всегда приходится заботиться о чистоте своих рук. А ну-ка, плывем обратно!
 Он быстро разделся, и все трое снова попрыгали в воду. Вскоре они были на мыске. Андрей Иванович взглянул на скомканные бумажки, потом перевел глаза на усмехающегося Валерия, — и громкий звучный смех покатился над рекой, Валерий и Саша недоуменно смотрели на неожиданно развеселившегося геолога. А он подошел к обрыву, с минуту пошарил по нему глазами и вдруг сказал: — Копните-ка здесь!..
 Саша нерешительно отломил комок красной глины и даже присвистнул от удивления: из глины торчал такой же серовато-желтый, скомканный, словно подмоченный кусок бумаги или картона.
 — Мои духи были больше, чем цивилизованными, — сказал Андрей Иванович со смехом. — Они закапывали свои обертки в землю, не то что некоторые нынешние молодые люди, которые оставляют после себя целую свалку мусора.
 Мальчишки пристыженно молчали. Было ясно, что они здорово попались. Теперь уж они и сами видели, что это вовсе не бумага, — Что же это такое, Андрей Иванович? — спросил наконец Саша, внимательно рассматривая воло'кни-стую, желтовато-серую массу.
 — Это вам Петр Ильич расскажет. Возьмите с собой кусочек и скорее плывем обратно, а то нас здесь совсем заедят!
 Петр Ильич с нетерпением ждал их на берегу.
 — Ну что там такое? От вашего смеха у меня чуть костер не погас.
 Саша подал ему находку.
 — Ах, вот оно что! — рассмеялся и Петр Ильич. — Так это палыгорскит, горная кожа.
 —  — Какая кожа?
 — Ну, так называется этот минерал.
 Саша с удивлением перевел глаза на измятые грязно-серые лохмотья.
 — Неужели это минерал? Он же в воде плавает.
 — Конечно минерал, и самый заурядный к тому же. Он образуется в результате поверхностного разложения магнезиальных пород и встречается в очень многих местах: на Украине, в Крыму, на Северном Кавказе. А на Волге, например, кое-где бичевник буквально усеян палыгорскитом.
 — Значит, в состав его входит магний? — снова спросил Саша, — Да, это силикат алюминия и магния. Но состав его очень непостоянен. Что же касается того, что он в воде не тонет, так это потому, что в нем много маленьких пустото. к с воздухом.
 — Что же делают из этого минерала?
 — Ничего не делают. Что из него сделаешь? Саша обернулся к Андрею Ивановичу: — Андрей Иванович, а вы как-то говорили, что каждый. минерал можно использовать с толком.
 — Я и сейчас это скажу. Как же вы, Петя, так равнодушно говорите о том, что из палыторскита ничего не делают. И плохо, что ничего не делают. Это же замечательный строительный материал. Лучшей звукоизоляции трудно и придумать. Да и как теплоизоляционный материал он будет служить отлично.
 Андрей Иванович. подмигнул насупившемуся Валерию и весело заметил: — А то что вы, ребятки, приняли его за обыкновенную намокшую бумагу, так это со многими случается. Когда я был еще студентом, один мой товарищ, боль-той шутник и весельчак, выкинул такой номер. Он взял однажды кусок белого картона, намочил его, помял немного, потом высушил, обмазал глиной и во время очередных практических занятий по минералогии подсунул преподавателю. А тот, хоть и считал себя большим знатоком минералов, но очень не любил марать руки, — Андрей Иванович чуть заметно улыбнулся. — Так вот, посмотрел он издали на эту скомканную картонку и говорит: «Это минерал палыторскит, пора бы вам самим знать…» Снова дружный смех прокатился над тихой рекой, а на щеках Валерия появился легкий румянец. Андрей Иванович потянулся к рюкзакам: — Ну, а теперь, друзья, завтракать и в путь! Там нас, наверное, заждались.
 Все уселись у костра. Солнце поднялось уже довольно высоко. Ветер стих. Над дальней кромкой леса появилось большое лохматое облако. Мальчишки с аппетитом налегли на завтрак. От вчерашних страхов не осталось и следа.
 Мысли Саши настойчиво вертелись вокруг диковинного минерала. Он посмотрел на валяющийся возле' него кусок тгалыгорскита и невольно покачал головой. Хоть Петр Ильич и сказал, что это самый заурядный минерал, на Сашу он произвел огромное впечатление, — Это, наверное, самый интересный минерал на свете? — обратился он к Андрею Ивановичу, набивая рот печеночным паштетом.
 — Ну что ты! Встречаются куда более интересные минералы. Возьми, к примеру, асбест. Ведь это тоже минерал, приблизительно такого же состава, что и палыгорскит, а между тем его тончайшие блестящие волоконца не отличишь от шелковой нити. Их можно прясть, ткать. Из них можно изготовить прекрасную белую одежду. Да какую одежду! Она в полном смысле слова в огне не горит…
 — Почему же не делают такой одежды? — вмешался в разговор Валерий.
 — Как не делают. Делают и носят.
 — Кто?
 — Те, кому она необходима. Пожарники, например, Валерий хмыкнул: — Пожарники!.. А я думал..
 — А ты думал, что из такого ценного материала юбочки балеринам шьют?
 Саша задохнулся от смеха: — Он… Он думал, что из него рубашки шьют для начинающих курильщиков.
 Валерий покраснел. Он вспомнил, как прошлым летом, желая поразить товарищей, он закурил папиросу и прожег ворот своей рубашки.
 — Закудахтал! — огрызнулся он на Сашу, склонившегося над кипящим котелком. — В костер не свались!
 — Не бойся! Без чаю тебя не оставлю. — Саша налил себе кипятку и снова обратился к Андрею Ивановичу: — Но ведь волокна асбеста, наверное, толще шел— ковинки?
 — Нет, как раз наоборот. Они во много раз тоньше шелковой нити. Поперечное сечение одного волоконца хризотил-асбеста меньше одной десятитысячной доли миллиметра. Представляете? Такую нить невозможно даже увидеть простым глазом. Нужно сложить в ряд несколько десятков аобестинок, чтобы получить сечение человеческого волоса. Вот какие чудеса встречаются в царстве минералов!
 Андрей Иванович налил себе чаю.
 — Но еще более интересный минерал встретил я однажды на Дальнем Востоке, Это было несколько лет тому назад. Я вел тогда геологическую съемку в одном из районов Приморского края.
 Однажды наш отряд повстречался там с местными охотниками. Мы сидели в лесу у костра и болтали о всякой всячине, когда один старый зверолов предложил нам отведать медвежьего окорока собственного изготовления. Мы охотно согласились.
 Старик расстегнул свою суму и извлек из нее огромный кусок копченого мяса, небрежно завернутый в оберточную бумагу, обыкновенную оберточную бумагу светло— серого цвета, очень тонкую и достаточно грязную. Мне даже показалось, что она покрыта плесенью. Признаться, — бумага эта не очень способствовала аппетиту. Но окорок оказался действительно великолепным, и мы его прикончили в два счета.
 Тогда охотник посмотрел на грязную промасленную бумагу и покачал головой: — Однако грязная стала земляная шкурка.
 «Еще бы!» — подумал я, нисколько не удивляясь тому, что старик, не раздумывая, бросил. бумагу в костер.
 Но, к моему величайшему удивлению, она и не думала гореть. А когда через несколько минут он извлек ее из раскаленных углей и бросил на траву возле себя, то я увидел, что бумага осталась точно такой же, как и была. Только стала чище и белее. Впрочем, зеленые пятна, которые я принял за плесень, на ней сохранились.
 Тут только до моего сознания дошло, что старик назвал ее «земляная шкурка». Я поднял диковинную «шкурку» с земли, чтобы рассмотреть получше. Но и держа ее в руках, я не мог отделаться от мысли, что это простая оберточная бумага. Даже на ощупь она ничем не отличалась от бумаги.
 — Где ты взял ее? — спросил я охотника.
 Он посмотрел на меня удивленными глазами и сказал: — Как где? В земле, однако. В камнях. Там и живет земляная шкурка.
 Это заинтересовало меня до последней степени.
 Ничего подобного до сих пор я не видел. Я начал подробно расспрашивать старика, где и как встречается эта «шкурка». Но он смог сказать мне лишь то, что нашел ее в горах, между какими-то камнями, где она попадается довольно часто.
 Я попросил у него кусочек «земляной шкурки», предлагая в обмен свой охотничий нож, Но он замотал головой.
 — Зачем обмен? Бери, коль она тебе нравится. Я найду себе еще, однако.
 Я поблагодарил охотника и взял у него неизвестный минерал, чтобы позднее заняться его изучением. Но несколько дней спустя с нашим отрядом случилось несчастье. При переправе через 'бурную реку затонула лодка, в которой находились мои коллекции. Спасти их не удалось.
 С тех пор прошло несколько лет. Я уж и забыл о «земляной шкурке», как вдруг снова встретился с нею в… Москве.
 — В Москве?!
 — Да, в Москве. Как-то я пошел в минералогический музей Академии наук и там на стене, под стеклом, увидел свою старую знакомую. Огромный кусок светлосерой оберточной бумаги, с характерным зеленоватым налетом — на поверхности, висел между двух витрин с минералами. Я обратился к сотруднику музея, и он рассказал мне, что это минерал куммингтонит, точнее, его разновидность, даннеморит, доставленный из Приморского края.
 Долго я стоял в огромном зале столичного музея и смотрел на тщательно заделанный под стекло образец куммингтонита. А перед моими глазами вставала суровая дальневосточная тайга, старик-охотник, сидящий у костра, и его промасленная «земляная шкурка»…
 Андрей Иванович закончил свой рассказ и некоторое время молчал, очевидно вспоминал далекий Приморский край или не менее далекую Москву. Молчание нарушил Петр Ильич: — Куммингтонит?.. Я что-то не знаю такого минерала.
 — Это силикат из группы амфиболов5, — коротко ответил Андрей Иванович и, поймав недоуменный взгляд Саши, добавил: — Той самой группы минералов, к которой принадлежит обыкновенная роговая обманка. Знаешь ты такой минерал.?, — Роговую обманку я знаю, — живо отозвался Саша. — Петр Ильич мне ее показывал.
 — Ну, вот и чудесно. А теперь, друзья, пора подниматься.
 Часом позже они снова двигались по тайге. Обрат-ный путь был легче. Андрей Иванович уверенно вел отряд по старым следам, быстро и безошибочно отыc скивая свои затесы на деревьях. Рюкзаки заметно полегчали. Самые большие завалы были расчищены. Да и сама тайга была уже не такой враждебной и угрюмой, какой она показалась, когда они впервые выбрались из самолета.
 Но вот и «мраморный» овраг. Знакомый старый кедр тихо шелестел на ветру хвоей, словно приветствуя отважных путешественников и радуясь благополучному возвращению их со страшной реки Злых Духов.
 Саша сбросил рюкзак. Ему не терпелось увидеть вчерашнее обнажение. Он подошел к оврагу и с волнением раздвинул заросли пихтача. Нежно-розовый камень все так же сиял под лучами утреннего солнца.
 — Андрей Иванович, можно мне спуститься вниз, посмотреть его поближе? — обратился он к подошедшему геологу.
 — Подожди, сейчас мы все туда спустимся и пройдем немного вверх по оврагу. Я хочу поискать там вот это, — он вынул из кармана небольшой полуокатанный камень и подал его Саше. Камень был окрашен в густой фиолетово-синий цвет.
 К ним подошел Петр Ильич: — Что это? Лазурит?
 — Да, я нашел его вчера в тальвеге6 оврага. Он несомненно приурочен к нашим мраморам. Но в этом обнажении ничего подобного не видно. Должно быть, он принесен откуда-то сверху. Попробуем поискать его выходы…
 Саша стал торопливо надевать рюкзак. Андрей Иванович остановил его движением руки: — Нет, рюкзаки мы оставим здесь. Но кому-то из-нас придется побыть около них, Саша обернулся к Валерию:
 — Валерка, оставайся ты. А я как— нибудь в другой раз, У тебя ведь сапоги жмут. А?..
 Валерий пожал плечами: — Вообще-то я бы лучше пошел. Но уж если ты так хочешь…
 Андрей Иванович чуть заметно улыбнулся: — Ну вот и хорошо. Значит,, остается Валерий. Да мы долго не задержимся. В случае чего, стреляй.
 Вскоре они двигались вверх по оврагу. Тальвег его был сухим и почти совершенно свободным от зарослей. Но громадные глыбы мрамора, то и дело преграждавшие путь, сильно затрудняли движение. Андрей Иванович тщательно осматривал каждую глыбу, а некоторые из них даже раскалывал молотком. Изредка ему попадались маленькие синие камешки. Но ни в самих глыбах, ни в обнажениях мрамора, часто встречающихся по левому склону оврага, лазурита не было.
 Так прошли они километра три. Андрей Иванович посмотрел на часы: — Придется возвращаться. До самолета далеко, а времени уже много…
 Но не успел он закончить фразы, как Саша, идя впереди, увидел под ногами большой обломок мрамора, один бок которого был словно выкрашен фиолетово-синей краской. Саша поднял его с земли. Бело-розовый камень был будто специально оторочен тонкой короч-кой лазурита.
 — Андрей Иванович! Идите сюда скорее. Андрей Иванович подошел к Саше, бережно взял у него кусок породы и, положив его на ладонь, воскликнул: — Какая прелесть! Петя, посмотрите, пожалуйста. Это же музейный образец.
 Камень был действительно красив. Синева лазурита славно подчеркивала мягкий бледно-розовый цвет полупрозрачного мрамора, подобно тому, как темно-синий воротничок на платье девушки подчеркивает нежную белизну тонкой девичьей шеи.
 — Теперь он от нас не уйдет! — воскликнул Андрей Иванович. — Обломок совершенно свежий. Он не мог быть перенесенным на большое расстояние.
 Они снова двинулись вперед и вскоре действительно увидели обнажение мрамора, в нижней части которого, метрах в полуторах над тальвегом оврага, темнели крупные гнезда густо-синего лазурита.
 Андрей Иванович подошел к одному из них.
 — Вот он, лазоревый камень! Извечная мечта всех владык! — проговорил он почти торжественным голосом, отбивая кусок темно-синей породы.
 Саша тоже попытался отбить себе образец. Словно синие искорки, полетели из— под его молотка мелкие обломки лазурита. Наконец ему удалось выбить довольно хороший ровный обломок. Он взял его в руки и начал с интересом рассматривать. Крохотные золотистые точечки поблескивали на темно-синей поверхности камня, напоминая далекие мерцающие звезды, только что загоревшиеся в глубокой синеве вечернего неба.
 Андрей Иванович также залюбовался этими сверкающими искорками.
 — Вот такой же точно лазурит, — проговорил он задумчиво, — тоже с золотистыми блесточками пирита добывался в знаменитых копях Бадахшана. Более семидесяти веков известен он человечеству. Десятки всевозможных легенд были сложены об этом замечательном синем камне. В былые времена он ценился на вес золота. Тысячи смельчаков отправлялись на его поиски в неприступные горы, и многие из них нашли себе могилу среди сверкающих мраморных скал. И все это делалось только ради того, чтобы богатые вельможи могли наслаждаться его красотой в роскошных дворцах, к которым и близко не подпускались безвестные герои, на своих плечах выносившие огромные глыбы лазоревого камня, чтобы искусные мастера превратили его в прекрасные вазы, статуэтки и другие предметы роскоши.
 — Но почему он так дорого ценился? — спросил Саша. — Только за свой синий цвет?
 — В необработанном виде этот камень действительно не производит сильного впечатления, такого, например, как наш мрамор. Но изделия из него, которые мне посчастливилось повидать в залах ленинградского Эрмитажа, изумительны. Особенно хорош лазурит с такими вот включениями пирита.
 — Это что, тоже порода, состоящая из кальцита? — снова спросил Саша.
 — Нет! Это совсем другой минерал. Лазурит — сложный алюмосиликат натрия и кальция с небольшим содержанием серы, причем сера-то и придает ему этот замечательный синий цвет. Образовался он так же, как и мрамор, за счет изменения известняков. Недаром они встречаются вместе. Но изменения эти были более глу— бокими. Огненно-жидкая магма действовала на них не только своим теплом, но и различными газами, в частности, газообразными сернистыми соединениями, проникавшими в известняки из магматического очага не вступавшими в реакцию с кальцитом. За счет этих сернистых соединений и образовались включения пирита, или серного колчедана.
 Андрей Иванович снова посмотрел на часы.
 — Но время не ждет, друзья. Пора нам и в обрати ный путь.
 Довольные, полные впечатлений, с образцами ла-зурита и мрамора, возвратились они к старому кедру.
 Валерий безмятежно спал, положив под голову свой рюкзак. Ружье его валялось в стороне.
 Андрей Иванович запустил в него сухой шишкой. Валерий приподнял голову, посмотрел куда-то в одну точку, зевнул и снова уронил голову на рюкзак. Все рассмеялись.
 —  — Хорош караульщик! — — проговорил Андрей Иванович, бросая в него целую пригоршню шишек.
 Валерий нехотя приподнялся: — А я вас ждал, ждал да, кажется, и задремал немного.
 Все снова рассмеялись.
 — Ну что, будем обедать или пройдем еще немно-го? — спросил Андрей Иванович.
 — Пойдем дальше! — ответил за всех Валерий, сладко потягиваясь.
 Отряд снова двинулся по тайге. Опять замелькали перед глазами высокие мрачные ели. Опять потянулись бесчисленные завалы. По-прежнему зачавкала под ногами тяжелая болотная грязь. Не прошло и двух часов, как мальчишки снова устали и начали отставать.
 Андрей Иванович остановился на небольшом пригорке.
 — — Привал! — скомандовал он, снимая рюкзак и усаживаясь на гладкостволую поваленную пихту.
 Мальчишки прильнули к флягам с водой. Петр Ильич принялся раскладывать палатку. Андрей Иванович, как всегда, занялся «сервировкой стола». Но ели мало. Духота была еще сильнее, чем вчера..
 После обеда геологи улеглись на разостланной палатке, а Саша с Валеркой пристроились на поваленном дереве. Однако сиделось им недолго, Валерий схватил ружье и начал подкрадываться к какой-то пестрой птице, любопытно поглядывавшей на него с высокой развесистой ели. А Сашино внимание привлекла большая яма, образованная корнями упавшего дерева. Он не спеша направился к ней и вдруг громко закричал: — Андрей Иванович! Петр Ильич! Идите скорее сюда. Здесь тоже лазурит!
 — Не может быть, — Петр Ильич поднялся и подошел к яме.
 Действительно, все ее дно было словно посыпано синькой. Синие полосы и пятна тянулись и по стенкам ямы.
 Петр Ильич подцепил своим длинным молотком кусочек синей земли и высыпал ее на ладонь: — — Интересно. Очень интересно! Но это не лазурит, Саша. И серы в этом минерале нет. Ты знаешь, как его называют местные рудознатцы?
 — Как?
 — «Синяя железная земля».
 Глаза Саши возбужденно заблестели. — Так в этой земле есть железо?
 — Да, это «земля» действительно «железная», но вот синей она бывает не всегда.
 Петр Ильич подчистил молотком стенку ямы, и Саша увидел в земле красивые тонкие иголочки почти совершенно белого цвета. Кое-где эти иголочки срослись наподобие тонких лучей, веерообразно расходящихся во все стороны. В другом месте Саша увидел ажурную белую звездочку, тоже сложенную из тонких блестящих волоконец.
 Петр Ильич осторожно выкопал маленькую звездочку и положил ее в руку Саши.
 — Вот из таких бесцветных кристалликов и образовалась эта синяя земля. Все это — минерал вивианит, водный фосфат двухвалентного железа. В момент образования он бывает совершенно бесцветным, но на воз-Духе быстро окисляется и приобретает устойчивую синюю окраску.
 — Неужели эта звездочка тоже станет синей?
 — А ты положи ее в карман и посмотри, что с ней будет.
 К яме подошел Андрей Иванович.
 — Ну, что у вас тут?
 — Железная руда! — торжественно объявил Саша. Андрей Иванович рассмеялся: — Что-то я такой руды не видел! Саша обернулся к молодому геологу: — Как же, Петр Ильич, вы говорили, что здесь есть железо…
 — Верно, Саша, железо в этом минерале есть. Но рудой на железо вивианит, конечно, служить не может. Он не образует больших скоплений, и к тому же отделить в нем железо от фосфора не так просто…
 — Значит, от него нет никакого толку?
 — Нет, почему же? Вивианит употребляется как дешевая синяя краска.
 Андрей Иванович похлопал Сашу по плечу.
 — Я же говорил тебе, что при желании любой минерал можно использовать с толком. — Он посмотрел на часы. — А теперь, друзья, пора двигаться дальше, Вторая половина пути была тяжелее.. Сказывалась усталость. Но зато с какой радостью увидели они между деревьями знакомые очертания самолета.
 — Ура!.. — — закричал Валерий во весь голос и выстрелил в воздух.
 Он первым подскочил к самолету и распахнул дверь. В ней показался Алексей Михайлович, бледный и растерянный.
 — Андрей Иванович! Беда… Наташа пропала.
 — Как пропала?
 — Пропала… Всю ночь была здесь, а утром я проснулся, смотрю, ее нет. Я несколько раз выходил, кричал. Как сквозь землю провалилась…
 Гнетущая тишина воцарилась вокруг самолета. Все невольно посмотрели на Андрея Ивановича. Он молчал…
 Так прошло несколько минут. Наконец Андрей Иванович обратился к летчику: — В котором часу вы проснулись, Алексей Михайлович?
 — Часов в десять. Андрей Иванович взглянул на часы. — Сейчас около четырех. Значит, она в тайге не менее шести часов… А что она могла взять с собой?
 — Все компасы и ружья на месте. Я специально проверил.
 Андрей Иванович решительно взялся за ружье: — Нужно выходить на поиски. Все лишнее оставьте. С собой возьмите только ружья и немного сухарей. Выходим немедленно. Я иду на запад. Петр Ильич на север. Саша на восток. Валерий на юг. Внимательно слушать. Через каждые пятнадцать-двадцать минут стрелять в воздух и кричать. Ясно?
 Все молча кивнули головами. Андрей Иванович полуобнял мальчишек за плечи. Голос его потеплел: — Нужно идти, ребятки. Знаю, что устали. Да и не годится ходить по тайге в одиночку. Но у нас нет другого выхода… Нужно идти. В случае опасности стреляйте два раза подряд. Обязательно стреляйте!
 Андрей Иванович помолчал.
 — Кто встретит Наташу, идет с ней к самолету и дает три выстрела. Это сигнал к возвращению всех. Ну, вот и все. Будьте осторожны.
 И снова тайга. Снова мрачные, сомкнувшиеся над головой ели и тяжелый, гудящий насекомыми зной. Снова бесчисленные завалы и предательские, чуть прикрытые тонким слоем мха, болотины…
 Но Саша не замечал ничего. Не разбирая дороги, не обращая внимания на колючие, бьющие по лицу ветви, шагал он вперед и вперед. Мысль о том, что Наташа в тайге одна» что она заблудилась и сейчас, наверное, уходит все дальше и дальше от самолета, заставляла его почти бежать.
 Одним махом перескакивал он через толстые стволы поваленных деревьев, не раздумывая ступал на колеблющиеся под ногами моховые кочки. Скорее! Как можно скорее! Одна эта мысль неотступно сверлила его мозг.
 Наконец он остановился и выстрелил. Потом громко крикнул и прислушался. Тайга молчала…
 Саша посмотрел на компас и снова пустился вперед. Минут через пятнадцать он опять разрядил ружье и долго прислушивался. Вдали раздался чей-то выстрел, затем еще один, и снова все стихло.
 Саша пошел дальше. Но что это? Завалы исчезли. Стало значительно светлее. Он огляделся по сторонам высоких деревьев почти не видно, всюду лишь маленькие скрюченные елочки да тонкие березки с блеклой пожелтевшей листвой. Густая осока пышно разрослась под этими жалкими понурыми карликами.
 Саша невольно замедлил шаг. Этот лес производил гнетущее впечатление.
 «Почему здесь такие деревья?» — подумал было он и вдруг заметил, что меж высоких, поросших осокой кочек блеснула вода.
 Так это болото!.. Саша невольно отступил назад. Но низкий чахлый лес тянулся и вправо и влево. Ему не было видно конца.
 «Что же делать? Вернуться?..» Но, может быть, именно за этим болотом бредет сейчас по тайге измученная, обессилевшая Наташа… И Саша решительно двинулся вперед, ловко перепрыгивая с кочки на кочку.
 Так он прошел метров тридцать. Деревьев вокруг него становилось все меньше, а темные окна зловещей воды мелькали все чаще и чаще. И вдруг одна из кочек заколебалась под его ногами. Он прыгнул на другую. Та тоже начала проваливаться под ним. Он прыгнул дальше и с ужасом почувствовал, что ноги уходят в холодное липкое месиво…
 «Немедленно лечь!» — вспомнил он совет Андрея Ивановича и постарался вытянуться. Но это оказалось не так просто. Ноги сжало, точно железными тисками, и они уходили все глубже в трясину.
 Саше стало страшно. Позвать товарищей! Выстрелить два раза! А Наташа?.. Ведь они ищут ее. Их нельзя отвлекать!
 Что же делать? Поблизости не было ни одного дерева. Саша просунул под себя ружье и начал медленно и осторожно вытягивать ноги. Сначала ничего из этого не получалось. Но вот одна нога как будто подалась. Саша чуть-чуть продвинулся вперед. Вот и вторая начала высвобождаться. Саша еще немного продвинулся. Потом еще и еще…
 Он облегченно вздохнул и, ухватившись за тонкую березку, попытался взобраться на кочку, к которой прилепилось это маленькое хилое деревце. Но только он уперся о нее коленом, как кочка дрогнула, качнулась и ушла у него из— под ног. Он по пояс погру-зился в болото.
 Мальчик всем телом прижался к липкой вонючей земле и опять начал потихоньку вытягивать ноги. Но на этот раз трясина держала цепко…
 Перебравшись через очередной завал, Валерий зло чертыхнулся и тяжело опустился на мшистое дерево.
 — Попрыгунья-стрекоза!.. — проговорил он раздраженно. — И зачем ей понадобилось уходить от самолета и забираться в эти дебри? Не понимаю!..
 Он с тоской посмотрел на бесконечные деревья, обступившие его со всех сторон, и выругался. Он уже жалел, что уговорил брата взять его в эту экспедицию. Он жалел даже о том, что когда-то хотел стать геологом.
 Нет! Не такой он представлял себе жизнь геологов. Разве так она описывалась в книгах? Там обязательно были горы, ущелья, водопады. А тут! Одни болота да груды гниющих деревьев.
 Валерий вздохнул. Все ребята сейчас в городе. Ходят в кино, едят мороженое, тренируются на стадионе. А он!.. С самого раннего утра тащится по этим болотам и обдирает руки о колючие сучья.
 Какими желанными казались ему сейчас ровные, залитые асфальтом улицы, зеленое поле стадиона, уютный свет у подъезда кинотеатра! Даже дребезжащие трамваи, которые так раздражали его в городе, теперь вспоминались ему как воплощение комфорта.
 С каким удовольствием он сел бы сейчас даже в переполненный пассажирами вагон, вместо того чтобы брести по этому мрачному сырому лесу.
 — И зачем только я ввязался в эту историю? Романтики захотелось? Вот тебе и романтика!.. — Он пнул ногой полусгнившую палку и вздохнул. Мысли его приняли философское направление: «Разве для того человечество на протяжении многих веков создавало цивилизацию, чтобы бежать от нее в дикие дебри?» Валерию стало жалко себя. Он представил свою удобную квартиру, с водопроводом, ванной и холодильником. Свою комнату, в которой стояло недавно купленное отцом пианино. Он вспомнил, как сидел, бывало, на гладком вертящемся стуле, брал аккорды и смотрел на стоявшую рядом Наташу…
 Эх! И зачем он потащился в эту глушь? А все Сашка! Черт бы его побрал! Собрался с братом в экспедицию. Но разве мог Валерий допустить, чтобы Сашка опередил его в этом? И так в последнее время он начинает задаваться. Да и Наташка тоже хороша! Решила, что раз Сашка едет в тайгу, так он и герой. Нет! Валерий еще покажет, кто из них настоящий герой, Сашке никогда не взять над ним верх! Теперь не те времена, когда ценились лишь удаль да отвага. Теперь главное — интеллект.
 Сейчас вот Сашка готов на задних лапках плясать перед Андреем Ивановичем. А что такое Андрей Иванович? Дикарь! Медведь неотесанный! Кроме своей геологии он наверняка ни в чем и не разбирается, А туда же, командует!
 Да знал бы он, кто такой Валерий Ларин. Вся школа им гордится. Все их знакомые говорят, что он необычайно одаренный и развитой юноша. И разве это не так?
 Он не сидит с утра до вечера над учебниками, как некоторые тупицы и зубрнлы. Он читает настоящую литературу! Он знает многое такое, о чем мальчишки их класса не имеют и понятия. Да разве дело только в этом? Он может и спеть и сыграть. Он лучший танцор и чуть ли не лучший спортсмен. Он пишет стихи и даже сочиняет музыку. Он знает, как одеться и как вести себя за столом. И разве не с ним дружит самая красивая и самая умная девушка из их класса?
 Нет! Сашке не опередить его! И не к чему ему было ехать сюда. Чтобы лазить по этим болотам, много ума не надо.
 Впрочем, нет худа без добра. Теперь-то он знает, что такое геологическая романтика. С него хватит! Геологом он не будет никогда. Не для того дан ему ум, чтобы стать вьючным животным да кормить своей кровью комаров.
 «Геологу не приходится заботиться о чистоте своих рук», — вспомнил он слова Андрея Ивановича.
 — Ну и копайтесь в грязи, если это доставляет вам удовольствие!
 Впрочем, на что еще может рассчитывать Сашка? Ему так или иначе придется где-нибудь ишачить. А у Валерия другой путь в жизни. Таких, как он. не так уж много. Да и отец кое-что значит. В случае чего пристроит куда надо. Пристроил же Петьку. Он скоро уже ученым станет. А Валерий еще дальше пойдет! У Петьки ведь нет никаких способностей. Да и не понимает он своего положения. Стыдно смотреть, как он гнет спину перед этим медведем…
 Валерий встал с поваленного дерева и нехотя побрел дальше.
 — И зачем ей все-таки понадобилось забираться в эту глушь? Вместо того чтобы встретить нас как следует после трудной дороги, чайку вскипятить, обед приготовить, она еще заставляет себя искать!..
 Перед ним снова вырос завал.
 — Нет, не могу больше! Дальше ее наверняка не может быть. И так уже я отмахал порядочно.
 Он выстрелил и стал слушать. Никто не отвечал, Валерий крикнул. В ответ — ни звука.
 — Ну, значит, в этой стороне ее нет. Пройду еще с полкилометра и ша!
 Он перебрался через завал и пошел дальше. Мысли его снова устремились к далекому дому. Мать его сейчас, наверное, уже накрывает стол к обеду, А отец наверняка притащил чего-нибудь вкусненького. Валерий снова вздохнул и проглотил набежавшую слюну. — Сейчас бы балычка кусок да пива стакан холодненького, — размечтался он вслух. Но в это время ноги его зацепились за корягу, скользнули по мокрому мшистому откосу» и он полетел куда-то вниз. Ружье выпало у него из рук. Кепка слетела с головы. Острый сучок больно оцарапал щеку. Наконец, проехав на животе метров пять или — шесть, он уперся руками в мокрый скользкий мох.
 — А, ч-черт!.. — Валерий вскочил на ноги и огляделся. Он стоял на дне глубокого узкого оврага, густо поросшего молодыми пихтами и елями. Один склон оврага почти полностью скрывала ярко-зеленая поросль молодого пихтача, другой, местами голый, был покрыт осыпью рыхлого песка.
 Валерий отыскал ружье и кепку и начал медленно взбираться вверх по склону. Оцарапанную щеку саднило. Мокрые брюки прилипли к коленям. Песок осыпался под ногами.
 — Проклятая тайга!.. — Он изо всех сил пнул свалившийся сверху сучок и попытался ухватиться за толстый, торчавший над головой корень.
 Вдруг сердце его учащенно забилось. В буроватой массе песка блеснули мелкие золотисто-желтые крупинки. Валерий нагнулся ниже. Так и есть!
 Золото!..
 У него перехватило дыхание и задрожали колени.
 —  — Золото!.. — он кинул в сторону ружье и, набрав полные пригоршни песка, начал пересыпать его из одной руки в другую.
 — Золото!.. Вот повезло! — Валерий бросился в сторону, потом в другую. Повсюду ноги его тонули в песке, поблескивающем золотисто-желтыми крупинками.
 — Сколько же здесь его!.. — Он снова и снова пересыпал в руках драгоценный песок. Какое громадное богатство лежало под его ногами! Он вспомнил расска-зы Джека Лондона… Клондайк…
 Так вот они какие, золотоносные россыпи!.. Что же теперь делать? Может быть, никому об этом не говорить? Нет, одному ему здесь все равно ничего не сде— лать. Но он первооткрыватель этого месторождения! Все равно ему дадут премию.
 — А здесь будет большой прииск. Надо его на-звать…
 Валерий задумался.
 — Прииск Ларина…» — раздельно произнес он. — Нет, Это не так звучно, — Прииск Валерия Ларина, — повторил он через минуту. — Так будет лучше.
 Валерий взял нож. Срезал прямую тонкую пихточку, обстругал ее и тщательно вывел химическим карандашом: «Прииск Валерия Ларина».
 Вбив колышек на самом видном месте, он отошел на несколько шагов и еще раз окинул взглядом песчаную осыпь.
 — Теперь можно возвращаться.
 Он самодовольно улыбнулся. Ну, не прав ли он, что ему суждено всегда и везде быть первым. Сама природа раскрывает перед ним свои сокровища. Что теперь скажет Сашка? Валерий презрительно фыркнул. Это не то, Что «открытая» им яма с синей краской.
 Он еще раз взглянул на белый колышек.
 — Прииск! Мой прииск! — произнес он с гордостью. Видела бы его сейчас Наташа!
 Валерий снова подошел к осыпи и начал набивать песком карманы.
 Но тут он вспомнил, что Наташа где-то в тайге, что он ищет ее. Ну да все равно! Через этот овраг она, конечно, не переходила. Можно возвращаться обратно. Сейчас главное — как можно лучше заметить дорогу к прииску.
 Пушистый серовато-желтый комочек сорвался с вершины громадной ели и, полетев на головокружительной высоте, затерялся в ветвях соседнего дерева. Прошла секунда, другая… И вот уже на другой вершине показалось маленькое желтое пятнышко. На мгновение там блеснули черные бусинки глаз. И снова маленький зверек, распластав крохотные лапки и распушив хвост, стремительно перелетел на другое дерево…
 Все дальше и дальше пробиралась белочка по громадному лесу. Но вдруг она замерла. Тихонько прокралась на самый конец длинной ветви и осторожно глянула вниз. Черные бусинки остановились: внизу, на стволе поваленной ели лежал человек. Лежал неподвижно, и было в нем что-то такое трогательно беспомощное, что даже крохотная белка почувствовала себя более уверенной и сильной.
 Наташа спала. Тревоги бессонной ночи и волнения мучительного дня, страх и отчаяние, усталость и голод свалили ее.
 Вдруг резкий звук выстрела прокатился над тайгой. Наташа вскочила. Что это? Неужели они? Она боялась поверить своей догадке.
 Через несколько минут выстрел повторился ближе. Они! Наташа закричала. Закричала изо всех сил. И тут до ее слуха явственно донеслось: — На-та-ша-а-а!..
 — Андрей Иванович! — Наташа бросилась на звук его голоса. Она не замечала ни цепких ветвей, ни острых колючих сучьев. Она бежала вперед и вперед, бежала до тех пор, пока не увидела перед собой высо-кую фигуру и темное от загара лицо с густыми сросши-мися бровями.
 — Андрей Иванович!.. — Наташа прижалась к его широкой груди и заплакала.
 Саша лежал неподвижно. Широко раскинув руки, прижавшись всем телом к мокрой липкой земле, он с ужасом чувствовал, что силы оставляют его. Он не делал уже никаких попыток выбраться из болота. При малейшем движении ноги его все глубже и глубже погружались в трясину.
 Смертельный ужас сковал его сознание. «Что же это? Неужели смерть?..» Вдали послышался выстрел, затем второй… третий! Саша встрепенулся: «Нашлась Наташа!» Огромная волна радости словно влила в него новые силы. Вырваться! Вырваться во что бы то ни стало! Мозг его снова лихорадочно заработал. Что еще можно сделать? Что?
 Ружье! Надо как-то использовать ружье. Стрелять из него уже нельзя: стволы забиты грязью. Но можно употребить его как опору. Саша осторожно подтянул под себя правую руку и, нащупав ружье, передвинул его немного вперед. Затем он оперся о него обеими руками и начал потихоньку вытаскивать ноги. Но сапоги словно вросли в тяжелую грязь. Новый приступ отчаяния охватил Сашу. Неужели ничего нельзя сделать?..
 И тут он почувствовал, что одна его нога как будто вылезает из сапога. Черт с ними, с сапогами! Саша напряг все свои силы и вырвал ноги из сапог.
 Несколько минут он лежал неподвижно. Затем потихоньку пополз. Медленно, огибая предательские травяные кочки, метр за метром продвигался он к небольшой развесистой ели, от которой начиналось бо-лото.
 Но вот земля под ним стала суше. Саша осторожно приподнялся на колени. Как будто держит… Тогда он встал на ноги и, пошатываясь, пошел к дереву. Здесь он сел на мягкий сухой мох, прислонился спиной к теплому шершавому стволу и вытянул ноги.
 Какое счастье сидеть вот так на твердой сухой земле! Саша закрыл глаза и несколько минут наслаждался чудесным покоем. Потом встал и начал отжимать брюки. Рука его наткнулась на что-то твердое. Он улыбнулся. Малахитовый глобус…
 Этот маленький, меньше грецкого ореха глобус Саша получил из рук матери, когда ему исполнилось двенадцать лет.
 — Храни его, Саша, всю жизнь, — сказала она почти торжественно, — это единственная память о твоем отце.
 Тогда он почему-то не удивился, что единственная память об его отце заключалась лишь в маленьком зеленом шарике, хотя ему не раз казалось странным, что в их комнате не было никаких вещей, которые напоминали бы о погибшем отце. У матери не было даже его фотографии.
 Однажды Саша спросил ее об этом. Но мать почему-то растерялась и сбивчиво рассказала ему о каком-то большом пожаре, который уничтожил все их имущество. Больше Саша к этому не возвращался. А некоторое время спустя мать подарила ему этот глобус. Он был, конечно, игрушечный. Но совсем как настоящий, только очень маленький и без названий. Саша спросил, нет ли чего-нибудь у него внутри. Но мать сказала, что глобус не раскрывается и внутри него ничего нет. Тогда Саша запрятал его в дальний угол своего ящика и почти забыл о нем.
 Вновь глобус попал в его руки несколько месяцев назад, когда Саша занялся разборкой своих вещей.
 На этот раз он долго и внимательно рассматривал зеленый шарик, на котором рельефно выступали знакомые очертания материков. На них темнели пятна гор и тонкие паутинки рек и речек. Были тут и моря, и озера, и даже 'города — целая россыпь крохотных золотистых точек. Одна из них, словно прилепившаяся к голубоватой ниточке реки, обозначала город, в котором жил Саша. Прямо на запад от нее лежала точка побольше = Москва, А вот на берегу Финского залива еще одна большая точка. Ну, конечно, это Ленинград!
 Но почему эта точка будто выступает из глобуса? Саша нажал на нее пальцем, и глобус… раскрылся.! А прямо на ладонь Саши выпал красиво ограненный камень. Он был прозрачным, как слеза, и вначале показался Саше совсем бесцветным. Но, присмотревшись внимательно, он увидел, что камень слегка окрашен в голубовато— зеленый цвет, а на одной стороне его сделано какое-то изображение.
 Саша поднес камень к глазам и даже вздрогнул от неожиданности. На самой большой грани камня был вырезан профиль женщины. Она склонила голову к плечу и, чуть прищурив глаза, смотрела прямо на Сашу. И было в повороте ее головы, в выражении лица что-то такое знакомое, такое близкое и родное, что дыхание Саши захватило от внезапно нахлынувших неясных воспоминаний. Слезы подступили ему к горлу, а глаза застлал горячий туман.
 Долго смотрел Саша на тонкое нежное лицо, которое улыбалось ему с камня и будило в нем что-то давным-давно забытое. Где же он видел ее, эту женщину, и почему его так взволновала эта нечаянная находка? Странная мысль вдруг обожгла его мозг. Но он постарался сейчас же отогнать ее: «Нет! Этого не может быть».
 Первым побуждением Саши было немедленно бежать к матери и расспросить ее обо всем. Но какой-то внутренний голос удержал его: «Нет! Не следует делать этого».
 Саша вспомнил, что мать сказала ему, будто глобус не раскрывается. Значит, она не знала, что находится внутри него, или не хотела, чтобы об этом знал Саша. Он осторожно вложил камень обратно и захлопнул глобус. Маленький шарик хранил какую-то большую тайну.
 Позднее Саша еще несколько раз порывался расспросить мать об этом, но каждый раз что-то останавливало его. Так прошла зима. Начались экзамены. Потом сборы в экспедицию. На время Саша забыл о глобусе. Но в последний момент опять вспомнил о нем и захватил с собой.
 И вот теперь, вырвавшись, наконец, из страшного болота, Саша снова захотел посмотреть на знакомый профиль. Он достал глобус из брюк, раскрыл его и склонился над камнем.
 На этот раз напряженные до предела нервы мальчика не выдержали: крупная слеза поползла по его грязной вздрагивающей щеке и упала на светлый блестящий самоцвет.
 У самолета звучали веселые голоса. Уютно потрескивал костер. Раненый летчик и Наташа ощипывали только что принесенного глухаря. Петр Ильич чистил ружье. Андрей Иванович делал пометки в записной книжке. Не было только мальчишек.
 Но вот Андрей Иванович спрятал книжку в карман и подошел к костру. Глаза его смеялись.
 — Отогрелась, беглянка? — обратился он к Наташе. = — Обсушила крылышки?
 Наташа потупила глаза и покраснела. Андрей Иванович ласково тронул ее за подбородок.
 — Ну, полно, полно! Многих тайга учит таким образом. Тебе еще повезло. — Глаза его вновь стали серьезными. — Но на будущее это хороший урок. Без компаса и ружья в тайгу ходить нельзя.
 Наташа виновато подняла на него глаза.
 — Я ведь и не хотела уходить далеко, Андрей Иванович.
 — Куда же ты все-таки пошла? — За водой.
 — — За водой? — — брови Андрея Ивановича удивленно приподнялись.
 — Ну да. Здесь неподалеку течет ручеек. И я ре-шила набрать из него свежей воды, — Как же ты узнала, что неподалеку течет ручей? — вмешался Алексей Михайлович.
 — Так его и здесь слышно. Слышите, журчит? Все прислушались.
 — В самом деле, ручеек! — воскликнул Алексей Михайлович. — . А я думаю, кто это все время нашептывает…
 — И нашла ты этот ручеек? — снова обратился к Наташе Андрей Иванович.
 — Ручей-то я нашла, а вот обратно…
 — Ну, конечно! Ручей сам направлял тебя по вер-ному пути, а об обратной дороге ты и не подумала.
 Наташа снова покраснела.
 — И большой ручеек? — спросил Алексей Михайлович.
 — Нет, ручей малюсенький, но такой веселый, чистый. И на дне его песок, белый-белый. А на самой середине — какие-то блестящие красивые пластиночки, словно нарочно насыпаны. Я набрала немного…
 Наташа вынула из кармана сверточек и подала его Андрею Ивановичу.
 Андрей Иванович развернул бумажку и стал внимательно рассматривать мелкие, пластинки. Через минуту он снова обернулся к Наташе:
 — Наташенька! Какая ты, оказывается, молодец. Знаешь, что ты нашла? Да этому сверточку цены нет. Петр Ильич, идите-ка сюда скорее! Видели вы что-нибудь подобное?
 Петр Ильич подошел к костру и взял в руки бумажный сверток. Очки его запрыгали на носу.
 — Неужели осмистый ирридий? — спросил он почему-то шепотом.
 — Да, смотрите, — Андрей Иванович достал перочинный нож и провел кончиком острия по блестящей поверхности одной из пластинок. Нож не оставил никакого следа.
 Наташа внимательно следила за его движениями.
 — Андрей Иванович, что же это такое?
 — Это, Наташа, невьянскит, один из интереснейших минералов, встречающихся в земной коре. Природный сплав двух металлов: ирридия и осмия. Этот минерал обладает чрезвычайно большим удельным весом. Он в двадцать с лишним раз тяжелее воды. Кусочек невьянскита величиной всего в один кубический дециметр весил бы почти полтора пуда. Это один из самых тяжелых минералов на земле. Он тверже стали и не растворяется даже в кипящей царской водке7. Можешь себе представить ценность минерала, обладающего такими удивительными свойствами. Его маленькие пластинчатые кристаллики хранятся в сейфах госбанков вместе с самородками платины и кристаллами алмаза.
 — Ого!.. — Алексей Михайлович встал со своего места. — Покажите-ка мне такую драгоценность.
 Он подошел к Петру Ильичу и отсыпал в свою руку несколько блестящих, оловянно-белых крупинок.
 —  — Да здесь и смотреть-то не на что, — протянул он, не скрывая разочарования.> — — Такая мелочь. Он что, всегда таким бывает?
 — Да, это его обычная форма выделения в природе. — Почему же его так забавно называют?
 — По Невьянскому району на Урале.
 — А что из него делают, Андрей Иванович? — спросила Наташа.
 — Он употребляется в наиболее ответственных частях очень точных приборов. Из него делают также режущие части хирургических инструментов. Понимаешь теперь, какие сокровища несет твой маленький ручеек. Он размывает, по-видимому, большое месторождение невьянскита. Завтра я обязательно туда схожу.
 — А мне можно будет пойти с вами?
 — Конечно! Если не побоишься снова пойти в тайгу.
 — С вами? — Наташа рассмеялась. — Разве с вами может быть где-нибудь страшно?
 — А если останешься одна?
 — Все равно не побоюсь. Теперь уж я не пойду без компаса.
 — Это другой разговор. Ну, давайте скорее готовить обед, а то мальчишки придут голодные, как волки.
 Андрей Иванович направился было к самолету. Но в это время в лесу раздался треск валежника, затем торопливые шаги, и к костру выскочил Валерий.
 — Андрей Иванович, Петька! — закричал он еще издали. — Я открыл месторождение золота.
 Он подошел к костру и выхватил из кармана пригоршню буровато-серого песка.
 — Вот!.. Там этого песка видимо-невидимо! Я буквально по колено ходил в золоте. Я…
 — Постой, постой! — остановил его Андрей Иванович. — Покажи-ка свое золото.
 — Пожалуйста! — Валерий широким жестом высыпал песок в его руку.
 Андрей Иванович взглянул на блестящие крупинки и, усмехаясь одними глазами, сказал: — Действительно, это золото, да не простое, а кошачье.
 — Как кошачье? — насторожился Валерий.
 — Петя, объясните ему, что такое «кошачье золото».
 Петр Ильич поправил очки и проговорил своим обычным менторским тоном: — — «Кошачьим золотом» называют черную слюду биотит.
 — При чем здесь черная слюда?! — Валерий под-скочил к Петру Ильичу и, выхватив из кармана еще одну пригоршню песка, поднес ее почти к самым глазам брата. — Ты смотри, как блестит! Это же настоящее золото!
 Андрей Иванович положил золотистую крупинку на ноготь и надавил на нее острием ножа: — — Полюбуйся-ка на свое золото.
 Желтая крупинка рассыпалась на множество золотистых чешуек. Андрей Иванович сдул их на руку Валерия: — А ведь золото — металл.
 — Ну и что же, что металл? — не сдавался Валерия.
 — А то, что все металлы обладают ковкостью. Крупинка золота сейчас расплющилась бы, а не рассыпалась в порошок, как эта чешуйка.
 — Но при чем здесь черная слюда? — ухватился Валерий за последнюю соломинку. — Она же совсем не черная.
 Петр Ильич снова поправил очки и бесстрастным голосом, точно на занятиях перед студентами, пояснил: — Черная слюда, или биотит, как минерал химически стойкий, при разрушении горных пород переходит в россыпи, При этом она размельчается и в условиях недостаточности кислорода немного изменяется, приобретая интенсивный золотистый оттенок. Эти золотистые блесточки действительно напоминают крупинки зелота, вводя в заблуждение незадачливых старателей. Поэтому горщики и назвали их «кошачьим золотом».
 — Вот так-то, молодой человек, — сказал Андрей Иванович, отряхивая руки, — не все то золото, что блестит! А теперь скажи нам, пожалуйста, где твое ружье?
 — Ружье? — Валерий как-то сразу съежился. — Ружье… Оно осталось там, на прии… то есть в том овраге, где я нашел этот проклятый песок.
 — Осталось?.. — Глаза Андрея Ивановича стали жесткими. — Потерять в тайге ружье равносильно тому, что потерять свою голову.
 — Так я думал, что это настоящее золото и…
 — Даже если бы это были настоящие алмазы! — отрезал Андрей Иванович. — А золотом, кстати говоря, геологи уже давным-давно не интересуются. Поисковые работы на него сейчас почти прекращены, Да и зачем оно нужно? Международная торговля теперь ведется главным образом на основе товарного обмена. Что же касается золота как металла, то оно не имеет абсолютно никакой цены. Ты знаешь, что сказал о нем Ленин?
 — Нет…
 — Он сказал, что при коммунизме из золота будут делать общественные уборные. Ни для чего другого оно не пригодно. И из-за этого-то «сокровища» ты бросил ружье! Да ведь безоружный человек в тайге все равно, что комар на ладони.
 Валерий вспыхнул: — Дошел же я сюда без всякого ружья и ничего со мной не стряслось.
 — Раз на раз не приходится. И не о тебе одном сейчас речь. Ты шел на помощь своему товарищу.
 — Я нашел этот песок на обратном пути, — возразил Валерий, пряча глаза.
 — Все равно. О ружье в лесу никогда нельзя забьи вать.
 — Да заплачу я вам за это ружье, — вспылил Валерий. — Подумаешь, невидаль!
 Андрей Иванович поморщился. Однако сказал спокойно: — Платить мне ничего не надо. А сходить за ним завтра придется.
 — Куда сходить?
 — Туда, где ты его оставил.
 — Ладно, схожу, — буркнул Валерий, ни на кого не глядя, и принялся ожесточенно выворачивать свои карманы.
 Неловкое молчание воцарилось у костра. Наташа отошла в сторону. В первый раз ей было стыдно за Валерия.
 Между тем из котелка, висящего над костром, аппетитно запахло вареной дичью. Алексей Михайлович шумно втянул в себя ароматный воздух и, щелкнув языком, проговорил: — Суп готов. Начнем помаленьку?..
 Андрей Иванович покачал головой: — Нет. Подождем еще немного. Саша должен вот-вот подойти.
 Прошло еще с полчаса. Заметно стемнело. Но Саша все не возвращался. Петр Ильич нервно заходил из стороны в сторону: — Неужели и с ним что-нибудь случилось? Андрей Иванович молчал. Валерий не выдержал: — Теперь его придется искать!
 Андрей Иванович встал.
 — Да, если не придет еще с полчаса, то снова пойдем на поиски и, если понадобится, будем искать всю ночь.
 Но вот невдалеке хрустнула ветка, и к костру вышел Саша. Босой, с ног до головы покрытый грязью, он еле передвигал ноги.
 Глаза его быстро обежали освещенное костром пространство.
 — Наташа!.. Ты… не ранена? — спросил он с тревогой в голосе.
 — Нет, Саша, я просто заблудилась немного.
 — Она-то целехонька, а вот что с тобой случилось? Саша невольно посмотрел на свои босые грязные ноги.
 — Попал в болото, Андрей Иванович. Еле выбрался. А сапоги остались там. Если бы не сапоги, то совсем.
 — Почему же ты не стрелял, как мы условились?
 — Не мог я стрелять, — сказал он тихо. — Почему?
 — Не мог… — повторил он еще тише и опустил глаза, но Андрей Иванович перехватил быстрый взгляд, брошенный им на Наташу, и понял: Саша не решился отвлекать их от поисков.
 Что-то дрогнуло в суровом лице геолога. Он обнял мальчика за плечи и усадил рядом с собой у костра.
 — А стрелять все-таки нужно было, Саша, — сказал он глуховатым голосом и пригладил его жесткий вихор.


 Глава шестая ПОСЛЕДНЕЕ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ ДУХОВ

 Перебазировка на берег Ваи заняла больше недели. За это время с самолета была перенесена значительная часть снаряжения и продовольствия, а на берегу реки раскинут временный лагерь экспедиции.
 Новый лагерь разместился на высоком узком мы-сочке, густо поросшем высокой травой. Со стороны, ре-ки этот мысок, отделенный от основного берега небольшим притоком Ваи, был совершенно открыт. В тыловой же его части, подобно огромным обелискам, устреми-лись в небо четыре пихты.
 Высокие и стройные, будто подрезанные искусной рукой садовника, сверху донизу отороченные ярко-зеленой бахромой весенней хвои, они поражали глаз величием и красотой. Словно четыре феи, вышедшие из темного леса, стояли они над рекой Злых Духов в окружении целой свиты молодых, но таких же стройных елочек и пихт. А возле них, этих гордых таежных красавиц, скромно приютилось несколько маленьких тонких берез. Белые кудрявые деревца, тихо шелестящие листвой среди неподвижных пихт и елей, казались живым приветом далекой родины.
 Теперь на этом мысочке возвышались две палатки и маленький бревенчатый склад. Через приток Ваи, названный речкой Лагерной, мальчишки перебросили узкий мостик из жердей, а в самом конце мыска установили высокую мачту. На ней весело плескался на ветру большой красный флаг из Наташиного сарафана.
 Под этой мачтой, у небольшого костра-дымокура, и собрались теперь все участники экспедиции поговорить о том, что делать дальше.
 День угасал. Длинные тени потянулись от деревьев Приятной прохладой повеяло с реки.

— Ну, что же, друзья, — начал, как всегда, Андрей Иванович, теперь как будто все готово для наступления на владения злых духов.
 Он обвел глазами притихших ребят. Они сидели перед ним точно так же, как и десять дней назад в самолете, когда обсуждалось создавшееся тогда положение. Но это были уже не те растерянные ребятишки которые замирали от страха, украдкой посматривая на' темнеющую за окнами тайгу. Лица у ребят потемнели покрылись царапинами и загаром. На руках их появились ссадины и мозоли. Глаза светились уже не страхом, а хорошим упрямым любопытством.
 Андрей Иванович улыбнулся: — Да, теперь как будто все готово. Как же нам лучше организовать экспедицию?
 Ребята невольно посмотрели на реку.
 — Была бы у нас лодка!.. — мечтательно протянул Андрей Иванович бросил в огонь несколько сырых еловых веток. Густой пахучий дым повалил из костра отпугивая назойливо звенящих комаров.
 — Лодок у нас нет. Но можно сделать плоты. Валерий вскочил с места:
 — Верно! Сделаем большой плот и всей компанией поплывем по реке. Вот будет здорово!..
 Андрей Иванович покачал головой: — Нет, всей «компанией» плыть не придется. Во-первых, кто-то из нас должен остаться в лагере, чтобы в случае появления самолета сигнализировать ему. А во-вторых, мы свободно можем разделиться на два отряда и, таким образом, обследовать значительно ббльшую часть реки, — Конечно, — подхватил Петр Ильич, — нет никакого смысла плыть всем вместе. Разделимся на два отряда. Один направится вниз по течению, другой вверх.
 —  — Постой, постой! — перебил его Валерий. — По течению-то каждый поплывет. А кто согласится против течения?
 Андрей Иванович рассмеялся: — Так бросим жребий! Хотя, вообще-то говоря, это совершенно безразлично. Тому, кто поплывет по течению, все равно рано или поздно придется возвращаться обратно.
 — Это так, — согласился Валерий, — . а все-таки лучше бросить жребий.
 — Ну, это вопрос второстепенный. Важнее договориться сейчас о том, как мы разделимся на отряды. И прежде всего, кто из нас останется в лагере.
 На минуту воцарилось молчание. Ребята с нескрываемой мольбой обернулись в сторону Алексея Михайловича.
 Тот усмехнулся.
 — Да ладно уж, — махнул он рукой, — куда мне со своей ногой против духов. Плывите на здоровье! А я смастерю себе удочки, да и займусь тут рыбалкой. Оставьте мне только побольше рипудина.
 — Оставим, Алексей Михайлович! Конечно, оставим! — радостно загалдели ребята.
 Андрей Иванович остановил их жестом руки: — Ну хорошо. Алексей Михайлович останется здесь. Теперь о составе отрядов. Во главе их, по-види-мому, придется стать нам с Петром Ильичем. Ну, а остальные…
 Он задумался. Ребята застыли в ожидании. Что скажет Андрей Иванович дальше? Им было совсем не безразлично, как их разделят по отрядам, — Может быть, тоже бросим жребий… «подал голос Валерий.
 Но его перебил Петр Ильич: — Я взял бы с собой Сашу, — сказал он поспешно, — Мы с ним уже давненько работаем вместе. Если вы, разумеется, ничего не имеете против.
 Андрей Иванович свел густые брови: — — Сашу? Ну что же… Мне все равно. Значит, со мной поедет Валерий. — Он снова бросил в огонь охапку лапника, подгреб к костру разлетевшиеся уголья и только после этого задумчиво произнес: — Что же касается Наташи…
 Мальчишки насторожились. А Андрей Иванович перевел взгляд на хрупкую фигурку девушки и после небольшой паузы мягко добавил: — Я посоветовал бы ей тоже остаться в лагере. Наташа вскочила с места: — Как в лагере? Почему? Чем же я хуже мальчишек? Андрей Иванович! Я не останусь. Ни за что!
 — Да видишь ли, Наташа… Кто знает, с чем нам придется столкнуться.
 — Ну и что же? — в голосе Наташи зазвенели слезы. — Петр Ильич, вы же знаете меня! Я ведь тоже хочу стать геологом. Теперь я окончательно это решила!
 Петр Ильич развел руками.
 — Ну хорошо! — твердо сказал Андрей Иванович. — Раз решила, то нечего больше об этом и говорить. Но смотри! Тайга слез не любит.
 Наташа вспыхнула: — Андрей Иванович! Да разве я тогда от страха…
 — Ну, полно, полно, садись, я совсем не это имел в виду. Одним словом, я больше не возражаю. Выбирай, с каким отрядом поедешь.
 Наташа растерянно заморгала глазами и нерешительно посмотрела в сторону мальчишек. Но те, как по команде, уставились в землю. Тогда она снова обернулась к Андрею Ивановичу и, почему-то краснея, попросила: — Возьмите меня с собой, Андрей Иванович. Я, честное слово…
 — Верю, верю! — рассмеялся Андрей Иванович. — Значит, решено: Саша едет с Петром Ильичем, Валерий и Наташа со мной. Осталось бросить жребий, кому куда плыть.
 Он взял две палочки и протянул их Петру Ильичу: — Длинная палочка плывет по течению. Короткая — — против.
 Петр Ильич потянул одну из палочек. Она оказалась короткой.
 — Ура! — закричал во все горло Валерий. — Андрей Иванович, мне всегда, всю жизнь везет! Помнишь, Наташа, как тогда, на контрольной по геометрии. Я. знал всего одну теорему. Она мне и досталась.
 Но Наташа не разделяла его восторга. Ей было не весело. Она несколько раз пыталась поймать взгляд Саши. Но тот упорно смотрел в землю. И Наташа снова почувствовала себя в чем-то виноватой перед ним. Но в чем?..
 На другой день, утром, над рекой Злых Духов застучали топоры. Временами в этот веселый перестук вплетался глухой протяжный стон упавшего дерева или слышался короткий всплеск воды в реке. Многоголосое эхо повторяло необычные для этих мест звуки, заставляя прислушиваться пугливых обитателей тайги.
 Тайга насторожилась. Тревожные вести нес утрен-ний ветер с реки. На Ваю пришли люди. Люди готовятся проникнуть в святая святых тайги. Они бросают вызов самим грозным духам! Тем хуже для них…
 Но люди не думали об этом. Они работали. Работали дружно, засучив рукава. И мысли их были заняты самыми людскими заботами.
 Вот, сильно взмахивая топором, подрубает высокое дерево вихрастый паренек. Губы его плотно сжаты. Золотистыми брызгами разлетаются вокруг него смолистые щепки. С ожесточением вонзает он топор в пахучую медово-желтую древесину, стараясь отогнать свои горькие мысли. Но это не так просто. Упрямые, они снова и снова возвращаются к нему, терзая мальчишескую душу.
 Разве можно хоть на миг забыть о том, что завтра утром отсюда отправятся в разные стороны два отряда: в одном из них будет он, а с другим отрядом поплывет та, ради которой он готов на любые трудности, любые лишения, любые подвиги. И это не случайность, не каприз судьбы. Так решила она сама…
 Разве может быть что-нибудь больнее, чем это! Разве могут понять это какие— то духи! Разве смогут они сделать что-нибудь такое, что хуже этого! А вот другой паренек. Взмахи его топора не так стремительны. Но как весело блестят его глаза! Как радостно насвистывает он в такт топору.
 Да и как ему не радоваться. Ведь ему всегда и во всем везет. Разве не прав он, что и здесь, в тайге, не быть Сашке первым? Разве не говорил он, что Наташа везде и всегда пойдет за ним? Иначе и быть не может!
 Завтра они вместе поплывут по реке… Он будет петь ей любимые песни. А она, как прежде, станет украдкой посматривать в его сторону и улыбаться ему. Нет, что ни говори, а жизнь прекрасна!
 Немного поодаль орудуют пилой мужчина в летной куртке и худенькая светловолосая девушка. В глазах девушки тревога. Ее угнетает мысль, что Саша второй день даже не смотрит на нее. Но разве она в этом виновата? Разве могла она поступить иначе? Если бы она попросилась в отряд Петра Ильича, точно так же дулся бы сейчас Валерий. Да дело совсем и не в этом! Просто ей хочется ехать с Андреем Ивановичем. Только и всего. Но почему она так упорно старается это себе доказать? Значит, это нужно доказывать?..
 Большими человеческими заботами заняты мысли работающих людей. Но весело стучат их топоры. Звонко поют пилы. Звучно вторит им многоголосое эхо. Ужас охватывает пугливых обитателей тайги.
 Удивительные вести несет ветер с реки. Смелые люди пришли на Ваю. Не боятся они грозных духов. Неужели духи не накажут дерзких пришельцев?
 Но нет! Не зря насторожились испуганные звери. Солнце вдруг исчезло над рекой. Огромная черная туча словно слизнула его своим лохматым языком. А небо дрогнуло и загрохотало, пронзенное огненными змеями молний.
 И люди испугались. Замолчали их топоры. Чуть не бегом бросились они к своим палаткам.
 Однако на этот раз духи ограничились предостережением. Умолкли грозные раскаты. Ушла страшная. туча. Снова выглянуло яркое солнце.
 Но что это? Люди не уходят. Они снова берутся за топоры. Снова стонут поваленные ими деревья. Снова весело визжат их пилы. Они смеются над предостережением духов. И снова страх охватывает таежных обитателей. Таких людей они еще не видали.
 К полудню плоты были готовы. После обеда Саша взял ружье и отправился вверх по речке Лагерной. Не хотелось, чтобы видели его грусть, не хотелось самому видеть самодовольного Валерия.
 «Скорее бы отчалить!..» — думал он, машинально перепрыгивая через упавшие деревья. В конце концов, не ради же нее он сюда приехал. Пусть плывет, куда хочет и с кем хочет! Больше ему нет до нее никакого дела. Если ей так нравится этот сияющий индюк, то, право же, не о чем и жалеть…
 Саша пошел медленнее. Тишина тайги, нарушаемая лишь всплесками воды в маленькой речке, постепенно успокаивала его. Он начал внимательнее присматриваться к лесу.
 Вот высоко над головой послышался слабый шорох, и маленькая белка легко и свободно перепорхнула с дерева на дерево. Саша попытался отыскать ее глазами в густой хвое высокого кедра. Но не тут-то было! Белки и след простыл.
 Саша двинулся дальше. Но вскоре снова притаился за густой ветвистой пихтой: из-за большого завала показалась острая, мордочка с торчащими ушками. Саша замер. Но вот где-то совсем близко затоковал глухарь, и в тот же миг гибкое тельце куницы стремительно метнулось перед его глазами.
 Саша, не двигаясь, начал осматриваться по сторонам и через секунду снова застыл на месте. Прямо перед ним, в каком-нибудь десятке шагов от скрывавшего его дерева, на кучке свежевырытой земли сидел, и даже не сидел, а стоял на задних лапках маленький полосатый зверек. Вытянув вверх свое тонкое тельце с прижатыми к груди лапками, он настороженно слушал.
 — Бурундучок… — прошептал Саша почти беззвучно и попытался отвести в сторону тяжелые ветви. Но едва он прикоснулся к ним, как бурундук мгновенно ис— чез, словно растаял в неподвижном воздухе.
 — Здорово!.. — Саша подошел к его норе. Небольшой бугорок земли заметно выделялся на фоне блеклой зелени мхов. Цвет этой земли показался Саше не совсем обычным. Он разгреб ее носком сапога и увидел несколько маленьких кускои какого— то темно-фиолетового роговидного вещества, Саша поднял один кусочек и попытался разломить его. Это оказалось не так просто. Тогда он вынул нож. Странное вещество резалось легко, как воск или мыло, и на свежесрезанной поверхности было окрашено в бледный зеленовато-желтый цвет.
 Необычно мягкие роговушки заинтересовали Сашу. Си разгреб всю землю и набрал целую пригоршню фиолетово-серых камешков. Один из них оказался особенно интересным: на твердой белой пластинке наросла затейливая пирамидка маленьких фиолетовых кубиков. Кубики были гладкими и блестящими. Саша попробовал разрезать один из них. Он резался так же легко, как и крупные роговушки, и так же внутри был окра-шен в светлый бледно-зеленый цвет, Саша сложил все эти камешки в карман и медленно пошел обратно.
 Часа через полтора в просветах деревьев показался красный флаг, а немного позже — и. мостик через Лагерную. Саша направился было к нему, но вдруг остановился в нерешительности: на мосту стояла Наташа. Облокотясь на тонкую шаткую перилку, девушка задумчиво смотрела на воду, и Саше показалось, что она чем-то озабочена. Неясная тревога словно подтолкнула его к ней.
 — Наташа. Ты что здесь делаешь? Она быстро обернулась: — Да вот стою, смотрю… А ты где был?. Саша нахмурился: — — Ходил в тайгу.
 — Один?
 Он ответил не сразу.
 — А с кем же мне идти? — проговорил он медленно и глухо. — Остальным и здесь не скучно…
 Он рывком поправил на плече ружье и хотел, не останавливаясь, пройти мимо. Но Наташа остановила его, легонько тронув за рукав.
 — Подожди, Саша, — сказала она тихо.
 Он остановился. Наташа немного помолчала. Потом медленно, с трудом подбирая слова, заговорила: — Скажи мне, Саша… Только честно… Как ты думаешь?.. На этой реке, Вае, действительно есть что-то… сверхъестественное?
 Саша усмехнулся.
 — Нет, ты не смейся! — воскликнула она, подходя к нему ближе. — Я серьезно спрашиваю. Сегодня во время грозы я нечаянно подсмотрела, как Андрей Иванович и Петр Ильич обменялись какими-то странными взглядами, и Петр Ильич сказал: «Второе предупреждение…» Что ты обо всем этом думаешь?
 Саша вспомнил первую грозу на Вае. Андрей Иванович и тогда сказал, что гроза какая-то особенная. А сегодня опять… Неужели в самом деле это какое-то предостережение? Но что ей от него-то нужно?
 — Ерунда! — сказал он резко. — Ты только за этим и остановила меня?
 Он снова поправил на плече ружье.
 — Нет, не только за этим, — она опять немного помолчала, подбирая слова. — Может быть, все это и ерунда, Саша. Но я думаю, что наше плавание по Вае будет не совсем… легким. И я не хотела бы, чтобы ты уезжал таким… сердитым.
 Саша посмотрел ей прямо в глаза. Что она, смеется, что ли?
 Но глаза Наташи были грустными-грустными. Тревога и растерянность застыли на ее лице. А в голосе звучала неподдельная печаль. Это было совершенно непонятно.
 Вся горечь и досада, только что клокотавшие в душе Саши, сразу улетучились. Осталась лишь острая жалость и раскаяние за свою резкость. Но ему ни за что не хотелось сознаваться в том, что он обиделся из-за решения Наташи поехать с Валеркой. Поэтому он отвел глаза в сторону и, сделав над собой усилие, твердо произнес: — Я ни на кого и ни на что не сержусь.
 Наташа вздрогнула. На миг ей показалось, что он говорит совершенно искренне. И это кольнуло ее в самбе сердце.
 — Но почему же ты весь день дуешься сегодня? — спросила она чуть слышно.
 — Просто потому, что мне хотелось поехать с Андреем Ивановичем, — сказал он, стараясь придать своему голосу как можно больше безразличия.
 Но это ему уже не удалось.
 Голос Наташи потеплел: — Вот и мне, Саша, хочется поехать с Андреем Ивановичем, — сказала она просто, и Саша понял, что это и было то главное, что она хотела ему сказать.
 Он несмело глянул ей в глаза: — Наташа…
 — Что?
 — У меня есть к тебе просьба. — Да?
 —  — Не ходи, пожалуйста, одна в тайгу. — Хорошо, Саша…
 Тонкий пронзительный писк комара звенел над самым ухом. Валерий, не открывая глаз, попытался отмахнуться от непрошеного гостя. Но не тут-то было! Через минуту назойливый комар снова уселся на щеку.
 — Нет. Больше не уснуть!..
 Валерий высвободил голову из спального мешка и огляделся. В палатке было пусто. Через узкую щель прорывался тонкий луч света.
 «Почему меня никто не будит сегодня?» — подумал было Валерий, но тут же вспомнил, что он уснул после обеда. «Но куда все запропастились?» Он снова огляделся по сторонам и начал выбираться из мешка.
 За стенкой палатки явственно послышались голоса. Валерий навострил уши.
 — Ну вот, пожалуй, и все, — говорил Андрей Иванович своим обычным ровным голосом. — Главное, Петя, — будьте осторожны. Я уже сказал вам, с чем можно встретиться на этой реке, судя по тому, что я слышал от местных жителей. Поэтому, сами понимаете, нужно быть очень осторожным.
 — Ух ты!.. — Валерий даже привстал на своем мешке. Значит все-таки что-то есть на этой проклятой реке. Так он и знал! У него вдруг неприятно пересохло во рту. И зачем он только ввязался в эти историю?! Мало того, что они чуть не погибли при аварии самолета. Теперь их ждут, оказывается, какие-то новые опасности.
 Ну зачем, скажите пожалуйста, нужно плыть по этой реке? Сидели бы себе на месте и ждали самолета. Так нет! Им надо обязательно куда-то лезть, к черту на кулички.
 Валерий от всей души позавидовал сейчас Алексею Михайловичу. Остаться бы с ним здесь ловить рыбку!.. Но что скажет Наташка?.. Нет, нельзя! Вот если бы, скажем, заболеть…
 Он опять улегся в мешок: «А ведь это идея!..
 За брезентом вновь послышались голоса. Петр Ильич о чем-то спрашивал Андрея Ивановича. Валерий прислушался.
 — Давно ли я работаю в тайге? — отвечал Андрей Иванович. — Да, Петя, давненько. Уже почти двенадцать лет.
 — А ваша семья?
 — Семья?.. — Андрей Иванович почему-то замолчал, а когда заговорил, то Валерий едва узнал его го-лос. — Была у меня и семья, Петя. Сын Юрка, такой же вихрастый бутуз, как наш Саша, и его мать… Война отняла все… Мать погибла во время блокады Ленинграда. А Юрка… пропал.
 — Как пропал?
 — После смерти матери его эвакуировали куда-то. Но куда? Не знаю. Я долго разыскивал его. Писал бесчисленные запросы. И все безрезультатно… — Андрей Иванович тяжело вздохнул. — Когда я в сорок первом году уходил на фронт, сынишке было немногим больше двух лет. Теперь ему было бы уже шестнадцать.
 Андрей Иванович помолчал.
 — До войны я жил в Ленинграде. Преподавал в Горном институте. Готовил докторскую диссертацию, И вот война… Фронт. Тяжелое ранение. Гибель семьи. После всего этого в Ленинграде я оставаться не мог. Уехал в тайгу…
 Андрей Иванович замолчал.
 Валерий затаил дыхание. Ему вдруг стало стыдно за свое трусливое решение. Стыдно было даже показаться из палатки.
 — А вон и наши молодые таежники возвращаются, — снова послышался голос Андрея Ивановича. Но теперь он звучал мягко и тепло, — Поверите ли, Петя, как увижу Сашу, так сразу своего Юрку вспоминаю,' Может быть, жив он, мой сынок…
 — Андрей Иванович! — донесся до палатки голос Саши. — Посмотрите, что мы нашли.
 У палатки стало шумно. Валерий быстро оделся и, потягиваясь, выбрался наружу.
 Саша выкладывал перед Андреем Ивановичем какие-то темные камешки. Рядом с ним стояла улыбающаяся Наташа. По лицу Валерия пробежала тень недовольства. Но это продолжалось одно мгновение.
 «Чепуха!» — успокоил он себя. — "Она сама вчера сказала, что хочет ехать со мной. Чего же еще надо? А Сашка дуралей! Набрал каких-то камешков и рад— радехонек».
 — Где вы это откопали?. — спросил Андрей Иванович, внимательно рассматривая находку.
 — Недалеко отсюда. Километрах в трех вверх по Лагерной. Их бурундук выбросил из своей норки.
 Андрей Иванович развернул карту и сделал на ней какую-то пометку.
 — Н-да, друзья. Это интересная штука. Петя, вы знаете, что это такое?
 Петр Ильич взял один из камешков, провел по нему ногтем и долго рассматривал четкую царапину, оставшуюся на камне. Андрей Иванович подал ему другой образец, на котором видны были маленькие кубики кристаллов. Петр Ильич и по ним царапнул ногтем: кубики были не тверже. Обернувшись к Андрею Ивановичу, он покачал головой: — Не определю, Андрей Иванович. Не встречал я такого минерала. Мягкий, ковкий, с алмазным блескома и довольно тяжелый… Что бы это могло быть?
 — Это кераргирит.
 — Серебряная роговая обманка! — воскликнул Петр Ильич.
 — Ну, конечно, она.
 Петр Ильич снова стал рассматривать Сашину находку: — Вот оно что! Кераргирит… Читал я о нем не раз, А вот видеть до сих пор не приходилось.
 — Да, это редкий минерал, — заметил Андрей Иванович. — Он образуется иногда в поверхностных зонах месторождений сульфидных руд серебра.
 — Значит, находки его могут свидетельствовать о наличии серебряных руд?
 — Вот именно. И если у нас будет время, мы обя«-зательно заложим там шурфик.
 Наташа живо обернулась к Андрею Ивановичу: — Как вы сказали? Что заложим?
 — Заложим шурф, — повторил Андрей Иванович. — Так называют глубокие ямы или колодцы, которые копают для выяснения геологического строения местности или обнаружения какого-либо ценного минерала. Вот выкопаем мы такой шурф и посмотрим, много ли здесь кераргирита, как он залегает, за счет чего образовался. И будет ясно, стоит разведывать это месторождение серебра или не стоит.
 Саша снова взял в руку фиолетовый минерал: — Кераргирит… И как вы запоминаете такие мудреные названия?
 — В нем нет ничего мудреного, Саша, — возразил Андрей Иванович. — Больше того, оно само за себя говорит. Нужно только знать его смысл. Слово «кераргирит» состоит из двух греческих слов: «керас», что значит — рог, и «аргирос» — серебро. Тот же корень имеет, знакомое вам слово «аргентум». Как видите, в названии этого минерала отражен как его состав — хлорид серебра, так и наиболее интересная особенность его внешнего вида — сходство с рогоподобным веществом. Кстати сказать, русские минералоги называли его «серебряная роговая обманка».
 — И много в нем серебра? — вступил в разговор Валерий.
 — Да, серебра в нем более семидесяти пяти процентов.
 — Значит, это настоящая серебряная руда? — воск-кликнула Наташа.
 — Видишь ли, Наташа, из кераргирита, конечно, можно извлекать серебро, но он, как правило, не образует больших скоплений. Зато находки его говорят о наличии других серебряных минералов, в частности, аргентита. Возможно, так обстоит дело и здесь. Во всяком случае, это очень ценная находка. И мы обязательно покопаемся здесь.
 Андрей Иванович встал:
 — Ну, а теперь, друзья, займемся своими личными делами. Проверьте обувь, одежду. Продумайте, что нужно захватить с собой в поход. Завтра рано утром отправимся в гости к духам.
 Солнце давно уже зашло за кромку леса. Густые сумерки опустились на землю. С реки потянуло ночной сыростью. А ребята все сидели у костра на берегу и молча смотрели на темную неприветливую воду.
 Завтра в путь…
 В последний раз собрались они все трое перед тем, как отправиться в далекое плаванье по загадочной Вае. В последний раз сидели рядышком, локоть к локтю, как сиживали когда-то дома, на берегу своей тихой родной реки. Сидели и молчали…
 Мысли всех были заняты одним и тем же. Пугающая темнота ночи снова и снова воскрешала в их памяти все то, что они слышали о таинственной реке Злых Духов. В последнее время, занятые переноской багажа и устройством лагеря, они почти забыли о мрачных поверьях, связанных с этой рекой. Но сегодня они вновь безраздельно завладели всеми их мыслями. Легенда о грозных духах, подобно призраку, вставшему во весь рост, затмила собой все, что казалось им до сих пор важным и значительным.
 Отступила в сторону вражда, терзавшая души мальчишек. Забылись ссоры, нередко вспыхивавшие между ними. Исчезла острая неприязнь, которую они в последнее время питали друг к другу. Все вытеснил страх перед неизвестностью, ждущей их за первым же поворотом реки. Ребята инстинктивно прижались друг к другу. И боль разлуки нежданно закралась в ребячьи сердца.
 Удивительная тишина стояла над маленьким лагерем. Не слышно было даже всплесков воды в реке. Казалось, вся природа насторожилась в эту последнюю ночь перед вторжением людей в царство духов. Напряженным ожиданием чего-то необыкновенного веяло в ночном воздухе.
 Сердце Саши сжалось в тревожном предчувствии неведомого. Он медленно отвел глаза от реки и взгля-нул на притихшую Наташу, Лицо ее почти тонуло в ночном мраке, и он скорее чувствовал, чем видел, какой глубокой грустью светились ее глаза.
 Волна нежности нахлынула на Сашу. Он сорвал с себя куртку и осторожно набросил ее на плечи девушки. Она обернулась к нему и благодарно улыбнулась одними глазами. Но длинные ресницы ее вдруг дрогнули, и она поспешно отвернулась от него, устремив свой взгляд на спящую реку.
 Саша не проронил ни слова. Он не мог оторвать глаз от ее задумчивого лица. Ему показалось даже, что оно светится каким-то мягким призрачным светом. Сначала он не обратил на это внимания. Мысли его были слишком заняты близостью разлуки с нею. Но вот лицо Наташи осветилось еще больше, и какие-то быстрые тени побежали по ее лбу, щекам, подбородку… Словно дрожащий свет автомобильных фар, прорвавшийся в темную комнату через оконные шторы, скользил по бледному лицу девушки.
 Что бы это могло быть? Саша обернулся назад и даже вздрогнул от неожиданности: — — Смотрите!.. — произнес он сдавленным шепотом.
 Наташа и Валерий подняли головы и замерли в тревожном удивлении. Далеко над лесом в ночном небе полыхало бледное пепельно-голубое сияние. Оно напоминало туманное зарево, обычно появляющееся ночью над большим далеким городом, но имело поразительно странный цвет… Чем-то холодным и мертвым веяло от этих сполохов, взметнувшихся над черным лесом. Что-то неотвратимое и страшное было в этом таинственном свечении неба. С неизъяснимой силой приковало оно внимание ребят, заставив их вскочить с земли и еще теснее прижаться друг к другу.
 Молча, затаив дыхание, смотрели они на этот призрачный туманный полусвет, струящийся над темными застывшими вершинами. Река Злых Духов еще раз предупреждала дерзких людей о грозящих им опасностях.
 Наконец Валерий опомнился.
 — Надо крикнуть Андрея Ивановича, — прошептал он испуганно.
 Ребята помчались к палаткам.
 — Андрей Иванович! Петька! Где вы там? — позвал Валерий срывающимся голосом. — Смотрите, что здесь делается!
 Геологи выскочили из палатки.
 — Что случилось?
 Валерий вцепился в рукав Андрея Ивановича: — Ужас! Андрей Иванович, смотрите вон туда!..
 — Куда?
 — Вон в ту… — Валерий обернулся и замолчал на полуслове.
 Ребята посмотрели в ту сторону, где только что тре-петало таинственное зарево, и также раскрыли рты от удивления: небо там было абсолютно черным, таким же, как и всюду над огромными просторами тайги.
 — Вот так так! — развел руками Саша. — Будто ничего и не было.
 — Да что было-то?
 — Понимаете, Андрей Иванович, свет какой-то.. Вон там, над лесом…
 — — Огонек, что ли? — спросил Петр Ильич, вглядываясь в темноту.
 — Нет, не огонек, а словно зарево или сияние. — Сияние, говоришь? — оживился Андрей Иванович. — Интересно! Где же оно было?
 — Вон там, над лесом, — указал Саша рукой на противоположный берег реки.
 — Так… Значит на северо-западе, там же, где появлялись эти черные тучи. Ну что же… Посмотрим, что будет дальше.
 — . Андрей Иванович, что же это такое?
 Геолог пожал плечами: — Рано еще делать выводы, друзья. Все это требует серьезного изучения. Во всяком случае, ничего ужасного здесь нет. И я надеюсь, что мы с вами разгадаем все эти тайны реки Злых Духов. — Он посмотрел на растерянные лица ребят и ободряюще улыбнулся. — Ну, а теперь — спать! Утро вечера мудренее.
 Но ребята не тронулись с места. Призрачное сияние казалось им последним предупреждением грозных духов.




 Глава седьмая ДЕВУШКА С ГОЛУБЫМИ ГЛАЗАМИ


 Живые упругие струи приятно щекотали пальцы рук, чуть слышно нашептывая о чем-то очень хорошем. Наташа склонилась почти к самой воде, прислушиваясь к тихому голосу реки. Лицо ее было сосредоточенно-внимательным.
 Мимо проплывали безмолвные, поросшие лесом берега. Высокая стена деревьев то подступала почти к самой реке, то отбегала чуть-чуть в сторону, оставляя место зеленым луговинам.
 Кое-где на них виднелись заросли шиповника. Кусты были усыпаны крупными пунцово-розовыми цветами. Огромными букетами пламенели они среди травы, на фоне строгих темных елей.
 Плот двигался быстро. Андрей Иванович и Валерий, орудуя шестами, гнали его со скоростью, которой позавидовала бы любая лодка. Правда, у Валерия это получалось еще не совсем ловко. Позавчера, когда они только что отплыли от лагеря, Наташа не могла удержаться от смеха, глядя, как неуклюже он обращается с шестом. Но сегодня движения его были уже увереннее, и к нему снова возвратилось его обычное настроение.



   Плыви, мой челн, По воле волн… —



 запел он вполголоса, налегая на длинный шест. Голос его был не сильный, но приятный, а мелодия песни удивительно гармонировала и с яркой зеленью берегов, и с серебристой рябью.
 Наташа подняла голову от воды и взглянула на Валерия. Он стоял вполоборота к ней и смотрел на нее. Смотрел так, что она сразу же забыла обо всех досадных нелепостях, которые в последнее время все чаще открывала в его поступках.
 Наташа встала и, подойдя к Андрею Ивановичу, по-дожила руки на шест.
 — Андрей Иванович, дайте я попробую. Геолог улыбнулся.
 — Ну что ж, попробуй, — сказал он, передавая ей шест. — Только смотри, не упусти.
 — Не упущу.
 Наташа крепко ухватилась за тяжелую жердину и, подняв высоко над головой, быстро опустила ее в воду. Но не успела она коснуться дна, как сильное течение подхватило шест и потянуло за собой. Наташа изо всех сил уцепилась за гладкое, отполированное руками, дерево. Ноги ее заскользили по мокрым бревнам. Она попыталась опереться о сучок. Но не удержалась и, вскрикнув, полетела в воду.
 Через мгновение голова ее показалась над водой. — Встань на дно! Здесь не глубоко, — крикнул ей Андрей Иванович.
 Наташа послушно встала на ноги.
 — Да брось шест-то!
 Она решительно замотала головой. Тогда Андрей Иванович встал на место Валерия и сильными движениями направил плот обратно. Вскоре мокрая, красная от смущения Наташа была на плоту.
 — Плывем к берегу! — скомандовал Андрей Ива-нович.
 — Зачем же? Я и так обсохну, — робко возразила Наташа.
 — Не говори глупостей! Нужно сейчас же переменить одежду. Да и обедать уже пора.
 Обед обещал быть на славу. Еще утром Андрей Иванович подстрелил большого крякового селезня и теперь решил приготовить из него жаркое. Пока Наташа, отойдя в сторону, переодевалась и развешивала на ветвях мокрую одежду, они с Валерием разложили большой костер и ощипали убитую птицу.
 Валерий подбросил на ладони желтую увесистую тушку и прищелкнул языком: — Знатная штука!..
 — Штука-то знатная, — согласился Андрей Иванович. — А вот кто вчера посуду мыл?
 Валерий поежился: — Я мыл… А что?
 — А то, что котелок нисколько не похож на мытый. Пойди и вымой его как следует.
 — Не умею я лучше, Андрей Иванович. Я же не девчонка!
 — Конечно, не девчонка. Потому и силы у тебя, надеюсь, хватит, чтобы отскоблить всю эту грязь. Пойди к реке, зачерпни песку и потри им хорошенько. От грязи и следа не останется.
 Валерии вздохнул. Возиться с посудой ему не хотелось. Но спорить с Андреем Ивановичем было бесполезно. И Наташа, как назло, была занята…
 Он молча схватил котелок и, спустившись к реке, принялся с ожесточением драить злополучную посудину. Песок, оказывается, действительно творил чудеса. Не прошло и трех минут, как котелок заблестел, будто новый.
 — Ну вот, теперь другое дело, — похвалил Андрей Иванович. — Только что же ты воды-то пожалел, песок не смыл как следует?
 Валерий махнул рукой: — Чепуха! — бросил он, устраиваясь на траве. — Вы же сами говорили, что горные породы почти стерильны.
 Андрей Иванович усмехнулся, — Так то — породы, а не речной песок. Ну да ладно!.. Только чур, на меня не пенять, если утка будет на зубах хрустеть.
 Геолог поправил костер и пристроил котелок на огне.
 — Теперь пойдем, наберем дров, — снова обратился он к Валерию.
 — Как дров? Их же здесь полно.
 — Это не дрова! На таком гнилье до вечера не приготовишь обеда.
 Валерий нехотя поднялся.
 — Наташа! — крикнул Андрей Иванович. — Посмотри здесь за костром. Мы за дровами сходим.
 Наташа присела у костра и, положив подбородок на сложенные руки, стала рассеянно смотреть на огонь. На миг ей вспомнился Саша. Но только на миг. В ушах ее звучал еще голос Валерия, а перед глазами стояло его лицо.
 «А все-таки он хороший»… — подумала Наташа и улыбнулась своим мыслям.
 Она подбросила в костер сучьев и прислушалась. Со стороны леса слышались мужские голоса. Наташа машинально поправила воротничок курточки.
 Андрей Иванович и Валерий подошли к костру и, бросив сучья, опустились на траву. Разговор не клеился. Все поглядывали на котелок. Аппетит разыгрывался с каждой минутой.
 Но вот из котелка приятно запахло жареной дичью. Андрей Иванович вооружился ножом, а ребята приготовили свои миски. Утка, покрытая нежной хрустящей корочкой, выглядела очень заманчиво.
 Валерий нетерпеливо ухватился обеими руками за отрезанный ему кусок и только было нацелился зубами на жирную румяную корочку, как вдруг глаза его округлились, и он с отвращением бросил мясо обратно в миску.
 — Фу, гадость! — воскликнул он брезгливо.
 — Что такое? — насторожился Андрей Иванович.
 — Что, что… Черви! Вот что! — Валерий вскочил с места и сплюнул.
 — Ой! И у меня, — вскричала Наташа испуганно, отодвигаясь от миски.
 Андрей Иванович нахмурился:
 — Какие черви? Что вы говорите?
 Валерий схватил свою миску и поднес ее почти к самому лицу геолога.
 — Вот, полюбуйтесь!
 Андрей Иванович заглянул в миску. На дне ее действительно лежало два толстеньких золотистых червяка. Он взял одного из них в руку и вдруг разразился веселым смехом: — Вот оно что! Ну, за этих червей нам надо благодарить Валерия.
 — Что-о?.. Меня! Да при чем здесь я?!
 — А при том, что эти черви образовались из того «стерильного» песочка, который ты поленился смыть с котелка.
 — Вы что это, серьезно? — не понял Валерий.
 — Конечно, — ответил Андрей Иванович невозмутимым голосом. — Не верите?
 Он спустился к реке и, порывшись с минуту в прибрежном песке, вернулся к недоумевавшим ребятам.
 — Что это, по-вашему? — обратился он к ним, указывая на свою раскрытую ладонь.
 Ребята послушно склонили головы к его руке. На ладони лежало несколько маленьких блестящих чешуек.
 — Слюда… — ответил Валерий, пожимая плечами.
 — Слюда? А теперь смотрите, что с этой слюдой произойдет.
 Андрей Иванович выкатил из костра раскаленный уголек и, бросив на него блестящие чешуйки, принялся дуть на эту крохотную импровизированную жаровню.
 И тут произошло чудо. Маленькие чешуйки вдруг начали вспучиваться, расти у ребят на глазах, и не успели они моргнуть глазом, как все чешуйки вытянулись в длинные золотистые палочки, точь-в-точь как те страшные «черви», которые лежали у них в мисках.
 Ребята не знали, что и подумать.
 — Андрей Иванович! Вы просто чародей! — воскликнула наконец пораженная Наташа.
 — Ну что ты! С черной магией я не знаком. И ничего необыкновенного во всем этом нет. Дело в том, что это не листочки слюды, как вы думали, а чешуйки совсем другого минерала — вермикулита, самым замечательным свойством которого является его способность резко увеличивать объем при прокаливании. Происходит это потому, что кристаллическая решетка вермикулита построена из тончайших слоев очень сложного химического состава, между которыми располагаются молекулы воды. При сильном нагревании молекулярная вода превращается в пар, и давление пара раздвигает эти слои, в результате чего объем минерала увеличивается в двадцать — двадцать пять раз. А вы ешьте, ешьте! — добавил он с улыбкой. — А то все остынет.
 Ребята снова придвинули свои миски.
 — Ну так вот, — продолжал Андрей Иванович, — нетрудно догадаться, что увеличение объема происходит только в одном направлении, перпендикулярном напластованию листочков вермикулита, вследствие чего минерал только в этом направлении и разбухает. Получаются длинные червеобразные столбики, или нити. За это интересное свойство вермикулит и получил свое название. Оно происходит от латинского слова «вермику-лус», что значит «червячок».
 — Ну и чудеса! — воскликнул Валерий, берясь за второй кусок.
 — Действительно, чудеса! — согласилась Наташа. Она подняла остывший уголек и с интересом рассматривала удивительных «червей», рожденных на огне из крохотных чешуек слюдоподобного минерала.
 — А ты ешь лучше, — посоветовал ей Андрей Иванович, — потом посмотришь.
 Наташа снова взяла свою миску: — А ведь этот… вермикулит становится, наверное, очень легким после обжига?
 — Да, он делается в два раза легче воды. В нем появляется так много воздушных прослоек, что он оказывается первокласснейшим звукопоглощающим материалом. Именно он используется при устройстве кабин в самолетах, перегородок в специальных лабораториях.
 — Как же образуется этот удивительный минерал? — подал голос Валерий, обсосав последнюю косточку.
 — Он образуется при выветривании черной слюды — биотита, — ответил Андрей Иванович и весело добавил: — с которым ты так хорошо познакомился в начале этого месяца.
 Валерий покраснел.
 — С этими минералами, оказывается, все время надо быть настороже, — пробурчал он, пряча глаза, — Да, иногда они могут здорово подшутить над тем, кто их не знает. Вот поплывем дальше, я расскажу вам забавную историю об одном минерале, и вы увидите, как надо быть осторожным с неизвестными природными образованиями.
 — Расскажите сейчас, Андрей Иванович, — оживился Валерий, поудобнее устраиваясь на траве.
 — Нет. Мы и так здесь засиделись. Пора отчаливать.
 После обеда плот двигался медленнее. Валерий еле шевелил шестом. Полуденный зной нагонял дремоту. Ему не хотелось ни говорить, ни петь. ' Все надоело. Перед глазами проплывали все те же низкие, поросшие лесом берега, а шест становился все тяжелее и непослушнее. Время словно остановилось. Все вокруг замерло. Лишь слабые всплески воды нарушали тяжелую знойную тишину.
 Валерий громко зевнул и вдруг вспомнил: — Андрей Иванович, вы же обещали рассказать нам какую-то историю.
 В глазах геолога блеснули веселые искорки.
 — Да, я собирался рассказать о минерале мирабилите. Эту историю поведал мне однажды мой старый знакомый, капитан торгового судна на Каспийском море.
 Как-то во время очередного рейса случилось так, что у их корабельного кока вышел весь запас столовой соли. Что делать? Раз сварил он обед без соли. Другой раз… Команда возмущается. Хоть обратно в порт возвращайся.
 И тут мой знакомый, стоявший на мостике, увидел на берегу небольшого заливчика груды какого-то белого вещества, очень похожего на соль. Вызвал он боцмана и приказал узнать, что там такое. Боцман спустил шлюпку и отправился к заливу. Подплывает к берегу, смотрит — соль. Попробовал — соленая. Правда, горчит немного. Ну, да стоило ли обращать внимание на такой пустяк? Набрал он этой соли целый мешок, То-то было радости! Кок чуть не расцеловал его за эту находку и приготовил такой роскошный обед, какой готовился на корабле не каждый праздник.
 После обеда капитан поднялся на мостик, закурил и только было собрался отдать рулевому какую-то команду, как вдруг почувствовал настоятельную необходимость спуститься в туалет. Он быстро сбежал по трапу, подошел к небольшой двери с двумя традиционными кружочками и… обмер. Перед этой скромной дверью толпилась почти вся его команда, начиная с первого помощника и кончая маленьким толстым коком, который держался обеими руками за широкие штаны и, как петух, наскакивал на красного от смущения боцмана. Что тут творилось!.. Первый помощник бил кулаками в заветную дверь и кричал, что он на вахту опаздывает. Судовой радист доказывал ему, что у него срочные радиограммы задерживаются. Несколько матросов отталкивали их обоих, грозясь выбросить за борт, если те не поймут, что в этом деле все равны, как перед богом. Боцман ухватился за китель старшего механика. А дюжий механик потрясал своими огромными кулачищами и басил: — Сейчас же пропустите меня, сукины дети, а то все паровые котлы взлетят на воздух!..
 Вспомнил тут мой приятель, чем солили сегодняшний обед, и сразу понял, какую злую шутку сыграл с ними злополучный заливчик. На берегах его отлагалась не поваренная соль, а минерал мирабилит, известный более под названием глауберовой соли, которая продается во всех аптеках как сильное слабительное средство…
 Наташа смущенно отвернулась, а Валерий так смеялся, что чуть не свалился с плота в воду.
 — Ой! Не могу! Неужели это правда? Вся команда… Вот потеха! — восклицал он, корчась от смеха. — Это почище наших червяков! Представляю, что там творилось!..
 Наконец он утихомирился и, вытирая рукавом слезы, спросил: — Неужели эта глауберова соль так прямо на берегу и валяется?
 — Да. В некоторых заливах Каспийского моря, в частности в заливе Кара— Богаз-Гол, в зимние месяцы, когда температура воды снижается до шести градусов, мирабилит выпадает из нее на дно и сильными штормами выбрасывается на берег, образуя огромные белые валы. Причем по внешнему виду и свойствам — цвету, блеску, твердости 10 — мирабилит действительно чрезвычайно похож на поваренную соль. Правда, вкус у него несколько иной, горько-соленый. Но боцман, видимо, плохо его распробовал… Вот какие удивительные минералы встречаются в природе. Между прочим, и название свое этот минерал получил от латинского cло-ва «мирабилис», что значит — удивительный. Он подмигнул Валерию и добавил: — Ну, а теперь поднажмем немного! А то я смотрю, ты только держишься за шест-то…
 Валерий крепче уперся ногой в бревно и с силой опустил шест в воду. Плот снова поплыл вниз по реке. а На следующий день, после полудня, правый берег Ваи начал заметно повышаться. Вдали показались заросшие лесом холмы. Течение реки стало более быстрым. Теперь нужно было лишь управлять плотом. Андрей Иванович повеселел.
 — Ну, друзья, смотрите в оба! Может, встретится что-нибудь интересное.
 Ребята насторожились. Но прошел час, другой. Ничего интересного не было, хотя лесистые холмы приблизились почти вплотную к реке. Валерий начал клевать носом. Наташа тоже не прочь была вздремнуть. Тихое журчание воды убаюкивало, как колыбельная песня.
 Вдруг плот резко остановился. Андрей Иванович уперся шестом в дно.
 — А ну-ка, посмотрите вон туда, направо! Что вы там видите?
 Наташа взглянула на зеленые холмы. На склоне одного из них ярко белело какое-то большое пятно. — Ой, что это? Неужели снег? Валерий фыркнул: — Скажет тоже… Снег! В такую-то жару…
 — А что же это? Валерий подумал: — Может быть, стена? Андрей Иванович, как по-вашему?
 — По-моему, это просто обнажение. И нам надо обязательно его осмотреть. — Андрей Иванович вынул компас и взял азимут.
 Плот причалил к берегу.
 — Одному из вас придется побыть здесь. Оставайся, Валерий. А мы пройдем туда, посмотрим.
 Андрей Иванович и Наташа двинулись в путь. Над головами их сейчас же сомкнулись ветви могучих кедров. За три дня, проведенные на воде, Наташа отвыкла от мрака таежного леса и теперь опять чув-ствовала себя не совсем уверенно среди угрюмых молчаливых деревьев.
 Но вот лес расступился, и она невольно остановилась, пораженная изумительным зрелищем, открывшимся перед ее глазами. Темная толща каких-то рассланцованных пород 12 прорезалась широкой полосой белоснежного камня. Эта полоса проходила высоко над их головами, под большим уклоном к поверхности земли, а внизу, под обнажением, громоздилась огромная куча белых, чуть зеленоватых обломков, по-видимому, недавно обрушившихся сверху.
 Наташа подняла один из них, — И здесь мрамор?
 Андрей Иванович покачал головой: — Нет, это не мрамор. У мрамора поверхность скола совсем другая. А главное… Смотри!.. — Он чуточку повернул камень в руках Наташи. И произошло чудо. Где-то в глубине минерала вспыхнули яркие синие огоньки. Наташа повернула камень обратно. Огоньки погасли. Небольшое движение руки — и снова в глубине камня побежали синие искорки.
 Это было поразительно. Совершенно белый, почти непрозрачный камень озарялся вдруг странным мерцающим светом, идущим откуда-то изнутри его, словно там были запрятаны крохотные светильники.
 Наташа подняла глаза на геолога: — Андрей Иванович! Это же просто чудо. Никогда я не думала, что камни могут быть такими интересными.
 — Ну, что ты! В природе встречаются и более интересные образования. Помню, когда я был студентом, на меня произвел огромное впечатление один минерал, так называемый благородный опал. Образец его был прислан в наш музей из Бразилии. На первый взгляд это был небольшой светло-серый камень, настолько невзрачный, что, встреть его на дороге, поленишься нагнуться. И вот в этом-то камне, где-то в глубине его, вдруг загорались яркие чистые огоньки. Красные, синие, зеленые… Камень не просто светился. Он именно горел разноцветными огнями. Иллюзия была настолько сильной, что каждый, кто брал его в руки, невольно прикасался пальцами к тому месту, откуда прорывались огоньки, чтобы удостовериться, что оно не нагрето.
 Позднее я видел много благородных опалов и в природе, и в виде различных поделок. Все они светились изнутри различными огоньками. Но такого камня, какой хранился в нашем музее, я не видел больше никогда.
 Впрочем, был в моей жизни еще один незабываемый день, связанный с этим замечательным минералом, — продолжал Андрей Иванович. — В этот день я в первый раз увидел его на пуговицах пальто одной девушки. Опал этот был, пожалуй, далеко не самым лучшим. Но никогда ни один камень не казался мне таким прекрасным, как тот, что вспыхивал маленькими искорками на пальто голубоглазой незнакомки. С тех пор прошло более двадцати лет. Каких только камней ни повидал я за это время: и сверкающих бриллиантов, и кроваво-красных рубинов, и нежно-зеленых, изумрудов. Но ни один из них не запал мне в душу так, как тот благородный опал…
 Андрей Иванович помолчал и закончил совсем тихо: — Девушка с голубыми глазами стала моей женой, а потом матерью моего Юрки… — Он опустил голову и вздохнул, а глаза его потеплели, и Наташа впервые увидела перед собой не сурового властного геолога, которого она, признаться, здорово побаивалась, а просто хорошего, по-домашнему близкого и доброго человека.
 Она доверчиво улыбнулась ему: — Где же он теперь, ваш Юрочка, Андрей Иванович?
 — Его, наверное, нет в живых, Наташенька. Ни его, ни его матери. Война…
 Андрей Иванович замолчал.
 — Ну, а это что за камень? — проговорила она, стараясь хоть и не совсем умело, переменить тему разговора.
 — Это лабрадор. Довольно распространенный минерал из группы полевых шпатов. Впрочем, в виде таких жил он встречается не часто. Обычно он входит в состав различных магматических пород13. Из него состоит, например, черный украинский лабрадорит, которым облицован цоколь мавзолея Ленина.
 — Черный? Почему черный? Он же совсем белый, как мрамор.
 — Ну мрамор, положим, тоже не всегда белый. И вообще между этими минералами нет ничего общего, Лабрадор — это сложно построенный алюмо-силикат. А мрамор состоит из кальцита, представляющего собой простую соль металла кальция и угольной кислоты. Да они и внешне мало похожи друг на друга. Ты присмотрись внимательнее к этому камню. Я уже не говорю о синем отливе, которого никогда не бывает в мраморе. Но и другие свойства полевых шпатов совершенно иные. Все они значительно тверже кальцита, абсолютно не реагируют с соляной кислотой и хорошо раскалываются только по двум направлениям. На них ты никогда не найдешь тех ромбиков, которые так характерны для кальцита. А главное, они имеют абсолютно различное происхождение.
 Лабрадор, как и все полевые шпаты, — продукт застывания самой магмы. До сих пор ничего подобного мы здесь еще не видели. Все породы, которые встречались нам до этого, в том числе и мраморы, и эти вот кристаллические сланцы, — он указал на темно-бурую листоватую породу, в которую была заключена лабрадоровая жила, — не имели прямого отношения к магме. Они образовались на поверхности земли как осадки различных водных бассейнов. Магма только косвенно влияла на некоторые из них своим теплом или газами.
 Лабрадор же образовался за счет самой магмы. И то, что мы нашли его здесь, — очень важно, Наташа. Это означает, что где-то поблизости располагается застывший магматический очаг. Мы приближаемся к контактовой зоне осадочных 15 и магматических пород. А эта зона особенно интересна для геологов, так как она является источником самых разнообразных минералов и руд.
 Андрей Иванович вынул свою тетрадь и начал описывать обнажение. А Наташа направилась вдоль каменистой осыпи, отбирая себе наиболее красивые кам-ни. Их нежное голубое мерцание почему-то странно волновало ее, невольно заставляя вспоминать все то, что только что рассказал Андрей Иванович.
 Мысли Наташи снова и снова возвращались к го-лубоглазой девушке с пуговицами из благородного опала. Какая же она, наверное, была красивая и умная, эта девушка, ставшая подругой такого замечательного человека, как Андрей Иванович, И какой прекрасной, должно быть, была их любовь, если даже теперь, много лет спустя, при воспоминании о ней у него теплеют глаза и меняется голос.
 Наташа невольно подумала о Валерии. Будет ли он вспоминать о ней так же лет через двадцать? Едва ли… Он слишком не похож на Андрея Ивановича. А Саша?
 Саша… Но ведь она и не имеет права на то, чтобы он вспоминал о ней. Наташа живо представила себе красивого — самоуверенного Валерия. Разве она когда-нибудь давала ему понять, что ей неприятно его стремление быть только с ней? Разве у него хоть раз был повод сомневаться в том, что он ей нравится? Нет. Ей никогда и в голову не приходило скрывать свои симпатии к Валерию. Ей было скучно без него. Ей было до слез обидно, когда он оставлял ее одну и отходил к другим девочкам. Она прощала ему многое такое, что не простила бы никому другому.
 Но зачем тогда думать о Саше? Не все ли равно, как он будет вспоминать о ней в будущем?..
 Нет! Наташа решительно тряхнула головой. Ей это было совсем не все равно. Валерий Валерием. Но ни одного человека она не уважала так, как Сашу. Из всех знакомых ей мальчишек он один мог стать в будущем таким же умным, смелым и благородным, как Андрей Иванович. У них уже сейчас было много общего.
 И все-таки разве о ней будет вспоминать Саша много лет спустя, как вспоминает сейчас Андрей Иванович о своей любимой? Ведь она действительно не имеет на это никакого права. Придет время, и Саша тоже встретит на своем пути девушку с голубыми глазами. Она будет умная и красивая. И Саша, конечно, будет любить ее так же, как и Андрей Иванович.
 Наташа вздохнула. Ну что ж… Она будет только рада за него… Но почему это ее так трогает? Почему ей стало вдруг так грустно?
 Она сильно сжала в кулаке обломок мерцающего камня. Но синие огоньки прорывались меж пальцев. Они сияли, как лесные светлячки. И ей казалось, что они жгут ей руки. Как завидовала все-таки она сейчас этой неизвестной, выдуманной ею самой девушке! Ну, чем она лучше Наташи! И почему именно ее должен любить Саша?
 Она взглянула на Андрея Ивановича. Геолог сидел на поваленном дереве, подперев рукой голову, и задумчиво смотрел на полосу Лабрадора. Глубокие морщины прорезали его лоб. Упрямые жесткие складки появились у кончиков губ.
 Наташа пристальнее вгляделась в его лицо. Кого оно ей так напоминает? Она напрягла свою память. Ну, конечно!
 Такие же точно глаза и такие же упрямые складки возле губ видела она на лице Саши.
 «До чего же они похожи друг на друга! Даже внешне».
 Мысли Наташи снова вернулись к голубоглазой девушке. Теперь она уже не сомневалась в том, что Саша встретит ее и будет любить всю жизнь…
 Но почему все-таки ее? Наташа опять посмотрела на Андрея Ивановича. Глаза геолога светились грустью. Но что-то непреклонно твердое было в его лице.
 И ей стало ясно. Девушка, которую встретит Саша, будет не только умная, красивая и нежная. Строгость к себе никогда не позволит ей примириться с недостатками в том, кого она полюбит. В любимом человеке их просто не может быть.
 Ну, а если недостатки все-таки есть? Значит… Значит надо бежать от улыбки, которая позволяет мириться с ними?..
 — Надо бежать, Наташа!
 Она вздрогнула. Это сказал Андрей Иванович. Но как он подслушал ее мысли? Наташа покраснела до кончиков ушей.
 — Почему… бежать?.. Андрей Иванович?! Он быстро сложил свою тетрадь.
 — Много уже времени. Засиделись мы здесь. А до реки далеко. Да ты чего так раскраснелась?.
 Наташа прижала руки к пылающим щекам.
 — Я ничего… так… жарко очень.
 Она поняла наконец, что слова Андрея Ивановича были просто совпадением. Но каким совпадением! Наташа боялась поднять на него глаза. Никогда еще она не чувствовала себя такой растерянной, как в этот тихий предвечерний час, когда впервые попыталась представить себя чуточку более взрослой.
 На другой день правый берег Ваи стал еще выше. Огромным крутым уступом возвышался он теперь над водой, бросая черные тени на веселую, искрящуюся на солнце реку. Сначала вдоль реки тянулись многочисленные осыпи известняков. Их белые пятна то и дело прорывали зеленую стену деревьев. Но к тому времени, когда поднявшееся солнце согнало с реки тени, известняки исчезли. Их снова сменили темные тонкоплитчатые сланцы 16. Словно гигантские стопы книг с огромными буровато-серыми страницами, обрывались они к реке, засыпая плоскими гладкими обломками узкую полосу бпчевника 17.
 Река заметно сузилась, течение стало быстрым. Но продвижение отряда замедлилось. Теперь Андрей Ива-нович то и дело выбирался на берег, описывая обнажающиеся породы, а иногда надолго уходил вверх по впадающим в реку овражкам. В таких случаях он брал с собой Наташу или Валерия.
 Вот и теперь они ушли вверх по небольшой каменистой речке, а Валерий сидел на плоту и от нечего делать бросал в воду тонкие плиточки сланца. Но очень скоро это ему надоело, и он улегся на разостланную на плоту палатку.
 Скучища!.. Даже спать не хочется. Он поднялся и сплюнул сквозь зубы. А что, если доплюнуть до берега? Это занятие его немного развлекло. Но не надолго.
 — Хоть бы почитать чего-нибудь. — Он порылся в рюкзаках. — Одно старье! Не могли хороших книг с собой захватить!
 Он опять улегся на палатку.
 На этот раз сон выручил его. Он увидел себя во дворе своего дома, в окружении знакомых мальчишек. Все поздравляли его со счастливым возвращением из этой злополучной экспедиции. А он рассказывал им о своих диковинных приключениях. И вдруг откуда-то появилась Наташа. Она подошла к нему и строго заговорила: — Валерка, ведь все это не так!..
 Он открыл глаза. На берегу действительно стояла Наташа.
 — Валерка, смотри, что мы нашли.
 Она прыгнула на плот и протянула руку. На ладони лежало два крупных вишнево-красных кристалла в форме правильных двенадцатигранников.
 — Это гранаты, — продолжала Наташа, поворачивая их к солнцу. — Помнишь, Петр Ильич показывал нам в музее. Но разве там были такие!.. А эти просто прелесть. Смотри, как играют на солнце! И знаешь… Их там полным-полно. И все такие красивые!
 Валерий встал.
 — Чего же ты мало набрала?
 — Да Андрей Иванович говорит, что это ни к чему. — Наташа улыбнулась ему. — Хочешь, я подарю тебе один?
 — Один? Что мне один! Ты слушай больше Андрея Ивановича. Это же почти драгоценные камни. Да, да! Чего ты так на меня смотришь? Я сам где-то читал, что гранаты — почти драгоценные камни. Пойдем, наберем их побольше!
 Улыбка сбежала с лица Наташи.
 — Нет. Я устала очень. Сходи один. Это совсем недалеко.
 Валерий недовольно поморщился.
 — Как же я их найду?
 — Да ими все сланцы переполнены. А больше всего мы видели их на правом берегу речушки. Там лежит поваленная пихта. Прямо поперек долины. Так под корнями этой пихты даже красно от гранатов.
 Валерий взял молоток и прыгнул на берег. Там, на большой каменной глыбе, покрытой густым мягким мхом, сидел Андрей Иванович и что-то быстро записывал в тетрадь.
 — Ты куда? — окликнул он Валерия.
 — За гранатами!
 Андрей Иванович посмотрел на него с удивлением. В первый раз он видел у Валерия такой интерес к минералам. Даже чудесный Лабрадор, который принесли они вчера с обнажения, не произвел на него почти никакого впечатления.
 — Ну что же, сходи. Только не задерживайся долго. Через полчаса поплывем дальше.
 — Я мигом! — бросил на ходу Валерий и, не оглядываясь, зашагал вверх по речке.
 Долина ее была на редкость неприветливой. Высокие обрывы, возвышавшиеся по обеим сторонам, образовали узкое мрачное ущелье. Все дно его было завалено грудами битого сланца, под которыми совершенно исчезала маленькая речушка.
 Валерий шел быстро. Он вспомнил, как прошлой зимой выменял на маленький кристаллик граната, подаренный ему братом, совсем еще новые беговые коньки. Но разве тот гранат был таким, как эти! Валерий усмехнулся. Их даже сравнивать нельзя. Вот разбегутся глаза у ребят с их двора, когда они увидят такие крупные красивые кристаллы. На них можно будет что угодно выменять…
 Валерий обернулся назад. Берега Ваи скрылись из глаз. Теперь со всех сторон его окружали темные мрачные обрывы. Он невольно замедлил шаги.
 И чего это Наташка заупрямилась и не пошла с ним?.. Устала! Когда она успела устать? Нет, она положительно изменилась в последнее время. Особенно с тех пор, как притащила эти лабрадоры. Они словно околдовали ее. Часами сидит над ними, и ни слова! Добро бы хоть действительно были стоящие камни. А то ведь чепуха какая-то! А вот гранаты ей, видите ли, не нужны.
 Валерий прибавил шагу. Вдруг большая птица с шумом взлетела почти из-под самых его ног. Он вздрогнул. В памяти невольно ожили все страхи, связанные с рекой Злых Духов. Он снова огляделся по сторонам, Темные берега речки, возвышавшиеся крутыми уступами, казались теперь зловещими.
 А что, если сейчас покажется кто-нибудь вон из-за того поворота?.. Мурашки побежали у него по спине. Он снял с плеча ружье.
 «Может быть, вернуться? Нет, нельзя. Наташка засмеет».
 Он прошел еще метров триста и вдруг увидел боль-шое поваленное дерево. Наконец-то!..
 Валерий облегченно вздохнул: «Сейчас наберу камней и обратно!» Он поднялся к тому месту, где торчали вырванные из земли корни пихты, и спрыгнул в яму. Наташа была права. На дне ямы, прямо под его ногами, из сланцев выглядывали изумительные ярко-красные кристаллы. Ими были усеяны и стенки ямы. Словно красные глазки, мигали они отовсюду, куда ни поворачивался Валерий. У него глаза разбежались.
 — Вот это да! — протянул он вполголоса, — жаль, что рюкзака не захватил. Ну, да если набить все карманы…
 Валерий нагнулся к земле и только было протянул руку к первому, особенно красивому кристаллу, как почувствовал, что волосы зашевелились у него на голове. Рядом с кристаллом граната, прямо у его протянутой руки, появился зловещий черный крест. Да, да! Настоящий крест, с косо поставленной перекладиной, точь-в— точь как на кладбище, только гораздо меньше.
 Валерий окаменел. От страха он закрыл глаза и долго не открывал их. А когда открыл, то с ужасом увидел, что крест не исчез. Он был все на том же месте, черный, с гладкими, словно отполированными, гранями И косой перекладиной, будто проросшей через стойку креста.
 Холодный пот выступил у Валерия. Он хотел вскочить и бежать. Но его ноги сделались точно чужими. Они совершенно отказывались повиноваться. И в довершение ко всему он вдруг ясно почувствовал, что кто-то стоит за его спиной. Он даже пригнул' голову, готовясь к удару сзади, и вдруг… до его слуха ясно Донесся знакомый жуткий стон.
 Валерий дико вскрикнул, рванулся с места и, оторвав наконец ноги от земли, бросился бежать вниз по речке.
 Он бежал что есть мочи, не разбирая дороги, спотыкаясь и падая, обдирая о камни лицо и руки.
 Вот и Вая. Валерий напряг последние силы. В висках стучало. Во рту пересохло. Только бы проскочить вон то узкое место, где берега ущелья сходятся почти вплотную!..
 Он с разбегу прыгнул через глубокую рытвину, но не удержался на ногах и полетел на груду битого сланца. В глазах у него потемнело. А когда он открыл их, крик ужаса вырвался из его груди. Перед самыми его глазами, почти упираясь в подбородок, чернел большой зловещий крест…


 Глава восьмая ПОГРЕБЕННЫЕ ЗАЖИВО

 Жарко. Солнце, как громадная раскаленная глыба, висит почти над самой головой. Пот заливает глаза. Шест кажется чугунным. А плот будто стоит на одном месте.
 Петр Ильич срывает с глаз очки и начинает протирать запотевшие стекла.
 — Ну и жара! Передохнем, Саша.
 Уже третий день, усиленно работая шестами, то поочередно, то оба вместе, гонят они плот вверх по Вае. Время от времени Петр Ильич берется за карандаш. Но описывать почти нечего. Все те же низкие однообразные берега тянутся по обе стороны реки. Они кажутся бесконечными.
 Саша вытер пот с лица: — Обогнем еще вон тот мысок и будем причаливать. А здесь и тени-то не найдешь, Они снова взялись за шесты. Плот медленно обогнул широкий зеленый мыс. Но и за ним не было ничего интересного. Те же ели и пихты, те же заросли шиповника среди густой нехоженой травы. Саша направил было плот к берегу. Но в это время его внимание привлекло какое-то светлое пятно, смутно белеющее на темном фоне деревьев.
 — Петр Ильич, смотрите! Что там такое? Геолог снова протер очки.
 — Похоже на обнажение. Давай-ка подплывем к нему поближе.
 Через несколько минут плот причалил. Нижняя часть берега здесь тоже была покрыта густой травой. Но выше, за узкой ровной площадкой, поросшей молодыми елочками, поднимался второй уступ, значительная часть которого была почти голой.
 Закрепив плот, Петр Ильич и Саша поднялись к обнажению. Вблизи оно оказалось нагромождением больших розовато-серых глыб, рассеченных глубокими темными трещинами. Некоторые трещины были заполнены землей и поросли травою, а из одной даже выглядывала острая зеленая верхушка маленькой елочки.
 Петр Ильич отбил молотком кусок розоватого камня и стал внимательно его рассматривать.
 — Гранит! — сказал он почти торжественно, передавая Саше обломок породы.
 Саша поднес его к глазам.
 — Гранит... Это ведь, кажется, не минерал? — спросил он, рассматривая свежесколотую поверхность камня.
 — Да, Саша. Гранит — не минерал. Это горная порода. В состав гранита входит несколько минералов, Вот это основная масса, — Петр Ильич указал на крупные голубовато-розовые зерна неправильных очертаний, но с гладкой, отливающей перламутром, поверхностью скола, — минерал полевой шпат. Между ними располагаются дымчато-серые стекловидные зерна кварца. У них поверхность скола неровная, и блестят они так, словно смазаны каким-то жиром.
 — Их здесь совсем немного, — заметил Саша.
 — Да, кварца в граните значительно меньше, чем полевого шпата. А вот эти черные чешуйки — слюда биотит. Посмотри, как легко они расщепляются на отдельные листочки.
 Саша ковырнул одну чешуйку ногтем. От нее действительно отщепился тоненький блестящий лепесток.
 — Полевой шпат, кварц и слюда, — продолжал Петр Ильич, — это главные составные части гранитов. Кроме того, в них могут быть мелкие кристаллики турмалина, циркона, апатита и некоторых других минералов, — Как же получаются такие породы?
 Петр Ильич сел на ровную, чуть замшелую глыбу гранита и ответил: — Они образуются в результате затвердевания или, как мы говорим, кристаллизации расплавленной магмы.
 Саша тоже устроился на одной из глыб.
 — Магма… Это что же?.. Та огненно-жидкая лава, которая изливается из вулканов?
 — Нет, Саша, это совсем другое. И прежде всего, магму нельзя назвать жидкой. Находясь глубоко в недрах земли, она испытывает такие колоссальные давления вышележащих пластов, при которых не могут существовать никакие жидкости.
 — Что же она, твердая?
 — И опять нет. В недрах земли такая высокая температура, при которой не может существовать никакое твердое тело.
 Саша засмеялся: — У вас получается, как в сказке: налево пойдешь — смерть найдешь, направо пойдешь—жизнь потеряешь. Ни твердая, ни жидкая!.. Какая же она тогда, эта магма?
 Петр Ильич задумался.
 — На этот вопрос ответить не так-то легко. На поверхности земли пока невозможно воспроизвести те исключительные условия, которые существуют на больших глубинах. Поэтому мы можем лишь предполагать, что магма находится в каком-то особом агрегатном состоянии, по-видимому, промежуточном между жидкостью и твердым телом. Но это еще не все. Магма обладает чрезвычайно сложным химическим составом. В ней присутствуют все элементы, известные на земле. Лавы же, вытекающие при извержении современных вулканов, — это, если можно так выразиться, лишь жалкие остатки магмы. В них нет и десятой доли тех компонентов, из которых образуется все многообразие магматических минералов и пород.
 Саша снова посмотрел на свежесколотую поверхность гранита.
 — Как же из расплавленной магмы образуются такие неоднородные породы? Здесь и полевой шпат, и кварц, ц другие минералы.
 Петр Ильич помолчал.
 — Как бы это тебе попроще объяснить… Дело в том, что разные минералы выкристаллизовываются из магмы при различной температуре. Ведь магма, находящаяся в глубинах земли, остывает очень медленно. На это уходят десятки тысячелетий. Вначале в ней появляются мелкие кристаллики высокотемпературных минералов: циркона, апатита, турмалина. И так как этих кристаллов еще немного и их росту ничто не мешает, то они приобретают форму правильных симметричных многогранников. Но вот температура магмы понизилась. Теперь из нее начинают выпадать более низкотемпературные минералы: слюды, пироксены, роговая обманка. Они образуют уже более крупные выделения. Но их еще тоже не так много. Поэтому и они чаще всего имеют правильную кристаллическую форму. А магма продолжает остывать. Постепенно ее температура доходит до такой величины, при которой начинают кристаллизоваться полевые шпаты, но так как вещества, из которого состоят полевые шпаты, в магме очень много, то кристаллы их растут быстро, они теснят друг друга, и в результате образуются такие вот зерна с неправильными очертаниями. Наконец, когда температура магмы становится еще ниже, из нее начинает выделяться кварц. Ему приходится совсем туго. Свободного места уже почти не осталось, и он волей-неволей заполняет лишь те пустотки, которые остались между зернами полевого шпата и других минералов, Вот почему зерна кварца имеют особенно неправильную форму. Понятно?
 Саша кивнул головой.
 — Это-то понятно. А как же образуются те круп-ные, хорошо ограненные кристаллы кварца, которые вы показывали мне в музее? Да не только кварца. Там были и кристаллы полевого шпата, — Это совсем другое дело. Я рассказал тебе, как образуются породы типа гранита и почему минералы, составляющие эту породу, имеют различную степень совершенства. Но развитие магматического очага может идти и другим путем. Об этом я расскажу тебе как-нибудь в другой раз. А сейчас мне нужно описать обнажение. Да пора и дальше двигаться.
 Петр Ильич поднялся с места и начал осматривать выходы гранита, делая пометки в тетради. А Саша спустился к воде. У ног его все так же спокойно и величаво катила свои воды большая красивая река. Словно громадный искристый самоцвет, вставленный в изумрудную оправу, сверкало на солнце ее лоно, обрамленное свежей зеленью берегов. Тишина и покой, казалось, навечно поселились в этом чудесном уголке, затерянном среди мрака лесов и бездонных топей.
 Саша наклонился и погрузил руки в воду. Упругое течение дружески защекотало его пальцы. Он медленно поднялся и посмотрел туда, куда спешили быстрые струи: «Как она там?..» Размышления его прервал голос Петра Ильича: — Ну, поплыли!
 Саша поднял на него задумчивые глаза.
 — Петр Ильич! Какая красота здесь!.. Брови геолога удивленно приподнялись. — Красота? В чем ты увидел красоту? Саша растерялся.
 — Как в чем?.. Во всем… Вы посмотрите только на эти искорки, бегущие по воде! А берега… Ведь это никакой художник не изобразит.
 Петр Ильич рассмеялся: — Красота, искорки… Да ты, оказывается, лирик, Саша. Все это чепуха! Понимаешь, че-пу-ха!
 — Ну, как же, — возразил Саша. — Неужели вам не нравится этот вид?
 — Вид? — Петр Ильич с сожалением посмотрел на Сашу. — Да что я, сентиментальная барышня, что ли! Я геолог. А геологам все это ни к чему.
 Саша промолчал. Спорить с Петром Ильичей было бесполезно. Но согласиться с ним он не мог. Ведь Андрей Иванович тоже геолог. И какой еще геолог! Но с каким чувством говорит он о природе! Саша вспомнил его рассказы о море, о солнечных восходах в горах, о знойных долинах и вечных снегах. Он, словно художник, рисует картины плывущих под ногами облаков, седого прибоя в прибрежных скалах или буйного разлива цветов на ярких альпийских лугах. А для Петра Ильича все это только чепуха.
 Впрочем, таким он был всегда. Молодой аспирант не любил ни цветов, ни музыки, ни стихов. Все это, по его мнению, недостойно внимания серьезного человека, а тем более будущего ученого. И было время, когда Саша готов был согласиться с ним. Он стыдился своих восторженных чувств и тщательно скрывал их от Петра Ильича. А вот сегодня его словно прорвало. Однако возражать Петру Ильичу не хотелось. Саша молча повернулся и медленно пошел к плоту. Но Петр Ильич продолжал поучать его тоном наставника: — Да, Саша, все это не больше, как чепуха, которая вредна уже тем, что отвлекает людей от дела. И я убедительно советую тебе выбросить все это из головы. Ты же дельный парень. Это еще Валерке нашему простительно…
 Саша нахмурился.
 «Валерке!.. Нашел с кем сравнивать! Да этот артист только болтает о природе! А на самом деле она значит для него не больше, чем солнце для крота. Впрочем, кое-кому эта болтовня нравится…» Он прыгнул на плот и решительно взялся за шест, Петр Ильич скомандовал
 — Отчаливай!
 Саша с силой оттолкнулся шестом от песчаной отмели и вспомнил, что так же сильно оттолкнулся он от берега в тот день, когда они покидали лагерь. Петр Ильич что-то замешкался тогда, а Саше хотелось как можно скорее оказаться за поворотом реки, чтобы не видеть того, другого плота, на котором отплывал отряд Андрея Ивановича. Там было весело. Валерий со смехом перебегал с места на место и бестолково вертел шестом, поднимая столбы брызг. А Наташа смотрела на упражнения Валерия и смеялась.
 Саша вспомнил последний разговор с ней. Тогда, на мостике, она сказала: «Я не хотела бы, чтобы. ты уезжал таким сердитым», И глаза у нее были грустные и добрые. Почему же ей было так весело в то утро на плоту, когда сердце Саши разрывалось при мысли, что он не увидит ее целых пятнадцать дней? Значит, ей это совершенно безразлично?.. Значит…
 Саша стиснул зубы и крепко, как и два дня назад, сжал в руках длинный тяжелый шест. Значит, незачем о ней и думать! Ну зачем, в самом деле, он так много о ней думает? Зачем?.. Чем она лучше других? Про-стая обыкновенная девчонка. Даже не самая красивая Лицо в веснушках.
 Саша повторял это себе уже сотни раз. Но все существо его снова и снова восставало против таких рассуждений. Разве дело в том, что на свете есть более красивые?.. Нет! Тысячу раз нет! На свете есть и более красивые, и более умные. Но такой, именно такой, как Наташа, нет больше на всей планете.
 А ее веснушки… Да за то, чтоб увидеть их сейчас, он отдал бы, кажется, все на свете.
 К вечеру следующего дня плот остановился у высокого левого берега. Внимание путешественников привлекло большое отверстие, темнеющее в верхней части обрыва — по-видимому, вход в какую-то пещеру. Са-. мым удивительным было то, что с высоты примерно двух метров от воды к отверстию поднимался длинный ряд ровных уступов, напоминающих широкую каменную лестпипу.
 Саша обернулся к геологу.
 — Петр Ильич, смотрите, точно ступеньки.
 Петр Ильич ответил не сразу. Он долго и внимательно рассматривал уступы, круто поднимающиеся на высоту почти трехэтажного дома. Наконец медленно проговорил: — Да, похоже на лестницу…
 — Неужели и это сделала природа? — воскликнул Саша, не сомневаясь, что Петр Ильич ответит утвердительно.
 Но тот покачал головой.
 — Нет. Природа здесь, пожалуй, ни при чем. Скорее всего, это дело рук человека.
 — Как человека! Значит, здесь живут люди? Петр Ильич усмехнулся:
 — Сейчас— то, конечно, не живут. И давно уже не живут. Посмотри на нижнюю часть обрыва. Там от лестницы и следов не осталось. Ее давным-давно срезало рекой. Но когда-то здесь, если и не жили, то, во всяком случае, бывали люди.
 Глаза Саши загорелись любопытством: — Петр Ильич! Давайте посмотрим, что там! Геолог поморщился: — Стоит ли, Саша?
 — Стоит, конечно, стоит! Я никогда еще не бывал в пещерах.
 — Но там не может быть ничего интересного. Пещера в известняках — обычное явление. И. кроме натеков извести там ничего не встретишь.
 — А люди! Может быть, они нам что-нибудь оставили?
 — Так это дело археологов, а не геологов.
 — Но это же интересно!
 На лице Петра Ильича появилось обычное менторское выражение.
 — На свете много интересного, Саша. Но не следует разбрасываться и терять время на то, что не входит в круг твоих обязанностей. Мы поставили перед собой задачу — выяснить геологическое строение долины Ваи. Вопрос этот не простой. Он потребует кропотливой и длительной работы. А следы древней человеческой культуры — не наше дело. Зачем же терять на это время и подвергать себя возможной опасности.
 Саша помрачнел. Его уже не раз раздражала эта сухая педантичность Петра Ильича. Хуже всего было то, что формально он всегда был прав и ему нечего было возразить.
 «Эх! Был бы здесь Андрей Иванович! Он обязательно облазил бы эту пещеру! А там наверняка есть что-нибудь интересное…» Саша снова посмотрел на темное отверстие.
 — Разрешите мне хоть на минутку заглянуть а нее. Это не займет много времени!
 — Ну ладно. Завтра посмотрим. А сейчас время уже позднее. Мы с тобой устали. Есть хочется. Да пора подумать и о ночлеге.
 Саша обвел глазами обрывистые берега: — Как же здесь высаживаться?
 — Не обязательно здесь. Видишь, вон там, у высб» кой пихты, ровная полянка. На ней и расположимся.
 Они снова взялись за шесты. Только теперь Саша почувствовал, как сильно он устал. Сегодня плыть было особенно тяжело. Течение реки стало быстрым. Несколько раз им пришлось преодолевать стремительные перекаты. Вая переменилась до неузнаваемости. Изменилось направление ее течения. Вскоре после того обнажения, в котором они впервые увидели выходы гранита, река круто повернула на север. Русло ее стало менее извилистым. И совсем другими стали берега. Высокие и крутые, поросшие низкими кривыми деревцами, а то и совершенно голые, они сжимали реку, словно громадные каменные тиски.
 Вначале высоким был только правый берег. Вдоль него то и дело попадались обнажения гранита, и Петр Ильич говорил Саше, что река течет вдоль большого гранитного массива. Но сегодня, примерно с полудня, начал подниматься и левый берег. Саша думал, что и здесь они увидят выходы гранита. Но левый берег оказался сложенным темно-серыми известняками, которые Саша хорошо знал, так как кусками точно такого известняка мостили улицы в их городе. Правда, он никогда прежде не видел сплошных обрывов известняка высотой с трехэтажный дом, но все же это был свой, родной камень, и он не производил на Сашу большого впечатления. К концу дня ему даже надоели монотонные серые пласты, то тут, то там обнажающиеся на высоких береговых склонах.
 И вдруг эта пещера! Да, может быть, еще хранящая в себе какие-нибудь сокровища. На время Саша забыл об усталости. Но как только они снова взялись за шес-ты, усталость навалилась с прежней силой. С большим трудом дотянули они до выбранной ими полянки и причалили к берегу.
 Через несколько минут плот был разгружен. Они разложили костер и принялись за палатку. Разговор снова зашел о пещере.
 — Петр Ильич, — сказал Саша, натягивая брезент, — для чего же понадобилось людям копать пещеру в таком крутом обрыве над рекой?
 — Ну, это едва ли так. Обычно люди используют готовые пещеры, — Но вы сказали…
 — Я имел в виду только ступени, которые ведут к входу в пещеру. Что касается самой пещеры, то она, по-видимому, создана природой. Такие пещеры часто встречаются в известняках. Подземные воды, текущие в них, постепенно разрушают эти породы и образуют более или менее крупные пустоты.
 — Зачем же люди сделали к ней лестницу? Петр Ильич пожал плечами: — Видимо, приспособили пещеру под жилье и для того, чтобы удобнее было добираться до нее, выдолбили эти ступени. Но это было очень давно. Ступени лестницы, наверное, доходили до самой воды, а сейчас на высоте двух метров они уже полностью срезаны рекой. Для того чтобы произвести такую работу в известняках, воде потребовалось немало времени.
 — Но все-таки там что-нибудь осталось, наверное?
 — Может быть, кое-что и осталось. Какие-нибудь черепки, кости…
 — А вдруг они там прятали свои сокровища… Петр Ильич рассмеялся:
 — Какие там могут быть сокровища? Даже если и допустить, что люди, жившие здесь, хранили в этой пещере свои ценности, то что это может быть? В лучшем случае шкуры убитых зверей, Но они наверняка давно сгнили. А других сокровищ у здешних охотников быть не могло.
 — А помните, Андрей Иванович говорил о каких-то богатствах, которые охраняют духи?
 Петр Ильич снова рассмеялся: — Так это же легенда!
 — Но Андрей Иванович считает, что в этой легенде есть что-то правдоподобное, — Андрей Иванович имел в виду совсем другое. Он же геолог. А для геолога сокровищами являются минералы и руды. Геологи ищут свои сокровища не там, где побывали люди, а чаще всего как раз наоборот — там, где людей еще не было. Во всяком случае, тайна реки Злых Духов скрыта не в этой пещере.
 На следующий день, вооружившись карманными фонарями, прихватив с собой геологические молотки, ножи, компасы, веревки и рюкзаки, они отправились к пещере.
 Саше удалось-таки уговорить Петра Ильича осмотреть пещеру. Сразу же после завтрака они перенесли в небольшую расселину свои вещи, прикрыв их палаткой и забросав на всякий случай камнями, тщательно спрятали ружья и патроны и крепко— накрепко привязали к большой каменной глыбе плот. Только после этого Петр Ильич разрешил выступать.
 Но подобраться к пещере оказалось не так просто. Ведущая к ее входу лестница была вырублена в почти отвесной стене, нижняя часть которой была совершенно гладкой и обрывалась прямо в воду.
 Петр Ильич в нерешительности остановился.
 — Как же добраться до этого парадного входа? Саша еще раз окинул глазами высокий обрыв, Они стояли метрах в пятидесяти от лестницы, примерно на уровне ее нижних ступеней.
 — Надо подняться немного выше и попробовать пробраться к лестнице отсюда, сбоку.
 — Хорошенькое дело! Попробовать… А если сорвешься?
 — Ну и что же? Придется искупаться, только И всего.
 Петр Ильич замотал головой: — Нет, нет. Это не выход, Я не полезу по этой стене.
 Саша с минуту подумал.
 — Тогда вот что, Петр Ильич! Я возьму с собой веревку и доберусь до лестницы, а вы поплывете к ней по реке. Потом я брошу веревку и помогу вам взобраться на нижнюю ступеньку.
 — На чем же я поплыву?
 — Да ни на чем, так просто.
 — Нет! Это тоже не дело. Разве в мокрой одежде можно идти в пещеру?
 — Зачем в мокрой? Вы разденьтесь, а вашу одежду я захвачу с собой.
 — Нет, Саша. Мне просто неудобно, что ты все борешь на себя. Да и опасно карабкаться по этой отвесной стене…
 Сашу выводила из себя постоянная нерешительность. Петра Ильича. Но он старался этого не показывать.
 — Что же вы предлагаете, Петр Ильич?
 — Да я просто не знаю. Стоит ли вообще рисковать ради этой затеи. Я уверен, что в пещере нет ничего интересного. Поплыли-ка дальше.
 Этого Саша боялся больше всего.
 — Петр Ильич! — заговорил он с жаром, — Ну какой тут риск? Если я сорвусь с обрыва, то упаду в воду, Здесь глубоко. Я еще вчера промерил. А вам, конечно, незачем лезть по стене. Я легко вытяну вас на лестницу. И ничего здесь нет неудобного. Вы же старше меня!
 — Ну хорошо. Попробуй. Но я, право, не знаю, стоит ли это делать…
 Саша подскочил к нему.
 — Стоит, стоит! Раздевайтесь быстрее!
 — Подожди. Давай разложим тогда дымокур, что ли… Иначе меня съедят заживо.
 Саша бегом бросился за валежником. А Петр Ильич принялся неторопливо снимать с себя одежду. Наконец все было готово. Саша надел рюкзак, взял в правую руку молоток и начал быстро взбираться вверх по склону. Поднявшись метров на пять, он остановился. Начиная отсюда, в сторону лестницы шел узкий длинный карниз. Им и решил воспользоваться Саша. Он подтянул рюкзак, пристроил молоток у пояса и осторожно ступил на каменный уступ. Из-под ноги посыпались мелкие камешки. Саша невольно глянул вниз. На миг ему стало страшно. Высокая отвесная стена, сливающаяся со своим отражением в реке, создавала впечатление бездонной пропасти.
 «Лучше туда не смотреть…» — подумал Саша и, ухватившись рукой за небольшую расселину в обрыве, сделал первый шаг по узкому неровному карнизу.
 Идти было нелегко. Стена перед его глазами была почти гладкой. Рюкзак стеснял движения. А сердце замирало от головокружительной высоты. Медленно, цепляясь руками за малейшие трещинки в камне, осторожно передвигая ноги по скользкому уступу, двигался он вдоль крутого обрыва. Карниз под его ногами то расширялся настолько, что на нем свободно умещалась подошва сапога, то становился таким узким, что йога еле удерживалась на его поверхности. Тогда Саша всем телом прижимался к стене и старался отыскать глазами какую-нибудь трещину, за которую можно было бы покрепче ухватиться рукой.
 Где-то далеко внизу шумела река. Высоко над головой голубело небо. А он висел над страшной бездной, судорожно цепляясь за еле заметные выступы в стене. То, что казалось таким простым и легким со стороны, было совсем иным здесь, на этой жуткой круче. Руки дрожали от страшного напряжения. Дыхание перехватывало от острого сознания опасности. Сердце готово было выпрыгнуть из груди. Саша старался как можно теснее прижаться к стене. Но тяжелый рюкзак тянул его вниз, отрывал от обрыва, мешал ему двигаться…
 И несмотря на все это, он шел вперед и вперед, с каждым шагом приближаясь к заветной лестнице. Вот уже не больше десятка шагов отделяют его от ровных замшелых ступеней… Вот еще меньше… Саша готов был уже крикнуть Петру Ильичу, чтобы тот плыл к нему. И вдруг… Что такое? Правая нога его повисла в воздухе. Саша посмотрел вниз и чуть не потерял равновесие от неожиданности. Он увидел, что узкий карниз прерывается и снова прослеживается лишь метрах в полуторах от него.
 Что же делать? Возвращаться обратно?.. Или прыгать в воду?.. Но тогда Петр Ильич наверняка скажет, что больше не стоит терять времени на пустую затею. А Саше так хотелось хотя бы заглянуть в пещеру!
 И тут он вспомнил о своем молотке. Он поудобнее устроился на карнизе и, слегка пригнувшись, начал осторожно откалывать небольшие куски известняка, чтобы, сделать в стене углубление для ноги. К счастью, выветрившийся с поверхности камень подавался довольно легко.
 Саша уже почти закончил выдалбливать небольшой уступчик, когда от удара молотка отскочил кусок известняка и под ним открылась маленькая пустотка. Он заглянул в нее и чуть не вскрикнул от изумления, Внутри каменной ниши торчал красиво ограненный кристаллик чудесного нежно-голубого цвета. Саша расширил пустотку молотком и осторожно извлек оттуда блестящий многогранник.
 Теперь к лестнице! Саша перебрался на выдолбленный им уступчик и снова попытался пригнуться, чтобы сделать еще углубление для ноги. Но это было не так просто: мешал рюкзак. Тогда он выпрямился и, осторожно сняв рюкзак, швырнул его на ступени лестницы. Удачно. Теперь дело пошло быстрее. Через несколько минут он был на новом уступе, а вскоре стоял уже на гладкой, покрытой мхом ступени лестницы.
 — Петр Ильич! — закричал он радостным голосом. — Плывите сюда!..
 — Плыву!.. — глухо послышалось откуда-то снизу, И вслед затем до Саши донесся слабый всплеск воды.
 Саша вытер пот с лица и весело улыбнулся. Потом окинул взглядом пройденный путь, расправил натруженные плечи и поднялся на несколько ступеней вверх. Ступени были ровные и гладкие, будто вели не к пещере, а к какому-то древнему храму. Мальчик присел на одну из них и вынул из кармана найденный кристаллик.
 Кристаллик был тяжелый. Гораздо тяжелее обломков известняка. Он напоминал маленькую полупрозрачную шкатулку или гробик на редкость нежного небесно— голубого цвета. Глядя на него, Саша невольно вспомнил сказку о мертвой царевне, которая лежала в прозрачном хрустальном гробу. Вот такой же голубой гроб висел, наверное, на золотых цепях в той волшебной пещере…
 — Саша! — услышал он голос Петра Ильича, доносившийся снизу, от реки.
 Саша положил кристаллик в карман и, размотав веревку, бросил конец ее в воду.
 — Держите, Петр Ильич!
 Веревка натянулась, Саша уперся ногами в мшистый камень и начал проворно ее вытягивать. Вскоре его спутник вскарабкался на нижнюю ступеньку лестницы.
 — Ну вот видите, как замечательно все получилось, — сказал Саша, подавая Петру Ильичу его одежду.
 — Куда как замечательно! — проворчал тот, отчаянно отмахиваясь от комарья.
 — А лестница-то! Лестница-то какая!.. Как в театре! — продолжал восторгаться Саша, помогая ему одеться.
 — Лестница сделана капитально, — проговорил Петр Ильич мрачным тоном. В голосе его слышалось раздражение. Было ясно, что он уже раскаивается о том, что согласился лезть в пещеру. Саша протянул ему' голубой кристаллик.
 — Смотрите, Петр Ильич, что я нашел в обрыве! Петр Ильич немного оживился. Он взял из рук Саши хрустальный гробик и, слегка подбросив его на ладони, проговорил: — Хорош!.. Такие кристаллы целестина часто встречаются в известняках.
 — Целестина? — переспросил Саша. — Так называется этот минерал? Да? Петр Ильич, вы мне расскажете как-нибудь о нем?
 Геолог поправил очки: — Пожалуйста... — Нет, не сейчас, в другой раз. А сейчас пойдемте!
 — А может быть, все-таки не стоит туда заби^ раться?..
 — Петр Ильич!
 — Ну, хорошо. Идти так идти!
 Они поднялись по каменным ступеням и остановились перед входом в пещеру. Из темноты на них дохнуло холодом. Петр Ильич взял небольшой камень, привязал к нему конец бечевки и тщательно укрепил камень на последней ступени лестницы.
 Саша с интересом смотрел на действия своегр спутника.
 — Петр Ильич, а это зачем? Геолог поднялся.
 — Кто знает, какие лабиринты ждут нас там. А по этой веревочке мы легко сможем выбраться обратно.
 Он включил фонарь и осторожно двинулся вперед. Саша последовал за ним. Несколько минут они шли по узкому высокому коридору с довольно гладкими черными стенами. Но вот луч фонаря уперся в груду камней. Петр Ильич обшарил ее фонарем. Дальше пути не было.
 — Ну, вот и вся пещера. Я же говорил, что здесь не будет ничего интересного.
 Но Саша был уверен, что это не так.
 — Петр Ильич, не может быть, чтобы это был конец. К чему тогда эта лестница и все прочее? Где-то должен быть ход дальше.
 Он включил свой фонарик и медленно пошел обратно, тщательно осматривая боковые стены. Вскоре луч света нащупал узкий проход в левой стене коридора. Снизу к нему вело несколько узких ступенек. Саша обрадовался.
 — Петр Ильич! — крикнул он весело. — Вот он, проход. Идите сюда!
 Петр Ильич направил луч своего фонарика в узкую черную щель. Конца ее видно не было.
 — Стоит ли… — начал было он, но Саша перебил его: — Стоит, стоит! Пойдемте скорей! — И первым пролез в узкий проход. Луч его фонарика побежал по гладким, словно отполированным стенам.
 Проход оказался длинным. Пройдя метров триста, Петр Ильич взглянул на компас.
 — Идем прямо на север.
 — Значит мы примерно, над нашей последней стоянкой?
 Петр Ильич пошарил фонариком по темной стене.
 — Да, пожалуй, так, — сказал он, продолжая осматривать туннель.
 Саша тоже начал разглядывать проход.
 — Петр Ильич, неужели одни подземные воды Проделали такой длинный ровный туннель?
 — Да. Здесь, наверное, текла подземная река. Это она так отполировала камень. Она же позаботилась и об этом песочке.
 — Каком песочке?
 — А ты посмотри под ноги.
 Саша осветил пол туннеля. Он был покрыт сплошным слоем песка и мелкого гравия.
 — Почему же теперь здесь сухо?
 — Река, по-видимому, прорвала стену, отделяющую ее от Ваи, и вырвалась из— под земли на волю.
 Несколько минут они шли молча. Но вот узкий туннель начал быстро расширяться, и вскоре его стены растаяли во мраке. Саша остановился и повел фонариком из стороны в сторону. Они стояли в большом, почти круглом гроте с отвесными черными стенами.
 Саша подошел к стене и провел по ней пальцем. На нем осталось черное жирное пятно.
 — Сажа… — проговорил он вполголоса и начал осматривать грот. Пол его оказался неровным. Весь он был покрыт какими-то странными продолговатыми кучами битого камня, вытянутыми в одном направлении. Саша подошел к одной из них и тронул ее носком сапога. Камни легко посыпались, и между ними показалось что-то белое. Саша нагнулся ближе, отбросил несколько камней руками и вдруг в ужасе отпрянул назад фонарь чуть не выпал у него из рук.
 — Петр Ильич… — прошептал он прерывающимся голосом, — глядите…
 Прямо на них из-под груды развороченных камней смотрел человеческий череп с большими черными глазницами и жутко оскаленными зубами.
 — Это, оказывается, кладбище, — сказал Петр Ильич не совсем твердым голосом.
 — Почему же оно под землей? — спросил Саша чуть слышно.
 — Такой уж, видимо, обычай был у здешних обитателей — хоронить своих мертвецов под землей.
 Они медленно двинулись меж каменных могил. Зловещая тишина стояла в этом громадном склепе, наполненном останками людей, живших, быть может, сотни лет тому назад. Оба молчали. Саше хотелось броситься назад и бежать, бежать изо всех сил из этого жуткого подземелья. Но безотчетный страх сковал его волю, и он, как. во сне, медленно передвигая ноги, шел все дальше и дальше.
 На мгновение ему вспомнился один случай из недавнего детства. Как-то он решил воспитывать в себе бесстрашие. Для этого однажды поздно вечером он пробрался за ворота городского кладбища и заставил себя пройти по центральной аллее до третьего поворота, где стоял памятник погибшим летчикам.
 Тогда тоже стояла жуткая тишина, и он также еле переступал ногами, медленно продвигаясь среди темных могил и крестов. Ему и тогда хотелось бежать назад, но он боялся повернуться спиной к страшной темноте кладбища. Так он дошел до третьего поворота. Но там было еще страшнее повернуть обратно, и он пошел дальше. Ему уже казалось, что он умрет от страха, когда его вдруг осенила счастливая мысль возвращаться пятясь задом. Так он и пятился почти до самых ворот, а потом задал такого стрекача, что только в ушах засвистело.
 Правда, теперь он был не один. Но ведь то было в городе, под открытым небом. А теперь они были в неведомом подземелье, да еще под боком у реки, одно название которой наводило страх на людей.
 Бесконечные ряды могил, медленно выплывающие из мрака пещеры, казалось, обступали их со всех сторон. Саше почудилось даже, что какие-то черные щу-лальцы извиваются между этими каменными надгробиями. Последним усилием воли он заставил себя поднять фонарик выше, чтобы не видеть всего этого. Жуткие холмики исчезли во мраке, а луч света заплясал по стенам грота, выхватывая из темноты бесчисленные натеки извести, жирно поблескивающие под толстым слоем копоти. Эти причудливые нагромождения каменных узоров несколько отвлекли внимание Саши. Некоторое время он с интересом рассматривал фантастические картины, созданные рукой природы. Но это продолжалось недолго. Дрожащий луч фонаря метнулся в сторону и вдруг уперся… в огромную фигуру человека с пронзительными огненно— красными глазами.
 Леденящий ужас охватил Сашу. Лицо человека было черным. Зловещая гримаса исказила его черты. А глаза горели каким-то странным фиолетово-красным огнем.
 Саша окаменел. Молча, боясь вздохнуть, смотрел он на этот черный призрак, поднявшийся над древними могилами подземного кладбища. Смертельный страх лишил его способности говорить и двигаться. Он был не в силах ни отвести от призрака глаз, ни опустить руку с фонарем. Ему показалось даже, что страшный гигант приближается. Но прошло довольно много времени, а красные глаза великана горели все там же, у самой стены. Тогда Саша понял, что черная фигура неподвижна, что это просто каменное изваяние.
 Вздох облегчения вырвался из его груди. Он обернулся к Петру Ильичу и увидел, что тот тоже не сводит глаз с каменного идола.
 «Почему он молчит? Неужели ему тоже страшно?» — Саша облизал пересохшие губы и прошептал: — Это, наверное, изображение их бога?
 — Да, — ответил Петр Ильич также шепотом, — Это каменный идол. Но что у него в глазницах? Это могут быть только какие-то самоцветы, Надо бы посмотреть.. .
 — А вы не боитесь?
 Петр Ильич деланно засмеялся: — Чего тут бояться? Это просто камень. Подойдем ближе.
 Они приблизились к идолу. Он был действительно высечен из камня и так же, как и стены пещеры, покрыт толстым слоем копоти. Прямо у его ног стояло нечто вроде огромной каменной чаши, в которой, вероятно, когда-то горел жертвенный огонь. Вокруг чаши лежала груда костей. Неподалеку возвышалось грубое подобие большого каменного трона.
 Идол был очень велик. Только взобравшись на жертвенник, можно было дотянуться руками до его головы. Петр Ильич несколько раз обошел его кругом, затем решительно поднялся на край каменной чаши и протянул руку к лицу идола. Саша увидел, что он пытается извлечь один из его светящихся глаз. Вскоре ему это удалось.
 — Держи, — сказал он вполголоса, протягивая Саше красиво ограненный красный камень.
 Саша зажал его в руке. Петр Ильич потянулся ко второму глазу. Но тот держался крепко.
 — Дай-ка молоток, — обратился он к Саше, — и посвети мне, Саша направил свет фонаря на голову идола, а Петр Ильич, положив свой фонарик в карман, размахнулся и сильно ударил молотком по черному уродливому лицу. На Сашу посыпались мелкие обломки камней, и в то же мгновение он услышал за спиной силь— ный грохот.
 Петр Ильич испуганно оглянулся: — Что там такое?
 — Не знаю, может быть, эхо…
 — Какое там эхо! Где у нас выход? Саша растерянно посмотрел в темноту.
 — Где-то в той стороне…
 Петр Ильич спрыгнул на землю, отыскал клубочек бечевки и, быстро перебирая ее руками, направился к выходу из грота. Саша последовал за ним. Он еще не мог понять, что так встревожило геолога. Но неясное предчувстие беды уже закралось в его душу.
 Петр Ильич шел быстро, не обращая внимания на могильные холмики. Иногда он прямо перепрыгивал через них. Но вот и выход! Петр Ильич бросился к нему почти бегом, и вдруг отчаянный крик вырвался из его груди. Саша подскочил к геологу и похолодел от ужаса: узкий проход был доверху завален огромными камнями.
 Обвал!.. Удар молотка, по-видимому, вызвал сотрясение свода пещеры. А, может быть, жрецы древнего мавзолея специально позаботились о неприкосновенности своего божества. Как бы то ни было, а Петр Ильич и Саша были заживо погребены на этом кладбище, надежно запрятанном в недрах земли.
 Несколько минут они молчали. Затем Петр Ильич обратил к Саше бледное лицо и заговорил тихим свистящим шепотом: — Ну что?.. Побывал в пещере?.. Полюбовался сокровищами?.. Затащил меня сюда, дрянь-мальчишка! А теперь?.. Теперь что прикажешь делать?
 Саша молчал. Он смотрел на изменившееся, искаженное ненавистью лицо Петра Ильича и видел перед собой другое такое же лицо, лицо его младшего брата, который точно так же шипел и брызгался слюной всякий раз, когда Саша посягал на его общепризнанное величие.
 — Что же ты молчишь?! — закричал Петр Ильич исступленным голосом.
 Саша посмотрел ему в глаза. У него пропало даже чувство страха. Он был потрясен внезапной переменой своего спутника.
 — Петр Ильич, кричать сейчас не только бессмысленно, но и небезопасно. Камни могут посыпаться и на наши головы.
 Но слова Саши только подлили масла в огонь. Аспирант, словно одержимый, заметался перед каменным завалом.
 — Ну и пусть! Пусть! Лучше умереть под камнями, чем заживо гнить в этой могиле!
 Саша отвернулся.
 — Я предпочитаю все-таки выбраться отсюда.
 Он укрепил свой фонарь на выступе стены и, не оборачиваясь больше к Петру Ильичу, начал разбирать завал. Геолог молча присоединился к нему. С лихорадочной поспешностью начали они отбрасывать в сторону камни, завалившие выход из грота. Но дело двигалось медленно. Проходил час за часом, а камни снова и снова сыпались — откуда-то сверху, засыпая только что очищенное пространство. Время от времени Петр Ильич бросал работу и принимался клясть и Сашу, и Андрея Ивановича, и всю их злополучную экспедицию. Но Саша уже не обращал на него внимания. Он не останавливался ни на минуту. Вскоре он сбросил куртку, затем рубашку. Руки у него были в кровь изодраны острыми камнями. Одна нога нестерпимо болела от ушиба. Но он бросал и бросал тяжелые камни, стремясь во что бы то ни стало вырваться из жуткого плена.
 Наконец ему показалось, что выход близок. В одном месте между серыми — глыбами он увидел черную зияющую пустоту. Еще одно усилие. Еще одно… Но в это время над головой его глухо ухнуло, и едва он успел отскочить в сторону, как новая груда камней обрушилась сверху, завалив проход больше прежнего.
 Петр Ильич со стоном опустился на землю. Саша сел поодаль. Больше они не говорили ни слова. Отчаяние подавило все мысли и чувства Саши. Тяжелая многочасовая работа вымотала его силы. Руки вспухли от ран. Ушибленная нога болела все сильнее. Было ясно, что им не разобрать этот завал, если бы даже камни и не сыпались больше сверху. И в довершение ко всему он почувствовал мучительную жажду. Мысль о воде заглушила все другие мысли. Хотя бы глоток, хоть маленькую каплю воды… Но они не захватили с собой ни фляги с водой, ни кусочка хлеба.
 Саша прислонился к холодной стене. Что бы сейчас сделал Андрей Иванович? Он, конечно, нашел бы выход даже из такого положения. Но где он сейчас?.. Саша закрыл глаза и ясно представил себе его умное сосредоточенное лицо. Как хотелось ему сейчас увидеть это дорогое лицо, на котором он впервые в жизни прочел настоящую мужскую нежность. Он вспомнил тот вечер, когда вернулся к самолету после схватки с болотом. Андрей Иванович обнял его тогда за плечи и погладил по голове, и только Саша заметил, что на глаза геолога навернулись слезы…
 Андрей Иванович! Дорогой Андрей Иванович… Если бы он был сейчас здесь! Но он так далеко… Глухой грохот прервал мысли Саши. Будто раскаты грома прокатились по мрачному подземелью. Стена дроггула за его спиной. Но Саша даже не шелохнулся. Только сердце сжалось в отчаянии. Грохот слышался со стороны завала, и он понял, что новый обвал окончательно захлопнул выход из этого древнего царства смерти...


 Глава девятая ПРЕДОСТЕРЕЖЕНИЕ ПРЕДКОВ

 Маленькие синие искорки тревожно мерцали в холодных глубинах камня. Они загорались словно по волшебству и, казалось, имели какой-то особый скрытый смысл. Так, по крайней мере, думалось Наташе, которая сидела на плоту и грустно посматривала на гладкую поверхность зеленовато-белого Лабрадора.
 Маленькие синие искорки… Они мигали, как звезды на рассвете. Они гасли при малейшем движении се рук. Но удивительное дело! — они приобрели над ней какую-то странную непонятную власть. Смотреть на эти огоньки стало для нее такой же необходимостью, как умываться по утрам или делать записи в дневнике. Они жгли ей руки. Они заглядывали ей в самую душу, — Они настойчиво вызывали в ее воображении образ девушки с голубыми глазами. А эти строгие глаза не терпели никакой неопределенности. Они не прощали ни малейшего компромисса со своей совестью, Вот и теперь. Она смотрела на синие мерцающие огоньки и мучительно думала: ' «Как поступила бы она, та девушка, если бы ее друг так грубо и небрежно отмахнулся от подарка, сделанного ею от всего сердца? Простила бы она его? Оправдала бы как-нибудь его бессмысленную жадность?.. Нет! Она не простила бы этого. Она не могла бы этого простить! — Наташа вздохнула. — А сама она? Как следует поступить ей?» Девушка сжала в руках холодный камень и обернулась к сидящему на берегу Андрею Ивановичу. Ей захотелось вдруг поговорить с ним, поделиться своими сомнениями.
 Наташа встала и прыгнула на берег. Но не успела она сделать и шагу, как со стороны речки, по которой недавно ушел Валерий, раздался громкий крик. Она вздрогнула всем телом и бросилась к Андрею Ивановичу. Он подхватил свое ружье и бегом направился вверх по речке. Однако далеко бежать ему не пришлось. Через минуту из-за поворота выскочил Валерий, грязный, бледный как полотно. На лбу его была свежая царапина.
 Наташа подскочила к нему: — Что случилось? Ты весь в крови…
 Валерий тяжело дышал:.
 — Я… Хотите верьте, хотите нет. Там… в яме… черный крест…
 Андрей Иванович посмотрел на его испуганное лицо и покачал головой.
 — Ну и что же?
 — Как что? Это же… Это же… Это же сверхъестественно!.. — нашел наконец Валерий подходящее слово.
 — Сам ты какой-то… сверхъестественный. Хорошо, что на этот раз хоть ружья не потерял.
 Тут только Валерий заметил, что держит в руках ружье. Он бросил его на землю.
 — Так вы мне не верите?! — закричал он срывающимся голосом.
 — Нет, почему же, — возразил Андрей Иванович спокойно, — мы тебе верим.
 Он поднял с земли темную глыбу сланца и расколол ее молотком.
 — Вот они, твои кресты.
 Валерий недоверчиво покосился на руки Андрея Ивановича, хотел было что-то сказать, да так и остался с раскрытым ртом: на свежем сколе породы ясно выделялись почти такие же черные кресты, как и те, что он только что видел.
 — Такими крестами все сланцы переполнены. И ничего нет в этом сверхъестественного. Это сростки кристаллов минерала ставролита. А знаете, кстати го-воря, почему он так называется?
 Валерий молчал. Наташа тоже. Ей опять было стыдно за Валерия. Андрей Иванович усмехнулся: — Ну, что примолкли? Бывают такие казусы. Зато теперь вы этот минерал никогда не забудете. А назы-вается он ставролитом потому, что очень часто встречается именно в виде таких крестов. «Ставрос» по-гречески значит «крест». Дело в том, что ставролит кристаллизуется в форме ромбических призм, и в процессе кристаллизации эти призмы прорастают одна через другую. Вот вам и крест!
 Наташа взяла у Андрея Ивановича обломок по роды: — В самом деле… И такой гладенький! Будто на-рочно сделан. И гранат тут же…
 — А это тоже не случайно, как и то, что оба они — в сланце. Оба эти минерала являются типичными метаморфическими минералами, то есть такими, которые образовались в процессе сильного сдавливания и прогревания различных пород. Этим же процессам обязаны и кристаллические сланцы. Между прочим, в этих сланцах можно найти и другие метаморфические минералы. Вот, например, этот.
 Андрей Иванович снова поднял с земли кусок сланца и, подчистив его молотком, протянул Наташе. На этот раз из сланца торчал обломок какого-то камня, сильно напоминающего большую деревянную щепку, окрашенную в пятнистый голубовато-серый цвет.
 — Окаменевшее дерево?
 — Ну нет! Дерева здесь никогда не было. Это тожг минерал, образовавшийся в процессе метаморфизма, и очень интересный минерал. Его называют д истек. И знаете, почему? «Дистен» значит «двоякотвердый». Вот, смотрите!
 Андрей Иванович вынул нож и провел им вдоль голубоватого обломка: на нем осталась глубокая белая царапина.
 — А теперь царапнем в другом направлении.
 Он попытался перекрестить первую царапину. Но не тут-то было! Нож не оставил на минерале никакого следа.
 — Здорово! — воскликнула Наташа. — Дайте я тоже попробую!
 — Пожалуйста, — Андрей Иванович отдал ей камень, и Наташа тоже попыталась нацарапать на нем крестик. Но ничего из этого не получилось. Минерал царапался только в одном направлении.
 — Интересно!.. — Наташа отдала Андрею Ивановичу нож и взяла молоток. — Я отобью себе кусочек.
 — Попробуй.
 Она сильно ударила по обломку дистена. Но от него отлетела лишь тонкая гладкая пластиночка. Тогда она положила камень на землю и попыталась отбить маленький уголок. Но от минерала снова и снова отскакивали лишь длинные плоские щепочки.
 — Какой упрямый!.. Андрей Иванович рассмеялся: — Да, он упрямый. Это другая очень характерная особенность дистена. От него никогда не отколешь такого обломка, как, например, от кальцита или полевого шпата. Дистен обладает совершенной спайностью только в одном направлении. Потому-то он и встре-чается всегда в виде дощечек или щепочек. Дай-ка я отколю тебе образчик.
 Андрей Иванович взял у Наташи молоток и выколол ей небольшой брусочек капризного минерала.
 — А он, оказывается, очень красивый, особенно вот с этого конца. Голубой— голубой!.. — воскликнула девушка, любуясь окраской камня.
 — Да. Этот минерал может быть очень красивым. Встречаются дистены исключительно чистых синих или голубых тонов. Такие разновидности его гранились старыми горщиками Урала и по красоте своей не уступали сапфирам. Между прочим, дистен имеет и другое название — кианит, которое происходит от греческого слова «кианос», что означает «темно-синий». Но не только для украшений применяется этот минерал. Основные его массы идут на производство высококачест-венных огнеупоров для нашей металлургической промышленности.
 — Каков же его состав?
 — Химический состав его не сложен. Это силикат алюминия. Такой же примерно состав имеет и ста-вролит. Но в ставролите присутствует еще железо.
 — И много в нем железа?
 — Нет, в ставролите железа немного. А вот в этом минерале железа более семидесяти процентов. — Андрей Иванович подал Наташе еще одну плитку сланца, поверхность которой была усеяна маленькими четырехгранными пирамидками черного цвета.
 — Этот минерал вы должны знать, — добавил он,: лукаво улыбаясь.
 Наташа разломала хрупкую плитку сланца и на-брала себе в руку несколько черных кристалликов, оказавшихся правильными четырехгранными пирамид-ками.
 — Ну, что это такое?. Наташа задумалась.
 — Не помню, право…
 Тогда Андрей Иванович поднес к ее руке компас. Легкая стрелка тотчас же качнулась, и кончик ее устре-: мился к маленькому кристаллику.
 — Знаю, знаю! — воскликнула Наташа. — Это магнетит, или магнитный железняк.
 — Правильно. Ну, а ты чего скис? — обратился он к Валерию. — Ничего!.. Век живи, век учись. Но одно запомни твердо. В природе ничего не бывает сверхъ-. естественного. Только невежественные люди приписывали ей какие-то таинственные явления. Наше же с вами дело — разгадать все эти тайны. И мы этого добьемся. А за гранатами тебе совсем не надо было ходить в такую даль. Копни вот хоть здесь и наберешь их сколько угодно. Да, кстати, и ставролита захвати для своей школьной коллекции.
 Но Валерий только махнул рукой и медленно по-брел к плоту.
 Утром следующего дня, вскоре после того, как отряд Андрея Ивановича покинул последнее место стоянки, река вдруг круто повернула на север, и до слуха ребят донесся глухой рокочущий гул.
 — Андрей Иванович, что это такое?
 Он прислушался. — Пока не знаю. Похоже на большой перекат.
 На плоту стало тихо. Все невольно смотрели вперед, откуда слышался непрерывный загадочный шум. Плот медленно скользил вдоль высокого правого берега, темная громада которого нависла почти над самой водой.
 Все молчали. Неясная тревога начала закрадываться в души ребят. Гул усиливался слишком быстро. Казалось, что им навстречу движется-какое-то чудовище.
 Так прошло около часа. Но вот берега замелькали перед их глазами быстрее. На воде появились какие-то длинные темные полосы. Глухой нарастающий шум, превратился в оглушительный рев.
 Еще один поворот, и перед изумленным взором путешественников открылась потрясающая картина. Река упиралась в огромную, косо поставленную стену. На мгновение бег ее словно приостанавливался. Затем она бросалась влево и стремительно, словно разъяренный зверь, прорывалась в узкий пролом стены, образуя бурный грохочущий водопад.
 Андрей Иванович направил плот к левому берегу:
 — Дальше плыть опасно.
 Валерий потянул его за рукав: — Андрей Иванович, это что же, разрушенная плотина?
 — Нет, это кварцевая жила 18 перегородила течение реки. Постепенно Вая прогрызала в ней лазейку. Но далось ей это нелегко. Видите, как она ярится!..
 Плот причалил к берегу. Андрей Иванович поднялся на небольшой ровный уступ, обошел его со всех сторон и сказал: — Все сгружать сюда! Валерий недовольно поморщился: — Зачем же все сгружать? Разве здесь ночевать будем?
 — Ночевать не ночевать, а через эти ворота на плоту не проскочишь. Придется перенести все вещи за порог и там построить новый плот.
 — Так неужели мы поплывем еще дальше?.
 — Обязательно поплывем! Самое интересное — впереди.
 Валерий молча подхватил рюкзак и начал медленно взбираться вверх по склону. Он был уверен, что этот порог будет конечным пунктом их путешествия по реке. И вот, пожалуйста! Надо перетаскивать на себе такую груду вещей, потом снова строить плот, и неизвестно еще сколько времени плыть вдоль этих диких берегов.
 Размышления его были прерваны голосом Андрея Ивановича: — Быстрее, Валерий! Что ты плетешься, как ленивая лошадь? — Он быстро сбежал к плоту и, взвалив на плечи сразу два рюкзака, тремя прыжками взобрался на косогор. Работа закипела. Не прошло и десяти минут, как плот был разгружен.
 — Ну, теперь отдыхайте, а я пойду посмотрю на эту жилу. Иногда они таят в себе интересные вещи.
 Наташа схватила молоток: — Андрей Иванович, и мы с вами! Он чуточку подумал.
 — Ну что ж, одного из вас я возьму. Но кто-то должен остаться с вещами.
 Валерий махнул рукой: — Топайте. Я покараулю.
 Андрей Иванович и Наташа направились вдоль реки и вскоре подошли к водопаду. Вода клокотала здесь, как крутой кипяток. Мощная кварцевая жила, перегородившая реку, действительно напоминала громадную плотину, и только совершенно необычное положение ее — . она располагалась под очень острым углом к течению реки — говорило о том, что в создании ее не принимали участия человеческие руки. Только природа могла так небрежно и властно вмешаться в жизнь гордой таежной красавицы, бросив на ее пути эту каменную громаду и совершенно не заботясь о том, как она ляжет в русле реки. У крутого правого берега эта отвесная стена поднималась почти на высоту двухэтажного дома. По направлению же к левому берегу она постепенно снижалась и, не достигая здесь уровня поймы, уходила под речные наносы. Ширина жилы достигала, по-видимому, метров двух с половиной, и, тем не менее, у левого берега река выпилила в ней большую выемку, через которую неслись ее вспененные воды. Водопад грохотал и плевался брызгами. Разноцветная радуга полыхала над яростным потоком, который низвергался с огромной высоты и разбивался вдребезги о каменистое ложе реки, Наташа остановилась на краю пойменного уступа и с замирающим сердцем смотрела на это захватывающее зрелище. А Андрей Иванович спустился ниже, внимательно осматривая поверхность жилы. Он продвигался вдоль нее все дальше и дальше к беснующейся реке и вдруг стремительно бросился почти к самому водовороту. У Наташи даже ноги подкосились от страха. Но в то же мгновение сквозь грохот водопада до нее донесся его радостный возглас: — Наташа! Смотри!
 Она спустилась на несколько шагов ниже и остановилась в нерешительности.
 — Что, боишься? — крикнул он громко, стараясь перекричать рев воды.
 — Боюсь… — призналась она, невольно придерживаясь за край жилы.
 — Ничего! Иди ближе. Я не дам тебе упасть. Наташа спустилась еще ниже и вскоре увидела то, что так поразило Андрея Ивановича. Почти на самом конце левобережной части жилы, отчетливо выде'ляясь на белой поверхности. кварца, ослепительно блестели на солнце какие-то крупные розочки, сложенные из тончайших лепестков свинцово-серого цвета. Кое-где эти тонкие листки были, словно нарочно, смяты в бесформенные комочки, в других местах они плотно прилегали друг к другу наподобие пластинок слюды.
 Андрей Иванович отбил кусок кварца с одной такой розочкой и протянул его Наташе.
 — Знаешь ты этот минерал?
 Наташа погладила тонкие блестящие пластинки, Они были очень мягкими и при малейшем прикосновении к ним легко расслаивались на тончайшие чешуйки, которые пачкали пальцы, как очень мягкий карандаш.
 «Что же это за минерал?» Наташа задумалась, — Он похож на графит, как будто…
 — Верно. Он очень похож на графит, — согласился Андрей Иванович. — И по чрезвычайно малой твердости, ниже которой нет ни у одного минерала, и по весьма совершенной спайности, которая позволяет им обоим легко расслаиваться на тончайшие листочки, и по форме кристаллов, имеющих вид шестигранных пластинок. И все-таки это не графит. Ты обрати внимание на его блеск. Он сияет на солнце, как начищенные до блеска никелированные части какой-нибудь машины. Графит так блестеть не будет. Это, Наташа, молибденит. Сульфид металла молибдена. Он чаще всего встречается в таких вот кварцевых жилах, а ценность его огромна.
 Андрей Иванович отбил еще один образец молибденита, быстро, одним росчерком, вывел им на белой стене жилы скрипичный ключ и снова обратился к Наташе: — Видишь, насколько он похож на графит. Из него так же, как из графита, можно делать карандаш. Но это было бы слишком дорогим удовольствием. Молибденит является единственным промышленным источником молибдена, а молибден идет на изготовление самых высококачественных сталей. Вот какое ценное богатство таит в себе эта замечательная жила!
 Андрей Иванович любовно похлопал по ее каменному боку и начал медленно взбираться вверх по склону.
 Взгляд Наташи невольно задержался на выведенном им скрипичном ключе.
 — Андрей Иванович! Вы на чем-нибудь играете? — спросила она, стараясь не отставать от геолога.
 Он улыбнулся.
 — Играл немного в молодости.
 — Значит, вы любите музыку?
 — Очень! — Он пристально посмотрел ей в глаза. — А тебя это как будто удивляет?
 Наташа смутилась.
 — Я думала, что геологи…
 Андрей Иванович не дал ей закончить.
 — Я не знаю ни одного геолога, Наташа, который бы не любил музыку. Ее не может не любить человек, любящий природу, а без любви к природе нельзя стать настоящим геологом. Геолог должен быть не только сильным, ловким, смелым и выносливым. Геолог должен уметь мечтать, любить красоту, иметь большую чуткую душу. Многие хотят стать геологами. Но немногие действительно становятся ими. Я знавал немало способных молодых людей, которые успешно заканчивали геологический вуз, но не становились геологами только потому, что были сухими, мелочными, эгоистичными людьми. Вот так-то, Наташа.
 Андрей Иванович улыбнулся ей и, опустившись на маленький пригорок, раскрыл свою толстую тетрадь. Наташа отошла немного в сторону. Ее внимание привлек гладко окатанный полосатый валун, наполовину, вросший в землю. Она подцепила его молотком и вывернула наружу. В образовавшемся углублении блеснуло что-то зеленое. Наташа взрыхлила землю и извлекла оттуда небольшой копьевидный камень красивого зеленого цвета с шелковистым отливом.
 —  — Андрей Иванович! Смотрите — малахит.
 — Что?
 — Малахит! — крикнула она во весь голос, стараясь перекричать шум водопада.
 — Малахита здесь быть не может, — крикнул он в ответ, не поднимая головы от тетради.
 Наташа внимательно присмотрелась к красивому камню. Что же это может быть? Она подошла к Андрею Ивановичу и некоторое время смотрела, как он быстро заполнял страницу убористым мелким по-черком. Наконец, он поднял голову.
 — Малахит, говоришь? Наташа подала ему камень.
 — Гм!.. В самом деле малахит. Но как он сюда попал?.. — — Он взял его в руки. — И почему он такой тяжелый? Постой, постой!
 Андрей Иванович вынул нож и начал счищать верхний слой зеленого минерала. Под ним блеснул красноватый металл.
 — Медь! — воскликнула Наташа, наблюдавшая за его движениями.
 — Да, медь. И не просто медь.
 Он подчистил тупой конец клинообразного камня, и Наташа увидела там углубление.
 — Это наконечник копья. Деревянная рукоятка, вставлявшаяся в это отверстие, давным-давно сгнила, а на медный наконечник наросла толстая корочка малахита. Это обычное явление. Малахит, водный карбонат меди, очень часто образуется за счет окисления, гидратации и карбонатизации медных минералов, главным образом сульфидов меди. Образуется он и за счет самородной меда, особенно если поверхностные воды богаты углекислотой.
 — Понятно, — проговорила Наташа, не спуская глаз с медного наконечника. — Но ведь это не просто медь. Вы сказали, что это наконечник копья. Значит… Здесь были какие-то люди…
 — Да, теперь это несомненно.
 — А как же легенда о злых духах? Помните, вы говорили, что местные жители боятся даже близко подходить к берегам Ваи..
 Андрей Иванович рассмеялся: — Конечно, помню. Но ведь я говорил, что именно сейчас здесь нет ни одного поселения и что сейчас местные охотники боятся заходить в долину Ваи. Но я же, если мне не изменяет память, говорил и о том, что об этой реке сложено много легенд. И вот согласно одной из них… Впрочем, пойдем-ка поднимемся выше, а то здесь очень трудно говорить.
 Они возвратились на пойменный уступ и уселись под деревом.
 — Так вот, слышал я, например, такую легенду о реке Злых Духов. Когда-то, в очень отдаленные времена, на Вае жило большое племя сильных и смелых людей. Они пришли откуда-то издалека и были значительно культурнее людей, проживающих по соседству с ними. Однако очень скоро они почувствовали карающую руку духов. Их начали преследовать бесчисленные несчастья. Страшные болезни обрушились на племя. Люди начали умирать десятками. Вожди и шаманы племени, желая умилостивить духов, приносили им богатые жертвы. Но все было тщетно. Племя таяло день ото дня. И в довершение ко всему у них перестали рождаться дети. Тогда остатки племени в страхе бежали из этих мест. А река Вая стала считаться местом обитания злых духов.
 — И с тех пор здесь никто не был?
 — Да нет, говорят, находились смельчаки, которые пытались проникнуть сюда. Но тут уж народная молва не скупится на выдумки всевозможных несчастий, которые якобы приключались с ними.
 — А вы говорили еще о каких-то топографах.
 — Да, несколько лет тому назад здесь проходил топографический отряд. Но он пересек Ваю лишь в одном месте, и, как выяснилось из разговоров с ними, они не знали всех этих легенд, а потому и не могли заняться их проверкой.
 Андрей Иванович снова взял в руки наконечник копья.
 — Это очень ценная находка, Наташа. Теперь можно с уверенностью утверждать, что когда-то здесь действительно жили люди, и уровень их культуры был довольно высоким.
 — Андрей Иванович! А рисовать эти люди умели?
 — Рисовать? Почему тебя заинтересовало именно это?
 — Потому, что когда — я спускалась к водопаду, то мне показалось, что в конце этой белой стены, вон там, где она уходит под землю, есть что-то похожее на рисунок.
 — Рисунок?'—оживился Андрей Иванович. — А ну-ка покажи!
 Они подошли к уступу пойменной террасы, в котором скрывалась жила.
 — Вон там!.. Видите? — указала Наташа на край жилы.
 Геолог спрыгнул с уступа и подошел к стене. Здесь, на белой поверхности кварца, были ясно видны небольшие углубления, полосы и черточки, сделанные, по— видимому, каким-то острым инструментом. Андрей Иванович присел на корточки и начал подчищать молотком прилегающий к жиле суглинок. Рисунок ухо-дил под него.
 — Нет! Я, видимо, ошиблась, — сказала Наташа, наблюдавшая за тем, как он углубляется в тело террасы. — Эти черточки уходят под землю. Кто же их там мог нарисовать?..
 — Да нет, это, пожалуй, действительно рисунок. Ведь пойменная терраса 19 состоит из наносов реки, отложенных в сравнительно недавнее время, — Как в недавнее?.
 — Во всяком случае после того, как был сделан рисунок.
 — Откуда же река взяла столько земли?
 — А ты обрати внимание на ее берега. Один из них высокий и крутой, а другой пологий и низкий. Это потому и получилось, что правый берег подмывается рекой, вода разрушает слагающие его породы, а продукты разрушения отлагает на другом берегу, образуя пойменную террасу.
 Наташа оглянулась на реку.
 — Но вода ведь ниже берега…
 — Это она сейчас ниже. А весной, в половодье, когда высокий берег особенно сильно размывается, пойма бывает залита водой. Вот тогда она и растет, словно наступает на реку. А правый берег, наоборот, отступает все дальше и дальше.
 — Значит, низкий берег должен быть совсем ровный?
 — Да, он был бы ровным, если бы земная кора не двигалась. Но она то поднимается, то опускается. Земля словно дышит. Только очень медленно: один вздох за сотни тысяч лет. А благодаря этим «вздохам» изменяется базис эрозии реки, то есть уровень того места, куда она впадает. И тогда на низком берегу возникают уступы: прямо над поймой возвышается первая надпойменная терраса, еще выше — вторая надпойма, потом — третья, четвертая… По количеству и высоте этих террас геоморфологи20 и восстанавливают историю реки. Но это уже древняя история. А пойма… Она растет на наших глазах. И этот рисунок, ушедший под землю, — прямое тому доказательство. Но молотком его не вскроешь. Сбегай-ка за лопатой. А я пока закончу свои записи.
 Раскопка рисунка заняла много времени. Только к обеду освободили они его от темной жирной глины, слагающей левый берег реки. Но потрудились они не зря. На ровной стене кварцевой жилы оказался изображенным водопад. Тот самый водопад, который грохотал сейчас почти у самых их ног.
 На рисунке ясно можно было различить кварцевую жилу и часть высокого правого берега, над которым возвышалась небольшая башенка. Левее водопада простирался забор из толстых заостренных бревен. Но самое интересное заключалось в том, что все это перекрещивалось двумя резкими линиями, а под водопадом была нарисована груда костей с человеческим черепом на ее вершине. На самом же верху рисунка виднелось какое-то чудовище со множеством голов и широкими длинными крыльями.
 Андрей Иванович долго рассматривал странный рисунок, сделанный руками неведомых людей. Наконец, он обернулся к Наташе.
 — Да!.. Выразительное предупреждение…
 — Вы думаете, что это…
 — Да. Этот рисунок может быть истолкован только двояко. Либо авторы его предупреждали, что нельзя плыть через водопад. Но это и так слишком очевидно. Либо они предостерегали об опасности, которая ждет путника за водопадом. Это более вероятно.
 Наташа провела языком по пересохшим губам.
 — Значит, там может быть что-то сверхъесте…
 — Только не сверхъестественное! Сверхъестественным могло что-то казаться тем людям, которые сделали это изображение. Не случайно они нарисовали здесь крылатое чудовище, которое было, по их мнению, источником всех бед и несчастий. Причем ясно, что они никогда его не видели. Иначе оно не было бы столь фантастичным. Но ясно и то, что они его очень боялись. Очевидно, именно от него воздвигли они здесь частокол и построили сторожевую башню. Кстати, где она теперь?.. Забор, конечно, сгнил. Но от башни что-то должно сохраниться.
 Андрей Иванович внимательнее всмотрелся в правый берег и вдруг воскликнул: — Наташа, смотри! Вон там между двух елей… Видишь большую груду камней?
 — Да, — ответила она почти шепотом.
 — Так это наверняка развалины башни. Нам надо обязательно побывать там. Но это можно будет сделать только тогда, когда мы переберемся за водопад. Здесь на правый берег не переправиться.
 С минуту он помолчал.
 — Однако с чего же зашел наш разговор?.. Да, мы заговорили о сверхъестественном. Так вот, Наташа… Для строителей этой башни и авторов рисунка было, видимо, действительно что-то сверхъестественное за этим водопадом. Крылатый дух, котор-ого никогда никто не видел, и олицетворяет это сверхъестественное. Для нас же все это значит лишь то, что легенды о реке Злых Духов имеют какое-то реальное основание, а также то, что, по-видимому, как раз за этим во-допадом лежит разгадка тайны, которая окружает Ваю.
 Андрей Иванович тронул Наташу за плечо: — Ну, как? Страшно плыть дальше? Она кивнула.
 — Страшно, Андрей Иванович… Но мы поплывем!
 — Молодец! Конечно, страшно. И мне немножко страшновато, — добавил он с улыбкой. — Эк ведь какое грозное предостережение оставили нам наши предки! Ясно, что сделано это не ради шутки. И естественное может быть страшным. Но надо же, наконец, раскрыть эту тайну. Значит, плывем дальше?
 — Плывем, Андрей Иванович! С вами я нигде не испугаюсь.
 — Вот и чудесно! Только… Валерию, пожалуй, не следует говорить об этом рисунке. Слишком он… впе-. чатлителен.
 Наташа почувствовала, как запылали ее щеки.
 Остаток этого дня и весь следующий день ушли на переноску багажа за водопад и постройку нового плота. Только на третьи сутки, рано утром, они смогли перебраться на правый берег и отправиться на осмотр древней башни. Но там не удалось найти ничего интересного. Башня оказалась разрушенной до основания. Нужно было разобрать массу камней, чтобы расчистить ее развалины. Но на это не оставалось времени. Поэтому после недолгих сборов отряд снова двинулся вниз по реке.
 Навстречу им опять поплыли берега: низкий, покрытый изумрудной зеленью — левый и высокий, почти голый — правый. Вначале вдоль правого берега тянулись те же обнажения буроватых сланцев. Но постепенно их становилось все меньше и меньше, и, наконец, они исчезли совершенно. Теперь и высокий берег был доверху покрыт ковром растительности, скрывавшей от путешественников облик слагающих его пород.
 Напрасно Андрей Иванович всматривался в этот сплошной зеленый покров, надеясь увидеть хоть крохотное пятнышко обнажающихся пластов. И, как назло, ни одного овражка, ни одной речушки.
 Так продолжалось почти до полудня. Андрей Иванович явно нервничал. Недоумевала и Наташа. Она была уверена, что сейчас же за водопадом начнутся какие-то чудеса. Но все вокруг. было таким простым и будничным! И ей уже начало казаться, что и водопад, шум которого почти замер вдали, и многозначительный рисунок на боку кварцевой жилы были лишь далеким сном. Даже правый берег Баи постепенно становился все ниже и ниже, словно специально для того, чтобы подчеркнуть неправдоподобность предположений Андрея Ивановича.
 Но вот плот обогнул небольшой зеленый мыс, и перед глазами путешественников открылось устье небольшой речки, текущей в низких каменистых-берегах. Андрей Иванович словно только ее и ждал.
 — Причаливаем!.. — скомандовал он весело, берясь за длинный шест.
 Через минуту плот мягко уперся в береговую отмель. Андрей Иванович спрыгнул на берег.
 — Крепите плот! — крикнул он на ходу. — А я посмотрю, нет ли здесь чего— нибудь интересного.
 Он медленно пошел вдоль берега речки, внимательно рассматривая под ногами обломки камней. Валерий и Наташа выпрыгнули вслед за ним и начали привязывать плот к большой серой глыбе, лежащей почти у самой воды.
 Вскоре Андрей Иванович вернулся. Лицо его было довольным.
 — Вот что, друзья, — сказал он, перебирая в руке какие-то камешки, — сейчас разгружайте плот и ставьте палатку. Здесь мы обоснуемся на несколько дней.
 Он быстро увязал свой рюкзак, взял молоток, ружье и добавнл: — Я пройду вверх по речке. Вернусь, возможно, поздно. Хозяйничайте здесь без. меня. Прежде всего разгрузите плот.
 Он снова прыгнул на берег, прихватив но пути рюкзаки ребят, и, кивнув на прощанье головой, быстро зашагал по каменистому берегу. Вскоре его крупная фигура скрылась за поворотом. Наташа направилась к плоту.
 — Давай скорее все выгрузим! А потом будем ставить палатку.
 — Подожди! Успеем… — Валерий взобрался на пригорок и повалился на мягкую пахучую траву. — До чего же здесь хорошо!..
 Наташа присела на камень и стала заплетать распустившуюся косу.
 — «И жизнь хороша, и жить хорошо!» — декламировал Валерий громким голосом. — Наташа! Смотри, что я тебе нашел:.
 Он сбежал к ней и, картинно изогнувшись, протянул ей веточку с крупными сочными ягодами земляники.
 — Спасибо.
 Наташа тоже поднялась на пригорок. — Ой! Да их здесь полным-полно! Валерка, иди сюда! Рай!.. — Она опустилась на колени и'принялась обеими руками обирать сладкие сочные ягоды.
 Через полчаса их руки, губы и даже щеки были красными от ягод. Наташа выпрямилась и решительно заявила: — Теперь пойдем разгружать.
 Но Валерий снова развалился на мягкой траве.
 — Ну что тебе не терпится? Разгружать, разгружать… Ты посмотри, какая красота кругом! — Он перекувыркнулся через голову, подбежал к огромному, усыпанному цветами кусту шиповника и, отломив несколько ярких розовых бутонов, приколол их к Ната-шиной курточке. Она покраснела от удовольствия.
 — «И будешь ты царицей мира!..» — запел Валерий.
 Наташа весело рассмеялась и, схватив его за руку, потащила к реке.
 — Пойдем, Валерка, пойдем! Андрей Иванович сказал же, что прежде всего нужно разгрузить плот.
 — Да ну его, Андрея Ивановича! Он только и думает о сухарях да о камнях.
 — Нет! — возразила Наташа. — Ты совершенно на знаешь Андрея Ивановича. Это исключительно широкая и… я бы даже сказала — поэтичная натура.
 Валерий фыркнул: — Поэтичная?! Андрей Иванович — поэтичная натура!.. Смеешься ты, что ли?
 — Нет! — твердо ответила Наташа. — Я не смеюсь. И тебе не советую.
 — Уж не Сашка ли все это тебе напел? Наташа резко вскинула голову. Глаза ее сузились.
 Тонкие ноздри затрепетали.
 — А почему мне кто-то должен напевать? Разве у меня не может быть собственного мнения?
 Валерий понял, что хватил через край. В его планы никак не входило ссориться сейчас с Наташей.
 — Ну, ладно. Поэтичная, так поэтичная. Я же его в сам. ом деле не знаю. Стоит из-за этого ссориться!
 Наташа молчала. Валерий взял ее за руку.
 — Не сердись, пожалуйста!.. Я же всегда, во всем соглашаюсь с тобой…
 — И думаешь, это очень хорошо?
 В глазах Валерия отразилось непритворное удивление, — Тогда я просто не знаю, как тебе угодить. Ну, хочешь, я попрошу прощения? Даже встану перед тобой на колени…
 Он смешно повалился на траву. Наташа невольно рассмеялась.
 — Не дури, Валерка. Пойдем лучше разгружать плот.
 — Сейчас пойдем. Посмотрим только вон ту пихту. Видишь там, на бугорке. Правда ведь — красавица? — В голосе Валерия снова зазвучали подкупающие ласковые ноты. — Я никогда раньше не думал, что это такие красивые деревья. Настоящие северные кипарисы! Пойдем. Наташа, посмотрим!..
 — Ну, хорошо, пойдем.
 Они подошли к высокой стройной пихте. Ее пышные нижние ветви стлались по самой земле, и казалось, дерево только и опирается на это широкое кольцо упругой хвои.
 Валерий взял Наташу за руку.
 — Знаешь, Наташа, когда я смотрю на такое совершенство, в моей душе начинает звучать музыка.
 — Да?
 — Да! Ведь когда я вижу тебя, тоже…
 — Ну что ты, Валерик…
 — Да, да! Я сейчас буквально переполнен музыкой. И когда мы вернемся домой, я напишу для тебя музыкальную поэму. Слышишь, Наташа! Музыкальную поэму о твоей красоте.
 — Ну что ты говоришь…
 — Честное слово. Я уже и слова начал подбирать. Валерий откинул назад голову и продекламировал нараспев:


   Я гляжу на лик твой нежный,
   И в душе моей звенят
   Звуки музыки волшебной
   Из чудесных серенад.


 Наташа не поднимала глаз.
 — Да, Наташа, я уверен, придет время, и я создам что-то необыкновенное! И это чудо сделают твои глаза…
 — Валерик… — она смущенно взглянула на него. — Что ты говоришь…
 Он попытался обнять ее за плечи. Но Наташа быстро отступила назад.
 — Нет, нет, Валерик! Мне… хорошо с тобой. Очень хорошо. Но… не надо так… — она вырвала свои руки. — Лучше догони меня!..
 И Наташа помчалась по лесу. Она бежала до тех пор, пока перед ней не вырос высокий каменный уступ. Она остановилась. Но что это? Каменные глыбы были окрашены в красивый розовый цвет. Словно нежные лепестки шиповника, что были приколоты к ее груди, пламенела на солнце эта каменная громада. Таких камней Наташа не видела никогда. Или ей это показалось? Она закрыла глаза. Но в это время подбежал Валерий и крепко обхватил ее сзади за плечи. Наташа обернулась к нему. Глаза их встретились. Она нерешительно качнула головой: — Вале…
 Договорить Наташа не успела. Страшный грохот прокатился над лесом. Вокруг все внезапно потемнело. Наташа посмотрела на каменный уступ — он был черным. Ей стало страшно.
 — Бежим скорее!
 — Куда? — еле выговорил побледневший Валерий.
 — К реке.
 Но в это время раздался новый удар грома, и лавина воды обрушилась на их головы. Они прижались к стволу ближайшей ели. Лес наполнился шумом. Сплошная. стена воды окружила их со всех сторон. Гром грохотал почти непрерывно. Громадные молнии то и дело прочерчивали небо.
 Но вот шум дождя начал стихать. В лесу просветлело. Они выбрались из-под ели и направились к реке. С каждого дерева на них обрушивались целые каскады воды. Ноги то и дело проваливались в лужи. Но им было не до этого. Со стороны реки снова слы«шалея какой-то шум. Он нарастал с каждой минутой. Словно могучий великан дробил там каменные стены, Валерий остановился: — Что это?..
 — Не знаю, пойдем скорее, посмотрим.
 — Нет, постой! А вдруг это что-нибудь такое?.. Наташа прислушалась: — Да это шумит река. Бежим туда скорее!
 Ребята выскочили из лесу и остановились как вкопанные: маленькая речка, через которую полчаса тому назад можно было перейти, не замочив колен, превратилась в громадный, стремительно несущийся поток. Мутная вода с грохотом тащила по дну его камни, сучья и даже целые стволы деревьев.
 Наташа перевела взгляд на Ваю и окаменела: — Плот! Наш плот!..
 Валерий обернулся. Плота не было. Вокруг камня, к которому они привязали его час тому назад, плескалась мутная пенистая вода реки Злых Духов.
 Наташа беспомощно всплеснула руками: — Что мы наделали!..
 Валерий досадливо передернул плечами: — Вечно из-за тебя что-нибудь приключается!
 — Из-за меня?!.
 — Конечно! Пустилась бежать, как сумасшедшая…
 Она отшатнулась, как от удара.
 «Что он говорит?.. Может быть, это шутка?» Наташа с надеждой взглянула на Валерия. Но в его глазах, которые только что смотрели на нее с таким обожанием, не было теперь ничего, кроме глухого раздражения и тупого животного страха.


 Глава десятая КРОВЬ НА КАМНЕ

 Гробовая тишина царила в древнем склепе. Ни малейшего шороха не доносилось до замурованных в нем людей оттуда, где остались солнце, вода и свежий воздух.
 Вода!.. Саша облизал сухие потрескавшиеся губы. Даже не верилось, что где— то совсем рядом течет целая река чистой студеной воды. Пить хотелось нестерпимо. Мысль о воде заглушала все: и чувство голода, и боль в ноге, и даже страх перед смертью в этом жутком подземелье.
 Сколько времени прошло с тех пор, как они забра-лись сюда, Саша не знал. Он помнил только, что после небольшого отдыха они снова с ожесточением набросились на груду камней, пытаясь разбросать роковую баррикаду. Но все напрасно. На этот раз им не удалось продвинуться ни на шаг. Камни сыпались сверху все больше и больше. Было ясно, что освободить от. них проход не удастся.
 Совсем обессилев, Саша прилег на землю и как будто задремал. Да, конечно, задремал. Потому что он видел, что к нему подошел Андрей Иванович и тихо сказал: — Тайна реки Злых Духов скрыта в твоем глобусе..
 А потом их разделила широкая быстрая река, а Саша бросился пить из нее, Андрей Иванович же стоял на другом берегу и все время повторял: — Главное—это твой глобус. Береги его больше всего на свете.
 Малахитовый глобус!.. Саша нащупал рукой эту маленькую дорогую ему вещицу и вздохнул. Он был уверен, что глобус хранит какую-то большую — и важную, а главное — очень хорошую тайну, и недалеко то время, когда он узнает о ней.
 Он вынул глобус из кармана и крепко стиснул его в руке. Громадная всепобеждающая жажда жизни вспыхнула в нем с невиданной силой. Нет! Он не должен погибнуть здесь, в этом мрачном царстве смерти! Он должен выбраться отсюда во что бы то ни стало. Он должен увидеть Андрея Ивановича. Он должен узнать тайну глобуса. Он должен… встретиться с Наташей. И мысли его унеслись в прошлое.
 … Вот он, пятиклассник Саша Ракитин, исподлобья смотрит, как к его парте, на которой он с самого начала года сидел с Валеркой Лариным, направляется новенькая. Валерку пересадили на другую парту за то, что они много разговаривали на уроках. А вместо него предложили сесть новой, только что поступившей к ним в класс ученице.
 И она согласилась! Согласилась, несмотря на то, что это было ужасно несправедливо. Они с Валеркой разговаривали только на уроках Инны Федоровны. И разговаривали потому, что на ее уроках было совсем неинтересно. Другие ведь просто спали! Но их почему-то никто не беспокоил. А вот Валерку с Сашей решили рассадить. Правда, новенькая всего этого не знала. Но Саша сделал ей весьма выразительное «разъяснение», показав из-под парты кулак, И все-таки в первую же перемену она переходила на его парту! Саша решил проучить упрямую девчонку. Как только новенькая подошла к парте, он протянул руку и изо всех сил дернул ее за косу.
 «Эх, и завизжит сейчас!» — подумал он. Но вместо этого девочка быстро обернулась и больно стукнула его по руке. Саша не ожидал этого, Растерявшись, он отдернул руку и, машинально поднеся ее ко рту, начал дуть на ушибленное место. И тут случилось самое ужасное из всего, что когда-либо случалось с Сашей: новенькая посмотрела на него, тряхнула косами и вдруг рассмеялась таким звонким смехом, что ему показалось, будто посыпались стекла из окон. И главное, смеялась не только она. Смеялись все. И девчонки и мальчишки. Смеялся даже Валерка Ларин.
 Никогда за всю свою одиннадцатилетнюю жизнь не чувствовал себя Саша таким униженным и оскорбленным. Новая девчонка Наташка Северина казалась ему сейчас самым лютым врагом, с которым он не примирится до конца своей жизни.
 Но когда несколько месяцев спустя ее пересадили на другую парту, Саша вдруг почувствовал непонятную досаду и еле сдержался, чтобы как-нибудь снова не выразить свой протест. Его нисколько не радовало, что с ним по-прежнему сидел его приятель Валерка Ларин. Глаза его снова и снова отыскивали среди склоненных к партам голов когда-то столь ненавистные косы. Но как далеко они были теперь…
 Саша потер виски и облизал пересохшие губы. А в памяти его встала уже другая картина. Он вспомнил почему-то одну из контрольных по алгебре в седьмом классе. Задачка оказалась трудной, и Саша долго не мог с ней справиться. Рядом пыхтел Валерка. Вдруг Саша заметил, что он осторожно развернул какую-то маленькую бумажку и начал быстро переписывать с нее в тетрадь.
 — Что это у тебя? — тихо спросил Саша.
 — Наташка прислала. Спишу, дам тебе. Саша покраснел: — Шпаргалка?! И тебе не стыдно?
 Валерий усмехнулся: — А я не просил. Она сама прислала.
 — Так зачем ты взял? Забыл «ЧС»?
 Валерий заколебался. С минуту взгляд его растерянно скользил по классу. Но вот он снова взглянул на Сашу и упрямо тряхнул головой: — Подумаешь! Что тут нечестного. Я же никого не подвожу. Спишу и пошлю дальше.
 Саша молча выхватил у него бумажку и, скомкав, бросил под парту. Валерий вспыхнул.
 — Мни, мни! — протянул он с кривой усмешкой. — Я уже все переписал в тетрадь.
 — Ну, хорошо! — проговорил Саша с расстановкой. — «ЧС» тебе этого не простит.
 — Ха! «ЧС»!.. И не надоели тебе эти игрушки?
 — «ЧС» — игрушки?! — Саша хотел было тут же восстановить справедливость. Но только он нацелился, чтобы незаметно угостить Валерку тумаком, как в классе громко прозвучал голос Пал Палыча: — Ракитин и Ларин, о чем это вы все время переговариваетесь?
 Саша отвернулся.
 — После уроков поговорим, — процедил он сквозь зубы.
 Задачу он все же решил. Теперь пример… Пример оказался нетрудным. Саша сделал его сразу в чистовике к собирался уже сдавать работу, как вдруг сзади послышался голос Наташи: — В последнем примере исправь плюс на минус! Саша быстро обернулся: — Почему?
 — Исправляй! Объясню после.
 «Как же так?..» — Он начал было проверять решение, но вдруг увидел, что Валерка уже собирается сдавать тетрадь учителю.
 «Ну нет! Первым ты не сдашь!» — подумал Саша и, вскочив с места, положил свою работу на учительский стол.
 После звонка он подошел к Наташе: — Почему минус, а не плюс?
 Она тщательно уложила в портфель тетради, не торопясь достала из парты голубенький шарфик и обер-нулась к Саше: — А ты исправил?
 — Нет! С какой статк?.
 — С какой стати!.. — насмешливо протянула Наташа и, подойдя к доске, быстро застучала мелком. — «Смотри! Здесь же знак меняется на обратный.
 В самом деле! Как он этого не заметил! А Наташа вдруг дернула его за пуговицу и звонко рассмеялась: — Эх ты!.. Командор справедливых и честных!
 — Бывший командор! — хихикнул Валерка и присвистнул.
 Саше стало вдруг жарко.
 «Так вот ты как!» — Он сжал кулаки и круто повернулся к Валерке, но, встретив насмешливый взгляд Наташи, молча отошел к доске.
 Машинально пробежал он глазами длинные столбцы цифр. А когда обернулся назад, то увидел через раскрытую дверь класса, что в раздевалке Валерка помогает Наташе надеть шубку. Саша рпять сжал кулаки, но вспомнил насмешку в глазах Наташи, и руки его невольно опустились…
 Саша вздохнул. Ему вспомнился теперь один школьный вечер. Обсуждался вопрос: кем быть? Это было в позапрошлом году. Тогда Саша еще не собирался стать геологом. Он мечтал быть летчиком. Летчиками тогда хотели стать все мальчишки в их классе. Еще бы! Ведь на этом вечере перед ними выступал настоящий летчик.
 Потом летчик уехал, а в зале начались танцы. Сначала танцевали только девочки. Но потом к ним начали присоединяться и мальчишки. И Саша с удивлением заметил, что многие из них танцевали, по-видимому, не в первый раз. Но лучше всех танцевал Валерка. Танцевал он, конечно, почти все время с Наташей, и Саша невольно почувствовал к нему зависть.
 «Когда и где он так научился?..» — недоумевал Саша, глядя на то, как легко и свободно скользил Валерка по блестящему паркету, увлекая за собой тонкую фигурку девочки.
 Саша смотрел на нее, не отрывая глаз. Стройная, как тростинка, она будто плыла по залу, едва касаясь пола носочками туфель. Щеки ее порозовели, кончики кос распушились, а глаза… Глаза ее светились, точно раздуваемые ветром угольки.
 А Саша танцевать не умел. Он отошел к самому дальнему окну и, облокотившись на подоконник, стал издали смотреть на танцующие пары, и тут случилось невероятное. Ее глаза встретились с его глазами. Она улыбнулась ему. Отстранила Валерку. И быстро направилась в его сторону. Огромная радость будто приподняла Сашу над полом. В волнении смотрел он на приближающуюся девочку. Она нравилась ему всегда. Но никогда еще он не видел ее такой красивой, как сейчас, в этом простом синем платье с белым воротничком и маленьких красных туфельках на каблучках.
 Она шла и улыбалась большими серыми глазами, а ему казалось, что улыбается весь класс, вся школа, весь мир!.. Она протянула к нему руки и просто, совсем просто сказала: — Сашка! Чего ты забрался в этот угол? Пойдем танцевать!
 И Саша растерялся. Он невольно посмотрел на свои стоптанные ботинки и тихо произнес: — Так ведь я же… не умею. Наташа взяла его за руку: — Пустяки! Пойдем, я тебя научу, — Нет, что ты!.. — Саша даже попятился от нее. — Как же так, сразу… Разве можно…
 — Ну и сиди тут в углу! — сказала Наташа обидевшись.
 Она повернулась на каблучках и, не оборачиваясь, пошла прочь. И сразу все переменилось: и музыка зазвучала как-то невесело, и зал показался вдруг будничным и тесным, и на душе стало грустно и тоскливо.
 И вот теперь она снова где-то с Валеркой. Им све-тит солнце. Над ними чистое небо. А он…
 Саша с тоской посмотрел на каменные глыбы, загородившие выход из грота. Нет, с ними им не справиться! Ни за что! Этот выход закрылся навсегда. Этот выход… Этот выход.. Но почему он думает только об этом выходе? А нет ли отсюда другого выхода?
 Саша порывисто сел и крепко потер рукой лоб. Как не пришла ему эта мысль прежде? Он живо представил себе длинный темный туннель, по которому они проникли в пещеру. Под их ногами скрипел песок, оставленный подземной рекой, когда-то прорвавшей стену, отделяющую ее от Ваи. Но ведь она текла в ту сторону, откуда они пришли. Саша отчетливо вспомнил, что их путь сюда все время поднимался. Значит, река вытекала из этой пещеры. Но откуда же вода поступала в нее?
 Саша вскочил на неги. Спасительная мысль молнией мелькнула в голове: — Петр Ильич! Из пещеры должен быть другой выход!
 Геолог, до того безучастный ко всему, живо обернулся на голос: — Другой выход?
 — Да! Помните, вы говорили о подземной реке. Она вытекала из этой пещеры. Но ведь она должна была откуда-то и втекать в нее!
 Петр Ильич махнул рукой: — Чепуха! Дыру эту мы, можеть быть, и найдем. Но разве это будет выходом из пещеры? Она нас заведет в такие катакомбы!.. Ведь река начинается с маленьких ручейков.
 Он опять уронил голову на грудь. Но Саша подошел к нему вплотную и быстро, словно боясь потерять какую-то важную мысль, заговорил: — Нет, Петр Ильич! Это не так/ Вспомните… Ведь вы говорили, что подземная река прорвала стену, отделявшую ее от Ваи…
 — Ну и что?
 — Так этот прорыв должен быть где-то выше. Понимаете, выше! Иначе здесь до сих пор была бы вода. Ведь река текла в ту сторону, откуда мы пришли. Тек-ла через пещеру. А теперь здесь сухо. Значит, она прорвала стену не доходя до пещеры.
 С минуту Петр Ильич как будто старался уяснить смысл сказанного. Потом стремительно вскочил на ноги: — В самом деле! Мы все время поднимались вверх. Как я об этом не подумал?! Конечно, прорыв должен быть выше пещеры. И если он не завален…
 Он быстро схватил фонарь и направился вдоль черной стены, внимательно— осматривая каждую впадину. Саша едва поспевал за ним. Луч света выхватывал из темноты все новые и новые участки пещеры. Вот и знакомый каменный трон. Огромная чаша жертвенника. Черный идол, поднимающийся над ней…
 Саша направил луч фонаря кверху. Идол все так же смотрел на них с высоты своего огромного роста.
 И теперь, с одним глазом, был страшнее, чем прежде.
 Они двинулись дальше, метр за метром осматривай черные своды пещеры. Но никакого прохода или хотя бы маленькой узкой щели не было видно в этих мрачных стенах.
 Движения Петра Ильича замедлились. Теперь он еле переставлял ноги, тщательно обшаривая каждую впадину и выступ. Время от временной освещал фонарем и потолок пещеры. Но и там не было видно никакого отверстия.
 Наконец луч света уперся в груду наваленных камней. Они обошли весь грот и снова подошли к обвалу. Петр Ильич разразился проклятьями и, с силой дернув ворот душившей его рубахи, тяжело опустился-на землю. Саша сел неподалеку от него. Смертельная тоска сжала его сердце. Ему вдруг захотелось броситься па эти черные стены, бить в них кулаками и кричать, взывать о помощи…
 Но это продолжалось лишь несколько мгновений. Вскоре он поднялся и вновь принялся осматривать стены пещеры. Должен же где-то быть из нее второй выход. Непременно должен быть!
 Саша снова и снова обдумывал то, что сказал ему геолог о подземной реке. Если он прав, что туннель, который привел их сюда, проделан водой, то должна же ока была откуда-то вливаться в это подземелье! А может быть… Может быть, создатели склепа заделали второе отверстие?..
 Он схватил молоток и начал тщательно выстукивать стены подземелья. Долгое время это не давало никакого результата. И вдруг, неподалеку от страшного идола, когда мальчик потерял уже всякую надежду, его молоток вонзился во что-то вязкое и рыхлое. Он нагнулся к стене и чуть не вскрикнул от радости: под толстым слоем сажи ясно виднелось сухое истлевшее дерево.
 У Саши перехватило дыхание. С минуту он лихорадочно ощупывал руками огромные, плотно сдвинутые бревна, а потом, как одержимый, принялся бить по ним молотком. И ветхое дерево не выдержало. После нескольких ударов молоток Саши провалился в большое зияющее отверстие. Мальчик сунул в него руку, и она не встретила препятствия. Тогда он изо всех сил ударил сапогом по гнилому бревну. Толстая лесина слабо ухнула и медленно повалилась к его ногам. Луч фонарика затерялся во мраке узкого длинного туннеля.
 И тогда Саша крикнул. Крикнул громко, во аесь голос, впервые нарушив тишину подземного кладбища: — Петр Ильич! Сюда! Здесь выход!!
 Через несколько минут они двигались по тесному извилистому коридору. Он казался бесконечным. Луч фонарика то скользил по гладким каменным стенам, то терялся во мраке длинного подземелья. Глаза Саши до боли впивались в темноту. Все в нем напряглось до предела. Дыхание перехватывало от страха и надежды. Неужели и этот проход окажется закрытым?.. Неужели и он упрется в завал?..
 Он пошел еще быстрее. Поворот… Снова поворот… Крутой подъем… Еще поворот… И вдруг сердце мальчика сжалось от радостного предчувствия. Он замедлил шаги и погасил фонарь.
 — Петр Ильич, — погасите свой фонарик!
 Они остановились — и посмотрели вперед.
 — Кажется, свет…
 С минуту они стояли молча, боясь поверить своей догадке.
 Наконец Саша прошептал: — Выход… — И бросился вперед.
 Вскоре фонари были уже не нужны. С каждым поворотом становилось все светлее и светлее. Вот уже ясно обозначились стены туннеля. Потом стал виден покрытый песком пол. И вдруг… Нестерпимо яркий свет ударил им в глаза.
 Саша невольно зажмурился. А когда снова разомкнул веки, то увидел перед собой большую узкую щель, а в верхней части ее — бездонное синее небо. Мальчик подскочил к отверстию и глянул вниз. Он был уверен, что увидит Ваю. Но внизу была не река, а большой овраг, по дну которого бежал многоводный ручей.
 — Петр Ильич! Смотрите! Где же Вая? Геолог подошел к отверстию: — Вая? Она, видимо, осталась левее. Это ее приток. Он обвел глазами высокие каменистые склоны оврага: — А вон и наша подземная река!
 — Где?
 Петр Ильич вытянул вперед руку: — Вон там. Видишь большой камень, у которого Примостилась кривая лиственница?
 Саша посмотрел в указанном направлении. Там, возле сползшей сверху глыбы, из земли вырывался мощный поток. Стремительным каскадом низвергался он вниз, дробясь о камни, усеявшие нижнюю часть склона.
 — Вот оно что!.. — протянул Петр Ильич, осматриваясь по сторонам. — Овраг перерезал подземный поток. Зеперь понятно, почему высохли эти лабиринты.
 Но Саша его уже не слушал. Он видел перед собой воду. Только воду! Можно ли было сейчас думать о чем-нибудь другом? Он прыгнул вниз и, не обращая внимания на крутизну склона, на боль в ноге, на острые камни, катящиеся из-под сапог, помчался к ручью, ко-торый так заманчиво искрился на солнце.
 Вода!.. Что может сравниться с водой для человека, который более суток страдал от жажды! Саша с разбегу бросился животом на землю и припал губами к шумящему потоку.
 Первые минуты он не замечал ничего. Пил, фыркал, как молодой жеребенок, и снова пил. Но когда острая жажда прошла, он вдруг увидел свое отражение в ручье и чуть не вскрикнул: лицо его было совершенно черным. Он провел рукой по щеке и обернулся к подходящему Петру Ильичу. Тот тоже торопился к воде и не обращал внимания на Сашу. Зато Саша не мог отвести теперь от него удивленных глаз. С минуту он молча рассматривал своего спутника, а потом разразился таким хохотом, что Петр Ильич испуганно попятился от него в сторону.
 Лицо геолога было черным от сажи. Черными были и его руки, куртка, воротник рубашки. Черными были даже очки, которые он усиленно протирал обеими руками, стараясь понять, что так развеселило Сашу. Но вскоре и ему стало ясно, в чем дело, и он залился весе-лым смехом.
 А Саша повалился на землю и, положив руки под голову, стал смотреть на облака. И никогда еще небо не казалось ему таким глубоким и синим, а воздух таким чистым и прозрачным. Солнце же так приятно щекотало его горячими лучами, ветерок так ласково теребил его спутанные, давно не чесанные волосы, ручей так весело напевал ему свою бесконечную песенку, что Саша медленно прикрыл глаза и подумал: «Как много говорят и пишут о счастье! Как много спорят о том, что нужно человеку для счастья. А ведь высшее счастье — просто жить на земле…» Тем временем Петр Ильич напился и, немного смыв с лица сажу, подошел к Саше.
 — Чего же ты разлегся? Бежим скорее к реке! Не растащили бы там. звери наши продукты. Я просто умираю с голоду.
 Саша поднялся. Теперь, когда прошло чувство жажды и спало нервное напряжение, не покидавшее его в пещере, он тоже почувствовал нестерпимый голод.
 Они быстро пошли вниз по ручью. Долина его постепенно расширялась, склоны становились положе, а сам ручей — шире и спокойнее. Но идти было трудно. Дно долины было сплошь завалено камнями. Русло ручья, словно нарочно, прижималось то к одному ее склону, то к другому, а перебираться через него стало не так-то просто.
 Но разве это можно было сравнить с пещерой! Саша невольно оглянулся назад и вдруг вспомнил: — Петр Ильич, я не совсем понял, как это овраг перерезал подземный поток?..
 — А помнишь большой источник на другой стороне оврага, под лиственницей?
 — Ну да.
 — Так вот, место выхода этого источника и та щель, из которой мы выбрались, когда-то соединялись подземным туннелем. Представь себе, что между ними проложена труба. А весь этот овраг заполнен землей. Вот так и было, когда вода текла через пещеру. Наш ручей тогда был много выше потока. Но постепенно он все больше углублялся в берег Ваи. Тальвег оврага опускался все ниже и, наконец, достиг подземной. реки…
 — И она вырвалась на волю!
 — Да, поток свернул со своего пути и потек по оврагу. А его прежнее русло, по которому мы с тобой странствовали под землей, пересохло. Но овраг продолжал углубляться. И постепенно место выхода потока оказалось выше тальвега оврага, как и вход в туннель, идущий к пещере.
 — А как же тот, другой вход, по которому мы забрались в пещеру?, — Там произошло то же самое. Но уже не овраг, а Бая перерезала русло потока. Да вон, кстати, и она сама!
 Саша живо посмотрел вперед и увидел широкую гладь реки. И какой же родной и близкой показалась она Саше. На миг у него затуманились глаза и запершило в горле.
 — Вая… — прошептал он чуть слышно. — Вот мы и вернулись к тебе!..
 И река улыбнулась ему всей сверкающей ширью, а в шуме ее вод Саше послышались даже дружеские приветливые нотки.
 Все их имущество оказалось в целости и сохранности. Утолив голод и смыв жирную сажу, они раскинули палатку и, смазав лицо и руки рипудином, повалились на спальные мешки. Теперь можно было отдохнуть. Саша закрыл глаза и с удовольствием вытянул ноги. Через минуту он уже засыпал, но его окликнул Петр Ильич: — Саша…
 — Что?
 — Ты не спишь еще?
 — Нет, а что?
 Петр Ильич немного помолчал, а потом заговорил каким-то — странным, словно простуженным голосом: — Видишь ли, я… В общем, ты извини меня. Там, в пещере, я не совсем вежливо говорил с тобой… Сам понимаешь, какое у меня было состояние…
 — Что вы, Петр Ильич, — перебил его Саша, — я уже и забыл все это.
 — Так ты не сердишься на меня?
 — Нет, нисколько.
 Петр Ильич повернулся на бок, и вскоре в палатке раздался его свистящий храпоток.
 Но Саше уже не спалось.
 «Какой нелепый обычай просить прощенье! — думал он, глядя на спящего геолога. — Извинился — и словно гора с плеч! Но разве это что-нибудь меняет? И разве дело в тех выражениях, какие он допустил в пещере? Просто он стал самим собой. А теперь извиняется…»
 На другой день они поднялись рано. Над рекой еще клубился туман, а трава была почти белой от обильной' утренней росы. С воды тянуло холодком. Солнце скрывалось еще где-то за лесом, и лишь отдельные лучи его несмело прорывались сквозь высокую стену деревьев.
 Саша в нерешительности остановился перед темной, дымящейся водой. Прыгать в нее было страшновато. С минуту он потоптался на мокрой траве и решил было уже отложить на сегодня купанье, но тут же вспомнил насмешливые глаза Андрея Ивановича и, громко ухнув, бросился в воду.
 Речная прохлада смыла последние следы слабости оставшиеся от подземных злоключений. Они казались уже чем-то вроде недавнего жуткого сна. Но когда Саша начал надевать брюки, рука его наткнулась на что-то твердое. Он сунул руку в карман и даже вздрогнул от внезапно нахлынувших воспоминании: рука его нащупала камень, вынутый геологом из глазницы черного идола.
 Саша раскрыл ладонь и невольно вскрикнул от удивления: камень — был… зеленым. Что же это могло значить? Он отчетливо помнил, что глаза идола горели фиолетово-красным огнем. Таким же фиолетово-красным был этот камень и в руке Саши, когда Петр Ильич вынул его из глазницы идола. Может быть, это совсем другой камень? Но нет. Саша отчетливо помнил, что именно такую форму небольшой шестилепестковой розы имел загадочный кристалл. Однако там, в пещере, при свете фонарика, он был зловеще-красным, а теперь в лучах восходящего солнца сверкал всеми своими гранями совершенно прозрачный камень удивительно нежного, изумрудно-зеленого цвета.
 Саша быстро оделся и помчался к палатке. Петр Ильич уже раскрывал банки с консервами, весело насвистывая мотив какой-то знакомой песенки. Саша подал ему камень: — Петр Ильич, смотрите! Глаз-то идола позеленел.
 Но Петра Ильича это нисколько не удивило. Он отложил в сторону нож, неторопливо вытер руки и только после этого взял у Саши зеленую розочку.
 — Так и быть должно, Я еще в пещере догадался, что это александрит.
 — Но почему же он так позеленел, этот александрит? Ведь он был красным. Или он так же меняет окраску, как и синий вивианит?
 Петр Ильич усмехнулся: — Здесь дело несложней. Иди-ка сюда. Он нырнул в палатку и, раскрыв свой спальный мешок, сунул туда руку с александритом.
 — А теперь возьми фонарь и освети его.
 Саша недоуменно пожал плечами, но послушно взял фонарь и, направив луч света в отверстие мешка, заглянул туда сам.
 — Да как же это так? — воскликнул он, поднимая голову. Таинственный камень опять горел ярким фиолетово-красным огнем, точно так же, как горел он в глазнице черного идола.
 Петр Ильич улыбнулся: — Здорово?
 — Ох и здорово! — воскликнул Саша.
 — Это и отличает александрит от других разновид-ностей хризоберилла. Недаром он является драгоценным камнем первого класса. Когда-то за него платили бешеные деньги. Но не только окраской ценится александрит. Все хризобериллы обладают громадной твердостью. По твердости этот минерал уступает только корунду и алмазу. Даже топаз имеет меньшую твердость, чем хризоберилл. Но это еще. не все. — Петр Ильич вышел из палатки и снова взялся за консервы. — В состав хризоберилла входит металл бериллий, обладающий чрезвычайно ценными свойствами. Достаточно сказать, что он в пять раз легче меди и в то же время отличается исключительно высокой прочностью и довольно большой тугоплавкостью. Главная же его ценность заключается в громадной теплопоглощаюшей способности. Каждый килограмм бериллия способен «вобрать» в себя в пятнадцать раз больше тепла, чем такой тугоплавкий металл, как, например, платина. Вот почему этот элемент является наиболее'возможным материалом для корпусов и теплопоглощающих экранов космических кораблей…
 — Космических кораблей!.. — воскликнул Саша, бросая ложку и снова протягивая руку к александриту. — Вот здорово!
 Чудесный камень, только что горевший фиолетово-красным огнем, а затем вновь вспыхнувший ярким зеленым пламенем, приобрел вдруг для него совершенно иной смысл. И перед глазами мальчика была уже не глухая тайга, а обширное, залитое огнями поле космодрома, на котором высилась сверкающая громада ракеты…
 Космический корабль Саши готов ринуться навстречу звездам. Последние секунды остались до старта гигантского звездолета… В едином вздохе замерли тысячи людей. В едином порыве устремились их глаза к освещенным иллюминаторам корабля. В едином восторге забились сердца, переполненные гордостью за смелых сынов Земли, отправляющихся в бескрайние просторы космоса. Последние секунды… Последний взгляд на огни родной планеты, и он решительно подходит к пульту управления. Прощай, Земля!.. Теперь глаза его устремлены туда, где горит далекая зеленая звезда. Туда, куда помчит его могучий космический корабль-Саша мечтательно улыбнулся. Эта картина вставала передним уже много раз. Но сегодня он впервые словно прикоснулся к своей заветной дерзкой мечте. Ведь а руках его был камень, содержащий крупицу металла, который, быть может, очень скоро понесет людей к звездам…
 Но Петр Ильич вернул его на землю.
 — И чего это ты ложку-то бросил? — спросил он размечтавшегося мальчика. — Мы не в гостях! Быстрее по-ворачивайся.
 Саша послушно взял ложку.
 — А этот… хризоберилл, он всегда встречается в виде таких красивых кристаллов? — спросил он.
 — Да, это его обычная форма нахождения в природе. Но. это не кристалл.
 — — Как не кристалл? Что же это такое?
 — Это так называемый тройник, закономерное срастание трех кристаллов. Видишь ли, в чем дело… Кристаллы хризоберилла имеют форму уплощенных табличек, несколько вытянутых в одном направлении. Но при образовании они, как правило, срастаются по три, вернее, прорастают друг через друга, образуя такие вот шестилепестковые розочки.
 — И часто они встречаются?
 — Нет, к сожалению, хризоберилл — минерал очень редкий. Поэтому сырьем для получения бериллия служат другие бериллиевые минералы. Но мы с тобой заболтались, Саша. Солнце, смотри, уже как высоко! Доедай скорее и убери посуду. Мы уж и так засиделись на этой стоянке.
 Вскоре они снова взялись за шесты. Солнце поднялось уже над лесом, но на воде было по-прежнему прохладно. Туман почти рассеялся. Река заискрилась миллионами золотистых огней. Живительная свежесть утра, казалось, проникала в каждую клеточку тела, делая его легким, гибким и сильным, а чистый утренний воз«дух будто звенел при каждом взмахе тяжелого шеста.
 Плот шел. быстро. Руки Саши двигались в точном стремительном ритме. Все в нем будто пело. Он забыл обо всем на свете. Он видел лишь сверкающие росой берега и спокойную гладь реки. Мысли его были светлыми и радостными. А в голове невольно рождались стройные рифмы.
 И когда эти рифмы сложились в звучные поющие стихи, Саша отложил шест, вынул из кармана небольшую тетрадку и стал быстро заносить их на бумагу. И вот уже на страницах тетради встало яркое солнце и заклубился седой туман, и вспыхнула огнями таежная река, и зазвенел упругий утренний воздух… Но что это? Какая-то тень упала вдруг на быстрые строки, и в то же мгновение Саша почувствовал, что ему смотрят через плечо. Он быстро захлопнул тетрадь. Но поздно…
 — Да ты, оказывается, и стихи пишешь!.. — протянул Петр Ильич.
 Саша покраснел.
 — Нет… Это просто так…
 Он никому не показывал своих стихов. О них не знали ни в школе, ни дома. Только Андрею Ивановичу дал он однажды почитать кое-что. И то лишь после того, как тот сам познакомил его со стихами своей юности. Петру Ильичу он никогда бы не показал этой тетради. Саша знал, что тот будет смеяться над ним. Но если раньше Саша прислушивался к замечаниям аспиранта, то теперь многое изменилось, и смех Петра Ильича не только смутил его, но и вызвал в нем бурный протест.
 — А если бы даже это были стихи, — сказал он, глядя прямо в глаза аспиранту, — что в этом смешного?
 — Да эго же чепуха! Понимаешь, чепуха! Какой геолог занимается такой мутью?
 Саша хотел было возразить, сославшись на Андрея Ивановича, но внезапный сильный толчок сбил его с ног и повалил на груду мешков и ящиков, сложенных на середине плота. Саша невольно чертыхнулся и, встав на ноги, огляделся по сторонам. Прямо у его ног отчаянно барахтался Петр Ильич, запутавшийся в ремнях рюкзаков. Плот стоял неподвижно. Рядом тянулась длинная песчаная коса. За ней зеленела громада левого берега. Крутой склон его обрывался здесь почти к самой воде и густо порос молодым ельником. Противо-положный берег был, напротив, низким и пологим. Небольшая пойменная терраса словно отодвигала коренной склон21 его, темнеющий высокими голыми скалами, и оттого долина Ваи казалась здесь шире и светлее.
 Саша помог геологу встать: — На мель, кажется, сели, — Вижу, — буркнул тот, растирая ушибленное плечо, — А все-твои стихи! Теперь видишь, что все это значит?
 Саша не ответил. Быстро сбросив сапоги и закатав штаны выше колен, он прыгнул в воду и попытался столкнуть плот по течению. Но не тут-то было! Мель держала его крепко.
 — Подожди, я оттолкнусь! — крикнул Петр Ильич, беря в руки шест.
 Но не помогло и это. Плот будто прирос ко дну. Пришлось и геологу снимать сапоги.
 — Вот засели! — проворчал он, прыгая в воду и становясь рядом с Сашей. Но плот не сдвинулся.
 — Может, разгрузить его? — предложил Саша и посмотрел по сторонам. Взгляд его невольно задержался на песчаной косе. На поверхности ее местами вспыхивали маленькие красные огоньки. Длинная отмель словно подсвечивалась изнутри множеством крохотных елочных фонариков.
 Глаза Саши загорелись любопытством, — Петр Ильич! Смотрите. Что это там так блестит? Геолог поднял голову.
 — Любопытно! — Он протер очки и пригладил рассыпавшиеся волосы, — Пойдем-ка посмотрим, что это за камешки.
 — А плот?..
 — Что плот! — Петр Ильич раздраженно махнул рукой. — Плот застрял навеки! Его теперь надо вагами стаскивать.
 Он досадливо сплюнул и, подвернув повыше брюки, зашлепал к песчаной отмели. Но Саша опередил его. В несколько больших прыжков, подняв фонтаны брызг, он первым подскочил к косе и, набрав в пригоршню леску, закричал: — Гранаты! Петр Ильич, здесь все усыпано гранатами! Точно такими, как вы показывали мне в музее.
 Геолог выбрался из воды и молча склонился над отмелью. Чистый речной песок ее был действительно переполнен блестящими, почти прозрачными многогран-личками, окрашенными в приятный буровато-красный цвет, Петр Ильич поднял несколько кристалликов и, вынув из кармана лупу, начал внимательно их рассматривать. Саша затаил дыхание.
 — Ну что, гранаты? — не вытерпел он долгого молчания геолога.
 Петр Ильич покачал головой: — Едва ли…
 Он поднял еще несколько красных кристалликов и снова приставил к глазам лупу. Наконец он спрятал ее в карман и торжественно произнес: — Ты знаешь, что это такое? Это кристаллы гельви-иа, одного из ценнейших минералов пегматитовых жил, Саша внимательно посмотрел на лежащие в его ладони красиво ограненные камешки.
 — Но они ничем не отличаются от кристаллов граната…
 — Да, по своим физическим свойствам гельвин действительно очень похож на гранат. Он также, как видишь, встречается в виде отдельных кристаллов, имеет примерно такую же твердость, цвет, блеск, излом. Одинаковы и их удельные веса. Но кристаллическая структура их не однотипна. Поэтому гельвин имеет несколько иную огранку кристаллов, хотя заметить это не так просто. Что же касается их внутреннего строения и химического состава, то здесь нет ничего общею.: В этом отношении наш красный камень, пожалуй, более всего, подобен синему лазуриту…
 — Тому, что мы нашли в мраморном овраге?
 — Вот-вот! Только вместо натрия и алюминия в состав гельвина входят марганец и бериллий.
 — Бериллий?! Но ведь этих кристалликов здесь полным-полно!
 —  — Да, гельвин нередко образует значительные скопления, имеющие промышленный интерес.
 — Значит, это бериллиевая руда? Петр Ильич усмехнулся: — — Ну, если тебе так больше нравится, то можно назвать его и рудой.
 — А еще какие минералы служат бериллиевой ру-дои?
 — Чаще всего и в наиболее значительных количествах в природе встречается силикат бериллия — берилл. Люди, не знакомые с геологией, знают главным образом его разновидность — изумруд. Сравнительно. часто встречается и другой силикат бериллия — фенакит…
 — Фенакит? Это тот минерал-обманщик, который теряет на свету окраску?
 — Ты его знаешь?
 — Мне рассказывал о нем Андрей Иванович. Когда он, еще студентом, был на производственной практике, ему попались на одном руднике красивые кристаллы какого-то неизвестного минерала. Они были окрашены в чудесный янтарно-желтый цвет и искрились на солнце, как снежинки в лунную ночь. Он, конечно, набрал этих кристаллов, а когда пришел домой…
 — То увидел, что они стали совершенно бесцветны-. ми, как простые стекляшки. Так?
 Саша с удивлением посмотрел на Петра Ильича: — Да… А у вас тоже был такой случай? Геолог рассмеялся: — Нет, у меня такого случая не было. Но я знаю, что фенакит почти мгновенно обесцвечивается на свету. Впрочем, обманщиком его называют не потому, — А почему же?
 — Название свое он получил за то, что его очень трудно отличить от кварца. Он имеет почти такие же, как кварц, твердость, блеск, характер излома, так же, как и кварц» не растворяется в кислотах и не плавится паяльной трубкой. На поверхности земли он так же, как кварц, обычно бесцветен и прозрачен. Но в момент добычи некоторые его разновидности действительно бывают окрашены в нежные тона винно-желтого или розового цвета. Вообще, надо сказать, что среди берил— лиевых минералов немало прекрасных самоцветов. Это и король зеленых камней — изумруд, и несказанно прекрасный минерал цвета морской волны — аквамарин, и изумительный, очерь редкий, но исключительно красивый голубой камень эвклаз.
 Все эти минералы были известны людям с незапамятных времен. Ими восторгались, перед ними преклонялись, из-за них вели бесчисленные войны, но никому и в голову не приходило, что в состав всех этих камней входит замечательный металл, ценность которого неизмеримо выше, чем ценность любого самоцвета.
 — Петр Ильич, как же попали эти кристаллики гельвина в речной песок?
 — Э-э! Вот это-то самое интересное! Ты обрати внимание на то, что они почти совершенно не окатаны. Зна-чит, река где-то совсем близко размывает коренное месторождение гельвина. Я не сомневаюсь в том, что и этот камень, — Петр Ильич подбросил на ладони яркий александрит, — найден где-то здесь, в долине Ваи. Вот о каких богатствах шла речь в древних легендах, и я уверен…
 Но в чем был уверен геолог, Саша так и не узнал, ибо в следующее мгновение Петр Ильич вскочил, как ошпаренный, и закричал испуганным голосом: — Саша! Плот. ..
 Саша быстро обернулся и тоже не мог сдержать испуганного возгласа. Там, где только что темнела громада их плота, теперь свободно струились чистые воды Ваи. Оба путешественника, как по команде, посмотрели вдоль реки. Вздох облегчения вырвался из груди Саши. Плот медленно плыл по течению метрах в трехстах от злополучной косы.
 — Бежим! — воскликнул Саша и первым бросился в воду. Но бежать по воде было не так просто. Сразу же за перекатом река становилась глубокой, а сильное течение валило мальчика с ног. Тогда он повернул к берегу и вскоре выбрался на низкую песчаную отмель.
 — Скорее, Петр Ильич, скорее! — торопил он геолога, на ходу отжимая мокрые брюки.
 Через минуту оба они мчались по ровному, густо заросшему травой берегу. Плот плыл медленно. До него оставалось уже не более ста метров, когда путь им преградил маленький ручеек. Ручеек пустяшный. Саша, не останавливаясь, перепрыгнул через него и уже начал огибать густые заросли кустарника, подступающие почти к самой воде, как вдруг из-за них послышалось глухое рычанье, раздался сильный треск, а в следующее мгновение кусты с шумом раздвинулись и… громадный медведь поднялся во весь рост перед глазами пораженного мальчика.
 Саша замер. Свирепый зверь повел из стороны в сторону огромной тупорылой мордой, шумно втянул ноздрями воздух и вдруг медленно, но решительно двинулся навстречу людям. Косматая шерсть встала на нем дыбом. Глаза загорелись яростным огнем. А шумное клокочущее дыхание, вылетавшее из полураскрытой пасти, перешло в глухой грозный рев.
 Саша похолодел. Острое, ни с чём не сравнимое чувство страха молнией пронзило его мозг. Он невольно попятился назад и в то же мгновение услышал за своей спиной быстро удаляющийся топот. Мальчик обернулся и увидел, что Петр Ильич со всех ног мчится обратно к перекату, стараясь почему-то держаться подальше от берега.
 Саша снова глянул на медведя. Зверь был уже совсем рядом. Раздумывать было некогда. Сознание страшной опасности словно подбросило мальчика над землей. В два прыжка взлетел он на пригорок и, точно ветер, ринулся вслед за геологом. Злобное рычание зверя, раздававшееся за спиной, подстегивало его, как удары кнута. Оно будто ввинчивалось в его мозг, не давая ни на минуту опомниться и подумать о чем-либо другом. Единственное, что смог сообразить Саша, это то, что им не следует бежать в одном направлении, и, так как Петр Ильич по-прежнему удалялся от берега в сторону темных утесов, он снова спустился ближе к воде.
 Но зверь, видимо, не собирался оставить их в покое. Рев его становился все громче и яростнее. Саше показалось даже, что он уже слышит за спиной его горячее дыхание и тяжелый топот огромных когтистых лап. Он помчался еще быстрее, но в это время нога его зацепилась за корягу, и он с размаху полетел в густую траву.
 На миг сердце мальчика остановилось от страха. Но в следующее мгновение он снова вскочил на ноги и оглянулся назад. Медведь был, оказывается, далеко. Он как будто не торопился догнать беглецов, но и не прекращал преследования, быстро ковыляя вдоль берега и оглашая воздух грозным ревом.
 Саша перевел дыхание. Взгляд его скользнул по во-де и вдруг остановился на знакомой косе, поблескивающей красными гельвиновыми огоньками. Сердце мальчика снова упало. Тут только он вспомнил, что их плот унесло течением. Саша быстро взглянул вниз по реке. Но поверхность ее была пустынной. Плот, по-видимому, уже скрылся за поворотом.
 Что же делать?.. Медведь приближался. Петр Ильич почти скрылся из виду. А плот?.. Плот может уплыть так далеко, что его нельзя будет и догнать. Саша посмотрел на противоположный берег. А что, если перебраться через реку? Он не знал, плавают медведи или нет. Но другого выхода не было. И Саша, не раздумывая, бросился в воду.
 Река была здесь не глубокой. Саша без труда пересек ее и вскоре выбрался на другой берег. Глаза его сейчас же отыскали медведя. Тот остановился и, казалось, с удивлением смотрел на человека, почему-то решившего переправиться через широкую реку. К воде он не подходил. Тогда Саша вскарабкался по склону и быстро отжал намокшие брюки и рубашку.
 «Теперь к плоту!» — скомандовал он себе и снова помчался по берегу. Но бежать было трудно. Берег оказался крутым и неровным. К тому же он густо зарос молодыми елями и пихтами. Ноги Саши скользили по мшистой земле. Одежда цеплялась за сучья. А глаза непрерывно следили за зверем, оставшимся по ту сторону реки.
 Между тем медведь постоял на месте, покрутил головой, медленно повернулся и заковылял по берегу, не отставая от Саши, но и не собираясь, видимо, перебираться через реку.
 Саша замедлил шаги. Медведь тоже как будто заковылял медленнее. Саша пустился бегом. Медведь тоже затрусил быстрее. И вдруг остановился. Рычание его стало глуше и мягче. А в голосе послышались даже странные нотки нежности.
 Саша невольно приостановился и посмотрел через реку. Жесткие, окаменевшие от напряжения черты лица его вдруг смягчились и расплылись в улыбке. Там, на противоположном берегу, из-за большого куста, росшего почти у самой воды, выскользнули два маленьких пушистых комочка и быстро покатились навстречу медведю.
 «Вот оно что! — подумал Саша. — Это медведица с медвежатами! Теперь понятно, почему она так настойчиво преследовала нас».
 Саша не раз слышал, что медведь избегает встречи с человеком, но если набрести на медведицу с медвежатами, то можно жестоко поплатиться. Впрочем, на этот раз медведица была, по-видимому, и сама изрядно напугана, увидев двух бегущих прямо на нее людей. Недаром она ограничилась лишь тем, что отогнала их от своего выводка.
 Между тем медвежья семейка скрылась в густых прибрежных зарослях, и обычная тишина воцарилась над таежной рекой. Саша облегченно вздохнул и, спустившись ближе к воде, побежал за уплывшим плотом.
 Догнал он его лишь за третьим поворотом. Их плот, к которому Саша так привык за неделю плавания, который был их домом, складом, лабораторией, от которого зависело все благополучие их путешествия, спокойно плыл по середине реки, будто управляемый чьими-то сильными опытными руками.
 Саша вновь, не раздеваясь, бросился в воду и вскоре настиг упрямого беглеца. Потом он подчалил его к берегу, закрепил за большой камень и только тогда смог наконец подумать о судьбе своего спутника.
 Петр Ильич остался где-то далеко за перекатом и, может быть, до сих пор еще бежал от зверя, не зная, что тот давно уже их не преследует. Как сообщить ему об этом? Кричать? Слишком далеко. Догонять на плоту? Бессмысленно. Против течения плот плыл очень медленно, К тому же Саша совершенно выбился из сил. — А что бели выстрелить из ружья? Конечно! Услышав выстрел, Петр Ильич сразу же догадается, что Саша добрался до плота, и пойдет на звук выстрела.
 Мальчик взял ружье и выстрелил. Подумал немного и выстрелил еще раз. Только после этого он переоделся, разжег костер и, развесив на кустах мокрую одежду, прилег на мягкую траву.
 Прошло с полчаса. Саша напряженно вслушивался, ожидая шагов или голоса геолога. Но было тихо. Мальчик забеспокоился. Он встал на ноги и громко крикнул. Ответа не последовало.
 «— Неужели с ним что-нибудь случилась?.. — произнес он в большой тревоге и после минутного раздумья решил плыть к перекату.
 Все тело у него болело. Ноги казались чугунными. Только теперь, после небольшого отдыха, ощутил он по-настоящему огромную усталость, вызванную неожиданным состязанием с рекой и свирепой медведицей. Хотелось снова повалиться на траву, вытянуть ноги и лежать, лежать, ни о чем не думая, наслаждаясь отдыхом и тишиной, нарушаемой лишь мирным потрескиванием костра. Но Петр Ильич не подавал никаких признаков жизни. А что, если с ним и в самом деле что-нибудь случилось?
 Саша — решительно затоптал костер, собрал одежду, отвязал плот и погнал его вверх по реке. Глаза мальчика внимательно обшаривали оба берега. Бот тот-куст, из-за которого выскочили медвежата. А вот и коса с гельвином! Где же Петр Ильич?
 Саша перевалил через перекат и снова подчалил плот к берегу. Плыть дальше было рискованно. Геолог мог остаться ниже по течению. Что же делать?
 Саша с минуту подумал, перезарядил ружье и снова выстрелил. И тут со стороны огромных голых скал, возвышавшихся на правом берегу, послышался как будто слабый человеческий голос. Саша крикнул. В ответ снова раздался тихий, приглушенный звук, напоминающий человеческий голос. Саша внимательнее вгляделся в темные утесы. До них было совсем недалеко. Но звуки были слабые-слабые, и доносились они как будто из-под земли.
 Что-то тут не так! Он укрепил плот и, взяв на вся-кий случай ружье, выскочил на берег. Мрачные, поднимающиеся высоко к небу утесы казались развали— нами какой-то огромной древней крепости. Саша подошел к ним почти вплотную и крикнул: — Петр Ильич!!
 — Э-е-сь!.. — послышалось снова откуда-то из-под земли.
 Саша огляделся по сторонам. Нигде никого не было. Тогда он снял с плеча ружье и пошел на звук загадочного голоса. Под ногами его резко поскрипывала каменистая осыпь. Утесы, казалось, насторожились в ожидании чего-то недоброго. Саша невольно замедлил шаги.
 — Петр Ильич! — крикнул он еще раз, почему-то оглядываясь назад и понижая голос.
 — Э-е-сь! — снова донеслось до Саши, и в то же мгновение он чуть не наступил на огромное пятно густой застывшей крови. Мальчик вздрогнул и в ужасе отдернул ногу. Свежая, чуть запекшаяся кровь широко растеклась по каменистой почве, а отдельные брызги ее виднелись даже на соседних скалах.
 — Петр Ильич! — закричал Саша голосом, полным отчаянья и ужаса.
 — Здесь! — глухо, но на этот раз отчетливо раздалось у самых его ног.
 Мальчик начал лихорадочно обшаривать глазами землю, ожидая увидеть окровавленное тело геолога. Но кругом были лишь серые, забрызганные кровью камни. А откуда-то из-под земли снова и снова доносился глухой могильный голос.. .
 Сашу охватил ужас. Он судорожно сжал в руках ружье и в то же мгновение увидел огромную черную тень, стремительно пронесшуюся у него над головой…


 Глава одиннадцатая ЛУННАЯ СОНАТА

 Яркий луч утреннего солнца прорвался сквозь густую крону кедра, стремительно промчался по ветвям и, поиграв с повисшими на них капельками росы, упал на осунувшееся лицо Наташи. Она медленно открыла глаза. Начинался четвертый день утомительного пути к лагерю.
 Утро едва занималось. Густым туманом дымилась широкая гладь реки. Седой от росы была трава на берегах. А в воздухе веял еще тот легкий бодрящий ветерок, которым почти всегда сопровождается рождение нового дня.
 Девушка зябко поежилась. Утренний холодок давно уже прогнал сон. Но вставать не хотелось. Кружилась голова. Мучительно ныло под ложечкой. Болели натруженные ноги.
 Наташа вздохнула. Уже три дня прошло с тех пор, как взбунтовавшиеся воды Ваи лишили их плота, Вместе с ним река унесла все запасы продовольствия, палатку, спальные мешки, топоры, ружье Валерия, патроны и отобранные образцы минералов и пород. В первую минуту Наташа даже не осознала всей глубины случившегося несчастья. Ей было только страшно. И даже не страшно, а мучительно стыдно перед Андреем Ивановичем за то, что они не выполнили его приказа и тем сорвали дальнейшую работу экспедиции. Она заранее представляла, как он посмотрит на них, когда узнает о случившемся, что скажет им…
 Но то, что произошло в действительности, было в тысячу раз хуже. Андрей Иванович выслушал их сбивчивый рассказ о гибели плота, не произнеся ни слова. Ни единого слова! Он даже не взглянул на них. Молча сел на камень, к которому был когда-то привязан плот, молча стал смотреть в мутные воды реки.
 Так прошло несколько долгих минут. Невозможно передать, что происходило в это время в душе Наташи. Она презирала себя за то, что так глупо, так легкомысленно вела себя в этот день. И в довершение ко всему Валерий начал оправдываться: — Андрей Иванович, мы не виноваты… Честное слово… Мы просто не думали…
 Наташа вся съежилась от стыда, слушая этот жалкий приниженный лепет, Андрей Иванович не проронил ни звука. '' Через минуту Валерий затянул опять: — Разве мы думали, что эта река…
 И тут Наташа пе выдержала: — Перестань! Слышишь! Как тебе не стыдно?! Тогда геолог поднялся. Лицо его было совершенно спокойным.
 — Выкладывайте содержимое ваших мешков!
 Они поспешно, как нашкодившие дети, начали выбрасывать из рюкзаков свои вещи. Андрей Иванович вытряхнул и свой мешок.
 — Продукты кладите отдельно, вот сюда.
 Они молча отобрали пакеты с продовольствием. Его оказалось слишком мало: с килограмм сухарей, две банки консервов, немного сахара, кулек конфет и несколько плиток шоколада. В эту же кучу Андрей Иванович бросил двух только что убитых им куропаток. Он тщательно пересчитал все сухари, кусочки сахара и нахмурился.
 — Н-да, не густо… Совсем не густо!
 После этого он приступил к беспощадному перетряхиванию ребячьего багажа. В сторону было отбро-шено все лишнее: запасное белье, книги, печатки мыла, коробки с зубным порошком и тому подобное. Продукты и самые необходимые вещи Андрей Иванович разделил на три части и сам тщательно уложил по рюкзакам.
 — А теперь, — сказал он твердо, — переправимся на левый берег, и в путь, к лагерю.
 С тех пор прошло три дня. С утра до вечера, с небольшими остановками на отдых, шли они вдоль берега реки. Идти было трудно. Густая высокая трава сильно затрудняла движение. Особенно тяжело было по утрам. Одежда промокала от росы насквозь. В сапогах хлюпала вода.
 Но вот вставало солнце. Трава подсыхала. И по лицам начинал струиться пот. Он заливал шею, спи-ну, грудь. Одежда прилипала к телу. А несметные полчища мошкары накидывались, подобно обжигающей туче. И все это время — и утром, и в полдень» и вечером — ни на минуту не затихающее чувство голода.
 Шли молча. Только Валерий время от времени пытался заговорить с Наташей. Но она ограничивалась лишь односложными ответами. Щеки ее до сих пор пылали при воспоминании о том, что сказал он ей в тот ужасный момент, когда они обнаружили исчезновение илота.
 Зато теперь она все чаще вспоминала Сашу. Но эти воспоминания были не менее мучительны. Теперь-то Наташа знала, в чем она виновата перед ним. В ее памяти снова и снова возникал разговор с Андреем Ивановичем там, у лабрадоровой жилы, где она впервые ясно поняла, что не имеет права даже на то, чтобы Саша вспоминал о ней в будущем.
 А ведь было время, когда их связывала большая хорошая дружба.
 Наташа потянулась на мягкой пихтовой постели, заботливо приготовленной с вечера Андреем Ивановичем, и мысли ее, помимо воли, унеслись в прошлое.
 Однажды мать Наташи положили в больницу. А на другой день заболела и ее сестренка. Сколько забот свалилось на ее плечи! Нужно было сходить на базар, в булочную, в аптеку, истопить печь, приготовить обед. Наташа в растерянности металась по комнате, не зная, с чего начать, а больная Милка капризничала и принималась реветь всякий раз, как только Наташа бралась за пальто.
 Вдруг в дверь постучались.
 — Да! — крикнула она, не поднимаясь от печки, в которой никак не разгорались дрова.
 Но в комнату никто не входил.
 — Ну, кто еще там?.. — спросила она с досадой и пошла открывать дверь. В прихожей стоял Саша. Красный от смущения, он комкал в руках шапку, в нерешительности переми-наясь с ноги на ногу.
 — А я шел мимо… И думаю… Может, тебе помочь чем-нибудь?
 Наташа смутилась.
 — Нет, зачем же? У меня все хорошо… Вот только печка не горит.
 — Так я сейчас! — обрадовался Саша. Он окинул пальто и бросился прямо к печке, словно только за этим сюда и явился.
 — А у тебя других дров нет? — спросил он через минуту.
 — Есть в сарае. Да вот она, — Наташа кивнула на Милку, — не дает и шагу сделать из комнаты.
 Саша тотчас же сорвался с места и, не одеваясь, помчался в сарай. Вскоре в печи загудело пламя. Саша поднялся.
 — Может, сходить куда-нибудь надо? В аптеку или…
 — Ну, что ты! Я сама сейчас сбегаю, — возразила Наташа. Но Милка, услышав ее слова, разразилась таким ревом, что ей пришлось сразу же отказаться от своего намерения.
 — Вот так все время, — сказала Наташа смущенно. — Если тебе в самом деле не трудно, Саша, сходи, пожалуйста, в аптеку да по пути купи хлеба в булочной.
 — Может, и на базаре чего-нибудь надо? — спросил Саша, надевая пальто.
 — Так это же очень далеко…
 — Ерунда! Я мигом! А тебя она разве отпустит? — подмигнул он притихшей Милке.
 Та посмотрела на него заплаканными глазенками и решительно тряхнула головой: — Не пуссу!
 — Ну, вот видишь! — рассмеялся Саша. — А мне все равно делать нечего.
 Наташа с минуту постояла в нерешительности. Потом взяла лежащую на столе сумку и подала ее Саше.
 — Ну, сходи уж и на базар. Купи картошки и немного мяса. Деньги в сумке.
 Саша схватил шапку, и через минуту Наташа увидела в окно, как он стремительно выбежал за ворота.
 А когда час спустя она стала угощать его чаем, Саша снова покраснел и попятился к двери.
 — Да нет… Спасибо. Я же на одну минуту… Потом ей представился шумный, залитый огнями каток. Она вспомнила, как пришла на него в первый раз. Довольная и радостная, с новыми коньками под мышкой, она почти бежала туда, торопясь поскорее Помчаться по ровному блестящему льду. Еще издали она слышала музыку и веселый ребячий гомон.
 Как нетерпелось ей. влиться в эту пеструю хохочу-шую толпу! Но как только она ступила на скользкий дед, сразу же начались несчастья. Ноги ее разъезжались в разные стороны. Коньки почему-то заваливались набок. А тело стало словно чужим.
 Не успела Наташа сделать и нескольких шагов, как ноги подогнулись, и она упала на лед. И, как назло, поблизости оказалась целая толпа ребят из их школы. Дружным смехом приветствовали они ее ледовое крещение.
 Но Наташе было не до смеха. Чуть не плача от боли и досады, добралась она кое-как до скамеечки в дальнем углу катка и, сев на нее, стала с завистью смотреть, как легко и свободно скользили по льду ее сверстники. Ее уже не радовала ни музыка, ни цветные гирлянды лампочек, освещающих ровное сверкающее поле. Занятая мыслями о том, как бы добраться до раздевалки и незаметно уйти с катка, она не увидела, как к ней подъехал Саша.
 — Вот ты куда запряталась! Еле разыскал… Наташа молчала. Саша присел к ней на скамейку.
 — Да чего ты такая грустная? Может, ушиблась? Наташа покачала головой.
 — — Так в чем же дело? Поехали!
 — Ничего у меня. не получается! А они смеются… Наташа готова была заплакать.
 — Зачем же ты сразу поехала на середину? Чу-дилка!.. Надо сначала научиться стоять на коньках. Вот здесь это будет лучше всего. Вставай!
 Наташа нерешительно поднялась.
 — Да не бойся! Все так начинают. — Он осторожно взял ее за руку. — Вот, смотри…
 Через неделю она уже почти свободно скользила по льду, опираясь на руку своего терпеливого учителя. А в последнюю зиму… В последнюю зиму он ни разу не пошел с ней на каток. И теперь она понимала, по-чему…
 Мысли Наташи были прерваны голосом Андрея Ивановича.
 — Не спишь?.. — спросил он негромко, подходя к ней. — Вставай, Наташа. Пора идти.
 Она с трудом поднялась с душистой постели и спустилась к реке.
 На завтрак Андрей Иванович роздал всем по одному сухарю и маленькому кусочку сахара. Это только раздразнило аппетит. На впереди было еще много дней пути. А в ружье геолога был один-единственный патрон.
 Вскоре маленький отряд двинулся вдоль берега. Шли по-прежнему молча, обходя колючие кусты шиповника и широкие болотистые мочажины. Слева все так же искрилась на солнце река. Справа поднималась высокая стена леса. Но теперь их ничто не радовало. Жестокий голод вытеснил все мысли и желания.
 Во второй половине дня утомленные путники подошли к небольшой, сплошь заросшей молодым зеленым пихтачом возвышенности. Эта невысокая вытянутая гряда, перегородившая пойму Ваи, привлекла внимание Андрея Ивановича. Он сбросил с плеч рюкзак и, вынув из-за пояса молоток, начал осматривать ее склоны.
 — Это, по-видимому, останец, — проговорил он задумчиво. — Вы посидите тут. А я покопаюсь в нем немного.
 Наташа, не снимая рюкзака, привалилась спиной к крутому склону горки.
 — Как вы ее назвали, Андрей Иванович?.. — — спросила она слабым голосом.
 —  — Останец, — повторил Андрей Иванович, рассекая молотком плотную дерновину. — Так мы называем небольшие участки коренных пород, сохранившихся от разрушения. В данном случае это, по-видимому, часть какой-то жилы, оставшейся от размыва.
 Наташа закрыла глаза. Голова ее кружилась, и она с трудом понимала объяснения Андрея Ивановича. Полуденный зной нагонял дремоту. Мысли текли вяло, были бесформенными, непослушными.
 Голова Наташи медленно склонилась к земле. Но вместо грубой жесткой почвы щека ее коснулась чего-то необыкновенно мягкого, словно чьи-то заботливые руки подложили ей иод голову маленькую пуховую подушечку.
 «Так, наверное, бывает всегда, когда сильно кру-жится голова..» — пронеслось в ее затуманенном сознании. Но это продолжалось недолго. Через минуту Наташа почувствовала, что мягкая подстилка как будто колышется у нее под щекой. Она насторожилась. На миг ей показалось, что она лежит на шкурке какого-то зверька. Девушка инстинктивно отпрянула и посмотрела на то место, где только что покоилась ее голова. Там было небольшое углубление, заполненное тонкими мягкими волосками, смятыми в нежный пушистый войлок дымчатого цвета. Даже с виду он напоминал спутанную шерстку какого-то зверька. Необычным был только блеск.
 — Андрей Иванович! — воскликнула Наташа, отодвигаясь в сторону. — Идите-ка сюда! Что это та-кое?
 Из высокой травы показалось заспанное лицо Валерия. Не вставая с места, он мельком глянул на пригорок, где лежала Наташа, и позевывая произнес:
 — Это вещь известная! Техническая вата. Я видел ее не раз. В прошлом году на нашем чердаке ею трубы изолировали. Папан говорит, что ее изготовляют…
 — При чем тут техническая вата? — перебила его Наташа. — Кто ее сюда завезет?
 Валерий потянулся: — Да!.. Я забыл, что мы у черта на куличках. Тогда шерсть какая-то.
 К ним подошел Андрей Иванович.
 — Что вы тут нашли?
 Наташа показала ему на углубление в склоне горки.
 — Смотрите, Андрей Иванович! Как кроличий пух… Геолог нагнулся к земле и взял в руки щепотку дымчатого войлока. С минуту он рассматривал его, потер между пальцами и медленно, растягивая слова, произнес: — Какая прелесть!.. Никогда я не видел ничего подобного. Это интереснейший минерал, друзья.
 — Минерал?! — воскликнули Валерий и Наташа в один голос.
 — Да. Вы возьмите его в руки.
 Наташа — нерешительно взяла щепотку странного минерала. Он был мягче любого пуха и состоял из таких тонких волосков, что их едва можно было рассмотреть простым глазом. Они дрожали от малейшего колебания воздуха и переливались на солнце всеми цветами радуги. Наташа тихонько дунула на них, и щепотка необычной ваты засверкала в ее руках тыся-чами разноцветных искр.
 Андрей Иванович с улыбкой смотрел на восхищенное лицо девушки: — Такого пуха не имеет ни одно живое существо. А вот неживая природа создала немало подобных диковинок.
 Он опустился на колени и, осторожно сняв руками верхний примятый Наташей слой, склонился над открывшейся пустотной.
 — Посмотрите на это чудо!
 Наташа привстала на колени. Все стенки углубления были выстланы тончайшими, как паутина, нитями. Они напоминали легкое дымчатое облако, каким-то чудом повисшее в этой маленькой пустотке. Наташа приблизила лицо почти к самой земле, и туманное облако затрепетало от ее сдержанного дыхания.
 — Неужели зто все-таки минерал? — воскликнула она, оборачиваясь к Андрею Ивановичу.
 — Да, Наташа. Эти тонкие блестящие волоски — не что иное, как кристаллики минерала плюмозита, образовавшиеся, по-видимому, из горячих газов, выделяющихся из магмы. Обрати внимание на их блеск.
 Наташа невольно задержала взгляд на своих пальцах. Они сверкали от крохотных обломков кри-сгалликов, прилипших к коже. Обломки эти были на"столько малы, что их почти не было видно глазом, и только ярко вспыхивающие на солнце звездочки говорили об их присутствии на ладони.
 — Так могут блестеть только металлы. Плюмозит обладает металлическим блеском, и блеск этот настолько силен, что совершенно затмевает цвет минерала. Кстати, как ты думаешь, какого цвета эти кристаллики?
 Наташа отыскала глазами наиболее заметный волосок и нерешительно произнесла: — Наверное, такого же, как стекло… Бесцветные.
 — Нет! — возразил Андрей Иванович. — Это сильный блеск не дает тебе рассмотреть их истинную окраску. Она у них такая же, как у свинца, Если бы они были бесцветными, то наш пух казался бы белым, а не дымчатым.
 Геолог поднялся.
 — А теперь обрати внимание на эти радужные огоньки, бегущие по кристаллику. Это так называемая радужная побежалость. Она очень характерна для плюмозита.
 — Побежалость? — переспросила Наташа.
 — Да. Тебе, наверное, приходилось когда-нибудь видеть изделия из хорошей качественной стали. По поверхности их нередко пробегает синее или фиолетовое сияние. Это тоже побежалость. Она наблюдается у многих минералов и для каждого из них имеет вполне определенный вид.
 Наташа сдула с ладони блестящие пушинки и невольно потерла пальцы друг о дружку.
 — Что, покалывает? — засмеялся Андрей Иванович.
 — Да, как будто жжет немножко.
 — Это кристаллики плюмозита накололи. Хотя в общей массе они мягче пуха, но каждый отдельный кристаллик может проколоть кожу. Ведь твердость плюмозита примерно такая же, как у кальцита.
 — Что же все-таки это за минерал, Андрей Иванович?
 — Как тебе сказать… По составу это сульфосоль свинца. Понимаешь, соединение свинца, сурьмы и серы.
 — Значит, это свинцовая руда?
 — Да, из плюмозита можно было бы получать свинец. Но он редко встречается в больших количествах. Зато находки плюмозита свидетельствуют о том, что здесь могут быть другие свинцовые минералы.
 Андрей Иванович прошелся вдоль возвышенности и похлопал рукой по ее крутому склону.
 — Теперь можно твердо сказать, что это остаток жилы. И не просто жилы, а жилы со свинцовым ору-денеиием. Как видите, нет худа без добра! Плывя по реке, мы ее не заметили. А вот теперь она нам попалась!
 Он посмотрел на лесную опушку: — Надо бы, поискать ее продолжение. Это где— нибудь недалеко. Вот что, друзья, вы посидите еще немного, отдохните. А я посмотрю, не прослеживается ли жила дальше, в лесу. Хорошо?
 Наташа кивнула головой.
 — Ну и чудесно!
 Андрей Иванович подхватил молоток и исчез в густых зарослях.
 Валерий проводил его презрительным взглядом.
 — С ума сошел! Мы еле идем. Силы тают с каждым часом. А ему далась какая-то жила! Упрямый дьявол!..
 Наташа вспыхнула: — Не смей так говорить о нем! Слышишь, не смей! Не тебя же он послал на поиски жилы. — Она усмехнулась. — Не так уж много ты тратишь сил, лежа на боку.
 Валерий вскочил и нервно заходил по траве.
 — Так ведь время уходит. Время! Неужели ты сама не понимаешь, что каждая потерянная минута приближает нас к гибели?
 Наташа поморщилась.
 — Брось свои громкие фразы, Валерий! Надоело! Неужели ты в самом деле думаешь, что ты здесь самый умный?
 Валерий остановился.
 — А ты чего, собственно, все эти дни косишься на меня? Или думаешь, что я больше всего виноват в этой истории?
 Наташа тряхнула головой.
 — Нет. Во всем этом виновата я. Только я. И очень виновата. Но не перед тобой…
 — Еще бы! — воскликнул Валерий язвительным голосом. — Сейчас для тебя вообще существует только Андрей Иванович.
 Наташа покачала головой.
 — И не перед Андреем Ивановичем… — начала она, но тут же замолчала.
 Валерий подошел к ней ближе.
 — Ну, хорошо, — сказал он примирительно. — Не будем больше вспоминать все это. Зачем нам, в самом деле, ссориться? Не все ли равно, кто здесь больше виноват. В такой глуши можно совсем одичать. Но я уверен, что мы вырвемся отсюда. И там, в нашем го-роде, все пойдет по-старому.
 Наташа снова покачала головой.
 — Нет, больше ничего не будет по-старому.
 — Как?.. — Валерий даже отступил на шаг и пристально взглянул в лицо Наташи. — Что ты хочешь этим сказать?
 — Только то, что слышишь, — проговорила она тихо, но твердо.
 — Наташа! — голос Валерия дрогнул. — Ты еще сердишься на меня?
 Она молчала. Он подошел к ней ближе.
 — Ну, прости меня! Ты же знаешь, что я для тебя…
 — Хватит, Валерий, — сказала она спокойно и решительно, — мне давно уже надоели твои цветистые фразы.
 Улыбка сбежала с его лица. С минуту он молчал, В душе его нарастало раздражение.
 — Скажите пожалуйста! — воскликнул он язвительно-вежливым тоном. — Ей надоели мои фразы!.. Может быть, тебе надоела и моя дружба?
 — = А разве мы были друзьями?
 — Вот как! Так кто же был твоим другом? Уж не этот ли голодранец Сашка?
 Наташа встала и посмотрела ему прямо в глаза: — Да, он был моим другом. И я больше никогда не позволю тебе говорить о нем ничего плохого.
 Это было последним ударом. Лицо Валерия побледнело.
 — Не позволишь? — проговорил он, задыхаясь от злости. •— — Не позволишь?! А кто ты такая, чтобы не позволить мне? Я… Я… А знаешь ли ты, кто он такой, твой Сашка? Не знаешь?! Так я тебе скажу.
 Валерий прищурил глаза и, подойдя почти вплот-ную к Наташе, заговорил: — У Сашки никогда не было отца! Вот!.. Его мать нарочно придумала, что отец Сашки погиб на фронте. Этого отца не знает ни один человек в городе. Его вообще никто не знает. Вот кто такой твой Сашка. — Валерий перевел дыхание. — Ты думаешь, почему он все время кричит о справедливости? Ему больше ничего не остается, как кричать об этом. Такие всегда требуют справедливости! Ну! Что ты теперь мне скажешь?
 — Что я скажу тебе на это? То, что ты просто дрянной человечишка, — она усмехнулась, — хотя весь город знает, что у тебя есть высокопоставленный и всеми уважаемый папаша.
 У Валерия перехватило дыхание. Впервые он не нашелся, что ответить. В нем все клокотало от бешенства. Он судорожно искал какую-нибудь ядовитую фразу, чтобы отомстить Наташе, и, не найдя ничего другого, выпалил: — Впрочем, что я говорю о Сашке. Теперь ты занялась обработкой более важной птицы…
 Он кивнул в сторону, куда ушел Андрей Иванович, и в то же мгновение голова его дернулась от удара, а щека запылала, как ошпаренная кипятком.
 Валерий растеряннр заморгал глазами. Это было настолько неожиданно, что сначала он даже не знал, как реагировать на поступок Наташи. Но в следующую минуту кулаки его сжались, и неизвестно чем закончился бы этот разговор, если бы он не услышал вдруг шагов за своей спиной.
 Валерий обернулся, и глаза его встретились со спокойным, чуть насмешливым взглядом Андрея Ивановича. Было ясно, что он все видел.
 — Андрей Иванович, вы видели? — воскликнул Валерий.
 — Что?
 — Как что? Она ударила меня! Андрей Иванович пожал плечами: — Нет, этого я не заметил. Валерий подскочил к нему.
 — Но это же безобразие.
 — Да, пожалуй. Но я никогда не поверю, что ты можешь довести девушку до такого состояния, чтобы она тебя ударила.
 Валерий круто повернулся и отошел в сторону. А Андрей Иванович как ни в чем не бывало вынул из кармана какой-то небольшой предмет и сказал: — Посмотрите, что я принес.
 В руках его был свинцово-серый металлический кубик с таким сильным блеском, какого Наташа не видела ни у одного минерала. Он сиял на солнце так, что на него было больно смотреть. Но Наташа не замечала этого. Красная от негодования и смущения, она молча теребила кончики кос, боясь поднять глаза на Андрея Ивановича.
 Он подошел к ней ближе.
 — Ну, что нос повесила? В нашем положении это не годится. — Он легонько тронул ее за подбородок. — — Выше голову!
 Наташа невесело улыбнулась.
 — Вот так-то лучше. Смотри, что я нашел в нашей жиле! — Андрей Иванович положил ей в руку блестящий кубик с совершенно ровными и гладкими, словно отполированными, гранями. — Ради этого стоит и поголодать.
 Кубик оказался настолько тяжелым, что Наташа чуть не выронила его из рук.
 — Вот это кристаллик! — воскликнула она все еще вздрагивающим голосом, перекладывая кубик из од-ной руки в другую.
 —  — А это как раз и не кристаллик! — возразил Андрей Иванович.
 — Как не кристаллик? Что же это такое?
 — Я выколол этот кубик сам из сплошного куска минерала.
 Наташа недоверчиво посмотрела на Андрея Ивановича: — Такой ровный?
 — Да. И это не составило мне никакого труда. Смотри!
 Андрей Иванович взял у нее кубик и легонько ударил по нему молотком. Он разлетелся на множество мелких кубиков.
 — Ой! Какая жалость! — воскликнула Наташа. — Зачем вы это сделали?
 Андрей Иванович рассмеялся: — Не горюй! Я просто хотел тебе показать, как легко колется этот минерал на кубики. Это его характернейшее свойство — совершенная спайность по кубу. А образцы его у меня есть еще.
 Андрей Иванович порылся в кармане и вынул целую пригоршню больших и маленьких кубиков. Одни нз них были совершенно гладкими. Другие покрыты ровными прямоугольными ступеньками. Но и те и другие ослепительно сверкали.
 Наташа взяла в руки один из ступенчатых кубиков и вдруг вспомнила, что нечто подобное она видела в музее у Петра Ильича.
 — Андрей Иванович! А я знаю, что это такое.
 — Да ну?
 — Да. Это галенит. Верно? Я видела его в минералогическом музее.
 — Верно, Наташа. Это галенит, или свинцовый блеск. Важнейшая свинцовая руда. И ты знаешь, сколько его в этой жиле!.. Вот какую услугу оказал нам твой пушистый войлочек. Кроме галенита здесь наверняка есть и другие ценные минералы. Но… нам надо двигаться дальше. А сюда мы еще вернемся.
 На следующий день они остановилсь на отдых раньше обычного. Наташа совершенно выбилась из сил, и Андрей Иванович велел готовиться к ночлегу.
 Взобравшись на ровный сухой пригорок, ребята сразу же повалились на траву, а геолог пошел в лес набрать хвороста для костра.
 В лесу было сумрачно и сыро. Миновав густые заросли ельника, росшего на опушке, Андрей Иванович направился к сухому завалу. Но не успел он сделать и десятка шагов, как увидел множество маленьких холмиков, беспорядочно разбросанных по лесу. Между ними виднелись заметные углубления.
 Что бы это могло быть? Неужели древние вырат ботки? Геолог решил осмотреть их и вскоре наткнулся на груду камней, напоминающую развалины большого горна или печи. Возле нее возвышался большой бугор, еле прикрытый чахлым мхом.
 Андрей Иванович склонился над ним.
 < — Вот это находка!
 Он с размаху удалил молотком по мшистому склону бугра, и вывернул целую груду пористых стекловатых 23 обломков, напоминающих застывший металлургический шлак.
 Глаза Андрея Ивановича заблестели. Так вот где изготовлялись медные наконечники к копьям, которыми пользовались жители Ваи!
 «Надо будет здесь покопаться…. — подумал он, окидывая взглядом древние выработки. — Здешние обитатели могли использовать только очень богатые руды».
 Он быстро набрал охапку валежника и возвратился к ребятам.
 Через несколько минут на пригорке затрещал костер. Андрей Иванович отстегнул свой маленький походный котелок и набрал в него воды.
 — Я нашел неподалеку отсюда интересные развалины, — сказал он, укрепляя котелок на огне. — Пойду, покопаюсь в них. А вы посмотрите за костром.
 Наташа поднялась с места.
 — Я тоже! — торопливо проговорила она, бросив быстрый взгляд на Валерия.
 — Нет, нет! Ты должна лежать. — Андрей Иванович обернулся к Валерию. — А вот его я возьму с собой. Его помощь мне может понадобиться.
 — Никуда я не пойду, — буркнул Валерий, не поворачивая головы. — И так ноги не разгибаются.
 — Ничего! Это совсем недалеко. Всего несколько шагов, — проговорил Андрей Иванович, направляясь к лесу. Тон его не допускал возражений. Валерий нехотя поднялся и пошел следом.
 Вскоре они подошли к древним выработкам. Андрей Иванович остановился у груды камней и сказал: — Смотри. Это плавильная печь.
 — Ну и что? — отозвался Валерий безразличным голосом.
 — Неужели это тебя не интересует?
 — Нисколько.
 Андрей Иванович посмотрел на него долгим пристальным взглядом.
 — = Что же тебя интересует, Валерий?
 Валерий сузил глаза. Как надоел ему этот нудный тип! Этот сухой деляга, который даже сейчас думал только о своих камнях.'Нет! Больше он не. будет терпеть его нравоучений. Валерий решил показать, наконец, этому таежному кроту, насколько он выше его в своих мечтах и желаниях, насколько утонченнее его натура и шире запросы.
 — Больше всего меня интересует искусство, — сказал он значительно.
 — Искусство?! Что же ты понимаешь под искусством?
 Валерий усмехнулся: — Разве на этот, счет существуют различные точки зрения? Я полагаю, что это музыка, поэзия, живопись…
 — Ты на чем-нибудь играешь? — перебил его Андрей Иванович.
 Валерий гордо тряхнул, головой: — Конечно! У меня дома есть свое пианино.
 — Это хорошо. Какая же музыка тебе больше всего нравится? Шопен, наверное?
 Валерий замялся. Признаться, он даже не задавался таким вопросом. Он играл вальсы, фокстроты, танго. Он без труда подбирал мелодии модных песенок. Он даже импровизировал немного, и ему казалось, что получается совсем неплохо. Во всяком случае, в школе его считали настоящим музыкантом. А вот какая музыка ему нравится больше всего и нравится ли ему музыка Шопена?.. Он просто не мог на это ответить. О Шопене он слышал, конечно. Но что у него за музыка? Этого он не знал и потому ответил уклончиво: — Шопен в общем-то ничего…
 Но от Андрея Ивановича не так-то легко было отделаться.
 — Что же тебе нравится у него больше всего? Валерия даже в пот бросило: «Вот пристал!» Но отступать было поздно.
 — Да я… не поклонник Шопена, — ответил он поспешно.
 Андрей Иванович удивленно развел руками.
 — Ну что ты! Разве можно не любить Шопена? Этого величайшего мастера мелодии, который добился просто-таки невероятной степени совершенства во всех своих произведениях, начиная с изящных ноктюрнов и кончая величественными концертами для фортепьяно с оркестром.
 Андрей Иванович опустился на поваленное дерево и мечтательно улыбнулся.
 — Что же касается меня, то именно с пьес Шопена, мелодичных и свежих, началось мое увлечение музыкой.
 Валерий не верил своим ушам. Андрей Иванович и музыка!.. Могло ли быть что— нибудь более несовместимое? А тот продолжал с увлечением: — А Бетховен? Что ты играешь из его произведений?
 Валерий чувствовал себя, как на экзамене, когда до сознания не доходит даже смысл поставленного учителем вопроса. Было ясно, что Андрей Иванович загонит его в тупик. И тем не менее он упорно старался выкрутиться: — Я вообще не люблю симфонической музыки. Брови геолога снова удивленно приподнялись: — При чем здесь симфоническая музыка? Шопен н не писал симфоний. Да и у Бетховена есть немало пьес для фортепьяно. Неужели тебе не нравится его «Лунная соната»?
 Валерий промычал что-то неопределенное. Он почувствовал, что Андрей Иванович уже понял, какой он музыкант.
 «И черт меня дернул начать этот разговор!» — подумал он с досадой. Но кто бы мог предположить, что этот сухарь разбирается в музыке? Валерий решил переменить тему разговора.
 — Да что музыка!.. Для меня главное — поэзия. — Ты любишь читать стихи?
 Валерий гордо вскинул голову: — Я пишу стихи!
 Он испытующе посмотрел на Андрея Ивановича. «Не поверит, наверное?» Но лицо геолога светилось самой доброжелательной улыбкой.
 — Друг мой! Кто из нас в твои годы не писал стихов. Когда я учился в горном, мы выпускали даже рукописный журнал. «Изумруд» назывался… — Он прикрыл глаза и чуть заметно вздохнул. А минуту спустя вдруг заговорил стихами:


   Я шагаю тайгой непролазною.
   Пробираюсь сквозь топи болот,
   А со мною — Мечта сероглазая,
   Помогает идти мне вперед.


   По лицу, словно прутья железные,
   Хлещут ветви. Ни тропки вокруг,
   Но я участвую пальчики нежные
   Ее маленьких ласковых рук.


   От усталости ноги сгибаются,
   Давит плечи тяжелый рюкзак,
   А из мрака тайги улыбаются
   Мне ее дорогие глаза.


   Вспоминаю я нивы весенние,
   Стайку белых веселых берез,
   А меж них ее платьице синее
   И тяжелое золото кос…


 Валерий невольно съежился. Перед его глазами встала Наташа. Красивая, гордая и… чужая. Он криво усмехнулся: — Это что же, ваши стихи? Андрей Иванович покачал головой: — Ну что ты! В моем возрасте таких стихов не пишут. Это написал наш Саша.
 — Сашка?! — Валерий чуть не подпрыгнул от неожиданности. Сначала он подумал, что Андрей Иванович смеется над ним. Но в следующее мгновение он вспомнил маленькую березовую рощицу неподалеку от их города, где, как он знал, любил бывать Сашка, и понял, что эти стихи действительно мог написать только он.
 Но что же получается? Андрей Иванович увлекается музыкой. Сашка пишет стихи. А он? Что же он, ничем не лучше их? Это не укладывалось в его сознании.
 — Значит, Сашка тоже пишет стихи? — . проговорил он каким-то чужим, неестественным голосом.
 — Конечно! А что это тебя так удивляет? Я же говорю, что в вашем возрасте редкий мальчишка не берется за перо.
 Они замолчали. Андрей Иванович смотрел на поблескивающую между деревьями реку и думал о чем-то своем. А Валерий нерано ломал в руках сухую палку и лихорадочно пытался осмыслить услышанное. Это было так неожиданно, что ему все еще казалось, что здесь что-то подстроено, что его в чем-то провели. Но в чем?
 До сих пор он привык считать, что его музыкальные способности и увлечение стихами — это особый дар, которым обладают только избранные и который дает ему право на особое положение в обществе. Но, оказывается, им владеют и другие. И кто же? Андрей Иванович и Сашка! Ну кто бы мог подумать, что этот увалень, который даже танцевать не может научиться, пишет стихи?
 «Гм! Тяжелое золото кос… Придумал же, черт вихрастый! И ведь молчит! Хитряга! — Валерий покосился на Андрея Ивановича. — А откуда он знает про эти стихи? Ну, понятно! Сашка нарочно дал их ему, чтобы он при случае рассказал о них Наташке. Сам-то он никогда в жизни не решился бы прочитать ей. А этот — передаст!..» Андрей Иванович встал и, подойдя к Валерию, дружески похлопал его по плечу.
 — Вот так-то, Валерий, Искусство дорого всем. Оно делает жизнь красивей и интересней. Оно помогает людям переносить трудности. Оно ведет их к подвигам. Но… — Андрей Иванович сделал небольшую паузу, — нельзя жить только искусством. В нашей стране редко встретишь человека, который бы не любил искусства. Но нет и таких людей, для которых искусство было бы единственным занятием в жизни.
 — Ну как же, — возразил Валерий, — а поэты, ком-позиторы?..
 — Это другое дело. Для них искусство — труд. Но ведь ты имел в виду иное. Разве ты серьезно учишься музыке? Готовишься стать музыкантом?
 Валерий молчал.
 — Да и для того, чтобы стать писателем, — — — — продолжал Андрей Иванович, — — нужно много учиться и работать. Чтобы писать о жизни, нужно знать жизнь. А наша жизнь — это прежде. всего труд.
 Валерий по-прежнему хранил молчание. Слова Андрея Ивановича сыпались на него, как град пощечин. И от них нельзя было ни уклониться, ни убежать. Он переминался с ноги на ногу и теперь не решался даже глаз поднять на сурового таежника. А тот снова сел на замшелое дерево и проговорил: — Хочешь, я расскажу тебе одну историю из времен войны? Это было в Восточной Пруссии. Подразделение, которым я командовал, заняло старый немецкий замок. Большая часть его была разрушена. Сохранилось лишь несколько комнат и в их числе круглый зал, в котором стоял старинный рояль. За него сразу же уселся один мой боец, Миша Воронов, большой любитель музыки и прекрасной души человек.
 Рояль оказался запертым. Миша хотел было поддеть крышку штыком, но в это время, откуда ни возьмись, в зале появился маленький сморщенный старикашка. Он подбежал ко мне и, бухнувшись передо мной на колени, стал просить, чтобы я не разрешал солдатам ломать рояль, так как это был, по его словам, какой-то чрезвычайно редкий, уникальный инструмент. Я сказал ему, что солдаты не собираются ло-мать рояль, им просто хочется поиграть, и попросил у него ключ от инструмента.
 Старикашка угодливо улыбнулся и, подавая мне ключ, сказал, что он с удовольствием даст ключ господину офицеру, если ему будет угодно поиграть на рояле. Но солдаты… Старик снова болезненно поморщился. Этот инструмент не для них. Разве они могут оценить настоящую музыку?..
 — А вот сейчас вы — увидите, как могут ценить музыку советские солдаты, — сказал я, подавая ключ Мише.
 Старик нехотя опустился на поданный мною стул, всем своим видом показывая, что только необходимость заставляет его мириться с бессмысленными капризами диких варваров, каковыми он, несомненно, нас считал.
 Между тем Миша открыл рояль и несколько мгновений молча смотрел на лакированную крышку, словно собираясь с мыслями. Затем легко коснулся клавиш, и звуки «Лунной сонаты» поплыли под сводами древнего замка.
 Игру Миши я слышал не раз. Она всегда доставляла мне удовольствие. Но на этот раз он превзошел самого себя. То ли потому, что рояль был действительно необыкновенно хорош. То ли акустика зала была тому причиной. То ли потому, что близок был конец войны и радость победы. Но играл Миша исключительно хорошо. В немом молчании застыли бойцы, слушая бессмертную музыку Бетховена. Даже раненые старались сдерживать стоны, боясь нарушить эту волшебную мелодию.
 Время от времени я посматривал на старика. Вначале на лице его появилось скептически-насмешливое выражение. Но вот его сменило неподдельное изумление. Он словно встрепенулся. Подался вперед. Привстал. на стуле. Глаза его засверкали. А старческие руки невольно приподнялись и медленно двинулись в такт мелодии. Ясно, что это был знаток и любитель музыки.
 И вот, когда Миша кончил играть, он подошел к нему и молча поклонился этому «варвару», простому русскому солдату, который был на голову выше бежавших из замка «господ», считавших, искусство своей безусловной монополией.
 Ему было тогда всего двадцать два года. И он не только любил музыку. Он знал и понимал ее. Он не имел специального музыкального образования. Но с каким чувством говорил он о Шопене и Моцарте, Глинке и Чайковском! Бетховена же он просто боготворил.
 И знаешь, кем он работал до войны? Был простым чертежником. А его сокровенной мечтой было поступить в горный институт, и стать горным инженером. Он был талантливым музыкантом. Но никогда я не слышал, чтобы он сказал, что искусство составляет цель его жизни.
 Андрей Иванович помолчал, а через минуту заго-ворил тихим приглушенным голосом.
 — Он погиб за несколько дней до победы. Погиб как герой. Погиб за то, чтобы вы, наша смена, могли свободно жить и трудиться, могли писать стихи и наслаждаться музыкой. И, памятуя об этих героях, вы должны идти по жизни честно, жить так, чтобы нн на одну минуту вам не было стыдно за какой-нибудь со— вершенный вами поступок.
 Валерий молчал. Он чувствовал себя скверно. Очень скверно. Андрей Иванович словно вывернул наизнанку его душу. Но Валерий так привык любоваться собой, что и на этот раз слова Андрея Ивановича вызвали в нем враждебную неприязнь к этому человеку, как будто он и был виновником того, что Валерий оказался не таким, каким он до сих пор себя считал, «Нет! Этого не может быть. Не может быть! — без конца твердил он себе. — Ведь никто никогда не говорил с ним так до этого. Наоборот. В школе хвалили его. Все хвалили! А здесь… Нет! Только бы вырваться отсюда. Только бы вырваться!..» Между тем Андрей Иванович спрыгнул в одну из ям и начал подчищать ее стенки. Валерий невольно следил за его движениями. Вначале из-под молотка сыпалась какая-то рыхлая зеленовато-бурая масса. Но вот в расчистке блеснули тонкие пластины красноватого металла.
 Валерий невольно подался вперед: — Медь?..
 Андрей Иванович подал ему несколько тяжелых, в зеленых пятнах малахита, пластин.
 — Да. Это самородная медь. Ее, по-видимому, и плавили в этой печи здешние жители.
 — Но разве медь встречается в чистом виде?
 — Конечно. В известном Дегеленском месторождении, например, в свое время добывались глыбы самородной меди весом в несколько тонн.
 Валерий недоверчиво посмотрел на Андрея Ивановича и попытался переломить одну из пластинок. Но не тут-то было! Пластинка гнулась, как мягкая медная проволока, но переломить ее было не легко.
 —  — Гм!.. Настоящая медь.
 — В природе не бывает ничего ненастоящего.
 Ударив несколько раз молотком, геолог выбил большой камень фиолетового цвета,' словно его только что облили чернилами.
 Валерий спрыгнул к нему в яму.
 — А это что такое?
 — Это? — Андрей Иванович покачал камень на ладони. — Это очень хорошая медная руда, минерал борнит.
 — Соединение меди с бором? Геолог улыбнулся: — Нет. Бора в нем нет. Это соединение меди с серой и железом. Между прочим, когда об этом спрашивали нашего преподавателя по минералогии, он обычно говорил: «Ну что вы, коллеги. Если бы в нем был бор, то его называли бы „бор-есть“, а не „борнит“.
 Валерий усмехнулся: — И он всегда такого чернильного цвета?
 — Да, с поверхности он всегда бывает фиолетово-синим, хотя цвет его и не фиолетовый.
 — Как же так?
 — А вот смотри!
 Андрей Иванович взял у Валерия кусок борнита и расколол его пополам. Поверхность скола оказалась розовато-коричневой.
 — Здорово! Почему же он снаружи фиолетовый?
 — На воздухе борнит очень быстро окисляется. Этот тонкий окисленный слой минерала и имеет фиолетовую окраску. Для борнита это очень характерно. По фиолетовой побежалости его и отличают от других, похожих на него минералов.
 Геолог углубился в работу. А Валерий выбрался из ямы и уселся на поваленное дерево.
 «Зачем же ему понадобилось зазывать меня сюда? — думал он, глядя на Андрея Ивановича, который что-то быстро записывал в тетрадь. — Неужели только затем, чтобы прочесть мне нотацию? Но какое ему до меня дело?» В душе Валерия снова закипело раздражение.
 «Словно сговорились! Вчера Наташка. Сегодня он. Да наплевать мне на них обоих! И думать-то о них не стоит!» Однако не думать о них он не мог. Впервые в жизни осаждали его сомнения. Но он упрямо гнал их прочь, стараясь доказать себе, что во всем виновата лишь тайга.
 «И зачем я сюда поехал!..» — уже в который раз мысленно повторял он, с тоской посматривая на мрачные деревья.
 Тем временем Андрей Иванович закончил работу и захлопнул тетрадь.
 — Ну, что ж… Пойдем пить чай.
 Они выбрались из леса и направились к Пригорку.
 Но что это? Костер погас. Возле него никого нет.
 Где же Наташа?
 Андрей Иванович осмотрелся по сторонам и крикнул. Ответа не последовало. Он снова крикнул. И снова молчание. Он бросился к реке. Потом к лесу. Наташи нигде не было…
 Как прежде, тишина стояла над таинственной рекой, которая словно смеялась над бесчисленными несчастьями людей, осмелившихся проникнуть в ее владения.


 Глава двенадцатая НАПАДЕНИЕ С ВОЗДУХА

 Суровые скалы темнели над глухой таежной рекой. Будто безмолвные каменные часовые, стерегущие владения злых духов, высились они над ее берегами. Ничтожно жалкими казались по сравнению с ними ве-ковые ели и кедры. Подобно грозным изваяниям, вознеслись они к самому небу, загораживая солнце и останавливая ветер. Тишина и мрак навечно поселились у подножия этих гигантов, одним своим видом предостерегающих смельчаков о тщетности проникнуть в великую тайну здешних мест.
 Но вот здесь появился человек. Человек шел прямо к утесам. Шел смело и решительно. Он уже почти приблизился к скалам… Но тут его движения замедлились. Он стал испуганно озираться по сторонам. Им овладел ужас при виде пятен крови, застывшей на каменистой почве. А еще страшнее было то, что в ответ на его призывы откуда-то снизу доносился другой голос.
 И голос этот шел как будто из-под земли. Но это было еще не все. Когда человек двинулся дальше, послышался резкий свист рассекаемого воздуха, и черная тень вихрем пронеслась над суровыми утесами… Саша судорожно сжал в руках ружье.
 — Да где же вы, Петр Ильич? — воскликнул он, чуть не плача от страха и отчаяния.
 — Здесь я, Саша, здесь! — донеслось на этот раз более отчетливо.
 Мальчик бросился к узкой расселине в утесе. Она круто уходила вниз, и там, на глубине двух или трех метров, он увидел, наконец, Петра Ильича, живого и как будто невредимого. Но Саша боялся поверить своим глазам.
 — Петр Ильич, вы ранены? — спросил он в сильной тревоге.
 — Нет, не ранен, — отвечал геолог. — Только вот выбраться отсюда не могу.
 — Не ранены?! — воскликнул Саша, не скрывая изумления. — А откуда же… Значит, вы убили медведя?
 — Да нет! Никого я не убивал. Просто провалился сюда, спасаясь от этого чудовища. А тебя нет и нег! Я аж охрип от крика. Неужели ты не слышал?!
 Саша растерянно оглянулся по сторонам. Он все еще не мог прийти в себя от пережитых волнений.
 — Я слышал вас, — ответил он геологу, — но не мог понять… Здесь все так необычно и страшно. Особенно эта кровь.
 — Какая кровь? Что ты выдумываешь?
 Саша невольно покосился на алое пятно: — Какое там, выдумываешь! Здесь все в крови. Откуда она, Петр Ильич?
 — Вот уж не знаю! Да и, право же, мне сейчас не до этого. Ты видишь, в каком я положении.
 — Да… Но как вы все-таки туда попали?
 — Как, как! Говорю тебе, из-за этого проклятого медведя. Я эту расселину еще раньше приметил. Ну и решил в ней спрятаться. А здесь, оказывается, вон какая глубина!
 «Так вот почему он рвался к этим скалам!» — подумал Саша, вспоминая их бегство от медведя.
 — Ну, а плот-то как? — спросил его Петр Ильич.
 — Плот здесь. Я догнал его.
 — Молодец! Беги, тащи веревку. Иначе отсюда не выбраться.
 Через несколько минут геолог был наверху. Он был явно смущен всем происшедшим, и тем не менее Саше снова пришлось выслушать длинную нотацию о своем легкомыслии и мальчишестве. Выходило так, что во всем, что с ними произошло, виноваты были лишь его стихи. Саша молчал.
 — Ну, ладно, — закончил Петр Ильич свои наставления. — Хорошо, что все хорошо кончилось. А что еще за кровь ты здесь нашел?
 — Вон, видите, — махнул Саша рукой в сторону красных пятен.
 Петр Ильич склонился над землей: — Вот оно что! А ну-ка, принеси молоток!
 Саша молча повиновался. В душе кипела обида на геолога, который не нашел ничего другого, как отчитать его после всего, что было сделано. Но для чего ему понадобился молоток?
 Саша разыскал его среди сбившихся в кучу вещей и вернулся к утесам.
 Петр Ильич взял молоток и зачем-то подмигнул Саше, а потом сильно ударил по пятну запекшейся крови и выбил… красивый камень ярко-малинового цвета, Саша широко раскрыл глаза: — Так это…
 Петр Ильич улыбнулся: — Это действительно «кровь». «Лапарской кровью» называют этот минерал в стране великих озер Карелии, где о нем сложено множество легенд. А мы называем его эвдиалитом и ценим не за красивый алый цвет, а за присутствие в нем ценнейшего металла циркония, идущего на изготовление атомных реакторов.
 — Атомных реакторов! — воскликнул Саша, с невольным уважением посмотрев на красный минерал, так напугавший его. — И много в нем циркония?
 Петр Ильич покачал головой: — Нет, эвдиалит имеет очень сложный состав, и на долю циркония в нем приходится не более одиннадцати процентов. Это не то, что другой силикат циркония — циркон! В том почти половину составляет металлический цирконий, А этот… циркон тоже красного цвета?
 Геолог рассмеялся: — Нагнал на тебя страху красный цвет! Нет, циркон совершенно не похож на эвдиалит, и не только по цвету. Эвдиалит всегда образует такие вот сплошные массы. А циркон встречается в виде отдельных правильных кристаллов.
 — Как гранат или гельвин?
 — Не совсем. Кристаллы циркона имеют вид вытянутых квадратных призм с пирамидками на концах, и окрашены они чаще всего в буровато-желтый цвет. Но не только в этом дело. Циркон блестит сильным алмазным блеском и имеет очень большую твердость, ни в какое сравнение не идущую с твердостью эвдиалита. Поэтому красиво окрашенные разновидности циркона используются и как драгоценные камни.
 — Петр Ильич! — перебил его Саша. — Почему драгоценные камни должны быть обязательно очень твердыми?
 — А как же иначе! Ведь любой драгоценный камень только тогда становится красивым, приобретает способность сверкать и искриться, когда ему придадут особую огранку, такую, при которой световые лучи претерпевают в нем многократное отражение. Но если камень не будет иметь большой твердости, то эта огранка быстро сотрется. Возьми изделия из обычного стекла. Их можно сделать чрезвычайно красивыми. Но очень ненадолго. Недаром самым драгоценным камнем считается алмаз, не имеющий себе равных по твердости.
 — Значит, циркон имеет очень большую твердость?
 — Да, по твердости он приближается к топазу. Но циркон не только очень твердый. Он почти в два раза тяжелее эвдиалита и устойчив по отношению к любым кислотам. Эвдиалит же легко разлагается даже в соляной кислоте. Он и название-то свое получил за это. Эвдиалит — значит «легко разлагающийся».
 Саша выколотил себе большой образец красного минерала: — Вот бы найти нам этот циркон.
 — Может быть, и найдем. На Вае должны быть циркониевые минералы. Один из них я видел здесь же, в этих скалах.
 Саша живо обернулся к Петру Ильичу: — Где же?
 — В той самой расселине, из которой ты меня вытащил.
 — Что же вы не захватили его? Геолог присвистнул: — Хорошенькое дело! Захватить… Я думал, что и сам останусь там навеки. Да, впрочем, его отсюда видно. Он, оказывается, не только внизу, а по всему утесу.
 — Где?
 — Вон там, по другую сторону этой ямы! Саша, не говоря ни слова, устремился к расселине.
 — Вот это минералы!.. — воскликнул он вполголоса, пораженный захватывающим зрелищем, открывшимся перед его глазами. Высокая стена была словно специально разрисована громадными яркими цветами. Широкие золотистые веера, стремительные оранжевые стрелы, тонкие бронзово-желтые иголочки и огромные, причудливо раскрашенные звезды переплетались здесь в каком-то фантастическом, непередаваемо-сложном орнаменте. Необычайно яркий, сверкающий красками и отливающий перламутром рисунок властно приковывал к себе внимание, заставляя забыть обо всем на свете.
 Притихший и растерянный, с широко раскрытыми, горящими глазами, пораженный до глубины души, стоял Саша перед этим чудом природы. Человек никогда не смог бы сделать ничего подобного. Это было слишком дико, слишком фантастично, слишком невероятно. Никакое воображение не додумалось бы до такого неожиданного сочетания красок. Никакая фантазия не создала бы таких головокружительных узоров. Даже не верилось, что все это действительно существует, что все это так же реально, как лес, река и скалы.
 — Саша! Саша! Да уснул ты, что ли?! — дошел наконец до его сознания нетерпеливый голос геолога.
 Саша обернулся: — Петр Ильич! Это же просто чудо! Идите сюда скорее, посмотрите…
 — Спасибо! У меня было достаточно времени налюбоваться на это чудо. Пора плыть, Саша, И так мы почти полдня потеряли с этим глупейшим происшествием.
 — Но что это за минералы?
 — — Это все один и тот же минерал — астрофиллит. Он всегда образует такие радиально-лучистые агрегаты.
 — Астрофиллит… — протянул Саша задумчиво. — У него и название, как у цветка!
 — И все-то у тебя в голове цветочки! — поморщился Петр Ильич. — Название этого минерала происходит от латинского слова «астрос», что значит «звезда».
 — И в состав его тоже входит цирконий?
 — Да. Но циркония здесь кот наплакал. Астрофиллит им. еет чрезвычайно сложный состав. В нем содержится и натрий, и калий, и железо, и титан, и марганец, и много других элементов. — Петр Ильич взглянул на часы. — Ну, пойдем, Саша! Больше здесь нет ничего интересного.
 Саша с сожалением оглянулся на яркие узоры, покрывающие склоны утеса.
 — Петр Ильич, давайте выколем из него образец.
 — Да разве переберешься через эту расселину!
 — Но вы говорили, что там, внизу, тоже есть… Геолог энергично махнул рукой.
 — Ну, нет! Туда я больше не полезу. И тебя не пущу. Не проси и не моли!
 Саша нехотя побрел к реке.
 — И как я сразу не заметил такой красоты?.. Геолог усмехнулся: — Кровавый эвдиалит так напугал тебя, что ты, наверное, вообще ничего, кроме него, не видел!
 — Так я подумал, что это ваша кровь, Петр Ильич! Мне за вас стало, страшно. ..
 — Моя кровь?! — воскликнул геолог. — Да ты с ума сошел! Этих красных пятен здесь столько, что понадобилось бы зарезать стадо быков, чтобы получить такую уйму крови! Нет, что ни говори, а тут ты струхнул не на шутку.
 — Конечно, мне было страшно. И кровь кругом, и голос из-под земли. А потом. .. Я совсем забыл вам сказать. В самый последний момент перед тем как мне найти вас, я услышал вдруг какой-то резкий свист в воздухе, и огромная черная тень пронеслась над моей головой…
 — Ну, это тебе показалось! — прервал его Петр Ильич. Но смеха в его голосе уже не было.
 Скрылись из глаз высокие скалы. Далеко позади осталась веселая, поблескивающая красными огоньками гельвиновая коса. Плот снова плыл мимо зеленых лесистых берегов.
 День близился к вечеру. Солнце склонилось уже почти к самому горизонту. В воздухе стало прохладнее. Саша сильнее налег на шест. Петр Ильич, вначале делавший записи в тетради, потом тоже поднялся и встал рядом с Сашей. Плот пошел быстрее.
 Геолог посмотрел на часы.
 — Через час будем причаливать.
 Саша молча кивнул головой. Он давно уже сильно устал, но его самолюбие не позволяло сказать об этом Петру Ильичу, тем более, что теперь тот сам взялся за шест.
 Прошло еще с полчаса. Руки у Саши совсем одеревенели. Он готов был уже поступиться всякой гордостью и попросить геолога отдохнуть. Но в это время плот обогнул небольшой мысок, и перед глазами путешественников снова открылись высокие голые скалы.
 На этот раз они были на левом берегу и выглядели еще более мрачно. Огромные разломы и трещины, зияющие чернотою, придавали им особенно дикий вид. А лучи заходящего солнца, окрашивающие их в зловещий багровый цвет, еще более усиливали это впечатление.
 — Плывем к берегу! — скомандовал Петр Ильич.
 Саша направил плот к скалам и вдруг заметил на вершине одной из них нечто такое, от чего сильно забилось сердце. Там, на этом старом утесе, испещренном шрамами трещин и осыпей, зеленела маленькая березовая рощица. Тонкие белые деревца, тесно прижавшись друг к другу и трепеща листвою на ветру, будто нарочно протягивали к путникам свои ветви, приветствуя их с высокого каменного постамента.
 И вдруг Саша вздрогнул. Он ясно увидел, как среди белых стволов мелькнуло что-то синее, а в ушах его отчетливо прозвучал серебристый девичий смех.
 — Наташа… — прошептал он одними губами и сильно стиснул тяжелый шест. На миг ему показалось, что какая-то неведомая сила перенесла его за тысячи километров и он вот-вот увидит знакомые очертания родного города. Но это продолжалось не больше секунды. Скоро он понял, что из-за тонких стволов проглядывает лишь ясное небо, а в ушах его звучит шелест речных струй. Но сколько теплых воспоминаний всколыхнула эта стайка берез, вознесенная почти к самому небу! В памяти мальчика ожила другая березовая рощица, оставшаяся там, в далеком родном городе, и он будто снова увидел себя маленьким восторженным мальчишкой, перед которым впервые открылась неповторимая прелесть родной природы.
 Это было весной, когда Саша заканчивал первый класс. Однажды он нашел у себя во дворе брошенную кем-то ветку тополя. Ветка была небольшая, с обломанной верхушкой и увядшими листьями. Но от нее так сильно пахло весной, что Саша принес ее домой и поставил в стакан с водой. А через несколько часов произошло чудо: маленькая веточка ожила. Ее тонкие клейкие листочки расправились, приподнялись кверху и стали такими гладкими и блестящими, будто их только что выкупали в воде.
 Саша не мог налюбоваться на это маленькое воскресшее деревце, и, когда пришла с работы мать, он прежде всего подвел ее к окну и показал свою находку. Мать улыбнулась и ласково погладила Сашу по голове.
 — Молодец, сыночек! Пора тебе познакомиться с настоящей живой природой.
 — Как с живой природой? — не понял Саша.
 — А вот поедем в воскресенье за город, и там ты увидишь, что это такое…
 — За город! Совсем-совсем за город?
 — Да, совсем-совсем за город.
 Саша хлопнул в ладоши и радостно закружился по комнате. Что такое «живая природа», он так и не понял, но так как это было связано с поездкой за город, где он еще ни разу не был, то мальчик так обрадовался, что готов был сейчас же пуститься в путь, Но мать сказала, что это можно будет сделать только в воскресенье.
 И вот оно наступило. Ранним утром они сели в большой автобус и поехали по шумным городским улицам. — Пассажиров в автобусе было много. Поэтому Саше не удалось сесть к окну, и он не видел, где они ехали. А ехали долго, Так долго, что Саше даже надоело сидеть в душной машине.
 Наконец автобус остановился у какой-то маленькой покосившейся будки. Мать помогла ему сойти на землю. И он первый раз в жизни не увидел вокруг себя домов. Это было так неожиданно, что сначала Саша просто растерялся. Необъятный простор, пронизанный лучами весеннего солнца, раскрылся во всю ширь перед его глазами. Далеко-далеко, насколько можно было видеть кругом, расстилались зеленые поля, словно расчерченные длинными линейками. С одной стороны их окаймляла высокая стена синеющего леса. С другой искрилась на солнце река. А совсем неподалеку, на небольшом пригорке, приютилась веселая стайка берез. И над всем этим сияло голубизной такое огромное, такое чистое небо, какого Саша не видел ни разу в жизни.
 Но самым замечательным был воздух. Он был не просто чистый и прозрачный. Он словно струился над необъятными полями. И оттого и дальний лес, и березовая рощица, казалось, плавали в каком-то легком призрачном тумане…
 Мать посмотрела в его блестящие, широко раскрытые глаза и тихо спросила: — Ну что, Сашок, хорошо?
 Он молча кивнул головой. Бескрайний простор, полей и тонкие белые березки так поразили его детское воображение, что он боялся даже говорить, чтобы не спугнуть навеянного ими очарования.
 Этот день запомнился Саше на всю жизнь. И ничего с тех пор не было для него приятнее, чем поездки за город, а маленькая березовая рощица стала любимым местом, куда он частенько наведывался вначале с матерью, потом — с друзьями— мальчишками. В последние же годы она была для него тем заветным уголком, где он любил бывать наедине со своими мыслями. Но особенно дорогой эта роща стала ему после одного памятного дня.
 В этот день Саша, как всегда, сошел с автобуса у одинокой покосившейся будки. Но на этот раз он был не один. С ним приехала Наташа. Он уже давно обе— шал показать ей «самое красивое место за городом». И вот в тот день, весенний солнечный день, когда они только что получили табеля по окончании седьмого класса, он решил наконец исполнить свое обещание.
 — Вот здесь… — сказал он тихо и торжественно, когда они остановились перед белыми шелестящими березками. — Это место мне нравится больше всего на свете.
 — Что же здесь красивого? — сказала она с искренним удивлением. — Несколько березок и… все. По-моему, наш городской парк куда лучше.
 Саша с любовью посмотрел на светлую рощицу.
 — Так то парк! А это…
 — А это? — повторила Наташа с улыбкой. Саша замялся. Он не мог еще выразить словами, что именно эта скромная красота и казалась ему особенно привлекательной. Ведь Саша и сам еще не понимал, почему так волнует его огромный солнечный простор и эта крохотная рощица, которая будто парила в струящемся весеннем воздухе, подобно маленькому облачку в бездонной синеве неба. Поэтому он растерянно развел руками и, неуверенно подбирая слова, смущенно взглянул в насмешливые глаза Наташи.
 — А это совсем другое… Ты посмотри, какие они белые и… чистые… И все время шепчут о чем-то… — Он немного помолчал, словно прислушиваясь к тихому шелесту листьев, и тихо добавил: — Наверное, о чем-то очень, очень хорошем.
 Она рассмеялась.
 — Какой ты смешной!.. Лицо Саши вытянулось.
 — Нет, не смешной, — быстро поправилась Наташа, — а…
 Но, так и не найдя подходящего слова, она вдруг ласково взъерошила его густые волосы и, почему-то смутившись, быстро, вприпрыжку взбежала на пригорок, — А здесь в самом деле хорошо! ~ воскликнула она веселым звонким голосом, и ее синее платье замелькало между стволами.
 С тех пор прошел — не один год. Наташа больше ни разу не была с ним в светлой рощице. Но всякий раз, когда он подходил к знакомому пригорку, ему казалось, что там, между деревьями, мелькает что-то синее-синее, а в шелесте листьев ему слышался ее голос…
 И вот теперь, в далекой сибирской тайге, на крутом мрачном утесе, возвышающемся над грозной рекой Злых Духов, он снова встретил стайку берез. Они шумели листвой точно так же, как на его далекой родине, и ему так же показалось, что он видит за ними легкое синее платье…
 Между тем плот медленно приближался к берегу. Утесы становились все выше и выше. А березки все так же шелестели листвой, и синие просветы неба проглядывали из-за чистых белых стволов.
 Саша по-прежнему смотрел на вершину утеса, но не видел уже ни рощи, ни неба: только девичьи глаза, большие девичьи глаза сияли перед ним в этот тихий предвечерний час.
 А скалы были уже совсем рядом. Их гигантские разломы и трещины смотрели теперь в упор на приближающихся путешественников. В памяти Саши невольно воскресли все ужасы последних дней.
 И со всем этим может встретиться она!.. Тревога закралась в душу мальчика. Глубокий страх за ее жизнь сжал его сердце.
 Наташа!.. Никогда еще она не казалась ему такой родной и близкой. А ведь он так часто бывал к пей несправедлив в последнее время. Как-то прошлой зимой она попросила его пойти с ней на лыжах. Но он, не задумываясь, ответил: — Нет, сегодня я не могу. У меня… срочное дело в музее.
 Наташа грустно улыбнулась.
 — Я знаю, что у тебя всегда все срочное. Но сегодня у меня такой день, что ты мог бы оставить свои дела.
 — Нет, нет! Прости, но это невозможно, — отрезал Саша, даже ке поинтересовавшись, что же за день был у Наташи, А она усмехнулась как-то невесело и тихо сказала: — Ну, что ж… Если это так невозможно, иди в музей…
 И только на другой день он вспомнил, что у Наташи был день рождения…
 И так было не раз. Саша взъерошил свои волоеы. Да, так было не раз! А вот теперь она где-то далеко-далеко и, может быть, с ней случилось какое-нибудь несчастье…
 Плот мягко коснулся бичевника. Петр Ильич бросил шест и скомандовал: — Разгружаем!
 Через полчаса у подножия скал выросла палатка и задымил большой костер. Петр Ильич и Саша занялись осмотром утесов. Они оказались сложенными темно— серыми мраморизованными известняками, сильно разрушенными происшедшими здесь подвижками земной коры. Пласты их были вздыблены почти вертикально или смяты в огромные складки, изгибающиеся подобно сказочным аркадам, воздвигнутым богатырями-великанами.
 Но больше всего поражали не сами складки, а те гигантские разрывы и сбросы 24, которыми были безжалостно исковерканы эти причудливые сооружения. Огромные разломы, уходящие в неведомые глубины земли, зияли в них зловещей чернотой, напоминая пасти фантастических чудовищ. Бесчисленные трещины рассекали пласты во всех направлениях, точно глубокие морщины на лице столетнего старца. Казалось, будто невиданной силы пресс сдавил и разломал эти мощные толщи крепкого камня, который с трудом поддавался даже тяжелому геологическому молотку.
 —  — Петр Ильич! Что же это такое? Почему здесь все так разломано? — воскликнул Саша, с удивлением осматривая титанические разрушения, произведенные беспощадной природой.
 — Всему виной — гранитный массив. Точнее, та магма, за счет которой он образовался, — ответил геолог, отрываясь от карты.
 — Гранитный массив? Но он же на другом берегу.
 — Ну и что? А как ты представляешь образование такой громады?
 — Вы же говорили…
 — Я говорил о том, как образуется гранит. А массив?
 — Ну как… Поднялась магма из земли и застыла в виде горы…
 — С почти отвесными склонами? — Да…
 — Так почему же магма не растеклась по земле?
 — Почему не растеклась?.. В самом деле, почему же так получилось?
 — Потому что на дневную поверхность 25 она здесь не изливалась. Если бы магма вышла из недр земли и застывала на воздухе, то образовался бы не гранит, а совсем другие породы. Ну, скажем, липориты или трахиты. Их так и называют — излившиеся породы. А гранит — порода глубинная. Он может образоваться только на большой глубине.
 — А как же здесь?
 — И здесь то же самое. Когда-то все эти места были значительно выше. Здесь были горы. И пласты известняков не обрывались по берегу Вал, а уходили дальше, за реку. Впрочем, никакой реки тогда, конечно, не было. Одна сплошная толща известняков на многие километры! И вот в эту мощную толщу начала внедряться магма. Она шла из невероятных глубин и крушила на своем пути все. Твердые массивные породы разламывались в щебень и плавились, как ледышки на огне. Пласты их с чудовищной силой сдвигались в сторону, наползали друг на друга, вздымались вверх, скручивались в складки. Но толща известняков была слишком большой. Магме не удалось пробить их до конца. Температура ее становилась все ниже и ниже, и наконец она застыла в гранит, так и не вырвавшись из недр земли.
 А на поверхности земли шла другая титаническая работа. Вода и ветер, жара и стужа, корни деревьев и трав медленно, но непрерывно, изо дня в день, из года в год, разрушали известковые горы. И то, что оказалось не под силу могучей магме, сделали эти как будто ничтожные силы природы. Горы были срезаны до основания, и гранитный массив оказался на поверхности. Теперь он тоже разрушается. Но известняки разрушаются быстрее, и потому массив как бы растет в вышину. Немало способствовала этому и Вая со своими притоками. Сейчас она словно отделяет массив от известняков. Но на дне ее и поныне проходит тог. «передний край», на котором столкнулись магма и камень. А здесь ты видишь его вторую линию. Впрочем, и ее потрепало как следует.
 Но дело не ограничивалось разрушением известняков. Внедрившаяся магма разогревала их, пронизывала раскаленными газами, вследствие чего в этих породах должны были образоваться совершенно, новые минералы. Ты пошарь-ка хорошенько! Нет ли здесь чего-нибудь интересного.
 Саша взял молоток. и принялся тщательно осматривать известковые утесы. Но всюду был лишь монотонный темно-серый камень, кое-где покрытый грязно-зеленым налетом лишайников. Наконец он отыскал глазами широкую, косо идущую расселину и решил взобраться на вершину скалы. Это оказалось совсем не трудно. Но не успел он подняться и на несколько метров, как заметил у себя под ногами небольшие желтоватые пятна, смутно поблескивающие на потемневшей поверхности известняков. Сильным ударом молотка Саша отбил кусок породы и невольно залюбовался внезапно открывшейся картиной. Вся поверхность свежего скола была усеяна мелкими продолговатыми зернышками, казавшимися крохотными оконцами, из которых струился мягкий золотистый свет.
 Саша вспомнил, как однажды они заблудились в лесу, возвращаясь из туристического похода. Был уже поздний вечер, когда им удалось, наконец, выбраться из лесной чащи и выйти к какой-то маленькой деревушке, раскинувшейся на высоком косогоре. Моросил дождь. Резкий ветер пробирал до костей. Самой деревни было совсем не видно в сгустившихся сумерках. И только маленькие оконца, рассыпавшиеся стайкой по черному склону горы, светились мягким золотистым светом.
 Каким же уютным показался этот свет уставшим промокшим мальчишкам! Сколько тепла было в этих крохотных оконцах, за которыми горела нехитрая керосиновая лампа и, может быть, топилась маленькая печурка и попыхивал паром пузатый самовар. Саша взял в руки отколотый кусок породы и начал внимательно его рассматривать. Маленькие оконца оказались тоненькими блестящими призмочками какого-то минерала, вкрапленного в толщу известняка. На солнце они блестели так сильно, что на них было больно смотреть. Казалось, будто тонкие серебристые иголочки выскальзывали из глубин темного камня и больно вонзались в глаза, заставляя щурить веки,, Саша, спустился вниз.
 — Вот, Петр Ильич, нашел!
 — Что нашел? — спросил геолог, не поднимая головы от тетради.
 — Какой-то минерал, — ответил Саша, подавая ему отколотый образец.
 — А-а! Титанит. Я же говорил тебе, что здесь должно быть что-нибудь интересное.
 — Л это очень интересный минерал?
 — Как тебе сказать?.. Во всяком случае, это ценный минерал. В состав его входит металл титан, идущий на изготовление специальных легированных сталей.
 — А как вы сразу определили, что это титанит? — полюбопытствовал Саша.
 — Прежде всего, по форме его кристаллов. Ты посмотри на их поперечное сечение. Оно всегда напоминает сильно вытянутый ромбик или острый клин. Между прочим, иначе этот минерал так и называется — сфен, что значит по-гречески «клин». А потом его блеск… Ты обратил внимание на то, как блестят эти кристаллики?
 — Да, мне показалось даже, что это маленькие освещенные оконца. И я вспомнил…
 — Сфен блестит алмазным блеском, — перебил его Петр Ильич бесстрастным голосом и, захлопнув тетрадь, встал. — Ну и наконец общая геологическая обстановка здесь такова, что можно ожидать находок титанита — контакт известняков с магмой.
 Петр Ильич спрятал тетрадь и потянулся.
 — Хватит на сегодня! Пора ужинать и спать. Только знаешь что… Давай сегодня по очереди дежурить, как бы этот зверь не пожаловал к нам в гости…
 Ночь подступила как-то незаметно. Еще совсем не-дашю все вокруг было отчетливо видно в туманном полусвете летних сумерек. А сейчас, когда костер прогорел и Саша поднялся, чтобы поднести к нему сучьев, на него со всех сторон глянула густая чернильная тьма.
 Мальчик невольно покосился на палатку. Оттуда доносилось тихое похрапывание геолога. Но оно почти тонуло в надсадном звоне комаров. И больше ни звука не слышалось в маленьком лагере, разбитом у подножия голых утесов.
 Саша потянулся и глубоко, всей грудью, вдохнул прохладный воздух. Было — что-то жутковато-захваты вающее в том, что он один, совсем один, стоял в сплошном мраке, на берегу глухой таежной реки, о которой ходило столько страшных легенд. Он медленно сошел почти к самой воде и прислушался. Река будто вздыхала в ночной тиши, а вода ее казалась неподвижной и маслянисто-черной, точно густая полузастывшая смола.
 Саша перевел дыхание и настороженно посмотрел по сторонам. Тьма сгустилась еще больше. Все вокруг приобрело какие-то странные фантастические очертания. Даже трава под ногами была неестественно густой и черной.
 «Вот так же, наверное, чувствовал бы себя человек, впервые оказавшийся на чужой планете», — пронеслось в голове Саши, и он поднял глаза к небу. Огромный, усеянный звездами небосвод раскинулся у него над головой, и даже он, этот знакомый с детства черный купол, показался Саше чужим и незнакомым. Но так продолжалось недолго. Вскоре он уже ясно различал серебристую россыпь Млечного Пути, огромный ковш Большой Медведицы, яркую золотистую искорку Полярной звезды. .. А вон и голубая Бега сияет почти над самой рекой!.. Ниже ее пылает красный Антарес, а чуть подальше мерцает, будто подмигивает, тусклый Стрелец…
 Некоторые из этих звезд Саша знал давно. Другие показал ему Андрей Иванович в те длинные вечера, когда они сиживали у костра в таежном поселке, ожидая самолет.
 Но вот взгляд мальчика остановился на яркой зе-леноватой звезде, которая была ему незнакома. Она стояла слишком низко, почти над самой землей, и отделилась от других звезд широкой полосой пустого черного неба.
 «Что это за звезда? — подумал Саша. — И почему она не мерцает?» Зеленая звезда была и в самом деле необычной. Она светилась удивительно ровным мягким светом и была намного крупнее других звезд. А главное — вверх и вниз от нее тянулись тонкие оранжевые лучи.
 «Может быть, это планета?.. — подумал он через минуту. — Но почему она так низко над горизонтом? И совсем, совсем одна…» Саша снова обернулся к реке. В ней так же мерцали звезды. И, казалось, небо замкнулось здесь в гигантское серебристое кольцо. Сколько тут было звезд! Не то, что в городе, где звезды стояли лишь над самой головой и то чуть виднелись в электрическом зареве, А если б здесь не было утесов? Тогда со всех сторон они были бы до самой земли.
 Если б не было утесов… Но ведь на этом берегу тоже утесы! А как же зеленая звезда?
 Саша стремительно обернулся. Загадочная звезда все так же горела почти у самой земли. Теперь Саша не мог отвести от нее глаз. Внезапная догадка молнией пронзила его мозг. Он вспомнил, что в той стороне, где стояла сейчас звезда, скалы закрывали собой почти все небо. А это значило… Это значило, что таинственная звезда горела не на небе, а где-то в скалах, всего в каких-нибудь метрах десяти-пятнадцати над его головой, Как же это так?.. По спине мальчика побежали колючие мурашки, а во рту стало необычно сухо. Но может быть он ошибается, и это все-таки обыкновенная звезда проглядывает в проломе скал?..
 Саша поднялся к палатке, отошел в сторону, затем в другую. Маленький зеленый огонек по-прежнему мягко сиял на черной громаде утесов. Сомнений быть не могло. Загадочная звезда горела на земле. Мальчик растерянно оглянулся кругом. Сплошная непроглядная тьма обступила его со всех сторон. Лишь угли погасшего костра светились издали неестественно ярким пятном, подобно огненному глазу какого-то чудовища.
 Саше стало страшно. Но потом он подумал, что, может быть, это какой-то диковинный минерал светится в темноте ночи. О таких минералах Саша не слышал.
 — Надо показать Петру Ильичу. Все равно пора его будить на дежурство.
 Саша отбросил полог палатки и тихо позвал: — Петр Ильич!..
 Геолог тотчас же откликнулся: — Что? Медведь?!
 — Нет, все спокойно. Только вот… Огонек какой-то горит на скалах…
 — Огонек? — переспросил Петр Ильич, натягивая сапоги.
 — Да, сначала я подумал, что это звезда, а потом смотрю — на обрыве что-то светится. И ярко так!..
 Геолог смазал лицо и руки рипудином и выбрался наружу.
 — А что у тебя костер-то погас?
 — Да вот, увидел я этот огонек и о костре забыл.
 — Где же он, этот огонек твой? — спросил геолог позевывая. — Опять, наверное, что-нибудь вроде кровавых пятен.
 — А вон там, видите?
 Петр Ильич почесал затылок: — Гм… Любопытно! Что же это светится?.. — Может быть, минерал какой-нибудь? Геолог покачал головой: — Нет, таких минералов как будто нет.. — Что же это такое?
 — Понятия не имею.
 — Вот забраться бы туда, посмотреть…
 — С ума сошел! Туда и днем не поднимешься.
 — Нет, Петр Ильич, днем можно попробовать. Я же поднимался в одном месте. Вот только как заметить это место?
 — Не выдумывай, пожалуйста! Попробовать… Попробовали один раз!.. Не нравится мне этот огонек, признаться…
 — Почему же?
 Петр Ильич помолчал.
 — Похоже на то, что это опять какой-то фокус, подстроенный древними обитателями. Вот уж поистине проклятое место! Того и гляди, что-нибудь свалится тебе на голову.
 Саша обернулся к утесам. Загадочный огонек все так же сиял среди ночного мрака. Древняя легенда продолжала развертываться у них на глазах.
 — Ну, иди спи! — снова заговорил Петр Ильич, склоняясь над костром. — А я посижу немного. Теперь уж скоро рассвет, Саша не заставил себя упрашивать. Не говоря ни слова, он забрался в палатку, сбросил с себя одежду и быстро юркнул в мешок. Но долго еще не мог заснуть. Он думал об умных смелых людях, когда-то живших на этой загадочной реке, и той неведомой злой силе, которая заставила их покинуть Ваю и бежать в глухие таежные дебри.
 Это было, наверное, такой же темной ночью, когда скрылись из глаз и лес и горы. И только яркая зеленая звезда на неприступных скалах слала прощальный привет людям, не пожелавшим покориться злому року.
 На следующее утро они снова поднялись рано. Солнце едва встало над лесом, а у палатки уже горел костер и аппетитно булькала густая гречневая каша. Суровые голые скалы все так же вздымались к самому небу, и ничего не напоминало о том, что всего лишь несколько часов назад где-то здесь горела красивая яркая звезда.
 Напрасно обшаривал Саша глазами крутые обрывы. Напрасно старался припомнить то место, где видел ночью зеленый огонек. Ничего, кроме трещин и разломов, нельзя было заметить на каменных утесах. А о том, чтобы подняться на скалы, Петр Ильич не хотел и слушать. Ему просто не терпелось покинуть это «проклятое» место, и он то и дело торопил Сашу, занятого укладкой вещей: — Скорее, Саша, скорее. У меня такое чувство, будто мы с тобой в кратере действующего вулкана.
 Постепенно нервозность геолога передалась и Саше. Проглотив несколько ложек каши и даже не взглянув на чай. он начал переносить вещи на плот, в то время как Петр Ильич торопился упаковать громоздкую палатку, Но вот и последний рюкзак с образцами. Саша поднял его на плечо и вдруг заметил, что Петр Ильич к чему-то внимательно прислушивается. Саша отложил рюкзак и направился к нему, но геолог остановил его жестом руки, а через минуту отбросил чехол палатки, который был у него в руках, и кинулся в густую высокую траву. Там послышался какой-то писк, возня, а затем довольный голос Петра Ильича: — Попалась, голубушка!..
 Вскоре Саша увидел и его самого. Петр Ильич отряхивался от росы, а в руках его билась маленькая серенькая уточка. Она беспомощно трепыхала крыльями и беззвучно раскрывала рот, словно ей не хватало воздуха.
 — Видал! — воскликнул Петр Ильич, подмигивая Саше. — Без единого выстрела, и — к обеду жаркое.
 — Как вы ее поймали?
 — А она, глупая, птенцов вела к реке. Я ее и цап-царап!
 — А как же птенцы? Петр Ильич рассмеялся: — Рассыпались, как горох…
 — Но как же они теперь без матери?
 — Чепуха! Злее будут…
 В это время из травы донесся слабый писк, и сердце Саши сжалось от жалости. — Петр Ильич! Отпустите ее.
 — Ну нет! Даром, что ли, я весь вымок.
 — Петр Ильич, я прошу вас! Молодой аспирант прищурил глаза: — Ну и нюня же ты! Тебе бы только в юбке ходить!
 Саша вспыхнул.
 — На вашем месте я воздержался бы от таких замечаний, — сказал он глухо.
 Петр Ильич нахмурился:
 — Что ты хочешь этим сказать?
 — То, что не очень разбрасывайтесь юбками. Неизвестно еще, что будет впереди.
 — Ну хватит! — Петр Ильич сорвал с глаз очкп. — Бери рюкзак и — на плот! Мальчишка!
 Саша дернулся, как от удара. Ему очень хотелось напомнить этому взрослому дяде о том, как тот вел себя в пещере и вчера при встрече с медведицей. Но он только махнул рукой и, схватив рюкзак, направился К реке. А Петр Ильич быстро опутал лапки утки бечевкой и, привязав ее к своему спальному мешку, бросил его на плот.
 Через несколько минут плот снова плыл вверх по реке. Утро было великолепное. Прибрежные леса словно дымились в легком туманном мареве. Река сверкала так, что на нее было больно смотреть. А на плоту царило мрачное молчание. Отвернувшись от Петра Ильича, Саша с ожесточением орудовал шестом, время от времени поглядывая на несчастную пленницу.
 Наконец Петр Ильич не выдержал: — Ну что ты надулся, как индюк? Пойми, наконец, что мы в тайге, где, может быть, еще десяток лет не появится ни один человек. Кому они будут нужны, твои утята, если мы и оставим им мать? Другое дело, если бы мы были там, у себя дома, где нужно забо-титься о сохранении дичи.
 — Эх, Петр Ильич! Да разве в этом дело!..
 — Тогда я тебя не понимаю.
 — Да жалко же их, просто жалко! Неужели для вас не существует ничего, кроме пользы?
 — Ну, знаешь… — начал было Петр Ильич насмешливым голосом, но закончить ему не удалось — черная тень упала вдруг на плот, и в то же мгновение послышался тонкий пронзительный свист. Тугая струя воздуха ударила в лицо Саши. Он инстинктивно отвернулся и, вобрав голову в плечи, отступил к самому краю плота. За спиной его послышался сильный всплеск воды, и все стихло.
 Саша быстро обернулся и оцепенел от ужаса: на плоту он был один. А далеко над лесом, в бескрайней синеве небес, стремительно уносилась прочь огромная черная птица, в когтях которой виднелось что-то темное и длинное.
 — Петр Ильич!.. — закричал Саша в отчаянье и, схватив ружье, выстрелил в воздух, надеясь испугать птицу. Но та лишь быстрее замахала крыльями и вскоре скрылась за высокой стеной деревьев,


 Глава тринадцатая ЗВЕЗДНОЕ ВЕЩЕСТВО

 День клонился к вечеру. Солнце переместилось уже далеко к западу, и длинные косые тени побежали от опушки леса. Тяжелый полуденный зной сменился прохладой. С реки повеяло приятной свежестью.
 Наташа прикрыла глаза и задумалась. Шаги Андрея Ивановича и Валерия давно замерли где-то в глубине леса, и ее обступила предвечерняя тишина, нарушаемая лишь тихим потрескиванием костра да привычным звоном комаров. Невеселые мысли теснились в голове девушки. Ведь это из-за нее Андрей Иванович и Валерий не могут идти дальше и вынуждены сидеть здесь, испытывая муки голода. И всему виной ее слабость. Почему она все-таки ослабла? Ну, Андрей Иванович, положим, бывалый сибиряк. А Валерий? Он чувствует себя почти хорошо, а она не может сделать больше ни шагу. Андрей Иванович взял у нее рюкзак, Сегодня утром дал ей самый большой сухарь. И все же у нее так кружится голова.
 Наташа сильно сжала виски. Хоть бы что-нибудь поесть… На миг ей представилась большая миска крутой дымящейся каши. Сколько бы она съела ее сейчас?.. Тарелки две. А может быть, и больше. Она невольно глотнула слюну и вдруг насторожилась. Какой-то неясный шорох послышался в траве. Девушка приподнялась на локте, напряженно всматриваясь в густые заросли. Но вскоре глаза ее заискрились улыбкой: прямо перед ней, смешно приспустив одно ухо, сидел маленький серый зайчишка. В его глазенках не было и тени страха. Слегка пошевеливая тонкими усиками, он с любопытством рассматривал диковинного зверя, неподвижно лежащего на граве.
 Наташа потянулась к нему рукой. Зайчишка отскочил немного в сторону и снова уселся за кустиком. Он был, по-видимому, совсем еще маленький и глупенький.
 Наташа присела на корточки. В голове ее мелькнула новая мысль. Ведь это дичь! Его можно сварить или зажарить. Она проглотила слюну.
 Девушка осторожно шагнула к зайчику. Но тот опять прыгнул в сторону. Наташа сделала еще шаг. Зайчишка снова прыгнул. И все-таки ее не оставляла мысль поймать косоглазого. Тогда бы Андрей Иванович и Валерий не думали, что она совсем уж ни на что не годный человек.
 Наташа представила себе их радостные лица при виде пойманного зайца и ускорила шаги. Но косоглазый тоже запрыгав быстрее. Она шла за ним все дальше и дальше. А он словно дразнил девушку, передвигаясь вперед короткими неторопливыми прыжками.
 Но вот путь им преградила густая, по-видимому, только что поваленная пихта. Зайчишка юркнул под ее пышные зеленые ветви и замер. Глупенький! Наташа отчетливо видела кончики его серых вздрагивающих ушей.
 — Теперь ты от меня не уйдешь!.. — воскликнула она беззвучным шепотом и быстро прыгнула вперед. Руки ее крепко вцепились в теплые мягкие ушки, но в то же мгновение ветви под ней почему-то прогнулись, затрещали, и она рухнула куда— то вниз…
 Очнулась Наташа на дне глубокой узкой ямы. Она открыла глаза и с удивлением осмотрелась по сторонам. Дно ямы было покрыто толстым слоем мха, стены же — почти совершенно голые, разрисованные какими-то причудливыми узорами. В яме царил полумрак. Наташа подняла голову вверх и увидела, что над ней тоже нависают странные зеленые узоры.
 — Где я?.. — прошептала она чуть слышно. — Или это сон?..
 Наташа осторожно приподнялась, и… сердце ее остановилось от страха. Какой-то серый зверь метнулся у нее из-под ног и прыгнул в дальний угол ямы. Наташа в ужасе зажмурилась и вся съёжилась, ожидая нападения чудовища. Но оно не подавало никаких признаков жизни. Тогда она открыла глаза и посмотрела в темный угол. Там сидел и дрожал маленький серый зайчишка. Он, видимо, уснул, пригревшись у ее ног, а как только она пошевелилась, забился в самый дальний угол и теперь с тревогой посматривал на странного двуногого зверя.
 Наташа невольно рассмеялась. Она вспомнила все. И этого смешного глупого зайчишку, и свою первую «охоту», и густую поваленную пихту. Она подняла голову. Так вот онр что. Теперь ей стали понятны причудливые перья и гирлянды, нависшие над головой. То были ветви пихты, скрывшие от нее эту западню. Тени от них лежали и на стенах ямы, разрисовывая их пестрыми узорами.
 Наташа встала на ноги. Голова ее кружилась. Сильно болело левое плечо: очевидно, ушибла при падении. Она прислонилась к стенке и посмотрела вверх. Яма была глубокой. До ветвей пихты Наташа не дотянулась бы и рукой. Стены ямы были почти отвесными и ровными. Большие пятна шелковисто-зеленого малахита покрывали их сверху донизу.
 Что же делать?..
 Девушка обошла яму кругом и вдруг услышала знакомые голоса: — Дальше следов не видно…
 — Да что она, сквозь землю, что ли, провалилась? Наташа приподнялась на цыпочки и крикнула: — Андрей Иванович! Я здесь. Я в самом деле провалилась. Не становитесь на ветки. Под ними яма.
 На минуту вверху все смолкло. По-видимому, там Не могли прийти в себя от изумления. Но вот ветви затрещали, раздвинулись, и Наташа увидела радостное улыбающееся лицо геолога.
 — Наташа! Как ты сюда попала?
 — Провалилась, Андрей Иванович.
 — Да зачем ты пошла сюда?
 Наташа указала на крохотного дрожащего зайчишку, — Вон из-за него! Хотела поймать. А он и заманил меня в западню.
 Андрей Иванович рассмеялся: — Ну и охотники! Друг друга ловили и оба попались! Такого даже в охотничьих, рассказах не встретишь. Давай скорее руку!
 Наташа замялась: — А зайчик? Надо и его вытащить…
 — Давай и его, — согласился Андрей Иванович, протягивая руку. — Только смотри, не поцарапал бы он тебя. Бери его за шкурку.
 Наташа склонилась над зайчишкой. Он и не пытался бежать. Она подняла его с земли и подала геологу.
 Вскоре все были наверху. Андрей Иванович посадил зайчонка к себе на колени.
 — Зачем тебе понадобился этот постреленок? Наташа смутилась.
 — Я хотела… Я думала… Что из него можно сварить суп.
 Валерий захлопал в ладоши.
 — Верно! Вот здорово! — он потянулся к зайцу. Но Нйташа загородила его руками.
 — Нет, нет! Я сама.
 Она взяла у Андрея Ивановича зайца и попыталась его погладить. Но зайчонок словно только этого и ждал, Он сильно взмахнул задними лапами и больно оцарапал ей палец.
 — Ой! — вскричала она и разжала руки. Зайчонок бросился в кусты.
 — Держи его! — закричал Валерий и пустился догонять. Но зайца и след простыл.
 Наташа чуть не плакала с досады.
 — Эх ты, размазня! Девчонка, так девчонка! — бросил Валерий и зашагал к костру, — Как же это получилось, Андрей Иванович? — в голосе Наташи слышались слезы. — Ведь я так хотела…
 — Ничего, Наташа. Какая это дичь! В нем одна шкурка. Пусть бежит! А мы скоро будем в лагере. Подожди меня минутку.
 Он отломал несколько веток и спрыгнул в яму. Наташа удивленно вскрикнула: — Андрей Иванович, куда же вы?
 — Надо посмотреть. Это ведь не просто яма, а древняя шахта. Ты обрати внимание на окраску ее стен.
 — Да, я знаю. Это малахит.
 — Верно. Но здесь не один малахит. Посмотри-ка вот сюда.
 Наташа склонилась над ямой и только теперь, когда в нее проник яркий солнечный свет, заметила, что зеленые пятна на стенках чередуются с красивыми темно-синими звездочкам и друзами26 мелких синих кристалликов.
 — Ой, как красиво! — воскликнула она, хлопнув в ладоши. — Отколите мне кусочек.
 Андрей Иванович выколотил лучистую звездочку лазоревого минерала и подал ее Наташе.
 — Вот тебе еще один синий камень — минерал азурит, или медная лазурь.
 Наташа погладила пальцами тонкую ажурную звездочку, а затем снова заглянула я яму. Яркие друзы азурита, синеющие на фоне шелковистого малахита, казались большими синими цветами, рассеянными в густой зеленой траве.
 Наконец Андрей Иванович выбрался из ямы и, вписав несколько слов в тетрадь, протянул руку Наташе: — Ну пойдем, побалуемся чайком, что ли. Наташа поднялась с земли.
 — Какое удачное сочетание минералов в этой яме, словно васильки во ржи…
 Андрей Иванович улыбнулся.
 — Да, пожалуй, так. Но это обычное явление, Наташа. Малахит и азурит почти всегда встречаются вместе. Они ведь имеют примерно один и тот же состав — тот и другой карбонаты меди, да и условия их образования совершенно одинаковы. Даже физические свойства этих минералов одни и те же. Больше того, азурит может переходить иногда в малахит, и тогда кристаллики, характерные для азурита, оказываются сложенными малахитом.
 — Как так?
 — А вот как. Каждому минералу соответствует своя форма кристаллов. Малахиту — одна. Азуриту — другая: Однако если уже образовавшиеся кристаллы азурита меняют свой состав, превращаются в малахит, то форма у них остается прежняя, свойственная азуриту. Такие необычные кристаллы мы называем псевдоморфозы, то есть кристаллы с чужой формой. И вот в природе частенько встречаются псевдоморфозы малахита по азуриту.
 Оба эти минерала действительно красивы. Но для геологов они ценны прежде всего тем, что это своеобразные индикаторы27, позволяющие находить богатые медные руды. Их яркая раскраска, как путеводная ниточка, ведет нас в подземные кладовые этих руд. И вот здесь, под нашими ногами, как раз находится одна из таких изумительных кладовых. Вот о чем говорят нам эти «васильки во ржи».
 Они вышли из лесу и поднялись на пригорок. У потухшего костра лежал Валерий.
 — Ты что костер-то не разжег? — обратился к нему. Андрей Иванович, опускаясь на землю. Но Валерий не ответил. Он даже отвернулся от геолога и почему-то закашлялся, будто чем-то подавился второпях или наглотался едкого дыма.
 Андрей Иванович раздул костер и начал разливать чай. Их ужин состоял из нескольких сухарей и маленького кусочка сахара. Это лишь раздразнило аппетит.
 Наташа вспомнила убежавшего зайчишку и вздохнула.
 Утро следующего дня было холодным и пасмурным. Услышав голос Андрея Ивановича, Наташа, как всегда, попыталась встать с постели, но едва она приподнялась, как голова ее закружилась, и она снова неловко опустилась на землю. Все тело у нее болело. Сильная тошнота подступала к горлу.
 Наташа стиснула зубы: «Только бы встать! Только бы подняться на ноги!» — мысленно твердила она, проклинал свою слабость. Она слышала, как легко и быстро поднялся Валерий. Он даже насвистывал что-то. Почему же у нее так кружится голова?
 Она снова попыталась встать и снова бессильно опустилась на землю. К ней подошел Андрей Иванович.
 — Что, Наточка, тяжело?
 Он сел возле нее.
 Наташа подняла глаза и увидела его худое потемневшее лицо и большие, лихорадочно блестевшие глаза. Видно было, что и он еле поднялся.
 Наташа сделала над собой усилие и села, прислонившись спиной к влажному стволу дерева.
 — Ничего, Андрей Иванович. Я еще могу идти…
 — Надо идти, Наташенька. — Он помог ей подняться. — Еще немного. А сегодня. .. Сегодня мы немного увеличим нашу утреннюю норму.
 Он отыскал глазами Валерия.
 — Валерий! В твой рюкзак я положил шоколад. Вынь-ка одну плитку. Все мы очень ослабли…
 — Что вы, Андрей Иванович! Шоколад надо оставить на конец пути, — ответил Валерий не оборачиваясь.
 — Мы очень ослабли, — повторил Андрей Иванович, — а конец уже недалеко. Одну плитку давайте разделим сейчас.
 — Андрей Иванович! — Валерий решительно застегнул рюкзак. — Вы же мужчина! Стыдитесь! Впереди еще столько дней пути, а вы предлагаете уничтожить наш неприкосновенный запас. Я мальчишка и то…
 Геолог побледнел.
 — Хорошо, — сказал он с расстановкой, — я могу идти без шоколада. Но Наташе он необходим сейчас. Она еле поднялась с постели.
 Наташа хотела возразить, но Валерий опередил ее: — Ах, вот как! Это другое дело. Что ж… Я отдаю Наташе свой сегодняшний завтрак, — сказал он вызывающим тоном. — Но шоколад останется неприкосновенным!
 Валерий быстро вскинул рюкзак на плечи и, не оглядываясь, зашагал вдоль реки. С минуту Андрей Иванович смотрел ему вслед, и вдруг страшное подозрение обожгло его мозг.
 — Стой!! — закричал он. Валерий остановился. Геолог подошел к нему.
 — Снимай рюкзак!
 Валерий отступил на шаг, и вдруг лицо его задергалось.
 — Что?.. Что вы думаете?..
 Андрей Иванович взялся за его рюкзак.
 — Не дам! — рванулся Валерий.
 — Приказываю! — раздельно и властно потребовал геолог.
 Лицо его сделалось страшным. Правая рука сжалась в кулак. Валерий дрожащими руками снял рюкзак. Андрей Иванович быстро расстегнул его и вдруг почувствовал, что земля уходит у него из-под ног: в рюкзаке лежала смятая хвоя пихты. Медленно поднял он глаза на Валерия и словно впервые увидел его красивое надменное лицо, прищуренные веки и наглый бегающий взгляд.
 — Ну что? Что смотрите! Может, и мораль начнете еще читать? А мне наплевать на вас! Я жить хочу! — голос Валерия перешел на крик. — Я Моложе вас! Я имею больше прав на жизнь! Я… — И вдруг голос его осекся. Прямо перед собой он увидел ввалившиеся, полные муки глаза Наташи.
 — А-а-а! — взвыл он и бросился на землю.
 Ни слова не говоря, Андрей Иванович медленно подошел к костру, тщательно разломил на три равные части сухарь и к каждому кусочку положил по крошечной дольке сахару. После этого он направился к реке, чтобы набрать в котелок воды.
 Наташа словно оцепенела. Все происшедшее было настолько невероятным, что казалось каким-то чудовищным недоразумением, которое следовало сейчас же, немедленно разрешить. Валерий не мог этого сделать! Несмотря на все, что она узнала о нем за последнее время, он не мог так низко пасть — обворовать ее, слабую девушку, своего школьного товарища, и пожилого мужчину, делавшего все возможное для их спасения. Разве мог это сделать человек, который так много и с таким чувством говорил о любви, о красоте, о дружбе, который так любил музыку, который писал стихи, который…
 Но этого человека уже не было. Перед ней лежала на земле и скулило, как побитая собака, какое-то жалкое мерзкое существо, которое стыдно было даже сравнивать с человеком.
 Наташа содрогнулась от отвращения. И ей сразу вспомнились слова Саши: «Со слишком хорошими людьми нужно быть особенно осторожными».
 Она отвернулась. Решительными шагами отошла к костру и села рядом с Андреем Ивановичем.
 Завтрак закончился быстро. Геолог встал: — Все лишнее нужно оставить.
 Он осмотрел Наташин рюкзак и бросил его в сторону. Потом вынул из карманов образцы каких-то минералов и положил их к подножию ели.
 — А теперь потихоньку пойдем.
 Наташа потянула его за рукав:..
 — А как же?.. — она показала глазами на Валерия.
 — Догонит! Съест свою порцию и догонит. За него не беспокойся. Такие самоубийством не кончают, К полудню они выбрались на большую поляну, высоко приподнятую над самой рекой.
 — Отдыхать! — коротко бросил Андрей Иванович и, сняв с плеч рюкзак, повалился в траву, Наташа присела рядом.
 — Где же он?.. — начала она после минутного молчания.
 — Не расстраивайся. Сейчас появится, — ответил геолог, чуть поморщившись, и, развязав рюкзак, вынул пакет с остатками сухарей.
 Действительно, Валерий не заставил себя долго ждать. Не успел Андрей Иванович разломить вынутый сухарь на части, как на опушке показалась его ссутуленная, словно надломленная, фигура. Но дальше Валерий не пошел. Выйдя из леса, он бросил быстрый взгляд на знакомый пакет и, ни слова не говоря, усел-. ся на поваленной лесине.
 Геолог нахмурился: — Тебя что, с ложечки кормить? А ну быстро, бери свою порцию да сходи к реке за водой!
 Валерий молча, не поднимая глаз, взял свою долю сухаря и, подхватив котелок, спустился к воде. Через несколько минут голова его показалась над обрывом.
 Андрей Иванович шагнул ему навстречу и, протянув руку, помог взобраться наверх.
 — А что это синеет там, у воды? — спросил он, глянув вниз, на берег.
 — Камни какие-то…
 — Камни!.. И ты не догадался поднять хоть один из них?
 Валерий со вздохом направился обратно.
 — Ладно, сиди уж!.. Я сам посмотрю.
 Андрей Иванович спрыгнул с обрыва и пошел к воде.
 Вернулся он минут через пятнадцать совсем с дру-гой стороны и принес прекрасную друзу крупных кристаллов, Наташа сейчас же подсела ближе и принялась с интересом рассматривать красивый фигурный камень. Это было причудливое нагромождение блестящих синих кубиков, больших и маленьких, сросшихся друг с другом и проросших друг через друга, сидящих прямо на плоском основании и торчащих углом вверх. Все они имели чудесный фиолетово-синий цвет и были настолько прозрачны, что в глубине их просматривались тончайшие трещинки и мельчайшие пузырьки газа, кое-где белеющие наподобие крошечных белых бусинок. Казалось, что сами кубики были абсолютно бесцветны, а фиолетовую окраску имело основание, на котором они сидели и которое было хорошо видно через толщу прозрачных кристаллов. Впрочем, за кубики эти кристаллы можно было принять только издали. Вблизи же они скорее напоминали пустые стеклянные коробочки, небрежно брошенные на кусок нежно-фиолетового бархата, и стенки этих коробочек казались настолько тонкими и хрупкими, что к ним страшно было прикоснуться рукой. Да и пустыми они были, оказывается, не все. В некоторых «коробочках» лежали и даже не лежали, а будто парили в воздухе маленькие белоснежные жемчужины. В других — время от времени вспыхивали крохотные многоцветные радуги. И все это словно подсвечивалось снизу мягким фиолетово-синим светом.
 — Ой, что же это такое? — воскликнула Наташа, не спуская глаз с чудесных кристаллов.
 Андрей Иванович подсел к ней.
 — Этот минерал ты должна знать. Она задумалась.
 — Неужели флюорит?
 — Конечно! Его трудно спутать с чем-нибудь другим.
 — Я сразу так подумала. Петр Ильич показывал мне флюорит в музее. Но я никогда не видела его таким прозрачным. — Наташа взяла камень в руки. — Эта же просто чудо! В нем видны мельчайшие трещинки. И потом, что это за бусинки там внутри? И какое-то, сияние, что ли?
 — Это все воздух, Наташа.
 — Как воздух?
 — Очень просто. Белые шарики — это пузырьки воздуха или газа, захваченные кристаллом при его росте, а радужное сияние возникает в результате пре-ломления световых лучей в тонких трещинах, заполнен-. ных воздухом.
 — Вот как! — Наташа потрогала гладкие кристалл лы. — Но до чего они прозрачны! Даже не верится, что эти кубики сплошные. Сразу видно: драгоценный ка-мень!
 Геолог рассмеялся: — Что ты, Наташенька! Какой он драгоценный! У него же ничтожная твердость. Меньше, чем. у обычного стекла. Драгоценный сапфир, например, тверже флюорита почти в двести раз, а бриллиант даже в двадцать семь тысяч раз! Впрочем, в последнее время этот минерал становится более ценным. До недавнего времени он использовался главным образом лишь в металлургии в качестве флюса 28, ускоряющего плавление руд. Недаром иначе его называют плавиковый шпат. Теперь же прозрачные разновидности флюорита начинают использоваться в оптической промышленности. Дело в том, что на флюоритовую оптику не действуют губительные излучения радиоактивных веществ. А вы знаете, как широко сейчас используются в науке и технике радиоактивные изотопы различных элементов. Но для этого необходимы соответствующие приборы и аппараты, среди которых не последнюю роль играют и ошические системы. Вот тут-то и не обойтись без флюоритовой оптики.
 — Подождите, Андрей Иванович, — перебила его Наташа, — но ведь оптика должна быть не только про-зрачной, но и бесцветной, а флюорит всегда окрашен в фиолетовый цвет.
 — Ну, положим, флюорит далеко не всегда окрашен в фиолетовый цвет. Он может быть и желтым, и зеленым, и голубым и даже почти черным. Но может он быть и абсолютно бесцветным, таким, например, как стекло или горный хрусталь. Впрочем, это не имеет большого значения, так как любой флюорит легко обесцвечивается. Для этого достаточно осторожно нагреть его. Оптический флюорит должен удовлетворять только одному требованию — быть абсолютно прозрачным. Но вот это-то, к сожалению, наблюдается не часто. Такой образец, как наш, — большая редкость.
 Наташа снова взяла камень в руки.
 — Да, в университетском музее у Петра Ильича не было ни одного такого кристалла. Но почему этот минерал называют флюоритом?
 — Так ведь это природное соединение кальция и фтора, а фтор по-латыни — «флюорум».
 — Фтор? А его нельзя получить из флюорита? Андрей Иванович задумался.
 — Я не слышал, чтобы фтор получали непосредственно из флюорита. Впрочем, в некоторых разновидностях его, главным образом в фиолетово-черных или почти черных, содержащих примесь урана, устанавливается заметное содержание свободного газообразного фтора и не только фтора, но и другого очень интересного газа, о котором можно было бы рассказать много занимательного.
 — Ну так расскажите! — попросила Наташа. Андрей Иванович лег на спину и, глядя в высокое чистое небо, где почти в зените сияло яркое полуденное солнце, начал свой рассказ.
 — Это произошло, если мне не изменяет память, 26 октября 1868 года. В этот день Парижская академия наук получила сразу два письма — от французского астронома Жансена и английского астронома Локьера, В обоих письмах сообщалось об одном и том же удивительном открытии. В спектре короны солнца, этой ближайшей к нам звезды, обоими учеными была обнаружена необычная желтая линия. Эта таинственная линия лежала на небольшом удалении от того места, где обычно располагается спектральная линия натрия, и она не могла принадлежать ни одному из известных тогда на земле веществ. Естественно, напрашивался вывод, что неизвестная линия принадлежит какому-то особому звездному веществу, которое существует только на солнце.
 Открытие Жансена и Локьера всколыхнуло весь мир. В честь его была выпущена специальная золотая медаль, а открытое астрономами вещество получило название «гелий», что указывало на его солнечное происхождение, так как «гелиос» по— гречески «солнце».
 Начиная с этого времени развернулись усиленные поиски гелия на земле. Его искали и физики и химики. Но только через двадцать семь лет он был, наконец, обнаружен, и знаете кем?
 Андрей Иванович повернул к Наташе голову и хитро улыбнулся одними глазами. Она молча пожала плечами.
 — Геологами! Вот кто открыл звездное вещество на Земле. Они обратили внимание на то, что при нагревании редкого минерала клевеита выделяется какой-то неизвестный газ, который не только не горит и не поддерживает горение, но и не соединяется абсолютно ни с какими веществами. Этим сообщением заинтересовались химики. Они изучили спектр нового инертного газа и увидели ту самую таинственную желтую линию, которая была обнаружена астрономами в спектре солнца. Неизвестный газ оказался тем самым звездным веществом, которое искали на Земле уже более четверти века. Так гелий был открыт вторично. На этот раз уже на Земле.
 Но поиски его не прекращались и после этого. Ученые начали прокаливать другие минералы и породы, я вскоре оказалось, что гелий содержится во многих минералах: уранините, монаците, колумбите, отэните, тюямуните, самарските и других. Нашли гелий и в фиолетово-черном флюорите, о котором я вам говорил. Но больше всего его содержалось в минерале торианите, который был найден на Цейлоне. Каждый килограмм торианита при нагревании давал до десяти литров гелия.
 Начали ученые изучать эти минералы и обнаружь ли, что все они содержат в своем составе уран или то-рий. Но ведь гелий не соединялся ни с ураном, ни с торием! Почему же он сопутствовал именно этим эле-ч ментам? На этот вопрос не могли ответить ни геологи, ни химики.
 Тогда на помощь пришли физики. И вот в результате точных и остроумных опытов было установлено, что гелий не просто сопутствует урану и торию, но что он рождается из этих элементов за счет распада их ядер.
 Так была окончательно разрешена загадка звездного вещества. Но этим не закончилась история его изучения. Когда гелий, подобно другим газам, попытались перевести в жидкое состояние, то он проявил небывалое упорство. В течение многих лет физики всего мира бились над этой проблемой. Постепенно они дошли в своих экспериментах до такого холода, при ко-: тором все другие газы сейчас же превращались в лед. Но гелий по-прежнему оставался бесцветным легким газом. И только тогда, когда была достигнута неслы-: ханная температура — минус 269°С, всего лишь на четыре градуса превышающая абсолютный нуль, этот упрямец превратился наконец в прозрачную бурно кипящую жидкость. А когда температуру жидкого гелия понизили еще на два градуса, то с ним начали твориться просто-таки невероятные вещи. Прежде всего он стал кристально-прозрачным, а затем потерял всякую вязкость, то есть перешел в такое состояние, при котором любое его количество вытекало практически мгновенно даже через самое маленькое отверстие.
 Представьте себе ведро с дыркой в булавочную головку. Если такое ведро наполнить водой, то понадобится несколько часов, чтобы оно опорожнилось. А вот переохлажденный гелий вытекает из него так быстро, будто ведро совсем не имеет дна. Он словно проваливается в пустоту.
 И это еще не все. Такой сверхтекучий гелий оказался в то же время и сверхпроводимым. Тепло и электричество распространяются в нем во много раз лучше, чем в самом хорошем металлическом проводнике. Гораздо лучше, чем, например, в меди или серебре.
 Но самым интересным для нас, геологов, было то, что с помощью гелия оказалось возможным установление абсолютного возраста горных пород и минералов. Я уже говорил вам, что на земле гелий рождается из урана или тория. Физики подсчитали, что при любых условиях из одного грамма урана каждый год образуется одна пятидесятимиллиардная доля грамма гелия. Следовательно, если в каком-то минерале, содержащем грамм урана, точно определить количество заключенного в нем гелия, а затем разделить эту величину на одну пятидесятимиллиардную, то получится количество лет, прошедшее с момента образования минерала.
 Так геологи высчитали, например, что каменноугольная эпоха, во время которой землю покрывали огромные древовидные папоротники и хвощи, давшие начало пластам каменного угля, а болота населялись гигантскими панцирными ящерами, была около двухсот пятидесяти миллионов лет тому назад. Меловая эпоха, в морях которой образовывались пласты белого писчего мела, а на суше начали появляться первые млекопитающие, была около семидесяти миллионов лет назад. Самая же древняя, архейская эпоха, когда на земле только еще зарождалась жизнь, была свыше двух миллиардов лет тому назад.
 Так радиоактивные минералы, в которых уран или торий, непрерывно распадаясь, выделяют инертный гелий, стали надежными геологическими хронометрами с помощью которых устанавливается хронология нашей планеты.
 Рассказ Андрея Ивановича заинтересовал даже Валерия. Он подсел ближе к геологу и, несмело кашлянув, спросил: — А сколько лет прошло с появления на Земле человека?
 Андрей Иванович обернулся к нему: — Человек появился на Земле во второй половине четвертичного периода, а это было примерно пятьсот тысяч лет тому назад.
 — Так много?!
 — Да. Ведь тот небольшой отрезок времени, который считается, как говорится, официальной историей. человечества и который вы изучаете в школе, это лишь ничтожная часть огромнейшего пути, пройденного человеком от далеких предков, впервые взявших в руки камень, до нашего современника, устремляющего взор к другим планетам.
 — Андрей Иванович, а в этом флюорите нет гелия? — вступила в разговор Наташа, снова пододвигая к себе друзу прозрачных кристаллов.
 — Нет, здесь его, пожалуй, нет. А вот в самом верху обрыва я видел, кажется, черный флюорит, который содержит, по-видимому, и уран и гелий. Сейчас я попробую его достать.
 Андрей Иванович встал с места и, подхватив молоток, снова направился к обрыву. Но на этот раз он не стал спускаться вниз, а, опустившись на колени, начал вытаскивать что-то из земли сверху. Ребята с интересом следили за его движениями.
 — Есть! — крикнул он через минуту и, бросив молоток, склонился еще ниже, стараясь, по-видимому, достать руками что-то очень хрупкое, Наташа нетерпеливо поднялась и направилась в его сторону. Но не успела она сделать и нескольких шагов, как трава сзади геолога как-то странно зашуршала, раздвинулась, и Огромный участок поляны, на котором примостился Андрей Иванович, медленно, словно нехотя, начал клониться к реке.
 Наташа похолодела.
 — Андрей Иванович! Скорее назад! — крикнула она, бледнея от ужаса.
 Но было уже поздно. Не успел геолог поднять го-лову, как отделившаяся площадка круто накренилась, разломилась на несколько частей и с шумом рухнула вниз.
 Наташа вскрикнула и бросилась к обрыву. По воде медленно расходились широкие мутные круги. Некото — — рое время поверхность реки была пустынной. Но вот невдалеке от берега показалась голова геолога. Он что-то крикнул и снова ушел под воду. На воде виднелись теперь лишь редкие, быстро лопающиеся пузыри.
 Наташе стало страшно.
 — Валерий! — закричала она дрожащим голосом. — <Андрей Иванович тонет!
 — А я что сделаю. Меня самого тошнит от слабости.
 Наташа заметалась по берегу. Прошла минута. А может быть и час. Она потеряла всякое представление о времени. Страх и отчаяние лишили ее последних сил. Она готова была уже заплакать, когда над водой опять показалась голова Андрея Ивановича.
 Наташа радостно вскрикнула. Но геолог снова скрылся под водой. И тогда, не думая, не отдавая отчета в своих действиях, подчиняясь какому-то мгновенному подсознательному чувству, Наташа прыгнула с крутого берега.
 Вскоре вода вынесла ее на поверхность, и она увидела в нескольких метрах от себя маленькие лопающиеся пузырьки. Девушка поплыла к ним. Но сильное течение тянуло ее назад. Наташа напрягала все свои силы. Но голова ее закружилась. Руки и ноги стали тяжелыми и непослушными. По телу пробежала судорога. Наташа решила плыть к берегу. Но течение тянуло ее в глубину. Она пыталась крикнуть. Но в рот полилась вода. Дыхание перехватило.
 «Конец!..»—пронеслось в ее затуманенном сознании, и она полетела в холодную черную бездну...

Глава четырнадцатая ЗАГАДОЧНЫЕ ВЫСТРЕЛЫ


 Громадный старый орел, широко распластав крылья, медленно скользил над бескрайними лесными просторами. Далеко под ним струилась река. Большая и красивая, она словно горела под яркими лучами утреннего солнца.
 Орел навострил глаза и полетел еще медленнее. Реку эту он знал давно. Не один десяток лет охотился он в ее зарослях. И это не доставляло ему большого труда. — Прибрежные леса кишели всевозможной дичью, соперников же у него не было давным-давно.
 Но в последнее время дела его пошли хуже. Ослабли могучие крылья. Плохо стали видеть глаза. Притупились острые когти. Все чаще и чаще сидел он теперь, нахохлившись и прикрыв глаза, на высокой голой скале, где когда-то было его гнездо. Сидел неподвижно, подолгу. Никто не осмеливался нарушить его покой. Но беспощадный голод снова и снова гнал его в воздух. И орел, тяжело взмахнув крыльями, отправлялся на поиски добычи.
 Вот и теперь он'Медленно описывал кругя яад знакомой рекой, стараясь увидеть внизу хоть какую-нибудь птицу. Но в густых прибрежных зарослях не было заметно никакого движения. Хитрые обитатели тайги притаились при виде орла. А его старые глаза уже не могли отыскать их среди буйной растительности.
 Орел щелкнул клювом и, взмахнув крыльями, снова полетел к своей скале. Но в это время на поверхности реки, почти на самой ее середине, он увидел нечто странное. Большая связка бревен плыла там почему-то против течения. А на этих бревнах можно было рассмотреть смешные фигуры каких-то двуногих существ.
 Орел опустился ниже. Таких двуногих он когда-то видел. Это было много лет тому назад. Однако он помнил, что нападать на них опасно. Орел сильно взмахнул крыльями, чтобы взмыть вверх, но в это самое время глаза его рассмотрели маленькую серую уточку, которая сидела на плоту, немного в стороне от двуногих.
 Орел раскинул крылья и замер. Утка была совсем на виду, а двуногие существа, казалось, не обращали на нее никакого внимания. Он опустился еще ниже. Заметившая его птица в страхе затрепетала крыльями, но почему-то не тронулась с места, а странные двуногие существа по-прежнему не смотрели ни на утку, ни на орла.
 Он приготовился к нападению. Недремлющий инстинкт говорил ему, что не следует связываться с двуногими, но голод заглушал мудрый голос предков. Он. толкал орла к беззащитной утке, и когда плот оказался прямо под ним, орел камнем бросился на свою жертву и, вонзив в нее когти, рванулся ввысь.
 В пылу атаки он не заметил, что вместе с уткой в воздух взвился какой-то длинный темный сверток. Просто птица показалась ему слишком тяжелой. Но вслед за тем послышался всплеск воды, громкий крик двуногого и какой-то сильный грохот. И, несмотря на все это, орел не выпустил добычи. Он был слишком голоден, а в его когтях билась еще живая теплая дичь.
 Напрягая последние силы, он быстрее заработал крыльями, и вскоре река осталась далеко позади. Орел тяжело опустился на каменную глыбу и тут же расправился со своей жертвой. Потом он разодрал когтями длинный сверток. Но в нем не оказалось ничего съедобного. Лишь клочья ваты полетели по ветру и, медленно кружась, опустились на острые вершины молодых елочек.
 Орел щелкнул клювом и отряхнулся. Затем поудобнее устроился на диком камне, прикрыл глаза и снова погрузился в тяжелую старческую дремоту…
 Саша бросил ружье и, схватив шест, остановил сносимый течением плот. Потрясенный всем случившимся, он решительно не знал, что предпринять для спасения Петра Ильича. В том, что именно его он видел в когтях страшной птицы, мальчик не сомневался. Но куда она потащила геолога? Как разыскать ее ло-. гово? ..
 «Прежде всего надо причалить к берегу», — решил он наконец и, с опаской поглядывая на небо, начал усиленно работать шестом. Но не успел плот сдвинуться с места, как где-то совсем недалеко послышался вдруг голос геолога. Саша быстро обернулся и застыл от изумления: Петр Ильич, живой и невредимый, стоял в воде, метрах в двухстах от плота, и отчаянно махал ему руками. По лицу геолога струились ручейки, а одежда и волосы его были совершенно мокрыми. Но как он попал в реку? И что тогда утащил орел?
 Саша быстро осмотрел плот и сразу заметил, что на нем нет спального мешка Петра Ильича, к которому была привязана злополучная утка. Так вот оно что! Тот длинный темный предмет, который он принял за несчастного аспиранта, был всего лишь его спальный мешок. Тут только Саша вспомнил, что в тот самый момент, когда он услышал свист крыльев, за спиной его раздался сильный всплеск.
 «Это же Петр Ильич со страху плюхнулся в воду. — Саша взглянул на его мокрую жалкую фигуру и не мог удержаться от смеха. — Хорош герой!» Он снова взялся за шест. Вскоре Петр Ильич вскарабкался на плот, — Давай скорее к берегу! — проговорил он охрипшим голосом. — Хорошо еще, что ты удержался па плоту, а то опять пришлось бы мчаться за ним вдогонку. Молодец! Недаром я взял тебя с собой.
 Саша усмехнулся: — Теперь вы, наверное, юбки мне не предложили бы?
 Петр Ильич смущенно кашлянул.
 — Ладно уж! Я же пошутил… Неужели ты не понимаешь?
 — Да я тоже шучу. А вот утка-то сама за себя отплатила.
 — Какая утка?
 — Л та самая, которую вы к спальному мешку привязали. Ведь это ее утащил орел с вашим мешком впридачу.
 — Не может быть!
 Петр Ильич быстро окинул глазами плот и обратился к Саше: — Неужели в самом деле со спальным мешком утащил?
 — Конечно! Он же не знал, что это спальный мешок, — усмехнулся Саша, — а подсказать ему было некому.
 Но Петр Ильич не смеялся: лишиться в тайге спального мешка было делом не из приятных.
 Спустя полчаса они отчалили от берега. Но и на этот раз плыть им пришлось недолго. После третьего поворота впереди, на правом берегу, показалось большое розовато-серое пятно, рельефно выделяющееся на яркой зелени деревьев. Петр Ильич засуетился. Он несколько раз протер очки, перешел на другую сторону плота и воскликнул: — Саша! Смотри-ка! Ты знаешь, что это такое? Саша приложил ладонь к глазам: — Гранит, наверное.
 — Гранит-то гранит, а что в граните?
 Саша внимательно всмотрелся в большое обнажение. Розовато-серая масса гранита была рассечена сплошной широкой полосой.
 — Полоска какая-то…
 — Полоска! Это жила. Понимаешь? Пегматитовая жила! — воскликнул Петр Ильич с таким энтузиазмом, какого Саша не сидел в нем еще ни разу. Он недоумен-но посмотрел на своего спутника и спросил: — Это очень интересно?
 — Еще бы! Сейчас ты сам увидишь, что это такое. А ну-ка, поднажмем!
 Вскоре они подплыли к обнажению. Оно было огромно. Не менее чем на три десятка метров возвышав лась перед ними сплошная стена серо-розового грани-та. У подножия ее громоздились огромные глыбы. А прямо над ними, рассекая толщу гранита под небольшим углом к горизонту, проходила широкая полоса жилы. Один конец ее уходил под заваленный обломками бичев-ник, другой терялся в густых зарослях ельника, подступавшего к обнажению справа.
 Как только плот коснулся берега, Петр Ильич спрыгнул на землю и, не теряя ни минуты, направился к обнажению. Саше тоже не терпелось скорее глянуть на никогда не виданную им пегматитовую жилу. Но на его обязанности лежало причаливание плота. Он подогнал его к самому бичевнику, закрепил у большого камня и только после этого поднялся на каменистую осыпь.
 Жила начиналась у самых его ног. Она оказалась неоднородной. Края ее, непосредственно примыкающие к толще гранита, были сложены из белой плотной породы. В ней нельзя было рассмотреть никаких отдель-. ных зерен. За этой светлой каймой, ближе к середине жилы, располагался знакомый Саше крупнокристаллический полевой шпат, окрашенный в красивый бурова-то-розовый цвет и пронизанный какими-то темными продолговатыми образованиями. Полевым шпатом была заполнена и остальная часть жилы. Кое-где он занимал всю ее срединную часть. Но в некоторых местах центральная часть жилы была полой. И в этих зияющих пустотах — и снизу, и с боков, и даже сверху — виднелось множество прекрасно ограненных бело-розовых кристаллов, сложенных, по-видимому, также полевым шпатом. Эти крупные кристаллы выстилали почти все стенки полости, а между ними были разбросаны большие пластины и ровные плотные пачки зеленовато-белой и фиолетово-розовой слюды. Но главное, что бросалось здесь в глаза, — это красивые остроконечные призмы кварца. То ровные и гладкие, словно выточенные искусной рукой ювелира, то исштрихованные тонко, наподобие стопки маленьких пластинок, они виднелись отовсюду. В одних местах они были собраны в большие друзы, в других нарастали друг на друга, образуя причудливые нагромождения, напоминающие какие-то древние боярские терема, а в большинстве случаев просто выглядывали из— за кристаллов полевого шпата и пластин слюды, подобно маленьким остроугольным башенкам, смутно поблескивающим своими гранями^' Цвет их был самым различным. Некоторые из призмо-чек были абсолютно бесцветными и прозрачными. Это горные хрустали. Казалось, что они состоят из одних ребер, каким-то чудом повисших в воздухе. Другие были окрашены в густой фиолетово-синий цвет. Но таких было мало. Большинство кристаллов имели дымчато-серую окраску, а отдельные призмочки казались совсем черными.
 Саша был поражен. Глаза его разбегались при виде такого сказочного богатства. Медленно двигался он вдоль жилы, заполненной сверкающими кристаллами, и чем дальше смотрел, тем больший восторг вызывали они в его душе. Все эти камни были ему знакомы. Но разве можно было сравнить те образцы, которые он видел в университете, с этими уникальными кристаллами, к которым еще не прикасалась рука человека.
 Черные морионы, дымчатые раухтопазы, фиолетовые аметисты и просто бесцветные прозрачные горные хрустали мелькали перед его глазами, словно в гигантском калейдоскопе. Но вот внимание Саши привлек ка-кой-то необычный кристалл. Он был не шестигранным, как кристаллы горного хрусталя, а четырехгранным, и цвет его был — подобен цвету солнечного луча, внезапно прорвавшегося сквозь грозовую тучу. Таких кристаллов Саша не видел, Он обернулся к своему спутнику.
 — Петр Ильич! Смотрите-ка, что я нашел.
 Но тот был настолько увлечен выколачиванием какой-то друзы, что даже не слышал голоса Саши. С размаху бил он молотком по хрупким кристаллам, разбрызгивая вокруг себя миллионы вспыхивающих на солнце осколков, У Саши больно сжалось сердце. Мелкие обломки камней, летящие из-под молотка Петра Ильича, казались ему слезами гибнущих кристаллов. В. дамяти мальчика сейчас же встало лицо черного идола, по которому так же безжалостно бил молотком геолог перед тем, как произошел обвал в пещере, и в голове Саши вдруг мелькнула мысль, что это было лишь справедливым возмездием за варварское разрушение того, что было создано жившими здесь людьми. Он снова обернулся к найденному кристаллу и бережно коснулся его рукой. Кристалл был холодным-холодным н настолько прозрачным, что через него отчетливо про-сматривались даже тончайшие линии на коже пальцев, а окраска невольно наводила на мысль, будто кусочек солнца заключен меж его тонких ребер.
 Залюбовавшись кристаллом, Саша не заметил, как к нему подошел Петр Ильич.
 — Ну, что тут у тебя интересного? Саша вздрогнул от неожиданности.
 — Вот смотрите, Петр Ильич, какой интересный кристаллик. Что бы это могло быть?
 Геолог склонился над камнем и вдруг воскликнул: — Так это топаз! Понимаешь, топаз! И какой замечательный!
 Ои схватил молоток, и не успел Саша вымолвить слова, как Петр Ильич стукнул по солнечной призмоч-ке, и она легко отскочила от основания.
 Саша невольно схватил его за руку: — Зачем же вы так, Петр Ильич?
 Молодой аспирант с удивлением взглянул на Сашу и расхохотался.
 — Что же, — по-твоему, оставить это духам? Нет! Все ценное мы отсюда выколотим. Не бойся, здесь ничего не посыплется на голову.
 — Я не боюсь. Но ведь жалко!
 — Чего здесь жалеть? Это же все ничье!
 — Как ничье! Все это наше, общее. Не всегда же здесь будет тайга.
 — Эх ты, чудак! Не мы, так другие все это разломают.
 — Ну и зря! Ведь такого богатства ни в одном музее не увидишь.
 — С тобой говорить — все равно что воду в ступе толочь. Да разве такой кристалл топаза можно оставить вот так, прямо на улице! — Он снова посмотрел на лежащий у него в руке минерал и вдруг сказал: — Знаешь что, подари его мне. Саша пожал плечами: — Возьмите…
 — Вот спасибо! — Геолог прищурил один глаз и посмотрел кристалл на свет. — Какой красавец! И как ты не узнал его сразу? Это один из интереснейших минералов пегматитовых жил! Состав топаза не сложен. Это силикат алюминия. Но его свойства! Он обладает огромной твердостью. Смотри! — Петр Ильич царапнул топазом по кристаллу горного хрусталя, и на дымчато-серой грани кварца появилась отчетливая царапина. — И в то же время топаз имеет совершенную спайность. Ты заметил, как легко я выбил его? А теперь посмотри, какая у него ровная поверхность скола.
 Саша глянул на то место, которым кристалл прикреплялся к своему основанию, и не мог скрыть удивления: излом кристалла был таким же ровным и гладким, как и его грани.
 — Между прочим, это большая редкость среди минералов, когда большая твердость сочетается с совершенной спайностью…
 — А для чего они употребляются? — перебил его Саша.
 — Топазы? Это один из лучших драгоценных камней. Так что, как видишь, тебе здорово повезло. Я не нашел ни одного. Зато видел массу гельвина и выколотил замечательный изумруд. Смотри!
 Петр Ильич вынул из кармана небольшую шестигранную призмочку и протянул ее Саше. Она была почти прозрачной и имела необыкновенно тонкий иеж-но-зеленый цвет.
 Саша бережно положил кристалл на ладонь.
 — Это одна из разновидностей берилла?
 — Да, изумруд — одна из самых ценных разновид-ностей берилла. Впрочем, сейчас любой берилл ценится высоко, так как он, как я тебе уже говорил, является основным сырьем для получения бериллия. Что же касается собственно изумруда, то это тоже драгоценный камень первого класса. Он обладает исключительной красотой. А твердость его почти такая же, как у топаза. Но вот спайность берилла несовершенная. Видишь, какая неровная поверхность скола у этого кристалла. Впрочем, для драгоценного камня это не так важно. Главное, чтобы он был чистым и имел большую твердость.
 — А окраска?
 — Окраска тоже не имеет большого значения для драгоценных камней. Большая часть их вообще бесцветна. А иногда окраска даже вводит в заблуждение невежественных простаков. Истории известен такой случай, Б 1780 году казахский купец Ашир выбросил на один из восточных рынков огромное количество изумрудов. Кристаллы их имели чрезвычайно красивую зеленую окраску, были чисты, как росинка, и совершенно прозрачны — одним словом, шли как камни вые-шего сорта. Немало денег огреб предприимчивый купец, а через несколько лет оказалось, что эти камни ничего общего не имели с изумрудом. Ашир торговал кристаллами минерала диоптаза, представляющего собой водный силикат меди. По внешнему виду они действительно очень похожи на изумруд. Но твердость диоптаза почти в двадцать раз меньше твердости берилла. Она не превышает твердости обыкновенного стекла. Можно себе представить, сколько проклятий было послано покупателями Аширу, если с тех пор даже в названии минерала увековечено его имя. Этот минерал так и называют теперь — аширит.
 Петр Ильич довольно рассмеялся и, спрятав в карман оба кристалла, пошел вдоль жилы, весело насвистывая и время от времени постукивая молотком. Но Саше стало грустно. Ему было жаль этой чудесной жилы, с которой так решительно расправлялся его учитель. Впрочем, вскоре тот вернулся.
 — Больше здесь нет ничего интересного. Эти кристаллы горного хрусталя, конечно, изумительны. Но.. всего не увезешь! Разве на обратном пути еще прихватим. — Он наклонился к Саше. — . А ты чего примолк? Теперь ты видел, откуда берутся крупные кристаллы горного хрусталя, полевого шпата и других минералов? Это все дают пегматитовые жилы. Помнишь, я как-то рассказывал тебе о кристаллизации магмы и образовании гранита?
 Саша кивнул головой.
 — Ну так вот, — Петр Ильич сбил рукояткой молотка пыль с сапог и удобно устроился на одной из гранитных глыб, — а сейчас я расскажу об образовании пегматитов. Дело в том, что отвердевание расплавленной огненно-жидкой магмы, о котором я тогда тебе говорил, представляет собой лишь одну сторону того сложнейшего физико-химического процесса, каким является остывание магматического очага. По мере понижения его температуры, наряду с кристаллизацией магмы, происходят и другие явления, и прежде всего дифференциация магмы, то есть расслоение ее на вторичные, более простые компоненты. Кроме того, по мере остывания магматического расплава происходит непрерывное отделение от него газов или, как мы говорим, летучих компонентов. Сюда относятся пары воды, углекислота, а также такие подвижные элементы, как хлор, фтор, бор, литий и бериллий. Наконец, в течение всего процесса кристаллизации идет накопление в магме редких элементов. Дело в том, что в первые этапы остывания магмы эти элементы не образуют минералов, так как количество их слишком мало. Но по мере выпадения из магмы железа, магния, кремния и алюминия, составляющих ее основную массу, количество редких элементов как бы возрастает: они словно отжимаются растущими кристаллами ведущих минералов и собираются в остатках еще не отвердевшей магмы.
 В результате всего этого, к тому времени, когда температура магматического очага опустится примерно до восьмисот градусов, в нем накапливается своеобразный остаточный расплав, богатый кремнекислотой, содержащий большое количество редких элементов и чрезвычайно сильно насыщенный различными газообразными компонентами. Вот эти-то газообразные, или летучие, компоненты и определяют дальнейший ход развития магматического очага. Прежде всего они создают колоссальное давление, которое разрывает уже отвердевшие массы гранита, образуя в нем, а иногда и в окружающих породах, многочисленные трещины. С другой стороны, под влиянием этих компонентов остаточный расплав приобретает громадную подвижность. Он уже перестает быть жидкостью, а представляет собой нечто среднее между жидкостью и газом.
 Этот подвижный, сильно газированный расплав внедряется в образовавшиеся трещины и начинает там кристаллизоваться. Так образуются пегматитовые жилы, одну из которых ты видишь сейчас перед собой. Но отвердевание остаточного расплава идет очень медленно. Оно начинается от стенок трещины и постепенно распространяется все дальше к середине. И что самое интересное: по мере понижения температуры на стенках трещины нарастают все новые и новые минералы, вследствие чего образуется целый ряд зон различного минералогического состава. Самая же середина трещины нередко до конца остается полой, а на стенках таких полостей вырастают наиболее крупные и наиболее красивые кристаллы, образующиеся в самый последний этап кристаллизации магматического расплава.
 А теперь посмотри на нашу жилу. Краевые части ее, непосредственно примыкающие к вмещающему граниту, сложены очень плотной светлой породой. Это так называемый аплит — порода, состоящая в основном из кварца или полевого шпата. Эта порода образуется в температурном интервале от восьмисот до семисот градусов и создает как бы оторочку пегматитовых жил.
 При дальнейшем понижении температуры, в интервале от семисот до шестисот градусов, продолжают выпадать кварц и полевой шпат, но теперь они кристаллизуются одновременно, образуя закономерные прорастания одного минерала другим. Возникает своеобразная порода, которую называют письменный гранит, или «еврейский камень». Она представляет собой крупнокристаллический полевой шпат, пронизанный длинными тонкими зернами кварца, причем соотношение полевого шпата и кварца в ней всегда одно и то же: 74% полевв-го шпата и 26% кварца, и располагается кварц в полевом шпате не как попало, а строго закономерно, так, что в поперечном сечении его зерна напоминают буквы древних еврейских рукописей, за что эта порода и получила свое название.
 — Подождите, — прервал его Саша, — вы сказали, что и аплит состоит из кварца и полевого шпата. — Какая же между ними разница?
 — Я сказал, что аплит состоит из кварца или полевого шпата. Понимаешь, или — или. Дело вот в чем? чтобы в температурном интервале от семисот до шестисот градусов образовался «еврейский камень», нужно, чтобы соотношение кварца и полевого шпата в магме было именно таким, как я тебе сказал. Ну, а если тот пли другой компонент находится в избытке над этим соотношением? Тогда этот избыток и выпадает в предыдущем этапе, образуя аплит. Следовательно, если в избытке находится полевой шпат, аплит состоит в основном из полевого шпата. Если же в избытке находится кварц, он состоит главным образом из кварца.
 — Здорово! Вот теперь понятно. Ну, а дальше?
 — Когда температура опустится ниже шестисот градусов, на письменный гранит начинают нарастать крупные, красиво ограненные кристаллы горного хрусталя, топаза, берилла, турмалина, огромные пластины мусковита и так далее. Именно в эту стадию, от шестисот до пятисот градусов, образуются те изумительные кристаллы, которые ты видишь здесь и которые украшают витрины минералогических музеев всего мира.
 — И на этом кончается кристаллизация магмы?
 — Нет, при дальнейшем понижении температуры от пятисот до четырехсот градусов кристаллизация магматического расплава все еще продолжается, но так как вещества в нем к тому времени остается сравнительно немного, то кристаллы возникают теперь мелкие. Они, •как правило, нарастают на крупные многограики, образовавшиеся в предыдущую стадию, и представлены и основном теми же минеральными видами. Впрочем, возникают здесь и новые минералы, такие, как литиевый пироксен — сподумен, литиевая слюда — лепидолит, фосфат редкоземельных элементов — монацит, сложный окисел железа, марганца и ниобия — колумбит, иттриево-редкоземельные соединения — самарскит и ксенотнм, то есть главным образом минералы лития, редких земель и таких ценных элементов, как тантал, ниобий, иттрий и другие.
 Наконец, когда температура очага понизится до четырехсот градусов, то пары воды, составляющие основную массу газов, превращаются в жидкость. При этом давление резко падает. И начинается новый этап минералообразования — минералообразование из горячих вод. Но об этом мы поговорим с тобой как-нибудь в другой раз, а теперь я быстренько опишу это обнажение, и — в путь!
 Во второй половине дня плот остановился в устье небольшой речки, впадающей в Баю со стороны гранитного массива. Петр Ильич приказал причаливать к берегу.
 — По этой речке стоит пройтись, — сказал он, рассматривая ее высокие каменистые берега. — Здесь может быть много интересного.
 — Опять жила?
 — Может быть и жила.
 Они быстро разгрузили плот, раскинули палатку, и так как до вечера оставалось еще много времени, решили пройтись вверх по речке.
 Речушка была крохотной. Кое-где русло ее совершенно. терялось в нагромождении гранитных глыб. Но текла она в высоких обрывистых берегах, создающих впечатление узкого извилистого ущелья.
 Петр Ильич шел вдоль самого русла. Он внимательно рассматривал попадающиеся на пути обломки пород и время от времени разбивал их молотком. Саша смотрел на крутые гранитные обрывы. Ему хотелось вновь увидеть пегматитовую жилу. Вот было бы здорово! Но никаких жил здесь не было. Всюду гранит и гранит. Петр Ильич остановился и взглянул на компас.
 — Так на запад и тянется, в самое сердце массива, — Что же, пойдем дальше или возвращаться будем?
 — Пройдем еще немного. Может, что-нибудь интересное встретим. А пока… — Знаете что, Петр Ильич, помните, вы обещали рассказать о целестине, который я нашел в обрыве, когда лез к пещере?
 Геолог протер очки.
 — О целестине? Что же тебе о нем рассказать? По составу — это сульфат стронция. Название он получил за свой цвет. «Целестис» по-латыни «небесный», — В самом деле! — Саша осторожно вынул кристалл из кармана и положил его на ладонь, — 'Словно кусочек неба…
 — Но таким он бывает только в момент добычи, — продолжал Петр Ильич, не обращая внимания на Сашино восклицание. — На свету его окраска быстро слабеет, и он становится почти бесцветным.
 — Какая жалость! Неужели и этот кристаллик, обесцветится?
 — Конечно. Кстати, а где твоя вивианитовая звез-дочка? Помнишь, ты спрятал в карман маленькую белую звездочку, чтобы посмотреть, что с нею бу«дет?
 — Да! Я и забыл о ней.
 Саша снова порылся в кармане и развернул маленький бумажный пакетик: • звездочка была совершенно синей.
 — Удивительно! — воскликнул он, любуясь бархатистой синевой вивианита.
 — А вот голубой целестин, наоборот, со временем становится бесцветным. Но если тот же целестин смочить кислотой и направить на него пламя паяльной трубки, то он окрасит пламя в яркий красный цвет. Это наиболее характерная особенность. целестина, которая определяет один из путей его использования. Именно он служит источником красного цвета в бенгальских огнях. Ты видел когда-нибудь бенгальские огни?
 Саша кивнул головой.
 — А долина-то, смотри, как сузилась. На машине бы и не развернуться.
 Саша взглянул вверх и на большом уступе правого берега увидел какое-то странное сооружение, напоминающее полуразрушенную сторожевую башню, — Петр Ильич, смотрите, башня! Геолог поднял голову: — Башня?
 — Да! Вон там, на правом берегу. Видите? Петр Ильич протер очки: — Гм!.. Действительно, башня. А вон и вторая! На левом склоне.
 Саша обернулся. В самом деле. На противоположном склоне виднелось второе такое же сооружение. А прямо под ним, на ровной, потемневшей от времени стене гранита был высечен какой-то рисунок.
 — Петр Ильич, там что-то нарисовано.
 — Вот я и смотрю на этот рисунок. Две башни. Между ними как будто ручей или река… Постой, по-стой! Да ведь это то самое место, на котором мы стоим. Видишь, и уступ на правом берегу и эта расселина слева…
 — Но почему все это перечеркнуто?
 — Вот это непонятно. Непонятно и то, что изображено ниже. Какая-то груда камней…
 — Камн-то больно забавные. Больше на кости похожи.
 — Кости? А ведь, пожалуй, так оно и есть. Конечно, это кости! Но тогда на этой куче костей лежит…
 — Череп! — воскликнул Саша с незольным трепетом.
 — Да, человеческий череп… — повторил Петр Ильич глухим голосом.
 — А выше? Над башнями? Птица, что ли?
 — На птицу не похоже. Скорее какой-то многоглавый дракон.
 — Ну да, конечно, — согласился Саша. — Вон какой у него длинный хвост.
 Но геолог его уже не слушал.
 — Что все это может значить? — произнес он в задумчивости.
 — А то и значит, что там, наверное, начинаются владения злых духов! — воскликнул Саша, вглядываясь в даль ущелья. — Вот где главные-то сокровища! Пошли, Петр Ильич.
 — Постой, постой! Не торопись. Все это не так просто…
 Он сел на камень и задумался. Но Саше не стоялось на месте.
 — Петр Ильич, давайте сначала осмотрим башни, может быть, там…
 — Нет, нет! С меня хватит твоей пещеры.
 — Ну, разрешите мне одному…
 — Да посиди ты спокойно! — взорвался геолог, бросая на него сердитый взгляд.
 Саша присел рядом с ним и примолк. Но через минуту вскочил снова.
 — Петр Ильич, разрешите, я только доберусь вон до той башни и сразу же обратно. Может быть, там еще какие-нибудь рисунки есть.
 Геолог не ответил. Он снова окинул взглядом таинственные башни и, вынув из сумки карту, стал торопливо наносить пройденный маршрут. Тогда Саша сбросил с плеч рюкзак и начал быстро карабкаться вверх по склону. Вот и башня. Но как в нее заходили? Он пошел вдоль поросшей мхом стены и вдруг остановился. У западной стороны башни виднелось небольшое возвышение, а на нем…
 Сердце мальчика сжалось от страха: на серой потрескавшейся глыбе сидело оно, страшное крьыа-. тое чудовище! Саша даже присел от неожиданности, но тут же понял, что это тоже каменное изваяние. Оно было сделано из какого-то черного камня и густо измалевано желтыми и оранжевыми пятнами. Саша подошел ближе и снова вздрогнул: бесчисленные глаза чудовища светились ровным золотисто-зеленым светом.
 Александриты! Саша поднял молоток, — но тут же вспомнил обвал в пещере. Однако соблазн был слишком велик. Он осторожно надавил молотком на край одного глаза, и камень выпал. Мальчик подхватил его на лету и сейчас же отскочил а сторону. Но вокруг было все так же тихо. Тогда он крикнул: — Петр Ильич! Здесь тоже чудовище из камня! А в глазах у него… Вы слышите меня? В глазах у него александриты! Я один…
 — Сейчас же спускайся вниз!
 — Петр Ильич…
 — Немедленно вниз!!
 Саша спустился с обрыва и подошел к геологу.
 — Вот смотрите. — Он разжал кулак и… слова замерли у него на языке: в руке лежал небольшой обломок ничем не примечательного светло-фиолетового камня, совсем не прозрачного и даже не блестящего.
 — Хорош александрит! — усмехнулся геолог. Он взял у Саши камень и царапнул по нему молотком. — Это литиевый пироксен сподумен. Минерал в общем-то замечательный: из него литий получают. Вот если бы мы нашли жилу его! А этот камешек…
 — Но он был зеленым, Петр Ильич…
 — Чепуха! Это тебе просто показалось.
 — Да нет же! Так и горел зеленым цветом, точь-в-точь, как александрит.
 — Говорю тебе, сподумен не меняет окраски. Он…
 Не успел геолог кончить фразы, как откуда-то издалека, с верховьев речки, раздался резкий звук выстрела.
 — Ложись! — крикнул Петр Ильич.
 Саша присел на корточки и втянул голову в плечи.
 Выстрел повторился. Петр Ильич схватил его за руку и пригнул к земле.
 — Что это? — прошептал Саша ему на ухо.
 — Что, что!.. Выстрелы! Не слышишь, что ли? Бе-: жим скорее к плоту.
 — Но может быть, это…
 — Никаких может быть! Хватит! Пора вообще воз-вращаться! Все это добром не кончится…
 — Но как же… — снова начал Саша. Но Петр Ильич перебил его: — Хватит! Я сказал хватит, и точка! Эта река дей-ствительно набита тайнами.
 И словно в подтверждение его слов над головами их что-то ухнуло, а затем послышался такой грохот, что Саша невольно прижался к земле. Через минуту он посмотрел вверх, надеясь увидеть грозовую тучу, Но небо было ясным.
 Они посмотрели друг на друга. Гром повторился, и тут Саша увидел, что там, на западе, куда уходило это узкое мрачное ущелье, высоко в небе вдруг показалось огромное лохматое чудовище, подобное тому, которое было изображено на страшном рисунке…


 Глава пятнадцатая СТОН В НОЧИ

 Очнулась Наташа на земле, вернее на мягкой душистой траве, и первое, что она увидела, были добрые озабоченные глаза Андрея Ивановича, низко склонившегося над ней.
 — Что же ты, глупенькая, наделала?.. — говорил он вполголоса. — Спасать меня решила?
 Наташа слабо улыбнулась.
 — Я просто испугалась очень… — Испугалась?!
 — Да… Мне показалось, что вы тонете. Андрей Иванович быстро оглянулся на реку.
 — Я и в самом деле чуть не отправился к водяному, Наташенька. Защемило ногу какой-то корягой. И ни туда, ни сюда! Еле высвободился. А ты… Я даже не думал, что ты такая самоотверженная и смелая. Спа-сибо тебе, дружок!
 Геолог взял маленькую руку девушки и крепко сжал в своей широкой ладони.
 — Что вы, Андрей Иванович, — смутилась Наташа, — — меня же самое пришлось спасать.
 — Дорогой ты мой человек! Да разве дело в том, что у тебя не хватило сил справиться с коварной рекой. Это с каждым могло случиться. Главное, что у тебя душа… большая. Вот за это тебе спасибо.
 Час спустя они снова двинулись в путь. Теперь Андрей Иванович шел, опираясь на палку. И только больше, чем обычно, сдвинутые брови говорили о том, какого труда стоил ему каждый шаг. Но глаза. геолога по-прежнему обшаривали каждую пядь земли. Ни один бугорок или впадинка не ускользали от его внимательного взгляда. Ни один камень не оставался незамечен-ным. Молоток его то и дело вгрызался в плотную дерновину, извлекая на поверхность породы, скрытые под травяным покровом.
 Так прошел час или два. А может быть, и больше. Ослабевшая Наташа потеряла всякое представление о времени. Последние дни тянулись для нее бесконечно. Ей казалось, что она идет уже многие месяцы. А сколько осталось еще пройти—об этом страшно было и поду-мать.
 Но вот Андрей Иванович снял рюкзак и бросил его на землю.
 — Отдыхать!.. — коротко сказал он и взялся за свой молоток.
 Наташа огляделась. Они были на небольшом пригорке, густо усеянном острыми обломками камней. Девушка недоуменно посмотрела на геолога. Место было явно неподходящим для отдыха.
 Андрей Иванович понимающе улыбнулся.
 — Ничего!.. Зато смотри, что я нашел среди этих камней.
 Наташа подошла ближе и увидела в руках геолога красивый желтый камень, похожий на слюду, но с очень сильным блеском. Андрей Иванович надавил на него пальцем и легко отщепил ровную тонкую пла-стииочку. Наташа невольно протянула руку, но тут же отдернула ее обратно — чудесный камень сверкал на солнце так, что на него больно было смотреть.
 — Бери, бери, не бойся! Он не обожжет, — сказал Андрей Иванович.
 Наташа взяла блестящую пластинку и бережно по-ложила ее на ладонь. Потом так же, как Андрей Иванович, легонько надавила ногтем на край пластинки и отделила тонкий листо-чек, настолько тонкий, что он дрожал от дыхания и был совершенно прозрачным. Через него можно было смотреть, как через цветное стекло, в котором все — и небо, и река, и камни, и лицо геолога — приобретало красивый зеленовато-желтый оттенок.
 Наташа еще раз взглянула на лежащий в ее ладони минерал. Он был очень похож на слюду. И в то же время это была, конечно, не слюда. Не только потому, что камень имел на редкость нежный лимонно-желтый цвет, какого не встретишь среди слюд, и даже не потому, что чешуйки его были слишком мягки в отличие от упругих пластин слюды, но главным образом потому, что он обладал поразительным, ни с чем не сравнимым блеском. И дело не только в том, что блеск его был очень сильным, Наташа видела немало блестящих минералов. Но здесь было совсем другое: будто какие-то неведомые глубины открывались в пластинке этого необычного камня, подобно тому, как необъятный голубой простор открывается в маленьком зеркальце, обра-щенном к ясному безоблачному небу.
 Наташа подняла на геолога загоревшиеся глаза: — Андрей Иванович, это, наверное, очень ценный минерал?
 — Да нет, нельзя сказать, чтобы он был слишком ценным… Ты знаешь, что входит в его состав?
 Наташа снова посмотрела на яркую блестящую пластинку: — Золото? Геолог рассмеялся: — Представь себе, точно так же думали и его первооткрыватели. Они потому и назвали его аурипиг-ментом, что значит «цвет золота», хотя, строго говоря, золото имеет совсем не такой цвет. Это соединение мышьяка с серой.
 — Мышьяк и сера!.. — протянула Наташа, не скрывая разочарования. — Так это сплошная отрава! Андрей Иванович, а в какие минералы входит все-таки золото? Вот уж, наверное, красивые камешки!..
 По лицу геолога пробежала еле заметная усмешка. — Видишь ли, Наташенька, основная масса золота находится в земной коре в самородном состоянии. Но изредка встречаются и его природные соединения. Это, главным образом, соединение золота с серебром и теллуром. Их довольно много. Но практическую ценность имеют лишь два минерала золота — калаверит и силь-ванит. Впрочем, ты напрасно думаешь, что эти минералы обладают какой-то необыкновенной красотой. Совсем наоборот. Они встречаются в виде тяжелых зернистых масс. Окрашены в светло-серый или серебристо-белый цвет, иногда с легким желтоватым оттенком. Твердость их очень мала. Блестят они как обычные металлы. Да и встречаются эти минералы, как правило, в не-больших количествах. Так что в экономическом отношении аурипигмент, о котором ты отозвалась с таким пренебрежением, имеет куда большее значение, чем эти «золотые» минералы. И потом, почему ты решила, что мышьяк только отрава? Отравиться можно и ртутью. А мышьяк, кстати говоря, употребляется при изготовлении многих лекарств, которые спасают жизнь человека. Кроме того, он применяется и в красильном, и в кожевенном, и в стекольном производствах и, наконец, в различных отраслях химической промышленности. Что же касается того, что здесь сплошное царство мышьяка и серы, то это верно! Даже на нашем. образце можно найти сразу два мышьяковых минерала.
 Андрей Иванович протянул ей оставшийся у него кусок аурипигмента и показал на густой землистый налет ярко-оранжевого цвета.
 — Это тоже природное соединение мышьяка с серой, минерал реальгар. Они, между прочим, друг без друга жить не могут. Где аурипигмент, там и реальгар. Где реальгар, там и аурипигмент! Ты посмотри, как они раскрасили здесь берег!
 Наташа посмотрела по сторонам и невольно залки бовалась открывшейся перед ней картиной. Весь пригорок был усеян красными, желтыми и оранжевыми пятнами, которые пламенели на солнце и, казалось, даже трепетали на ветру, подобно листьям в осеннем лесу, где только что отшумел листопад.
 Девушка отыскала глазами ровную, свободную от камней площадку и опустилась на землю. Яркие пятна мышьяковых минералов воскресили в ее памяти про-шлогоднюю прогулку по осеннему лесу. Они приехали туда с Валерием на велосипедах и сели отдохнуть на склоне небольшого овражка. Трава вокруг них была покрыта опавшими листьями. Листья были повсюду. Они тихо шуршали от легкого ветерка и, казалось, прощались с голыми молчаливыми деревьями, И деревья стояли хмурые, настороженные. Тревожной грустью веяло от их темных ветвей. Уныло шумел в них ветер. Печально светило неяркое осеннее солнце. Холодное дыхание осени, казалось, убило здесь все живое.
 А на душе у Наташи было празднично. В ней все ликовало и пело. Она была переполнена радостным ощущением какого-то неясного томительного ожидания. Ведь рядом с ней сидел Валерий, и весь он был воплощением предупредительности и заботливости. Казалось, не было желания Наташи, которое он не бросился бы сейчас же исполнять…
 А теперь… Наташа с грустью посмотрела вокруг себя. Прямо над головой сияло яркое летнее солнце. Слева возвышалась сплошная стена зелени. Справа искрилась огнями широкая гладь реки. Но на сердце у девушки было так тоскливо! А в нескольких шагах от. нее сидел тот, который когда-то занимал все ее думы, а оказался… И сидел он теперь сгорбившись, пряча глаза.
 «И это человек!..» — подумала она с отвращением и отвернулась в сторону. У нее снова закружилась голова. Яркие пятна минералов вдруг сдвинулись с места и заплясали в стремительном хороводе. Высокая стена деревьев дрогнула, качнулась и медленно поплыла в сторону. А почти у самых ног девушки появилась пачка длинных ребристых стержней, торчащих откуда-то из-под земли и направленных остриями прямо в ее сердце. Наташа вздрогнула и закрыла глаза.
 Через минуту головокружение прошло. Она разомкнула веки и снова огляделась. Все стало на место. Но длинные металлические стержни по-прежнему тор-чали возле самых ее ног, зловеще поблескивая ребристыми гранями. Наташа присмотрелась к ним внима-тельнее. Прямые, чуть заостренные полосы металла отливающие глубокой темной синью, напоминали грозные стальные штыки, выкованные руками неведомых воинов.
 Девушка вспомнила, как однажды ей показывали в музее старинные клинки из дамасской стали. Они точно так же блестели под стеклом витрины, отливая холодной металлической синью. И точно так же при виде их Наташа испытывала невольное чувство робости.
 «Неужели это тоже какое-то оружие?..» — она инстинктивно подобрала ноги и окликнула геолога: — Андрей Иванович, смотрите, здесь какие-то штыки!
 Он живо обернулся: — Штыки?!
 — Да, что-то вроде штыков. — Наташа показала на ребристые стержни.
 Андрей Иванович подошел ближе.
 — Ах, это! — он широко улыбнулся. — Что ты, Наташенька, какие это штыки! — Он легонько поддел их «оском сапога, и „стальные“ стержни разлетелись на куски.
 — Вот тебе и штыки! Они не тверже человеческого ногтя и так же хрупки, как стекло. Это кристаллы минерала антимонита из того же царства природных сульфидов. Только вместо мышьяка в него входит сурьма. Он так и называется — сурьмяный блеск, а иначе антимонит. «Антимониум» по-латыии «сурьма».
 — Но ведь они будто стальные.
 — Разве по цвету. А в остальном… — Он поднял осколок минерала и подал его Наташе. — Ты посмотри на него внимательнее. Он же пальцы марает. И потом…
 Андрей Иванович выбрал обломок покрупнее и осторожно стукнул по нему молотком. Кристалл антимонита легко раскололся вдоль ребер на тонкие ровные пластинки. Одну из них геолог подал Наташе.
 — Ой! Да это настоящее зеркало! — воскликнула девушка, любуясь гладкой, ослепительно сверкающей поверхностью скола.
 — Вот именно! А ты говоришь: сталь. Разве сталь так колется! А в зеркало это действительно можно смотреться,
 Наташа поднесла к глазам блестящую пластинку и в глубине ее отчетливо увидела большие, глубоко ввалившиеся глаза и чуть припухший, облезший на солнце нос. Тут только она вспомнила, что уже много дней не видела своего лица и даже забыла, что в кармане ее куртки лежит маленькое зеркальце, на обратной стороне которого выведено: «В день рождения. Н. С. от В. Л.».
 Наташа снова посмотрела на Валерия. Он все так же неподвижно сидел в нескольких шагах от нее, уронив голову на руки и пряча глаза. Девушка машиналь— но сжала в кулаке хрупкое антимонитовое зеркальце, и оно с хрустом разломилось на мелкие обломки, Тогда она медленно растерла эти обломки в порошок и сдула его с ладони. На руках ее виднелись теперь лишь серые грязные пятна. И это было все, что осталось от грозного блестящего кристалла, казавшегося ей штыком дамасской стали.
 А когда час спустя они снова двинулись в путь, Наташа незаметно вынула из кармана подаренное зеркало и бросила его в воды Ваи.
 Прошло еще два дня. А на третье утро Наташа уже не смогла подняться. Вернее, подняться-то она поднялась. С трудом встала на ноги. Сделала было один шаг и вдруг повалилась на руки подоспевшего Андрея Ивановича. Земля закачалась у нее под ногами. К горлу подступила давящая тошнота.
 Геолог осторожно положил ее на мягкую хвою и молча опустился рядом. Было ясно, что больше она не сможет пройти ни шагу.
 Через минуту Наташа открыла глаза: — Андрей Иванович. Идите… Вы с Валерием еще можете идти… И дойдете до лагеря. А я… больше не встану.
 Она снова закрыла глаза, и в уголках их заблестели слезы.
 Геолог взял руки девушки в свои большие огрубевшие ладони: — Наташенька! Да если бы мне даже пришлось нести тебя на руках до самого твоего дома, и тогда я не оставил бы тебя одну. А сейчас… Сейчас нам и идти никуда не надо, — добавил он почти весело, — Я уже давно решил сделать дневку. Отдохнем немного. Полежим. Наберемся сил. А завтра пойдем дальше.
 Он ласково погладил ее по голове и улыбнулся.
 — Ты полежи, Наташенька, а я пойду поищу чего-нибудь поесть.
 — Андрей Иванович, славный… — Она прижалась щекой к его руке и затихла.
 Геолог медленно поднялся. С минуту он смотрел на бледное, осунувшееся лицо девушки, затем медленно стал спускаться с пригорка к реке.
 Тревожное раздумье согнало с его лица напускную веселость. Мрачные мысли теснились у него в голове. Вчера вечером они съели последние крохи сухарей, А сегодня утром от них ушел Валерий. Ушел рано, никому ничего не сказав, когда они с Наташей еще спали. Ушел тайком и унес с собой ружье с последним зарядом.
 Андрей Иванович тяжело вздохнул. Сколько надежд возлагал он на этот заряд!. . А теперь… Что теперь делать? Как раздобыть хоть немного еды?
 Он подошел пойти к самой воде. С берега было видно, как совсем неподалеку, возле замшелых камней, разбросанных по дну, сновали маленькие рыбешки. Их было полным-полно. Но как поймать хотя бы одну?
 Вдруг сердце Андрея Ивановича радостно забилось? он увидел, что из-под большого серого камня выбрался здоровенный речной рак. Неуклюже переставляя клешни, рак медленно проковылял по дну, пошевелил длинными усами и снова забрался под камень. Андрей Иванович не стал раздумывать. Сбросив сапоги, он быстро снял пиджак, засучил брюки и сошел в воду.
 На миг ему вспомнилось далекое детство, когда он вместе со своими ровесниками вот так же, засучив штаны, лазил по небольшой речушке Ирге в поисках этих глазастых усачей. Бывало, что они больно защемляли им пальцы острыми клешнями. Но это не останавливало мальчишек. Раков они налавливали помногу и потом варили их в небольшом ведерке на костре, с восторгом наблюдая, как краснели черные рачьи спины, Андрей Иванович осторожно приподнял камень и, быстро сунув под него руку, извлек оттуда большого усача.
 — Вот удача! — воскликнул он, бросая его в котелок.
 Вскоре был пойман второй рак, затем третий. Но когда геолог наклонился за четвертым, голова его вдруг закружилась, а перед глазами поплыли какие-то зеленые пятна. Он выбрался на берег и несколько минут лежал на траве.
 — Недаром говорят: «зеленые круги перед гла-зами», — проговорил он вполголоса, проводя рукой по лицу. А когда снова сошел в воду, то с удивлением увидел, что зеленые пятна не исчезли.
 Андрей Иванович нагнулся ниже.
 «Так вот оно что! Зеленым налетом покрыто здесь дно реки». Он с интересом вглядывался в большие, будто раскрашенные камни, разбросанные по прибрежной отмели.
 — Что-то вроде малахита или… — геолог поднял глаза на берег. Он был здесь заметно приподнятым. — Опять жила?.. Но это после!
 Он снова занялся раками. Вскоре в котелке трепыхалось уже около десятка усачей.
 — Ну, хватит. — Андрей Иванович поднялся на берег и подошел к Наташе.
 Она привстала на своей постели.
 — Наташенька! Смотри-ка, что я принес! Сейчас мы приготовим такой обед, какой тебе и не снился.
 Наташа слабо улыбнулась. Во сне она действительно что-то ела. Ей приснилось, будто Валерий принес им целую сумку булок. Она посмотрела по сторонам.
 — А где Валерий?
 — Валерий? — Андрей Иванович нахмурился. — Валерий ушел.
 — Куда?
 Геолог пожал плечами: — Кто его знает? Ушел ночью или рано утром, когда мы спали. По-видимому, пошел к лагерю.
 — И ничего вам не сказал? Андрей Иванович усмехнулся: — В таких случаях не прощаются. Впрочем, он прихватил на память мое ружье.
 — Как? Наше ружье?
 — Да. Но это пустяки, Наташа. В нем был всего один заряд.
 Девушка снова опустилась на хвою и закрыла лицо руками.
 — Но как… Как он мог это сделать?
 — Мог! Другой не смог бы. А он мог. Наташа замолчала.
 «Какая низость! Уйти сразу же, как только был съеден последний сухарь! Уйти тайком, ночью и украсть единственное в отряде ружье!..» До чего же она была наивной и глупой! На что променяла большую честную дружбу и искреннюю преданность Саши!.. — И что он мог подумать о ней, знал Валерия и видя, что она проводит с ним большую часть времени? Как объяснить ему все это? Да и будет ли он теперь с ней разговаривать?..
 Наташа вспомнила, как упорно избегал он встреч в последнюю зиму, и сердце ее сжалось от сознания большой непоправимой ошибки.
 «Так мне и надо», — подумала она с горечью. Но в это время на плечо ее легла большая горячая ладонь.
 — Ничего, Наташенька, не тужи! В жизни никогда не бывает так, чтобы был счастлив человек, который строит свое благополучие на несчастье других. Хочешь, я расскажу тебе одну забавную историю, которую слы-шал еще будучи студентом?
 Девушка молча кивнула головой.
 — Ну так вот. Возвращался однажды с практики, откуда-то из Средней Азии, один студент-бнолог. Пришел он на станцию. — Смотрит: народу — видимо-невидимо! И решил он всех перехитрить. Согнулся в три погибели, скорчил такую физиономию, будто его оо меньшей мере на костре поджаривают, и, подойдя поближе к кассе, заныл жалобным голосом: — Дяденьки и тетеньки! Разрешите взять билетик. Замучил проклятый тиф…
 Как услышали дяденьки и тетеньки, что у него тиф, так их будто ветром сдуло. Никого возле кассы не осталось. Усмехнулся про себя хитрец, взял билет и — на перрон. А там уже поезд подходит. Протиснулся студент в вагон, смотрит: и там полным-полно — яблоку негде упасть.
 Решил он снова пойти на хитрость. Раскрыл свой чемоданчик, присел на корточки и давай под диваны заглядывать.
 Покосился на него один старичок и спрашивает: — Чего это ты, парень, под сиденьями-то шаришь?
 — Да видишь, — говорит, — папаша, какое дело. Вез с практики ядовитых змей. А они раскрыли чемодан да и расползлись по вагону…
 Старик дальше и слушать не стал. Толкнул свою старуху, схватил мешок и — бежать в другой вагон. Напротив них сидела женщина с ребятишками. Взвизгнула она диким голосом. Вскочила на сиденье. А потом подхватила ребят и — за стариком! Вслед за ней с верхних полок два мужика скатились, и тоже наутек. За мужиками пустились какие-то парни. За ними ринулось все соседнее купе…
 Не прошло и десяти минут, как в вагоне остался один студент. Выбрал он самую лучшую полку, положил под голову чемоданчик и захрапел, как на пуховой перине.
 Просыпается на другой день. Что такое? Вагон стоит неподвижно. За окнами чистое поле. А внизу под диванами двое железнодорожников какими-то палками шарют. Свесил студент голову и спрашивает: — Что это вы там делаете, почтенные? А они отвечают: — Да видишь ли, мил человек, распустил тут вчера какой-то идиот змей по вагону. Ну, мы этот вагон на первом же полустанке, конечно, отцепили от поезда. А теперь вот ищем этих гадов.
 Как услышал это наш студент, схватил свой чемодан, спрыгнул с полки и — ходу! А вагон-то отцепили, оказывается, на таком полустанке, где и поезда почти не останавливаются. Пришлось хитрецу идти пешком обратно на ту станцию, откуда он вчера с таким трудом выехал.
 Но это бы полбеды. Не успел он показаться на этой злополучной станции, как подскочили к нему два дюжих санитара, схватили за руки и за ноги и, ни слова не говоря, поволокли в машину скорой помощи.
 И взмолился тут несчастный хитрец: — Граждане, — говорит, — помилуйте! Если вы думаете, что я тот человек, у которого тиф, так это совсем не я.
 Граждане и «помиловали»: — Смотрите, — говорят, — люди добрые, он уже себя не узнает! Его надо не в больницу, а в сумасшедший дом везти.
 — Как в сумасшедший дом! — гаркнул студент во все горло. — Никогда я в сумасшедшем доме не был!
 — Еще бы, — говорят сердобольные граждане, — у нас та. кой сумасшедший дом: кто туда попадет, об"ратно ни за что не выйдет.
 Задрожал наш хитрец мелкой дрожью.
 — Не хочу, — кричит, — к сумасшедшим. Везите меня уж лучше в тюрьму, если у вас такие порядки.
 — Да нет, — говорят, — у нас в городе тюрьмы. А вот сумасшедший дом лучший во всей области. Мы же пошутили, молодой человек, что никто оттуда не выходит. Выходят иногда. Вот в прошлом году, например, один выбрался. И двенадцати лет не пробыл там. Выяснили, что ошибочно попал человек, и выпустили. Теперь лежит в простой больнице. Так что зря ты расстраиваешься.
 А студента аж холодный пот прошиб.
 — Да тиф у меня, дяденьки, самый настоящий тиф. Вспомнил я теперь. Везите меня в простую боль-ницу!
 — Там разберутся, — ответили ретивые эскулапы и втолкнули его в машину.
 — Вот как бывает, Наташенька, — закончил Андрей Иванович свой рассказ. — На неправде далеко не уе-дешь.
 Полчаса спустя Андрей Иванович снял с костр