Бесплатный звонок из регионов: 8 (800) 250-09-53 Красноярск: 8 (391) 987-62-31 Екатеринбург: 8 (343) 272-80-69 Новосибирск: 8 (383) 239-32-45 Иркутск: 8 (3952) 96-16-81

Худ. книга "Сын розовой медведицы" В. М. Чернов

10 декабря 2013 - RomaRio
Худ. книга "Сын розовой медведицы" В. М. Чернов Худ. книга "Сын розовой медведицы" В. М. Чернов

СЫН РОЗОВОЙ МЕДВЕДИЦЫ
ФАНТАСТИЧЕСКИЙ РОМАН
БИБЛИОТЕКА ПРИКЛЮЧЕНИЙ И НАУЧНОЙ ФАНТАСТИКИ
Фантастический роман о медведях нашедших и воспитавших мальчика.
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
1
По дороге из Кошпала шел отряд красных кавалеристов. Командовал ими бывший поручик царской армии Федор Дунда, человек спокойный, выдержанный и смелости необыкнове нной
Отец Дунды всю свою жизнь прожил на Кавказе, в Пятигорске, и пользовался там популярностью умнейшего доктора. Сын также унаследовал склонность отца к наукам и, скорее всего, пошел бы по его стопам, но незадолго до революции был исключен из Петербургского университета за вольнодумство, а затем направлен в Верненский военный округ. Там и застала его Октябрьская революция. К большевикам он примкнул с первых же дней разброда в армии. А когда началась гражданская война, ему было поручено взять на себя командование эскадроном по борьбе с басмачеством в районах Ферганы и Оши. Полтора года колесил Дунда с отрядом по горам и пескам Средней Азии, гоняясь за бандами басмачей и подстерегая их на перевалах на пути в Кашгарию. Позже отряд был отозван в Ташкент, а затем снова в Верный. Бойцы его, закаленные в сражениях, испытанные зноем безводных пустынь, умеющие преодолевать горы и бездонные пропасти, были сейчас незаменимой силой в условиях полупартизанской войны в предгорьях Тянь-Шаня.
В последних боях за Кошпал, куда переместился центр ожесточенных боев, Дунда был ранен в правую руку, но из отряда не ушел.
Когда-то он бывал здесь раньше, любил отдыхать в карагачевом парке - в самом центре города. Теперь парк был уничтожен. Он весь оказался перекопанным, масса деревьев была спилена или просто сожжена на корню. Да и в самом городе всюду остались следы жарких боевых схваток. Особенно жалел Дунда, как, впрочем, и все, кто видел Кошпал или жил в нем, знаменитую аллею из вязов, насаженных некогда вдоль шоссе. Она тоже была уничтожена. Рисовые поля вокруг, виноградники - все вытоптали, вырубили и сожгли.
- Словно после мамаева побоища, - грустно усмехаясь и поправляя на перевязи руку, сказал Дунда своему помощнику и командиру разведгруппы Николаю Скочинскому, еще более молодому человеку, чем он сам.
- Белые варвары, - горько вздохнул Скочинский. - Когда только мы с ними разделаемся?
- Теперь уже скоро, Коля, скоро, - тихо и уверенно, думая о чем-то, заверил Дунда. Их лошади шли рядом, бок о бок. - Ты знаешь, о чем я позволяю себе размышлять? - Худощавое лицо Дунды осветилось мягкой улыбкой. - Вот окончим войну, обязательно пойду доучиваться, а затем снова приеду сюда и займусь научной работой. Биология с детства была моей страстью. На Кавказе мы с отцом занимались коллекционированием всевозможных тварей. Даже собрали с ним что-то вроде домашнего музея. Вот в ту пору-то я и наловчился стрелять без промаха. Сами добывали, сами препарировали. Интересная, скажу тебе, работа. Азартная. По двое, по трое суток, бывало, петляли в горах в поисках какой-нибудь редкой пичуги или какого-нибудь грызуна. И еда-то на ум не шла. Вот как...
Этот разговор происходил близ Кошпала, когда они ехали наперехват одной из белоказачьих банд, по сведениям казаков скрывающейся где-то в районе перевала Коксу, на самой границе.
Два дня затем пробирались по горным тропам, которые назывались здесь "кой-джол", то есть "баранья дорога". Вел отряд хорошо знакомый со здешними местами проводник Ибрай. Белоказаки почти начисто уничтожили ибраевский род. Сам Ибрай остался в живых благодаря счастливому случаю: он уезжал с сыном в соседний аул, чтобы разжиться там плиткой чая. А когда вернулся, на месте стойбища нашел только головешки от сгоревших юрт да восемь трупов.
Сейчас, выбрав укромное место для привала и расставив часовых, Дунда, Скочинский и Ибрай поднялись на скальный выступ, заросший ольхой, и оттуда стали обозревать те доступные в горах места подъемов и спусков, которыми могла бы воспользоваться казачья банда. Им было известно, что ею командовал дерзкий, не знающий милосердия есаул Казанцев, бывший каратель атамана Аулова. Именно он, Казанцев, уничтожил ибраевский род.
- Что скажете, товарищ Ибрай? - обратился Дунда к проводнику.
Ибрай еще раз окинул зоркими глазами окрестности гор, помолчал немного и затем ответил:
- Я думаю, надо выше идти. Немножко кружить на горам, потом искать ак-урус сверху.
- Но лошадям не под силу одолеть эти горы, - сказал Скочинский.
- Зачем лошадям? Лошадь надо оставлять здесь.
Дунда внимательно посмотрел на проводника, потом достал из планшетки десятиверстку и, придерживая ее за уголок белыми пальцами забинтованной руки, долго о чем-то думал.
- А что, - сказал он, взглядывая на Скочинского, - пожалуй, в его словах есть резон. Если мы просто перекроем дорогу, нам это ничего не даст. Казанцев на рожон не полезет. Он уйдет за Коксу, только и всего. А наша задача - отрезать его от перевала. Поэтому сделаем так. Ты, Николай, с двадцатью ребятами перекроешь дорогу здесь. Это на тот случай, если Казанцев попытается вырваться из гор. А я с остальными пешим порядком проберусь в горы и перекрою перевал. Вот тогда мы и насядем на них. Тут главное...
- Вай! - вдруг сдавленным голосом вскрикнул Ибрай, вскидывая руку, на которой висела короткая камча, искусно сделанная из передней ноги кабарожки с круглой, плетенной в двадцать жил ременной плетью.
Дунда и Скочинский разом взглянули по направлению вытянутой руки, но ничего не увидели. Солнце стояло высоко, и все вокруг было ярко расцвечено. Напротив того места, где они стояли на скалистом выступе, поднимался крутой бок горы, местами совершенно чистый от поросли густой ольхи, покрытый только плотной густой травой. Вот на одно из таких чистых мест Ибрай и показывал.
- Там, там, - твердил он, и жиденькая его бородка, пробритая на казахский манер, мелко подрагивала вместе с нижней челюстью. - Там... Я видел сейчас аю и маленький баранчук...
Дунда пожал плечами, не понимая, почему какой-то медведь с медвежонком, которых здесь немало, могли так взволновать Ибрая.
- Смотри, смотри, товарищ начальник, пожалуйста, смотри! Сейчас он выйдет вон на ту поляну, которая побольше. Вай-вай-вай! Совсем дикий маленький баранчук...
И не успели ни Дунда, ни Скочинский понять смысл его слов, как неожиданно и сами увидели нечто совсем невероятное. Сперва появился медведь, большой, светло-бурый, немного спустя из ольховой чащи вышла медведица, поменьше, почти ровной розоватой окраски. Дунде со Скочинским эта чета доставила бы только удовольствие посмотреть на нее, если бы вдруг возле медведицы не появился самый обыкновенный ребенок в возрасте пяти семи лет. До них было по прямой метров двести, и Дунда совершенно отчетлив о увидел, что ребенок, несколько сутуловатый, голый, с черными взъерошенными волосами, стремглав выскочил из ольховой заросли, потрепал медведицу за ухо и легко и быстро кинулся вслед за бурым медведем, уже почти пересекшим поляну.
За бинокль Дунда схватился слишком поздно. Он лишь на миг поймал в окуляры темно-шоколадное тело, с ловкостью дикой кошки скользнувшее в зелень ольхи, но зато с минуту наблюдал за розовой медведицей, степенно шествующей следом за ребенком.
- Нет, невероятно, - первым опомнился Скочинский. В его карих, широко расставленных глазах было полнейшее недоумение. - Очевидно, это какая-то фантасмагория. Федор Борисович, ради бога, объясните, как это понимать?
Дунда опустил бинокль, теперь уже бесполезный. На его лице была написана растерянность.
- Ничего не пойму! Неужели нам показалось?..
Но у Ибрая сердито загорелись глаза. Он совсем забыл, что перед ним командир, а он всего-навсего проводник, и запальчиво закричал на него:
- Зачем так говорить? Тебе показалось, ему показалось, но мне не показалось. Я все видел. Мой глаз вострый. Маленький баранчук бежал. Последнего аю за ухо дергал!..
Да, это уже было неопровержимо. Все трое видели, как голый ребенок, шустро, с звериной ловкостью выскочивший на чистое место, дернул медведицу за ухо, как будто играя с нею, и потом быстро пересек поляну.
- Ах, - с досадой сказал Скочинский, - если бы не Казанцев, мы бы сейчас попытались поймать это загадочное существо.
- Вряд ли успели бы пересечь им путь, - ответил Дунда. - Но попробовать стоило.
- А может, рискнем?
- Нет, Николай, нельзя. Не можем. Казанцев для нас важнее.
Скочинский тихонько выругался и даже плюнул с досады, понимая, что они действительно не могут даже попытаться выручить ребенка, приставшего каким-то образом к медведям.
Они еще долго продолжали смотреть в том направлении, где скрылась странная троица, но больше ничего не увидели. Сплошные заросли ольхи дальше были непроницаемы.
Дунда неожиданно рассмеялся, направляясь к отряду.
- Чему вы смеетесь? - спросил Скочинский.
- Да тому, Коля, что, расскажи мы об этом людям, нас всех троих попросту назовут фантазерами.
- Но ведь факт, неопровержимый факт, Федор Борисович! - воскликнул Скочинский, растерянно посматривая то на Ибрая, то на Дунду.
- Именно факт. Уникальный в своем роде факт. Более того, бесспорно представляющий огромный интерес для науки. Но что поделаешь? Видно, всему свое время.
Весь остаток дня Ибрай был молчаливей обычного. В каком-то тревожном раздумье он теребил и теребил свою жиденькую бороденку, оставленную под широким косяком челюсти, и все чего-то потихоньку нашептывал: не то молился, не то рассуждал. Дунда попросил его ни о чем никому не рассказывать, дабы не отвлекать внимание бойцов от их главной заботы.
- Если удачно справимся с заданием, попробуем на обратном пути прочесать горы, - сказал он. - А сейчас пока об этом ни слова.
Но сам, оставшись наедине со Скочинским, признался, что никак не может сосредоточиться, чтобы хорошенько обдумать план перехвата Казанцева.
- Честное слово, этот ребенок не выходит у меня из головы. Помню, я где-то читал, что звери иной раз вскармливают детей; кажется, есть об этом у известного натуралиста Паргамина в его книге "Мир животных". Но как-то мы разговорились с отцом. Он, между прочим, отличный психиатр. Так вот он заявил тогда, что все это вздор. Паргамин просто взял на веру старые россказни и легенды и привел их как факты. А на самом деле все эти так называемые "феральные" дети, будто бы воспитанные зверями, не что иное, как больные, страдающие резко выраженной формой аутизма. У таких детей налицо все признаки дикого зверя. Но ведь тут мы сами видели ребенка в окружении медвежьей семьи?
- А я вообще впервые об этом слышу от вас, Федор Борисович. Сроду никогда не слыхал, что детей могли бы воспитать дикие звери. Я не беру в расчет легенду о Капитолийской волчице. Да они, по моему разумению, обязаны их сожрать, вот и все.
Скочинский считал себя русским, хотя прадед его был чистокровным поляком, женившимся на дочери русского чиновника. Отец служил смотрителем сельскоприходских школ в Кыштыме, но перед революцией был арестован царской охранкой за участие в подпольном кружке РСДРП и сослан на Ухтинские лесоразработки, где вскоре и умер от воспаления легких. Мать переехала с сыном в Челябинск к родственникам. Николай не успел окончить гимназию: началась революция. В девятнадцатом ушел на колчаковский фронт, затем после ранения попал в Среднюю Азию. Там-то и сдружился с Дундой.
- Хотел бы я знать, - сказал Скочинский, - о чем сейчас думает наш проводник? Пригласите его на чашку чая, Федор Борисович.
- Пожалуй, - согласился Дунда.
Бойцы в это время спокойно отдыхали в ольховом лесу после длительного и тяжелого перехода. Конникам было уже известно, что часть отряда выступит по горам пешими, а другая часть закроет дорогу, идущую вниз с перевала. Они чистили оружие, купались в холодной ключевой воде, отдыхали, набираясь сил для решительной схватки с бандой Казанцева.
Когда Ибрая позвали к командиру, он подошел к нему неторопливой, увалистой походкой кочевника, пощелкивая время от времени по голенищу сапога изящной камчой.
- Я слушаю, товарищ начальник.
- Садитесь, Ибрай, - пригласил Дунда. - Чай будем пить. Коля, налей-ка нам всем по кружечке.
Скочинский расстелил попону, поставил на нее три кружки и стал разливать из закопченного на костре чайника густую янтарную жидкость. У Ибрая при виде душистого чая сузились и потеплели глаза.
- Я сейчас, - сказал он и ушел к своему седлу, отвязал от него вязанные из верблюжьей шерсти торока и принес их к импровизированному столу. На попоне появился овечий сыр, варенный на молоке сахар и две лепешки. - Айда кушай, товарищ начальник. Раньше я и так небогато жил, а теперь совсем бедным стал. Шайтан ак-урус все грабил, женщин всех убивал, детишек тоже убивал. Один только баранчук остался. Зря не разрешил брать с собой, товарищ начальник. Больно хороший баранчук. Умный, учиться хочет. Только надо скорее ак-урус бить. Пожалуйста, бей скорее, товарищ начальник.
- Разобьем, дорогой Ибрай. Обязательно мы разобьем Казанцева и за все с него спросим, если живым поймаем.
- Дай бог, дай бог, - проговорил Ибрай и воздел для молитвы руки. Алла бесмулла, рахим алла!
Он взял кружку и, держа ее, как держат пиалу, осторожно отхлебнул чай. Раскосые глаза его с наплывшими веками выразили крайнее удовольствие.
- Как сына звать? - спросил Дунда, ласково глядя на проводника, трагедию которого он знал в подробностях.
- Ильберс. Это значит урус язык барс.
- Хорошее имя, гордое.
- Да, да, - согласился отец, - хорошее. Только зря не велел брать с собой, - опять упрекнул Дунду Ибрай.
- Нельзя, - мягко ответил Дунда. - Мало ли что может случиться с нами. В бой идем. Как можно брать мальчика? А в Кошпале люди надежные. Присмотрят. Советская власть любит детей. За их будущее и воюем. За что же нам воевать больше?
- Правду говоришь, правду. Твоя голова светлая, вперед видишь. А я казах. Совсем темный человек...
- Ну, ну, я-то знаю, - остановил его Дунда. - Окончим войну - хорошую жизнь строить будем. Ильберс учиться станет. Вы вот скажите нам, что думаете насчет того ребенка, которого мы сегодня видели?
- Я много думал, - вздохнул Ибрай и поставил на попону кружку с чаем. - Здесь место шибко дремучее, все может быть. Дикий человек тоже...
- В смысле одичавший? - спросил Скочинский, но по недоуменному взгляду казаха понял, что тому незнаком смысловой оттенок этого слова, и принялся объяснять: - Ну, скажем, звери украли ребенка, а потом его не сожрали, а воспитали. Как своего сына. Понимаете?
- А-а, конечно, понимаю, - закивал Ибрай, потом задумчиво помолчал, словно собираясь с мыслями, снова заговорил: - Три года назад такой случай был. Мой родной брат Урумгай кочевал в долину горы Кокташ. Отсюда сто верст будет, пожалуй. С ним его жена была, Юлдуз, и маленький малайка Садык. В его стойбище я пришел через два дня. Но поздно пришел. Может, хорошо, что поздно. Черная болезнь взяла Урумгая, Юлдуз тоже взяла, а парнишку я не нашел. Пропал Садык. Везде искал, кричал много, так уехал. Теперь ему пять лет было бы. Как думаешь, товарищ начальник, может, этот баранчук, который с аю живет, Садык? А?
- Могло быть и такое, - медленно сказал Дунда. - Этому ребенку действительно не более пяти - семи лет. Но все это невероятно...
- Ловить бы надо, - посоветовал Ибрай, снова беря кружку с чаем.
Дунда вздохнул, думая про себя: "Невероятно... Но история Ибрая очень близка к истине..."
Джунгарский Алатау - один из северных отрогов Тянь-Шаня. В этих горах немало цветущих долин и альпийских лугов. Есть и леса, и горные речки, отдающие свою дань пролегающей вдоль хребта Борохоро полноводной реке Или.
Род Ибрая кочевал по этим местам. Он был небольшим, небогатым, но дружным. Сам Ибрай имел двух жен, четырех детей, младшему из которых, Ильберсу, исполнилось только три года. Одной семьей с ними жили еще три престарелых тетушки и младший брат Ибрая, Урумгай, с женой и двухгодовалым мальчиком Садыком. Закон ислама обязывал всех жить вместе и помогать друг другу. На старейшине лежала ответственность блюсти свой род и сохранить его.
В 1918 году в месяц рамазана мужчины стали думать, где стать на зимовье. Наконец решили, что лучше всего остановиться в долине горы Кокташ.
- Бери гурт овец, - сказал Ибрай Урумгаю, - двух молодых кобылиц с жеребятами, трех вьючных лошадей и ступай вперед. Ты знаешь эти места и найдешь хорошее стойбище. А мы подойдем через два дня.
В долине горы Кокташ Урумгай долго выбирал место, где было бы в изобилии корма для скота, где не так много ветра и где есть в достатке вода.
Ставя кибитку на облюбованном месте, Урумгай поглядывал на жену: ему казалось, что она вяло работает.
- Юлдуз-джан, - сказал он ласково и насмешливо, - твои руки тебя совсем не слушаются.
Она кротко ему улыбнулась, но в черных больших глазах не было радости - в них отразилась печаль потухающего костра.
- Я не знаю, - ответила она, - почему. У меня кружится голова и хочется пить.
- Это от усталости, - сказал он.
Неподалеку бегал в одной рубашонке двухгодовалый Садык. Он гонялся за крупными, в человеческую ладонь, яркими бабочками и верещал от восторга. Ему было немножко скучно - без двоюродных сестер и братьев, особенно без Ильберса, сверстника, с которым он целыми днями привык бывать вместе. Он любил свою мать и своего отца затаенной любовью маленького, но уже не беспомощного звереныша. Он знал хитрость и умел громко и вовремя зареветь, чтобы на него обратили внимание и позволили то, чего он хотел . Вот уже несколько дней мать поила его овечьим молоком, очень густым, пахнущим травой, и молоко это казалось невкусным. Он не раз ревел, голосисто и долго, пытаясь ее разжалобить, но мать была неумолима, а отец, посмеиваясь, бросал ему полуобглоданную кость или давал из своих рук кусочек жирных, вывернутых наизнанку бараньих кишок и заставлял долго жевать. Потом подносил к его рту деревянную пиалу с жирным бульоном, который называют сурпой.
Садык много ел и быстро набирался сил, но материнского молока все-таки хотелось. Дитя природы, он рано был научен старшими, что змей, скорпионов и тарантулов следует опасаться, а прочую живность можно без опаски ловить руками и даже есть. Двоюродные братья учили его отыскивать в траве молодые стебли кумызлыка, дающие освежающий кислый сок, учили отыскивать и есть черемшу - горный чеснок и ловко вылущивать из стручков дикий горох.
Поймав большую бабочку, он торжественно понес ее показать отцу и матери. Грязные пухлые пальчики были в золотистой пыльце от ее ярких и удивительно разноцветных крыльев.
- Ата, я поймал бабочку.
- Ты у меня батыр, - ответил отец, занятый своим делом. - Скоро я научу тебя скакать на коне быстрее ветра и прыгать с камня на камень, как прыгает тау-теке.
Садык еще не слышал, что такое тау-теке, и черные глаза его загорелись.
- Те-ке, - повторил он.
- Да, - улыбнулся отец, - это горный козел, который может перепрыгивать даже пропасти.
Мальчик убежал довольный, но вскоре снова вернулся, и опять отец называл его батыром и обещал, когда он вырастет, убить с ним в горных лесах медведя - аю, а может быть, барса. Садык смеялся от счастья, а мать, глядя на него и вяло, не как всегда, зашнуровывая кошмы на обручах кибитки, печально улыбалась.
Было тепло и зелено в узкой долине, и гремел неподалеку в камнях звонкий ручей. Рядом вольно и спокойно паслись отощавшие от перегона курдючные овцы. Их сторожили две лохматые собаки. Тут же бродили лошади и с ними черноухий ишак, которого подарил Садыку дядя Ибрай. Это был умный ишак, старый. Когда на него сажали мальчика, он шагал осторожно и плавно, словно знал, что мальчик еще маленький, а маленьких следовало оберегать.
Кибитку наконец поставили, и теперь надо было думать о том, чтобы подоить овец и заквасить молоко на брынзу и еще сварить в черном, прокоптившемся котле вяленное на солнце баранье мясо. Но Юлдуз, как только поставили кибитку, сразу ушла в нее и легла. Ей нездоровилось. Мясо пришлось варить Урумгаю, а овцы остались недоенными. Ягнята в этот день были особенно резвы: они досыта сосали маток.
- Поешь мяса, и ты станешь здоровой, - сказал Урумгай жене.
Но жена закрыла печальные глаза и отвернулась.
Отец с сыном совершили перед едой омовение. Потом они молились, обращая взор к востоку. И опять Садык учился у отца, повторяя все его движения и слова, которые тот бормотал.
- Алла! О алла! - повторял мальчик и, прижав к лицу красные от холодной воды ладошки, доставал головой до молитвенного коврика.
Потом они ели. Ели не торопясь, но обильно, и мало разговаривали. Плоское, с редкими усиками лицо Урумгая лоснилось от жира и светилось довольством. Садык, полнощекий, розовый, с заплывшими от сытости глазами, тоже был очень доволен; подражая отцу, прочищал отрыжками горло и вытирал о черную голову жирные от бараньего сала руки.
После еды Урумгай опять провел ладонями по лицу и тотчас же это сделал Садык. Потом отец встал и, не глянув на сына, ушел в юрту, но почему-то вернулся быстро. Садык заметил, что лицо отца стало совсем плоским и серым, как круглый камень ручной мельницы, которой мать размалывала зерно для лепешек. Садык любил лепешки, особенно горячие, только что вынутые из золы.
- Плохие у нас дела, Садык, - сказал с тревогой отец. - Шибко плохие. В нашей юрте, кажется, поселилась черная смерть.
Садык не знал, что такое смерть, да еще черная. Но он испугался и заплакал, потому что отец был совсем не такой, каким только что был недавно.
Урумгай сел поодаль от кибитки и стал зачем-то раскачиваться из стороны в сторону, молча и страшно, и Садык впервые не стал делать то, что делал отец. Он только смотрел на него и тихонько всхлипывал. Ему хотелось пойти в юрту и посмотреть на мать, которую отец оставил зачем-то наедине с черной смертью. И он встал, но услышал вдруг резкий окрик:
- Не ходи!
Так еще никогда отец не кричал на него. Он остановился и опять сел. Потом снова встал и пошел к отцу: надо же было от кого-то принять ласку. И снова пугающий окрик:
- Не подходи!
Это уже было страшнее всего. Садык не знал, что ему теперь делать. Имея отца и мать, он неожиданно сразу осиротел. Он долго плакал и тер кулачками мокрые глаза. А потом услышал голос отца, скорбный и тихий, словно из его сытого живота вышла вся сила. Садык не раз слышал от дяди, что сила у батыра в полном животе. Если живот тощий, то силы не будет.
- Садык, - тихо говорил отец, - слушай меня внимательно. Аллах за что-то на нас прогневался. Он послал за нами черную смерть. Твоя мать скоро уйдет на небо. Но аллаху, наверно, этого мало. Он возьмет и меня. Но тебя, пожалуй, не возьмет. Ты еще мал, совсем мал и сегодня почти не прикасался к нам. Может быть, он тебя пожалеет. Через два дня придет сюда твой дядя Ибрай. Ты скажешь ему: в кибитку отца пришла черная смерть. Запомни: черная смерть. И тогда он все поймет. А сейчас сделай вот что. Возьми в том дальнем тюке кошму и ступай туда, где пасутся овцы. Там будешь ждать дядю Ибрая.
- Я боюсь, - сказал Садык.
- Ты батыр, - ответил отец. - А батыры ничего не должны бояться. Иначе тебя тоже возьмет с собой черная смерть. Уходи!..
Садык многого не понял, но отец приказывал, и, значит, так надо было. В их роду все привыкли повиноваться старшим. Это Садык понимал.
Но Урумгай тоже понимал, что сын еще несмышленыш и это может его погубить. Тогда он еще раз заговорил:
- Я тоже приду к тебе. И буду тебя сторожить, но прикасаться ко мне ты не должен. Мы будем с тобой разговаривать и ждать дядю Ибрая. Бери кошму.
Садык долго теребил за угол кошму, вытаскивая ее из развязанного ранее тюка, а отец стоял в сторонке и командовал. Разве не проще было подойти и помочь? Очень не похож был отец на прежнего отца. И мальчику все пришлось сделать самому. Потом и Урумгай подошел к тюку и тоже взял себе кошму, только побольше. Так оба, сын впереди, отец сзади, пошли они, волоча кошмы, к овечьему стаду и легли там в разных местах.
Подувал прохладный к вечеру ветерок, но Садык не чувствовал холода. Маленькое его тело давно было закалено постоянным общением с природой. Ему было только непривычно одиноко в стороне от отца.
К ним не раз подбегали собаки, но отец и их не подпускал. Он сердито кричал и замахивался, будто бросает камень. Поджав хвосты, они отбегали и скулили от голода.
Так пришла ночь. Темная и звездная. Садык лежал на кошме и слушал звуки. Вот проблеяла в темноте овца, испуганно всхрапнув перед этим, и потом стала чесать задней ног ой за ухом. В ответ тявкнула собака, зорко следя за сбитым в кучу стадом и тоже ловя в ночи малейшие шорохи. Старая вьючная кобыла, на которой ездила мать, отдаленно звякнула боталом и опять затихла. Где-то невнятно и далеко с каменной кручи пропел свою ночную песню кеклик. Потом Садык услышал кашель отца.
- Ата, - позвал он, - я хочу к тебе.
- Нельзя, - ответил голос из ночи. - Я рядом, а ты батыр. Лежи.
Садык снова заплакал, но тихо, и плакал до тех пор, пока не уснул.
2
Всю ночь Урумгай надеялся, что черная смерть успела коснуться своим крылом только одной Юлдуз и, может быть, аллаху этого будет достаточно. Он лежал вверх лицом и отыскивал среди звезд ту единственную, которая должна была вот-вот свалиться с неба в черную пропасть ночи. У каждого человека есть своя звезда на небе, и если она падает, то человек умирает. Какое хорошее имя дали его жене - Юлдуз, что значит - звезда, и вот эта звезда скоро должна погаснуть. И он действительно увидел огненный след в небе, косой и яркий, Юлдуз, наверно, не стало...
Потом он выискивал свою и заклинал ее крепче держаться в небе, потому что у него был Садык, совсем маленький и беспомощный, и еще оставались овцы, две молодых кобылицы с жеребятами, три лошади и один ишак. Разве без хозяина уберегут стадо две каких-то собаки? Нет, надо упросить аллаха, чтобы он больше не ковырял в небе пальцем и не вылущивал бы из него неугодные ему звезды. Но звезды продолжали падать.
Затем наступило утро, раннее, свежее, какое бывает только в горах, с туманными хлопьями, зацепившимися за черные вверху скалы. Урумгай приподнялся с кошмы и ощутил в голове легкое кружение, как будто только что одолел перевал. А вскоре захотелось пить. "Пожалуй, переел вчера мяса, подумал Урумгай, - но если так, то это пройдет". Он успокоил себя и пошел к горному ключу. Сполоснув руки, медленно, с наслаждением пил холодную, как зимний ветер, воду, черпая ее пригоршнями.
А когда встал с колен, почувствовал озноб. Это было совсем плохо. Значит, черная смерть и его коснулась. Большие желания успокоились, не стало дум о собственной жизни. Теперь не надо было бояться родной кибитки, где оставил он вчера умирать Юлдуз. Он пойдет и посмотрит, что стало с нею, и тогда выполнит последний долг.
Урумгай побрел к становищу, ощущая небывалую слабость в ногах. Когда он вошел в юрту, то увидел жену, разметавшую в смертном одиночестве черные руки. Лицо ее, со стиснутыми зубами, тоже было неузнаваемо черным.
Он попятился, коснулся руками земли в знак прощания с умершей и, пошатываясь, пошел к тюку, из которого вечером тянул с сыном кошмы. Там он взял остатки мяса, захватил черный казан и все это унес к ключу. Затем он вернулся, раздул костер и подложил несколько головешек к кибитке, добавив сучьев сухой арчи. Огонь скоро разгорелся и запахло жженой овечьей шерстью. Вся остальная утварь, которой он касался, тоже полетела в огонь. Так всегда делали, если в каком-нибудь из кочующих родов появлялась чума. Так решил сделать и Урумгай. Он знал, что черная смерть боится только огня и только огонь может опалить у смерти ее черные крылья.
Потом он варил мясо. Но делал это не для себя. Внутри у него жгло все сильнее и сильнее, и все чаще он гасил в себе палящий огонь холодной водой.
Проснулся Садык. Может быть, учуял гарь горящей кибитки, может быть, сон его, обычно крепкий по утрам, как у всех детей, оборвался каким-нибудь страшным видением. Он проснулся, глянул на горящую большим костром кибитку и закричал:
- Ата-а!
- Я здесь! - громко ответил отец. - Сейчас сварится мясо. Ты будешь есть, а я уйду, чтобы прогнать злого духа, который зажег нашу кибитку. Лежи на месте, иначе злой дух сожжет и тебя.
Садык захныкал, но встать с кошмы побоялся. Он только смотрел то на отца, который варил мясо, то на полыхающую в стороне юрту. Ему трудно было постигнуть происходящее, хотя обостренное чутье ребенка, растущего среди девственной природы, полной опасностей, подсказывало, что происходит что-то необычное и страшное. Самая добрая из бабушек, Салима-биче, не раз говорила ребятишкам о каких-то таинственных дивах, джес-канганах, имеющих медные когти. Наверно, они-то и были злыми духами. И вот теперь один из них завладел их юртой и пожирает ее огнем. Но в юрте оставалась мать, значит, и ею завладел джес-канган.
А Урумгай все варил и варил мясо. К нему на вкусный запах опять сбежались голодные собаки и, поджав хвосты, сидели на задних лапах, терпеливо ожидая подачки.
Урумгай подумал, потом достал длинным половником два куска и бросил собакам. Псы кинулись и завизжали от обжигающей боли. Они смешно мотали мохнатыми головами, перекатывали лапами по траве горячее мясо, пока наконец оно не остыло. Потом съели и стали ждать еще. Но Урумгай прогнал их и немного погодя сказал сыну:
- Садык! Когда мясо остынет, ты подойдешь и возьмешь, сколько надо. Но никуда не ходи. Я поручаю тебе смотреть за овцами. Сам же я пойду наказывать злого духа, которого зовут черной смертью. Может быть, долго, очень долго меня не будет. Ты все равно не уходи с этого места. Когда придет сюда дядя Ибрай, все расскажешь. Так ли ты понял, ка к я сказал тебе?
Мальчик опять заплакал. Он не хотел, чтобы отец уходил, потому что злой дух может взять и его, как взял мать и пожрал ее вместе с кибиткой. А Урумгай стоял, покачиваясь, и все не мог уйти. На его плечах уже давно сидела черная смерть. Надо было обязательно уйти подальше от становища, чтобы маленький Садык не коснулся его, когда он будет лежать мертвым. Урумгай еще раз, сотворя молитву, попросил аллаха сохранить сына. Потом медленно побрел в сторону догорающей кибитки и вскоре исчез из виду.
Садык остался один...
* * *
Спустя два дня к погибшему становищу Урумгая прикочевал Ибрай со своим родом. Еще издали понял, что в становище брата что-то случилось. Сперва решил, что на него напали хунхузы, но весь скот был цел и мирно пасся в долине. Когда подъехал ближе, то глазам его предстала картина бедствия. Он уже не сомневался, что здесь побывала черная смерть. В песках Кызылкума, Муюнкума и Сары-песках черная смерть часто гонялась за кочевыми племенами узбеков, таджиков, киргизов, казахов, туркменов, каракалпаков, белуджей и курдов. Иногда вымирали от чумы целые стойбища. И там, где они вымирали, надолго воцарялось безлюдье. Живые далеко обходили вымершие становища.
Ибрай, однако, не уехал сразу. Не слезая с лошади, он разворошил пепел сгоревшей кибитки и нашел там останки Юлдуз, затем в зарослях тамариска обнаружил труп брата. Нашел и котел у ключа, который тщательно вылизывали собаки, стоя на задних лапах, брошенную кошму, на которой лежал Садык, но самого Садыка нигде не было. Мальчик исчез...
3
Розовая Медведица была совсем еще молода. Ей шел пятый год.
Она долго выбирала берлогу, чтобы залечь на зиму и произвести первое потомство. В прошлом году не ложилась совсем, как это делали здесь многие медведи, а, перейдя по доступным перевалам Джунгарский хребет, ушла на его южные склоны - в Китай. Пищи было достаточно, и она не испытывала голода всю зиму, в обилии находя ее в лиственных лесах и ореховых рощах. Случалось, ей удавалось добыть дикого подсвинка или молодого джейрана, но это бывало редко. Там, в Китае, она и встретилась с огромным темно-бурым самцом, который был чуть не вдвое старше и больше. Когти его были светлыми, как и у нее, но только с темной полосой посередине.
Он был добродушным, спокойным и настойчивым. Несколько раз Розовая Медведица пыталась от него уйти, но он неизменно находил ее снова и, сладко, беззлобно урча, прощал ей строптивость.
В конце мая молодую медведицу потянуло в родные места, где она родилась и где так памятны были месяцы детства. Запах матери, который она когда-то хорошо помнила, теперь уже давно исчез и смешался с запахами других ее сородичей. Она только помнила, что мать была очень светлая по окраске, с почти розовым оттенком и белым ошейником. Теперь она тоже стала такой, только еще розовее, чище, с таким же ошейником - особенно после последней линьки. Может быть, этим, не совсем обычным, нарядом она и понравилась Полосатому Когтю.
Он шел за ней неотступно, и она постепенно привыкла к нему. Иногда Полосатый Коготь подходил совсем близко, и Розовая Медведица рявкала, наотмашь била лапой в его черную пуговицу носа, уходила прочь. Но Полосатый Коготь снова шел за нею вперевалку.
Потом сильно стало пригревать солнце, и какое-то непонятное беспокойство начало одолевать ее. Все чаще мучила жажда и уже не хотелось подниматься по крутым склонам, забираться в каменистые расселины, где всегда так приятно щекотал ноздри запах недоступных архаров, косуль и маралов.
Однажды, когда Розовая Медведица и Полосатый Коготь мирно разрывали дерн, заворачивая и скатывая его в рулоны, ища под ним червей и личинок, объедая корешки трав, на поляне появился еще один их собрат.
Полосатый Коготь неожиданно взревел и поднялся на дыбы. Пришелец попятился и тоже рявкнул, угрожающе и сердито. Но Розовая Медведица внимательно посмотрела на пришельца и поняла, что он не представляет для нее никакой опасности, что он точно такой же, как Полосатый Коготь, может быть даже одного с ним возраста; и тогда она снова занялась своим делом с тем же спокойствием и трудолюбием.
А между тем оба самца, порыкивая, тоже вглядывались друг в друга. Шерсть у них на загривке ощетинилась, глаза загорелись огнем ненависти. И вот пришелец смело пошел на Полосатого Когтя, вытянув узкую хищную морду и прижав к затылку круглые уши. Теперь попятился Полосатый Коготь, присел и вдруг со страшным ревом молнией кинулся на противника. Услыша лязг зубов и такой же ответный рев, от которого засверлило в ушах, Розовая Медведица в страхе отскочила от свернутой ею рулоном полосы дерна и, вся ощетинившись, смотрела, как в дикой схватке вертелись оба самца.
Несмолкающий рев оглашал поляну, от соперников летели клочья шерсти. Потом клубок распался, самцы прянули в стороны и несколько минут стояли в молчании, тяжело поводя боками и обильно исходя слюною. У обоих разинутые пасти были окровавлены. У Полосатого Когтя зияла на плече рана, и оттого холка его мелко вздрагивала. У пришельца был вспорот бок - почти от плеча до крестца. Четыре четких красных борозды оставил Полосатый Коготь на теле своего противника.
Спустя некоторое время они снова ринулись друг на друга, на этот раз поднявшись на дыбы и пытаясь повалить один другого. Это была жуткая схватка - не на жизнь, а на смерть, и трудно было решить, кто из них сильнее и опытнее.
Розовая Медведица, сидя на задних лапах, остро и внимательно следила за поединком. Ей хотелось, чтобы этот внезапный поединок скорее кончился. Она уже привыкла к близкому соседству Полосатого Когтя, привыкла к его запаху и считала своим. Но и к пришельцу не испытывала отчуждения и ненависти за то, что он появился. Она только каким-то дальним чутьем угадывала, что пришелец очень резок и груб, не сдержан в порывах и не в меру смел - и этим он ей не понравился.
Розовая Медведица басисто рявкнула, словно от удовольствия. Она увидела, как Полосатый Коготь, перевернув противника на бок, с размаху нанес могучей лапой удар прямо по хребту. Такой удар был бы способен переломить хребет кулану - дикому ослу. Этих ослов часто доводилось видеть Розовой Медведице на берегах Или и южных склонах Джунгарского Алатау. Пришелец не рявкнул от боли, он застонал. Вторым ударом Полосатый Коготь поверг его на землю и уже готов был вцепиться в горло, но противник вывернулся и стремительно кинулся наутек.
Сохраняя достоинство, Полосатый Коготь не стал его преследовать: побежденный соперник не страшен, ему следует оказать милость - таков закон леса и гор. Лизнув разорванное плечо, Полосатый Коготь, загребая лапами, устало повернулся к Розовой Медведице и заковылял к ней, тихо взвизгивая и прося ласки. Розовая Медведица доверчиво потянулась и молча стала зализывать рану.
На третий день после побоища Полосатый Коготь, несмотря на свою хромоту, добыл в горах раненного барсом архара, приволок его, и они долго наслаждались мясом - сперва свежим, а затем, дав ему полежать под сучьями и травой, пустившим душок. И это было особенно вкусно.
С Полосатым Когтем Розовая Медведица не расставалась до поздней осени. Он не раз манил ее на юг, но она заупрямилась, стала искать себе логово. Чувствовала, что ожирела, и теперь искала покоя. Неделя поисков дала наконец результаты. Розовая Медведица облюбовала пещеру на южном выступе горы, поросшей дикими яблонями. Пещера была уютной, с узкой горловиной, и ее хватило бы на трех медведей, но Розовая Медведица, загородив вход всем своим разжиревшим туловищем, молча оскалила зубы навстречу Полосатому Когтю. Тот потоптался, выражая недоумение, покорность и желание угодить ей, благодушно зевнул и поплелся прочь...
Еще несколько дней ушло у нее на то, чтобы обжить каменную берлогу: она натаскала поблекшей от заморозков травы и устлала ею укромное местечко в глубине пещеры, зате м, все больше чувствуя вялость в теле, стала ломать сучья на деревьях, собирать сухой хворост и заваливать лаз. Потом протиснулась в него и уже изнутри окончательно закрыла отверстие.
В пещере было сухо, тепло, и она могла спать спокойно, зная, что никто из зверей ее не потревожит и не вспугнет.
Три месяца она блаженствовала в пещере, видела во сне недосягаемо стоящих на кручах скал горных козлов с крепкими завитыми рогами, слышала даже их запах, и тогда обильная слюна заполняла ей рот и она принималась сосать лапу, не столько, может быть, от ощущения легкого голода, сколько оттого, что черствые подушки лап теперь отмякли и чесались. Сон не был крепким, даже когда она засыпала по-настоящему. Он всегда был у нее чуток, как у горной куропатки - кеклика.
В одну из февральских ночей под вой снежной вьюги у нее родился крохотный, размером с ее ступню, почти голый и слепой медвежонок. Он тихо и беспомощно запищал, и она, сразу проникаясь к нему жалостью и нежностью матери, стала его осторожно облизывать и согревать дыханием. А еще немного спустя ее малыш уже тыкался мордочкой в тугие соски, брызжущие молоком.
И потянулись дни, новые для молодой матери в ее продолжающемся полусне. Как-то сама собой она научилась нежно и мелодично мурлыкать своему единственному медвежонку, и он, кажется, понимал эти тихие горловые звуки, копошась у нее на брюхе и слепо путаясь в ее длинном пушистом мехе, а она вытягивала губы и ласково урчала ему:
- Ху-ги-и... Рр-лл, ру-уу...
И хотя он был слеп и глуп, он слушал и снова принимался сосать, тихонько повизгивая и тычась лобастой короткой мордочкой в ее мягкий и уже заметно отощавший живот.
На тридцатый день у медвежонка прорезались веки и вскрылись ушные отверстия, затянутые кожей. Глаза были мутными и могли, пожалуй, только отличить пока тьму от света, но в берлоге было все равно темно. Зато голос матери теперь доставлял ему удовольствие. Он немного подрос, стал заметно подвижней. Лазил по медведице, скатывался, и она легонько носом снова подсаживала его на себя.
Прошел еще месяц, и Розовую Медведицу потянуло на волю. Она слышала терпкий запах подтаявших прогалин, слышала шум весеннего ветра, бушующего в лесу и сгоняющего со склонов снег. Иногда до нее доносились голоса птиц, чаще всего стук дятлов, а как-то на хворосте, которым был завален лаз в пещеру, целых полдня крутилась и попискивала бойкая трясогузка, будто хотела сообщить медведице с медвежонком, что уже весна, что пригревает солнце и пора лежебокам выйти на белый свет.
Розовой Медведице и самой хотелось на воздух и солнце, но тревога за малыша удерживала желания. И только тогда, когда она ясно и отчетливо услышала за пещерой звон капели и теплый запах парившей земли, она осторожно ссадила с себя медвежонка, ткнула его носом на теплую подстилку и, страшно мохнатая, с свалявшейся шерстью на спине и боках, тронула лапой сухой валежник
Какая красота открылась перед нею! Было светло и солнечно, отовсюду бежали ручьи, и теплым паром дымилась на склоне перед пещерой земля с пробивающейся из нее травой.
Розовая Медведица вышла, несколько раз втянула в себя запах весны, запах распускающихся почек и громко, с наслаждением чихнула. Потом она завалилась на спину и, радостно урча и повизгивая, стала кататься по земле, потягиваться и тереться об нее боками. Перед нею снова открывались просторы, снова открывалась жизнь в своих многочисленных проявлениях, но теперь она была не одна, и это заставляло ее быть вдвойне осторожной.
Отойдя недалеко от берлоги и постоянно оглядываясь на нее, Розовая Медведица начала обламывать зубами хрупкие веточки с приземистой яблони-дичка. Они были горьков атыми, почти полусухими, но ими уже можно было утолить первый голод. Потом на проталине разгребла землю и нашла несколько личинок. Это тоже годилось в пищу.
Впервые она вытащила медвежонка из берлоги, когда стало совсем тепло и можно было не бояться, что он замерзнет.
Как он смотрел, как озирался, чувствуя себя непривычно и неуютно в этом большом мире! Но быстро привык и даже начал резвиться, бегая вокруг матери и хватая ее за клочья еще не вылинявшей шерсти. Глаза его все еще были мутными, и он все еще был мал и худ так, что четко проступали ребрышки под тонкой шерсткой, но уже непоседлив. В этот день Розовая Медведица, взяв голову медвежонка в рот, понесла его дальше от берлоги, где зеленая травка пробивалась довольно высоко и плотно. Здесь они долго кормились и нежились на солнце.
С тех пор каждый день с утра до вечера оба добывали себе корм. Медвежонок удивительно быстро стал набирать рост и округляться. К концу мая уже катился за матерью, как шарик. Порой отбегал от нее далеко, теряясь в густой траве, и тогда она, вспомнив о нем, звала:
- Ху-ги!
И он стремительно к ней подкатывался, теребил ее зубами за край уха.
Как-то Розовая Медведица наткнулась на сурчиную нору. Нора была небольшой, как видно, зимовал в ней совсем молодой и неопытный сурок. Она принялась ожесточенно, с охотничьим пылом выкапывать его. В воздух полетели камни, щебенка, земля. Прокопав с полметра, Розовая Медведица сунула нос в полузаваленное отверстие и еще раз убедилась, что добыча здесь, рядом, и вкусно пахнет. Лапы ее заработали с удесятеренной силой. Нора уходила вглубь под слоистый туф. Но что для сильного зверя камни? Они тоже летели в стороны. В норе пискнул сурок, предчувствующий близкий конец, и показалась обсыпанная землей мордочка с круглыми испуганными глазами. Розовая Медведица ловко поймала зверька за песочного цвета затылок, стиснула зубы и выволокла из норы. Он был теплым, пушистым, и кровь его пьянила медведицу восторгом. Медвежонок тоже подбежал к тушке зверька и, ощетинясь, стал обнюхивать, втягивая кнопкой носа незнакомый, но вкусный запах.
Медведица съела сурка всего, оставив своему детенышу лишь теплые внутренности, и медвежонок впервые понял вкус мяса.
В июне Розовая Медведица спустилась с ним ниже яблоневого пояса, поближе к ключам, где было много ягод, разных корней, луковиц, а главное червей и личинок. Теперь медвежонок, если вставал на дыбки, был уже ростом с двухгодовалого ребенка, ловко лазил по деревьям, подражая матери, гонялся за бабочками и вообще стал необычайно проказлив.
И вот как-то, увлекшись дикой клубникой, медведица забыла о нем. Все это время он бегал неподалеку, и она слышала хруст веток под его лапами и повизгивание, но потом увлеклась и перестала обращать на него внимание. Он уже не однажды получал шлепки за свое непослушание, но дети есть дети, они забывчивы. Так случилось и в этот раз. Медвежонок убежал от матери в погоне за бабочкой, убежал и... не вернулся.
Слабый писк издалека она не услышала, она услышала только запах чужой, звериный, внушающий опасение за медвежонка. Громко рявкнув, медведица резко повернулась и кинулась в заросли. Она пробежала метров пятьдесят и в замешательстве остановилась. До нее отчетливо дошло два запаха - запах медвежонка и запах сильного матерого волка.
- Ху-ги! - выдохнула Розовая Медведица и еще раз так рявкнула, что высоко в горах отозвалось эхо.
Ломая кусты, разгневанная медведица напролом кинулась по следу исчезнувшего волка, в пасти которого находился сейчас медвежонок. Нюхая воздух, бежала точно по след у, уходящему по склону вниз. Но волк нес свою добычу с такой легкостью и быстротой, что догнать его было невозможно.
У подножия горы она резко остановилась. В нос ударили другие запахи: пахло гарью, каким-то еще неведомым зверем и мирно пасшимися в долине овцами и лошадьми. Злобно заурчав, медведица попятилась, но не ушла.
Гнев и злоба звали ее к отмщению.
* * *
В трехстах шагах от того места, где стояла кибитка, теперь уже сгоревшая, на покатом пригорье росли яркие красные маки. Они росли кучно, большим островом, и этот красный остров был виден издали. Среди гористых складок, утопающих в зелени, он выделялся особенно четко, когда падали на него отвесные лучи солнца. Когда же подувал легкий теплый ветерок оттуда, в мертвом становище слышался терпкий амбровый аромат.
После ухода отца Садык долго еще оставался на кошме из овечьей шерсти. Инстинкт самосохранения у детей, рожденных среди природы, выражен более ярко, чем у детей цивилизованной среды. С самого раннего возраста они приучены думать, что никакая земная тварь - ни змея, ни фаланга, ни скорпион - никогда не осмелится подползти к кошме и ужалить человека. Эти твари, по поверью казахов, не выносят запаха овечьей шерсти. И недаром кочевники, ложась спать прямо на траве, огораживают себя кольцом волосяного аркана. Маленький Садык знал об этом и, оставшись совершенно одиноким, беззащитным, понял всем своим существом, что теперь ему отовсюду может грозить опасность. Он вспомнил, что отец наказывал подойти к котлу и поесть мяса. И страх наконец отступил перед голодом. Мальчик подошел к потухшему костру, вытащил из котла баранье ребро, облепленное холодным восковым жиром, и с жадностью проголодавшегося звереныша принялся рвать его зубами. Затем он достал еще кусок и тоже съел. Насытившись, пошел к ручью и, опять подражая взрослым, напился из пригоршни.
Спустя некоторое время страх снова подступил к нему и заставил вернуться на место.
Овечье стадо теперь отодвинулось дальше. Овцы, не рассыпаясь, но и не скучиваясь, спокойно и вольно паслись, охраняемые собаками. Но голод, видно, и собак терзал не меньше, чем Садыка, и они тоже в конце концов бросили пост и пришли к мальчику. Садык не раз видел, как отец или кто-нибудь из взрослых кормили собак, порой это поручалось старшим детям, и поэтому он, причмокивая языком, повел их к котлу и выбросил из него все мясо. Ему хотелось, чтобы собаки не уходили, но четвероногие пастухи не могли не выполнять своих обязанностей: за нарушение их всегда наказывали. И Садык снова остался один.
Вскоре одиночество сломило его. Он встал и пошел по направлению к кибитке, куда утром ушел отец прогонять злого духа. Но там никого и ничего, кроме кучи пахнущей горелой шерстью золы, не было. Тогда он обратил внимание на сплошную россыпь красных маков, росших неподалеку. Мальчик засеменил туда, надеясь все-таки отыскать отца. Близко к красному, привлекающему глаз полю стояли кусты, сплошные, частые, а за ними уже начинался подъем на гору.
Садык вошел в маки, высокие, скрывающие его с головой. Тяжелый, перезревший цвет забивал ему рот сухой розовой пылью. И, почти задыхаясь от этой пыли, от ее приторно-сладковатого запаха, уже ничего не видя вокруг в сплошном красном омуте, он потянулся вверх. Приподнялся и... замер. Прямо перед ним стоял огромный, косматый злой дух. Мальчик хотел крикнуть и не сумел, а злой дух шагнул к нему и, вытянув трубкой губы, рассерженно выдохнул:
- Ху-ги!
Затем поднял лапу, большую, когтистую, какая и должна быть у джес-кангана, с силой пригнул мальчика к земле. В следующую секунду мальчик уже ощутил, что страшный злой дух куда-то понес его, и потерял сознание.
* * *
Очнулся Садык в пещере. Кто-то заботливо и нежно вылизывал ему щеки. Он увидел чьи-то глаза, почувствовал горячее смрадное дыхание, и лишь теперь у него, содрогнувшегося от ужаса, только хватило сил закричать:
- Ана-а-а!
Злой дух зарычал и отпрянул и долго потом сидел на задних лапах и сверкал из темноты то гаснущими, то разгорающимися угольками глаз. Садык исходил воплем, а черная в темной пещере косматая глыба смотрела на него и смотрела. Мальчик надрывался до тех пор, пока не обессилел вконец. Потом он припал головой к сухой травяной подстилке, перемешанной с свалявшейся шерстью, и крепко, беспробудно уснул.
Утром его разбудил мягкий толчок. Садык открыл глаза и снова увидел прежнего злого духа, но странно, злой дух не только не съел его, но даже не причинил боли, и мальчик уже без слез, без крика в первый раз внимательно взглянул на косматое чудище. Оно о чем-то урчало, мягко и монотонно, совсем как собака, и, склонив набок голову, тоже похожую на собачью, с любопытством его разглядывало.
Садык уже не кричал. Он только дальше забился в угол, съежился, втянув голову в плечи, и так сидел не шелохнувшись
А Розовая Медведица в свою очередь тоже переживала самые сложные, противоречивые для себя чувства. Потеря единственного медвежонка, еще маленького, беспомощного, к которому она питала нежную любовь и привязанность и который доставлял ей столько приятных хлопот, была для нее слишком глубокой утратой. Она не могла бы еще долгое время погасить в себе материнский инстинкт и свыкнуться с одиночеством. Ибо всякая утрата у зверя ли, у человека ли требует восполнения. Это закон жизни. И Розовая М едведица, еще во многом неопытная, ни разу не видевшая людей, неожиданно наткнулась на человеческое дитя, тоже беспомощное, маленькое, напоминающее чем-то встававшего на дыбы медвежонка, и не только не причинила ему зла, но еще и поняла своим бессознательным инстинктом, что это внезапно найденное ею существо, единственное в своем роде, только и способно теперь восполнить ее утрату.
Когда приемыш, придя в себя, дико заголосил, она растерялась и даже обиделась, сбитая с толку. Она могла бы оборвать этот вопль одним ударом лапы, словно писк сурка, но чувство необходимого восполнения утраты оказалось сильнее, и тогда обида и растерянность сменились любопытством.
Всю ночь Розовая Медведица не выходила из пещеры, лежа подле спящего ребенка; она вдыхала его запах и видела в сумеречной темноте, как он в задранной рубашонке тихо сопит носом и вздрагивает, точь-в-точь как ее медвежонок. Только было странно, что этот неведомо чей детеныш почему-то абсолютно гол и у него очень нежная кожа.
Утром она разбудила его, толкнув носом. Так она всегда делала, чтобы поднять медвежонка и идти с ним добывать пропитание. Но приемыш забился в угол, и медведица поняла, что он никуда не хочет идти.
Она посидела возле, озадаченно поурчала и вышла. Но не ушла, а стала заваливать лаз пещеры разбросанным вокруг хворостом.
Испуг, страдание, боль всегда потом вызывают глубокий сон. Это естественная защита от потрясения, за порогом которого может стоять только смерть. И природа разумно оградила и человека и животного от этого порога. Поэтому мальчик, как только ушла медведица, снова впал в забытье и спал до тех пор, пока она не вернулась. Когда очнулся, то увидел перед собой большого, жирного суслика. Он помнил, как совсем недавно старшие ребятишки, с которыми бегал вместе, добывали таких же сусликов при помощи петель, сплетенных из конского волоса, и называли их балпак. Они говорили еще, что их можно есть, что у них вкусное и нежное мясо, как у барашка, но почему-то отдавали собакам. Мальчик не протянул руки и не взял суслика, как хотела того медведица.
Так прошел еще один день.
Садык мучился теперь от жажды. Внутри у него все горело. Губы и рот пересохли, слюны во рту не было. Среди ночи он наконец не вынес мучения и выполз из пещеры. Розовая Медведица лишь подняла голову и следила за ним. Потом вышла следом и увидела, как приемыш ползает по росистой траве, жадно хватая ртом мокрые стебли травы. И опять инстинкт, тот самый инстинкт, повинуясь которому она носила к водопою медвежонка, заставил понять, что новый ее детеныш хочет пить. Она подошла, спокойно и осторожно взяла его зубами за холщовую рубашонку и понесла к горному ключу.
С каким вниманием и любопытством она наблюдала за тем, как он пьет, припав черной головой к воде. В эту минуту он совсем почти не отличался от потерянного медвежонка. Он даже урчал слегка от жажды и нетерпения. А потом она видела, как он с таким же нетерпением и жадностью грыз задушенного ею суслика.
В эту ночь свершилось великое чудо природы - голод и жажда заставили человеческого детеныша стать сыном Розовой Медведицы.
4
Наступала пора созревания плодов. В яблоневом поясе гор много зрело кислицы, урюка, вишен, барбариса. В эту пору медведи особенно набирают жир, готовясь или к дальнему переходу на юг, или к спячке. Но Розовой Медведице, так неосмотрительно взявшей на себя роль матери нового питомца, было сперва не до сбора диких плодов. Не убив и не бросив приемыша поначалу, несмотря на то что он доставил ей сразу массу хлопот и неприятностей, побуждаемая все тем же инстинктом материнства к сохранению беззащитного существа, способного заменить ей пропавшего медвежонка, она уже попросту не могла лишить его своей опеки. А мальчику больше ничего не оставалось, как постепенно привыкать к новому положению и новым условиям. Всегда, везде и во всем труден лишь первый шаг. И этот шаг благодаря голоду и жажде был сделан им.
Но еще долго мальчик пугался дикого зверя, приносившего ему еду и таскавшего его к водопою, пока страх не был окончательно вытеснен из него заботами молодой медведи цы. Прошлое расставалось с ним неохотно. Он отчетливо помнил мать, отца, детвору из аила, дядю, теток, особенно байбиче, которая была ласковей остальных. Но заученные им слова уходили из памяти быстро. Их настойчиво вытесняли странные рыкающие звуки медведицы. Чаще всего он слышал в ее призывном выдохе отчетливый горловой звук: "Хууги-и". И этот звук постепенно становился его новым именем. Как только Розовая Медведица издавала его, он послушно шел к ней и старался делать то же, что делала она. Но ходить и бегать предпочитал все-таки как и прежде, а не на четвереньках. И это, очевидно, сохранялось в нем не только от прежней привычки, но еще и от подражания: медведи, обирая на деревьях плоды, оглядывая окрестности или просто ради забавы, нередко встают на задние лапы и даже ходят, как человек.
На втором месяце их совместного существования Хуги научился лазать по деревьям, довольно цепко хватаясь ручонками за ветви, чем всегда приводил в восторг Розовую Медведицу. Он оказался даже послушнее, чем ее медвежонок, и она дорожила этим. Так они оба привыкали друг к другу.
Иногда она уводила его высоко в горы, к альпийским лугам, и они охотились на сурков. Там, где Хуги не мог перелезть через упавшее дерево, она брала его сзади за остатки изорванной рубашонки и помогала одолеть препятствие. Хуги проворно бежал следом, но мог, опять-таки подражая медведице, опуститься и на четвереньки и тоже передвигаться довольно быстро. Колени его грубели, на них стало появляться что-то вроде жестких подушечек.
Приступы тоски по ближним становились все реже и реже. И всегда, как правило, их глушил голод. Два или три раза мальчик болел расстройством желудка, но постепенно научился есть почти все, что ела медведица, больше и больше приобщаясь к звериному образу жизни. Стал понимать жесты медведицы и различные оттенки ее урчания. И все это схватывал в слепом, не требующем ума, подражании.
Был ясный и теплый день. Горные пики искрились на солнце ослепительными шапками вечного снега. А ниже, на альпийских лугах, было тепло и зелено, горный воздух был чист, прозрачен, и дышалось удивительно легко. На каменных выступах, на фоне синего неба, стояли, застыв в своей созерцательной неподвижности, тау-теке - горные козлы. Их огромные рога царственно венчали гордые бородатые головы. Небольшое стадо паслось в расселинах скал. Но когда какое-нибудь животное вдруг лениво и грациозно перемахивало с камня на камень, то столько в этом было спокойного величия, уверенности и точности, что даже Розовая Медведица, безразличная к тому, что недосягаемо, завис тливо ворчала, глядя на акробатические прыжки.
Внезапно на поляну выбежал красный волк, обнюхал воздух и безбоязненно сел, поглядывая на Розовую Медведицу и Хуги.
Мальчик увидел его первым, и в памяти всплыли собаки, охраняющие стадо. Волк чем-то походил на них, только не был косматым и уши его стояли торчком. Мальчик смело пошел на волка. И тут позади раздалось знакомое и требовательное:
- Хуги-и!
Мальчик угловато попятился, а Розовая Медведица, воинственно рявкнув, кинулась к волку. Тот лязгнул зубами и бросился бежать сломя голову. Медведица вернулась, подошла к Хуги и в первый раз наградила его крепкой затрещиной, а потом долго не могла успокоиться, урча и взвизгивая. Обида Хуги скоро забылась, а урок остался: понял, что небольшого красного зверя, так похожего на собаку, следует опасаться.
В другой раз он оказался свидетелем новой встречи с неведомым существом. Это было неподалеку от пещеры, в которую они всякий раз возвращались на ночь.
Ниже по склону, в расселине, там, где выдавались из нее слоистыми плитами камни, уже давно жил барсук. Розовая Медведица об этом знала и не проявляла к барсуку никакого охотничьего интереса. Он тоже был для нее недоступен. Зверек, величиной с небольшую собаку и чем-то напоминающий огромного суслика, только остроносый, обычно грелся на солнце. Но стоило ему едва заслышать шорох, как он мгновенно скрывался в норе, вырытой глубоко под каменными плитами. Но на этот раз Розовую Медведицу что-то заставило обратить внимание на дремлющего барсука.
Тихонько хрюкнув, Розовая Медведица припала к земле, что мгновенно сделал и Хуги, и стала осторожно подползать с подветренной стороны к норе. Так они проползли метров двадцать и затаились совсем неподалеку. Мальчик, чуть высунув из травы голову, внимательно разглядывал лежащее перед ним животное. Оно было буровато-серым и даже с каким-то песочным оттенком, с серебристой рябью. От носа к затылку тянулась белая полоса, щеки тоже были белыми, зато через глаза и прижатые к затылку уши проходили черные тесемки, грудь и жирное брюшко отливали темно-бурым цветом. Очевидно, этот зверь не только не внушал опасения, но и сам боялся, коль за ним охотилась Розовая Медведица.
Спустя некоторое время медведица снова поползла к барсуку. За ней неотступно полз и Хуги, постигая секреты охоты.
До барсука оставалось не больше десяти метров, когда он вдруг почуял опасность. Розовая Медведица рванулась к норе, чтобы преградить ему вход, но барсук опередил буквально на полсекунды. Когтистая лапа медведицы оставила только глубокий след на мшистом ребре камня.
Как бы чувствуя неловкость перед приемышем, Розовая Медведица долго изливала в недовольном урчании свою досаду и все подпихивала Хуги носом ближе к норе, словно говоря: "Запомни запах. Этого зверя можно есть, но у него очень чуткие уши". Таким он и запомнился мальчику. Но как же дорого обошелся ему впоследствии этот несвоевременный урок...
Уходила пора плодов. Искать корм стало труднее. Яблоки давно опали, орехи попадались редко. Днем Розовая Медведица все чаще уводила Хуги высоко в горы и там пробовала охотиться на молодых косуль. Но удачи не было, хотя эти животные как будто не обращали внимания на пасущуюся неподалеку медведицу. Со стороны казалось, что они очень миролюбивы. Однако косуля просто знала, что медведице ее не догнать, а медведица в свою очередь отдавала себе отчет, что вот так в открытую нечего и рассчитывать на внезапность. Но их взаимное равнодушие было только кажущимся, на самом деле они следили за каждым шагом друг друга.
И все-таки однажды Розовой Медведице повезло.
В одной из широких впадин, по которой тек ручей и куда часто приходили на водопой косули, медведица залегла с ночи. Хуги прижался к ней, греясь ее теплом. За три месяца дикой жизни его тело привыкло к прохладе ночей, дождю и ветру, иногда резкому и пронзительному в ущельях, но сейчас в горах становилось все холоднее и холоднее. Сухая теплая осень заметно остывала. Розовая Медведица реже возвращалась в пещеру и чаще охотилась ночами. Ранее привычная смена дня и ночи теперь для Хуги все меньше имела значения. Зрение его обострялось. В темноте он мог уже точно различать предметы, а слухом ловить малейшие шорохи. И не столько медведица, под защитой которой он находился, учила выносливости, сколько сама природа. Она постепенно, но верно приспосабливала его к новому образу жизни.
Не издавая ни малейшего звука, они пролежали у водопоя остаток ночи. Высокая альпийская трава скрывала их с головой. Предутреннее небо быстро очистилось от туманной дымки, и вскоре восток заполыхал багрянцем. Мелодично позванивал ручей, окутываясь паром. Вот-вот должны были появиться те, кого с таким терпением и упрямством поджидали Розовая Медведица и Хуги.
Внезапно по телу медведицы пробежала волна легкой дрожи, а короткие круглые уши насторожились. Она заметно подобралась, съежилась и замерла. Ее волнение сразу же передалось и дремлющему Хуги. Он стряхнул с себя сон и тоже сжался в комочек, затаясь в напряженном ожидании.
Спустя минуту по ту сторону ключа, в зарослях арчи, хрупнула веточка, и опять надолго установилась тишина, которую только где-то далеко-далеко пытался разбудить кеклик.
Хуги смелее потянул в себя воздух и сразу почувствовал запах теплого свежего помета горной косули. Сомнения не осталось: животные шли к водопою.
И вдруг сквозь стебли и листья трав Хуги заметил неожиданно выросшее будто из-под земли стройное, красивое животное. Оно было ржаво-рыжим, на тонких ногах, с двумя изящными ветвистыми рожками. Уши стояли торчком, длинные и чуткие, не знающие покоя.
Рогатый зверь долго стоял, внюхиваясь и поводя ушами, но ни Розовая Медведица, ни Хуги не выдали себя ни малейшим движением, ни малейшим вздохом.
Прошло еще некоторое время, и тогда застывший, как изваяние, рогатый зверь легонько ударил копытом и смело пошел к воде. Из арчовых зарослей мгновенно выскочили три безрогих косули с белыми зеркальцами и четыре пятнистых детеныша. Все они склонились к ручью, чуть-чуть расставив длинные худые ноги, и стали пить.
Вот тут-то медведица, подобно вихрю, и взвилась в огромном прыжке. Бросок был настолько стремителен и точен, что самец успел только встать на дыбы, но уже в следующую секунду Розовая Медведица сидела на нем...
Насытившись, они долго отдыхали, пригреваемые солнцем. А затем, припав к ручью, пили воду и даже купались. Вода была холодной, снеговой, но оба чувствовали себя прекрасно. Потом снова дремали, раскинувшись под жарким отвесным солнцем.
Так прожили они в родных местах до легких заморозков. Розовая Медведица, то ли чувствуя необходимость уйти через перевалы на юг, где в прошлом году она встретила Полосатого Когтя и где круглый год нет снега и много пищи, то ли понимая своим звериным умом, что ее прожорливый приемыш, на котором не растет шерсть, не выдержит ни спячки, ни суровой зимы, решила снова податься на южные отроги Джунгарского Алатау, где бурно и широки течет голубая река Или.
5
Переход не был особенно утомительным для маленького Хуги. Они шли на юг медленно, постоянно останавливаясь и кормясь. Главный Джунгарский перевал одолели при тихой солнечной погоде и затем день за днем уходили все дальше и дальше на юг. Осень с ее дождями и ветром осталась позади, но путь их не прекращался.
Всю зиму до весны они прожили в южных отрогах Тянь-Шаня, изобилующих горными озерами, доходили почти до Турфанской впадины, дно которой намного было ниже уровня моря. Здесь лакомились диким высохшим виноградом, добывали сусликов, а в реке Или на мелких разводьях ловили рыбу.
Хуги заметно повзрослел, голова его обросла длинными волосами, он уже легко переносил длительные переходы и не боялся заморозков. В мае ему исполнилось три года, но ростом и телом он напоминал четырех- или даже пятилетнего. Руки вытянулись и окрепли. В них появилась сила. Он мог выворачивать из земли камни, когда случалось вместе с Розовой Медведицей разрывать сурчиные норы. Тело, шоколадно-темное, было сплошь покрыто ссадинами и рубцами. Кожа огрубела, стала плотнее и толще и не чувствовала боли. Если бы его увидели люди, они непременно сказали бы, что это детеныш дикого горного человека, обитающего в недоступных местах. Слухи о снежном человеке давно уже ходили меж кочевниками Памира и Тянь-Шаня.
За зиму Хуги познакомился со многими обитателями южного Алатау. Он видел снежных барсов и понял, что такое запах страха, видел точно таких же зверей, как его Розовая Медведица, и испытал при виде их запах тревоги и беспокойства. Наблюдал из-за укрытия стадные переходы диких свиней под охраной злобных и опасных вепрей. Встречался с рысью, вспугнутой и обращенной в бегство медведицей, видел пятнистых и хищных кошек, обитающих у рек и ключей, поросших тугаем и тальником. Нос к носу сталкивался с серыми и красными волками и сам пугал их криком, похожим на рев медвежонка. Многие боялись и убегали, но чаще он сам, читая по слогам книгу звериной жизни, искал защиты у Розовой Медведицы.
За это время она так сжилась с ним, так его полюбила, что готова была за его жизнь сцепиться с кем угодно. Не было для нее роднее существа, чем Хуги. Теперь они понимали друг друга не только при помощи жестов, но и звуков. А звуков было много, и все были разнообразны.
Как-то наткнулись в верховьях Или на вырубку леса, и запахло человеком. Хуги, лежа за сваленным бурей деревом, долго нюхал наплывающий издали дымок костра. В нем зашевелились какие-то смутные чувства, взбудораженные этим дымком, и в памяти оживало нечто забытое. И медведица, словно опасаясь, что он уйдет на этот дымок, ревниво и у грожающе зарычала. Хуги послушно поднялся и пошел следом за нею.
Стояла весна. С гор веяло теплым ветром, и Розовую Медведицу снова потянуло на север. Путь через хребты и перевалы всегда был тяжел и иногда сопровождался длительной вынужденной голодовкой. Но, преодолев его однажды с Хуги, медведица теперь не боялась. Если мальчик уставал, то цеплялся за ее мохнатый бок, или они просто отдыхали, довольствуясь неприхотливым подножным кормом.
Но как-то раз, измученный, два дня уже ничего не евший, Хуги лег среди голых камней и не захотел вставать. Розовая Медведица знала, что эта полоса гольцов совершенно пустынна и на ней не найти ни растительной, ни животной пищи. И она торопилась преодолеть эту полосу. Хуги же обессилел настолько, что не мог идти. Он только молча смотрел на Розовую Медведицу, как бы говоря, что у него нет сил. Она попробовала поднять его носом, как делала не раз, но Хуги отмахивался от нее и утомленно ворчал. Она посидела возле, поскулила, а потом встала, тревожно понюхала влажный, сырой ветер, ничего не сулящий, кроме снега, и решительно пошла прочь. Хуги проводил ее безучастным взглядом. Вот она последний раз показалась среди черных мокрых камней, нагроможденных в хаотическом беспорядке, и скрылась.
Звериная школа жизни сурова. Как только ты встал на ноги, как только научился самостоятельно добывать пищу и прятаться от врагов, ты уже не вправе рассчитывать на помощь близких тебе сородичей, ибо их долг перед тобой выполнен до конца и ты уже становишься в тягость тем, кто тебя породил и преподал тебе самые первые и необходимые для продления жизни уроки мудрости.
Перед опасностью равны все. И Хуги, должно быть, понимал это. Он положил голову на вытянутые руки, плотнее вжался в холодные камни и, чувствуя себя обреченным, молча заплакал. Лицо было спокойным и ничего не выражающим, но из глаз катились крупные слезы. Втягивая ноздрями воздух, он тоже, как медведица, чуял опасность. Она кралась к нему из черной пасти каменного ущелья...
Он был слабее и меньше, когда проходили они с Розовой Медведицей это голое каменное безмолвие. Но перед тем как одолеть его, медведица добыла в низине двух жирных су рков, и Хуги ел до отвала. Поэтому суточный переход по гольцам выдержал даже с некоторым запасом сил. К тому же шли медленно, без особого напряжения, и черные дикие утесы, покрытые белыми шапками снега, не грозили метелью. Теперь же она надвигалась неотвратимо.
В камнях со свистом завыл ветер, метнув на голое тело Хуги первую пригоршню колючего снега. Снег сам по себе не страшен. Мальчику не раз доводилось на перевалах преодолевать снежные пространства. Но тогда было тихо, спокойно и солнечно, а сейчас надвигалась буря, от которой прячется и убегает все живое. Хуги не мог убежать.
Еще ударил порыв ветра, пройдясь по спине мальчика словно наждаком. Потом вдруг повалил крупный снег. Ветер куда-то исчез, и только где-то далеко-далеко в отвесных каменных утесах он все еще выл и метался загнанным зверем.
Хуги, собрав остаток сил, пополз, облепленный мокрым снегом, ища укрытия. В десяти шагах от него нависал небольшой козырек, под которым сиротливо торчало несколько кустиков прошлогодней ветреницы. Он подобрался к ним и снова лег, как можно плотнее вжимаясь в расселину.
Но вот в каменных утесах снова забился и загудел ветер, а вскоре с сумасшедшей силой пронесся и над перевалом. Вокруг стало темно. Поднялась метель. Порывы ветра секли кожу забившегося в камни Хуги. Вот теперь он по-настоящему почувствовал холод. А ветер кружил, гудел, заметал мальчика снежными хлопьями все больше и больше, пока, наконец, он не почувствовал, что ему стало тепло, уютно, и пока он сам не растворился в этом тепле и блаженстве.
Но Хуги очнулся. И очнулся действительно от тепла и тяжести. На нем, прикрывая его телом, лежала Розовая Медведица. Он высунул из-под ее лап голову и увидел, что кругом все бело и сама она белая-белая. С ее морды упал на его затылок ком мягкого снега. Он заворчал недовольно, а она заскулила, лизнула горячим языком щеку. И тут он учуял запах мяса и перьев. Перед ним лежала каменная куропатка - кеклик. Где и как довелось добыть осторожную верткую птицу, об этом знала только медведица и, добыв, принесла ее своему голому медвежонку. Она вернулась вовремя. Еще бы несколько минут, и теплый мех уже не отогрел бы Хуги.
Малыш с изумлением смотрел на окостеневшего сизовато-розового кеклика с пестрыми крыльями и черным галстуком на груди, а затем схватил его и стал с остервенением есть холодное мясо. Розовая Медведица, склонив лобастую голову, искоса, молчаливо радуясь, наблюдала за ним. Она была тоже очень голодна, но даже маленького пера не посмела взять в рот, чтобы не обидеть обессилевшего питомца.
Хуги был спасен, но на всю жизнь запомнил белую, воющую, как волчья стая, метель, от которой много раз потом приходилось бежать, потому что она была страшнее всякого лютого зверя.
6
На полпути к родным местам Розовая Медведица снова повстречала Полосатого Когтя.
Она с Хуги паслась на поляне, поедая молодые побеги белокопытника. Хуги старательно обрывал со стеблей крупные треугольные листья с беловойлочным подбоем. В пищу годны были только хрустящие на зубах черенки. Иногда попадался дягиль или борщевик - их тоже можно было употреблять. Но лакомством считался трубчатый кумызлык. Для Хуги это было давно знакомое растение. Еще со своими сверстниками, которые помнились уже смутно-смутно, бегал он по горам, срывая хрупкие стебли кумызлыка.
Полосатый Коготь появился на опушке леса бесшумно - большой, с неслинявшей шерстью и поджарыми боками. Зима, как видно, прихватила его в северном Алатау, и он вынужден был залечь в берлогу. Теперь одиноко бродил по альпийским лугам в поисках пищи и самки.
Розовая Медведица узнала его, но испугалась за Хуги. Им и раньше доводилось встречать сородичей, но они спешили уйти от них, чтобы не попадаться на глаза. Но тут Полосатый Коготь застал их врасплох. Розовая Медведица предостерегающе заворчала, подошла к Хуги и встала над ним, готовая его защищать.
Полосатый Коготь подходил медленно, внюхиваясь. Он видел какое-то голое существо, совсем не похожее на медвежонка, и это смущало. Он был кроткого нрава и без надобности никогда не вступал в борьбу с кем бы то ни было. Розовую Медведицу он тоже узнал и обрадовался, но вот детеныш озадачил.
- Хр-р-ррр! - оскалила она зубы.
Полосатый Коготь сел и благодушно зевнул. У него, видно, было хорошее настроение. Розовая Медведица заворчала еще раз, а потом лизнула Хуги в затылок. Маленькие желтые глаза Полосатого Когтя с любопытством посматривали на странного звереныша, а полураскрытая пасть ухмылялась.
"Ну, если это голое существо, - говорила ухмылка, - так тебе дорого, я не против. Я тоже не причиню ему зла. Но это существо не нашего подобия, хотя и пахнет медвежьим духом. Оно очень похоже на человека. А что такое человек - я знаю. Однажды он так больно укусил меня громом, что я долго отлеживался и зализывал рану".
- Ау! - рявкнула медведица и, оставив Хуги, подошла к Полосатому Когтю.
Они обнюхались. В сердитых глазах Розовой Медведицы все еще было недоверие и недовольство. Но Полосатый Коготь неожиданно опрокинулся на спину и стал кататься по траве. Это был добрый знак, знак покорности, знак уважения к тем, кого он встретил.
Осмелев, Хуги на четвереньках, с опаской приблизился к медведице и стал разглядывать валяющегося на траве зверя.
"Чего ему здесь надо? - взглядом говорил Хуги. - Его следует прогнать. Пусть он похож на тебя, но он чужой и пахнет от него чужим зверем".
Между тем Полосатый Коготь поднялся и, приблизясь к детенышу, напоминающему человека, вытянул морду, чтобы обнюхать. И в это время странный детеныш кошкой подскочил кверху.
"Тац!" - щелкнули его зубы.
Полосатый Коготь попятился - гляди ты, какой сердитый! - снова сел, урча и повизгивая, не зная, как же теперь быть.
Розовая Медведица и Хуги снова занялись своим делом, отыскивая дягиль и белокопытник. Полосатый Коготь посидел, похрюкал и тоже начал пастись.
К вечеру Хуги и Полосатый Коготь познакомились окончательно. А еще через день между ними началась дружба.
Так втроем они и дошли до родных мест.
* * *
Хуги с любопытством наблюдал, как Полосатый Коготь, вдосталь повалявшись в собственной моче, подходил к деревьям и терся головой о кору, оставляя на ней грязные и па хучие метки. Таким образом он переметил многие деревья, постепенно обходя старые владения Розовой Медведицы. Попробовал и Хуги метить деревья, и у него получалось неплохо, хотя он не знал, что так медведи "огораживают" свои участки от бродячих, не помнящих родных мест сородичей. Чужие владения неприкосновенны, как и чужая добыча. И об этом надлежит знать каждому.
За то время, что они не были здесь, ничего не изменилось. Все те же стояли снежные кряжи и пики: один был похож на верблюжьи горбы, другой на островерхую муравьиную кучу - и так без конца, насколько хватал глаз. И нижние волны гор, покрытые хвойным лесом, тоже были очень знакомы, особенно их склоны, которые кое-где бурели каменистыми россыпями; все так же красочно и заманчиво влекли к себе выходы темных скал, окруженных молодой альпийской зеленью. Хуги помнил, что под какой-то скалой в яблоневом поясе должна быть пещера, где он прожил с Розовой Медведицей остаток лета и большую часть осени. И сам, еще не понимая почему, он забеспокоился, перестал приглядываться к Полосатому Когтю и делать то, что делал медведь. Ему не терпелось найти пещеру, и он уже несколько раз порывался уйти от своих воспитателей и заняться поисками. Но Розовая Медведица по-прежнему была чутка и внимательна.
Заметив его отсутствие, она прекращала искать пищу и, подняв морду, сердито звала:
- Ху-ги!
Он вынужден был покоряться. Однако проходило время, и мальчик снова бежал к какому-нибудь скальному выступу, показавшемуся знакомым. Но его или возвращал короткий рев, или он убеждался, что это не тот выступ, и понуро плелся обратно.
На пещеру набрел Полосатый Коготь. Впрочем, если бы он знал, что Хуги разыскивает именно ее, то отыскал бы к ней путь без всякого труда: память зверей в таких случаях действует безотказно, но они никогда не думают о том, что в данный момент им не нужно. А в Хуги жил человек, который умел по-человечески тосковать о прошлом и помнить то, что не было необходимостью.
Как он обрадовался, когда увидел и узнал свое логово! Он прыгал, что-то даже пытался выразить человеческим языком, вбегал в пещеру и вновь выскакивал из нее. Полосатый Коготь, сидя на задних лапах и склонив огромную голову, с интересом посматривал на Хуги, словно пытался понять, почему тот так радуется пещере, когда вокруг стоит теплая зеленая весна и залегать в спячку совсем нет нужды.
А Хуги, вдосталь напрыгавшись, проворно побежал на четвереньках к расселине, где жил давний его знакомый - барсук Чуткие Уши.
Чуткие Уши, верный своей оседлости, лежал на боку, подставив солнцу заметно отощавший за зиму рыжий живот... Хуги тихонько хрюкнул, барсук поднял черно-полосую голову и прислушался. Однако вокруг было тихо и спокойно. Тогда он сел и, почесав за круглым ухом, стал раскачиваться взад и вперед. Хуги высунул из травы черную голову и хрюкнул громче.
Чуткие Уши вздрогнул и, не желая больше испытывать судьбу, полез в нору.
Хуги был доволен. Полдня его не покидало хорошее настроение. Резвясь, он дергал Полосатого Когтя за уши, за хвост, а когда тот лениво поднимал лапу, чтобы наказать шалуна, резво отскакивал и начинал перед ним прыгать, урча и взвизгивая. Один раз он даже забрался на его широкую холку, сел верхом и заверещал от восторга. Полосатый Коготь миролюбиво замотал головой и, не обращая внимания на седока, пошел себе дальше, срывая по пути стебли белокопытника. А Хуги сидел на нем, как на лошади, и колотил пятками в лохматые бока.
- Хр! Хр! - кричал он, и его звонкий голос совсем не походил на медвежий.
А когда Полосатый Коготь и Розовая Медведица легли в тени, спрятавшись от полдневной жары, Хуги лег ей под бок и, положив голову на ее лапу, крепко уснул.
И впервые приснился ему связный сон. Он видел своих настоящих отца и мать, видел двоюродных братьев и сестер, с которыми бегал по лугу взапуски, видел дядю Ибрая, двух его жен - старую и молодую - и всех трех престарелых тетушек. И во сне вспомнил, что мать он называл "ана", а отца - "ата" и что отец подсаживал его на лошадь, в кожаное седло, и давал ему черные ременные поводья, и он, колотя голыми пятками в бока лошади, заливисто смеялся и кричал: "Хр! Хр!"
От собственного немого крика он и проснулся. Медведи, утомившись от жары и сытости, крепко спали, спокойно посапывая, а Хуги лежал с открытыми глазами, глядел в далекую синеву неба и вспоминал сон, чувствуя всем своим раздвоенным существом, что сон зовет его вниз, в долину, где цветут красные маки, где пасутся овцы и лошади и где обязательно должна стоять юрта, в которой ждут его отец с матерью.
Хуги осторожно отполз, не потревожив сна медведей, потом поднялся во весь рост и бесшумно скользнул в зеленую чащу арчи.
Солнце клонилось к закату. Темные тени были прохладны и приятны голому телу. Местами, продираясь сквозь заросли, он скользил по склону на коленях, которые не чувствовали ни острой щебенки, ни твердости камня, затем снова поднимался на ноги. Он уже не испытывал неудобства, передвигаясь и на четвереньках, но в основном, как и прежде, ходил по-человечьи, и это делало его еще более выносливым и подвижным.
Шел он долго, и все меньше встречались на пути каменные глыбы и плиты. Здесь обильно росла трава и много было ореховых кустов. Раза три попались журчащие ключи, сбегающие с самых вершин гор, из-под шапок вечных снегов. Перед одним из них Хуги остановился, присел на четвереньки и стал пить, втягивая воду сквозь зубы. А когда поднял голову, встретился с пристальными круглыми глазами пятнистой кошки. Она распласталась на толстом, вымытом из земли корневище тальникового куста и напряженно ждала чего-то.
Это была первая встреча, один на один, с уже известным зверем, и инстинкт подсказал Хуги, что надо не обороняться, а нападать И он пружиной взвился вверх.
- Ах-р!
Пятнистая кошка, пронзительно, коротко взмяукнув, метнулась в сторону и мгновенно исчезла в темных зарослях тугая.
Маленькое, но смелое сердце Хуги все же билось сильнее, чем оно билось обычно. Он был один и чувствовал, что защитить его сейчас некому. Теперь он шел быстрее, почти бежал и часа через два спустился к подножию горы Кокташ.
Перед ним открылась долина. Он остановился, оглядывая ее, незнакомую и большую. Ему помнились маки, сплошные, красные, целое поле маков, но их почему-то не было.
Долго блуждал Хуги по бывшему отцовскому становищу, пока наконец не наткнулся на чугунный казан, перевернутый вверх дном и уже прочно покрытый коростами ржавчины. И тогда только его детская память озарилась вдруг яркой вспышкой пережитого. Он отчетливо на какой-то миг увидел лица отца и матери, увидел горящую юрту, лохматых собак и казан, в котором отец, перед тем как уйти, варил ему мясо. И Хуги, как бывает с детьми, потерявшими от испуга дар речи и вновь пережившими испуг, пронзительно закричал:
- Ан-на-а-а!
И звенящие горы мгновенно подхватили этот священный зов к матери, чтобы она могла услышать его: "А-на-на-на-а!. "
* * *
Розовая Медведица и Полосатый Коготь нашли своего приемыша в глубоком обмороке. Но они были звери и приняли обморок за сон, потому что им не дано было впадать в беспамятство от сильной боли или от сильного потрясения.
Хуги очнулся поздно ночью, почувствовав прикосновение к телу шершавого языка Розовой Медведицы, и снова хотел крикнуть "мама", но слово это теперь уже навсегда исчезло из памяти. Вместо него раздался какой-то сиплый горловой звук, напоминающий повизгивание обиженного медвежонка.
7
За лето Хуги еще подрос, окреп. Розовая Медведица и Полосатый Коготь в достатке добывали сурков, иногда охотились на косуль, подстерегая их в завалах бурелома. В ягодах тоже не было недостатка. По ручьям много росло смородинных кустов. Любил Хуги и костянику. Что до клубники, то ее можно было грести хоть лопатой. Хуги набивал живот, почти не сходя с места
Медвежья семья оказалась на редкость дружной. Полосатый Коготь настолько привязался к мальчику, что стал заботливей медведицы. Был он неистощим и в играх, которые, по обыкновению, затевал сам. Он мог взобраться на арчу и, опираясь передними лапами на узловатый перекрученный сук, мерно раскачиваться и лукаво поглядывать сверху на Хуги, как бы приглашая к себе. Тот ждать не заставлял. Карабкаясь с обезьяньей ловкостью по шероховатому мускулистому стволу, быстро взбирался к Полосатому Когтю, а затем так же проворно лез еще выше. Но медведь был умен, он не лез туда, откуда мог сорваться. Хуги и не подозревал, что Полосатый Коготь в этих забавах преследовал свою цель: он обучал мальчика ловкости и проворству. Были и другие игры, менее забавные, но зато более полезные. Полосатый Коготь находил свежую сурчиную нору, обню хивал ее и ложился неподалеку, потом призывно поглядывал на Хуги, приглашая лечь рядом. Это не было охотой, потому что глаза Полосатого Когтя и полуразинутая пасть улыбались. Хугн подползал и тоже ложился. Так они могли лежать по нескольку часов, не сводя глаз с норы и не делая ни единого движения. Бессловесный договор был таков: кто дольше пролежит, не тронувшись с места. Поначалу у Хуги не хватало терпения, и он или поворачивал голову, или передвигал руку, и тогда Полосатый Коготь с тем же насмешливым выражением на морде вставал и уходил, а Хуги чувствовал себя виноватым и плелся за ним как побитый. Но постепенно усвоил эту игру, и она развила в нем охотничью выдержку.
Однажды, той же забавы ради, но памятуя урок Розовой Медведицы, он решил сам подстеречь своего старого знакомого Чуткие Уши. Медведи паслись неподалеку, объедая дикие яблоки, а Хуги спустился в расселину, подобрался к норе барсука и залег с подветренной стороны. Он лежал час, два, но Чуткие Уши не показывался: очевидно, просто дремал в прохладной уютной норе, а возможно, по своей врожденной осторожности поглядывал на свет из запасного выхода. Хуги знал о существовании этих выходов, но не знал, что они принадлежат одному и тому же жильцу. Он полагал, что это самостоятельные норы, но необжитые, а может, даже пустующие.
Прошел еще час, и мальчик уже хотел бросить охоту, как вдруг тонким, обостренным слухом поймал легкий шорох: Чуткие Уши вылезал погреться на солнце. Хуги напружинился, подобрался, готовый прыгнуть на барсука при первом его появлении. Но барсук был старым и хитрым. Он еще с полчаса просидел у края норы и только затем, осторожно, стал медленно выползать.
Прыжок был абсолютно точным. Хуги схватил барсука руками за полосатую шею и, чувствуя ноздрями волглый запах земли и прохладного жирного тела, припал зубами чуть пониже круглых прижатых ушей. И тут понял, что жертва сильнее. Медлительный и неповоротливый, казалось, барсук, неистово хрюкнув, стремглав перевернулся и в мгновение ока снова оказался на ногах нос к носу с растерявшимся охотником. Затем, не давая Хуги опомниться, всем своим двадцатикилограммовым весом обрушился на него. Острые зубы зверя впились в плечо. Хуги громко заверещал от боли и страха, пытаясь вцепиться в горло барсука и оторвать его от себя. Катаясь по земле, еще раз почувствовал острую боль: задними лапами барсук разодрал ему кожу на животе. Хуги захлебнулся криком. Силы сразу оставили его. Он разжал пальцы, но почему-то и Чуткие Уши сразу же выпустил его из зубов. Искусанный, исцарапанный, весь залитый кровью, Хуги увидел, как барсук стремительно кинулся в нору и исчез в ней, а спустя миг у норы сидел уже П олосатый Коготь и с ожесточением разрывал ее могучими лапами. Но вскоре сообразив, что нора под каменными плитами ему не по силам, весь дрожа от возбуждения и гнева, стал зализывать мальчику раны.
С большим трудом Хуги выбрался из расселины и, тихо постанывая, лег в траву. Жаркое солнце остановило кровь, но боль продолжала терзать до самого вечера. Ее успокоила только прохлада ночи.
После этой охоты два дня он ничего не ел, его лишь мучила жажда, которую приходилось утолять из ближнего ручья, а когда поправился и снова спустился в расселину, то увидел, что вход в нору злополучного соседа накрепко завален глыбами камня. Полосатый Коготь отомстил за Хуги, лишив Чуткие Уши парадного входа и чудесного места на солнцепеке.
* * *
С приближением осени характер Розовой Медведицы стал заметно меняться. Она становилась спокойнее, апатичнее и не так остро, неусыпно, как раньше, следила за Хуги. Его судьба как бы перестала ее волновать.
Хуги еще ни о чем не знал, но дальнейшая судьба его была уже предопределена. Розовая Медведица снова готовилась стать матерью. Будь Хуги действительно медвежонком, все было бы проще. Он залег бы с нею в берлогу, а затем в качестве пестуна продолжал бы составлять одну семью и на будущий год вместе с ее новым выводком. Но Хуги, сумевший постичь медвежий образ жизни, не в силах был постигнуть одного - зимней спячки. Он просто умер бы с голоду или замерз в бесплодных поисках пищи зимой. Только новое кочевье на юг могло спасти его. Но он привык во всем полагаться на Розовую Медведицу, а свой собственный кочевой инстинкт еще не развился в нем.
Как-то (это было уже в сентябре) Розовая Медведица выкопала сурка. Сурок был большим и жирным - до пяти килограммов. Его хватило бы Хуги раза на два. Но она вдруг не зах отела с ним поделиться. Когда он по привычке смело потянул у нее из зубов свою долю, она наградила его крепкой затрещиной, а затем, зажав сурка в пасти, повернулась и ушла на скалистый мыс.
Хуги, жалобно поскуливая, заковылял к Полосатому Когтю, который все видел. Для него-то все было ясно. Медведица так должна была поступить, готовя себя к спячке. Однако сам он поступил иначе. В этой огромной косматой туше все-таки было доброе сердце. Полосатый Коготь понимал, что Хуги мал и неопытен и ему надо помогать. И когда он вскоре откопал сурка, то не стал его есть, а положил перед мальчиком и лег неподалеку, вытянув морду и поглядывая на него спокойными глазами.
Хуги сперва набросился на зверька, но потом, помедлив, поднес его к вытянутой морде Полосатого Когтя. Какими же ласковыми огоньками заискрились умные, внимательные глаза медведя! Он дружески заурчал, лизнул Хуги в нос, и они оба, степенно и не торопясь, уступая друг другу, начали есть.
Умудренный жизнью медведь всю свою привязанность к Розовой Медведице теперь перенес на мальчика.
Она все чаще уходила от них, заставляя Хуги тосковать по ней и звать Полосатого Когтя идти по ее следу. Может быть, он тосковал бы по Розовой Медведице дольше, но тут произошло одно удивительное событие, которое наконец дало ему почувствовать самостоятельность. Памятуя уроки Полосатого Когтя, Хуги разыскал как-то на поляне сурчиную нору и терпеливо залег. Это было незадолго до вечера, когда сурки, повинуясь какому-то побуждению, вылезают из нор и до самого заката солнца тонко пересвистываются между собой.
Полосатый Коготь в это время разрывал в отдалении дерн, ища под ним червей и личинок. Он был сыт, и раскапывать сурчиную нору ему не хотелось: это был все-таки нелегкий труд.
Хуги повезло. Сурок высунул из норы голову и тут же был схвачен за пышный загривок. Зверек надулся, уперся лапами и ни за что не хотел вылезать, но Хуги одолел его и вытащил. Это была первая охота на живого зверя, которая увенчалась успехом. Более года понадобилось, чтобы постигнуть один из ее секретов, и постигнуть не в игре, не в забаве, а в истинном стремлении добыть пропитание и утолить голод. Как делают все дети, когда им что-нибудь удается, Хуги понес сурка Полосатому Когтю, чтобы показать свою первую добычу.
Увидя в руках Хуги убитого зверька, Полосатый Коготь благодушно заурчал, замотал головой, помахивая ею сверху вниз, а затем признательно лизнул мальчика в щеку. Сурка они съели вдвоем, а потом, напившись из ключа, до ночи резвились на поляне, борясь друг с другом и катаясь по траве.
Через два дня Полосатый Коготь повел Хуги на юг, беря направление на горы, покрытые вечным снегом.
8
По соседству с владениями Розовой Медведицы, в еловом урочище, высился каменный кряж. На самой его вершине, далеко видная отовсюду, стояла, побитая грозами, одинокая Старая Ель. Природа вознесла ее выше других деревьев и сохранила дольше остальных, и оттого она казалась главой всех тех елей и елок, что росли у подножия. Природе было угодно вырастить на каменном кряже именно ее, а не сосну, которые тоже здесь росли вперемежку. И это было разумно. Стержневой корень сосны не сумел бы расщепить толщу камня и укрепить стойкость ствола; ель же не имела корня, а всем своим корневищем, похожим на щупальца осьминога, укрепилась за камни, раздирая их по слоям и снова опутывая корнями. Постепенно под нею появилось полое место. Оно разрасталось, делалось глубже и наконец стало дневным убежищем дикобразов.
Старая Ель доживала третью сотню лет. Она многое повидала на своем веку. Выдержала не одну бурю, устояла против трех прямых попаданий молнии, ее не раз секло градом, но старушка продолжала жить. Она даже была красивой, по-своему, по-старчески.
Когда-то в молодости это было стройное дерево, темно-зеленое, почти до синевы, с серебристым оттенком. И издали оно казалось парчовым шатром, унизанным красными мелкими шишками. Но шло время, и дерево набиралось силы и крепости, меняя через каждые семь лет зеленое одеяние на более светлое. Менялись и шишки. Они стали коричневыми и большими, а затем просто блестящими и огромными, тяжело свисающими вниз. Два раза за это время с белых пиков, напоминающих верблюжьи горбы, спускался ледник. Он уничтожал на своем пути все живое. Гибли звери, гибли альпийские луга, погибал лес. Но Старая Ель и тут уцелела. Она стояла на самой вершине, и ледник не смог до нее дотянуться.
Шло время, и она снова давала потомство, сея семена в живую плоть обнаженной ледниками земли. И снова вокруг поднимался еловый подлесок, который затем крепчал, рос и становился лесом.
Но вот однажды Старая Ель, уже привыкшая к семейству дикобразов, поселившихся под корнями, услышала на рассвете злобное урчание другого зверя. И действительно, перед логовом дикобразов, вытянувшись в струнку, стоял большой красный волк. Он казался бы еще больше и внушительней, если бы не куцый обрубок вместо длинного пушистого хвоста... Глаза волка горели, словно отшлифованные до золотистых граней два крупных топаза. Бесхвостый шевелил обрубком и угрожающе скалил зубы. Те же, к кому относилась эта угроза, двумя круглыми ощетинившимися шарами продолжали беззвучно лежать под корневищем старого дерева. Но Бесхвостый был осторожен настолько, насколько и смел. Он шагнул вперед и, вытянув когтистую лапу, притронулся к бурым иглам с широкими белыми полосами. Колючий клубок резко вздрогнул, и все его веретенообразные иглы устремились концами к волчьей лапе, но Бесхвостый быстро отдернул ее. Большой пестрый клубок сердито захрюкал, но не раскрылся, а стал трясти и бренчать иглами. Клубок поменьше тоже зашевелился, заурчал, подкатился к самому выходу. Это была самка, она готовилась, как понял Бесхвостый, ринуться в драку. И действительно, устрашающе фыркая, она распрямилась, и волк увидел горбоносую голову с маленькими, широко разведенными злыми глазами. Волк припал к земле, в глубине норы увидел еще четыре клубочка. Оказывается, здесь жила целая семья дикобразов. Пахли дикобразы вкусно. Бесхвостому не хотелось от них уходить. Он знал свою силу и свою ловкость. Ему не раз приходилось бывать в самых сложных передрягах и всегда выходить из них победителем. Шесть лет назад, еще молодой, но уже сильный, он встретился в поединке со старым волком. Была снежная зима, и волчица Хитрая справляла свадьбу. За нею тогда ходило по пятам десять волков. И все-таки она не торопилась с выбором: хотела, чтобы ее потомство было достойно ее самой, и поэтому выбирала сильного покровителя. Он должен был проявить себя сам. Но из тех, которые шли за ней, никто ее не устраивал, кром е одного - Клыкастого. И она выбрала бы его, но тут к стае примкнул одиннадцатый. Это был он, Бесхвостый. Тогда его еще не называли Бесхвостым. Он был крупным, красивым волком и длинный пушистый хвост носил почти прямо и никогда не поджимал между ног. Это говорило о силе, смелости и постоянно хорошем настроении. Высокая узкая грудь, мощные передние лапы тоже были тому свидетельством. Хитрой он сразу понравился, и она, откровенно выказав ему те же знаки внимания, которые до этого выказывала Клыкастому, стравила их.
Поединок происходил на небольшой поляне, окруженной лиственным лесом и скалами. Остальные девять самцов сидели вокруг, терпеливо выжидая, когда первые два претендента окончат схватку, чтобы потом можно было бы доконать и самого победителя.
Но вышло не так, как думали другие самцы. Схватка не успела утомить Бесхвостого. Все совершилось в какие-то три минуты. Клыкастый чуть ли не первым ударом челюстей напрочь отсек своему сопернику хвост; но уже в следующее мгновение его задняя левая нога с хрустом подломилась, и он почувствовал, как его дернули за эту ногу кверху. Клыкастый потерял опору, а в следующий миг челюсти Бесхвостого стальными дугами капкана сошлись на горле. Опрокинутый на спину, Клыкастый отбивался до последнего вздоха, но положение было слишком неравным, и он вскоре затих.
Выпустив из пасти прокушенное горло, Бесхвостый сел в снег, медленно обвел глазами остальных претендентов, словно говоря им: "Ну, кто следующий?"
Следующих не нашлось. Когда Бесхвостый отошел от поверженного Клыкастого и направился к Хитрой, которая внимательно следила за поединком, волки перед ним расступились, а затем, как по команде, бросились к Клыкастому и тут же растерзали на части.
Пять выводков воспитали они потом с Хитрой, не потеряв ни одного волчонка, и теперь нередко в голодные зимы, призвав воем старших, делали опустошительные набеги или на стадо косуль, или на овечьи отары, пасшиеся в теплых долинах. И на сто километров в округе не было страшнее орды, чем красная волчья орда Бесхвостого и Хитрой.
В ту пору была ранняя весна, и Бесхвостому понравилось логово дикобразов. Прежнее логово, которое служило ему и Хитрой все эти пять лет, оказалось разрушенным. Дружно хлынувшие с гор воды размыли его и сделали непригодным.
Бесхвостый еще некоторое время покрутился возле дикобразьего убежища, а затем степенно затрусил туда, где находилась Хитрая.
В полдень к логову дикобразов они явились вдвоем. Волчица была заметно располневшей, медлительной и бежала осторожной, щадящей трусцой. Семейство дикобразов оказалось на месте. Почуяв пришельцев, они снова забеспокоились и снова приняли оборонительную позу. Осмелевший самец, посчитавший, видно, что первый успех принадлежит ему, почти совсем выкатился из норы и принялся угрожающе фыркать и стрекотать иглами. Теперь он даже не свертывался, а готовился открыто защищать себя, самку и свое потомство. В нем было не менее пятнадцати килограммов, а длинные колючки делали его еще внушительней. Скаля резцы, он сидел у входа в нору и злобно пыхтел.
Хитрая посмотрела, поурчала, а затем добродушно заулыбалась, высунув красный язык. Это, очевидно, означало, что ей весьма понравилось и логово и сами жильцы. Потом она склонила голову, пристально поглядела в глаза Бесхвостому. Тот легонько шевельнул обрубком хвоста, повернулся и на виду у дикобраза побежал прочь от норы. Но едва он скрылся за каменным выступом, как тут же сделал крутой поворот и, уже минуя дикобразью тропу, обильно усыпанную иглами и пометом, приблизился к логову с обратной стороны. Лобастая голова высунулась теперь у ствола Старой Ели. Этого, казалось, только и надо было волчице. Она демонстративно повернулась к дикобразу задом и легонько вильнула перед его носом своим пушистым хвостом. Дикобраз хрюкнул и сделал попытку схватить его. Хитрая отодвинулась и опять махнула хвостом, дразня и выманивая владельца норы на чистое место. Уловка подействовала. Оскорбленный дикобраз подался вперед, но сразу же и попятился, не рискуя высовываться совсем. Хитрая еще раз проделала эту же манипуляцию, пока законный владелец логова под Старой Елью не пришел в негодование. Он так стремительно кинулся за волчицей, что ей пришлось отскочить. Вот тут-то Бесхвостый и сыграл свою роль. Спрыгнуть вниз было делом одной секунды, а уже в следующую, поддав снизу лапой дикобраза, он ловко перевернул его на спину, и не успел тот опомниться, как волчьи челюсти уже крепко вцепились в темно-бурое брюшко, покрытое грубой, но не колючей щетиной. А через минуту дикобраз лишь конвульсивно дергал четырехпалыми передними лапами, словно все еще защищаясь. Роговые иглы на боках медленно-медленно опадали, становясь безопасными.
Волки не торопились овладеть логовом. Они оттащили тушку дикобраза в сторону и хорошенько им закусили. Мясо было нежным и вкусным, только все время приходилось опасаться острых полосатых колючек, которые могли поранить нос или губы.
В этот день они больше не делали попыток выманить из норы самку дикобраза. Они ждали. Но напуганная самка не вышла и ночью. Бесхвостый хотел было сунуться в нору, но Хитрая поймала его зубами за заднюю ногу, легонько куснула. Тот вернулся и снова лег в стороне. Так прошел еще день. Волки поочередно бегали к водопою, но ни минуты не переставали следить за логовом.
В следующую ночь подруга дикобраза не выдержала. Обманутая тишиной, она оставила своих беспомощных детенышей и вышла на поиски пищи. И это стало ее концом. Потом Бесхвостый залез в нору, не торопясь уничтожил маленьких дикобразов и одного за другим выволок их наружу.
Так Старая Ель пригрела под своими корнями двух опытных, не знающих ни пощады, ни страха красных волков.
Позже она не раз видела волчьи стаи, которые собирались под ее старыми, обожженными грозами ветвями, чтобы совершать набеги на тех, кто не мог себя защитить. А однажды она увидела, как Бесхвостый принес в логово задушенного медвежонка.
9
В этот год осень оказалась короткой. В начале октября выпал обильный снег и... не растаял. Голый утес красноватого порфира, на котором любили отдыхать тау-теке, стал ослепительно белым и засиял под косыми лучами солнца синими блестками. Густые заросли колючей кислицы у его подножия тоже оделись снегом, и янтарно-желтые ягоды, не успевшие осыпаться, горели теперь на белом фоне сгустками прозрачной канифоли. Но особенно выделялись гроздья рябины. Примороженные, золотисто-оранжевые, они приманивали к себе стаи дроздов. Облепив дерево, птицы поднимали снежное облако, и оно тоже искрилось и горело всеми цветами радуги, медленно оседая.
Снег выпал глубокий, и сразу начались морозы. Горные ключи, там, где они набирали разбег, падая с отвесных скал, обросли ледяными сталактитами. Но от воды шел пар. Не было слышно ни рыканья барса, ни крика архара, ни пения птиц. Все погрузилось в холодное, ослепительное под солнцем безмолвие. Лишь одна крохотная оляпка, не глядя на мороз, на снег, весело и тоненько распевала на камне, мимо которого с шумом низвергался окутанный паром ручей. И казалось, ей одинаково хорошо что зимой, что летом. Вот она побежала, присела и вдруг юркнула в самую струю ледяной воды. А через минуту бежала по дну ручья, деловито посматривая в прозрачной воде во все стороны и успевая что-то схватить своим маленьким черным клювиком. И вот она снова на камне, кругленькая, подвижная, с беленькой манишкой, крутит головкой, остро вглядываясь в воду.
Потом заметно потеплело, но снег остался лежать прочно. А в одну из ночей ударила гроза. Небо будто рвалось на части от грома, тьму прорезали ослепительные молнии, но вместо дождя шел снег. Горы гудели глухо и настороженно. Все живое попряталось, затаилось, исчезло, вроде его и не было.
А утром опять засияло солнце, холодное, спокойное, не обещающее тепла. И вот стали появляться на сыртах небольшие стада кабарги и иликов. Они направлялись к югу. Затем прошел табун маралов, тоже держа курс к южным склонам, в солнечные долины. Очевидно, зима обещала быть недоброй, и звери чуяли это. Одни лишь тау-теке ничем не нарушали своего строгого, точного распорядка. Стадо, голов в тридцать, поднявшись с рассветом, всякий раз медленно взбиралось по заснеженным уступам Порфирового утеса. Его водил старый тяжелый самец с огромными, загнутыми назад рогами, испещренными крупными насечками. Борода у него была седой и длинной. В постоянном страхе держал бородатый остальных самцов, и они небольшой группой всегда находились несколько поодаль. Почти отвесные склоны утеса были для тау-теке излюбленным местом. Они спокойно взбирались по этому склону, часто останавливаясь, взбивали копытами снег, пощипывали сухую, прибитую морозом траву в трещинах и карабкались кверху, на самый гребень. Там они грелись на солнце, прячась от ветра, а затем спускались вниз, грациозно перемахивая с выступа на выступ, пока не добирались до излюбленного водопоя. Потом снова уходили вверх, ложились под скалами и отдыхали, охраняемые бородатым. К вечеру, в одни и те же часы, тау-теке опять спускались на водопой и паслись возле него уже до ночи.
Их, как видно, не пугала никакая зима. Они всегда могли найти корм на обдутых ветрами склонах, в глубоких трещинах и поэтому не искали лучших для себя мест.
В большой глубокой пещере, со следами каменной смолы на стенах, жила семья снежных барсов. Эти тоже никуда не хотели переселяться. Они считались законными пастухами тау-теке, обитающих на Порфировом утесе. У них и пещера была в самой отножине этого утеса, выходящая на безветренную сторону. Их было трое: Пятнистая и два ее, уже крупных, детеныша. Семья не распалась осенью, и теперь они дружно втроем каждый день подкарауливали добычу. Летом им было проще. Барсятам удавалось ловить уларов - горных индеек, иногда сурков, но с приходом зимы охота оскудела. Сурки залегли, улары откочевали на южные склоны, и остались только тау-теке да винторогие архары, издавна поселившиеся на склонах соседнего утеса, напоминающего верблюжьи горбы.
Так что в эту зиму, сулящую глубокие снежные заносы, осталось немного обитателей на горах и в долинах, большую часть которых считала своими владениями Розовая Медведица. Но она уже залегла в берлогу, и теперь ей было абсолютно все равно, кто будет охотиться в ее владениях и кто будет жертвой этой охоты. Но охотники все-таки были. Это была стая красных волков, которую возглавляли Бесхвостый и Хитрая, и два молодых барса во главе с Пятнистой.
Розовая Медведица мирно посапывала в уютной пещере, слышала завывание вьюги и под этот вой видела во сне Хуги и Полосатого Когтя. Сны всегда почти были одинаковы, но видеть их не надоедало. Хуги являлся во сне ласковым, послушным детенышем. Сны начинались обычно с одного и того же: она и Хуги, оба увлеченные охотничьим азартом, разрывают сурчиную нору. Они будто бы знают, что эта нора, которую нужно долго раскапывать, сулит богатую добычу. В ней живет целая семья сурков, и их надо выловить всех до единого. И вот она роет, роет без устали, под брюхо летят комья земли, задними лапами она отшвыривает их дальше. Хуги суется к ней в том же нетерпеливом ожидании и тоже пробует грести землю длинными суставчатыми пальцами, на которых вместо когтей растут какие-то тонкие пластинки и все время ломаются. Потом появляется Полосатый Коготь, все втроем продолжают разрывать нору. И вот труды их вознаграждены. Показывается рыжеватый мех первого сурка. Он весь запорошен землей. Розовая Медведица ловко вытаскивает его лапой, он пронзительно верещит, но тут же и успокаивается, придавленный к земле. Вот и второй сурок, третий, четвертый, пятый. Вот их уже гораздо больше, чем должно быть в норе, а она все еще находит и вытаскивает. Вкус мяса щекочет нервы, а есть некогда. Целая гора мяса... Но вот один из сурков, отменно большой, килограммов на десять, впивается в лапу острыми, как бритва, резцами, она взвизгивает и просыпается.
Внутри тихонько посасывает. Сон разбередил аппетит, и Розовая Медведица начинает лизать и без того уже мокрую, больно прикушенную во сне лапу.
Но снились ей и другие сны, хотя значительно реже. Они были целиком посвящены Хуги. В часы полуденного отдыха, когда она, развалившись в тени, блаженно подремывала, он, непоседливый, ползал по ней, чесал за ухом, и это было приятно. Она с мучительной ясностью чувствовала, как он ласково теребит ее и щекочет. Сердце в такие минуты наполнялось нежностью, и, убаюканная ею, она крепко засыпала, уже без снов.
Временами просыпаясь, она тосковала по Хуги. Вспоминала даже, как сурово с ним обошлась, перед тем как залечь в пещеру. Конечно, будь настойчивей, он последовал бы за нею и тоже залег в берлогу. Инстинкт подсказывал, что не прогнала бы его. Но она, несмотря на свою привязанность к нему, все же понимала, что он совсем не такой, каким должен быть, и что-то такое подспудное, подсознательное, но единственно верное заставило ее уйти от него. Она иначе не могла. Так было надо. Так подсказывал голос предков.
И вот однажды...
Розовая Медведица пробудилась от воя метели. Метель так выла, что разбудила бы и мертвого. Медведица приподняла голову и стала вслушиваться. Но что это? Вой метели совсем не походил на завывание ветра. Он шел сразу из нескольких мест. Низкий, дикий, как будто бы раздавленный отчаянием. Она затрясла головой, и сон слетел окончательно.
"Ууу-у-а-а-а-у-у-у!" - донеслось совсем близко от пещеры, и тотчас же на этот чистый призывный голос откликнулся дальний, но уже низкий, печальный, полный боли и горечи. Его подхватил третий, четвертый...
Медведица поняла: волки, ее старые обидчики и кровные враги, напали на след какой-то добычи и теперь собирают свои силы. За себя она была спокойна. Лаз в берлогу завален хворостом и занесен снегом. К ней-то они не сунутся, трусливые твари. Они тоже знают, какие у нее когти и зубы.
Вой внезапно оборвался. И стало тихо, так тихо, что она явственно различала хруст снега перед пещерой. Шерсть на загривке поднялась дыбом, круглые короткие уши напряглись и застыли.
И вдруг уже целый хор голосов, высоких и низких, зазвучал совсем рядом. Сперва с одной стороны, потом с другой. Стая волков как будто с двух сторон стекалась к ее берлоге. Вой то нарастал, то понижался, но становился все отчетливее и ясней. Теперь Розовая Медведица могла точно определить, что часть зверей спускается вниз по расселине, в которой жил барсук Чуткие Уши и по которой ею самой проложена летняя тропа на пути через еловый лес к альпийским лугам. Другая их часть, видимо, спускалась по ложбине далеко справа, там, где бежит ручей и куда она с Хуги обычно ходила на водопой.
Рядом, перед берлогой, опять призывно, но теперь почти ликующе завыл волк. Но тут же и оборвал песню на самой высокой ноте. По слуху медведица определила, что обе стаи сошлись к нему. Несколько раз клацнули зубы, и все затихло. Потом опять послышался снежный хруст, все ближе и ближе, и, наконец, захрустело совсем рядом. Неужели эти звери так обнаглели, что решились потревожить ее покой?
Медведица не шевелилась, но каждый ее нерв был уже напряжен настолько, что она слышала даже запах волчьей слюны. Какое невиданное нахальство! Глухая злоба заклокотала в горле медведицы. Пусть только сунутся, она покажет им, что значит тревожить ее во время спячки.
Но по ту сторону думали, как видно, иначе.
Бесхвостый, не раз пробегая летом мимо пещеры, знал, что она принадлежит медведице. Знал и другое, что в когти ей лучше не попадаться. Однако он был смелым и сильным и поэтому не побоялся стащить у нее позапрошлым летом маленького медвежонка. Ему тогда пришлось сделать огромный крюк, прежде чем доставить добычу к Старой Ели. Он умышленно не побежал вверх, зная, что в гору медведица может настигнуть его с ношей, тогда как под гору она бежит неуклюже, наискось, как будто всем телом, и удрать от нее нет ничего проще даже с более тяжелой добычей.
Вот и теперь он вспомнил о медведице не случайно. Его стая насчитывала восемнадцать матерых, семь переярков и шесть прибылых. Тридцать одного голодного зверя, не считая его и Хитрую. Это была хорошая стая. С нею можно было напасть на кого угодно.
Уже четыре дня волки ничего не пробовали на зуб. Всю округу - на полторы сотни километров - обрыскали вдоль и поперек. Бесхвостый водил стаю к Порфировому утесу - обиталищу тау-теке, но козлы были предусмотрительны. Они почти не спускались с утесов, а достать их там не было никакой возможности. Снежному барсу и тому не всегда удавалось проникнуть в недоступные скалы. Бесхвостый вдвоем с Хитрой водили свою стаю и к Верблюжьим Горбам в надежде отрезать от стада какого-нибудь архара и загнать в пропасть, но и эта надежда не привела ни к чему. И вот теперь Бесхвостый вспомнил о Розовой Медведице. Она, пожалуй, будет доступней, чем каменные козлы и архары. И трудно еще сказать, кто из них опасней. Тау-теке, если он крупный и сильный самец, может один в удобном месте ополовинить волчью стаю. Так что риск напасть на медведицу почти одинаков. Главное - выманить ее из берлоги, и тогда она никуда не денется. Прием старый, но надежный, не раз испытанный.
Коротко взвыв, вожак стаи отошел от берлоги и сел рядом с Хитрой. Вся волчья орда расселась полукругом, ожидая, когда разгневанная медведица выскочит из берлоги. Но Хитрая осталась недовольна позицией. Ей не хотелось, чтобы кольцо было замкнутым. Зачем рассчитывать только на силы? Гораздо проще и безопасней дать медведице выход к скальному обрыву. Ее важнее было отрезать от пещеры, когда она выскочит, и прижать к этому обрыву. В пылу схватки, объятая страхом перед многочисленной стаей волков, она вряд ли подумает о гибельном для нее положении и прежде всего бросится в тот проход, который будет оставлен. Живой волчий коридор вынудит ее забыть о тридцатиметровой пропасти, и тогда она не сумеет вовремя остановиться. Падение с такой высоты смертельно, и волчьей стае придется лишь спуститься по боковой расселине и отпраздновать тризну. Хитрая не раз применяла такой прием. В пресле довании стада косуль и маралов она так направляла гон, что животные сломя голову неслись навстречу гибели. Прижатые к пропасти, они вынуждены были или бросаться в нее, или падать под клыками преследователей.
Хитрая поднялась и вошла в полукруг. Затем, скаля зубы, разорвала волчью цепь пополам и заставила сделать проход. Волки подчинились беспрекословно. Они поняли, чего она хочет. Теперь очередь была за Бесхвостым. Ему предстояло или самому выманить медведицу, или это должен был сделать другой волк, которому он поручит. Бесхвостый был достаточно умен, чтобы зря подвергаться риску. Рядом с ним сидел матерый с разорванным ухом. В прошлом году зимой он домогался роли вожака, на виду у всей стаи открыто ссорясь с Бесхвостым. И пришлось вздуть его как следует. Бесхвостый разорвал ему ухо и добрался бы до горла, но мятежник вовремя одумался и подставил шею, завиляв хвостом. Это значило, что он просит пощады. Жестокость волков безмерна, но и милосердие их тоже подчинено железному закону. Если просят о пощаде, следует пощадить, иначе к тебе не будет уважения и придет минута, когда твоей тирании положат конец. Эти правила были вписаны в книгу инстинктов еще их предками, и всякий, кто нарушал их, должен был умереть. Помня о них, Бесхвостый, однако, имел право мстить за прошлое неповиновение или за прошлый выпад против себя. И его никто не мог осудить за то, что он посылал кого-то на опасное дело.
Именно так он и поступил. Он ткнул носом Рваное Ухо и пристально посмотрел ему в зеленовато-дымчатые глаза. Их взгляды встретились, и они оба прочли в них, что ненавидят друг друга. Потом Рваное Ухо поднял голову и протяжно взвыл. Это означало: он идет на подвиг и пусть стая видит, он готов выполнить перед нею нелегкий долг.
Волки, распрямив хвосты, напряглись, нервно и нетерпеливо переступая лапами. Зубы их время от времени щелкали, а жесткая на загривке щетина поднималась дыбом. Они не сводили глаз с Рваного Уха. Даже прибылые, совсем еще молодые и не имеющие опыта в охоте, тоже старались выглядеть внушительней и свирепей.
Рваное Ухо подошел к пещере и понюхал снег, слегка побуревший и уплотненный в том месте, где находился заваленный хворостом лаз. Он поднял заднюю лапу и помочился. Пусть его запах скажет медведице прямо, чего от нее хотят. Волки просят ее поделиться с ними тем запасом жира, который она нагуляла по осени, и они ни при чем, коль выпала такая зима и больше не у кого одолжить необходимого им пропитания. Это был оскорбительный вызов, и это было насмешкой над достоинством Розовой Медведицы. Она в пе рвый раз глухо зарычала в пещере, и волки напряглись еще больше, готовясь к опасной схватке.
Рваное Ухо, держась настороже, принялся быстро и ловко работать передними лапами. Комья снега полетели в стороны. Показались черные сучья. Из пещеры пахнуло теплом, медвежьей шерстью. Теперь Рваное Ухо отодвинулся вбок, давая выход медведице и продолжая в то же время разбрасывать хворост.
Будь Розовая Медведица постарше и неопытней, она не выскочила бы из берлоги, находясь в ней, оценила бы свое преимущество перед стаей волков. Ибо все разом они не могли на нее навалиться, потому что вход в пещеру был все-таки узок, и всякий, кто осмелился бы сунуться к ней, был бы немедленно убит одним ударом лапы. Но она была молодой и горячей.
Ослепленная гневом, еще не видя числа врагов и не разгадав их намерений, она темным смерчем выбросилась из пещеры. Завал сучьев с треском разлетелся в разные стороны.
Яркая белизна снега на миг ослепила медведицу, но уже в следующий миг на нее бросилась вся волчья свора. Тучей подняв вокруг себя снег, медведица стремительно развернулась. Ее передние лапы описали перед собой смертоносный круг. Три или четыре волка полетели через голову. Еще двое, успевшие вцепиться в бока, тоже отлетели в стороны. Но тут она увидела оставленный для нее коридор и, уже не помня, что в конце его обрыв, кинулась в этот проход, чтобы спастись бегством. Опомнилась на краю, в метре от пропасти. Ее спасло мгновенное торможение всеми четырьмя лапами. Глубокий снег подавил силу инерции. Резко повернувшись, Розовая Медведица увидела только, что какой-то расхрабрившийся переярок промахнулся у нее над ухом и, словно камень, пущенный из пращи, с визгом полетел в пропасть. Еще троих она покалечила лапами, отбиваясь от них как попало.
Затея Хитрой не удалась, и теперь она всей своей волчьей смекалкой искала новые пути к победе над Розовой Медведицей. Стая тесным полукольцом прижала медведицу к са мому краю пропасти. Волки лязгали зубами, пытались теснить ее, но отступать было некуда. Она могла делать только короткие выпады вперед, время от времени взревывая и отбиваясь лапами. Теперь все поле битвы было перед глазами. Впереди чернел круглым пятном лаз в пещеру, от него до нее тянулась глубокая борозда в снегу, вся испещренная следами волчьих лап. И на этом поле лежало всего пять зверей, корчившихся в агонии. Не многих же она заставила заплатить жизнью за коварное нападение. Глупый переярок в счет не шел. Теперь он лежал где-то внизу с переломленным о камни позвоночником или раздробленным черепом. С такими она справилась бы в два счета. Но перед ней были матерые, видавшие виды волки. Красноватый оттенок их густого длинного меха четко выделялся на белом снегу. Отбиваясь, она ни на секунду не выпускала из поля зрения высокую поджарую волчицу и ее постоянного спутника Бесхвостого. Чутьем, звериным инстинктом Розовая Медведица чувствовала, что это вожаки стаи и что они бросятся на нее только в самый решающий момент. И вряд ли промахнутся.
Розовая Медведица не обманулась. Поджарая волчица, оставив Бесхвостого у края пропасти, обошла наседающую волчью подкову, покусывая за голяшки задних, чтобы они не смиряли свой пыл, и затем смело вклинилась в середину. Волк с рваным ухом встал рядом с нею. Медведица, вздрагивая, приседая, щелкая пастью, приготовилась к их нападению.
Громкий лязг зубов, и Хитрая свечкой взвилась кверху, запрокидываясь назад, тогда как Рваное Ухо прижался к земле, готовясь к прыжку снизу. Розовая Медведица рявкнула и оттолкнулась вперед, пытаясь достать лапой волчицу. В этот момент она совсем забыла о Бесхвостом, давая ему возможность прыгнуть на нее сзади. Так и случилось. Бесхвостый сделал огромный прыжок и... промахнулся. Его челюсти лязгнули где-то у самой холки. Перевернувшись в воздухе, он перелетел через медведицу. Непредвиденное сальто чуть не стоило ему жизни. Задние лапы пришлись в самую кромку передутого снегом обрыва. Царапнув о камни, они провалились, и Бесхвостый повис на передних, напрягаясь из последних сил, чтобы выбраться кверху. Это удалось, но с каким холодным бешенством посмотрел в его сторону Рваное Ухо. Он словно бы говорил:
"Твой приказ выманить наружу медведицу я выполнил. Но сам ты не сумел сделать Решающего броска. Вся стая видела твой позор. Ты отныне не достоин быть вожаком..."
Однако это был слишком поспешный вывод.
Розовая Медведица наконец поняла свою ошибку, сделанную в порыве гнева. Ее спасение было не в открытой борьбе против огромной стаи и не в бегстве по глубокому снегу. Волки настигли бы сразу, и, окруженная со всех сторон, она не смогла бы долго обороняться. Это она поняла и теперь искала удачного момента, чтобы, расшвыряв наседающих волков, снова кинуться по следу в берлогу. Только пещера могла спасти ее от голодной, рассвирепевшей стаи.
Волки завыли, низко и дико. Так они выли всегда перед решительной схваткой. Это был вой охотников, одолевающих жертву. В нем чувствовалась радость и желание насладиться победой; как два рукава реки сливаются в одно русло, так и звуки эти, самые низкие, какие только могут исторгнуть звериные глотки, и самые чистые, ясные квинты, неслись теперь вместе, выражая безмерное величие сильного над слабым, торжество победы над поражением. Это была сама хвала жизни, вознесенная небу.
Вой смолк внезапно, словно по уговору. Лишь один прибылой протянул его на секунду дольше, чем следовало, и был немедленно наказан ударом клыков. Рваное Ухо демонстративно занял позицию Бесхвостого. Пусть все видят этот вызов посрамившемуся вожаку. Рваное Ухо не промахнется. Его Решающий бросок всем принесет победу.
Хитрая будто не заметила вызова. Она лучше знала Бесхвостого и потому не хотела вмешиваться в их соперничество.
Хитрая снова изготовилась к ложному броску, отвлекающему внимание Розовой Медведицы от истинной для нее опасности. Все на мгновение замерли. И тогда она прыгнула. Розовая Медведица рявкнула, взвилась на дыбы. И в тот же миг Рваное Ухо повис в воздухе. Нет, он не просчитался, его челюсти сомкнулись точно там, где была у медведицы сонная артерия. Но ее удар наотмашь оказался настолько силен, что мотнул тело Рваного Уха вверх. Челюсти его разжались, и он упал в самую гущу волчьей стаи. Боль в позвоночнике была такой острой, что у Рваного Уха потемнело в глазах, а когда он пришел в себя, то увидел, что Розовая Медведица, вся облепленная волками, как бывает облеплен слепнями марал, огромными прыжками неслась обратно к берлоге. Потом визг, вой, огромная туча сухой снежной пыли. Волчий клубок разлетелся в стороны...
Когда опал снег, Рваное Ухо увидел, что добыча упущена, и тогда, одиноко и беспомощно лежа на снегу, тоскливо и протяжно взвыл. Взбешенные неудачей, волки еще продолжали в бесплодной ярости наскакивать на логово медведицы, а он, зная, что она теперь недоступна и что сам обречен на гибель, на ту участь, которую готовили ей, глухо, с отчаянием исторгал к небу прощальную песню смерти.
Перед ним лежало опустевшее поле битвы, истоптанное, усеянное клоками шерсти. Несколько волчьих трупов лежало на нем. И он выл над этим полем, чувствуя, что все погибшие в схватке, в том числе и он, скоро будут растерзаны и съедены голодной стаей.
Бесхвостый высоко задрал морду и беззвучно разинул пасть. Казалось, судорога свела ему глотку и он не может извлечь те нужные звуки, которые бы сказали стае, что охота кончилась неудачей и что он зовет ее совершить погребальную тризну. Пасть его открывалась и закрывалась, а голоса все не было, только со свистом вырывалось дыхание, пока, наконец, оно не вылилось из груди низким, протяжным, все нарастающим траурным воем. Он перекрыл голос Рваного Уха и замер на самой высокой ноте. Челюсти его сомкнулись. Он, вожак, выразил свою волю.
Высоко поднимая передние лапы, Бесхвостый, не глянув на волчьи трупы, пошел к Рваному Уху. Он не забыл его взгляд, когда чуть было не сорвался в пропасть. Но еще острее помнил вызов, брошенный ему перед всеми. Ни один волк, пока стая не признает его вожаком, не имеет права на Решающий бросок. Рваное Ухо позволил себе это и должен быть наказан. Одолей Рваное Ухо медведицу, то и тогда их спор решился бы в честном поединке или же Бесхвостый просто признал бы его превосходство, но сейчас картина была иной. Рваное Ухо лежал с переломленным позвоночником, и его следовало добить.
Бесхвостый остановился в двух шагах. Он сел и стал поджидать стаю, пока она соберется вокруг них. Превозмогая боль, поднялся на передние лапы и Рваное Ухо. В немигающем взгляде выражалось открытое презрение к своему сопернику.
Волки расселись кругом, и тогда Бесхвостый поднялся. С минуту он глядел на Рваное Ухо, а затем коротким, рассчитанным броском опрокинул его грудью в снег...
Рваное Ухо умер молча, как и подобает тем, кто мог бы стать вожаком стаи. И стая воздала ему должное. Через минуту он был растерзан и съеден.
10
Два дня еще волки рыскали возле берлоги. А затем, убедившись в пустой трате времени, Бесхвостый снял осаду и увел поредевшую стаю на восток, в долины, где пасли свои отары ставшие на зимовье кочевники. Там, чиня опустошительные набеги, они и пробыли до весны, пока не пришло время спаривания и, стало быть, возвращения в родные места
Но дальнейшая судьба Розовой Медведицы вынуждена была резко измениться...
Жестоко израненная, измученная, ощутившая острый голод, пять дней она зализывала раны, все еще пребывая в страхе и сильном волнении, а на шестой, задолго до положенного срока, у нее родилось два мертвых медвежонка. Она пыталась согреть их дыханием, но они, неподвижные, становились все холоднее и холоднее, пока не остыли совсем и их трупики не превратились в окоченевшие тушки. Тогда медведица поняла, что они мертвы, и лапой отгребла их в сторону.
Голод мучил страшно, но смертельно напуганная волками, она не осмеливалась выйти наружу и поискать себе какой-нибудь пищи. Медведица не могла больше продолжать спячку. Организм требовал подкрепления, и голод гнал из берлоги.
Исхудавшая, больная, злая на весь свет, она наконец вышла и, уже невзирая на возможную опасность, принялась жадно ломать хрупкие, настывшие на морозе ветки яблонь. Она жевала их, не ощущая никакого вкуса, просто торопилась хоть чем-нибудь набить желудок. Но это была плохая пища.
С этого дня для медведицы началась голодная, неспокойная жизнь обозленного шатуна. Постоянный голод настолько взвинтил ее, что убил в ней чувство страха, теперь она готова была сама напасть на целую волчью стаю. Но владения опустели совсем. Волков и тех не было. Выпавший снег припорошил их следы, и безмолвные горы стали еще более мертвым, холодным царством.
За неделю скитаний ей удалось поймать всего лишь двух серебристых полевок. Но что там какие-то полевки? Она проглотила их целиком, едва придавив зубами. На восьмой день Розовая Медведица оказалась у Порфирового утеса и, пробродив около него ночь, напала вдруг на круглый след снежного барса. Она понимала, что это враг не менее опасный, чем волки. Но голод сделал ее безрассудно смелой. Она пошла по следам, и скоро они привели к огромной пещере с неровным угловатым входом, откуда шел вкусный, одуряющий запах мяса. Вход был большой, свободный, и в нем лежал высокий сугроб снега, наметенный вьюгами. Медведица поднялась на дыбы, страшно, угрожающе заревела, а немного спустя из пещеры через сугроб с диким кошачьим воплем выскочил молодой барс. Она еще раз рявкнула, и тот огромными прыжками бросился мимо нее вверх по утесу.
Дальше она почти не помнила, что было с нею. В безумной ярости голода, ничего не видя вокруг, она рвала зубами и лапами что-то мокрое и холодное и все время глотала, глотала, глотала. Только уже потом, увидев знакомый по очертаниям розовый череп с толстыми ребристыми рогами, поняла, что съела всего тау-теке, которого удалось убить барсу и притащить в пещеру.
Впервые разомлевшая от тепла и сытости, почувствовала, что ее клонит в сон. Но убежище, на которое она так разбойно напала, не было ее убежищем. Запахи говорили, что надо уйти, и, превозмогая усталость, сон, она ушла. И это, быть может, ее спасло. Потому что спустя полтора часа к пещере уже неслись большими прыжками три гибких пятнистых зверя. И самый большой из них мчался первым.
Барсы не бросились догонять разбойницу по следу. Пещера была пуста, и они, гневно порыкав и побив по земле хвостами, постепенно успокоились.
А Розовая Медведица тем временем перевалила хребет и взяла курс на юг, выбрав тот самый путь, по которому не раз ходила в теплую сторону.
* * *
В конце января, как раз в то время, когда должны были появиться на свет медвежата, которые теперь уже не появятся, она вышла к озеру Эби-Нур. Здесь Розовой Медведице повезло. Она напала на стадо диких свиней и весь февраль пасла их. За это время ей удалось задавить трех подсвинков и две свиньи. Жизнь мало-помалу входила в прежнюю колею, и прошлые тяготы постепенно забывались. Но перенесенный голод все еще пугал диким страхом, и она, будучи сытой, имея запас, прикрытый ветками хвороста, продолжала охотиться и прятать добычу. Так был велик ужас перед зимним голодом.
К весне Розовая Медведица окончательно окрепла, поправилась, и навязчивый страх перед голодом уступил место обычному порядку жизни. Но с приходом весны, как ни странно, ее не потянуло в родные места. В памяти все еще цепко держался зимний волчий разбой, который лишил ее потомства и чуть не стоил жизни ей самой.
Берега и окрестности озера Эби-Нур способны круглый год снабжать пищей. Она по-прежнему могла бы охотиться на кабанов и вдосталь по весне лакомиться яйцами диких гусей и уток, есть водяные орехи и сладкие корни тростника и рогоза, но ее тянуло куда-то в неведомое, как бездомного бродягу, не помнящего родства.
Обычно такой образ жизни свойствен старым самцам, отшельникам, которых уже ничто не радует на белом свете. Они, как правило, злы, всем недовольны, сварливы, не терпят близкого соседства сородичей.
От берегов Эби-Нур Розовая Медведица взяла направление строго на юг к белым вершинам хребта Борохоро. Снежная цепь пиков манила неведомым. В мае перевалила хребет и до самой осени обитала, в альпийских лугах на южных склонах. Но осенью неуемный дух бродяжничества заставил ее переплыть Кунгес и уйти в неизвестную ей ранее цепь хребтов Тянь-Шаньского кряжа. С высоты гор, где никогда не ступала нога человека, она, как великая путешественница, открывала новые земли, видела высоченные пики, вершины которых вечно парили над облаками, видела зеленые ковры долин. Высокогорные озера стонали от крика огари и гогота горных гусей. Здесь она не испытывала никаких лишений. Пищи всякой было вдосталь, но особенно любила медведица горную гречиху, которой лакомилась в альпийских долинах. А у подножий скал до одури объедалась фисташками, миндалем, черной переспевшей вишней.
Как не похожи были эти горы на горы Семиречья! Всю зиму она пробыла в них, кочуя с места на место. И все-таки следующей весной родные места позвали...
* * *
Она шла по тем местам, по которым когда-то проходила с Хуги. Это была старая тропа медвежьего кочевья. Здесь, в одной из южных долин Джунгарского Алатау, она впервые встретила Полосатого Когтя, а затем уже Хуги. Здесь они вместе скатывали в рулоны травянистый дерн, ища под ним червей и личинок, здесь охотились на сурков, в этих местах Хуги подружился с Полосатым Когтем. Где они? Куда ведут их совместные тропы, оставленные ею самой на целых два года?
Наступал вечер, мягкий розовый вечер гор. Большое круглое солнце гнездилось в широкой впадине дальнего утеса, легкая прозелень неба над горизонтом постепенно сгущалась в фиолетовую синеву. Тихо переговаривался лиственный лес, и вкрадчиво позванивал ручеек в своем жестком, каменистом ложе. И, не мешая шороху листьев, звону ручья, заводили вечернюю песню цикады.
Долго пробиралась медведица в родные места. Стояло лето, и пресноватое дыхание нагретой за день солнцем земли, мягкого зеленого луга напоминало ей позднюю пору весны.
Розовая Медведица, вытянув морду, спокойно и радостно ловила носом разнородные запахи. Их было много, запахов. Тонко пахли белые головки клевера, и в них все еще копошились горные пчелы, лениво и праздно обирая с цветков нектар. Пахло лесом, обнаженной землей, прелью пней и прошлогодних листьев. Но вот чуткий нос уловил вдруг нечто едва ощутимое, похожее на выветрившийся запах мускуса, оставленного кабаргой. Медведица вытянулась, шагнула, пошла. Черная, в мелких морщинках, шляпка носа дерга лась, шевелилась, ловила зовущий запах. Потом верхнее чутье медведицы поймало примесь другого запаха, более слабого, но удивительно знакомого, который она слышала раньше и с которым как будто давно свыклась.
Нюх привел ее к голому клыкастому черепу кабарги. Кабарга была убита с неделю назад, отсюда-то и шел запах. Но не он теперь привлекал медведицу, а тот, другой, который показался знакомым. Она подняла голову и увидела на стволе большой мучнисто-белой березы, просеченной косыми лучами солнца, темную поперечную полосу, а ниже, примерно наполовину, уже совсем понятный пятипалый след, четко отпечатавшийся на гладкой коре. Этот след мог принадлежать только одному существу - Хуги. И это была именно его метка, потому что она пахла им. А метка выше принадлежала Полосатому Когтю. Ведь не кто иной, как он, учил Хуги оставлять на деревьях предупреждающие знаки: "Занято! Прошу обойти стороной".
Розовая Медведица взволновалась. Поднялась на дыбы, заскулила, как обиженный, брошенный щенок. Потом стала нюхать землю. Но запахи на земле выветрились, и трудно было понять, куда отсюда направились те, кого она помнила и продолжала любить. Медведица заметалась, стала делать круги. Ей удалось найти след огромной когтистой лапы. Полосатый Коготь, очевидно, больше по привычке, чем по надобности, сдернул травянистый пласт, оглядел его - нет ли личинок - и побрел дальше. Потом след опять потерялся. И снова она заметалась по кругу, пока не нашла остатки помета. Еще круг, еще. И вот уже следы повели прямо на север, к знакомому перевалу.
Она шла всю ночь, ни разу больше не сбившись со следа. А к утру, утомленная, попила из ключа воды и прилегла отдохнуть. Голода она не испытывала, хотя прошла за ночь не менее полста километров и пора было пополнить запасы сил. Но едва солнце всползло на снежные пики, медведица поднялась и снова устремилась на север, все дальше и выше в горы.
Места были хорошо знакомы, и к тому же ее вели следы, оставленные Полосатым Когтем и Хуги. Они шли медленней. Их тоже что-то задержало в чужой стороне.
Чем выше она поднималась, тем заметнее изменялся ландшафт гор. Древовидная арча, толстая и высокая в нижних поясах, становилась приземистей, корявей, пока наконец совсем не превратилась в большие подушки, редко разбросанные по мелкощебнистым склонам, на которых ничего не росло, кроме мелкого чеснока-черемши, прозванного медвежьим.
Начинались гольцы, где даже в летнее время нередко бушевали снежные метели. Одни грифы-бородачи плавно кружили в синем прозрачном небе да изредка пролетали небольшими стайками альпийские галки. Где-то в этих местах три года назад чуть не замерз Хуги
Розовая Медведица почувствовала слабость. Она глубоко и часто дышала. Разреженный воздух сказывался и на ее могучих легких. Голодная, измученная настойчивым желанием догнать своих, к вечеру она все-таки одолела перевал и очутилась в зеленой ложбине, где трава доходила ей до холки. Здесь, на проплешинах, было много сурчиных нор, и можно было наконец хорошо подкормиться.
Розовая Медведица, поглядывая по сторонам, стала искать подходящую нору. Она продралась сквозь непролазную путаницу горного гороха и вдруг в неожиданности замерла. С высокого места ей хорошо было видно, как у огромного валуна, через который перекатывался и искрился ручей, лежали, греясь в лучах ровного вечернего солнца, два ее любимых существа. Их она узнала сразу. Один - большой, косматый, с могучими лапами, другой шоколадно-темный, голый, с круглой черной головой, приклоненной к бурому лохматому боку своего спутника.
- Ху-ги-и! - выдохнула медведица, и черная голова сразу поднялась, настороженно вглядываясь в ее сторону.
Как же он вырос, этот Хуги! Он был совсем неузнаваем. Рослый, сутуловатый крепыш, чем-то действительно напоминающий медведя-годовика. Вот он поднялся во весь рост, разбудив Полосатого Когтя, и неожиданно громко, угрожающе взревел:
- У-а-а! Ах!
И тогда она еще раз, как бывало раньше, оттянула губы и позвала:
- Ху-ги!
- Ай-и-и! - вырвалось в ответ изумленное.
Радостно рявкнул и Полосатый Коготь.
Хуги налетел вихрем, даже чуть испугав ее, и, пронзительно взвизгивая, стал обнимать, тычась лицом в морду и пытаясь лизнуть в черный сморщенный нос, все время крутящийся, ловящий родной, не забытый запах своего голого медвежонка.
Полосатый Коготь и тот скулил от радостной встречи, обнюхиваясь с Розовой Медведицей.
А на голой скале неподалеку, сидя на корявом суку арчи, чудесно пела синяя птица. Она воздавала хвалу вечернему солнцу.
* * *
Семья Розовой Медведицы поднималась все выше в горы. Она шла к родным местам. Медведям незачем было торопиться, и они пробирались медленно, часто делая продолжительные остановки, обильно кормясь и отдыхая.
Ни Полосатый Коготь, ни Розовая Медведица, ни Хуги даже не догадывались, что их близко видели люди и теперь ломают головы, пытаясь понять, каким образом ребенок попал в медвежью семью.
В тот день они не ушли далеко, а лишь поднялись выше и два дня паслись на сыртах. Здесь было много сурчиных нор, поздних ягод, дикого гороха, который начал уже осыпаться. Они могли бы остаться на обильных пищей сыртах и дольше, но рано утром на третий день в горах загремели выстрелы. Никогда раньше ни Хуги, ни медведям не приходилось слышать такого трескучего грома, продолжавшегося до самого полдня, и звери поспешили бежать от него. Полосатый Коготь, пожалуй, один только и понимал, что этот гром не обычный, какой бывает во время грозы, а гром, исходивший от двуногого существа, которым он умеет кусаться на расстоянии.
* * *
Банда Казанцева, зажатая отрядом Дунды с двух сторон, билась чуть ли не до последнего человека, и только тогда остатки белоказаков сложили оружие, когда Казанцев был смертельно ранен и уже не мог управлять боем. Его все-таки успели захватить живым, привезти в Кошпал, где он и умер. А вскоре были подавлены и другие банды. В Семиречье прочно установилась Советская власть.
ЧАСТЬ ВТОРАЯ
1
Федор Борисович Дунда готовился к трудной экспедиции на Тянь-Шань.
Семь лет минуло с тех пор, как у перевала Коксу промелькнул перед ним дикий человеческий детеныш, играющий с медведями.
Эти годы не прошли даром. Федор Борисович окончил наконец университет, работал на кафедре, стал старшим специалистом Института мозга Академии наук СССР, опубликовал ряд научных статей и среди них статью "Психический барьер между человеком и животными". В ней он упомянул и о ребенке, которого видел когда-то на Тянь-Шане.
Статья вызвала шум в научных кругах, многочисленные отклики. Получил он письмо и от своего алма-атинского сослуживца, старого товарища по гражданской войне, аптекаря Голубцова.
Голубцов писал, что, проезжая недавно по Семиречью, столкнулся со странными слухами, будто бы в горах Джунгарского Алатау обитает загадочное человекообразное существо, изредка встречаемое местными жителями. Казахи называют его Жалмауызом1, насылающим на людей чуму, холеру и оспу.
Нет ли здесь прямой связи, спрашивал Голубцов, с описанным в статье фактом?
Письмо старого друга ободрило Дунду. Ведь большинство "серьезных ученых" упоминание о "медвежьем мальчике" встретило с неприкрытым недоверием. Федору Борисовичу пришлось выслушать не только научно аргументированные опровержения, но и прямые насмешки. Не раз вспоминалось ему, что первыми словами, с которыми он сам когда-то обратился к пылкому Скочинскому, были: "Расскажи мы об этом людям, нас всех троих попросту назовут фантазерами". Кстати, после опубликования статьи Скочинский не заставил себя долго ждать. Он прислал Дунде большое письмо. Рассказывал, что работает в Челябинске учителем географии, но готов бросить все, чтобы вновь пойти в горы, где в погоне за бандой Казанцева они встретились с той загадкой природы, которая и ему, Скочинскому, вот уже семь лет не дает покоя. Федор Борисович немедленно телеграфировал ему, что о лучшем спутнике в его любительской экспедиции он и мечтать не мог.
После сообщения Голубцова о загадочном Жалмауызе Дунда уже не сомневался, что своей экспедицией он принесет пользу не только науке, но и классовым интересам страны. Найдя мальчика, он опровергнет среди казахов религиозный миф о существе, якобы насылающем на них болезни и мор.
Однажды, проведя очередную консультацию в университете, Дунда собрался уходить домой - в свою пустую, как склеп, комнату, которую снимал в районе Марсова поля. Внезапно его окликнули в коридоре:
- Федор Борисович!
Он оглянулся. Перед ним в затемненном простенке стояла девушка незнакомая, со светлой косой, в длинной юбке из черной и плотной ткани и в белой с низким вырезом кофточке.
- Федор Борисович! - повторила она тем же официальным тоном, словно готовясь сделать внушение за какую-то допущенную им нелепость. - Я хотела бы с вами поговорить... - Теперь в ее глазах что-то робко дрогнуло, и она поспешно добавила: - Если у вас найдется минутка времени.
Он потянулся снова к двери, как бы приглашая этим жестом войти в комнату.
- Нет, нет, - поспешно сказала она. - Я хотела бы наедине. Если можно, я изложу свою просьбу по дороге.
- Как вам угодно.
Он опустил руку, и они пошли в глубь коридора, пронизанного через огромные окна ребристыми солнечными пучками - мимо вазонов, огромных картин в простенках к мраморной лестнице, ведущей вниз. За спиной шумно распахнулись двери - и зазвучало множество веселых, радостных голосов. Несколько человек обогнали их, и кто-то из девушек, полуобернувшись, спросил его спутницу:
- Дина, тебя подождать?
- Нет, не надо. Я, по-видимому, задержусь, - ответила девушка, и в тоне ответа снова проскользнули строгие официальные нотки.
Когда они вышли на улицу, Дунда задержал шаг и с мягкой улыбкой сказал:
- Я слушаю вас.
Она тяжело вздохнула. Решительности на лице как не бывало.
- Федор Борисович... я к вам по весьма важному для меня вопросу...
И он понял, что она все еще находится во власти заученного для этой встречи с ним поведения и говорит заготовленными фразами, и тогда, чтобы подбодрить ее, он сказал с легкой небрежностью:
- А вы смелее! Говорите, что бог на душу положил.
Она через силу заставила себя улыбнуться, и он увидел, что лицо ее потеряло свою собранность, освободилось от напряжения.
- Меня зовут Диной... Дина Григорьевна Тарасова. В этом году я оканчиваю университет. Буду историком. Я всегда любила историю...
- Приятно слышать, - вставил Федор Борисович.
- Ну и вот, - продолжала она, уже заметно успокаиваясь и свободно постукивая каблучками стареньких, потрескавшихся на сгибах туфелек, - я узнала от своей подруги (она н а биологическом факультете), что вы собираетесь на Тянь-Шань. Я прочла все, что писали о вашем "медвежьем мальчике". Я не верю вашим противникам. Возьмите меня в экспедицию. Я согласна на любые условия. Я буду делать все, что от меня потребуется. Пожалуйста, Федор Борисович, не торопитесь сказать "нет". Потому что это для меня очень, очень важно. Повторяю, я согласна на любые условия... Я крепкая, выносливая...
- Хм, - сказал Федор Борисович, думая уже над тем, как ответить и не обидеть девушку. - Дело в том... что я, даже искренне желая вас взять, все равно был бы лишен возможности ставить вам какие бы то ни было условия.
В ее серых выразительных глазах появилось недоумение. И испуг предчувствие отказа.
- Как бы вам это сказать... - продолжал он. - Экспедиции как таковой вообще быть не может. Ни на щедрое финансирование, ни на изобилие помощников я рассчитывать не могу.
- Но я же не прошу ни зарплаты, ни вознаграждения. Я хочу с вами отыскать "медвежьего мальчика".
Он улыбнулся.
- А вот это совсем уж безнадежное дело.
Вдруг ему захотелось рассказать, чтобы она поняла, насколько бесперспективна, по существу, его цель. Случайно встреченный в горах во время гражданской войны ребенок в обществе двух диких зверей - и все. Затем семь лет полного о нем неведения, подогреваемого лишь мечтой и верой, что он жив и все еще где-то бродит в зверином мире - никому не доступный, окруженный пока слухами и легендами. Все эти семь лет он, Дунда, строил гипотезу за гипотезой, чтобы умозрительно представить, как мог выжить в таких суровых условиях беспомощный ребенок. Он нашел в журналах и книгах все упоминания о случаях воспитания детей дикими зверями. Их было не так уж много, этих случаев. Около тридцати. И все описания, включая легенды о Парисе, Реме и Ромуле, были весьма скудны и общи. Ничто не удовлетворяло, ничто не приносило даже крупицы истины. Только ум, интуиция, забегая вперед, ставили и ставили неразрешенные загадки: как, что, почему?
Нет, не станет он ни о чем рассказывать этой девушке. Просто вот так поговорит о том о сем, постарается мягко убедить, что ее намерения благородны, но, увы, продиктованы заблуждением, может быть, романтическими помыслами. У нее другой путь, более реальный. Она может работать педагогом и, если чувствует способность, продолжать совершенствовать свои знания в исторических науках. Перед нею огромные перспективы... Женщина с высшим образованием - это пока такая редкость! Кстати, кто она? Дочь какого-нибудь бывшего акцизного чиновника, ныне служащего государственного аппарата. Возможно, из учительской семьи. Одета скромно.
- Простите, - сказал Федор Борисович, чувствуя, что пауза затянулась, - вы ленинградка? Приезжая?
Дина как будто ждала этого вопроса, ответила с готовностью:
- Я тамбовская. Здесь живу в общежитии.
- Кто же ваши родители?
Девушка наклонила голову и едва заметно вздохнула.
- Мамы я не помню. Она умерла от чахотки, когда мне было два года. А папа служил лесником. В гражданскую войну он отвез меня в Тамбов к родственникам, а сам ушел добровольцем в Красную гвардию. Вернулся по инвалидности и в двадцать втором привез меня сюда. Очень хотел, чтобы училась. Я выдержала экзамен, и он остался доволен. Все время помогал чем мог. А вот полтора года я, по существу, одна. Папа умер...
- Простите, пожалуйста, - тихо сказал Федор Борисович, - я не хотел опечалить вас вынужденными воспоминаниями. Предполагал услышать другое.
- Нет, нет, что вы! Я понимаю. Уж коли прошусь к вам, то и сама должна была рассказать, - ответила Дина, сбиваясь с ноги и вновь пытаясь подстроиться под его шаг.
Рассказ ее тронул Федора Борисовича. Она стала как-то доступней, понятней ему, но это еще больше затрудняло теперь ответить ей категорическим отказом. Однако отвечать надо было. Дать согласие - значит обречь ее на неведомое, невольно обязать делить с собой плоды, возможно безрезультатных, тягот. Да и не женское это дело подвергать себя лишениям и риску.
- Вы знакомы, Дина Григорьевна, с легендой о Парисе? - спросил он.
- Да, - ответила она. - Это сын царя Трои Приама. По предсказанию оракула, Приам еще до рождения обрек своего сына на смерть. И когда тот родился, отец приказал оставить его в лесу. Ребенка нашла медведица и воспитала. Он вырос прекрасным, смелым и необыкновенно сильным юношей.
- Вот-вот, - кивнул Федор Борисович. - Существует много легенд на эту тему. Но есть и достоверные факты. Однако все они пока очень немного пролили света на загадку выживания человека в необычных условиях. Этому я и хотел посвятить работу в экспедиции. Но, увы, экспедиция не из легких. Работать придется самостоятельно, без чьей-либо помощи... Поверьте, я говорю это совершенно искренне.
Уголки ее рта опустились. И он снова увидел в ее глазах испуг. И, уже не зная, что сказать, сказал то, что чувствовал:
- Поймите без обиды. Я ничего не могу предложить вам. Не намерены же вы разделить со мною это НИЧЕГО? Вы должны осознать всю глубину весьма возможной бесплодности этой работы, за которую к тому же не будет никакого вознаграждения, то есть ни положенной человеку заработной платы, ни премий, ни, самое главное, духовной, ни материальной поддержки. Вы поняли меня, Дина?
- Да, но я согласилась бы даже на НИЧЕГО...
Он пожал плечами, но подумал не без удовлетворения: "А она, видать, упря-амая девчонка!"
* * *
Удивительная душа человеческая, кто поймет ее? Говорят, темный лес. А что лес? Его можно пройти насквозь. Можно и разглядеть, каков он, кто обитает в нем - от букашки до зверя. А вот душа непонятна. Человеческое "я" - не лесные дебри, с топором туда не войдешь. В сознание можно проникнуть только сознанием.
Федор Борисович поежился в своей одинокой келье: толстые кирпичные стены, еще не прогретые солнцем, давили неуютом и холодом. Вспомнилась Дина, с которой он расстался несколько часов назад. Человек с такой натурой - неоценимый клад для науки. Из таких рождаются творцы. Но все равно не может он взять ее. А вот кольнуло нечто слепое, темное - и оставило болевой след. След невольной вины перед нею.
2
Спустя три дня Федор Борисович получил телеграмму от Скочинского: "Еду встречай пятнадцатого..." - и снова увидел Дину. Она одиноко сидела на скамеечке у цветочной клумбы перед зданием университета. Дунда заметил ее издали. Светлая, воздушно заплетенная коса лежала на груди. Лицо Дины показалось ему утомленным и похудевшим. Он остановился:
- Дина Григорьевна? Бог мой, что вы тут делаете в одиночестве?
Она поспешно встала, блекло улыбнулась и ответила:
- Только что сдала предпоследний экзамен. Ожидаю подругу.
- Надеюсь, все хорошо?
- Да, спасибо. А как ваши успехи, Федор Борисович?
Он хотел сказать, что никаких изменений нет, что все по-прежнему, но она глядела прямо в глаза, спокойно и грустно, без всякой надежды на то, что все еще может решиться по-иному, и он не посмел сказать ей неправду.
- Да вроде дело налаживается. Завтра встречаю друга. Вот с ним-то вдвоем и думаем отправиться.
- В таком случае я рада за вас, - сказала она с легким надломом в голосе и попыталась улыбнуться. - Когда вы собираетесь выезжать?
- Если не будет помех, то к концу месяца, - ответил он, всё более чувствуя, что причиняет ей своей откровенностью почти физические страдания.
- До свидания, - мужественно проговорила она, - всяческих вам успехов, Федор Борисович.
Он пробормотал какую-то любезность, попрощался и широким шагом прошел мимо клумбы к подъезду. Если бы не здравый рассудок, диктующий ему непреклонность в решении, он бы, наверно, сам в этот раз не устоял перед ее просьбой. Но слава богу, все обошлось без лишних слов. Она, кажется, поняла, что просьба ее несерьезна. Он обернулся, когда проходил мимо колонн. Дина, держа под мышкой книги, медленно удалялась от здания университета. "А ведь она... ждала подругу", - почему-то подумал он уже без всякой связи с тем, что только что занимало его мысли. Он и представить себе не мог, что вот уже который день, нарочно уединяясь, она искала вроде бы непреднамеренной с ним встречи.
Однако вскоре Дунда забыл о ней. Дела настроили его на веселый лад. Вечером он обошел магазины, а на другой день утром, выпив чашку кофе, отправился к поезду встречать Николая.
Семь лет словно семь веков протянулись. Длинные, если перебирать в памяти. Сколько произошло событий - и мелких и крупных. Так всегда и бывает. Не годами ведет человек отсчет своей жизни, а тем, что успел сделать, чему успел порадоваться. И радостное, и неприятное оставляет свои зарубки - какие помельче, какие поглубже. Чем больше зарубок, тем больше, кажется, прожил. А время само по себе - что оно значит? Миг, бесконечность - не все ли равно? Бесконечность даже короче. Потому что миг в жизни человека - это нечто реальное, ощутимое, чем он живет, что берёт на зуб. А в бесконечности нет ничего, кроме луча собственной мысли, знания о прошлом, воображения о будущем. Всё живущее уже тем, что оно живет, постоянно делит время на равные половины.
Семь лет! Это много. Два года на четвертый десяток пошло Федору Борисовичу. А Скочинскому - двадцать восемь. И все равно кажется: вчера расстались, а сегодня встретятся. Только и всего. Ох, это время! Смотря как его отмерять и чем.
На перроне толпы народа. Смех, говор, пестрят букеты цветов. Каждый кого-то ждет, волнуется. Вот и вагоны, в окнах мелькают лица. Одиннадцатый вагон, девятый, шестой, третий... Стоп! Этот. Почти напротив. А вон и Николай. Смеется, машет и лезет вперед, чтобы выпрыгнуть первым. Он все такой же, только вроде стал мужественнее, покрепче в плечах. Широко расставленные глаза брызжут радостью.
- Федя!
- Колька!
И вот уже тискают друг друга в объятиях. Мускулы как железные.
- Рад?
- До чертиков!
- Ни к одной девчонке так не стремился, как к тебе. Все бросил.
- Да, ты меня здорово удивил...
- Сам себе удивляюсь. Но ведь это наша с тобой мечта. Ты меня заразил своим Маугли.
- Он такой же и твой.
- Едем, значит, в Кошпал?
- Едем. У меня хорошие вести. Мальчишка наш вроде бы живой.
- Неужели письмо прислал?
Дунда улыбнулся шутке:
- Нет, пока за него пишет Голубцов.
- Значит, экспедиция вернется с победой!
- Ну, какая там экспедиция! Нас двое - ты и я.
Полные губы Скочинского выразили недовольство:
- М-м-м... Только и всего-то? Какая же это экспедиция? Да еще научная? Я думал, будет парня четыре, пять. Это было бы солидно...
- Просилась одна девушка.
- Ну?
- Да что ну? Отказал. Зачем это нам? Несерьезно.
- Уж не любовь ли? Да ты вроде не увлекался. Может, скрывал?
Федор Борисович рассмеялся:
- Нет, нет, ничего не скрывал. Пойдем. Что же мы стоим на перроне?
На пути к дому Федор Борисович рассказал о Дине Тарасовой.
- Так, та-ак, - протянул Скочинский, - значит, дочка красногвардейца? Хорошо! Нашей закваски. И что же она собою - хорошенькая?
- Ну, я плохой ценитель женской красоты. Сам знаешь, сухарь. Однако, пожалуй, очень даже мила и особа с характером - в лучшем понимании этого слова.
Скочинский с минуту о чем-то думал, потом сказал:
- А может, и в самом деле надо было взять ее? Втроем было бы веселее.
- Что ты, что ты! Женщину - в горы? Разве ей такое по силам? Забыл, в каких дебрях воевали? Да и не до веселья нам будет. Экспедиция предстоит тяжелая. Зачем же брать на себя лишнюю ответственность? Тем более и денег в обрез.
- Не скаредничай. Хватит денег. Я ведь к тебе тоже не пустой приехал. А третий человек нам не помешает.
Федору Борисовичу не хотелось чем-либо огорчать друга, но тут он решил быть непреклонным:
- Ничего, обойдемся.
* * *
Через неделю Федор Борисович и Скочинский оформили все надлежащие документы, получили деньги и занялись сборами в дальнюю дорогу.
В Ленинграде решили купить лишь самое основное и не громоздкое. Все остальное можно было приобрести в Алма-Ате. Ушло еще три дня. Но зато достали великолепный пятизарядный винчестер и почти новенькую бельгийку с двумя стволами шестнадцатого калибра и третьим снизу - нарезным. Оружие было отличным. Посчастливилось достать брезентовую палатку - вместительную, человек на пять, два спальных мешка, две пары яловых сапог и легкие, но прочные парусиновые костюмы. В третьем месте повезло на рюкза ки и прочие вещи. Одним словом, собрали с миру по нитке.
Когда подсчитали, сколько ушло всего денег, оказалось, что доброй половины уже нет.
- М-да, - почесали оба в затылках. Дорога, пропитание, расходы на месте - все это тоже стоило немалых средств.
- Ничего, проживем! - заверил с присущим ему оптимизмом Скочинский. А вот Дины нам все-таки не будет хватать.
Федор Борисович отмахнулся:
- До нее ли? И так еле-еле.
Больше они о ней не вспоминали. Но она вдруг сама напомнила о себе.
Рано утром Федора Борисовича и Скочинского разбудила хозяйка и сказала, что внизу у подъезда стоит какая-то девушка и просит, когда проснутся ее жильцы, доложить о ней.
Федор Борисович, потирая ладонью заспанное лицо, распахнул створку окна и выглянул. У подъезда, низко опустив голову, стояла Дина Тарасова.
- Вот незадача, - пробормотал Федор Борисович. - Чего ради пришла? Ведь я, кажется, убедил ее...
Скочинский, сидя на полу, на разостланной в углу постели, потер глаза и сказал абсолютно безразличным тоном:
- Выгляни и скажи: пусть уходит.
Федор Борисович пришел в еще большее замешательство:
- Да как это так?
- Да так, очень просто, - посоветовал друг. - Скажи еще раз, что в помощниках мы не нуждаемся, что мы люди трезвые, романтики не признаем и вообще не понимаем ее бескорыстия. Словом, нагороди чего-нибудь. Она и уйдет.
- Нет, я серьезно...
- Ну, если серьезно, тогда нам надо покупать третий спальный мешок. Скоты мы с тобой, Федя, вот что, - заявил Скочинский. - Человек, возможно, ставит на карту все свое жизненное благополучие во имя нашей бредовой затеи. Может, она верит в наш успех больше, чем мы сами, а мы, как последние кретины, сидим и думаем, как ее отшить. Воспитанные, образованные люди! Тьфу! Заставляем женщину ждать...
В мгновение ока Скочинский оказался на ногах, надел брюки и, глянув через окно вниз, побежал умываться.
Федор Борисович волей-неволей последовал его примеру. Спустя пять минут, раскидав по углам где попало сваленные вещи, наспех застелив одеялом железную койку, они приготовились встретить раннюю гостью.
И вот девушка вошла, растерянно поздоровалась и столь же растерянно огляделась, видя наспех прибранные тюки.
- Присаживайтесь. - Скочинский скинул с единственного стула в комнате набитый рюкзак.
Дина села.
- Простите, что в такой час, - сказала она, - но я пришла проститься и пожелать вам счастливого пути. Не сочтите это за нескромность. Я... не могла иначе. Через неделю уезжаю к себе в Тамбов...
Она глядела на Федора Борисовича, Скочинский же не сводил глаз с нее и, слыша ее голос, видя ее немигающий взгляд, устремленный на друга, почти физически ощущал, что он будет последним дураком, если сейчас же все не перевернет по-своему.
Он отошел к окну и прервал ее:
- Скажите мне честно: вам очень тяжело было решиться на этот визит?
Она перевела на него все тот же прямой, пристальный взгляд:
- Да, это далось мне нелегко.
Скочинский нагнулся и поднял с пола сверток со спальным мешком.
- Тогда это ваш, Дина.
3
Он спал на ворохе слежавшихся, присушенных ветром и солнцем листьев. Их намело сюда, в удобное углубление под навес обломка скалы, еще в прошлую осень, когда три дня и три ночи бушевал сухой ветер. И, однажды обнаружив это укромное и безопасное место, он теперь часто приходил сюда отдыхать. Лежал на боку, свернувшись, подтянув мозолистые колени к самому носу. Но сон не был глубоким: мешали мухи, ползавшие по нему и щекочущие кожу, а больше всего - сама осторожность. Прикрыв ладонями лицо, словно защищаясь от невидимого врага, он спал, тихонько посапывая и время от времени встряхивая головой.
Но вот луч солнца коснулся спящего, и тогда ноги его распрямились, он весь вытянулся, откидывая голову и поводя плечами. Потом открыл глаза, и что-то вроде довольной улыбки мелькнуло на его губах. Он встал, встал во весь рост и, уже стоя, еще раз потянулся.
Это был высокий подросток, скорее даже юноша. И если бы не заметно утолщенные колени, он казался бы пропорционально сложенным. У него были широкие плечи, слегка сутулые, хорошо развитая грудь и сильные руки. Длинные жесткие волосы, цвета воронова крыла, свалявшимися прядями свисали ему на спину. Одна прядь, с приставшими к ней травинками, упала на лоб, прикрыв глаза и ухо. Он тряхнул головой и одновременно ладонью отбросил прядь назад. Потом протянул руку к выступу камня, весь напружинился и вдруг с невиданной легкостью сделал огромный прыжок вверх. Еще два-три резких движения - и он уже на обломке скалы. Здесь, стоя во весь рост, залитый солнцем, издали похожий на бронзовое изваяние, он запрокинул голову, глубоко вздохнул и исторгнул из груди протяжный крик, словно утверждая им самого себя и объявляя всем, кто может слышать, что у него хорошее настроение и что он голоден:
- Ху-у-у-ги-ии!
"У-ги-ги-ии!" - длинно и звучно откликнулось в горах эхо.
Немного погодя из зарослей, треща валежником, вышел на чистое место огромный медведь. Он вытянул морду с маленькими слезящимися глазками, дернул верхней губой и шир око зевнул, показывая желтые, стершиеся клыки и зубы. Затем сомкнул пасть, шумно вздохнул, словно внутри у этой огромной туши были не легкие, а кузнечные мехи, и тихо, безобидно хрюкнул. Весь его вид был настолько миролюбивым и добродушным, а движения так ленивы, что казалось, этот большой лохматый зверь - самое беспомощное существо на свете. И действительно, подросток, стоявший на обломке скалы, увидя медведя, издал радостный возглас, скользнул с проворством рыси вниз и оказался возле, теребя его за длинные густые баки. Это были старые друзья Хуги и Полосатый Коготь. Время отдыха кончилось, начиналось время вечерней охоты...
Семь лет, которые прошли с тех пор, когда в горах звучали выстрелы, мало что изменили в образе жизни медвежьего питомца и самих медведей. Только Хуги незаметно вырос, окончательно постиг звериную науку: научился добывать пищу, мог при случае постоять за себя и вообще был теперь способен жить вполне самостоятельно. Прежним остался и Полосатый Коготь. Годы наложили лишь отпечаток мудрости на ум зверя. Он стал более осторожен и менее подвижен. Все больше любил покой и все меньше позволял себе встреч с сородичами. Молодые медведи-самцы боялись его, к самкам он тянулся только весной и потом сразу же уходил от них. Ему было уже двадцать лет. Он возвращался к Хуги, который жил в это время в одиночестве, и не расставался с ним уже до следующей весны. Годы настолько соединили их, что ни тот, ни другой не могли жить друг без друга. Это был союз двух совершенно разных существ. Внешняя непохожесть соединила их узами, крепче которых вряд ли что могло быть. А вот Розовая Медведица постепенно отдалилась. Инстинкт самки, инстинкт матери оказался сильнее привязанности к голому медвежонку. Да иначе и не могло быть. И все же они встречались, жили и охотились на одном и том же обширном участке гор. У Розовой Медведицы рождались медвежата, иногда от Полосатого Когтя, но чаще - от других медведей, и она, уже немолодая, ставшая свирепой нравом, нередко натыкалась со своим выводком проказливых медвежат на Хуги и Полосатого Когтя. Розовая Медведица, на время забыв о потомстве, подходила к приемышу, вытягивала губы трубочкой и, ласково урча, тянула ему в самое лицо:
- Ху-ги-и...
Он же более сдержанно гладил ее широкий лоб, иногда почесывал за ухом, тоже мурлыча что-то в ответ, потом отходил и забавлялся с медвежатами, которые доставляли ему гораздо больше удовольствия. Так и жили, встречаясь, расходясь надолго и снова потом не испытывая друг по другу тоски.
Подрастали медвежата, становились взрослыми и затем, окончательно отвергнутые матерью, боясь опасного соседства Полосатого Когтя, уходили в бессрочное бродяжничество искать себе места в жизни. Иные потом встречались на звериных хоженых дорогах, но уже никто не помнил ни запаха родства, ни дней, проведенных вместе.
И все-таки нет-нет да и тянуло Розовую Медведицу взглянуть на Хуги. Особенно тогда, когда наступал час вечерней пастьбы и охоты и когда перед этим отдохнувший Хуги оглашал лес и горы своим криком:
- Ху-ги-и-и!
Розовая Медведица, если была поблизости, поднимала свое потомство и, повинуясь смутному желанию увидеть приемыша, шла на этот голос.
Сегодня произошло то же самое. Заслышав призывный крик, который с каждым годом звучал все уверенней, Розовая Медведица разбудила медвежат, хрюкнула в сторону лежащего пестуна и лениво побрела к скалам. Медвежата кинулись было к ней, путаясь под ногами, но она бесцеремонно отшвырнула их и пошла дальше, поглядывая по сторонам и время от времени вырывая зубами стебелек нужной травы.
Пестун, в жилах которого текла кровь Полосатого Когтя, был уже по третьему году - рослый молодой самец светло-бурой окраски. Он так и не ушел от Розовой Медведицы, как это сделала его сестра, и теперь нередко выполнял роль заботливой няньки, а с приходом зимы должен был залечь в спячку со своими подопечными. Лончаки быстро набирали рост, были проказливыми и драчливыми. Часто приходилось их усмирять и быть все время настороже, чтобы они не убегали далеко. Розовая Медведица спрашивала строго и не раз награждала пестуна увесистыми оплеухами, если он забывал о своих обязанностях. Остался, не ушел от матери, - значит, будь добр, блюди меньших как надо. А задумаешь уйти - уходи, удерживать не станут. Потому-то в пестуны чаще всего зачисляют себя медвежата более кроткого нрава, у которых развито чувство привязанности к матер и.
Розовая Медведица шла первой, за ней, словно мохнатые клубочки, резво катились лончаки, а сзади, как невольник, плелся заспанный пестун. Но вот он поднял нос, принюхался к ветру, легонько подувавшему с гор, и сразу заметно оживился: услышал знакомый запах Хуги. Только в его обществе молодой медведь чувствовал себя раскрепощенным и мог позволить себе не замечать надоевших медвежат.
Вот и большая лужайка перед скалами. Хуги стоял на виду, у кустов малины, держал в руках сорванную ветвь и объедал ягоды. Рот и щеки были красными от ягодного сока. Неподалеку, забравшись в самую гущу малинника, громко чавкал Полосатый Коготь. Хорошо было лакомиться в эту пору: слепней, которые так досаждали Хуги, и тех не было. А те немногие, что осмеливались появляться, сами становились жертвой крупных хищных ос - бембекс. Такая оса с ходу наскакивает на слепня, хватает его прямо на лету и уносит. Не зевай и знай свое время. Для поисков пищи каждому отмерены определенные часы.
Неожиданно где-то в малиннике встревоженно пискнул королевский вьюрок. Хуги, увлеченный едой, мгновенно оглянулся, увидел в ста шагах от себя Розовую Медведицу с выводком. Бросил ветвь, издал им навстречу протяжный басовитый крик:
- Оу-воу-у!
- А-ух, - глухо откликнулась медведица.
Хуги прошел немного вперед и сел на корточки. На скуластом лице было написано выражение любопытства и сдержанной радости. Перемазанный малиной рот кривился в дикой улыбке. Потом он встал и, когда Розовая Медведица приблизилась, коснулся ее носа липкими и сладкими руками. Она лизнула их. Он в свою очередь погладил ее покатый лоб, издавая мурлыкающие звуки. Но тут в ноги ударились тугие мохнатые комочки. Он нагнулся, схватил того и другого за загривок и поднял на уровне лица. Черные глаза выражали молчаливый восторг. Медвежата неуклюже изгибались, пробовали достать его руки передними лапами и тихо повизгивали. Розовая Медведица внимательно и долго смотрела на Хуги, а затем вдруг равнодушно отвернулась и полезла в малинник, где с той же беззаботностью увлеченно чавкал Полосатый Коготь.
Хуги опустил медвежат и, повалив на спину, принялся щекотать им тугие, как барабан, голые животы. Подошел пестун, тихо сел на задние лапы и, склонив голову набок, стал наблюдать. Хуги, наигравшись с медвежатами, одного за другим отпихнул их и только тогда подошел к пестуну. Молодой медведь, довольный вниманием, весь просиял, открыл зубастую пасть и блаженно замотал головой: хочешь, мол, поиграем, а то мне так надоели эти разбойники, что впору беги от них. И вот уже человек и зверь схватились в обнимку. Пестун встал во весь рост - голова к голове, мелко засеменил короткими кривыми ногами. Передние лапы обхватили поперек упругое тело Хуги. Круг, еще круг, и, сдавленный сильными руками, молодой медведь перегнулся и с размаху плюхнулся на траву. Рассерженно заурчал, замотал головой, недовольный поражением, ухватился зубами за голое плечо, но Хуги и тут не растерялся, сдавил ему черную пуговку носа и легко, без усилий придавил медвежью голову к земле. Человек оказался сильнее, и пестун запросил мира.
Потом они долго еще гонялись по лужайке друг за другом, и эта игра чем-то очень была похожа на игру в пятнашки. Хуги загонял пестуна до того, что тот весь взмок. Однако оба были довольны. Наигравшись до изнеможения, они долгое время отдыхали, а затем по примеру старших отправились в малинник.
Беда пришла неожиданно и сперва неизвестно откуда. Просто ударил гром, словно рядом обрушилась Орлиная скала. Взрослые медведи рявкнули и пустились наутек, пестун же дико и взбалмошно завизжал и, подминая малинник, осатанело выскочил на лужайку и там закрутился юлой, норовя укусить себя в бок. Хуги выскочил за ним следом и, не понимая, что произошло, кинулся к молодому медведю. Но тот вдруг вскочил на дыбы, поднял лапы и со всего маху упал навзничь. Из-под левой лопатки короткими толчками билась и выплескивалась на траву черная венозная кровь. Сверху пахнуло сладким серным запахом дыма. Хуги поднял голову и тут же увидел какое-то черное существо, удира вшее со всех ног по каменистой россыпи Орлиной скалы. Не сознавая зачем, не понимая опасности, но видя, что незнакомое существо бежит сломя голову (а раз бежит, значит, боится), Хуги бросился за ним, легко одолел каменный барьер на пути и, с легкостью обезьяны цепляясь за выступы и вскидывая послушное тело все дальше вверх, скоро достиг каменистой россыпи и только тогда по-настоящему разглядел то, что убегало. Оно было похоже на него самого: такая же черная голова, такие же длинные руки и ноги. Лишь все это было покрыто какой-то гладкой шкурой, трепещущей на ветру. Существо часто оглядывалось, и тогда Хуги видел лицо, темное, скуластое, с клочками жидкой шерсти под подбородком. Глаза убегавшего были полны страха и недоумения. Хуги без всякого усилия мог бы догнать его, но незнакомый зловещий запах, исходивший из-за камня, за которым только что пряталось это существо и из-за которого прогремел гром, поразивший пестуна, внушало опасность. Издав вслед убегавшему протяжный крик, похожий на крик филина в ночи, Хуги остановился. Огляделся. Увидел теплый малахай, подбитый лисьим мехом, а еще дальше - ружье, большое, кремневое, с темным, до блеска отшлифованным прикладом. От незнакомых вещей, видимо брошенных двуногим существом в минуту испуга, пахло страхом. Но Хуги пересилил страх и приблизился к шапке. Он поднял ее и повертел в руках. На миг в голове мелькнуло острое сознание, и он увидел в этом предмете нечто знакомое и близкое. Он посмотрел вниз. Взрослых медведей не было. Испуганные громом, раздавшимся сверху, где он стоял сейчас, они, очевидно, в страхе бежали в лесную чащу. И только пестун, странно застывший в неестественной позе, лежал на примятой траве, где они так недавно еще боролись с ним и бегали друг за другом. Хуги не мог осмыслить только что происшедшее событие, но сами факты подсказали, что убежавший был враг, ибо иначе не лежал бы сейчас внизу пестун, каким-то образом на расстоянии укушенный этим существом при помощи грома. Этого было достаточно, чтобы понять, что в будущем надо будет бояться запаха двуногого существа.
Хуги бросил малахай и подошел к ружью. От него резко пахло чем-то неприятно-кислым и сладким, как пахло дымом, только что рассеявшимся поверху. Ружья он в руки не взял, а переступил через него и начал спускаться по каменным выступам вниз.
Ночь и затем еще день Хуги бродил неподалеку от Орлиной скалы, у которой произошло несчастье. Было тоскливо и горестно. Правда, одиночество теперь не пугало. Ему и раньше по нескольку дней приходилось бывать одному, но из памяти не уходила гибель пестуна, сраженного громом.
Вечером, на закате солнца, он отыскал по следу Полосатого Когтя, и уже вдвоем они вернулись на ту лужайку, где остался убитый пестун. Но, увы, вместо него лежала лишь к уча костей да несколько клоков шерсти. По ржавым перьям, оброненным рядом, нетрудно было понять, что здесь пировали днем бородатые орлы-ягнятники.
Один такой бородач вот уже несколько лет обитал на вершине скалы, у подножия которой был убит пестун. Была у него и самка, чуть поменьше, с более светлыми крыльями. Бородач был необыкновенно могуч. Когда, сидя на скале, он расставлял крылья, готовясь ринуться вниз, чтобы затем взлететь, Хуги видел, что одно крыло равно размаху его рук. Крылья были темными, с чуть светловатым подбоем, и перья на концах торчали редко. Он прозвал его Желтогрудым, а скалу - Орлиной. Эти имена, не были для него конкретными, как, впрочем, и все имена, по которым он запоминал зверей и птиц. Имена просто носили зрительный характер, образ, с какими-нибудь яркими отличительными чертами. Даже цвета и запахи воспроизводились точно, стоило только подумать о них. Обладай Хуги речью, он и тогда не сумел бы мыслить конкретнее.
Год назад из любопытства и неуемности, свойственных всем детям, он залез на вершину скалы и оттуда увидел на одном из выступов, больше других обеленном пометом, огромное развалистое гнездо, небрежно свитое из толстых веток и палок. Желтогрудого он заметил первым и, затаясь в камнях, долго его разглядывал. Это была все-таки страшная птица. Кривой мощный клюв, казалось, мог сокрушить камни. И все-таки неопытность и излишняя смелость побудили Хуги созорничать. Он встал во весь рост и пронзительно крикнул:
- Хо-уп!
Орел вздрогнул, и голова его молниеносно повернулась к мальчику. Хуги увидел в больших желтых глазах какую-то дикую магнетизирующую силу. В царственной осанке орла появилось угрожающее беспокойство. Желтогрудый издал глухой клекот и камнем сорвался вниз. Хуги принял это за бегство. Он давно уже понял, что тот, кто бежит, слаб и, значит, можно его не бояться. Но тут ошибся. Желтогрудый взмыл в небо и вдруг, сложив крылья, ринулся прямо на него. Опоздай Хуги на какой-то миг, и ему бы несдобровать. Мальчик с кошачьей проворностью метнулся в сторону и юркнул в узкую глухую трещину. Неожиданно стало темно под размахом крыльев, послышался скрежет когтей по мшелому камню. Поняв, что Хуги неуязвим, Желтогрудый снова поднялся и стал делать над скалой виток за витком. Только теперь Хуги осознал, какой опасности он подвергался и что с ним может быть, если он вылезет из трещины. Так и сидел до ночи, пока бородатый орел куда-то не улетел. С тех пор Хуги больше не отваживался беспокоить царственную птицу в ее владениях, но в памяти затаил обиду и злость.
И вот теперь, найдя вместо пестуна жалкие останки, он со злобой посмотрел на вершину скалы, но орлов там не было.
У зверя нет представления о своей смерти, но она вызывает в нем инстинкт страха. Этот страх безотчетен и все же связан с конкретными ощущениями. Животное, не понимая, что может умереть, просто боится боли, которую приносит ему или может принести своим насилием другое, более сильное животное. Смерти, как таковой, в его представлении нет. Нет и душевных мук, предшествующих неминуемой смерти. Поэтому личное "я" в сознании зверя до последнего часа остается бессмертным. Он знает лишь одно: умереть может всякий, только не он. Убивая себе подобных для того, чтобы утолить голод, животное никогда не предполагает, что само может оказаться жертвой; если ею становится, оно ощущает только страх перед болью и только боль. Однако гибель близких сородичей может вызвать в нем более сложные чувства, приближенные к чувствам человека: ненависть к убийце и тоску по ближнему. Однако, как и у людей, тоска постепенно проходит, ненависть же остается до последних дней. Это, конечно, свойственно сильному зверю, и такой зверь цепко удерживает в своей памяти пережитое и действует в дальнейшем, полагаясь только на личный опыт.
Но Хуги сейчас чувствовал острее гибель своего товарища, которого он знал два года и к которому успел привыкнуть, деля с ним нехитрые радости игры и веселья; он воспринял это как личную обиду, нанесенную не столько тем двуногим существом, которое бежало от него самого, сколько этими пернатыми хищниками, свившими свое гнездо на скале и когда-то посягнувшими причинить боль и ему. Хуги был умнее зверя. Он способен был мыслить глубже и видеть дальше, чем мыслил и видел его умудренный опытом и годами наставник.
Полосатый Коготь осторожно внюхивался в остатки молодого медведя, разбросанные по траве, сердито ворчал, опасливо кидал взгляды на то место, откуда вчера прогремел выстрел. Но все вокруг снова было тихо и спокойно. Зато Хуги вел себя крайне возбужденно. Он метался по лужайке, тоскливо скулил и тоже поглядывал на скалу, но выше, туда, где обычно сидели орлы. Внезапно выпрямился, глаза загорелись, кулаки сжались, и он твердо, преисполненный какой-то решимости, пошел к подножию скалы. Высокая гл ыба серого камня, покрытая зелеными лишаями, встала на пути. Он поднял голову, присел и вдруг сильным толчком подбросил себя вверх. Руки цепко схватились за выступ. Худощавое мускулистое тело снова напряглось тысячами пружин и опять вскинулось выше. Руки работали быстро-быстро - и вот он уже на площадке. Секунда - прыжок, и смуглая фигурка, сразу уменьшившаяся в размерах, уже за полутораметровой трещиной.
Полосатый Коготь, словно поняв его намерения, недовольно заворчал, подошел к скале и понюхал то место, откуда Хуги начал взбираться. А мальчик тем временем достиг россыпи камней, по которой прокралось с другой стороны двуногое существо, бросившее затем свой лисий малахай и длинную палку, пахнущую незнакомым запахом серы и металла. Через минуту то и другое полетело под возглас мальчика вниз. Полосатый Коготь отпрянул было от грохота, а затем подошел и потрогал лапой ружье. О, он знал, что это была за палка! Из такой вот когда-то вылетел гром и ударил его в плечо. И как было после больно! С тех пор он знал, что человека надо бояться, особенно если при нем есть длинный предмет, пахнущий железом и сладким дымом. Или же нападать на него, когда нет возможности убежать.
Полосатый Коготь сердито заурчал, затем подцепил когтями длинный ствол, зажал его и поднялся на дыбы. Хуги смотрел сверху с интересом и любопытством. Медведь переступил, размахнулся и с силой ударил о кромку камня прикладом ружья. Узкий приклад с мелкими зарубками по цевью разлетелся в щепки. Медведь замахнулся еще. От ружья отлетел замок и кремень. Теперь оно больше не издаст вонючего грома и не укусит в плечо, как укусило некогда. Это была месть, и месть справедливая. Ствол ружья Полосатый Коготь запустил в малинник. Потом очередь дошла до лисьего малахая, пахнущего острым потом человека. В воздух полетели клочья рыжей шерсти и ошметки засаленных тряпок.
Хуги, проследив за расправой Полосатого Когтя, издал горлом клекочущий звук, которым обычно выражал свое удовлетворение, и снова полез по скале вверх. Безошибочно определяя, за какой выступ, за какую грань можно уверенно схватиться рукой, чтобы подтянуться или перебросить гибкое тело к следующему уступу, Хуги лез все выше и выше, и порой казалось, что он поднимается по отвесной стене. Высота не пугала: высоко в камнях он чувствовал себя не менее уверенно, чем на ровном месте. Монолитная скала, вся в трещинах и складках, постепенно сужалась, местами образуя мелкую осыпь. Хуги обходил такие места. И вот он уже наверху, на самом пике. Перед ним, как на ровной площадке такыра, один за другим высились каменные утесы, чьи вершины были вечно покрыты снегом и всегда стояли выше, чем облака.
С высоты увидел Хуги - далеко внизу - и знакомую долину, и ступенчатый спад всего горного массива, покрытого разными поясами леса. Альпийские луга тоже были все на виду. Его острый глаз далеко видел пасущихся на равнине иликов, небольшие стада кабарожек и еще каких-то рогатых зверей - не то маралов, не то джейранов. С высоты орлиного полета увидел Хуги и Старую Ель, росшую на вершине каменного кряжа. Он знал: там жили волки. Они тоже, как и орлы, были врагами. Но он, медленно и уверенно вживаясь в среду природы, все больше осознавал свое превосходство над ее обитателями. Все меньше боялся тех, кто мог ему причинить боль. Он уже начинал чувствовать себя властелином. До сих пор помнил урок, преподанный барсуком Чуткие Уши, и теперь мог бы при случае поквитаться с ним, но барсук по-прежнему был недосягаем в своей норе и по-прежнему держался осторожным отшельником. Рядом с заваленным ходом он вырыл другой и теперь опять грелся на солнышке.
Вдруг Хуги забеспокоился. Предчувствие беды заставило посмотреть вверх. Высоко-высоко кружил над ним Желтогрудый. Маленькая распластанная тень, скользившая по камням, становилась все больше и больше. И Хуги заторопился. Отыскал взглядом черную копну гнезда на угловатом выступе и заметил в нем одиноко прижавшегося птенца. В три прыжка он достиг этого выступа, протянул руку и схватил за горло неоперившуюся шею орленка. Тот зашипел, уперся, прикрывая белыми пленками злые желтые глаза. Но Хуги выдернул его и, размахнувшись, бросил наотмашь вниз. Потом уперся в гнездо ногами, натужился, и целая копна палок и сучьев с треском полетела с обрыва, увлекая за собой оползень камней. Только несколько секунд следил он взглядом, как, подпрыгивая на лету, падает в пропасть гнездо ненавистного бородача и его подруги, а затем стремглав кинулся наверх, к спасительной трещине в камне. Он успел вовремя. Упругая волна воздуха под сильными крыльями пригнула его еще ниже. Ягнятник испустил резкий клекот, в котором гнев мешался с отчаянием, и бросился вниз, на выступы, о которые все еще билось и рассыпалось старое, пропитанное известью переваренных костей гнездо.
Спустя немного на вершину скалы опустилась и самка. В когтях был зажат крупный козленок теке. Но увы, кормить было некого.
До самой ночи караулили бородачи спрятавшегося Хуги, но так и не дождались. На месте разоренного гнезда осталась лишь лежать обезображенная тушка мертвого орленка , найденная и поднятая Желтогрудым.
С тех пор бородачи никогда больше не вили гнезда на этой скале. Хуги отстоял ее для себя. Это был его первый шаг на пути укрепления владычества в обширных владениях Розовой Медведицы и Полосатого Когтя.
4
А меж тем главный виновник гибели пестуна, без ружья, без шапки, в истерзанном чапане, сидел у костра и обгладывал вяленную на солнце баранью лопатку. Неподалеку паслась пегая лошаденка. Человека звали Кара-Мерген, что значит Черный Стрелок. Это был охотник за медвежьей желчью. Вот уже много лет он промышлял охотой. Ни мясо медведей, ни лохматые шкуры не интересовали его.
На счету у Кара-Мергена было тридцать девять зверей, и столько же зарубок значилось на цевье старинного шомпольного ружья, которое било без промаха. Он был великий охотник, и недаром его назвали Черным Стрелком. Он обычно брал у распотрошенного медведя немного нутряного жира и аккуратно вырезал засапожным ножом из печени зеленоватый мешочек с желчью. Это было самое ценное. Казахи-кочевники платили за крупную желчь по двадцать баранов или отдавали хорошую лошадь - дхол-джургу, иначе - иноходца. Медвежьей желчью старики поддерживали здоровье, а молодым она давала неутомимость и бодрость. Ею также натирали больную поясницу, но главным образом, она хорошо помогала от брюшного тифа, дизентерии и других кишечных заболеваний. Нутряным жиром лечили чахоточных, давали его от простуды, но чаще применяли как лечебную мазь от потертостей. Сбитая седлом или вьюком спина лошади заживала после этой мази на третий день. Так что Кара-Мергену незачем было обременять себя медвежьим мясом и шкурами. Он брал только то, что удобно было носить и беречь в горах. Все остальное после удачной охоты оставалось мелким зверюшкам, грифам и сипам.
Здесь, в горах, Кара-Мерген оказался не случайно. Он обычно охотился к востоку или западу от долины Черной Смерти и, как большинство казахов, знал о недоброй славе этих мест, однако он был великий охотник, смелый и поэтому наперекор молве о Жалмауызе отправился именно сюда. Тут обязательно должны были быть медведи.
Оставив лошадь у подножия горы Кокташ, Кара-Мерген стал подниматься высоко в горы, поближе к сыртам и альпийским долинам. В эту пору медведи еще не могли лакомиться дикими яблоками, а промышляли сурков и до отвала обжирались высокогорной малиной, клубникой и костяникой. По характерным меткам, которые оставляли сами медведи, по следам, по остаткам пиршества в малинниках он пришел к выводу, что наткнулся на хорошее медвежье угодье, и без труда определил, что здесь обитают два крупных зверя, самец и самка с медвежатами да еще двухгодовалый бала-аю. Полтора дня выслеживал Кара-Мерген медведей, а затем наткнулся на свежеобсосанный и вытоптанный малинник. Он не стал оставлять запаха и следов на лужайке перед малинником, а обошел высившуюся рядом скалу, отыскал на ней пологое место и забрался по россыпи камней наверх. Меж валунов выбрал подходящее место, откуда можно было спокойно наблюдать за подходом к малиннику, и залег. Однако усталость взяла свое. Он подкрепил силы кусочком лепешки, испеченной в золе, глотнул из походного бурдюка несколько глотков кислого кумыса и задремал, пригретый солнцем. Он был совершенно уверен в успехе, знал, что медведи придут сюда, и придут перед вечером, чтобы после утренней охоты на сурков полакомиться малиной. Но ожидания не сбылись. Медведи почему-то не пришли ни перед вечером, ни позже. Тогда он покинул укромное место на скале и, отойдя подальше, заночевал в сосновом лесу, чтобы с утра снова начать поиск. Нельзя сказать, что он не думал о Жалмауызе, страх перед ним все время холодил спину, но он его перебарывал и верил, что охота будет все-таки удачной. И тогда он скажет всем людям, что был в долине Черной Смерти и обошел все горы, там убил медведя и добыл самую большую желчь, которую когда-либо добывал. И еще скажет, что никакого Жалмауыза не видел, хотя бросал ему вызов. Вот тогда его будут звать не только великим охотником, но и батыром. О нем станут складывать легенды, и любая девушка захочет стать его невестой и женой. Он заплатит калым за ту, которую выберет сам. Так думал Кара-Мерген, веселя сердце мечтой и подбадривая смелость надеждой.
Однако следующий день тоже не дал никаких результатов. Охотник проходил почти до вечера по сыртам, побывал на альпийском лугу и снова спустился ниже, чтобы еще раз хорошенько осмотреть малинник.
Не производя ни малейшего шума, подошел к скале и медленно стал карабкаться по камням к старому своему укрытию.
Бурый медвежий бок он увидел сразу. И хотя в зарослях, скрывающих медведя, трудно было определить величину зверя, однако определил, что это тот самый бала-аю, следы к оторого видел раньше. Кара-Мерген решил, что молодой медведь пришел сюда один и что надо стрелять. Он снял с головы малахай, пристроил ружье и подсыпал на полку пороху. До медведя было шагов девяносто. Случалось, бил и дальше. Взведя курок, Кара-Мерген сотворил короткую молитву, прося аллаха укрепить его руки и направить пулю точно по цели, и стал подводить мушку ружья в бурое пятно медвежьего бока. Пять раз он отрывался глазом от прорези и смотрел, в то ли место целит, и наконец утвердился в вере, что все правильно, и только тогда плавно и осторожно потянул пальцем за спуск.
Ружье оглушительно ахнуло, медведь завизжал, и все заволокло дымом, но Кара-Мерген знал заранее, что промаха не будет. Подождал, пока дым рассеялся, и выглянул. О аллах! Кара-Мерген увидел, как из шкуры выскочившего на лужайку и грохнувшегося наземь медведя вылез голый черноголовый юноша.
- Жалмауыз! - не то взвизгнул, не то выкрикнул шепотом Кара-Мерген и, забыв о ружье, своем единственном кормильце, и лисьем малахае, согревавшем его по ночам и дающем прохладу в солнечный день, в ужасе побежал прочь.
И это было так вовремя! Жалмауыз оставил свою простреленную шкуру и, сверкая глазами пожирателя людей, птицей взлетел на скалу и погнался за Кара-Мергеном. Он чуть не настиг его. Охотник, обернувшись, увидел, как гневен медведь-оборотень в образе человека. И только, наверно, аллах не допустил несчастья, иначе быть бы ему с распоротым животом и растерзанным сердцем...
- Ой-бай, ой-бай, ой-бай! - все еще содрогаясь от ужаса, говорил охотник, сидя теперь у костра и держа в руках баранью лопатку.
Тридцать девять зарубок сделал он на цевье ружья. И вот сороковой медведь оказался самим Жалмауызом. Не поверил он, Кара-Мерген, аксакалам, не поверил народной молве, и теперь тот пошлет через него в казахские стойбища всякие болезни, и проклянут его степняки за то, что нарушил запрет и вторгся во владения пожирателя людей. Его с амого станут бояться люди хуже Черной Смерти, и никто не даст ему даже кусочка лепешки, никто не утолит жажду даже глотком воды. Все будут только шарахаться от него. Враз пересохла слава, как пересыхают в каракумских песках родники шикбермес.
Кара-Мерген доел мясо, помолился аллаху, прося дать на этом свете добра, а на том - милость божью, и стал подседлывать лошадь. Пегая, заезженная кобыленка качнулась от толчка, которым Кара-Мерген подтянул подпругу. Смирная, верная - хоть бросай на целую неделю в горах, никуда не уйдет. Так приучена. Хоть и стара стала, а другой лошади не надо. Не раз предлагали сменить ее, давали за полный пузырь желчи хорошего скакуна дхол-джургу. Да зачем он, скакун? Сколько троп вьется по горным кручам разных. Иные зверем проложены, иные - человеком. Но не всякая лошадь пройдет по ним. На пути лесные завалы, камни, кручи, что ползком по тропе не пролезешь, а умная лошадь уверенно ставит копыто острым зацепом в чуть приметную ямку, выгибает круп, настойчиво тянется вверх, неся на себе всадника и поклажу. Есть и такие тропы, что в пору пройти архарам: внизу пропасть, а сверху стена из камня. Но и тут пронесет всадника лошадь, только дай ей свободу и положись на нее целиком. Э-э, для человека, занимающегося охотничьим промыслом, умная лошадь ценнее жены! Что жена? Спину свою не подставит. А лепешку испечь и самому недолго. Была бы мука да соль. Воды много.
После удачной охоты Кара-Мерген полеживал обычно в чужой юрте, да не в какой-нибудь, а в белой, до отвала ел мясо, пил кумыс и слушал песни кюйши2, приглашенного в его честь. Отдыхал, набирался сил, а потом снова уходил в горы. Горы тоже кормили. Нежное мясо архара хорошо было жарить прямо над углями. Такой запах издает кеваб3, что за версту слышно. Сидишь ешь, слушаешь чутким ухом, как рядом трава растет, как хищная муха-ктырь высасывает хоботком трепещущую бабочку.
Воля!
Свобода!
Что может сравниться с ними? Иные бранят бездомовником, называют Барса-кельмес - "пойдешь - не вернешься". Говорят: хватит испытывать терпение аллаха, всякому человек у под старость покой нужен, юрта своя нужна. А кто в ней сурпу сварит? Кто курт затрет? Конечно, так. Если смотреть глазами души - надо. Жену надо, ребятишек надо. А сперва большой калым нужен - сорок семь голов скота: таков принятый по обычаю выкуп за невесту. Где взять? Теперь и вовсе не соберешь. Никто уже не подаст ему даже пищу гостя - конак-асы. Даже в батраки не пойдешь. Запретила новая власть служить батраками. Муллы и баи, которые не убежали, женят батраков на своих дочерях, и те, послушные воле аллаха и их собственной воле, несут народу смуту, подбивают его не верить Советской власти. А что власть? Власть справедливая. Она за бедняков стоит...
Грустно, тоскливо возвращаться к людям без добычи, а еще хуже с плохой вестью.
Едет Кара-Мерген по широкой степи. Горы все дальше и дальше. Под копыта неторопливой лошади ложится высокий ковыль да верблюжья трава жантак. Дует просторный ветер, и тогда Кара-Мерген, не открывая глаз, затягивает тихую песню. Грустна она и тягуча, как волчий вой, бесконечна, как степь, и такая же ровная. Стонет в ней жалоба Кара-Мергена, не знающего, куда направить шаг лошади. А лошадь идет и стрижет ушами - ей все равно. Велика степь, а ехать одинокому некуда...
5
Федор Борисович Дунда, Николай Скочинский и Дина Тарасова приехали в Алма-Ату первого июля. Город был залит солнцем, зеленью. Искрились кажущиеся близкими белые пики Заилийского Алатау. Ни с чем не сравнимый легкий яблочный дух будто насквозь пропитал воздух, землю и даже воду.
Семнадцать лет прошло с момента последнего крупного землетрясения и нашествия с гор неудержимого грязевого потока - селя. Землетрясение и сель тогда чуть не смели в цветущей долине красивый город под названием Верный. Но город возродился вновь и стал еще красивей и зеленей.
Федор Борисович дал телеграмму Аркадию Васильевичу Голубцову. Теперь старый приятель должен был встретить их.
Голубцов, маленький, толстенький, подслеповатый, Федора Борисовича узнал все-таки сразу, кинулся обнимать.
- Боже мой, Федя! Какими судьбами? Ты грянул вдруг, как с облаков. Знакомься, это моя жена. Ты один?
Он говорил громкой, захлебывающейся скороговоркой и смотрел снизу вверх преданно-радостными глазами, которые, несмотря на близорукость, никогда не вооружал стеклами очков, тряс за руки Федора Борисовича. Жена его, молодая женщина, на целую голову выше мужа, смущенно поглядывала на гостей, не зная, как же ей подступиться к Федору Борисовичу и познакомиться. Но, видя, что муж все еще тормошит друга в порыве радости, махнула полной, оголенной по плечо рукой и протянула, смеясь, узкую кисть Дине.
- Вера Михайловна. А вас как, голубушка? Вы, надо полагать, супруга Федора Борисовича?
Дина вспыхнула, беспомощно оглянулась на Скочинского и ответила что-то невнятное.
- Вера! Верочка! Да подойди же! - возбужденно прикрикнул Аркадий Васильевич. - Поздоровайся с Федей.
Наконец знакомство состоялось, страсти утихли, и Аркадий Васильевич побежал "арканить" извозчика.
Через полчаса все они были на окраине города, в тихом, уютном особнячке, окруженном тенистым садом, с узкой аллейкой и ажурной беседкой под ветвистым платаном.
- Видишь, какую коломенскую версту выбрал, - шутя говорил Аркадий Васильевич, влюбленными глазами показывая на жену и заставляя ее мило краснеть. - Оба работаем в городской аптеке. Все у нас есть, слава богу...
Говорил он без умолку и этим страшно понравился Дине.
- Приятный человек, - шепнула она Скочинскому, с которым чувствовала себя свободней, чем с Федором Борисовичем.
Потом ели жареную индейку, но не домашнюю, а дикую, называемую здесь уларом, пили зеленый чай с малиновым вареньем и говорили, и говорили.
- Да, да, - рассказывал Аркадий Васильевич, - удивительных вещей наслушался я тогда. Возил вакцину против черной оспы. В прививки никто из степняков не верил, но зато верили в мифическое существо, называемое по-местному Жалмауыз. Его вроде видел накануне один пастух, нечаянно угодивший в долину Черной Смерти. В этой долине вымерло когда-то целое стойбище казахов от чумы. С тех пор казахи туда и глаз не кажут. А вот один забрел, увидел Жалмауыза, и тот наслал через него оспу. Тогда умерли пять юношей. Хлопот много было. Прививки делали силой. Муллы и баи пустили слух, что советские табибы, то есть врачи, - это приспешники Жалмауыза, они хотят истребить весь казахский журт, по-ихнему "народ". Тяжелая была работа и опасная. Я когда прочел твою статью, сразу вспомнил о легенде. Казахи народ суеверный, в кого хочешь поверят. А дикого мальчика могли действительно видеть. Чуму, оспу - все это привязать к нему было недолго. Вот и легенда. Потом табу, запрет, - и не найдешь концов.
- В той долине умерло в семнадцатом году не стойбище, а всего два человека, - внес поправку Федор Борисович. - Муж и жена. Вот их-то мальчик и был воспитан медведями. Я раньше знал и дядю мальчика, Ибрая. Он одно время был у меня проводником и тоже видел этого медвежьего питомца. У него атаман Казанцев расстрелял всю семью. Оставался только сын. Хорошо было бы их отыскать.
- Непременно надо отыскать, - подтвердил Аркадий Васильевич. Впрочем, друг о друге они, казахи, все знают. Так что отыщете. Но я хотел бы вам дать полезный совет. В расспросах о Жалмауызе будьте осторожны. Выпытывайте умело. Иначе пользы не будет. Казахи могут сделать вид, что вообще не понимают, о чем вы спрашиваете. Для них этот мальчик - табу. Не знаю даже, как вам все это удастся.
- Попробуем, - весело сказал Скочинский. Он был неунываем.
- Мне тебя, Аркадий Васильевич, сам бог послал, - улыбался Федор Борисович. - Да еще в качестве аптекаря. Нам очень нужен будет спирт и формалин.
- Господи, о чем речь! - выпалил тот. - Найдем! Много надо?
- Спирту литров пяток, ну и формалину столько же.
- Будет. Все будет, - заверил хлебосольный хозяин.
...На третий день вечером выехали в Талды-Курган, а затем, после небольшой остановки, направились на перекладных в Кошпал.
Бывший уездный городок встретил их запустением и безлюдьем. Разрушенный и сожженный в гражданскую войну, он так и не поднялся. Все здесь было убого и серо.
- А какое место было! Помнишь, Коля? - вздыхал Федор Борисович. Смотри, вот здесь карагачовый парк был, а сейчас пустырь. Кусочек степи. Узнать трудно.
- Да-а, - тянул Скочинский, узнавая и не узнавая знакомые раньше места.
Одна Дина глядела на все большими восторженными глазами, по-прежнему была малоразговорчивой и отвечала односложно, когда с нею разговаривал Федор Борисович.
Аркадий Васильевич, провожая, дал им адрес своего знакомого аптекаря из казаков - Евлампия Харитоновича Медованова. К нему они и заехали.
Медованов, уже немолодой казак, похожий бородой на кержака, встретил приветливо, просил располагаться, как у себя дома. Но Федор Борисович поблагодарил и сказал, что поселятся они в палатке, им бы только пока, на первое время. И попросил помочь разыскать Ибрая. Евлампий Харитонович свел Дунду в караван-сарай, где обычно останавливались приезжающие в город степняки. Стали наводить справки, знают ли они такого. Оказалось, знают. Более того, его и искать не надо было. Ибрай работал в местной пром ысловой артели по заготовке пушнины. Обрадовались несказанно. Ибрай мог помочь не только купить лошадей, но быть и проводником.
По адресу отправились втроем. Помощь Медованова больше не была нужна. Ибрая отыскали в "Заготпушнине". Он просушивал на солнце шкурки, заботливо оглаживая каждую рукой. Тут же, прямо на траве, лежало несколько шкур лисиц, двух рысей с кисточками на ушах, три волчьих и одна барсучья. Все остальные были мелкие: горностаевые, кошачьи и больше - сурчиные.
Ибрай долго смотрел из-под наплывших на глаза век, оглядывая посетителей и, видимо, принимая их за агентов по заготовке пушнины, а потом поднял руки и крикнул:
- Ой-бай! Совсем старый стал! Лучшего своего гостя не признал! Неужели жолдас Дундулай?
- Он! Он! - воскликнул, смеясь, Федор Борисович.
Они обнялись.
Ибрай и в самом деле постарел. Черты лица расплылись еще больше, он несколько обрюзг, стал медлительней, очевидно, от покойной жизни. Радостный, словоохотливый, он повел их к себе в дом. Небольшая мазанка с плоской глиняной крышей стояла неподалеку от заготпункта. В крохотном дворике за низеньким дувалом просушивалась на куче карагача постель: кошмы, подушки, одеяла, два тканых коврика. В сторонке стояла летняя печурка с вмазанным казаном, тут же на кольях висела кухонная утварь. Возле печки возилась сердитая по виду, средних лет казашка в широком засаленном платье с серебряными монистами.
- Это моя жена, - пояснил Ибрай, немного сконфузясь. - Что поделаешь? Надо. Бала, сын, сиротой рос. Догляд нужен.
Федор Борисович и Скочинский понимающе кивали.
Ибрай что-то быстро и требовательно сказал жене. Та поклонилась гостям, но хмурое выражение с ее лица не сошло. Однако хозяйка оказалась расторопной. Быстро внесла в прохладную комнату с земляным полом нагретые солнцем кошмы, набросила на них один из ковриков и застелила скатертью.
Ибрай пригласил садиться. Мужчины, не задумываясь, подломили под себя ноги, крест-накрест, Дина же в не решительности стала оглядываться, не зная, как сесть, в какой позе. Ибрай, поняв ее смущение, с деликатным молчанием протянул плисовую подушку на вате. Дина села, подогнув ноги в одну сторону, одернула юбку на округлившихся коленях. Хозяйка еще принесла подушек, и гости разместились удобно. На скатерти появился поднос с чайником и четыре пиалы. Потом баурсаки4, ломтики овечьей брынзы и канифольного цвета кусочки варенного в молоке сахара. Затем хозяйка принесла и самовар, большой, ведерный, желтой начищенной меди. Села у самовара и стала разливать пахучий чай, наливая его в пиалы малую малость. Федору Борисовичу и Скочинскому это было знакомо: горячий чай в малых дозах не обжигал губ и полностью сохранял духовитость и вкус.
- А где же сын? - спросил Федор Борисович.
- В школе гуляет, - ответил хозяин с гордостью. - Шибко грамотный стал.
- Какая же теперь школа? Лето.
- На экскурсию пошел. В горы. Учитель повел. Хороший учитель. Много разного ума дает. Моего сына хвалит больше всех...
Бесстрастная, неулыбчивая казашка нахмурилась, молча посмотрела на Ибрая. Тот осекся, замолчал, потом стал спрашивать, где и как это время жили его друзья. Федор Борисович и Скочинский не торопясь, как и положено было в застольной беседе, рассказывали.
- Значит, ученые люди стали? Хорошо, ах, хорошо! - покачивал Ибрай головой, на которой уже четко пробивалась ржавая седина. - Я шибко завидую ученым людям. Больно охота, чтобы сын тоже ученый стал...
Жена опять нахмурилась, губы сердито зашевелились.
- Айтма! - резко сказал хозяин. Настроение у него было явно испорчено. - Айда бар, махан кирек!5
Хозяйка, только подливавшая чай гостям и мужу, сама не пила. Получив приказание, встала и вышла.
- Вот шайтан баба! Мыстан6, - проворчал он ей вслед. - Так все хорошо. Хозяйка да, хорошая, жена хорошая, а вот малайку не любит. Наверно, гонять надо...
- Ну зачем же гонять? - улыбаясь, рассудил Федор Борисович. - Надо внушить: ребенок, мол, сирота, ему нужна мать. Кто же о нем побеспокоится?
- Ой! - Ибрай безнадежно махнул рукой. - Я так много ей калякал. Не понимает. Сперва вроде хорошая была, а потом сдурела. Своего дитя нет. Рожать не может. Кто виноват? - говорил он отрывисто и возбужденно.
Когда мясо было подано и хозяйка удалилась, соблюдая обычай, разговор снова обрел спокойный, уравновешенный характер.
- Ибрай-ага, - сказал Федор Борисович, - хорошее угощение располагает к хорошему разговору. Мы сюда приехали по важным делам. Наша экспедиция научная. Мы едем в горы, чтобы там изучать жизнь зверей и птиц. Нам потребуется знающий эти места проводник. Потребуются лошади и под седло и под вьюки. Вы здесь всех знаете. Помогите, пожалуйста.
- Лошадей много надо? - спросил Ибрай.
- Три под седло да столько же под вьюки.
- Куда ехать будешь?
- У вас есть гора Кокташ, - осторожно сказал Федор Борисович. - Вот туда и хочу ехать.
Ибрай коротко, но внимательно взглянул в лицо Федору Борисовичу. Однако и этого было достаточно, чтобы понять, что Ибраю известна легенда о Жалмауызе. И все же ответ прозвучал спокойно:
- Шибко далеко. Три дня ехать надо. Зачем? Всякий зверь, всякая птица совсем недалеко есть.
- Таков у нас маршрут. Изменить не можем.
Ибрай задумался. Видно было, что он в затруднении и не знает, как продолжать дальше этот разговор. Федора Борисовича он считал старым другом, которому еще помимо всего обязан за разгром банды Казанцева, уничтожившей его род. Такому человеку он должен был помочь не задумываясь, но тот просил почти невыполнимое. Конечно, лошадей купить поможет, но ведь ему сделали косвенное предложение быть еще и проводником. Если бы в другое место, он, конечно бы, согласился, но ехать в долину Черной Смерти...
И Ибраю ничего не осталось, как только быть откровенным. На этот-то прямой разговор и рассчитывал Федор Борисович.
- Жолдас Дундулай, - начал хозяин, - ты мой старый друг и мой почетный гость. Поэтому я буду говорить честно. Кокташ не надо ехать.
- Почему?
- Шибко дурная слава идет. Ты знаешь, там мой брат Урумгай и его жена помирали. Теперь казахи боятся кочевать в долину Кокташ.
Федор Борисович продолжал разыгрывать роль несведущего человека.
- Но мы-то при чем? Мы-то не боимся...
- Шулай, шулай, так, так, - со вздохом отвечал хозяин. - Однако разговор нехороший пойдет. Кочевой казах обижаться будет.
- Да на что обижаться-то?
- Если хочешь, поедем в другое место, я сам тебя поведу. Сейчас работы мало. Лето идет. Пушной зверь бить нельзя. Шкурка плохая. Пожалуйста, поедем к горе Чулак или еще куда, но Кокташ не надо. Я тоже маленько работать буду. Охотников встречать нужно, договор писать. Ильберса возьмем. Пусть помогает. Парнишка грамотный стал.
Федор Борисович упрямо помотал головой.
- Такое у меня предписание. Не могу в другое место. Почему на меня казахи могут обидеться?
И тогда Ибрай выложил все.
- Жолдас Дундулай, - сказал он, - ты шибко умный человек. Казахи народ темный, но тоже ум есть, своя вера есть. Если ты пойдешь Кокташ, казахи думать будут: ты нарочно пошел, чтобы им плохо делать. Потому что кто туда ходил - Кокташ, обязательно потом всякую болезнь тащил - оспу, чуму, холеру. Такое это нехорошее место. Много людей помирало. Вот почему казах не любит, кто туда ходит. Шибко сердиться будет.
Ибрай все еще обходил разговор о Жалмауызе, очевидно, тоже считал, что упоминать это имя лучше не стоит.
Тогда Федор Борисович решил начать разговор с другой стороны.
- Ибрай-ага, вы помните, как мы были с вами у перевала Коксу?
Ибрай кивнул, но с большой неохотой. Он уже, видно, догадался, куда клонит русский ученый.
- Так вот, вы тогда рассказали историю, что у горы Кокташ пропал ваш племянник, и сделали догадку, не он ли это был в обществе двух медведей. Вы тогда просили его поймать, но мы ловили Казанцева...
- Ох-ха-ха, - вздохнул глубоко Ибрай. - Шибко все давно было. Верно, я так думал... Теперь... теперь не знаю, что думать. Может, это шайтан был, кто знает? Я после к мулле ходил, все рассказывал. Шибко ученый мулла. Он тогда так советовал: молчи, Ибрай, а то совсем беда будет. Ильберс помирать может. Такое проклятье шайтан послал. Я все время молчал. Потом один охотник Кокташ ходил. Жалмауыз видел. Пришел - рассказал. А потом немного времени прошло - люди умирать стали. Шесть стойбищ помирал. Этот охотник тоже помирал. Много табибов приехало, лечили. Шум большой был, всякий разговор ходил, будто табибы самому шайтану помогали. Потом другой случай был. Один пастух нечаянно Кокташ гулял. Я уже не знаю, видел или не видел он этого Жалмауыза. Но два коша опять померло. На этот раз холера пришла. Много мулла после по аилам ездил, всем говорил: кто еще пойдет этот Кокташ - худо тому будет. Потому что место там совсем плохое, его сам аллах проклял. Теперь больше туда никто не ходит. Вот, теперь все рассказал, сам решай.
- Ну, а вы-то верите в эти сказки? - спросил Федор Борисович.
Ибрай широко развел руками.
- Не знаю. Когда с учителем тихонько калякал, он тоже сказал: это сказка. Но тогда почему два раза люди Кокташ ходили, два раза казах помирал?
Ибрай даже вспотел от такого тяжелого для него разговора. Но Федор Борисович решил дело довести до конца.
- Мы приехали сюда специально по этому вопросу. Мы хотим доказать, что никакого Жалмауыза нет, а есть только мальчик, ваш племянник, которого воспитали медведи. И он не имеет никакого отношения к эпидемиям чумы, оспы и холеры. Мы найдем вашего племянника, и тогда все убедятся, что это самый обыкновенный человек. Согласны ли вы помочь нам в этом, Ибрай-ага?
Ибрай отрицательно помотал головой:
- Жок, не могу. Пожалуйста, извини, жолдас Дундулай. Если надо лошадь купить, будет лошадь. Верблюд надо - будет верблюд. Но провожать Кокташ не могу. Пойми, мой большой друг и самый почетный конак, хорошо пойми. Сейчас меня все знают. Куда ни приеду, самый лучший гость - Ибрай. Самый лучший шкурка охотник мне тащит. Что потом будет? Шкурку никто не даст. В гости никто не позовет. Все скажут: "Ибрай свою душу шайтану продал". Как жить буду?
- М-да, - сказал Федор Борисович, поглядев на Скочинского и Дину. Видно, придется нам самим все делать...
- Пожалуйста, не обижайся.
- Да что уж тут обижаться? Ладно, обойдемся сами. Только помогите нам купить лошадей. И вот еще что - сведите нас к учителю Ильберса.
- Е-е, это жарайды, - охотно ответил Ибрай.
С тем и ушли от него.
6
Федор Борисович, Скочинский и Дина поселились на окраине Кошпала в собственной палатке. Рядом протекал ключик, лужайка была свежей, непритоптанной, притененной пышно разросшимся карагачом.
Скочинский вбил у ключа пару кольев-рогулин, соорудил походный очаг, Дина взяла на себя обязанности повара.
Два раза приходил аптекарь Медованов, сперва один, потом с местным фельдшером Петром Кирилловичем Обноскиным. Обноскин тоже был человеком уже немолодым, но работал в Кошпале всего третий год. Оба жаловались, что работать здесь трудно. Муллы и баи разжигают среди казахов религиозный фанатизм, настраивают их против Советской власти, и те не верят русским врачам, лечиться к ним и на аркане никого не затащишь. Обращаются все больше к знахарям или лечатся своими снадобьями. А поедешь по аилам и стойбищам - принимают почти враждебно. Многие живут в грязи, оттого липнет к ним всякая зараза. Такие болезни, как трахома и чесотка, и за болезни не считаются. Как же тут не быть разным эпидемиям?
- Если бы вам удалось поймать это мифическое существо, - сказал Обноскин, - многое могло бы измениться. Казахи воочию убедились бы, что не оно насылает на них чуму и холеру, а враги Советской власти умышленно создают среди них условия для эпидемий и потом используют эти эпидемии в своих классовых целях. Из квартала в квартал нам шлют вакцину, а мы не можем ее применить по назначению. На прививки никто не идет, и в обязательном порядке никому не сделаешь. Пробовали ездить с представителями власти - один черт. До драки дело доходит.
Сочувствуя Обноскину и Медованову, Федор Борисович и сам все больше понимал, какие трудности могут ожидать экспедицию.
- Найдите нам проводника, - просил он. - Может быть, кто-то согласится из русских.
- Никто так не знает гор, как сами казахи, - отвечал Евлампий Харитонович, - да и то не все. Это такое непроходимое царство, куда не всякий и нос сунет.
А время шло, и сдвигов пока не намечалось. Федор Борисович хотя виду не подавал, но все равно было видно, что нервничал. На третий день по приезде в Кошпал состоялось знакомство с учителем. Яков Ильич Сорокин оказался молодым, энергичным человеком. Русоволосый, с типичным русским лицом, жизнерадостный, он сразу понравился всем - и Дине, и Скочинскому, и Федору Борисовичу. Как только узнал о цели экспедиции, очень оживился, стал подробно рассказывать о том, какие слухи ходят о Жалмауызе, какое влияние оказывают эти слухи на кочевников. Правда, ничего нового не добавил, но зато пообещал помочь в поисках проводника.
- Есть тут один медвежатник, - сказал он, - по имени Кара-Мерген. Человек отчаянной смелости. Лучше его никто гор не знает. Надо будет разыскать. Правда, не уверен, поведет ли он вас в долину Черной Смерти, но, может быть, и поведет, если посулить хорошее вознаграждение. Я сегодня же попытаюсь навести справки, где он. Удивляюсь, почему Ибрай не сказал о нем. Хотя, ясно почему. Тоже боится недовольных Советской властью приверженцев ислама. Ничего, все образуется...
Шел уже четвертый день пребывания в Кошпале. Федор Борисович с учителем ушли к Ибраю - насчет лошадей. Дина и Скочинский занимались кухонными делами. Должны были прийти гости.
Дина, сидя у палатки, перебирала в вещмешке банки, пакеты, парусиновые мешочки с крупами. Она сама укладывала все это в рюкзак, сама теперь и разбиралась - что где. С женской предусмотрительностью ею же самой было закуплено все необходимое - вплоть до перца и лаврового листа. Когда ходили покупать, Скочинский только хмыкал, считая, что Дина слишком уж уделяет внимание всяким мелочам, без которых всегда можно обойтись, но она была другого мнения и заставляла его раскошеливаться. Теперь, как видно, ей хотелось доказать, что права была она, а не он.
Еще утром Ибрай принес в дар седло барашка, и Дина смело взялась приготовить плов. На перекладине висел чуть приконченный казан, купленный в Талды-Кургане. Федор Борисович заверил тогда, что в походной жизни нет ничего удобней, чем литой чугунный казанок. И вот теперь из него запахло мясом и пряностями.
Пока варилось мясо, Дина, сидя на старом пенечке, перебирала рис. Ее голые руки, успевшие схватить солнца, были розовыми. Она то и дело смахивала падавшую на глаза волнистую прядку волос, поглядывала на Скочинского, которого заставила помельче нарубить сухих веток. Раздевшись до пояса и блестя потной спиной, он неумело тяпал по сучьям, заставляя их разлетаться в разные стороны. Но бодрости своей не терял, как всегда полушутя-полусерьезно философствовал:
- Вот Дина - историк, я - географ, а наш уважаемый Федор Борисович ученый-биолог. Что общего? А все втроем, объединив знания, мы будем делать одно дело. Вел-ликолепно! И я сейчас только открыл, как это важно!..
- Это же самое я уже где-то читала, - рассмеялась Дина.
- Поразительно! Что же именно?
- Что с одной стороны семейство историков, с другой - семейство натуралистов делали свое дело в одиночку, не зная и не слыша друг о друге, как вдруг оказывается, что они трудились над одной и той же задачей.
- Хм, - глубокомысленно изрек Скочинский, - мои мысли.
- Представьте себе, - прыснула Дина, - их высказывали задолго до вас.
Скочинский воткнул топор в твердую древесину карагача и расшаркался.
- Вы несерьезны. - Дина поднялась с пенечка, пошла к ключу мыть рис.
Скочинский проследил за ней взглядом. Вспомнил, как ему здорово досталось от Федора Борисовича за то, что он так неожиданно для него все перевернул по-своему. Усмехнулся. Ничего, ничего. Дело сделано. Люди порой бывают страшно слепы в самых простейших вещах.
Дина помыла рис, откинула за спину косу, легко, пружинисто поднялась и, держа перед собой алюминиевую чашку, со дна которой падали большие капли, прищурилась.
- Николай, скажите честно, вы думали сейчас обо мне?
Скочинский улыбнулся.
- Говорите, что думали? Я это чувствовала.
- Ну, предположим, подумал, что мы очень хорошо сделали, что взяли вас с собой.
- А еще о чем?
- Больше ни о чем, уверяю. - Он снова напустил на себя полушутливый-полусерьезный тон: - О взаимной симпатии людей, как стимуле будущей пользы...
Она махнула рукой, видимо поняв, что он снова отделается шутками и ничего существенного не скажет. Подошла к котлу, сняла с него деревянную крышку, понюхала пар и всыпала рис.
- Ваша уверенность в поварском деле, - все тем же шутливым тоном сказал Скочинский, - вселяет в меня надежду, что вы, перед тем, как сюда ехать, специально прошли кулинарные курсы.
- Нет, не проходила. И вообще не была уверена, что вы меня возьмете. Николай, скажите, что обо мне думает Федор Борисович? Только серьезно.
- Это для вас очень важно?
- Конечно. А вам разве не важно знать, что думают о вас люди? Я, например, все время испытываю перед ним угрызение совести. Вы же ему просто меня навязали. Я это поняла.
- Неправда. Все уже было решено. Он умеет уважать в человеке настойчивость и достоинство.
- Вот как!
Дина разгребла под казанком угли, оставила жара столько, чтобы не пригорел рис. Затем оструганной палочкой проделала в горке риса, уже взявшегося влагой, дырочку и снова захлопнула крышку. Вокруг было тихо, солнечно, ярко от зелени. Разогревшиеся от солнечного тепла, бесновались над лужайкой мухи и бабочки.
- Что же вы замолчали? - спросил Скочинский.
Дина присела неподалеку от слабо чадившего костра и задумчиво уставилась на фиолетовые языки приглушенного пламени. Потом ресницы ее дрогнули, и она решительно повернулась к нему лицом.
- Обещайте, что это останется между нами.
- Обещаю, - сказал он.
- Относительно своей пользы в экспедиции я говорить не хочу. Это покажет будущее, - заговорила она медленно. - Скажу только, что совсем не случайно я попросилась к вам. Моя подруга училась на факультете биологии. Она слушала лекции Федора Борисовича и однажды подала мне мысль прийти к ним в аудиторию и послушать его. Первая же лекция меня захватила настолько, что я была сама не своя. Преподаватели у нас замечательные, но такой дар, такое умение держать всю аудиторию в напряжении два часа я действительно встретила впервые. Он умел так преображаться, что его трудно было узнать. Все сидели словно загипнотизированные. Потом уж меня никто не приглашал, я ходила сама. Да и не только, оказывается, я. Его ходили послушать многие. Меня же он просто покорил. Я уже раскаивалась, что пошла на исторический. И все думала, какой из него будет большой ученый и какое счастье было бы работать вместе с ним. Вот с чего все это началось. Теперь вы понимаете, почему я оказалась такой настойчивой?
- Понимаю, - улыбнулся Скочинский.
7
Федор Борисович вернулся к обеду и привел обещанных гостей.
Пришли Ибрай с сыном и учитель Сорокин.
Ильберс, сын Ибрая, был рослым тринадцатилетним парнишкой, действительно большеголовым, как говорил отец. Прямой внимательный взгляд был умным, мальчишка, видно, рос сообразительным.
- Будем знакомиться? - спросила Дина.
- Будем, - ответил он смело, протягивая темную сухощавую руку. - Меня зовут Ильберс.
- А ты неплохо говоришь по-русски!
Мальчик заулыбался, посмотрел на Сорокина. Тот ему подмигнул: знаем, мол, чему обучать.
- Меня зовут Диной Григорьевной. Выговоришь? - спросила Дина, все еще держа его руку в своей.
- Ди-на Гильдер... ровна, - сказал Ильберс раздельно, не переставая улыбаться. - Можно, я буду называть вас Дина-апа?
Наблюдая за этой сценой, все засмеялись. Федор Борисович подбодрил Ильберса:
- Зови, зови, я разрешаю.
За обедом он сообщил, что лошади будут завтра и что продадут их сравнительно недорого, как для хороших людей. Ибрай выберет сам. Наконец-то, кажется, дело сдвинулось с мертвой точки. Настроение у всех было приподнятое. Ели приготовленный Диной плов, разговаривали, шутили. Сорокин подтрунивал над Ибраем:
- Ибрай Кенжентаевич, что-то вы стали полнеть за последнее время, - и показывал, как покруглело его лицо.
- Э-э, - важно тянул тот. - Я много крепкого чая пью.
- А почему тогда шея тонкая?
- А-а, вода есть вода, - невозмутимо отвечал Ибрай, хитро прищуриваясь.
На следующее утро приехали казахи, в чапанах, в лисьих малахаях, привели лошадей. От тех и других пахло степью, знойным солнцем, потом седельных подушек. Из четырех Ибрай отобрал только две - одну гнедую и другую буланую. Обе казались неказистыми, но не худыми. Дина удивилась, когда двух других, более рослых и стройных, Ибрай отверг. На ее вопрос почему, пояснил:
- Эти для степи хороши. В горах - слабые будут. Такие не нужны. - И велел казахам привести других, долго и настойчиво что-то им объясняя. К обеду привели еще четырех. Этим и Ибрай остался доволен. Трех покрепче он определил под вьюки, буланую кобылицу посоветовал Дине:
- Хорошая кобыла. Умная. Женщине самый раз. Бери, Дина-апа.
Еще два дня ушло на сборы. В избытке был закуплен плиточный чай, затем два мешка муки, кое-что по мелочи.
Теперь можно было отправляться в путь, но все еще не находился проводник. Расспросы Сорокина о Кара-Мергене ничего не дали. Знатный охотник, по уверениям степняков был где-то в горах и ни в одном из аулов пока не показывался. Федор Борисович принял решение ехать самостоятельно. Сорокин перед ним чувствовал себя явно виноватым, хотя никакой вины за ним не было. Обычная веселость с него слетела. Ходил рассерженным и накануне отъезда долго и настойчиво говорил о чем-то с Ибраем. Казахский язык он знал в совершенстве. Ибрай сперва что-то доказывал, мотал головой, а потом, видно, сдался, тяжело вздохнул и сказал:
- А, жарайды!
Сорокин потом объяснил:
- Ибрай Кенжентаевич согласился проводить вас до аула Кильдымбая. Это в двух днях пути отсюда. Ну, а там вы уж поедете сами. Гору Кокташ он покажет. Думаю, с пути не собьетесь. Совет вам, Федор Борисович, такой: чтобы преждевременно избежать суеверных толков о вашей экспедиции, не называйте кочевникам места, куда едете. Говорите, что не знаете сами, где остановитесь. Так будет лучше. Поверьте, я хотел бы сделать для вас все, но... не все по силам.
Договорились, что рано утром он приедет на проводы. Но прибежал вечером, запыхавшийся и возбужденный. Войдя в палатку, весело крикнул:
- Кричите "ура". Только что приехал Кара-Мерген... - И рассказал: - В трудную для них минуту казахи часто приезжают ко мне за советом. Вот и этот приехал. Надо же, самого Жалмауыза видел! Теперь не знает, что делать. Своим сородичам рассказать об этом нельзя: чего доброго - побьют камнями. А парень славный, смелый, но тоже не без предрассудков. Совсем убит горем и уверяет меня, что скоро умрет. Я ему рассказал о вашей экспедиции и заявил, что вы, Федор Борисович, самый большой ученый и едете на Кокташ, чтобы поймать Жалмауыза. Сперва он снова пришел в ужас, а потом я втолковал, что с вами нечего бояться и что для него единственный выход - быть вашим проводником и помощником. Он дал согласие.
Это действительно была редкая удача. Желать лучшего было просто невозможно. О загадочном Жалмауызе нежданно-негаданно пришли самые свежие вести, да еще из первых уст.
Федор Борисович пожелал немедленно увидеть Кара-Мергена. Вернулся поздно и подробно рассказал всю историю приключений охотника, случившуюся с ним в горах. Федор Борисович больше не сомневался в подлинном существовании и здравии мальчика, взращенного медведями.
В воскресенье рано утром выехали из Кошпала. Экспедиция выглядела внушительной. Хотя у нее был теперь проводник, Ибрай не отказался проводить караван до становища Кильдымбая. Он решил ехать с сыном, на руке держал ученого беркута с кожаным колпачком на глазах. Видно было, что ему и самому в радость снова почувствовать себя степняком, джигитом, как в былые годы, когда был еще молод, кочуя по степям со своим родом.
Экспедицию провожали все знакомые.
Ехали по местам, где некогда водил свой отряд командир Дунда. Довольно приличная ранее дорога теперь почти исчезла. По ней уже редко кто езживал, и она заглохла, поросла травой. Кочевники не любили дорог. Для них лучшая дорога - степь.
За бывшей, Вырубленной, аллеей повернули дальше от гор. Ближе к полудню сделали небольшой привал. Дали лошадям передохнуть, передохнули и сами. Потом снова тронулись.
Над степью висело раскалившееся солнце, в ковыльном разливе вовсю попискивали суслики, издали наблюдая за караваном, свечками стояли у своих нор осторожные сурки, белесое небо чертили хищные пустельги, короткокрылые, шустрые, часто подающие друг другу голос. На их крик беспокойно поворачивался беркут, пересаженный с руки на луку седла. Ибрай выглядел неузнаваемо помолодевшим, был в хорошем настроении. Душа кочевника брала свое, да и совесть больше не мучила перед самым большим ученым и старым другом агой Дундулаем, приехавшим сюда ловить самого Жалмауыза. Что ж, пусть ловит и пусть ему помогает в этом Кара-Мерген. Он, Ибрай, ничего не знает, он просто отдает дань уважения высокому гостю.
В травах далеко мелькнула рыжей спиной лисица, мышковавшая в раздолье. Ибрай встрепенулся, глянул на Федора Борисовича, потом на Дину, сонно покачивавшуюся в седле.
- Дина-апа, смотри! Беркут охоту будет показывать.
Дина очнулась, неловко поежилась: езда верхом, показавшаяся в охотку простой и легкой, скоро сделалась в тягость. Ломило поясницу, хотелось вытянуть в стремени ноги.
- Смотри, смотри, Дина-апа! - с азартом дикого степняка подхлестнул ее и Ильберс.
Ибрай уже снимал с головы беркута кожаный чехол-наглазник. Птица шумно захлопала крыльями, закрутила головой, глядя на всех круглыми разбойничьими глазами. Ибрай поднял ее на руки выше себя и вдруг подбросил. Беркут неровно взмахнул одним крылом, другим и незаметно обрел опору. Косо пошел вверх, набирая высоту, и затем полетел по крутой спирали, все выше и выше. И вдруг замер, распластав расширенные на концах крылья. Потом рванулся вперед.
Ибрай с сыном, гикнув, понеслись в ту сторону, где мышковала лиса. Камчи в их руках свистели, нахлестывали лошадей. Понурые, казалось, лошаденки, вмиг ожили, понеслись по ковыльной степи. Кинулся вслед, не умея да и не желая, очевидно, сдерживать охотничий пыл, и Кара-Мерген. А за ним поскакал Скочинский, невольно увлекая за собой и Дину. Федору Борисовичу пришлось остаться при караване, хотя тоже не терпелось посмотреть, чем кончится травля лисы крылатым охотником.
Беркут догнал лису, уже почуявшую опасность и мчавшуюся со всех ног дальше в степь, догнал и камнем упал вниз. Его крылья захлопали лишь над самой землей. Потом все увидели, что он сидит на мчавшейся лисе, схватив ее одной лапой между ушей, другой почти за крестец. Могучие крылья били лису по глазам, слепили, сковывали бег. Загнутый клюв нанес несколько быстрых ударов в лисий затылок. Лиса перевернулась через голову, но беркут удержался, чаще забил крыльями.
Через минуту Ибрай первым спрыгнул с седла, подбежал к поверженной лисице, наступил тяжелым сапогом на шею. Разгоряченный беркут несколько раз ударил крылом и хозяина, но тот быстро, ловко накинул ему на голову кожаный колпачок. Беркут затих, подобрал когти и неуклюже отпрыгнул в сторону раз и другой.
- Удивительно! - сказала Дина Скочинскому
А Ибрай уже потряхивал лисицу, подняв ее за задние ноги. Мех был летний, неценный, но дело было не в нем. Хотелось потешить гостей да и себя взгорячить. Вот и показал.
К вечеру экспедиция подошла к небольшому аилу. Гостей встретили хорошо, накормили, позаботились о конях. С рассветом двинулись дальше.
Еще потянулся день, однообразный и скучный, как сама степь. На пути попались два стойбища. В одном отдохнули, другое проехали.
К вечеру вдали показался аил из пяти юрт. Аильные собаки, караулившие скот, бросились навстречу каравану.
Ибрай велел сыну ехать вперед и предупредить аксакала Кильдымбая, что начальником каравана - кош-басы - едет сам жолдас Дундулай.
- Зачем уведомлять? - спросил Федор Борисович, не любивший помпы.
- Такой обычай, когда едет знатный гость, - ответил Ибрай. - Хозяина надо предупредить.
Но не успел Ильберс отъехать, а навстречу вылетели уже три всадника. Ибрай заулыбался во все лицо.
- Видал? Кильдымбай знает, что ты едешь.
- Откуда он узнал?
- О-о! Казахи, жолдас Дундулай, тебя шибко любят. Ты многим жизнь спасал, самого шайтана ак-урус Казанбая ловил.
Под этим именем казахи все еще помнили Казанцева.
- Но ведь Кильдымбай не знал, что еду именно я? - опять спросил Федор Борисович.
- Хе, слух давно по степи гуляет. Поэтому и лошадей тебе совсем дешево продавали.
Федор Борисович качал головой, усмехался, думая про себя: как же казахи отнесутся к нему, когда узнают, какова цель его экспедиции?
А всадники неслись навстречу во весь опор. Дина, не зная обычаев степи, оробела, заслышав гиканье шпоривших своих лошадей жигитов. Она невольно натянула поводья, выпрямилась в седле - низком, развалистом, обтянутом шкурой жеребенка. Для верховой езды пришлось надеть мужские шаровары, специально купленные для нее. На ногах были высокие ботинки, какие когда-то носили девицы в пансионах. Сверху легкая курточка на застежках. Где-то в тороках была уложена еще другая одежда, подобранная ей в Алма-Ате. Но она подходила скорее для гор, чем для степи.
Глядя на стелющихся в скачке всадников, Дина прижала свою буланую к гнедому крупу лошади Федора Борисовича.
- Федор Борисович, что это значит? - спросила она не без тревоги.
Он ободряюще улыбнулся.
- Оказывают своеобразный почет хорошим гостям.
- Откуда они знают, что мы хорошие?
- Ибрай говорит, что степь все знает. Вести здесь, очевидно, передаются с быстротой современного телеграфа.
Дина думала, что всадники умерят перед караваном бег своих лошадей. Однако жигиты, молодые казахи, с гиком и улюлюканьем проскочили по обе стороны мимо, а затем снова поравнялись с караваном и, горяча коней, завертелись перед ним в диком, головокружительном вихре. Им махали руками, приветственно улыбались. Внезапно всадники сорвались, пришпорили маленьких вертких лошадок и снова унеслись прочь, к аилу. Ильберс, который вынужден был вернуться, тоже пришпорил коня, пригнулся, погнал следом.
- Вот вольные степные птицы, - позавидовала Дина.
- Да, - подтвердил Федор Борисович, - казахи любят волю.
Через десять минут караван остановился перед аилом. Из белой войлочной кибитки степенно вышел седобородый старик в новой епанче, в меховой шапке и кожаных сапогах с отворотами на войлочной подкладке. Это и был сам Кильдымбай. Он низко поклонился гостям, прижимая правую руку пониже груди, громко приветствовал:
- Рады видеть самого дорогого гостя в своем скромном стойбище! Рады видеть его друзей!
- Мир и благополучие вашему аилу, достопочтенный аксакал Кильдымбай, торжественно проговорил Федор Борисович, спешившись и идя навстречу аксакалу.
За спиной Кильдымбая стояли мужчины, кланялись, приветствуя гостя. Поодаль, соблюдая приличие, - девушки и женщины, празднично разодетые в платья с вытканными драконами, сшитые из манглунга - лучшего китайского шелка, за ними кучкой жались ребятишки. Федор Борисович подумал, что Ибрай специально устроил им эту пышную встречу. По всему было видно, что их ждали.
После обмена любезностями гостям показали аил, рассказали, кто в какой кибитке живет, кем доводится старейшине рода Кильдымбаю. Казашки, глядя на Дину, на ее костюм в обтяжку, прыскали со смеху, прикрываясь широкими рукавами, молодые мужчины перемигивались, одобрительно цокали языками:
- Ах, якши урус кыз! Якши кунсулу!7
Потом гостям дали умыться, повели в белую юрту. Федор Борисович шепнул Скочинскому, и тот прихватил с собой седельную суму. Когда все расселись на разостланных кошмах и всяк подложил под себя по плотной подушке, Федор Борисович расшнуровал суму, одарил хозяина плиточным чаем, а женщинам просил передать голубого сатина. Хозяин в долгу не остался. Федору Борисовичу и Скочинскому подарил по тонко выстеганному халату из атласа, а Дине преподнес красные сафьяновые сапожки на горностаевом меху. Сапожки были с загнутыми носами, шитые бараньей жилой и отделанные поверху казахским орнаментом.
Все остались довольны.
А спустя немного принесли кумыс и внесли огромное блюдо дымящегося бесбармака, само название которого подсказывало, что едят его пятью пальцами. Дина было растерялась, не видя ни вилок, ни ложек, но Федор Борисович тихонько шепнул, что есть придется руками: таков обычай. Главные же затруднения были еще впереди. Федору Борисовичу на отдельном подносе подали баранью голову - знак особого почета важному гостю. Он срезал с нее два кусочка мяса, съел и передал дальше. Но и это было не все. Каждый гость должен был съесть из рук хозяина или соседа первую порцию. И когда Кильдымбай поднес ко рту Федора Борисовича приличную щепоть вареных сочней с кусочками мяса и вывороченных сальных кишок, он, как будто всю жизнь только и ел с чужих рук, принял этот дар, широко разинув рот. Скочинского таким же образом угостил старший хозяин Жайык, а к Дине потянулась рука старшего зятя Абу-бакира. Спазмы невольно сдавили горло, однако она переборола себя (знала, куда ехала) и, закрыв глаза, съела все, что было преподнесено. Это вызвало одобрение всех присутствующих. Потом каждый брал с блюда сам, что ему нравилось. Ели, запивали бесбармак крепким бульоном, приправленным кислым молоком - айраном, поданным в пиалах. Отведала Дина и кумыса, терпкого, синеватого по цвету напитка, приготовленного из кобыльего молока. Выпила, почувствовала, что опьянела.
Блюдо с бесбармаком подавали два раза. Каждый ел до отвала, не торопясь, с отдыхом. В промежутках велись непринужденные веселые разговоры. Сам Кильдымбай говорил по-русски довольно хорошо и слов почти не коверкал. Он рассказал несколько небылиц и анекдотов. Гости и хозяева от души посмеялись. Когда все насытились, завели более серьезные разговоры.
- Горы таят в себе много опасностей, - говорил Кильдымбай. - Надо быть очень осторожным. А есть места, куда лучше совсем не ходить. Вот Кара-Мерген знает. Ему можно довериться. Как твоя последняя охота? спросил он охотника.
- Плохая была охота, - спокойно отвечал Кара-Мерген. - Сороковой медведь чуть не подмял меня.
Все стали охать и ахать, прося рассказать, как было дело и где это случилось. И Кара-Мерген рассказал, не моргнув глазом, как напал на него медведь и как пришлось отбиваться ножом и как он видел потом со скалы, на которую успел взобраться, озверевшего аю, разбившего о камень его знаменитый мультык. А случилась эта история за горой Чулак.
- Вот Дундулай-ага помогать будет, - закончил он свой рассказ. Другой мультык даст. Опять аю стрелять буду.
Все жалели Кара-Мергена и все ему сочувствовали.
Потом Кильдымбай вроде бы между прочим спросил, какие новости везет с собой Дундулай-ага с самого большого в стране аила - Москвы, какие их, казахов, ожидают в скором времени новые порядки.
- Порядок у нас в стране один, - отвечал Федор Борисович, - Советская власть. А это значит, беднота, освобожденная революцией от кабалы помещиков и баев, должна сама налаживать свою жизнь, справедливую, равноправную.
- Это так, - осторожно соглашался Кильдымбай. - Справедливость есть, равноправие есть, но и бедняк тоже как был, так и есть. Где он возьмет скот, чтобы жизнь наладить?
Федор Борисович усмехнулся, поняв, куда гнет хозяин: старика с его сыновьями и зятем к беднякам не причислишь, небось тысячи полторы мелкого и крупного скота пасется в степи. Ответил прямо:
- Есть еще и недобитые баи, кулаки и подкулачники. Вот они и поделятся с беднотой. А беднота, надо полагать, объединит свои силы, начнет создавать коллективные хозяйства. Советская власть поможет. Сейчас по всей стране идет ликвидация безграмотности. Люди строят больницы, школы, специальные учебные заведения. Частные предпринимательства закрываются. Все идет к тому, чтобы из бывшей отсталой России сделать Россию сильным индустриальным государством, культуру и быт малых народов, учитывая и сохраняя их национальный уклад жизни, поднять до передового уровня.
Ибраю и Кара-Мергену эти слова пришлись по душе, но хозяин с ухмылкой покачал головой:
- Не знай, не знай. Разговор твой правильный, почтенный Дундулай-ага, только шибко далекий. А нам, кочевым казахам, жить надо, как жили наши отцы и деды.
- Придется перестраиваться.
- Как твой друг Ибрай? - хитро сощурился аксакал, и все его мужское семейство тоже криво заулыбалось, одобрительно закивало в знак удачной реплики своего главы рода.
Но Федор Борисович не моргнул и глазом.
- А что, Ибрай Кенжентаевич и раньше богачом не был. Его род едва ли владел сотней овец и десятью лошадьми. Это, по вашей степной жизни кочевника, так, захудаленький середнячок. Таких Советская власть и сейчас не притесняет. А вот тем, у кого и поныне имеются гурты овец и стада кобыл, тем придется поделиться богатством с бывшими своими работниками. Ничего другого Советская власть обещать не может.
Кильдымбай потемнел лицом, его зять Абубакир решительно сдвинул брови, не скрывая негодования, остальные тревожно переглянулись. Но долг гостеприимства обязывал к мирной беседе, и вскоре после небольшой паузы разговор опять вернулся к цели приезда аги Дундулая.
- А что же это за места, куда лучше совсем не ходить? - вроде бы с наивным любопытством спросил Федор Борисович.
Но Кильдымбай ответил как-то неопределенно, и тогда Федор Борисович умышленно добавил:
- Я не боюсь гор. Я еду специально их изучать, чтобы потом написать книгу. Поэтому поеду туда, куда только пожелаю.
Этими словами хотел дать понять казахам, что волен в своем выборе и что вполне может оказаться как раз в тех местах, от которых они его предостерегают.
Проговорили до самого темна, но о Кокташе так никто и не завел речи. Однако Кильдымбай что-то почувствовал, и, когда Федор Борисович сказал, что выполняет государственное задание, аксакал опечаленно помотал головой и ответил загадочной пословицей:
- Так, так. Всякое дело хорошее, если оно не несет другим зла.
Наутро караван пошел дальше. Ибрай с сыном остались гостить у Кильдымбая.
Из степи отчетливо виднелись белые пики гор над темной грядой Джунгарского Алатау. Дину поражала безбрежная ширь каменных нагромождений. "Неужели можно проникнуть к самым подножиям этих белых шапок?" - думала она, глядя на неприступную издали гряду.
Оглядываясь в степь, оставляемую позади караваном, Федор Борисович раза два или три замечал далеко на горизонте черные точки. Он разглядывал их в бинокль, дал посмотреть и Кара-Мергену, который ехал с привязанным к седлу барашком, подаренным Кильдымбаем. Но тот тоже пожал плечами: это могли быть и джейраны, но могли быть и всадн ики. "Неужели Кильдымбай послал выследить, куда мы едем?" - подумал Федор Борисович.
А караван все ближе и ближе подходил к горам. Кара-Мерген вел его к долине Кокташ, называемой казахами Черной Смертью.
8
За два дня до прихода экспедиции в долину Хуги побывал в ней. Он не знал и не помнил, что его манило сюда. Но ежегодно спускался с гор, бродил по тугайным зарослям, вспугивая птиц и мелких зверюшек, пока, наконец, не выходил к тому месту, где все еще лежал в кустах тамариска скелет отца. Хуги садился возле него и подолгу сидел, сузив щелки глаз и глядя туда, где пышным взбитым ковром цвели красные маки. Затуманенный взгляд мальчика словно уходил в себя, в свое прошлое, которое давно забылось. Но он знал, что оно было и каким-то образом тесно связано с тем, что лежало сейчас перед ним.
В этот раз Хуги дольше обычного задержался у останков отца. Потом решительно встал, будто мгновенно от всего отключившись, и, не оглядываясь, пошел в горы.
Вернувшись к логову, принялся за обычные свои дела. Полосатый Коготь бродил где-то неподалеку, и Хуги не стал его разыскивать. Ему хотелось есть, хотелось мяса. Он медленно побрел вверх, в сторону альпийских лугов, чтобы там попытать охотничье счастье - поймать сурка, когда тот, увлекшись едой, подальше отойдет от норы. Верткий и стремительный, Хуги теперь часто прибегал к этому способу охоты.
Однако ему повезло. Выйдя на альпийский луг, он увидел на том самом месте, где когда-то с Розовой Медведицей они пировали у зарезанного ею илика, какую-то тень. Хуги затаился в кустах, стал внимательно вглядываться, ловя носом запахи. Потом еще приблизился, бесшумно ползя по траве и не задевая над собой ни одной ветки. И вот перед ним открылась картина: красная волчица, видно только что убившая косулю, пировала.
Хуги узнал волчицу. Это была Хитрая.
Однажды с Полосатым Когтем они вот так же напали на след охоты волков и, идя по нему, наткнулись на пиршество. Хитрая и Бесхвостый доедали марала. По праву сильного Полосатый Коготь прямо пошел на них. И волки вынуждены были, скалясь и угрожая, отступить. Этот великан был им не по зубам. Видели они и Хуги, который встал во весь рост и тоже пошел на них, сутулясь, всем своим видом выражая угрозу.
Теперь волчица была одна. Занятая делом, она не чувствовала опасности. Хуги, не раздумывая, поднялся, втянул в плечи голову и согнул в локтях руки, широко растопырив пальцы. И вдруг пронзительно выкрикнул:
- Хо-уги-и!
Прихваченная врасплох, Хитрая подпрыгнула в воздух на целый метр. Ее пасть лязгнула с силой захлопнувшегося капкана. Волчица перевернулась и встала на ноги по ту сторону туши.
Она была стара, и все реже удавалось ей настигнуть и убить животное. Даже молодые и сильные не всегда могли догнать быстроногих косуль. Чаще всего жертвами оказывались больные и ослабевшие. Эта косуля хромала. Хитрая подкараулила и взяла ее у водопоя.
Хуги не остановился. Еще более сгорбившись, прищурив черные злые глаза, он шел на нее, в любую секунду готовый броситься сам или отразить натиск. Волчица отступала, лязгала сточенными зубами и вдруг, судорожно глотнув горлом, завыла.
Хуги рявкнул еще раз, теперь уже по-медвежьи. Волчица попятилась. Голый зверь, похожий на человека, которого она видела не однажды и которого боялась всегда безотчетно, смело шел на нее. И волчица сдалась, уступила. Глаза потухли, вой оборвался. Опустив хвост, покорно отошла в сторону и села, облизываясь и скуля.
Хуги поднял косулю, легко взбросил ее на плечо, пошел в обратную сторону.
Бесхвостый услыхал короткий призыв о помощи и, оставя логово, в котором отдыхал, побежал на выручку Хитрой.
Но Хуги, словно предчувствуя возможную опасность, был уже у заветной скалы. Поднял тушу косули на камни, потом затащил ее на широкий выступ и, сверху поглядывая по сторонам, спокойно принялся за еду.
Бесхвостый и Хитрая, увидя его в недосягаемом для себя месте, остановились и стали наблюдать. Наблюдал и Хуги за ними, прямо глядя в волчьи глаза. И те ощеривались, не терпя этого взгляда и в то же время отвечая своим, беглым, вскользь, как бы невзначай.
Хуги обглодал заднюю ногу косули, а затем, размахнувшись, запустил ею в волков. Хитрая отскочила, а Бесхвостый, выражая презрение, несколько раз гребнул лапой землю.
Он был совсем стар. Ему шел пятнадцатый год, и вот уже третий год у них с Хитрой не было выводков. Но в прошлом году он водил еще свою стаю в набеги. Его сила и мудрость долго прожитой жизни по-прежнему держали стаю в повиновении. Рядом с ним рос и мужал его сын, будущий вожак Длинноногий. В эту зиму он впервые обзавелся подругой, двухлеткой Остроухой. Сейчас у них были волчата. Их логово, добровольно уступленное старыми волками, находилось под Старой Елью. Бесхвостый и Хитрая нашли себе убежище попроще, менее уютное, но зато с хорошим обзором. На том же каменном кряже, где стояла Старая Ель, отыскали они под каменной плитой углубление, разрыли его и сделали прибежищем. Две семьи, молодая и старая, мирно ужились в близком соседстве.
Хуги знал и об этом. Расхаживая всюду с Полосатым Когтем, он не раз видел их вместе.
Сейчас Бесхвостый сидел рядом с подругой и время от времени молча скалил пасть с желтыми, истершимися зубами.
К старости он стал еще больше, шире в плечах и длиннее. Жесткий красноватый мех совсем потемнел на нем и висел на боках плотными клочьями. Он теперь редко охотился сам, да и то только на сурков, подстерегая их в высокой траве во время кормежки. Более крупную дичь все еще добывала Хитрая, чаще всего в содружестве с Длинноногим или с Остроухой.
Хуги наелся досыта и, видя, что волки не уходят, спокойно сбросил тушку косули с каменной площадки. Он не питал особой вражды к волкам, хотя помнил, как не любила их Розовая Медведица.
Вскоре, однако, он вынужден был в корне изменить свое миролюбивое к ним отношение.
* * *
Поискав Полосатого Когтя вблизи, Хуги отправился на альпийские луга в надежде, что найдет его там за раскопкой сурчин. Альпийский луг тянулся километров на двадцать. Все эти владения, в общем-то, считались владениями Розовой Медведицы и Полосатого Когтя, а следовательно, и самого Хуги.
Мужая и набираясь сил, Хуги все свободнее и смелее хаживал в одиночку. Его врагами могли быть только рыси, снежные барсы и волки. Однако волки пока не причиняли зла. Завидев, они обходили его стороной, обычно встречаясь с ним или в одиночку или парами. Для них он был человек, которого следовало бояться. Рыси же просто не встречалис ь с Хуги, а если и встречались, то не подавали виду, затаясь на деревьях. А снежные барсы жили в пещере Порфирового утеса, к которому Хуги никогда близко не подходил.
В этот раз Хуги, не подозревая о возможной опасности, шел по направлению к Старой Ели. Он и раньше ходил мимо нее, но в сопровождении Полосатого Когтя.
Был полдень. Пахло настоем трав, по стволам редких сосен, обозначавших верхнюю границу хвойных лесов, стучали носами дятлы, сновали вверх и вниз поползни, где-то в зарослях арчи щебетали дубоносы, где-то ворковала горлица.
Внезапно Хуги спиной почувствовал чей-то взгляд. Он быстро оглянулся. Из-за круглого валуна, глубоко вросшего в землю и опутанного высокой травой, на него глядела пара волчьих глаз. Хуги не мог остаться равнодушным к этому взгляду. Он предупредительно зарычал. Но уже и спереди, из-за другого камня, тоже поднялся волк. В заднем Хуги узнал Бесхвостого, а в переднем, который был дальше и весь стоял на виду, не трудно было угадать Длинноногого. Хуги моментально оценил свое незавидное положение. Он вторгся в непосредственные владения волков - территорию их логова, и встреча с ними не сулила теперь ничего доброго. Звать на помощь было некого, да и не успел бы. Звери могли кинуться в любую секунду, и тогда Хуги, вертя головой, стал медленно пятиться в сторону ближних сосен. И волки поняли, что он отступает. Первым выскочил Бесхвостый, огромный, лохматый, с горящими зеленовато-дымчатыми глазами. Но он был стар и уже не мог, как прежде, в два-три прыжка покрыть то расстояние, которое отделяло его от Хуги. Одновременно бросился со своего камня и Длинноногий. Беззащитному мальчику пришлось бы плохо, не будь рядом спасительной сосны. Кинувшись со всех ног, Хуги успел добежать до дерева и, сделав упругий толчок, взвился в прыжке к толстому, отлого росшему суку. Его гибкое тело мгновенно перевернулось в воздухе и взлетело еще выше. Он повис вниз головой. Бесхвостый прыгнул первым, его огромные лапы с темными когтями глубоко расцарапали медную кору дерева. Пасть щелкнула у самой головы Хуги. Изогнувшись, как ящерица, мальчик схватился рукой за следующую ветвь. Он визжал, лязгал зубами от страха и негодования.
Длинноногий, подоспевший вторым, прыгнул тоже. Прыжок был выше прыжка Бесхвостого, но достать Хуги было уже невозможно. Загнанный на сосну, он с остервенением хватал с веток шишки и грыз их в слепой ярости и бессилии. Одну запустил вниз и увидел, что угодил ею в покатый лоб Бесхвостого. Волк отскочил от дерева с глухим рычанием. Тогда Хуги, словно прозрев, понял, что у него есть руки и что ими можно защищаться на расстоянии. Он сорвал несколько шишек и снова бросил их в волков, и с каждым броско м волки старались поймать их в воздухе или же уклониться. Вскоре, однако, Бесхвостый утомился, отошел от дерева и лег в траву, зорко следя за каждым движением Хуги. Длинноногий, убедись в бесплодных попытках достать человека на дереве, тоже отошел и лег с другой стороны. Хуги оказался в западне.
9
В долину Черной Смерти, как называли ее казахи, экспедиция прибыла вечером. До захода солнца оставалось еще часа два, и можно было не торопясь разбить палатку, приготовить ужин и теперь уже на месте, не спеша, обсудить дальнейший план работы.
Места кругом были настолько глухи, настолько живописны в своей дикости, что даже вызывали робость перед ними. Из долин хорошо проглядывались взъемы гор с отлогими впадинами, с каменными выступами, расположенными амфитеатром, с почти отвесными кручами, покрытыми разнотонной окраски лесом. Чернели каменные утесы, называемые бараньими лбами. И выше всего этого, кажущиеся недоступными, ярко белели отчеркнутые свинцовыми тенями, покрытые вечным снегом и льдами пики утесов.
- Сколько же до них отсюда? - спросила Дина Кара-Мергена.
- Кто знает, - ответил он. - Может, десять, может, пятнадцать верст. Шибко далеко.
- Да ведь они рядом!
- Э-э, Дина-апа! Так только кажется. Далеко-о!
Дина, еще раз оглядев панораму гор, сокрушеннопокачала головой. Впервые в ее душу закралось сомнение: да можно ли на таком пространстве, в такой непроходимой глуши отыскать маленького дикого человека?
У разбиваемой палатки стучали топорами, забивали колья, упруго звенели оттяжки. В стороне, отгоняя хвостами слепней, фыркали лошади, пущенные пастись.
- Боже, красота-то какая! И сколько во всем этом музыки! - сказала Дина, глядя на узорное поле маков. Она от кого-то слышала, что если долго нюхать их, то спать будешь крепко-крепко. Да она и без них уснула бы сейчас с удовольствием. Все тело, особенно поясницу, разламывало от долгой езды. Сошла с седла и почувствовала, что не может шагнуть. Казалось, ноги согнулись ухватом и были просто приставлены к бедрам. Каждый шаг отдавался болью.
- Вон там ключевая вода есть, Дина-апа, - сказал Кара-Мерген. - Можно немножко лицо освежить, ноги. Только сперва мало-мало отдыхай. А то болеть будешь.
Ужинали поздно. Ели зажаренное на вертеле мясо барашка, подаренного Кильдымбаем. Ужиная, наблюдали закат, восторгались игрой светотени, пляшущей на далеком красноватом утесе, увенчанном белым шлемом. Говорили:
- Хорошо бы постоянный лагерь ставить здесь. Куда же мы с лошадьми на такие кручи потащимся?
- Да, это место шибко хорошее. Ветра мало. Воды много. Травка кругом сочная. Лошадь оставлять можно. Казахская лошадь привычная. Сама гулять будет.
- А это небезопасно?
- Не-ет, какая опасность? Сюда никто не гуляет. Казах не придет, боится. Дикий зверь тоже в долину не ходит. Я так думаю, палатку надо оставлять, всякий шурум-бурум тоже оставлять. Я доглядать стану.
- Мы же без вас не обойдемся в горах.
- А-а, нет. Я вместе пойду. Потом, когда надо, сюда вернусь. Муку, крупу понемножку тащу. Мультык даете, архар добывать буду. А так, где махан возьмешь?
- Мне кажется, он подает хорошую мысль, - сказал Скочинский.
- Да, но в этих горах я не хотел бы слышать выстрелов. Мы можем напугать мальчика, и он уйдет, - ответил Федор Борисович.
- Зачем пугать? - сказал Кара-Мерген. - Я стрелять здесь не буду. Я в другую сторону пойду. Вон туда-а, там тоже архаров много.
Федор Борисович за то время, пока они ехали, постарался внушить Кара-Мергену, что фактически никакого Жалмауыза нет, что все идет от суеверия и совпадения фактов. Но в действительности в этих горах должен обитать одичавший мальчик, воспитанный медведями. Вот его-то он и видел, после выстрела подскочившего к убитому пестуну, а не вылезшего из его шкуры. Кара-Мерген вроде верил или, во всяком случае, делал вид, что верит, однако было видно, что безотчетный страх перед Жалмауызом сидит в его душе еще крепко.
- А он, шельмец, - имея в виду одичавшего мальчика, сказал Федор Борисович, - неплохо устроился. Табу, наложенное на эти горы, хорошо охраняет его от людей. Ну, а звери вряд ли ему сейчас опасны.
- Дундулай-ага, ловить будешь, если это вправду адам-бала?8 - спросил Кара-Мерген.
- Сперва будем изучать его жизнь. Как он живет, что ест, куда ходит. Потом посмотрим.
- А ты не боишься, что он тебя скушает?
Федор Борисович захохотал:
- Нет, Кара-Мерген, нет. Я этого не боюсь. Он, должно быть, хороший мальчишка! Только дикий...
Решено было последовать совету Кара-Мергена. Основной лагерь оставить в долине. Все равно некоторое время придется пожить здесь, чтобы освоиться с местностью, в деталях разработать план ознакомления с горами, попытаться восстановить картину похищения ребенка. Любая-мелочь может оказаться важной. Федор Борисович поручил Дине начать дневниковые записи.
Говорили бы еще, да пора было спать. В палатку лезть никто не захотел. Все легли под открытым небом. Кара-Мерген разостлал походную кошму и, привычный ко всему, тут же заснул, а Дина, Скочинский и Федор Борисович залезли в спальные мешки. Дина долго не могла уснуть, слушая глубокое и мерное дыхание уставших за день мужчин. Лежала, полной грудью вдыхала наплывающий с макового поля легкий дурманящий аромат. Где-то ближе к полуночи затявкали лисицы, прокричал филин. Дина все слышала, все различала и, борясь в полусне с беспорядочным роем мыслей, медленно уходила в завтрашний день.
* * *
Утром все проснулись мокрые от росы. Роса лежала на всем: на листьях и стеблях травы, на парусиновых стенках палатки, на спальных мешках. Неподалеку от стана тихо позвякивала боталом лошадь, и звук этот был чист и нежен. Кто-то уже кричал:
- Хр! Хр!
Оказывается, то сгонял поближе к лагерю отдалившихся лошадей Кара-Мерген. Он встал раньше всех. Опять запахло дымком костра, заговорили люди, улыбаясь диковинному высвисту и пению птиц.
А вскоре после завтрака случилась трагикомическая история с Кара-Мергеном. Он пошел к ключу, чтобы набрать воды, и вдруг закричал не своим голосом:
- Ой, ок-джилан! Ок-джилан! Мин хазар ульды!9 Ой-ой-ей!
Все оцепенели, решив, что случилось нечто ужасное. Первым пришел в себя Федор Борисович. Он кинулся к Кара-Мергену, который лежал на траве и страшно вопил, зажимая рукой живот. Еще не добежав до него, Федор Борисович заметил маленькую змейку, стремительно уходящую прочь. Догонять ее не имело смысла. Он подскочил к проводнику и отвел его руку.
- Куда укусила?
- Ой бой! Ой бой! - стонал Кара-Мерген. - Зачем я поехал с вами? Наверное, проклятый Жалмауыз нарочно стал ок-джиланом. Он пробил мое тело насквозь. Сейчас помирать буду... Ой-ой-ей-ей!
Федор Борисович расстегнул на нем меховую тужурку.
- Где? Куда укусила?
- Ок-джилан не кусает... Ок-джилан насквозь тело проходит.
Федор Борисович завернул ему подол рубахи. Нигде не было ни царапинки.
- Смотри сам. Где? - приказал он.
Кара-Мерген, с которым чуть не случился шок, поднял голову и глянул себе на живот. Тогда он сел, бессмысленно ткнул себя пальцем в то место, куда, по его уверению, ударила змея.
- Тут стрелял ок-джилан. Я слышал. Больно было.
Все уже стояли вокруг него.
- Тут,- повторял он.
И вдруг Федор Борисович расхохотался. Наконец-то он понял, в чем дело. По поверью казахов, маленькая юркая змейка, называемая стрелой, будто бы пробивает человека насквозь. Причем это поверье держится стойко, хотя змея-стрела, в общем-то, безобидная тварь, укус почти безвреден. Однако казахи боятся ее хуже каракурта и скорпиона, потому что она действительно прыгает на человека со стремительностью настоящей стрелы. Вот этот толчок Кара-Мерген и принял за удар насквозь.
- Наверно, все-таки толстая одежда меня спасла, - говорил он.
...Первый же день начавшихся обследований принес ожидаемые находки. Сперва обнаружили вверх по ключу перевернутый и вросший в землю казан. Потом нашли жалкие остатки сгоревшей юрты. История, рассказанная некогда Ибраем, подтверждалась. Значит, где-то в кустах должны были еще лежать останки Урумгая. Десять лет - все-таки срок порядочный, и за это время могло вообще не остаться никаких следов от разыгравшейся здесь трагедии.
На останки Урумгая наткнулась Дина.
- Федор Борисович! Николай! Скорее сюда! - закричала она.
Все побежали к ней. В тамарисковых кустах, на маленькой проплешине, лежали кости человеческого скелета. Федор Борисович предусмотрительно заявил:
- Давайте внимательно все осмотрим, ничего не трогая, - и первым опустился на колени.
Неожиданно Дина обратила внимание, что трава возле скелета примята: отчетливо были видны две круглые ямки.
- Федор Борисович, посмотрите, - сказала она, - будто сидел кто-то...
Федор Борисович и Николай стали разглядывать оставленный кем-то след, щупали руками углубления. Трава была довольно плотной, хотя и невысокой. Вскоре Федор Борисович обнаружил длинный черный волос, внимательно рассмотрел его. То был волос с головы человека. Он дал посмотреть на него остальным, потом спрятал находку в записную книжку.
- Вот еще, обратите внимание, - сказал затем, - эта малая берцовая почти скрыта землей. И вот эти. А теперь взгляните сюда. Они вынуты и снова положены, но уже не так. Кто это сделал? Зверь?
- Ну а кто же еще?
- Не знаю. Но на зверя мало похоже. Может быть, тот, кто оставил эти следы. Видите, как будто сидел человек. К тому же человеческий волос...
- Он мог принадлежать покойнику, - проговорила Дина.
Федор Борисович улыбнулся.
- Вы, Дина, не наблюдательны. Казахи обычно стригут или бреют головы. Здесь кто-то другой был... Пожалуйста, занесите-ка все это в дневник. Только не пропускайте никакой мелочи. М-да, вот, значит, где нашел свой конец отец Садыка. А все-таки эти ямки... Действительно, как будто кто-то сидел...
Так, в раздумьях, догадках день и прошел.
Вечером, сидя у костра, тихо переговаривались, подытоживая сделанное за день. Опять подшучивали над Кара-Мергеном, которого чуть не пробила насквозь ок-джилан.
- Меня меховая куртка спасла, - упрямо продолжал он отстаивать невероятные способности маленькой змейки. - Куртки не было бы - пробивала.
Федор Борисович снова пытался объяснить, что это всего лишь поверье и что на самом деле змея-стрела для человека не опасна.
- А вот фаланг и скорпионов следует опасаться, - говорил он уже более для Дины, чем для других. - Всякой нечисти здесь предостаточно. Надо быть осторожней. Лезут даже под кошму, хотя те же казахи считают, что скорпион и фаланга боятся запаха овечьей шерсти.
- А помнишь, Федор, - сказал Скочинский, - как однажды к нам под попону что-то штук пять фаланг забралось. А мы тогда тоже верили, что попона или кошма верная от них защита.
- Это они от дождя скрывались. Фаланги не любят воды...
В этот вечер было решено, что назавтра рано утром Федор Борисович и Кара-Мерген поднимутся в горы. Охотник покажет место, где убил медведя. Потом все вместе начнут планомерный поиск.
10
А Хуги в это время сидел на сосне. Он провел уже на ней полдня, но волки и не думали снимать осаду. Более того, к ним присоединилась Хитрая. Полеживая неподалеку, они будто бы не обращали на Хуги никакого внимания. Лишь изредка, когда он шевелился, выбирая удобную позу, кто-нибудь из них поднимал пристальные глаза, смотрел спокойно и даже со скукой, потом снова прикрывал веки. Волки, казалось безразличные ко всему, просто подремывали в близком соседстве от Хуги. На самом деле наблюдение их было неусыпным.
К вечеру Длинноногий ушел. По-видимому, к логову. Бесхвостый и Хитрая остались.
Наступила ночь. В горах стало прохладно, со снежных пиков потянуло ветром. Хуги поеживался. И особенно было нехорошо оттого, что ветер качал сосну и надо было все время держаться. В темноте волчьи глаза горели яркими фиолетовыми огоньками. Продрогнув на ветру, чувствуя онемение в теле, Хуги наконец не выдержал осады и, набрав в грудь воздуху, протяжно и громко закричал:
- Хо-у-у-ги-и!
Это был призыв о помощи. Он звал Полосатого Когтя, который уже не раз приходил ему на выручку.
Волки внизу забеспокоились. Крик настораживал их и пугал. Они отвечали рычанием. Бесхвостый даже подошел к сосне и, вскинувшись на нее передними лапами, заскреб по коре когтями.
Хуги закричал опять.
- Р-р-р-р, - заворчал Бесхвостый, словно хотел сказать: молчи, мол, все равно никуда не денешься.
Ветер подхватывал крик и, дробя его, уносил куда-то.
Накричавшись до хрипоты, Хуги замолк. Полосатый Коготь на помощь не приходил.
К полуночи ветер стих. Стало теплее. Хуги клонило ко сну. Он давно привык ко всяким лишениям, которые попросту были его привычным образом жизни. Но сидеть на сосне и знать, что внизу стерегут волчьи зубы, было все-таки делом непривычным. Понадежней опутав ногами ствол дерева, прижавшись к нему, мальчик прикрыл глаза и стал чутко подремывать. Он не думал, чем все может кончиться. Сидел и ждал удобного момента, чтобы можно было покинуть свое убежище и спастись бегством. Это был обычный инстинктивный страх загнанного зверька, который может умереть в своем укрытии, но не выйти. Смерти он не боялся, потому что не знал ее, а знал только боль и берег себя от возможной боли, которую могут причинить волки. И все же чувства были до крайности напряжены. Поняв, что Полосатый Коготь не придет (иначе он бы уже пришел), Хуги перестал на него надеяться.
Перед утром он подремал еще, а когда рассвело, встал на сук, с хрустом потянув тело.
Звери недовольно ворчали, тоже потягивались, поочередно распрямляя то одну, то другую задние ноги и всласть позевывая. Однако пост оставлять не думали.
С приходом утра страх у Хуги прошел совсем. Он успокоился, и мысли перекинулись на поиски пищи. Он сорвал шишку, но уже не бросил, а стал внимательно исследовать, нет ли в ней чего-нибудь съестного. Съестного, однако, не было, и он швырнул ее вниз. Потом отодрал пласт коры и нашел несколько личинок короеда. Это было вполне пригодно, хотя и горьковато на вкус.
Личинки лишь раздразнили аппетит, и Хуги опять стал нервничать. Снова в нем закипало зло на волков, которых так ненавидела Розовая Медведица. Нет, отныне он тоже будет преследовать их, пока не изгонит из своих владений. Так поступают все, даже пернатые хищники, зорко следя за тем, чтобы никто не посмел нарушить границы охотничье го участка. Так было всюду, так должно быть. Сильному уступали все, слабый бежал или становился добычей сильного. Живя с медведями, которым не было равных по силе, Хуги и сам постепенно утверждался в этом зверином мире как властелин.
- Ху-уги-и-и! - опять огласил он лес и горы призывным зовом и в то же время утверждая свое существование и право на свободу...
Кара-Мерген внезапно остановился и побледнел.
- Уй бой! Слушай, Дундулай-ага... Это кричит Жалмауыз...
Федор Борисович и сам услышал чей-то далекий-далекий протяжный крик. Он был похож и на крик филина, и на внезапно оборвавшийся вой волка, взвывшего на самой высокой ноте. Однако горы были способны резко извращать звуки.
- Да это волк взвыл, - сказал он, зная, что филины днем не кричат.
- Жок, жок, это не каскыр. Так каскыр не кричит, я знаю, запротестовал Кара-Мерген. - Я в тот раз тоже слышал такой голос. Это Жалмауыз...
- Да ведь я же вам объяснял, что никакого Жалмауыза нет, а есть мальчик Садык, племянник Ибрая, которого медведь утащил.
- Ох, Дундулай-ага, я все-таки не шибко верю. Если бы аю таскал кишкентай-бала, он бы его слопал. Наверное, пожалуй, все-таки Жалмауыз.
- Будет вам, Кара-Мерген! Вы же охотник, притом смелый, а верите каким-то детским сказкам, - увещевал его Федор Борисович.
- Конечно, смелый, - резонно отвечал Кара-Мерген. - Если бы я был трус, я в такие горы больше не гулял бы.
Федор Борисович улыбался. Над ними высились скальные выступы, поросшие лесом, места были и впрямь невеселые, дикость несусветная. Действительно, в этих горах несмелому делать нечего. Шестой час взбирались они всё выше и выше. Высота была уже не менее двух тысяч метров над уровнем моря, а конца ей все еще не предвиделось. Высоко стоит солнце, почти отвесно пронизывает сверху темень мрачных расщелин и мрак в буреломных лесах. Глухо, тихо, ветка хрустнет - слышно за целую версту. Изредка пискнет королевский вьюрок, улетая, или послышится с неба орлиный клекот - и опять тишина, глубокая, давящая, как будто тебе воском залепили уши.
Тропы, неведомо кем проложенные, разветвляясь, шли кверху, порой так круто поворачивая над обрывами, что приходилось пробираться ползком. Недаром такие проходы назывались здесь "вавилонами".
В одном из глухих мест с шумом забилась у самых ног какая-то огромная птица, полетели сучья, камни. Птицей оказался улар, тяжело поднявшийся на крыло. Федор Борисович проследил за коротким полетом улара, пролетавшего внизу над пиками пихтового леса и куда-то канувшего среди нагромождений камня и полога зелени.
Поднялись еще метров на сто, пропетляв по "вавилонам" не менее километра. Здесь места пошли отложе, ровнее, сплошь покрытые елью. Дальше виднелась желтовато-зеленая прослойка сосны и опять шел еловый лес, венчавшийся вдалеке огромной, могучей елью, стоявшей как будто на возвышении.
- Ху-уги-и-и!
Этот голос снова прорезал тишину гор, и опять обомлел Кара-Мерген, не двигаясь с места.
- Да это какая-то птица! - воскликнул Федор Борисович. - Не иначе как птица, малоизвестная.
В нем уже загорелся азарт орнитолога. Тянь-Шаньские горы в своей глубине еще мало исследованы и могут одарить таким экземпляром, что ахнет весь ученый мир.
Он заторопился вперед, сняв на всякий случай с плеча маленькую и ловкую бельгийку. Кара-Мергену ничего не оставалось, как поспешить следом. В нем опять проснулся охотник: может, в самом деле прав русский начальник Дундулай, который ничего не боится, который когда-то одолел самого Казанбая - ярого врага кочевников Джетысу, или иначе Семиречья.
Кара-Мерген шел сперва рядом, а потом даже обогнал Федора Борисовича, идя от него чуть в стороне. Так они и шли еще метров сто, незаметно отдаляясь друг от друга.
И вдруг Кара-Мерген буквально заорал не своим голосом:
- Жалмауыз! Жалмауыз!
В сердце Федора Борисовича словно ударила электрическая искра: "Неужели Садык?" Реакция сработала мгновенно. Он кинулся к Кара-Мергену, а тот, весь белый, как меловой утес, стоял и показывал пальцем:
- Там, там... Тот самый... На сосне сидел, потом соскочил. Туда побежал... Я говорил, ты не верил... Это он кричал...
Не слушая причитаний, Федор Борисович бежал в указанном направлении, чувствуя, почти ощущая каждой клеточкой своего тела, что сейчас, сейчас увидит опять того, кого видел семь лет назад, увидит шустрое голое существо, лишь по виду похожее на человека. Он бежал стремительно, как только мог. Но внезапно почувствовал, что сейчас упадет, если не остановится: легкие разрывались от недостатка воздуха, сердце готово было выскочить.
- О-а, о-а... - шумно вдыхал он, борясь с тошнотой и головокружением.
В глазах вертелись звезды, круги, пятна. Он готов был зареветь от досады и злости на Кара-Мергена, очевидно вспугнувшего своим криком мальчика...
Но моментально погасил гнев, как всегда умел его гасить в себе холодным рассудком, ибо гнев был плохим помощником в принятии правильных, единственно верных решений.
Кое-как отдышавшись и успокоившись, сразу же задал себе вопрос: если Садык сидел на сосне, значит, можно обнаружить какие-то следы?
- Показывайте, где он сидел! - приказал Федор Борисович подошедшему Кара-Мергену.
Сосна оказалась обычной, как многие вокруг. Остановив охотника, Федор Борисович осторожно стал оглядывать траву.
- Вы точно уверены, что он здесь был?
- Здесь, здесь. На самой этой сосне. Я хорошо видел, как он прыгал. Потом бежал...
Но Федор Борисович уже и сам заметил, что трава во многих местах была примята. Он опустился на корточки. Хм, странно! След волчьей лапы, и довольно большой. Отпечаток пятипалой, следовательно, передней ступни был по размеру не меньше человеческого кулака. Однако вскоре подобрал несколько красновато-рыжих волос, каких у серых волков быть не могло. Нашел несколько кучек помета, валявшихся за кустиком горного гороха.
- Кто здесь сидел? - спросил Федор Борисович.
- Я думаю, каскыр, - ответил Кара-Мерген.
- А это? Волос-то красный?
- О! И правда красный! - удивился Кара-Мерген. - Тогда здесь шие сидел...
- Что за шие?
- Каскыр. Только красный каскыр.
- То есть красный волк?
- Е-е, шулай, - ответил Кара-Мерген по-казахски.
Федор Борисович обнаружил еще несколько лежек. Значит, волков было много. Может быть, три, а может, больше. А вот и следы на коре сосны. Следы глубокие от тупых когтей, оставленные, как будто мгновенно, в ярости неудачного преследования. Федор Борисович поднял большую шишку, корешок у нее был зеленым, не засохшим. Черт те что! Может, Кара-Мерген удирающего волка принял за мальчика? Спугнули с лежбища волков, и только. И вдруг осенило: да ведь волки могли загнать Садыка на сосну!
Сбросив сапоги и оставив ружье, Федор Борисович примерился, подскочил, пытаясь достать нижний сук. Но только коснулся его пальцами. Тогда велел Кара-Мергену подсадить себя. Оказавшись на суку, встав во весь рост, начал осматривать дерево. И - ахнул: на капельках слезящейся смолы увидел несколько приставших к ним длинных черных волос. Он поспешно достал записную книжку. В ней лежал такой же приблизительно длины черный волос, подобранный у скелета. Сомнения больше не оставалось. Кара-Мерген действительно только что видел Жалмауыза. И видел уже второй раз. Везет же кому не надо!
Это было целое открытие. Садык живет здесь, но спускается и в долину, к скелету своего отца. Зачем? Значит, он все еще его помнит? Вот они, загадки! Теперь, очевидно, этот Садык будет их задавать во множестве
Федор Борисович слез с дерева, оставил на нем засеку, заприметил местность и только после этого дал наконец отдых себе и Кара-Мергену. Они ели холодное мясо и лепешки, совсем не догадываясь, что рядом стерегут их волчьи глаза и что неподалеку, под Старой Елью, лежат в логове притихшие волчата Остроухой.
11
Федор Борисович и Кара-Мерген вернулись только на закате солнца. Увидя их издали, Скочинский и Дина побежали навстречу. Те тоже махали руками, что-то кричали, и видно было, что возвращались с хорошими вестями.
На склоне горы Кокташ они обнялись. Но Дина почувствовала крепкие объятия Федора Борисовича только тогда, когда он уже опустил руки и когда на лице у нее осталось ли шь ощущение от его колючей щетины на подбородке. Он улыбался.
- Вы его видели? - вырвалось у Дины.
- Почти. Опять повезло Кара-Мергену. Он видел. А мне не удалось. Но главное, что он здесь! А вот еще находки, - сказал Федор Борисович. Покажите, Кара-Мерген...
И все увидели в руках охотника разбитое ружье и ошметки лисьего малахая, которые тот вытащил из переметной сумы.
- Представьте, мы слышали его крик, - сказал Федор Борисович.
- Неужели?
- Да. Чистый, высокий голос. Слышится такое: "Ху-ги-и!"
- Хуги? - воскликнула Дина. - А что? Давайте его так и назовем?
Федор Борисович улыбнулся.
- Не возражаю. Пусть отныне он будет Хуги.
* * *
На третий день после возвращения с гор Кара-Мерген попросил Федора Борисовича дать ему винчестер, чтобы сходить за архарами.
- Я вечером обратно приду. Дикий козел принесу. Свежее мясо кушать будем.
И верно, в мясе была необходимость.
Кара-Мерген ушел, а Скочинский взялся за ремонт исковерканной кремневки. Из сухостойного ствола арчи вытесал приклад, долго затем работал над ним ножом, обтачивал, подгонял, обжигал на углях и наводил глянец другим куском дерева. Потом врезал замок, привинтил теми же шурупами, и ружье наконец обрело свой первоначальный вид. Стало даже лучше, новее. Его, как рассказал перед этим Кара-Мерген, подарил ему дед, и он же приучал внука к охоте.
Когда уже поздно вечером Кара-Мерген вернулся, неся на себе тяжелую тушу каменного козла, Скочинский встретил его подарком.
Радости Кара-Мергена не было границ. Получив обратно кремневку, он тут же сел в сторонке и своим острым засапожным ножом сделал внизу на цевье ложи сорок зарубок. Таким образом, счет убитым медведям был справедливо восстановлен.
- Ваша винтовка шибко хороший, - сказал он, посмеиваясь, - но моя мультык лучше. Память больно дорогой.
Отдыхали, сытно ели, набирались сил для ухода в горы на долгое время. Надо было дать успокоиться и Хуги. Да и опекуны его снова должны были почувствовать себя в безопасности. Иначе можно спугнуть их и заставить покинуть свои охотничьи угодья вместе с питомцем.
Кара-Мерген высказал пожелание, что надо бы захоронить останки Урумгая, а то, мол, и без того долго душа покойного не знает приюта, одиноко кочует по этой долине и плачет голосом шакала. Федор Борисович пообещал успокоить неприкаянную душу умершего, но не сейчас, а после того, как они поближе познакомятся с образом жизни его одичавшего сына.
- Дундулай-ага, - спросил Кара-Мерген, - а Садыка будем ловить? (Кажется, он начинал верить, что Хуги - это не Жалмауыз, а действительно племянник Ибрая.)
- Пока тоже не будем, - ответил Федор Борисович. - Нам важно проследить за ним в естественных для него условиях. Как мальчик сумел выжить, как он живет сейчас, каковы его отношения к своим приемным родителям.
Кара-Мерген выразил недоумение:
- Его поймать надо. Надо сказать: у тебя дядя есть, братишка есть, зачем ты по горам гуляешь? Тогда он сам скажет, как его аю брал, как жил, что кушал, по каким местам ходил. Все скажет.
- Да в том-то и беда, что он говорить не умеет, - вздохнул Федор Борисович.
- Как не умеет? Ему два года было, когда аю тащил. Наверно, хорошо калякал, - не сдавался Кара-Мерген. - А если забыл, учить будем.
- А медведя вы бы научили разговаривать?
Этот вопрос даже возмутил охотника:
- Аю - это аю. А Садык - человек, у него язык есть, ум есть. Обязательно говорить должен.
- Нет, Кара-Мерген. Не будет он разговаривать. Слишком много времени прошло. Все забыто, и все утрачено. Он почти такой же медведь, и повадки его медвежьи. Дети всему уча тся от родителей - и разговаривать и понимать. А Садык учился жизни у медведей. Ничего другого не знает. Людей он боится, как боится их медведь. Вот в чем дело.
Кара-Мерген все-таки не верил. Разговор этот происходил на лужайке перед палаткой. В сторонке мирно потрескивал костер под казаном, в котором варилось мясо тека, высоко уходил в безветренное небо опаловый столб дыма. Вокруг, трубно гудя, летали шмели, жужжали дикие пчелы, беспечно носились огромные, присущие горам, с разноцветными вензелями на крыльях бабочки.
Федор Борисович решил рассказать Кара-Мергену легенду, которая как-то могла бы растолковать ему бесплодность его надежды.
- Давно случилось, - начал Федор Борисович.- Больше трехсот лет назад. Индийский падишах Акбар решил устыдить самоуверенных мудрецов...
Начало легенды сразу пришлось Кара-Мергену по душе. Акбар, мудрецы это было в казахском духе. И чтобы слова русского ученого, входя в одно ухо, не вылетали бы из другого, он надвинул свой тумак10 на одну сторону, подставив другую.
- Его мудрецы доказывали, - продолжал Федор Борисович, - что каждый ребенок все равно будет знать свой язык, если даже его не учить. Так, мол, каждого человека, какой бы он нации ни был, сотворил бог. Акбар не согласился с мудрецами и повелел отобрать у своих слуг детей и поместить на семь лет в отдельные покои, то есть большие каменные кибитки. А слугам, которые должны были за ними ухаживать, вырезали языки, чтобы они не могли научить детей разговаривать. Кибитки закрыли на замок, а ключ взял себе Акбар и повесил на грудь.
- Хм, ай-яй-яй! - изумлялся Кара-Мерген жестокости опыта.
- Прошло семь лет, - рассказывал Федор Борисович, - и за это время дети ни разу не слышали человеческого голоса. Наступил срок открыть двери. В сопровождении мудрецов, когда-то поспоривших с ним, падишах Акбар вошел в покои, открыв их своим единственным ключом. Когда вошли, то услышали вместо человеческой речи дикие вопли, крики, вой, мяуканье. Никто из детей не произнес ни одного слова. Они не знали человеческой речи. И тогда падишах Акбар прогнал со двора хвастливых и неумных мудрецов...
- Смотри-ка, - сказал Кара-Мерген, выслушав легенду, - а я думал, что племянник Ибрая калякать может. Но, наверно, у него память все-таки есть, раз он сюда ходил своего мертвого отца проведать?
- Верно, - подтвердил Федор Борисович, - какие-то остатки этой памяти сохранились. Но на самом деле все гораздо сложнее. Вот поэтому-то я и не хочу пока предавать земле прах Урумгая.
- О аллах! - воскликнул Кара-Мерген.
Этот разговор навел на размышление и Скочинского с Диной.
- Удивительно все-таки, - сказал Скочинский, - ведь одичавший человек, этот самый Homo ferus, все фактически оставляет при себе: человеческий мозг, задатки, память, способность усваивать речь, а вот развить их людям не удается.
- Частично удается, - ответил Федор Борисович. - Но только частично. Многие примеры нас убеждают в этом. Дело в том, что бывает упущен критический момент, когда дети еще способны преодолеть "психический барьер", который отделяет в них инстинктивные задатки от сознания. И преодолеть его можно только в определенном возрасте, примерно до четырех лет. Дальше этот барьер, очевидно, становится все более неприступным, и зачатки сознания, не сумев преодолеть его, постепенно глохнут. Разбудить их уже почти невозможно. Вот вы, Дина, с какого времени помните свое детство?
- Я? Я как-то не задумывалась, - ответила Дина.
- А вы попытайтесь вспомнить. У каждого из нас есть свои вехи, оставленные по дороге жизни. Ну-ка, напрягите память! Обязательно что-нибудь вспомнится из детства.
Дина наморщила лоб, потом потерла переносицу, изобразив на лице комическое выражение.
- Что-то такое блеклое вспоминается, когда в корыто с кипятком я сунула руку. Помню, что было очень больно, и эту боль успокаивали мне постным маслом со взбитыми желтками.
- Вот-вот, это и есть одна из памятных вех, - заулыбался Федор Борисович. - Сколько же вам было?
- Да... около четырех. Так и няня вспоминала.
- А еще раньше что-нибудь было, помните?
- Нет. Как будто меня раньше и не существовало.
- Совершенно верно. Декарт был прав: "Мыслю, значит, существую". Вы, конечно, и в два и в три года уже мыслили, но ваши мысли в то время подталкивались инстинктами, подражанием. Ваше сознание только-только начинало развиваться. Его не было раньше. А вот инстинкт сознания уже существовал. Именно он-то и заставил вас сунуть ручонку в корыто с кипятком, а зачатки сознания, уже проявляющие себя, зафиксировали этот факт. Он остался в памяти. То же самое происходит и у зверей, у животных, конечно, высокоорганизованных. Поэтому все, что с ними случалось, они помнят и уже никогда не повторяют ошибок. Иначе это было бы для них гибельно. Вот это и есть приспособление к условиям той среды, в которой находится живой организм.
- М-да, все довольно интересно устроено, - засмеялся Скочинский. - Но у меня вот какой вопрос... Если многое человеку передается по наследству, в чем, как я знаю, убежден наш Федор Борисович, то не передаются ли по наследству и жизненные вехи наших предков?
- Именно передаются, но только в форме инстинктов, - убежденно ответил Федор Борисович. - Об этом говорит и Павлов, а еще раньше сказал Дарвин. То, что, скажем, присуще взрослой обезьяне, уже присуще и ее детенышу, например жесты, звуковые сигналы. Конечно, это в какой-то степени тоже формируется и развивается в процессе взаимоотношения с другими особями, но не настолько, чтобы очень уж усложниться.
- Даже если изолировать этого детеныша, как Акбар изолировал детей? спросила Дина.
- Да. Самое элементарное все равно останется, - ответил Федор Борисович. - Дело в том, что у животного, как я полагаю, в отличие от человека слишком высок этот "психический барьер". Зачатки сознания, которые тоже в нем, бесспорно, заложены, как и в человеке, не могут преодолеть его. Даже если животному станет помогать человек, как он помогает своему ребенку. Поэтому животному никогда не дано стать по-настоящему мыслящим существом. Отсюда другой вывод: если ребенку вовремя не помочь перешагнуть его психический барьер, он останется животным. И, наконец, еще вывод: как ни парадоксально, но психика, или этот самый барьер, закладывается до рождения и с годами становится все устойчивей. Вот почему никогда почти не удается воспитанного зверями человека сделать человеком в полном смысле. Все это представляет огромное для науки значение. Несмотря на открытия Дарвина, Павлова, Мечникова и других ученых, мы еще очень слабо представляем себе, как и насколько мы тесно связаны с самой природой, которая нас породила, и как и насколько с обществом, которое нас подняло до уровня нашей цивилизации. Возможно, наш Хуги поможет нам полнее понять прошлое человечества, а заодно и подскажет, как вести с ебя человеку в будущем...
12
У Хуги был свой мир, свои радости и свои заботы. Его сознание не было отягощено проблемами, которые мучительно пытались разрешить люди, жаждущие с ним встретиться. Однако он их увидел первым. Увидел потому, что не он, а они пришли в его мир, нарушив спокойствие и прибавив ему новых забот. Правда, своим появлением они спасли его от осады волков, но он бежал от избавителей, потому что страх перед ними был выше страха перед зверем...
Хуги бродил с Полосатым Когтем, которого он наконец разыскал в яблоневом поясе, неподалеку от той пещеры, куда его когда-то принесла Розовая Медведица. Они лазили по деревьям и обрывали зеленоватые дички. Вот тут-то, сидя на дереве, Хуги и заметил вереницу двуногих существ, медленно бредущих по звериной тропе в гору. Они были обременены поклажей и оттого казались горбатыми и более страшными, чем при первой встрече.
Хуги тихонько хрюкнул и уставился на людей, соображая, как поступить: то ли бежать, то ли спрятаться и продолжать наблюдение. Любопытство оказалось сильнее. Зато Полосатый Коготь повел себя иначе. Он заворчал недовольно и стал пятиться с дерева. Ему явно не хотелось иметь дело с этими существами. Жуя на ходу яблоки, напиханные в рот, и роняя зеленую слюну, он поковылял на тропу, которая вела дальше в горы. Но пройдя немного, остановился, поджидая питомца. Он стоял, широко расставив передние лапы, огромный и мохнатый, из стороны в сторону, как маятником, размахивая лобастой башкой. Это был красноречивый жест. Полосатый Коготь терпеливо ожидал, когда Хуги слезет с дерева и пойдет за ним. Но Хуги не пошел. Он спустился вниз, залез в березовую поросль, что росла на краю обрыва над самой пещерой, и затаился. Полосатый Коготь хорошо понимал, что его питомец давно имеет право на самостоятельность и поэтому волен поступать так, как захочет. И медведь, покачавшись из стороны в сторону, смахнул с морды яблочную слюну, поворчал для порядка и полез вверх, поближе к еловым лесам.
Двуногие существа, помогая друг другу, наконец выбрались на ровную площадку, на которой когда-то схватилась с волками Розовая Медведица. Здесь радовали глаз разноо бразием яблоньки, желтели созревающие плоды кислицы в темно-зеленых, плотных и колючих зарослях, росла боярка вперемежку с кустами клена. Здесь было много солнца и много тени, неподалеку звенел водопадом горный ключ. Когда двуногие существа увидели его, они почему-то стали хлопать в ладоши, издавать какие-то возгласы и журчащие звуки. Потом сняли со спин горбы и все разом побежали к водопаду. Хуги видел, как они черпали пригоршнями воду и плескали себе в лицо и друг в друга. У них были такие же передние ноги, подвижные, гибкие, с длинными пальцами, как у него, которыми они не опирались о землю, а ходили, подобно ему, только на задних. И вообще были очень похожи на него, если бы не их разноцветные мягкие шкуры, составленные из отдельных частей и не имеющие на себе волос. Двое, что были повыше, носили за плечами черные палки, и от них пахло тем же запахом, каким пахла длинная палка третьего. Этот третий был уже хорошо знаком Хуги. Острая, мгновенно запечатлевающая в себе образы память не могла обмануть: да, это был тот самый, громом убивший пестуна. А вот четвертый... Четвертый был совсем не похож на остальных. У него и голос был мелодичней, и лицо розовое, да и весь-то он выглядел как-то привлекательнее и милее. Особенно бросались в глаза длинные светлые волосы, заплетенные в косу, и Хуги инстинктивно опознал в нем самку.
Впрочем, от них всех веяло сейчас таким миролюбием, уверенностью в себе и в то же время такой беспечностью, а может быть, неумением видеть и слышать то, что было доступно ему, что Хуги по-своему удивился: да они же вовсе не внушают опасности. Однако звериная осторожность взяла верх, и мальчик подавил в себе слепую симпатию к этим существам. Особенно сделалось неприятно, когда одно из существ с продолговатым лицом вдруг обнаружило в скале пещеру, его родную пещеру, в которой он нередко скрывался от грозы или снежного бурана, внезапно наскакивающего со стороны белых гор даже в летнюю пору. Здесь, в пещере, он всегда находил тепло, уют и безопасность. Но чаще всего сюда приходила Розовая Медведица со своими медвежатами, и, если случалось им встретиться, они даже спали все вместе.
Хуги занял бы эту пещерку совсем, но она все еще принадлежала по праву медведице, а посягать всерьез на чужую собственность - значило ссориться. Он же по-прежнему питал к ней уважение и любовь.
Длинное Лицо (это был Федор Борисович), найдя пещеру, залопотал что-то, показывая белые зубы, а потом смело полез в глухой каменный мешок. Остальные стояли возле, заглядывали внутрь, особенно Козлиная Борода. Это Хуги не нравилось: они, очевидно, решили, что пещера хороша и ее нужно занять. Но разве те запахи, которыми она полна, не говорят им, что она принадлежит другим и поэтому неприкосновенна?
Хуги лежал почти над пещерой и с высоты полутора десятков метров все видел.
Но вот Длинное Лицо вылез из пещеры, и туда полезла Светловолосая. За ней потянулся еще один, тот, у которого были большие и широко расставленные глаза. Четвертый почему-то совсем не полез. Вскоре все они, забрав поклажу, отошли от пещеры и разместились неподалеку от нее под скалой. Потом достали из своих горбов какую-то еду, пахнущую вкусно, но незнакомо, и стали есть.
Хуги пролежал на краю обрыва часа два, продолжая внимательно изучать всех четверых - Длинное Лицо, Светловолосую, Большие Глаза и Козлиную Бороду, пока не почувствовал голод. Тогда осторожно, как только умел, отполз от обрыва и спокойно пошел вверх по тропе, по которой ушел Полосатый Коготь. Что ж, он хорошо разглядел тех, кто пришел сюда. Кажется, они пока не внушали особого страха...
13
Федор Борисович на этот раз привел в горы всех. Но у Кара-Мергена были свои обязанности. Ему поручили следить за лошадьми в долине, охотиться и раз в неделю доставлять в экспедицию продукты. Цель же самой экспедиции заключалась в длительном и скрупулезном изучении большого участка гор, начиная с яблоневого пояса и кончая альпийскими лугами. Следовало разбить всю эту обширную и местами труднопроходимую территорию на участки и изучать каждый участок в отдельности. Важно было не только найти места возможного обитания Хуги, но и изучить условия его жизни. Что мальчик мог употреблять в пищу, что он больше любил, где находил укрытия от непогоды и вообще какой образ жизни больше ему импонировал: бродячий, неопределенный, или же строго размеренный. Не менее важно было составить и карту ареала мальчика и потом, продолжая поиски, постепенно наносить на нее пункты его обитания и возможных встреч с ним. Таким образом, стало бы ясно, где он чаще всего бывает и где следует искать (если оно есть) его постоянное местонахождение. Не менее важно было выявить на этой территории хищных зверей, их логовища. Такие звери, как волки, рыси, барсы, бесспорно, игра ли не последнюю роль в жизни Хуги. Все это помогло бы узнать, как он выжил, каковы его повадки, характер, поведение и отношение к диким зверям. Короче говоря, Федор Борисович пришел к выводу, что наблюдение за диким мальчиком в его естественных условиях даст науке гораздо больше, чем если бы он оказался среди людей. Такое начало радовало, обнадеживало.
Обнаруженная сегодня пещерка оказалась еще одной интересной находкой. Предположения Федора Борисовича оправдались. Пещерка рассказала о многом. Даже беглый осмотр говорил о том, что она является постоянной берлогой медведицы, что здесь произведено на свет не одно потомство, возможно, что в ней побывал и Хуги - тоже питомец медведицы. Так что предстояло все изучить, ничего не оставляя незамеченным.
Бивак разместили между берлогой и водопадом. Нарубили жердей и соорудили курке, как сказал Кара-Мерген, то есть шалаш, приткнув его прямо к каменной ровной стене, похожей на огромную плиту-стелу, покрыли травой, чтобы спать и работать не под открытым небом, сделали очаг. Много ли надо для походной жизни?
Федор Борисович строго-настрого наказал всем: не кричать, громко не разговаривать, в одиночку далеко не отлучаться.
Весь остаток дня вместе со Скочинским он составлял карту. Скочинский оказался неплохим топографом, и работа шла споро. Дина после постройки шалаша тоже была занята, подробно фиксируя в дневнике все события прошедшего дня. Кара-Мерген занимался доделкой шалаша, потом собирал к вечернему чаю клубнику, которая здесь, на поляне, росла отдельными кулигами, запасал для костра хворост.
Кончив записи, Дина еще долго сидела над толстой тетрадью в клеенчатой обложке, но думала уже не о том, что она записала и что следовало бы еще записать. Она просто впервые задумалась, как же все получилось, что она вот сидит на лужайке, высоко в горах, смотрит с высоты на бесконечные увалы лесов и нагромождения скал, на узкую полосу долины под горой Кокташ, сидит, смотрит на все это и чувствует себя бесконечно счастливой. А рядом с нею ее друзья, обретенные совсем недавно, но без которых она уже не мыслит своей жизни. Какое-то материнское, нежное чувство испытывает она к этим людям, до недавнего времени совсем не знавшим о ее существовании.
Сидя на плоском камне, Дина наблюдала за Федором Борисовичем. Какая завидная самодисциплина у этого человека: четыре часа подряд сидит он над листом ватмана, и в нем все еще не заметно усталости. Скочинский дважды бегал к водопаду - охладиться. Было душно и жарко. Где-то собиралась гроза. Ни один лист на дереве, ни одна травинка на поляне не шелохнулись за всю вторую половину дня.
Но вот Федор Борисович встал, разбросал в стороны руки - и как будто не работал. С лица сошла напряженность, неподвижная собранность, мгновенно вернулись прежние гибкость и свобода движений.
- Дина, не пора ли нам ужинать?
Она увидела в его руках нечто подобное карте.
- Сумеете сориентироваться? - спросил Федор Борисович.
- По-моему, да. Сейчас мы находимся вот здесь.
- Правильно! Значит, мы с Николаем выдержали экзамен.
- Но надо бы, Федор Борисович, как-то назвать все эти отличительные места.
- Совершенно верно! И Николай только что сказал, что у вас богатая романтическая фантазия.
Дина невольно покраснела.
- Ну, это он зря.
- Ничего не зря, - откликнулся Скочинский, весело скаля крупные белые зубы. - Спроси ее, Федя, как бы она назвала вон тот седловидный пик?
Дина взглянула на карту, а потом перевела взгляд на голые снежные утесы, покрытые вечным снегом. Пожала плечами.
- Хм, эти пики очень напоминают верблюжьи горбы.
- Согласен, - сказал Федор Борисович. - Так и назовем. Ну, а наше место, где мы сейчас? Райским уголком?
- Лучше короче - Эдемом, - подсказала Дина.
- Ну, а вот тот утес, красный?
- Да так и назовем - Красный, - предложил Скочинский.
Дина спросила:
- А из чего он, этот утес? Из какой породы?
- Обыкновенный порфир, - ответил Федор Борисович.
- Так чего же лучше? Давайте Порфировым и назовем?..
Предложение Дины было снова принято. Получил свое название и следующий снежный пик. Его назвали Клыком Барса. Начало названиям было положено.
Когда стемнело, надвинулась гроза. В черном небе над горами разыгрались молнии. Их стрелы были отвесными и ослепительно яркими. Все гудело и сотрясалось от грома. А потом небо сразу очистилось, заблестели звезды, и вдруг все увидели невероятно красивое зрелище. На черном безлунном небе огромной цветной аркой дрожала и переливалась ночная радуга, более живописная, чем северное сияние, которое изредка приходилось наблюдать в Ленинграде.
Наутро в дневнике Дины появилась следующая запись:
"27 июля 1928 года
Вчера вечером в одиннадцатом часу нам удалось наблюдать редкостное явление - ночную радугу. Дождь прошел стороной. Только две или три капли упали на наши лица. Но какая же гроза разразилась над нами - короткая, стремительная и отчаянная! Казалось, все силы неба обрушились на Эдем. Горы гудели так, что будто разваливались. Мы были вынуждены укрыться в медвежьей берлоге - небольшой уютной пещере и оттуда с замиранием сердца следили за вспышками ярких молний. И вот неожиданно там, куда ушла гроза, в черном звездном небе куполом выгнулась радуга. Я насчитала в ней семь отчетливых красок: синюю, зеленую, красную, оранжевую, желтую, розовую и голубую удивительное сочетание тонов на черном бархатном фоне неба. Левым концом она опускалась куда-то за снежные пики, сверху отбрасывая на них свое отражение, а правым уходила вниз, в долину, из которой мы поднялись, и этот конец ее казался таким близким, что хоть спускайся и трогай руками. Потом из-за Верблюжьих Горбов осторожно выкатилась луна, и радуга стала меркнуть, гаснуть и наконец исчезла. Каким же может быть удивительным пиротехником эта природа! Не сразу и поймешь, отчего ночью может загореться радуга. А все, оказывается, просто. Радугу вызвала луна, спрятавшаяся за горами, и, пока ее прямой свет не подавлял цветов, радуга полыхала. Я спросила Кара-Мергена, какое он находит объяснение. Он ответил с простотой и наивностью кочевника: "А, бикеш11, это, пожалуй, Магомет пошел к аллаху конакасы кушать". Вот тебе и разгадка тайны.. . Потом мы еще долго не спали и всё разговаривали о некоторых удивительных тайнах природы".
14
Осторожно перебирая в пещере сухую слежавшуюся подстилку, Федор Борисович обнаружил лоскут ветхой тряпки. Он извлек его на свет и подозвал друзей.
- Ну-ка, посмотрите, что я тут откопал?
Лоскут оказался куском холщовой ткани, спрессованной и заплесневевшей. Стали расправлять - и ахнули. Это было частью детской рубашонки - кусочек ворота с перламутровой пуговицей и обрывок рукавчика. Предполагаемый размер рубашонки примерно соответствовал двухлетнему возрасту ребенка.
- Да вы понимаете, что мы держим в руках! - воскликнула Дина.
А не понимать было уже невозможно. Далеко в горах, в пещере, принадлежавшей медведице, найти лоскуток детской рубашки - значило убедиться, что похищенный мальчик был доставлен именно сюда и что именно здесь началось его "приручение" и воспитание медведицей.
Что же было дальше? Насильственное привыкание к новой обстановке, к новому образу жизни - через страх, голод, беспомощность? При всей невероятности факт оставался фактом. Мальчик выжил. Почему медведица не убила его, принесла в берлогу? И почему она его принесла? Самка зверя могла стать приемной матерью человеческому детенышу, вероятнее всего, только после утраты своего. Материнские чувства требуют восполнения. Так, пожалуй, и было в данном случае. А что произошло позже? Если бы медведица, п роведя лето здесь, в горах, залегла в спячку, мальчик неминуемо погиб бы. Значит, медведица не залегла в спячку, а ушла куда-то на юг и там провела с питомцем всю зиму. Медвежатник Кара-Мерген рассказывал, что медведи в Джунгарском Алатау залегают в спячку только тогда, когда в этом есть крайняя необходимость: ожидание потомства или приход ранней зимы. Обычно же медведи уходят на юг, в теплые места, где круглый год много корма.
Так к звену вязалось звено, одна разгадка вела за собой другую. А связав все это с увиденным семь лет назад, уже не трудно было предположить, что в дальнейшей судьбе мальчика очень немаловажную роль сыграл и самец, отец очередного потомства медведицы. Зверь умеет привязываться к человеку. Сперва слепая симпатия, затем прочность союза на основе взаимной выгоды. Как иначе? Ответа другого нет. Природа всегда окружала себя тайной, это верно, она сопротивлялась проникновению в нее разума человека, но она постоянно и соблазняла его проникать в эти тайны, оставляя заманчивые лазейки неприкрытыми. Она не только сохранила в своих недрах остатки древнейших культур и цивилизации, но сберегла и еще более древние ископаемые, словно говоря ему, человеку: "Ты идешь вперед, но путь твой лежит через познание твоего прошлого. Познаешь его, познаешь и себя, а познав себя, может быть, познаешь и Вселенную". Путей познания много. Природа опять приоткрыла заманчивую лазейку, насильственно, никого не спросясь, отдав человека на воспитание зверю...
Многое было передумано в этот день, многое и записано.
После обеда Кара-Мерген засобирался в долину, к лагерю. Пожав всем руки и сказав "кош, кош аман бол!"12, он, плотный, кряжистый, чуточку кривоногий, спустился в расселину, на тропу, и пошел по ней, уверенно ступая на камни и похрустывая щебенкой. Трое, стоя рядышком, махали руками, провожая его теперь на целую неделю.
Проводив Кара-Мергена, мужчины легли вздремнуть, забравшись в шалаш, а Дина решила принять водопадный душ.
- Смотрите только не простудитесь, - сказал Николай.
- Лучше позагорайте, - добавил Федор Борисович.
Ночная гроза освежила воздух, стало дышать свободнее, но жара не спадала. Камни раскалились до того, что к ним нельзя было притронуться. Трава заметно пожухла, цветы съежились. Густой запах увядшей зелени казался еще острее. Все просило дождя, настоящего, проливного.
Дина подошла к водопаду и не спеша стала раздеваться, с любопытством поглядывая на маленькую юркую оляпку, порхающую между струй падающей воды. От водопада тянуло свежестью. Дина вдыхала в себя эту свежесть, и ей было хорошо. Мерный шум воды как бы сам собой вплетался в настроение, и хотелось как можно дольше наслаждаться прохладой, звоном падающего с высоты ключа, покоем и одиночеством. Она стянула сафьяновые сапожки, подаренные Кильдымбаем, с наслаждением пошевелила пальцами ног, потом сняла кофту, глядя на руки, загоревшие по самые плечи, и отмечая про себя резкую белизну остального тела. Встала, шагнула к воде, успокоено улыбнулась. Ее никто не видел. Она была одна.
Но если бы ей сказали, что все это время на нее со звериным любопытством смотрело существо в образе человека, она пришла бы в ужас. Но это было так.
Он стоял на кромке обрыва, скрытый густыми ветвями кленовой поросли, сутулый, почти уродливый своей дикостью. Жесткая кожа, покрытая застарелыми рубцами и шрамами, казалась однотонно темной, под кожей не было ничего, кроме костей и мускулов.
Хуги с самого начала наблюдал за Диной. Она шла к водопаду понизу, он крался поверху, скрываясь в ветвях. Так крадется рысь за добычей, бесшумно прокладывая путь по деревьям. Ему ничего не стоило бы подойти и ближе, столь же бесшумно оказаться прямо перед глазами, но его пугал страх, невольно вселяемый Светловолосой. Когда она ст ала снимать разноцветную одежду, взгляд его напрягся еще больше. Он не мог понять, как можно снимать с себя то, что должно было быть частью самого тела, а Светловолосая снимала и становилась все более незащищенной и все более похожей на него. В его устремленном взгляде мелькнуло что-то осмысленное, будто он понял, что оба они принадлежат одному началу, одному роду, что перед ним стоит существо, похожее на его мать. Светловолосая как бы разбудила давно уснувшего в нем человека.
Хуги не перестал быть самим собой, но его любопытство к людям с этого дня стало еще острее. И теперь уже почти ни один их шаг не был пропущен им. Он всегда находился поблизости, оставаясь невидимым, сопровождал их, когда они поднимались выше в горы, провожал их обратно туда, где у них стоял шалаш. Он не знал, что они охотятся за ним и что им нужен только он; они же не знали, что он почти всегда рядом.
Так прошла первая половина августа.
15
Кара-Мерген аккуратно каждое воскресенье приходил в горы. Он приносил продукты, оставался на день-другой в лагере и снова уходил в долину. Когда ему удавалось добыть архара, у его ученых друзей тоже был праздник. Мясо жарили большими кусками на вертелах, предварительно сдобрив медвежьим луком и диким укропом. Жаркое получалось сочным, вкусным, с мягкой пропаренной внутри розовой сердцевиной.
- Да оно же внутри сырое, - обычно уверяла Дина.
- Нет, не сырое, что ты, Дина-апа, - протестовал Кара-Мерген. - Это самый ярар!
И Дина осторожно пробовала этот "ярар" и убеждалась, что мясо действительно прожарилось и очень вкусно.
Мясо архара, как и мясо всякого дикого животного, чуть красноватое, но оно нежно и вкусно. И вряд ли можно сравнить любое мясное блюдо, приготовленное в самых лучших ресторанах, с куском архарьего мяса, изжаренного над пылающими углями. А на аппетит здесь никто не жаловался. Высокогорный воздух, альпийская зелень, постоянные восхождения и спуски по горам делали свое: тело становилось крепким, а дух бодрым.
Научные дела продвигались тоже неплохо. О Хуги теперь знали многое. Уже не раз натыкались на следы, оставленные им на мягкой сыпучей осыпи или где-нибудь у родникового стока, где земля была разжиженной и хранила отпечатки. Найденные следы замеряли, срисовывали в натуральную величину, а однажды Скочинский, раздобыв глину, умудрился сделать слепок и затем хорошенько прокалил его на солнце. Даже непосвященный человек и тот сразу обнаружил бы, что стопа по слепку заметно отличается от стопы обычного человека. Она шире, расплющенней и гораздо больше, чем могла быть стопа хотя бы того же Ильберса.
Однажды Дина и Федор Борисович наткнулись на только что убитого ягненка косули. Он лежал у ручья и был еще теплый. Внимательно осмотрев место и ягненка, они убедились, что это жертва Хуги. На мокрой земле, возле водопоя, четко виднелись его следы. Над ключиком рос клен. Он был ветвист и густ. С него-то, очевидно, и прыгнул на ягненка Хуги.
- Вот разбойник! - сказал Федор Борисович. - Загубил такое милое существо. А мясо он, как видно, любит!
- Давайте сделаем засаду, - предложила Дина. - Он ведь должен прийти к добыче?
- По логике вещей так. Но я не уверен, что он сейчас откуда-то за нами не наблюдает.
Дина поежилась и огляделась:
- Ну что вы!
- Я даже вот к какой мысли пришел недавно. Он вообще все время держит нас на прицеле. Только поэтому нам никак не удается застать его врасплох.
- Неужели такое может быть?
- А почему нет? Надо будет хорошенько осмотреть кромку каменного уступа, под которым мы живем. Вот на обратном пути и осмотрим.
Часа два они просидели в засаде неподалеку от ягненка, но Хуги так и не появился. Зато прогнозы Федора Борисовича оправдались. Внимательно осматривая вершину каменного уступа над лагерем, они нашли несколько лежек в траве. Прошли дальше, к тому месту, где с высоты падал ручей. В глубокой расщелине, которую за многие годы пробила вода, обнаружили еще два наблюдательных пункта. Отсюда Хуги, надо было полагать, подсматривал за купающимися внизу людьми.
- Ну, что вы теперь скажете? - спросил Федор Борисович.
По лицу Дины стала медленно разливаться краска неловкости.
- Вы что? - засмеялся Федор Борисович.
- Да неужели он подсматривал, когда я... купалась! - пробормотала она сконфуженно и окончательно расстроилась.
- Не исключено. - Федор Борисович весело и на этот раз громко рассмеялся.
Вскоре им опять повезло. Впрочем, везение доставалось немалой ценой. В лагерь обычно они возвращались усталыми, выжатыми, как лимон. Порой даже не хотелось есть: так ныло и болело от усталости все тело.
- Нам бы его выносливость, - не раз, бывало, шутил Скочинский.
Перед этим у них в стане побывал Кара-Мерген. Он принес мяса, соли, рису и муки для лепешек. Напившись чаю, начал собираться в долину, говоря, что завтра снова отправится на охоту за архарами. Кара-Мерген ушел, а они легли отдыхать, уставшие и разбитые после очередной полдневной прогулки в горах. Но Кара-Мерген неожиданно через час вернулся.
- Дундулай-ага, я аю видел. Два большой аю и два аю кичкетай. Вот там в ореховом лесу. Я помню приказ, я стрелять не стал, но я так думал: ты сам пойдешь и посмотришь. Может, шибко интересно будет. Может, этот самый аю нашего Садыка учил, корм давал. Ему как папа-мама был...
Хоть все и валились с ног от усталости, но собрались мигом. Дину решили не брать. Федор Борисович прихватил винчестер, бельгийку на всякий случай оставили Дине.
Кара-Мерген вывел их к скальной россыпи, откуда ниже начинался ореховый лес. Но перед лесом и россыпью лежала огромная поляна. Вот на ней-то и видел Кара-Мерген медведей.
Лежа за камнем, Федор Борисович стал осматривать местность в бинокль. Во все глаза глядели и остальные. Но медведей нигде не было. Лежали час, второй и уже хотели спуститься ниже, к самому лесу, когда вдруг на поляну вразвалку вышел огромный космач. Он понюхал землю, воздух и неожиданно повалился на спину и стал кататься по траве, прихлопывая передними лапами себя по вздувшемуся животу.
- Ах, косолапый! - бормотал Федор Борисович, еще точнее подстраивая по глазам фокус бинокля.
Сильная десятикратная оптика приблизила медведя. Можно было разглядеть даже клоки свалявшейся шерсти на его боках. "А старый, видать", - подумал Федор Борисович и передал бинокль Кара-Мергену.
- Попробуйте определить, сколько ему лет.
Кара-Мерген долго разглядывал медведя, цокал языком, не переставая восхищаться проказами косолапого. Потом зашептал Федору Борисовичу в ухо:
- Я когти смотрел. Совсем хорошие когти.
- А какие же они должны быть?
- Если аю не совсем старый, то мало-мало светлые, мало-мало темные. Полосатые. Но, наверно, около двадцати лет есть этому аю. У него сейчас самый хороший желчь. Жаксы! Давай команду - стрелять будем...
Федор Борисович замахал рукой:
- Ни-ни, ни в коем случае!
Вскоре на поляну вышла и самка с двумя медвежатами. Медвежата бежали за нею, а она шла, степенно покачивая боками. Шерсть на спине лоснилась и отливала под солнцем розовым оттенком. Со щек свисали мохнатые клоки шерсти. Она шла, посматривая маленькими черными глазками по сторонам, принюхивалась, оборачивалась к медвежатам, уже затеявшим борьбу. Вот тут-то, впервые увидев медведицу так близко, Скочинский и окрестил ее Розовой.
- Эта аю тоже не совсем молодая, - тихо заметил Кара-Мерген. - Я в прошлом году такую стрелял. Коренной зуб гладкий был. - И кивнул на медведицу: - Пожалуй, пятнадцать лет есть. Ах, какой аю! Еще двадцать баран был бы. Нутряной жир опять же...
Федор Борисович отобрал у него бинокль. "Неужели вы те самые, которых мы видели семь лет назад? - подумал он. - Да иначе и быть не могло, рассуждал дальше. - Здесь обитал Хуги, здесь жили медведи, его приемные родители. Старик мог остаться из-за мальчика. Ему везде хорошо. Самка исконно могла считать это место своим. Наверняка и пещера ее. В ней она вывела уже не одно поколение. Медведи строго придерживаются определенных участков". Дорого бы он дал сейчас за то, чтобы еще раз увидеть мальчика среди этих медведей.
Федор Борисович, Скочинский и Кара-Мерген ушли только тогда, когда медведи снова скрылись в лесу.
Федор Борисович строго наказал Кара-Мергену:
- Смотрите не стреляйте ни в коем случае. Эти медведи воспитали Садыка, а Садык человек, родной племянник Ибраю. Большой грех будет.
Кара-Мерген кивал: чего-чего, а греха-то он боялся не меньше Жалмауыза, в которого раньше верил. Федор Борисович и его друзья старались глубже проникнуть в тайну воспитания человека зверем. Коль уж природа поставила такой эксперимент, следовало взять из него все, что возможно.
Природа всегда была безжалостной к тому, что она создавала, и тем не менее ее нельзя упрекнуть в беспощадности ко всему живому: слабый и неприспособленный, исчерпав возможности выживания, должен был погибнуть; более сильный отыскивал в лабиринте борьбы за жизнь единственно верный из многих путь, проложенный природой. Нашел - выжил, не нашел - погиб. Выход из этого лабиринта никому не закрыт, но найти его способен не всякий. Что же произошло здесь? Человек всесилен только в обществе и беспомощен, когда одинок. И все-таки сумел выжить. Как это все случилось? Наверно, лишь потому, что образ жизни медведей, их всеядность, миролюбивый характер - все это в какой-то мере могло быть приемлемым и для человека. Но главную роль, бесспорно, могло сыграть только прямохождение. А Хуги действительно ходит на двух ногах: об этом рассказывали оставленные им следы, об этом говорил Кара-Мерген. Другого предположения просто не дано. Надо будет записать его в дневник. Потом все это проверится скрупулезным наблюдением.
Кара-Мерген отправился в долину Черной Смерти, а Федор Борисович и Скочинский стали взбираться вверх, возвращаясь к лагерю. Еще никогда они не оставляли Дину одну, и это их теперь тревожило.
- Наверно, мне надо было идти с Кара-Мергеном одному, - обеспокоенно сказал Федор Борисович. - Мало ли что может быть?
- Да вот и я так подумал, - ответил Скочинский. - Она, правда, не робкого десятка, а все-таки... Я даже не представляю, что бы мы делали без нее...
Федор Борисович приостановился, тяжело дыша. Вопрос друга как будто застал его врасплох.
- Нет, нет!.. Этакие подъемы... Они выматывают страшно. - Он потоптался, выбирая место, и сел, опираясь на винчестер.
Скочинский вытер фуражкой лоб, незаметно улыбнулся, На сугубо личные темы они почти не вели разговоров. Федору Борисовичу было известно, что у Скочинского в Челябинске есть приятельница, с которой они весьма дружны: из Алма-Аты, из Талды-Кургана он посылал ей письма, но, по его же словам, жениться пока не собирался. Скочинский, в свою очередь, тоже знал, что Федор Борисович по своей натуре отшельник и поэтому даже разговоры на интимные темы ведет крайне неохотно. Но он знал о нем и другое: если этот человек однажды полюбит, то второй любви у него не будет.
Вернулись они, когда уже стало темнеть. Дина, превозмогая сон и усталость, терпеливо сидела у очага, как тысячу и миллион лет назад привыкла сидеть женщина, ожидая мужчину.
16
Кара-Мергена ждали в воскресенье. Он пришел в среду. Еще издали Федор Борисович заметил, что охотник расстроен.
- Внизу что-то случилось, - сказал он Скочинскому.
- Что-нибудь с лошадьми?
- Возможно.
Сдвинув на затылок свой чумак и поминутно вытирая рукавом чапана потеющий лоб, Кара-Мерген испуганно и страдальчески несколько раз взглянул на Федора Борисовича и снял шапку.
- Что произошло? - спокойно и твердо спросил тот.
- О, бисимилла иррахманиррахим, - жалостливо ответил Кара-Мерген, соединяя ладони и словно собираясь молиться, - пожалуйста, не ругай, Дундулай-ага. Я принес шибко плохие вести... В долину пришли сын и зять Кильдымбая. И еще, бишь, пять жигитов. Все шибко сердитые. Зять Кильдымбая, Абубакир, мою спину плеткой стегал, кричал много. Говорил, зачем я вас Кокташ привел, зачем вы хотите Жалмауыз смотреть. Беда будет. Опять казахча аил смерть придет. Урус, говорит, шайтан, обман делал. Мы ему лошадей дешево продавали, он конак-асы кушал, богатые подарки получал, а теперь хочет Смерть посылать... Что будем делать, Дундулай-ага? Абу-бакир говорит - иди, я пришел. Отвечай, пожалуйста...
То, чего втайне побаивался Федор Борисович, произошло. Очевидно, казахи все-таки следили, куда направилась экспедиция, и потом долго решали, что же делать с Дундулае м, который когда-то наголову разбил банду самого Казанбая. И вот суеверие взяло верх. Да только ли суеверие? Вряд ли здесь дело обошлось без классовой ненависти, которую скрыто питала к нему зажиточная часть казахов вроде Кильдымбая. Кара-Мерген рассказывал как-то, что этот аксакал очень хитрый и умный. До сих пор нелегально держит работников, которые пасут ему скот, числившийся за другими, подставными, хозяевами. Поэтому все трое прекрасно поняли из слов Кара-Мергена, что последствия посещения казахами запретной долины Черной Смерти могут оказаться более чем серьезными.
Выслушав охотника, Дина заметно побледнела. Водя языком по пересохшим губам, стояла она, переводя испуганный взгляд с одного лица на другое и вытирая за спиной влажные руки. Скочинский же дерзко усмехался, бурчал под нос:
- Недобитки... Ублюдки байские!.. - и еще больше округлял большие, широко расставленные глаза.
Федор Борисович хмурился, не зная, как и что ответить своему проводнику, прекрасно понимающему, какое может ожидать его наказание за нарушение запретного.
- Чепуха! - вдруг бодро и даже как-то весело сказал Скочинский. - Я пойду вниз и по-своему втолкую этому безмозглому дураку... как его... Что это такое? Да отдает ли он отчет своим поступкам?..
- В том-то и дело, что отдает, - ответил Федор Борисович и первым, кивнув Кара-Мергену, направился к шалашу.
Возле шалаша все четверо расселись прямо на траве, и Федор Борисович стал подробно выспрашивать Кара-Мергена, чего же, собственно, хочет этот Абубакир и кто его послал сюда в качестве полномочного посла. Ответ был еще более неутешительным. Оказывается, об истинной цели экспедиции знают уже многие предгорные аилы, что в одном из них (что самое страшное!) заболели холерой два человека, и местный жаурынши - гадальщик на овечьей сухой лопаточной кости - заявил, что виной их болезни являются те, кто недавно снова потревожил покой Жалмауыза. Многие аилы в панике и не знают, что теперь будет. Все клянут русских и угрожают расправой, если только холера перекинется на другие аилы и поселения. Мулла Асаубай ездит от аила к аилу и читает проповеди. Он говорит, что Советская власть специально посылает в их исконные земли своих азреилов, чтобы погубить весь казахский журт. Русские, говорит мулла Асаубай, хотят лишить казахов свободы и воли, они хотят заставить их жить общими коммунами, где самые красивые женщины и девушки будут принадлежать русским начальникам, а те, что похуже, станут достоянием всех. Скот же перейдет в руки Советской власти, и казахи навсегда перестанут вдыхать вольный ветер степей. Их удел будет печальным уделом каирши, то есть нищих.
- Да это же старая песня! - негодовал Скочинский. - Опять кто-то мутит народ, разжигает национальную вражду.
- Жаман дело, шибко жаман, - печально констатировал Кара-Мерген. Абубакир так говорит. Пусть Дундулай уходит. Если не пойдет, мы его палатку сжигаем, а лошадь в степь угоним. Теперь мне совсем плохо будет. Я совсем дивана13 был. Зачем соглашался Кокташ гулять? Что будет? Что теперь будет? - сокрушался он, покачиваясь из стороны в сторону и бормоча что-то еще, непонятное, горестное, покаянное
- Мы не можем, не имеем права прервать работу, - горячился Скочинский. - Это черт знает что такое! Бред каких-то фанатиков и недобитых врагов Советской власти ставит подножку в самый ответственный для нас момент...
- Погоди, не горячись, - остановил его Федор Борисович. Обстоятельства и в самом деле весьма серьезны. Что-то надо предпринимать.
- Может быть, Николаю и впрямь следует спуститься в долину и поговорить с этим Абубакиром? - предложила Дина.
- Именно... Именно так! - настаивал Скочинский.
- А что это даст?
- Как что? Я скажу ему, пусть он убирается ко всем чертям! А до муллы доберемся потом. Это же контрреволюционный гад! Какие речи ведет! Подбивает на мятеж? Да за это ему тюрьмы мало!
- Погоди, Коля... Все верно. Но твой разговор с Абубакиром ничего не даст. Абубакир выражает волю своего тестя, волю оставшихся богачей. Если мы не уйдем, они оставят нас без ничего. Как же мы продолжим работу?
Дина опять подала совет:
- Тогда спустимся и заберем все, что можно унести...
- Допустим, - согласился Федор Борисович. - А что дальше? Сюда они, конечно, не сунутся. Ну а потом?.. Сентябрь мы проживем. А на чем возвращаться? До Кошпала около двухсот километров. Да и не это самое страшное. Может действительно вспыхнуть эпидемия холеры. Предрассудки... уж бог с ними, с этими предрассудками. Мы-то как-нибудь выкрутимся. Но ведь опять может погибнуть много народу. Помните, что рассказывал Голубцов, да и Обноскин тоже? Пока не возникло эпидемии, необходимо немедленно изолировать сам очаг. Вот что меня волнует. Надо сообщить в Кошпал, в Талды-Курган и... принимать самые решительные меры.
- А как же... как же наш Хуги? - чуть не со слезами на глазах спросила Дина. - Мы потратили столько сил... Неужели все впустую?
- Да вот это-то и обидно, - глухо ответил Федор Борисович. - Район поисков сузился теперь до минимума. Вот-вот мы должны были его увидеть... Прямо-таки не знаю, что делать... Хотя бы еще неделю... Как это все некстати...
Скочинский снова зло и возбужденно заблестел большими глазами.
- Мне надо идти. А вы с Диной оставайтесь. В конце концов, я могу поехать даже в Кошпал и все сделаю. Обращусь к властям, подниму на ноги медицину... Черт побери, нельзя же срывать научную работу!
Федор Борисович задумчиво потер руками колени, обтянутые прочной тканью походного комбинезона, решительно сказал:
- Ладно! Утро, говорят, вечера мудренее. Давайте свое решение вынесем завтра. А теперь пора ужинать и спать.
* * *
Весь вечер над Верблюжьими Горбами стояло облачко. Оно было неподвижно и темно. Горные ласточки чертили крылом чуть ли не по земле. Высоко в небе, чаще обычного, клекотали орлы. По всем признакам ожидалась гроза. Тоже некстати. Одно к другому... Настроение у всех было отвратительное. Кара-Мерген молча и обеспокоено поглядывал на темное облачко, нависшее над Верблюжьими Горбами. Наконец глухо и мрачно произнес:
- Ночью акман-тукман будет.
- Какой такой акман-тукман? - спросил Скочинский.
- Буран. Снег пойдет.
- Да откуда же снегу взяться, когда только конец августа да и теплынь вон какая?
- Ночью сам смотреть будешь. Я правду говорю, - вяло ответил Кара-Мерген, больше занятый тревогами о своем будущем, чем о настоящем.
За ужином он без всякого удовольствия съел кусок архарьего мяса, выпил кружку чая и потом долго сидел в задумчивости, ни с кем не вступая в разговор. Дина, желая его ободрить, сама подсела к нему, дружески заглянула в глаза:
- Ну, что ты, Кара-Мерген-ага, так запечалился? Вот увидишь, все хорошо будет.
- А-а, бикеш, - улыбнулся он грустно, теребя лоскуток жиденькой бородки. - Я совсем несчастный человек. Сорок аю убивал, не боялся, а сейчас боюсь, шибко боюсь. Как теперь жить буду? Раньше куда ни пойду, везде хорошим конаком был. Кумыс каждый казах давал, - стал загибать он пальцы, - мясо тоже давал, нан тоже давал. Сурпа, плов, тушпара, казы, кеваб, баурсак, катык14 - все пожалуйста. Теперь кто даст? В свою юрту никто не пустит. Скажет, жаман человек. Свою душу шайтану продал.
- Да не продавали вы черту душу, - утешала Дина. - Вы помогаете научной экспедиции. Вы большое дело делаете. Федор Борисович во всем вам поможет...
- Е-е, спасибо, бикеш, спасибо, - соглашался Кара-Мерген, но по-прежнему оставался подавленным.
Как-то не совсем обычно, не так, как всегда, закатывалось солнце. Обернутое в легкий туманный флер, оно казалось приплюснутым и походило на яйцо, только было малиново-красным и садилось на белый пик Порфирового утеса стремительнее обычного. Над лагерем пролетела большая стая горных галок. Их крик был тревожен, а полет тороплив. Они уходили вниз, в сторону долины Черной Смерти. Потом немного погодя тихо зашумел лес.
У-у-у-у... - приглушенно понеслось где-то поверху. Понеслось было и замолкло. Потом снова: у-у-у-у... - но уже громче, напористей и тревожней. Ветер гудел, рвался высоко над головой, не тревожа даже листочка на дереве, и это было очень странно и казалось необъяснимым. Над лагерем словно образовался какой-то прочный воздушный колокол, не пропускающий сквозь себя даже маленького дуновения ветра. Можно было подумать, что весь ураган, который разыгрывается в горах, вот так и пронесется поверху и потом снова все станет спокойно и тихо. Однако вместо этой надежды у людей стало появляться угнетающее чувство тревоги. Первой его высказала Дина. Она подошла к Федору Борисовичу и, глядя на него, со страхом сказала:
- Мне страшно. Я чувствую, что с нами что-то должно случиться.
Он посмотрел на нее с каким-то ранее не присущим ему замешательством:
- Да что вы... успокойтесь.
Но сам испытывал именно то же чувство. Ему тоже казалось, что должно произойти что-то из ряда вон выходящее, что неминуемо придет беда. "Это уже весьма странно, - подумал он, как ученый ища всему объяснение. Кара-Мерген подавлен, но его состояние понятно. А что же испытывает Николай? Неужели то же самое?"
Скочинский с невозмутимым видом собрал спальные мешки в шалаше, чтобы перенести их в пещеру. Коль уж, как говорит Кара-Мерген, будет акман-тукман, то шалаш от него не спрячет.
- Коля, - подошел к нему Федор Борисович, - что ты сейчас испытываешь?
- Я? - беспечно отозвался Скочинский. - Ничего. Кроме одного желания: по-медвежьи залечь на ночь в берлогу.
- Я говорю серьезно.
Скочинский вылез из шалаша, держа под мышками скатки спальных мешков.
- Ты насчет этого? - и покрутил головой, показывая вверх, где рвался и гудел ветер.
- Да. Насчет этого.
- Руководствуйтесь природой, говорит Сенека...
- Ты неисправим. Да можешь ты в конце концов не балагурить! рассердился Федор Борисович.
Скочинский заулыбался.
- Ну хорошо. Я испытываю чувство страха. Тебя это устраивает?
- Вот это я и хотел услышать. Ты понимаешь? Мы, оказывается, все испытываем одно и то же чувство. Только что Дина сказала, что она чувствует приближение какой-то беды. Я чувствую то же самое. Мы же ученые, мы должны разобраться... У тебя это чувство есть или нет?
- Есть. Поэтому я и лезу в берлогу и вас хочу с собой затащить...
- Значит, серьезно, есть?
- Да, серьезно, но не обязан же я паниковать?
- Черт возьми! - выругался Федор Борисович. - Это какое-то загадочное явление. Неужели вот эти изменения в природе так способны давить на психику?
- Очевидно, способны. Ведь прижимает же атмосферное давление к земле всяких мошек? Почему же оно не способно угнетать человека?
- Хм, - сказал Федор Борисович и отошел.
Вскоре ветровой шквал загудел ниже, и сразу все почувствовали холод.
- Вот пурга идет, - вяло сказал Кара-Мерген и еще раз посмотрел в сторону Верблюжьих Горбов, над которыми уже не висело облачко, а стояла тяжелая синеватая мгла.
Федор Борисович махнул рукой, указывая на пещеру. Все стали собирать оставшиеся вещи, понесли их в медвежью берлогу.
- Да мы здесь и зимовать можем! - уже громко кричал Скочинский, пересиливая рев ветра, несущийся с высоты.
Едва все влезли в пещеру, как перед нею со свистом пронеслась упругая волна воздуха. Она пригнула к земле траву, словно прошлась по ней огромным тяжелым катком. Небольшие яблоньки согнулись в дугу. Плоды и листья посыпались с них дождем.
- Прямо скажем, вовремя, - пробормотал Федор Борисович. - Такой ветер способен снести человека, как муху.
Дождавшись кратковременного затишья, Кара-Мерген выскочил к шалашу и принес охапку травы. Потом он заткнул изнутри лаз, оставив в нем лишь небольшое отверстие.
- Такая погода шибко опасная. Совсем пропасть можно. Я вот так один раз чуть-чуть не пропал. И вот ведь какое дело! Знал, скоро буран будет, прятаться надо, а силы нету, воли нету, голову какой-то туман кружит, страх берет. Я шибко боялся. Потом мало-мало ползал, ямку искал, прятался. Утром проснулся - хоть бы что!
- Высоко в горах мало кислорода, воздуха, - отвечал ему Федор Борисович, хотя и сам не знал точно, чем можно объяснить апатию и невольный страх человека перед наступлением снежного урагана. - А когда вот такая погода, воздуха становится еще меньше. Вы чувствуете, как мы все тяжело дышим сейчас? Атмосферное давление резко понижается. Вот это, очевидно, и вызывает в человеке угнетенное состояние.
А за пещерой уже бушевала метель - со свистом, с воем, с протяжным гудом. Под этот вой и гуд они все и уснули, тесно прижавшись друг к другу. Проснулись утром в белой тишине, в сказочно красивом мире, родившемся за одну ночь перед их каменным убежищем. Вокруг толщиной в два вершка лежал ослепительно чистый снег. Лежал и не плавился, хотя было тепло и солнце снова собиралось греть по-августовски. Федор Борисович и Скочинский, раздевшись до пояса, принялись играть в снежки, смеясь и радуясь, словно не надо было решать, что же делать в связи с угрозой Абубакира, словно вообще не было странного предчувствия беды перед снежной бурей, словно всегда было хорошо.
17
Утром действительно как-то все стало ясно. Тревожная весть, принесенная Кара-Мергеном, уже не вызывала того острого опасения за сохранность базы в долине и возможную вспышку эпидемии холеры в казахских стойбищах, какое она вызвала перед снежной бурей. Конечно, приезд в долину Черной Смерти Абубакира со своими воинственно настроенными жигитами, их угроза, их сообщение о холере серьезно осложняли дальнейшую работу экспедиции, но вывод и окончательное решение, как поступить, напрашивались сами собой. Вчерашнее предложение Скочинского было единственно верным и резонным. Он должен был спуститься с Кара-Мергеном в долину и попробовать убедить Абубакира, что никакого Жалмауыза - пожирателя людей в этих горах нет, а есть мальчик, безобидное существо, воспитанное зверями. Заразные болезни, время от времени вспыхивающие в аилах, никоим образом не могут быть им посылаемы, все это вымысел и заблуждение суеверных людей, подчас злобно настроенных муллами и недобитыми баями против Советской власти, несущей казахам грамоту, культуру и здоровье. Скочинский должен был также убедить Абубакира и тех, кто сопровождает его, что следует немедленно сообщить в Кошпал о появлении холеры, и тогда опытные табибы не допустят ее распространения на другие аилы. Так должен был сказать Скочинский Абубакиру и сделать все возможное и невозможное, чтобы выполнить перед людьми, попавшими в беду, свой долг ученого и человека.
Завтракали в пещере. Ели подогретое на костре архарье мясо и пили чай с пресными лепешками. Шалаш был разрушен шквалом, и остатки его теперь лежали под теплым, быстро таявшим снегом. Сойдет он, и снова зазеленеют травы, не убитые, а лишь освеженные; вздохнет туманом земля, и буйная альпийская зелень еще долго, до глубокой осени будет радовать глаз своей красотой и давать все необходимое зверю и птице.
С выходом в долину Кара-Мерген не спешил: ждал, когда подтает снег и откроются знакомые тропы.
- Когда снег, ходить плохо, - объяснял он, потягивая из кружки чай смешно вытянутыми губами и держа кружку не за ручку, а под донышко, как привык держать пиалу. - Ногами ступаешь не твердо. Мало-мало не так, в пропасть летишь. Лучше обождать... Я по горам много гулял. Шибко хорошо горы знаю.
- Мы вам очень благодарны, Кара-Мерген, - сказал ему на это Федор Борисович. - Вы опытный следопыт и отличный охотник. Без вас было бы тяжело. Вот окончим работу, вы получите хорошее вознаграждение, найдете себе невесту, мы будем на вашей свадьбе.
- Ой-ой, - засмущался Кара-Мерген, - большую честь оказываешь, Дундулай-ага. Мне давно жениться пора. Скоро тридцать лет будет.
- Это еще не поздно. Мне вон тридцать два, да и то все не соберусь, засмеялся Федор Борисович.
- Ай, зачем долго холостой ходишь? У тебя вон какая бикеш есть, упрекнул его Кара-Мерген со всей откровенностью и заставив тем самым густо покраснеть Дину. - Калым платить у вас закона нету. Так бери...
Скочинский захохотал:
- Ха-ха-ха... Федя, он тебе дельный совет дает. Ей-богу, дельный! Без калыма...
- Хм, без калыма... Я бы и калым заплатил, да ведь не пойдет. У вас, Кара-Мерген, легче. Хочет невеста или не хочет - не ее дело. Понравилась жениху - и все. Дальше решает калым.
- Да будет вам, - отмахивалась Дина.
- Зачем - будет? Я правду говорю. - Кара-Мерген, очевидно, вполне серьезно решил отстоять свой довод. - У нас тоже разные случаи есть. Жених невесту любит, невеста жениха любит, а калым платить нечем. Как быть? Тогда карабчить надо. Другого выхода нету. А русскому человеку калым платить не надо, карабчить тоже не надо. У вас закон лучше.
- Да мы не спорим, что лучше, - посмеиваясь, говорил Федор Борисович. - Но у нас нужна обоюдная любовь. Только тогда женятся. А просто так взять нельзя. Это не прежние времена.
- Как нельзя? Дина-апа хороший человек. Ты, Дундулай-ага, тоже хороший. Обязательно взять надо. Бери?..
- Жарайды, - сказал по-казахски Федор Борисович, - если пойдет, обязательно возьму.
- Да ну вас... Вы меня в краску ввели с этим разговором
- А-а, это жаксы. Когда скромная бикеш - шибко хорошо...
Скочинский хохотал от души, свободно и искренне, как может смеяться веселый здоровый человек с открытым и добрым сердцем.
Окончив завтрак, все стали неторопливо собираться в дорогу: Кара-Мерген и Скочинский в долину, Дина и Федор Борисович к альпийскому лугу, чтобы посмотреть, нет ли каких следов, оставленных поутру Хуги на обычных местах его охоты.
- Там, - Кара-Мерген указал пальцем дальше в горы, - снег день-два лежать будет. Может обвал быть. Пожалуйста, осторожно.
- Хорошо, хорошо,- ответил Федор Борисович, - мы будем очень осторожны. Только вы не задерживайтесь.
- Не задержимся, - ответил за Кара-Мергена Скочинский.
Их проводили до тропы, местами уже оголенной и влажно черневшей между островками быстро таявшего снега.
Скочинский подошел к Дине, улыбаясь, сказал:
- Ну, голубушка, дайте я вас поцелую.
- Нам с Федором Борисовичем будет очень вас не хватать эту неделю, проговорила она. - Вы там... будьте начеку с ними... Все-таки они, кажется, враждебно настроены.
- Не бойтесь, милая, все будет хорошо. - И он бережно и ласково поцеловал ее в щеку. Потом отошел к Федору Борисовичу, протянул ему руку.
Она слышала, как он сказал: "До свиданья", а потом что-то еще, понизив голос до шепота, чего она уже не разобрала, только заметила краем глаза, как слегка изменился в лице Федор Борисович, но тут же и улыбнулся.
В эту минуту никто из них не мог и подумать, что тем и другим жить осталось совсем немного: одни должны были умереть сегодня, другие двумя днями позже...
1 Жалмауыз (каз.) - буквально: пожиратель людей.
2 Кюйши (каз.) - акын-мелодист.
3 Кеваб (каз.) - мясо, жаренное на вертеле.
4 Баурсаки (каз.) - кусочки кислого теста, испеченные в масле.
5 Молчи! Ступай, мясо нужно! (каз.)
6 Мыстан (каз.) - ведьма.
7 Ах, хороша русская девушка! Хороша солнечная красавица! (каз.)
8 Адам-бала (каз.) - человеческое дитя.
9 Змея-стрела! Я сейчас умру! (каз.)
10 Тумак (каз.) - шапка с ушами.
11 Бикеш (каз.) - ласковое обращение к девушке.
12 Прощайте, будьте здоровы! (каз.)
13 Дивана (каз.) - дурак, юродивый.
14 Казахские национальные блюда
ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ
1
Экспедиция Федора Борисовича Дунды погибла при странных и загадочных обстоятельствах.
Она просто исчезла, как будто ее не было.
Местные власти забили тревогу слишком поздно, когда от них из Алма-Аты и Ленинграда потребовали сообщить, где экспедиция и что с нею. Сообщить же было нечего. Никто ничего не знал. Тогда спешно собрали поисковую группу, в которую вошли Ибрай, аптекарь Медованов, фельдшер Обноскин, учитель Ильберса Сорокин и три милиционера. Попытка что-то узнать у кочевников ни к чему не привела. От них услышали лишь молву, да и то явно неправдоподобную, навеянную суеверием: Дундулая, наверно, погубил Жалмауыз за то, что он вторгся в его владения.
Поисковая группа прибыла в долину Черной Смерти, но и там не обнаружила никаких следов.
Уже стоял ноябрь. Повсюду лежал снег, и подниматься в горы было равно самоубийству.
Никто не знал, где именно искать пропавшую экспедицию. Горы были везде.
На ответ о безрезультатных поисках в Кошпал прибыла вскоре специальная оперативная группа, в составе которой находились пограничники и следователь прокуратуры.
Ее поиски тоже не дали никаких результатов.
Весной они были возобновлены и опять не пролили света на загадочное исчезновение ученых.
Экспедиция исчезла бесследно. Поисками больше не занимались.
Постепенно события сгладились временем, все забылось. Жизнь шла новым руслом. Изменился быт кочевников, менялось их сознание.
Теперь они уже не боялись русских табибов, а сами шли и ехали к ним за помощью.
Дети учились в школах, взрослые работали в колхозах, выращивали племенных овец и молочный скот, а по вечерам заставляли молодых и грамотных читать газеты, слушали радио, чтобы знать не только то, что делается вокруг, но и во всем мире.
Ибрай двенадцать лет еще работал в "Заготпушнине", а затем, похоронив жену, когда-то так не любившую Ильберса, оставил Кошпал и уехал к сыну в Алма-Ату, где тот жил и все еще продолжал учиться.
Приехал он в 1940 году по весне и увидел, что сын живет как в сказке, что все у него есть и что не хватает разве птичьего молока. Особенно квартира - большая, из двух комнат, застланных коврами, заставленных богатой русской мебелью, и еще двух маленьких комнатушек, где можно было приготовить обед и искупаться в ослепительно белом, в рост человека корыте. И нигде никакого труда, кроме как нажал, дернул, повернул. Долго ходил старик по всем комнатам и все цокал от изумления языком да разводил руками. А сын, огромный, плечистый, с подстриженной ершиком головой стоял у него за спиной и улыбался.
- Когда жениться будешь? - спрашивал Ибрай.
- Скоро, - отвечал Ильберс, - в будущем году.
- Большой калым платишь?
- Совсем не плачу. Невеста заканчивает университет. Как закончит, так и поженимся.
Отец насторожился.
- Плохая, наверно, раз калыма не платишь? Кто же отдаст хорошую даром?
- Сегодня увидишь, - ответил сын, снова улыбнувшись.
И старый Ибрай действительно увидел невесту Ильберса. Ее звали Айгуль. Она была молода и ослепительно красива, как солнечная красавица Кунсулу и как самое красивое неземное существо - Перизат. Старик обомлел: ой-ей-ей, каких высот достиг сын, коль совсем даром отдают ему такую невесту.
Потом ко многому привык, обзавелся знакомыми и сам стал жить в этой сказке. У сына тоже часто бывали гости, научные сотрудники, иные холостые, иные с женами, и все у них было не так, как было у старика прежде. Они садились за круглый высокий стол, на мягкие стулья, ели и пили, не подворачивая под себя ног. И он сидел вместе с ними, да не в чапане, а в костюме, причесанный, приглаженный, и не знал, что ответить и что сказать. Все было хорошо, только никак не мог он привыкнуть сидеть за столом, так и хотелось подтянуть ноги и усесться калачиком. Наконец решился и заявил сыну:
- Так и быть, буду я сидеть за этим столом, когда приходят к тебе твои гости, но, пожалуйста, разреши принимать моих гостей так, как велит наш старый обычай.
- Да принимай как хочешь, - засмеялся сын, похлопав отца по плечу.
И с тех пор, когда приходили к Ибраю знакомые, такие же старики, он уводил их в свою комнату, начисто лишенную мебели, сажал на ковер, подбрасывал подушки и угощал чаем на раскинутом дастархане.
- О! - говорил он, когда речь заходила о сыне. - Мой сын очень большой ученый! И станет еще больше, потому что никак не хочет бросить учиться.
- Так, так, - кивали ему гости. - Твой сын очень большой человек.
Однажды (Ильберс ненадолго уезжал в Москву) старый Ибрай встретил земляка. Это было в марте 1941 года. Земляк приехал из кошпальских степей. Звали его Кадыр. У него было плоское лицо, маленький нос и редкие усы, реденькая борода. Когда-то Ибрай помнил Кадыра другим, помоложе. Он считался дальним родственником Кильдымбая, был беден и жил в его аиле, исполняя обязанности пастуха. Но ведь годы, как известно, и красавца делают некрасивым.
- Аксакал, - сказал Кадыр Ибраю, - я приехал сюда за много верст, чтобы повидать твоего ученого сына и отдать ему салем.
- Зачем тебе нужен сын? - спросил Ибрай, провожая гостя в свою комнату.
- Об этом я скажу только ему. Это важные вести, а уж он как хочет. Не обижайся.
Кадыр рассказал о последних новостях в родной степи. Колхоз, в котором он работал, стал еще богаче. В нем построили Красную юрту, и теперь два раза в неделю показывают на полотне говорящих людей. Это очень интересно. Люди совсем как настоящие, и даже хочется с ними заговорить. И все на этом полотне кажется настоящим - и овцы, и верблюды, и лошади. Прямо-таки удивительно... И еще есть всякие изменения. В прошлом году приезжали машины и пробурили в степи скважины. Теперь и в самом аиле и на пастбищах стало много воды, и недостатка в ней уже никто не испытывает, Кильдымбай же, старая лиса, который когда-то всех перехитрил и вовремя отдал свой скот Советской власти, наверно, вот-вот уйдет в другой мир. Сын его, Жайык, работает бригадиром, а зять Абубакир - трактористом.
- Хорошие новости ты привез, Кадыр, - сказал растроганно Ибрай, - и за это я преподнесу тебе суюнши.
С этими словами он встал, чтобы одарить гостя подарком, но Кадыр остановил:
- Погоди, аксакал. Не все новости хорошие. Есть и дурные. Но я расскажу их твоему сыну...
Ильберс приехал на другой день уже поздно вечером, уставший с дороги, но очень довольный и радостный. Узнав, что у них гость, он любезно его поприветствовал, сказал отцу, чтобы тот оказывал ему всяческие почести, и заспешил из дома, успев лишь переодеться.
- Извините меня, но я спешу, - заулыбался он, давая понять, что его ждет любимая девушка и что он не может терять ни минуты. - Завтра мы поговорим обо всем и все вспомним.
- У него, - Ибрай кивнул на Кадыра, - очень важные новости для тебя. Мне он не говорит их.
Ильберс поглядел на наручные часы и засмеялся:
- Ну что ж! Пятнадцать минут судьбы моей не решат...
Ильберс ошибся. Эти пятнадцать минут, которые он отвел, чтобы выслушать гостя, именно решили его дальнейшую судьбу.
* * *
На старой, аккуратно развернутой тряпице лежала перед Ильберсом небольшая пачка бумаг. Это было все, что осталось от Скочинского: истертый, измятый паспорт с пожелтевшей фотографией, такой же по виду военный билет, записная книжка с подмоченными и рваными краями и уж совсем измочаленный лист ватмана с топографической картой, сделанной от руки.
- Как все это произошло? - глухо спросил Ильберс.
- Русского застрелил из обреза Абубакир, а потом он убил и Кара-Мергена. Я вытащил эти бумаги, когда вез русского, чтобы похоронить. Я их носил под чапаном, прятал в земле, и вот они перед тобой, селеке.
- А кто убил Дундулая и девушку?
- Их не убивал никто. Они так и остались в горах. Наверно, их в самом деле погубил Жалмауыз. Я говорю правду.
- Вы знаете, Кадыр, что вас ждет?
- Не знаю, селеке. Я не убивал русского, я только взял его бумаги.
- Почему вы не сказали об этом властям тогда?
- Я очень боялся. Абубакир говорил, что убьет и меня, если я скажу.
- Почему вы сейчас решили рассказать?
- Эти бумаги постоянно жгли мою душу. Теперь души нет. Она вся выгорела. Я уже ничего не боюсь.
Ильберс долго молчал, прикрыв рукою глаза, потом тряхнул головой, и жесткие волосы ощетинились еще больше.
- По нашим обычаям, - сказал он глуше, - гость в доме хозяина неприкосновенное лицо, но я нарушу этот святой обычай отцов и дедов. Вы, Кадыр, являетесь соучастником убийства. Я должен сдать вас в милицию, и там вы расскажете обо всем подробно.
- Я готов, селеке. Этот русский спас мне когда-то жизнь. О аллах! Да простит он мне мои прегрешения...
2
...Ноги скользили по мокрым камням, местами все еще прикрытым плавящейся от тепла сахарно-голубой крупкой.
Кара-Мерген шел впереди, стараясь твердо и уверенно ставить ноги, обутые в прочные яловые сапоги с отворотами. За спиной, не болтаясь, на хорошо подогнанном ремне, висела кремневка. Он - как и всякий настоящий охотник - знал цену мелочам походной жизни и ни разу не пренебрегал ими. Заметив, что Скочинский прыгает с камня на камень, Кара-Мерген осуждающе покачал головой.
- Пожалуйста, Николай-ага, ровно ходи. Нельзя так. Ногами надо немножко крутить, тогда твердо стоять будешь.
Скочинский перестал прыгать и попробовал ставить ноги так, как их ставил Кара-Мерген, чуть-чуть поворачивая. И скоро убедился, что в такой ходьбе есть преимущество: нога как бы ощупывала то место, куда нужно было ступить, и обеспечивала надежную опору.
Так они одолели один склон, потом второй, осторожно прошли по узкой тропе над обрывистой впадиной, все время придерживаясь руками за неровности каменной стены, возвышающейся над ними, и, наконец, оказались на опушке орехового леса, где недавно наблюдали семейство медведей. Здесь Скочинский запросил отдыха:
- Давай отдохнем. Все ноги вывернул по этим камням.
Кара-Мерген засмеялся:
- Такой большой батыр - слабый! Ну ладно, жарайды, отдыхай мало-мало.
Скочинский сел, расправил уставшие в коленях ноги, потер онемевшие от напряжения икры, потом достал записную книжку и остро отточенный химический карандаш.
- Чего ты пишешь? Чего писать можно? - спросил Кара-Мерген.
- Как чего? Вот то и запишу, как мы с тобой прошли половину пути, о чем говорили.
- Зачем бумагу портить на всякий пустяк?
- Так у нас заведено. Бумага делает память твердой. Ничего не забудешь.
- Разве твоя голова худая?
- Да нет, не худая, но только всего не упомнишь. А потом мало ли что может быть. Кто тогда расскажет, как мы шли. А бумага расскажет.
Кара-Мерген, кажется, понял, кивнул:
- Ну тогда пиши, - и тоненько, по-козлиному захехекал.
В полдень они вышли на вершину горы Кокташ. Отсюда хорошо была видна вся долина Черной Смерти. Четким треугольником вписывалась в зелень палатка, неподалеку от нее бродили лошади. Скочинский насчитал их четырнадцать. Значит, семь из них было чужих. Увидел и людей, кружком лежащих неподалеку от палатки. В середине курился костер. Все казалось мирным и спокойным. Ничто не внушало тревоги. Скочинский опять достал записную книжку, коротко записал и эти наблюдения.
Ровный пологий спуск горы Кокташ был особенно зелен. Гладкое разнотравье - вьюнок, молочай, кустики дикого горошка и рассыпанные кулижки мелкого желтоцвета - резко отличалось здесь от зелени на сыртах и еще более от высоких альпийских трав, которые местами могли скрыть с головой всадника с лошадью.
Люди внизу зашевелились, когда Скочинский и Кара-Мерген прошли половину склона. Семь человек стояли плотной кучкой, очевидно о чем-то переговариваясь. И только теперь Скочинский почувствовал, что они действительно настроены к ним враждебно. Эта враждебность выражалась в их неподвижности, терпеливом ожидании и уверенности, что все будет так, как они решили. Это же самое подметил и Кара-Мерген.
- Абубакир совсем злой, - сказал он, с тревогой поглядев на Скочинского. - Пожалуйста, близко не подходи. Так калякать можно.
- Чепуха! Чего они сделают?
Некогда приученный Федором Борисовичем к решительным действиям, он не раз заявлялся в стан окруженных басмачей и диктовал им условия сдачи. Тогда было куда опасней. Басмачи тыкали ему в грудь маузеры, угрожая расправой, а он спокойно и небрежно отводил от себя вороненые стволы и начинал переговоры. Железное спокойствие, которое он разыгрывал перед ними, всегда выручало, хотя потом две-три ночи мучили кошмары.
Не снимая с левого плеча бельгийки, Скочинский шел, всем своим видом выражая недоумение и холодную досаду на тех, кто оторвал его от важного дела. У казахов не было оружия, и это вселяло надежду, что удастся склонить их к благоразумным поступкам. "Вы там будьте начеку с ними. Все-таки они, кажется, враждебно настроены", - вспомнились слова Дины. "Она права, подумал он, - с ними и в самом деле надо быть осторожней".
Не доходя трех шагов, Скочинский остановился, внимательно оглядел угрюмые лица казахов, и губы осторожно тронула улыбка.
- Ну, салам алейкум, друзья! Рад вас встретить, как дорогих гостей, и оказать дружескую помощь, если вы приехали в наше становище с добрым сердцем и открытой душой.
Казахи что-то забормотали, потом на полшага вперед выступил Абубакир, в широком сером чапане, быстроглазый, с тонко подбритыми усиками, с четкой линией красиво поджатых губ. Шевельнув короткой двенадцатижильной камчой, тоже улыбнулся, но улыбка получилась злой, принудительной, как усмешка.
- Почему не пришел сам Дундулай? - не отвечая на приветствие, дерзко спросил он.
Скочинский вспыхнул, но мгновенно взял себя в руки. Умея горячиться, он умел и сдерживаться в самые ответственные моменты.
- Если так будем начинать разговор, мы уподобимся глупым ишакам, желающим своим ревом напугать друг друга. Я еще не слышал, чего хочет Абубакир и зачем он приехал сюда с жигитами.
- Кара-Мерген знает, зачем я приехал. - Темные, почти слившиеся со зрачками глаза Абубакира недобро метались в узком прищуре век.
- Я хотел бы услышать это лично от тебя, Абубакир, - понизив голос, ответил Скочинский и, обойдя казахов, направился к палатке, оставив их у себя за спиной.
Абубакир, как видно, не ожидал от Скочинского такого непринужденного поведения. Он растерянно посмотрел ему в спину, и на лице отразился бессильный гнев.
Вход в палатку не был зашнурованным, и Скочинский догадался, что в ней побывали гости. Он откинул угол брезента, но внутри все лежало на месте вещи, продукты, даже бутыль со спиртом в ивовой оплетке оказалась нетронутой. Впрочем, правоверным самим кораном запрещено употреблять напитки кяфира. "Ничего, - подумал Скочинский, - поиграет Абубакир в разгневанного батыра, на том и успокоится". Он положил бельгийку на мешок с мукой, снял с себя верхнюю куртку, потому что было жарко, и, поправив на плечах широкие лямки рабочего комбинезона, вылез из палатки.
Казахи стояли всё на том же месте и переговаривались с Кара-Мергеном. В голосе Абубакира по-прежнему слышались гневные нотки.
- Кара-Мерген, - позвал Скочинский, - готовь гостям чай. Добрая беседа не может идти без доброго угощения.
- Жок! - твердо сказал Абубакир, строго глянув на Кара-Мергена.
- Почему? - спросил Скочинский. - Разве вы пришли сюда не с добрыми намерениями?
- Какое может быть добро? - шагнул к нему Абубакир, в руках его оказался шерстяной мешок, называемый капом. - На! Казах не хочет принимать подарка, если человек жаман, - и высыпал к ногам Скочинского несколько плиток чая и рулон голубого сатина, преподнесенные Федором Борисовичем Кильдымбаю.
- Объясни, в чем дело, - тихо, но твердо потребовал Скочинский.
- Чего объяснять? Зачем объяснять? Сам не знаешь? Вы нарушили наш обычай, наш порядок. Зачем вы ходили Кокташ? Это место запретное! Здесь живет Жалмауыз. Никто его не должен тревожить. Вы пришли, тревожили. Теперь казахский журт беда пришла. Аил моего отца холерные больные есть. Два человека. А может, уже больше. Кто виноват? Вы виноваты! Что скажешь?
- Скажу, что ты глуп, как пенек, - хрипло ответил Скочинский. - Скажи мне в свою очередь, кто это настраивает вас против Советской власти и против ученых, которые никому не причиняют зла?
Абубакир побелел, глаза расширились, насколько позволил им косой разрез век. Опалив взглядом Скочинского, резко повернул голову к жигитам и так же резко мотнул ею:
- Кадыр!
Один из казахов, в истертом лисьем треухе, плосколицый, с маленьким носом, неуверенно вышел вперед, придерживая сбоку тонкий волосяной аркан. Скочинский знал, что в руках искусного табунщика этот аркан может быть грозным оружием: не успеешь моргнуть, как будешь связан по рукам и ногам. И тут он узнал казаха, хотя прошло столько лет. Это был тот самый, которого он спас однажды от расправы бандитов Казанцева.
- Кадыр? Так это ты? - спросил Скочинский. - Разве твоя клятва была лживой, когда ты говорил, что станешь мне братом?
Кадыр ничего не ответил. Краска стыда заливала его широкие, плоские щеки. Он опустил голову. И тогда Абубакир, видя нерешительность жигита, снова подхлестнул его резкой короткой командой.
Кадыр переступил с ноги на ногу, и неожиданно в глазах его сверкнули огоньки непокорности.
- Жок! - сказал он.
И в это время другой из жигитов кинулся к палатке, и не успел Скочинский загородить в нее вход, как он юркнул туда и вылез с бельгийкой.
Дело принимало серьезный оборот. Игра в безмятежность оборачивалась против него самого.
- Верни на место оружие, - все еще пытаясь быть хладнокровным, сказал Скочинский казаху. - Дай сюда ружье.
Но Абубакир опередил. Он шагнул к своему жигиту и вырвал из рук бельгийку.
И тогда Скочинский не выдержал. Он бросился к Абубакиру и коротким ударом в челюсть свалил его с ног. Не давая опомниться, выхватил из рук ружье, но принять оборонительную позу уже не успел. Его схватили за плечи, за ноги, кто-то резким рывком, упершись коленом в спину, дернул назад голову. Потемнело в глазах. Скочинский услышал хриплую брань и затем почувствовал, как его мгновенно отпустили. На светлом фоне неба смутно увидел коренастую фигуру Абубакира и какой-то неясный короткий предмет в его руках, вскинутый на уровне груди; успел различить обостренно-проясняющимся взором и внутреннюю черноту неровно обрезанного ствола, но сказать уже ничего не успел. Бесшумная вспышка белого огня с силой ударила в грудь и прожгла насквозь. Он упал на колени, ища руками опору, потом сел и, запрокидывая голову и все больше изменяясь в лице, часто заморгал широко расставленными глазами. Где-то далеко в подсознании загорелась радужная точка. Она пульсировала, разрасталась и в последних толчках сердца все еще пыталась жить в безголосом крике мыслей: "Они убили меня! Что же теперь будет с Диной и Федором? Зачем я погорячился?.."
Онемевшие казахи опомнились, когда услыхали тяжелый топот Кара-Мергена. Он убегал к подножию горы Кокташ. Жигиты не думали, что все обернется так, но безудержная горячность Абубакира теперь ставила под угрозу и их собственные жизни. Кара-Мерген не должен был уйти в горы. Это было ясно каждому, и тогда двое кинулись его догонять. Но Абубакир, распаленный ненавистью, злобой, дико, по-лошадиному взвизгнул и снова передернул затвор обреза. Рискуя попасть в своих, он вскинул его и прицелился. Грохнул второй выстрел. Бежавшие казахи прянули в стороны. Кара-Мерген высоко подпрыгнул, как подпрыгивает на бегу смертельно раненный теке, и с разбегу сунулся головой в траву. Когда к нему подбежали, он лишь вяло шевелил кривыми ногами да судорожно сжимал и разжимал пальцы. Пуля попала в затылок. Его принесли и положили рядом со Скочинским.
Растерянные, бледные, люди Абубакира не могли смотреть друг на друга. Одни из них, повернувшись на восток, шептали молитву, проводя ладонями по лицу, другие цедили проклятья в адрес страшной долины, которая еще раз оправдала свое название. Они знали, что Абубакир настроен воинственно и носит под чапаном обрез, но никто не предполагал, что он станет стрелять в людей. Они поехали с ним, чтобы только прогнать из запретных владений Жалмауыза русских, которые, как сказал жаурынши, потревожили его покой. Дундулай, конечно, большой человек, у казахов пользовался уважением, но коль он во зло им оказался прямым виновником страшной болезни, опять вспыхнувшей среди казахского журта, то уж тут считаться с былыми заслугами не приходится. Так думали жигиты Абубакира. Но Абубакир все сделал по-своему. Один аллах теперь знал, что ожидает их впереди.
Первым подал голос Кадыр. Он всегда был послушным воле хозяев, но убийство Скочинского, которому он когда-то назвался братом, подняло в его душе неудержимый протест.
- Что ты наделал? - сказал он Абубакиру. - Ты обманул нас всех. Ты убил моего названого брата.
- Молчи, собака! - крикнул Абубакир. - Тот, кто называет себя братом гяура, сам гяур. Клянусь аллахом, ты будешь лежать вместе с ними, если надумаешь, меня выдать! - И резко клацнул затвором обреза.
Кадыр попятился. Абубакир действительно может сделать все. Он верная опора Кильдымбая. Убьют, спрячут, и никто не будет знать, куда делся безродный и бедный табунщик. Но и его неуверенного протеста хватило, чтобы другие задумались о своей судьбе.
Сын Кильдымбая Жайык подошел к Абубакиру и, глянув на окровавленный рот Скочинского, к которому он совсем недавно лично подносил большую щепоть обжигающего пальцы бесбармака, сказал:
- Ты убил их обоих.
- Да, - жестко ответил Абубакир. - Я убил их обоих, потому что такова была воля аллаха.
- Но вместе с кровью русского ты пролил кровь и правоверного. Нет ли в этом греха?
- Нет. Пособник гяуров не может быть правоверным, - отрезал Абубакир. - Так говорил Асаубай.
- Хорошо, - тихо вздохнул другой жигит. - Но в горах осталось еще двое. Кара-Мерген сказал: "Они остались продолжать работу. Через неделю мы должны к ним вернуться". Что ты скажешь на это?
- Они не дождутся их и спустятся сюда. Тогда мы сделаем с ними то же самое.
- О алла! Что ты задумал, Абубакир?! Нам не сносить из-за тебя головы...
Абубакир презрительно через губу сплюнул.
- Вы не жигиты! У вас нет ни ума, ни храбрости. Ваши головы вместо мозгов набиты мякиной, а сердца похожи на верблюжий помет! Если мы не убьем Дундулая и его девчонку, нас всех ожидает смерть. Советская власть не пощадит не только меня, но и вас. Станет ли она разбираться, кто стрелял, а кто помогал стрелять?
Да, это было сказано убедительно.
- Если же убьем всех, степь покроет молчанием нашу тайну. Какой мужчина пожелает стать женщиной? Разве законы адата не повелевают блюсти единство между правоверными?
Да, это было сказано обнадеживающе.
- Мы так спрячем гяуров, что не нарушим даже покоя травы над ними. Никто из нас не польстится на их добро. Мы уничтожим его, и никто не будет знать, здесь ли или в другом месте останавливались гяуры. Лошадей угоним с собой и продадим в дальние аилы. Тогда Жалмауыз возрадуется и не станет больше посылать в степь черные болезни, и казахи снова обретут покой. Такова воля аллаха, услышанная муллой Асаубаем во время пророческого сна, такова мудрость Асаубая, тайно переданная мне для вас.
Да, это было сказано поучительно.
И все повернулись к востоку, воскликнув в поднятые ладони:
- Бисимилла иррахманиррахим! Да будет так, как велит бог!
После короткой молитвы Абубакир подошел к Кадыру и не без тайного умысла сказал ему:
- Ты повезешь русского.
Он явно хотел сделать его сообщником.
- Я не обагрял своих рук его кровью, - снова было запротестовал Кадыр, но, чувствуя на себе решительный и беспощадный взгляд страшного человека, умолк.
- И никому ничего не скажешь, - не обращая внимания на его протест, жестко продолжал Абубакир. - Иначе замолчишь навсегда. А теперь делай, что тебе говорят...
Убитых погрузили на лошадей и повезли в глубь долины. Кадыр вез русского, положив его поперек седла, а Жайык - Кара-Мергена. Какой-то тайный голос шепнул Кадыру запустить руку в карман куртки русского, которую он тоже прихватил с собой. Может, его документы когда-нибудь пригодятся ему, чтобы очистить перед людьми свою душу, насильно втянутую в тяжкий грех. Ибо аллах всемилостив.
Кадыр нащупал плотную пачку каких-то бумаг и, не глядя на них, боясь, чтобы не увидели другие, сунул за пазуху.
Яму выкопали заступом, найденным в палатке, но предварительно осторожно подрезали и сняли дерн: Абубакир не велел нарушать покоя травы. Но когда очередь дошла до самих похорон, Жайык воспротивился, чтобы Кара-Мергена, как и русского, придавить землей.
- Он мусульманин! - заявил Жайык. - Я не стану зарывать его, как собаку.
- Да, это верно, - кивнул Кадыр.
- Мы погребем не только тело, но и душу, а это большой грех, - сказали другие.
Тогда Абубакир велел сделать в яме подкоп. Кара-Мергена завернули в его же чапан и подсунули в нишу, а рядом опустили Скочинского. Вместе с ними под сожалеющий цокот жигитов положили все вещи ученых. Яму завалили, хорошенько утоптали землю, а потом аккуратно прикрыли дерном. Лишнюю землю унесли подальше и высыпали в сурчиные норы.
Были люди - и нет; нет и следа от них. Кто подумает, что здесь, на чистом и ровном месте, где колышется чемерица, пестуя на ветру ядовитые дугожильные листья, похоронены два человека? Кто найдет их, если, даже отойдя и вернувшись, не скажешь сразу, тут ли? Память обманчива, время же всемогуще.
Еще полторы недели жили казахи в долине, поджидая следующие жертвы. Коротали дни и ночи в томительном, тревожном бездействии. Вечерами долго не ложились спать, сидя вокруг костра и слушая горы. Совершая свой извечный окольцованный путь, из ночи в ночь всплывала над ними Большая Медведица. На каждого приходилось в ней по звезде. О, это было недоброе сочетание, коли оно предначертано самим аллахом! Не выставит ли он когда-нибудь их грешные души на всеобщее обозрение, как выставил когда-то Жеты Каракши?1
И еще полторы недели кружили по степи, охраняя из долины выход. Ожидание сменилось усталостью. Пришла пора вернуться в родные кочевья. Горы таинственны и всесильны. Казахи не любят гор. Только степь способна помочь предать забвению испытанное Судьбой. Да поможет аллах каждому укоротить свою память...
3
Сперва прокатился слух: Ибраев - восходящая звезда Казахского филиала Академии наук СССР откладывает свадьбу до осени. Суды да пересуды. Но слухи не были лишены оснований.
Ильберс спешно собирался в горы Джунгарского Алатау. Зачем, для чего толком никто не знал, кроме самых близких.
22 апреля он прибыл в Кошпал, Оттуда, не задерживаясь, вместе со своим первым учителем Яковым Ильичом Сорокиным выехал в колхоз Кызыл-Уруса, что значит Красное Пастбище. В этот день выездной суд из Талды-Кургана должен был вынести приговор убийцам Скочинского и Кара-Мергена. Все семь человек сидели на скамье подсудимых. На суд съехались люди из многих аилов. Вещественные доказательства убийства были налицо. Перед судом на желтой кошме лежали изъеденные ржой бельгийка, кремневка и прочие вещи, извлеченные из могилы; здесь же были документы - записная книжка, карта и паспорт Скочинского. Заключение судмедэкспертов о насильственной смерти тайно погребен ных предъявили подсудимым. Все они признались в своем преступлении, но никто не мог ничего сказать о дальнейшей судьбе Федора Борисовича Дунды и его помощницы Дины Григорьевны Тарасовой.
- Абубакир, - сказал Жайык, - тоже хотел убить их, но они не спустились с гор. Мы не знаем, что стало с ними. Уезжая из долины Черной Смерти, мы решили, что их покарал сам Жалмауыз. Теперь знают все, что это было вымыслом суеверных людей и пропагандой мулл, особенно муллы Асаубая, арестованного в тридцать третьем году.
Ильберс попросил у суда разрешения задать вопрос.
- Скажите, Жайык, кого разыскивала тогда в горах научная экспедиция?
- Тоже не знаем, - ответил подсудимый. - Наверно, Дундулай и его товарищи унесли эту тайну с собой.
Жайык, постаревший, обросший, подавленный, с тоской в глазах, вяло переводил взгляд с Ильберса на судей, сидевших за единственным здесь столом, застланным красной сатиновой скатертью.
- Значит, никто из вас больше не верит в Жалмауыза?
- Нет, не верит, - повторил Жайык. - Никто не верит. Вот спросите народ. - И он повернулся лицом к тем, кто в чутком молчании слушал суд. Казахи, мужчины и женщины, - все сидели прямо на лужайке, перед столом, окружив его большим полумесяцем.
Подсудимые тоже сидели, скрестив ноги, но вместо скамьи под ними была долевая полоса кошмы, снятая с юрты. Вставали только те, кто должен был отвечать.
- Это хорошо, - сказал Ильберс, - что никто не верит в мифическое существо, якобы пожирающее живых людей. Но оно, это существо, родилось в умах суеверных совсем не случайно. Кое-кто из вас, очевидно, помнит моего дядю - Урумгая. Двадцать три года назад нынешняя долина Черной Смерти тогда еще не называлась так и не имела на себе проклятья. Это была самая обыкновенная долина, каких много в ущельях гор. Туда-то и откочевал дядя, чтобы заранее выбрать место для зимнего стойбища. Отец мой, возглавлявший род, должен был прийти в долину двумя днями позже. Но когда прикочевал в нее, то ни дяди, ни его жены, ни их сына, моего двоюродного брата Садыка, там уже не было. Был только скот и собаки, стерегущие стадо. Страшная болезнь чума, бич того времени, унесла в могилу дядю и тетку, но вот судьба Садыка осталась неизвестной. Он исчез...
- Вай!.. - пронеслось по неровным рядам казахов.
- А спустя три года, - продолжал Ильберс, - Федор Борисович Дунда, который тогда командовал конным отрядом по борьбе с бандой Казанцева, встретил Садыка у перевала Коксу, но уже в обществе двух медведей...
- Ой бо-ой! - опять пронесся удивленный вздох сидящих людей.
- Вместе с Дундой, этим замечательным человеком, большим другом казахов, ставшим впоследствии ученым, был и мой отец. Он видел своего племянника так же, как вы сейчас видите меня. Да, Садык стал диким ребенком. Его воспитали медведи. Трудно поверить, но это факт. История знает много таких примеров, и для науки они перестали быть невероятными фактами. Но темные, суеверные кочевники не знали о них. Трудно установить теперь, кто первым увидел дикого мальчика и пустил гулять слух по степи. Но в это время опять вспыхнула эпидемия чумы, и тогда обвинили в ней ни в чем не повинного маленького Садыка. Так зародилась устрашавшая потом многих легенда о загадочном и беспощадном Жалмауызе. Но Федор Борисович Дунда, или, по-вашему, Дундулай, был человеком ученым. Он хотел найти Садыка, хотел написать о нем книгу. Вот почему он появился здесь снова, с экспедицией. Я не знаю, удалось ли Федору Борисовичу и его друзьям видеть Садыка, но вот из записной книжки Скочинского ясно, что Кара-Мерген его видел дважды. Значит, ученые были на верном пути. Вот карта, которую они оставили. На ней обозначены места, где были обнаружены следы Садыка. Эти немногие документы, сохраненные подсудимым Кадыром, говорят об удаче поисков. Но убийца Абубакир разрушил планы ученых. Он зверски убил товарища Скочинского и товарища Кара-Мергена, бесстрашного следопыта и охотника, верного помощника Федора Борисовича.
Но я приехал сюда не только для того, чтобы сказать вам эти слова; я и мой учитель Яков Ильич Сорокин решили продолжить дело погибших ученых. И еще я хочу сказать, что я - сын кочевника, моя родина - это ваша степь. Я рос на глазах многих аксакалов, которые сейчас сидят здесь и слушают меня. Советская власть и Коммунистическая партия сорвали пелену невежества и дикости с ваших глаз, и я рад снова встретиться с вами и сказать: я, советский ученый, горжусь своими земляками!
Громкими аплодисментами были встречены слова Ильберса. Радостные слова почета и уважения к дорогому гостю мешались с гневными выкриками по адресу подсудимых.
Ссутулясь, склонясь головой чуть не к самым коленям, сидел на позорной кошме Абубакир и рядом с ним шесть его соучастников. Был уже поздний вечер, и в просветленно-си реневом небе ярко проглядывали семь желтоватых звезд Большой Медведицы.
- О аллах, - сказал кто-то из подсудимых, - я знал, что ты уподобишь нас Жеты Каракши, услышав выстрелы Абубакира!..
4
Но выстрелы слышали не аллах и даже не Федор Борисович с Диной. Их слышал Хуги. Его тонкий слух отчетливо уловил два далеких выстрела, прозвучавших в долине Черной Смерти. Если где-то звучит такой гром, значит, там двуногие существа. Это прочно отложилось в его памяти и стало чувственно-конкретным познанием.
Нередко наблюдая за людьми, он все больше и больше развивал в себе любопытство и к ним, и ко всему тому, что они делали. Его настороженность к пришельцам постепенно сглаживалась.
Он уже не раз видел, как они таскают сучья, что-то делают с ними и тогда сучья светятся в темноте ярким светом и от них столбом уходит в небо мутный густой туман. Днем же света не видно, зато хорошо заметны красные языки, лижущие подвешенный черный полукруглый предмет, из которого пахнет то каким-то незнакомым запахом мяса, то какой-то душистой водой.
С большой осторожностью, когда ушли люди, он спустился вниз, заглянул в шалаш, потом в пещеру и затем, крадучись, подошел к костру. В нем еще тлели угли. Сел поблизости, протянул руку. Удивительно: почерневшие, покрытые сизым налетом сучья излучали тепло. Опустил руку еще ниже, и ощущение тепла увеличилось. Оно было приятно и притягивало к себе магически.
В ночь снежной бури он сумел хорошо спрятаться в своем уютном логове. Приближение бурана почувствовал заранее, как мог бы его почувствовать любой зверь. И, зная, что придет холод и он будет зябнуть, Хуги понял необходимость утеплить логово. Инстинкт зверя и мозг человека как бы слились в одно целое. Он забеспокоился и стал искать, что можно было бы использовать в качестве добавочной подстилки, в которую при нужде придется зарыться. И тогда опять выручили двуногие существа. Он уже видел, что у них в шалаше набросано много сухой травы, что они спят на ней и, наверно, удобней, чем спали бы на листьях. Этих познаний и этих мыслей было достаточно, чтобы с рвением приняться за дело. Он спустился к подножию Орлиной скалы. С корнем выдирал разлапистый горный папоротник, срывал огромные листья лопухов, сгребал с земли плотный настил вьюнка - все для него годилось. Он напластал целый ворох, что не унести было и за три раза. Чувство меры в нем отсутствовало. Траву добросовестно перетаскал всю, сделав заметную плешину у подножия скалы. А перетаскав, долго устраивался в ней, не зная, что делать дальше. Ее было так много, что ранее удобное углубление оказалось заваленным. Тогда он стал разрывать в траве нору, пока снова не добрался до листьев. Но до чего же было теперь удобно! Будто находился в глубокой теплой пещере. Обмяв траву, Хуги лежал и блаженствовал, сознавая почти реально пользу своего труда и своих стараний. Жизнь учила его новой мудрости - мудрости первобытного человека.
Всю ночь спал крепким спокойным сном, смутно слыша завывание снежной бури. А утром, высунув из теплого убежища голову, увидел, что все вокруг выбелено снегом.
Хуги почувствовал голод. Но вылезать на снег не хотелось. Он полежал еще, нежась в тепле, однако свежий прохладный воздух все сильней и сильней разжигал аппетит. Наконец вылез, потянулся и обнаружил, что не так уж и холодно. Из-за снежных пиков вставало большое круглое солнце. Тишина стояла необыкновенная.
Хуги направился к малиннику, оставляя в теплом снегу, медленно таявшем, глубокие следы. Но малинник уже давно пустовал. Он обошел его и поискал глазами более развесистую дичку. На одной висело несколько мелких яблок, уцелевших от урагана. Но зато их было полно внизу, под снегом. Они были холодными, приятно кислыми и хорошо утоляли первый утренний голод. Побродив еще немного в окрестностях Орлиной скалы, Хуги подался выше в горы, к сыртам, чтобы там поискать чего-нибудь более сытного и плотного, чем фруктовая зелень.
Хуги бродил по сырту часа три, пока наконец не наткнулся на ровную стежку барсучьих следов. Он редко встречал их в этих местах, чаще всего они попадались ниже, в зоне яблоневых лесов, но голод, очевидно, выгнал барсука на сырт, чтобы поискать высокогорных полевок, пришибленных снегом ящериц. Зверь только что прошел. Следы в снегу были совсем свежими. Память Хуги хорошо хранила прискорбную историю схватки с барсуком Чуткие Уши. Но теперь он не чувствовал слабости перед этим зверем.
Хуги трусцой побежал по следу. Снег холодил тело, но не настолько, чтобы он испытывал неприятное ощущение. Трава здесь была невысокой, и бежать было легко. Главное, были видны следы, и это усиливало азарт гона. На пути выросла глыба камней, заметенная снегом. Барсук обогнул ее. Хуги же, руководимый чутьем, обежал с другой стороны, осторожно приподнял голову.
Сперва он ничего не заметил, но когда высунулся больше, увидел темнополосую морду с яркими глазами, уставившуюся на него. Оба от неожиданности фыркнули. Барсук что есть духу пустился скачками наутек. Хуги кинулся за ним. Не так-то просто оказалось настигнуть тучного, с виду неповоротливого зверя, но Хуги настиг и, зная по опыту, как он силен и ловок, упал на него и сразу же схватил за задние ноги. Барсук заверещал, изогнулся, но сильная рука вовремя опустилась на загривок, скользнула ниже и как тисками сдавила горло. Борьба продолжалась недолго.
Хуги, если был один, никогда не приступал к пиршеству на месте охоты. Во время еды, как, впрочем, и все звери, он утрачивал нюх, бдительность и мог сам оказаться чьей-либо жертвой, поэтому взвалил барсука на плечо и, поглядывая по сторонам, направился к скале.
Вот тут Федор Борисович и увидел его впервые, осматривая в бинокль почти гладкую и белую от снега равнину сырта. Увидел и мгновенно пригнул за плечо Дину.
- Наконец-то! - только и выдохнул он.
- Что? Он? - взволнованно, чувствуя, как в ней с радостной болью обрывается и катится куда-то сжавшееся сердце, воскликнула Дина, но и сама уже увидела на ровной грудине сырта, залитого снежно-солнечным половодьем, далекую темную фигурку, похожую на человеческую. - Федор Борисович, неужели? Дайте, дайте же я посмотрю...
Он с трудом оторвал от себя бинокль и протянул ей. Пальцы его дрожали, глаза, губы, брови - все выражала счастливое нетерпение. Вот она, награда, награда за долгие годы раздумий, надежды, веры, награда за утомительные дни и недели поисков в диких, почти недоступных для человека горах!
Дина трясущимися руками наводила бинокль на далекую фигурку и когда вдруг поймала в перекрестии четко приближенное оптикой тело голого человека, несущего на плече какого-то зверя, то, невольно вздрогнув, резко отстранилась. Он показался ей необычным, удивительным, сверхъестественным существом.
- Он! - вскрикнула она сдавленным шепотом. - Он! Честное слово, он!
Они лежали за гребнем каменистой гряды, отделяющей сырт от кряжистого склона, за которым шли уже скалы, каменные россыпи, неглубокие ущелья. Хуги, казалось, шел прямо на них. Да, наверно, и не было другого пути, как только через гряду или мимо нее, чтобы спуститься вниз.
Федор Борисович торопливо полез в карман, вынул записную книжку, бегло перекинул страницы, снова зашарил в одном, другом кармане.
- Дина, вы не помните, куда я мог задевать карту? Ах да! Ее ведь брал Николай, - вспомнил он. - Вот черт побери! Ну конечно, она у него... Все это время мы искали Хуги совсем не там. Здесь, должно быть, его излюбленное место охоты. А вон позади нас та самая скала, у которой был убит Кара-Мергеном пестун.
Хуги уже подошел настолько, что его можно было наблюдать и невооруженным глазом. Расстояние, которое их отделяло теперь друг от друга, было не более двухсот пятидесяти метров. Федор Борисович и Дина видели, как, согнувшись и чуть наклонив в сторону черную косматую голову, на них шел человек, будто только что исторгнутый из глубины седой древности.
Шел он легко, придерживая на себе рукой упитанную барсучью тушку.
- Дина, ниже, ниже голову, - шептал Федор Борисович. - Сейчас он будет совсем рядом. Смотрите внимательно, очень внимательно. Запоминайте...
Но произошло непредвиденное...
Сперва из-за темной гряды морен, в которую упиралась западная сторона сырта, выскочили две четкие на белом снегу точки. До них было с полкилометра. Хуги не видел их. Голова барсука, свесившаяся с плеча, закрывала от него эту сторону. Федор Борисович почти вырвал у Дины бинокль и тихонько ахнул:
- Боже, да ведь это волки!
Сейчас, через какие-то несколько минут, должно что-то случиться. Волки шли Хуги наперерез. Они, по всей видимости, хотели отрезать его от гор и снова завернуть на сырт. Здесь он станет беспомощным, и тогда ему не уйти. Но Хуги оглянулся, оглянулся потому, что первым услышал взлаивание, которым волки сопровождали охотничий гон. Он как будто бы растерялся сперва, остановился, поднял голову и уставился прямо на бегущих волков. Расстояние между ними быстро сокращалось.
Волки бежали рядом, почти вплотную, морда к морде. Теперь их хорошо было видно. Один казался меньше. И Хуги узнал его. Это были старые враги Бесхвостый и Хитрая.
Хуги повернулся, подбросил тушку, как это делают люди, чтобы ноша легла удобней, и побежал, но уже не к гряде, за которой лежали Дина и Федор Борисович, а чуть наискось, срезая угол, к одной из первых скал, где мог бы укрыться от погони.
- Да бросай ты этого барсука! - чуть не крикнул было Федор Борисович.
У Дины от страха за Хуги округлились глаза.
- Стреляйте!.. Стреляйте же в них!..
И только теперь Федор Борисович вспомнил о винчестере. Разбросав ноги, уминая локтями снег на камнях, крутил плечами, выбирая поудобней позицию.
Волки по-прежнему шли рядом, делая большие, но тяжелые прыжки. Они были совсем близко, так что виден был красноватый оттенок их меха. Большие брыластые морды, прижатые уши, сильные, вытянутые лапы, взрывающие снег. Еще немного - и они пробегут всего в каких-нибудь сорока шагах от гряды, отрезая Хуги от ближней к нему скалы.
Федор Борисович слился с винчестером, едва заметно ведя стволом и слегка опережая бегущих хищников. "Черт побери! - негодовал на волков. Сорвать нам такой момент..."
Раскатисто, как бывает только высоко в горах, загремел выстрел.
"Тах! Тах! Тах!" - запрыгало эхо.
Бесхвостый был поражен пулей в воздухе, когда делал свой тяжелый очередной мах. Его длинное, но куцее, без хвоста, тело перевернулось и врезалось в вязкий, начавший таять снег. Красновато-бурая шерсть на боках плеснулась ярким отсветом и сразу погасла.
Хитрая прянула в сторону и, круто повернувшись, стремительно понеслась прочь от гряды, стелясь над самым снегом. Но она успела сделать не более четырех прыжков.
"Тах! Тах! Тах!" - опять троекратно загремело эхо.
Волчица ударила себя хвостом по боку, притормаживая бег, неожиданно села, повернула голову и с каким-то осмысленным выражением удивления, боли уставилась на каменную гряду, откуда дважды прозвучали выстрелы. Потом встала, пошатываясь, пошла, но не от гряды, а к ней, туда, где лежал Бесхвостый. Она вернулась, чтобы умереть рядом, вернулась вопреки всем инстинктам и страхам. Так, по крайней мере, казалось, но так, наверное, и было.
Последние шаги волчица проделала с трудом, дважды тычась мордой в снег и дважды поднимаясь. Она не дошла до Бесхвостого совсем немного, вскинула голову, хотела, очевидно, взвыть, пропеть ему и себе последнюю песню славы, но голова дернулась, упала, и волчица больше не поднялась.
- Я ни за что не подумала бы, - сказала Дина потом, - что звери могут себя так вести.
Выстрелы Федора Борисовича спасли Хуги, но они и напугали его. Барсука он бросил сразу же, как только загремел первый выстрел. Дина видела, с каким стремительным проворством бежал он затем к скале. За ним не угнался бы ни один спринтер, ни один бегун не сумел бы сравниться с ним в быстроте и легкости бега. Вряд ли догнали бы и волки, оставь он свою драгоценную ношу.
5
В тот день, когда погибли Бесхвостый и Хитрая, Хуги почти до вечера просидел в камнях, ошарашенный всем случившимся. Настигаемый волками, он уже готов был бросить им барсука, но в это время за спиной раскатисто грянул выстрел. Хуги высоко подпрыгнул, его ноша упала на землю. Оглянувшись, увидел, что Бесхвостый перевертывается через голову, а Хитрая, сделав поворот, бежит в сторону. Потом загремел второй выстрел, но он, уже не оглядываясь, со всех ног бежал к ближней скале. Добежав, пулей взлетел на камни, вскарабкался по утесу и спрятался в первой расщелине. Отсюда не было видно ни каменной гряды, с которой подряд ударили два грома, ни того места, где перевернулся через голову Бесхвостый; но край сырта, где лежала брошенная добыча, просматривался хорошо. Никто к ней не подошел, ни волки, ни двуногие существа, обладающие возможностью издавать гром.
Он просидел на скале до вечера, пытаясь понять происшедшее, но понять было трудно. Он не видел, куда делись волки и что стали делать двуногие существа, которые так и не показались ему. Все вокруг снова было тихо и пустынно, как будто ничего не случилось. Только по-прежнему лежал на том же месте барсук да высоко в небе стали кружить большие ягнятники. Вот им-то отдать свою добычу было бы непростительно. Голод подстегнул Хуги. Он слез со скалы и осторожно направился к брошенному барсуку. Снег уже почти сошел, и сырт снова зазеленел. Хуги шел не спеша, несколько раз останавливался и потягивал носом воздух. Но запаха страха не ощущал.
Подойдя, склонился, понюхал остывшую тушку. Потом пристально посмотрел туда, где лежали волки. Он понял, что они мертвы и не опасны. Любопытство взяло над ним верх...
Бесхвостый лежал на боку, откинув голову и вытянув могучие лапы. В двух шагах от него застыла Хитрая. Глаза ее были открыты и светились тусклым холодным кварцем.
Хуги задумчиво разглядывал могучих старых зверей, от чьих клыков и лап он чуть было дважды не пострадал. Теперь они лежали мертвыми, как и барсук, добытый им в честной охоте.
Еще раз глянув в небо и увидев, что бородачи кружат все ниже и ниже, он вернулся к барсуку, снова взвалил его на плечо и спокойно зашагал по направлению к Орлиной скале.
Он и не знал, что за ним все это время издали наблюдали Длинное Лицо и Светловолосая.
* * *
Трудно было сразу предположить, что давняя драма с пестуном могла разыграться близ логова Хуги. Теперь Федор Борисович и Дина знали точно, что логово здесь. Следовало только найти его.
На другой день рано утром, придя к скале, Федор Борисович и Дина забрались в гущу малинника и затаились.
Они пролежали два часа, терпеливо ожидая, когда рассеется туман и на камнях, может быть, появится Хуги. Но туман не спешил рассеиваться, хотя давно занялась заря и должно было вот-вот взойти солнце.
Наконец началось медленное отслоение тумана от земли. Уже хорошо проглядывалось подножие скалы, стали заметнее очертания отдельных камней. Впечатление было такое, что где-то неподалеку горит лес и дым от пожара, расстелясь сперва по земле, медленно начинает уходить вверх. Сколько причудливых образов можно было увидеть в самих завитках тумана! То они вытягивались и приобретали форму фантастической по размерам головы медведя, то сворачивались кольцами и походили на мех архара, то, вбирая в себя огромную глыбу скалы, казались каким-то доисторическим чудищем. Но вот туман поднялся еще выше, и солнечные лучи, пронизавшие его вкось, засеребрились, и мокрая от росы трава заблестела живыми радужными пятнами.
Вдруг Федор Борисович невольно вздрогнул и легонько толкнул Дину. В чистом от тумана просвете, пронизанном лучами солнца, на площадке одного из скальных выступов они увидели стоящего во весь рост Хуги. Теперь он был совсем рядом. Он казался выше, чем они считали, шире в плечах, сутулых и мощных в этой своей сутулости. Взгляду четко открылась полоска лба, не высокого, но и не низкого, прикрытого клоком спутанных волос, косо спадающих на плечи, большие выпуклые глаза с чуть отвисшей складкой век, широкие скулы, широкий приплюснутый нос, полные губы и сильно развитая челюсть. Как будто выточенный из камня, темный торс его с длинными полусогнутыми руками сходил книзу клином, подчеркивая узость бедер и худобу ног, заметно утолщенных в коленях. Будто из тьмы веков, легко раздвинув каменные недра, вышел в современный мир человеческий предок, чтобы взглянуть, так ли на земле все глухо и мрачно, как было миллион лет назад, так ли светит солнце, которое манило его тогда из этого мрака к свету.
Федор Борисович и Дина внимательно разглядели Хуги, а он, словно нарочно, не спешил уйти. Понежась под солнцем, он легко и как-то неуловимо скользнул вниз по камням, потянул носом, шевеля ноздрями, и, очевидно не заметя ничего опасного, деловито опустился на четвереньки.
Федор Борисович только молча покачал головой. Удивительно, как человек мог приучиться вот так легко и ловко передвигаться. И впервые он ясно осознал, что это существо потеряно для общества. Даже вернув его в лоно цивилизации, вряд ли можно было надеяться, что оно будет способно жить в других условиях. И все-таки, как ни странно, в облике этого дикого существа продолжал жить человек.
Федор Борисович, проводив Хуги взглядом, вышел из укрытия, поглядел на Дину и улыбнулся:
- Вот мы и увидели, что хотели. Жаль, не было Николая.
6
Федор Борисович и Дина отдыхали, может быть впервые по-настоящему сознавая, что отдых в полной мере заслужен ими. Они купались под водопадом, весело болтая, загорали, лежа рядышком на горячем от солнца плоском валуне и наблюдая, как после них снова снует и вертится в потоках воды вспугнутая оляпка. Сейчас они, может быть, тоже впервые за все время не вспоминали о Хуги, не говорили о дальнейших планах, отключившись от всего, что на протяжении полутора месяцев постоянно занимало их умы и требовало огромных физических усилий.
- Я заметила, что Николай вам что-то шепнул, когда уходил, неожиданно вспомнила Дина, а скорее всего, она и не забывала об этом, а просто ждала удобного момента, чтобы спросить.
Федор Борисович бесстрастно пожал голыми плечами и невинно посмотрел на нее.
- Не помню.
- И вам не стыдно меня обманывать? - прищурилась она, глядя на него против солнца. - Я ведь вижу, что вы помните.
На губах его появилась хитроватая, загадочная улыбка.
- Я очень мнительная, - сказала она, - если это обо мне...
- Ну что вы! - отвечал он полушутя-полусерьезно.
- Нет, в самом деле?..
- Я не имею права выдавать чужую тайну, - засмеялся он.
- Среди нас не может быть тайн. Так, значит, все-таки обо мне?
- Допустим.
- Что значит допустим? В таком случае сейчас же выкладывайте!
Федор Борисович шутливо нахмурился:
- Вы кому приказываете? Начальнику экспедиции? Почему не соблюдаете субординации?
- Ах, субординацию! - вскричала Дина и, вскочив, стала заламывать ему руки за спину. - Я вам сейчас устрою допрос с пристрастием, товарищ начальник. Это вам развяжет язык.
Она была сильной девушкой, он это чувствовал. Хохоча и проказничая, она действительно крепко связала ему руки холщовым полотенцем, на котором лежала, а он, изобразив из себя покорного раба, стал умолять ее о пощаде.
- О непревзойденная госпожа! Прости слугу неразумного. За твою добродетель я вознесу тебе хвалу перед всевышним, и он возликует сердцем, глядя с высоты небес на земную богиню, преисполненную к рабу своему милости и великодушия. И тогда снизойдет на тебя, о великая из великих, его божественное просветление, - говорил он, неловко ле жа грудью на камне, - ты сама постигнешь тайну твоего раба, недостойного, чтобы он произнес ее вслух.
- Несчастный! Поберегите свои восточные заклинания для других. А мне подавайте вашу тайну.
Но он продолжал:
- Взгляни на меня, о всемогущая повелительница! И обрати взор свой на эти бархатные тюльпаны, рассыпанные у твоих ног (на самом деле это были горные лютики). Их нежные лепестки омрачены твоей жестокостью, а их стебельки согнулись перед тобой в поклоне, заклиная тебя не вырывать мою тайну силой.
- Ну да! Стану я еще слушать эти чахлые цветочки.
- О господи! - произнес Федор Борисович трагическим голосом. Освободи же меня сам от этой жестокой мучительницы, которая не внемлет ни твоему мудрому гласу, ни моей униженной мольбе...
Дина завизжала, почувствовав подвох, но было поздно. Полотенце с его рук соскочило, а в следующий миг он уже держал девушку на руках перед собой.
- Ага! Вот теперь-то я за все воздам должное. - Он сошел с камня и, не опуская ее на землю, понес к водопаду.
- Пустите, пустите меня! - кричала она, поняв, что сейчас ее ждет холодный душ. - Пустите, Федор Борисович! Миленький, пустите, я вам что-то скажу...
- Нет уж. - Теперь он отвечал ей языком грубой прозы. - Я не такой простак, чтобы поверить женским басенкам.
- Нет, вправду скажу! Честное слово!..
Смеясь, он заглянул ей в лицо, оно и в самом деле выражало непритворный испуг, чувство радостного трепета перед его силой и твердым намерением подставить ее под холод струи; и еще он увидел (это уже в глазах, почти в упор смотрящих на него), что она безмерно счастлива и действительно хочет сказать что-то очень важное для обоих. И, помедлив секунду, он бережно опустил ее перед самым потоком на ноги.
Почувствовав свободу, Дина на миг остановилась, а потом с звонким смехом кинулась по лужайке прочь.
Федор Борисович развел руками, и вид у него был такой смешной и беспомощный. Его провели, словно мальчишку, поймав на старую женскую хитрость, как на голый крючок рыбешку.
Усмехнувшись и покачав головой, он с разбегу бросился под ледяные струи водопада. И все же знал, что глаза ее не лгали...
7
Два мужественных и смелых человека шли, чтобы разгадать тайну гибели Федора Борисовича и Дины.
У них имелся верный компас - карта Скочинского.
Яков Ильич Сорокин был в самом расцвете сил. Ему недавно исполнилось сорок лет. И хотя прошло немало времени с тех пор, как Ильберс вылетел из-под его крыла, внешне почти не изменился. Только русые волосы чуть-чуть потемнели, а на макушке появилась легкая редина - след намечавшейся лысины; да, может быть, тоже чуть-чуть огрубело лицо из-за четких складок от крыльев носа к углам рта, постоянно приподнятого, отчего лицо казалось насмешливым и сурово-непроницаемым. Впрочем, он и по натуре своей был именно таким: любил напрямик сказать человеку все, что он о нем думает. Кому-то это нравилось, кому-то нет. Одно время дела Сорокина были очень плохи, но Ильберс вовремя успел заступиться. Яков Ильич еще с год работал директором школы, а потом возглавил в Кошпале охотсоюз. К охоте он и раньше питал пристрастие. Физически был здоров, крепок, завидно вынослив.
Что касается Ильберса, то он во многом усвоил прежние привычки своего учителя, по-прежнему готов был считаться во всем. Слово Сорокина так и осталось для него высшим авторитетом житейской мудрости.
В долину Черной Смерти они приехали 15 мая. Два дня жили у чабанов, пасущих отары в пяти километрах от Кокташа. Пили кумыс, ели баранину и вели с чабанами долгие разговоры о древней легенде, связанной с устрашающим именем духа гор - Жалмауызом. Казахи легенду помнили, посмеивались, но за все прошлые годы никто из них не слышал о реальном диком человеке. Много говорили и об убийстве Абубакиром Скочинского и Кара-Мергена. Особенно жалели чабаны последнего.
- Храбрый был человек, - говорили они. - Лучший охотник нашего края. Сильный был человек! С медведем сходился один на один, и не раз бывало, что разрывал ему пасть руками.
Чабаны были искренне в этом убеждены; сами того не понимая, создавали новую легенду о простом и далеко не сильном человеке, осторожно и спокойно вершившем свое охотничье дело.
Утром 18 мая, оставив у чабанов лошадей и нагрузив заплечные мешки двухнедельным запасом провизии, Сорокин и Ильберс начали подъем в горы. Одеты они были по-походному, оба в яловых сапогах, в легких, но теплых куртках, подбитых изнутри сурчиным мехом, оба в казахских шапках. При них не было ни палатки, ни спальных мешков. Эти атрибуты походной жизни им должны были заменить теплые одеяла из верблюжьей шерсти. У того и другого висела за плечами двустволка. Был у них и третий спутник - огромная, ростом с телка, охотничья собака по кличке Манул2.
Взял ее Сорокин щенком у аптекаря Медованова, а перед тем как отдать, тот протащил щенка сквозь колесную ступицу, дабы в будущем не взбесился. Имелась такая страсть у аптекаря к народным поверьям. Месячным Сорокин начал натаскивать Манула сперва по сусличным норам, потом по сурчиным, а там в ход пошли и барсучьи, и лисьи, и волчьи логова. Вырос Манул крупным, мохнатым, крутолобым, с могучими челюстями. В любом месте Сорокин чувствовал себя с ним в полнейшей безопасности.
- Не могу себе, Яков Ильич, представить, - говорил Ильберс, - что с ними могло случиться.
- В горах все случается, - отвечал Сорокин. - Могли попасть под обвал, сорваться. Могли и звери порвать. Нам важно отыскать место их бывшей стоянки.
- По карте отыскать нетрудно.
- Это еще увидим. За четырнадцать лет, надо полагать, многое изменилось. Они и сами теперь не сумели бы найти ее, эту стоянку. Горы, мальчик, горы... Посмотри, какие величественные отсюда!
Они остановились на вершине горы Кокташ. Крутым седлом, словно в застывшем разбеге волны, передавала она свою мощь дальше - следующему взъему. И так все выше и выше, до самых центральных пиков, строгих, холодных, отпугивающих мертвенно-сияющей белизной.
Ильберс расстегнул планшетку.
- Яков Ильич, давайте еще посмотрим. Вся панорама гор перед нами. Вот смотрите, слева остроконечный пик. И вот он на карте. Очертания очень похожи, не правда ли?
- Да, - согласился Сорокин. - Это он и есть. Они называли его Порфировым утесом.
- А вот Верблюжьи Горбы, потом Клык Барса. Теперь смотрите ниже. Альпийский луг. Опять идут скалы. Вот плешина сырта. И снова утесы. Вот здесь пометка: Кара-Мерген убил пестуна. Если рисунок пиктографически точен, то тогда это вон тот утес. Темный такой, видите? Мимо него тропа через еловый лес, арчовые заросли и яблоневый пояс. А вот и Эдем. Здесь отмечены и берлога Розовой Медведицы, и стоянка. А еще правее - водопад. Ну, где это может быть?
- Скорее всего в тех выступах, - ответил Сорокин, показывая рукой на узкие темные полосы каменистых барьеров, поросших яблоневым лесом. - Там и будем искать.
Они подбросили на себе рюкзаки и стали спускаться вниз, придерживаясь по возможности обозначенного на карте маршрута.
Утро стояло светлое, ясное. Все дышало весной, обновлением, небывалой яркостью молодых красок. И хотя в горах еще чувствовалась прохлада, над полевыми цветами роем носились мухи, стрекозы и бабочки. В березовых подлесках попадались под ногами сыроежки и подберезовики.
- Ты помнишь, - наклоняясь и срывая упругий гриб, сказал Сорокин, как я вас на экскурсии кормил жаренными на углях грибами?
- Еще бы не помнить, Яков Ильич! Вы были для меня самым дорогим наставником в жизни.
- Ну-ну... Я вовсе не то хотел сказать, - нахмурился бывший учитель Ильберса.
- Зато я готов повторять это тысячу раз. Я в вечном долгу перед вами, - мягко улыбаясь, ответил Ильберс. - Это вы привили мне страсть к биологии, к науке.
Сорокин еще больше вздернул углы рта:
- Из умных людей ученых делать нетрудно. А вот из дураков мне это еще не удавалось. Эй, Манул! Ты чего там принюхиваешься?
Собака оглянулась и махнула хвостом, как бы приглашая следовать за собой.
- Небось куропаток унюхал. Он любит их погонять. Манул! Вернись!
Собака послушно вернулась, но в глазах была явная досада. Через минуту они и в самом деле увидели каменных куропаток. Красиво оперенный самец и сероватая самка кинулись в разные стороны, не взлетая, а лишь изображая раненых птиц. Резко, с надрывом, прозвучал крик самца. Манул бросился за ним, но окрик Сорокина снова вернул его.
- Дурачок! - сказал Сорокин. - У них же цыплята. И не стыдно тебе? Вот осенью охоться сколько влезет.
Манул пристыженно поглядывал на хозяина, прятал глаза. А тот продолжал урезонивать:
- Ты вот лучше волка поймай. Это по тебе. А то с маленькими хочешь связаться. И нужны-то они...
Он говорил с ним, как с человеком, и тот, казалось, как человек, понимал. Разговор кончился тем, что огромный мохнатый Манул привстал и на ходу лизнул Сорокину руку. Сорокин в ответ потрепал его по загривку - мир был восстановлен.
Ильберс удивился понятливости собаки.
- Я когда-то прочел Бандидата3, - сказал он, - и не поверил тому, что он написал: "Без собаки не было бы человеколюбивых обществ". Теперь верю, глядя на вашего пса, Яков Ильич.
- Пес у меня отличный. Но все-таки пес. Что с него спросишь? А вот когда люди бывают псами - обидно. Кое-каким горе-охотникам нет ничего проще ухлопать маралиху с детенышем, подстрелить медведицу, едва она только с медвежатами из берлоги вылезет. Разве это по-человечески? Сперва мы уничтожаем блага природы, а затем хлопочем, чтобы восстановить их. Нет ничего глупее этих занятий. Природу надо беречь, дань с нее брать с умом.
Кончились березовые перелески, и снова пошел подъем, все круче, все дальше, в густое сплетение каменных и лесных трущоб. Солнце не доставало сюда. Но это еще было началом. Ореховый лес все гуще сплетался кронами. Шли согнувшись, выворачивая ступни, чтобы кромкой толстой подошвы вдавить в каменную почву рубец. Больше не разговаривали. Дыхание и без того стало жестким, прерывистым. Манул карабкался легче, впиваясь когтями лап в неподатливый грунт. Так и шли, теперь уже наугад. Какой человеческий след способен сохраниться в горах? Старые звериные тропы сгладились, новые вели не туда, куда нужно. Зарубки на деревьях давно заплыли, да и сами деревья стали не те.
Ильберс ухватился рукой за выступающий угол вросшего в твердь горы камня. Мимолетно отметил: обсидиан. Крепкий камень! Древние предки готовили из него топоры и ножи. С тех пор пробежала не одна сотня веков. Ильберс почти зримо ощутил связь времен. Воображение заставило оттолкнуться еще на столько же, но уже вперед. Ведь это когда-то будет. И какой-то человек с высоты своего века тоже посмотрит вниз и, может быть, более зримо, чем он, силой огромного ума увидит его, Ильберса, проникнет в его мысли и на какое-то мгновение станет им самим. Но что общее свяжет их? Кусок какого-нибудь железа? Да нет. Все этот же камень - обсидиан, вечный в своем безвременье.
Всего лишь четырнадцать лет назад где-то вот здесь же проходили люди, которых он знал. Они были молодые и сильные. Кто-то из них, возможно, тоже хватался за этот камень, чтобы подняться выше. Но их больше нет. А камень лежит. Зачем? Ильберс усмехнулся. Чтобы облегчить другому уже однажды пройденный путь или зло напомнить о человеческой ничтожности перед ним? Думай как хочешь. Он же силен молчанием.
- А-уф! - выдохнул Сорокин и присел на ствол какого-то дерева, давно упавшего от старости. - Передохнем.
Ильберс, не возражая, сел, достал из кармана куртки платок, отер с лица пот.
- Да, представляю себе, - сказал он, - сколько им требовалось сил и напряжения, чтобы здесь, в горах, жить и работать.
Он говорил о дундовской экспедиции, и Сорокин понял.
- Да уж наверно пришлось нелегко.
Их голоса вспугнули сову. Она забила крыльями, вылетая из дупла прямо над головами. Оба вздрогнули, а Манул громогласно бухнул октавой: "Ау, ау!"
Владычица тьмы, ослепленная светом, незряче глянула на людей, на собаку и кинулась в гущу темных зарослей. Они успели разглядеть только два огромных зеленых глаза и бесформенный ком серых перьев.
- Ух и страшилище! - засмеялся Сорокин.
Еще два раза присаживались, пока миновали ореховый лес. Потом идти стало легче. Подъемы здесь чередовались с ложбинами, ровными открытыми местами.
В час дня сделали большой привал. Умылись, приготовили чай.
- В блокноте Скочинского есть запись, - сказал Ильберс, потягивая из кружки крепкий горячий напиток, возвращающий уставшему телу бодрость. - Он пишет, что Кара-Мерген умудрялся проделывать этот путь за шесть часов. Значит, надо полагать, нам потребуется двенадцать.
- Если не все двадцать четыре, - улыбнулся Сорокин. - Мы же не знаем, какой он ходил дорогой. Для нас главное - найти Эдем. А таких эдемов здесь немало. Попробуй догадайся , тот или не тот. Карта всего не раскрывает.
- Что ж, будем искать по принципу: "Если вам везет - продолжайте, если не везет - все-таки продолжайте".
Сорокин аккуратно срезал с бараньей лопатки мясо, а срезав, протянул ее Манулу.
- Дали собаке мосол - хоть ешь, хоть гложи, хоть вперед положи, сказал и добавил: - Придется тебе, дружок, потерпеть. Какую-нибудь дичину потом найдем, а пока и косточке будь рад.
Манул в знак согласия повилял хвостом, взял кость и прилег рядом. Так и пообедали все втроем.
В три часа снова были на ногах. Еще пять часов шли, карабкались, продирались, пока наконец не попали в зону яблоневых лесов. Солнце уже готовилось, чуть ли не завершив круг над горами, упасть в них и, обремененное усталостью, отдыхать до следующего утра.
Было прохладно. Стоянку сделали под скалой, в затишье. Развели костер, и Сорокин ушел налегке поискать какой-нибудь дичи. Вернулся скоро, огласив окрестности гор эхом выстрела. Ему удалось подстрелить улара. Два крупных куска зажарили себе, а все остальное отдали собаке, предварительно потомив в горячей золе и дав остынуть. Сорокин не кормил Манула сырым мясом, дабы не приучать его к кровожадности.
- Дичи, по всему видать, здесь много, - сказал он, - трех птиц вспугнул. Но две из них были самки.
После ужина сразу же завалились спать, и усталость в мгновение ока перенесла их в завтрашний день.
8
Поиски стоянки бывшей экспедиции решено было начать с определения места их собственного нахождения. Пройдя вдоль каменного барьера, Сорокин и Ильберс убедились, глядя на карту, что он похож на нижний ярус альпийского предгорья. Стоянка же размещалась на втором ярусе. В трех или четырех местах каменную стену прорезали глубокие щели, по дну которых бежали ручьи. Однако подняться по этим щелям наверх было невозможно. Правда, имелся тонкий, прочный аркан, свитый из овечьей шерсти, и можно было попробовать одолеть барьер, но на карте отчетливо была обозначена тропа, идущая по отлогой расселине. А такой пока не попадалось.
- Пройдем этот ярус до конца, - предложил Ильберс. - Будет же ему конец
Сорокин с ним согласился, хотя пробивать себе путь было далеко не просто. Сплошные заросли кустов колючей кислицы, вперемешку с яблоневыми деревьями, бояркой, кленом, малинником и смородинником. Но это бы еще ничего. Под топором заросли отступали, а вот частые каменные щели, в которые легко было рухнуть, или, наоборот, высокие осыпи, через которые не сразу переберешься, делали путь почти непроходимым. Дважды видели торные барсучьи тропы, в одном месте вспугнули дикобраза. Смешной трусцой, позвякивая длинными иголками, он пробежал мимо и исчез в зарослях. Но особенно много попадалось уларов. Можно даже было слышать, затаившись, как в разных местах раздавалось их глухое клохтание, возня или звучное хлопанье крыльев.
- Вот тоже птица, - говорил Сорокин. - Иной год днем с огнем не найдешь. А в другой - тьма-тьмущая. Значит, прошлую зиму провела хорошо. Бескормицы в горах не было. Уж больно ее рыси, дьяволы, донимают. Да и манулы тоже, когда она спускается ниже, поближе к ореховым лесам.
На пути вырос каменный завал. Пока через него прошли, полчаса как не было. На одном из камней Ильберс увидел агаму, гревшуюся на солнце. Это была ящерица-круглоголовка, с четверть длины, смешная, уродливая, как живое напоминание все о той же седой древности.
- Я совершенно не соображу сейчас, где мы, - сказал Сорокин. - И сориентироваться невозможно.
- Вон опять щель наверх. Давайте, Яков Ильич, попробуем взобраться.
Сорокин оглядел щель внимательно и ответил:
- Нечего и пробовать. Она вся заросла. По ней не продерешься, мальчик.
- Ну, не получится - не надо. А попробовать следует.
Сорокин пожал плечами и свернул к щели, вырубая на пути особенно густо сплетенные ветви кислицы. Неожиданно он опустился на колени, отстранив от себя Манула, сунувш его нос к какому-то круглому предмету. Это оказалась консервная банка, набитая землей и почти начисто изъеденная ржавчиной. Он прижал ее пальцами, и она податливо вогнулась.
- Ильберс! - закричал Сорокин. - Смотри, что я нашел!
Это была первая находка, первый след, некогда оставленный здесь человеком. Может быть, Дунда и его товарищи останавливались здесь на короткую передышку, подкреплялись, чтобы идти дальше, а может, просто черпали этой банкой воду, а потом бросили. Но воды-то поблизости не было.
Поднялись еще выше. Ильберс каблуком сапога стал разрывать под собой старый, прошлогодний нарост травы. Под ним сразу же оказались камни, мелкие, как щебенка. Он извлек их несколько штук и, очистив от земли, стал разглядывать. Они были похожи на речную гальку.
- Яков Ильич, а вода здесь была. Вот смотрите. Камни обточены, даже с глянцем.
- Похоже, что так, - согласился Сорокин. - Но тогда куда же исчез ручей?
- Просто выбрал другой путь.
- Хм, и это верно. Значит, постепенно все затянуло, расселина заглохла, и...
- И исчезла тропа, по которой они ходили, - добавил Ильберс.
- Пожалуй, ты прав, мальчик. Ну-ка еще раз взгляни на карту. Ну конечно! Тропа идет по ключу. Здесь так и обозначено.
Ильберс засмеялся от прилива бодрости и почти реального ощущения, что сейчас они подымутся и найдут тех, кого ищут. На миг так и показалось, что Федор Борисович и Дина никуда не исчезали, а продолжали жить здесь, отрезав себя от постороннего мира.
Сорокин посмотрел на него:
- Обрадовался?
- Да, Яков Ильич. Я уверен, что мы их найдем.
Ничего не ответив, Сорокин опять полез по расселине, но дальше идти было совсем невозможно. Толстые, в руку, стволы боярышника и клена плотной стеной преграждали про ход.
Сорокин рубил до тех пор, пока не выдохся окончательно, и только тогда протянул топор Ильберсу. Вырубленные деревья отбрасывали в стороны и так шаг за шагом пробивались вперед. Солнце уже стояло высоко, у своей полдневной черты, и хотелось есть, но желание прорубиться и выйти на верхний ярус было сильнее голода.
В один из моментов передышки Сорокин сказал:
- Вот что такое четырнадцать лет. Здесь была хорошо протоптанная тропа. Теперь и признаков ее нет. Вот так все и меняется.
- Этим и жива природа, - улыбнулся Ильберс. - Но их мы все равно найдем, хоть что-то от них найдем, - сказал и почувствовал, как это "что-то" больно резануло по сердцу.
Он напряг зрительную память и четко увидел Дину, скачущую на лошади по раздольной степи вслед за ним и его отцом Ибраем, спешащим прийти на помощь беркуту, оседлавшему лису. Вроде это было совсем недавно. Дина-апа - звал он ее. Кажется, у нее были серые глаза с темным ободком зубчиками внутрь. Это были очень красивые глаза. И светлая коса, такая же толстая, как у его Айгуль. Когда же он успел вырасти? А Федор Борисович?.. Он помнился широкоплечим, сильным, с озабоченным продолговатым лицом. Особенно тогда, когда просил отца помочь купить ему лошадей, и еще тогда, когда разговаривал о проводнике. Запомнилось и угощение у Кильдымбая. А вот Скочинский проглядывал сквозь эти годы яснее. Тоже здоровяк, с крупным лицом и широко поставленными глазами. Но это уже, наверно, потому, что он недавно видел в паспорте его пожелтевшую фотографию. Как трудно представить мертвыми этих людей...
Пришлось все-таки прекратить работу и пообедать. Работы хватило бы еще часа на два, а сил уже не было. Болели руки, плечи, спина. Чуть ли не вся расселина, с узким прору бом посередине, была завалена по обе стороны зелеными кронами боярышника и клена.
После обеда опять взялись за вырубку и, наконец, уже окончательно уставшие, выбрались на ровную площадку второго яруса предальпийского предгорья. Здесь тоже было тесно от зарослей, но местами проглядывали луговые проплешины. Вверху, над обрывом, гладким и ровным, как надгробная плита, высился срезанный поверху пласт каменистой осыпи. Были заметны даже слои его, обрубленные невысоким отвесом стены. Сама же площадка чуть ли не во всю длину была засыпана обвальной породой.
- Ну, все, - сказал Сорокин. - На сегодня хватит - и работы и впечатлений.
Отдыхая у костра, Сорокин сперва почувствовал, что отчего-то волнуется собака. Время от времени она поднимала голову, резко настораживала уши, по ее загривку проходила дрожь.
Сорокин обратил на это внимание Ильберса.
- Манул кого-то учуял. Он так ведет себя, когда поблизости крупный хищник. Ну-ну, чего ты? (Но на этот вопрос собака только несколько раз ударила по земле хвостом.) Вот и пойми тебя, - говорил ей Сорокин. Недаром сказано: у собаки думки в хвосте, а у лошади в ушах.
- Может, где поблизости медведь бродит? - высказал догадку Ильберс.
- Возможно. На всякий случай ружья надо будет зарядить жаканами.
Они взяли свои двустволки и сменили в них патроны.
Однако Манул вскоре успокоился, положил на вытянутые лапы мохнатую голову и сладко задремал. Успокоились и люди, греясь теплом костра и тихим задушевным разговором. Где-то в зарослях попискивали королевские вьюрки. Затем далеко в стороне запела вечернюю песню синяя птица. Весна! Время любви и согласия.
Кеклики, улары, горные галки, каменные ласточки, чечевицы, дрозды-дерябы и прочие птахи - у всех по-разному. Кто уже выводки водит, а кто всего лишь любовные песни заканчивает. Природа знает, как поступить, каждому свое отмерила.
В горах становилось все холоднее. Потоки воздуха сдувают тепло, как птичье перышко. Не то, что в долинах. Там оно тяжелее, плотнее, расплескать его трудно. А здесь - к небу ближе. Солнце светит, но тепла не дает. Когда-то еще войдет оно в силу, прокалит лучами каменные глыбы...
Манул опять вздрогнул, приоткрыл глаза и вдруг сразу вскочил на все четыре лапы. Он не залаял - только весь ощетинился. От загривка до кончика хвоста. Бесстрашные глаза налились непонятным страхом, растерянностью, в глотке забулькала злоба.
Сорокин и Ильберс повернули головы, как по команде. Разом взглянули туда, куда смотрела собака, и остались сидеть, не смея ни верить, ни отвергать, что все это видится в самом деле. В ста саженях, не более, в мягком розовом отсвете заката четко виднелся стоявший во весь рост на кромке скалы совершенно обнаженный человек. Ветер трепал его длинные волосы, относя их вбок, а он, сутулый и огромный, держась правой рукой за выступ, молча смотрел в их сторону. Чувствуя, как защемила на затылке кожа, стя гиваясь в ознобе, Ильберс краем глаза увидел выражение лица Сорокина. Тот, подвернув под себя ноги, сидел прямо и неподвижно, как буддийский монах, приговоривший себя к самосожжению. Только крупным тиком передергивались щеки.
- Да ведь это же он... - шепотом выдохнул Ильберс.
Напряженная рука Сорокина вяло поднялась и упала на загривок собаки. Манул присел, потом лег. Рука хозяина доходчивей слова.
- Это непостижимо, - ответил Сорокин, по-прежнему не спуская взгляда с одинокой человеческой фигуры на скале.
Было действительно трудно постигнуть увиденное. Два брата, два человека одного поколения, одной крови смотрели сейчас друг на друга как будто из разных времен. Эта мысль мелькнула не только у Сорокина, но и у самого Ильберса. Великое чудо человеческого перевоплощения... Сотни книг переворошил Ильберс, дабы уметь мысленным взором проникать в глубины невозвратных веков. И сумел. Прослеживал взором бесконечный путь человека от его истоков животного царства до цивилизованного общества. Знал, кажется, все, что способен был знать ученый, а вот двоюродного брата, с которым вместе когда-то скакал на палочке, вообразить первобытным не мог. И вот теперь он перед ним, в лучах закатного солнца, дикий властелин гор. Слабый не выжил бы. Только сильному здесь дается власть, предписанная самой природой. Шли сюда, чтобы проникнуть в тайну исчезновения ученых, повстречали же объект их изучения, да и своего - тоже. Это ли не удача?
Человек на скале попятился, исчез за выступом, словно его и не было, а спустя минуту по горам прокатился отчетливый, таинственно завораживающий крик:
- Ху-ги-и-и!
И тогда Ильберс вспомнил, что в записной книжке Скочинского есть запись, где дикого Садыка он называет Хуги. Так вот, оказывается, почему!
Только теперь, почти онемевшие от случившегося, Сорокин и Ильберс посмотрели друг на друга.
- Нам все это не показалось с тобой, мальчик? - сомнамбулически спросил Сорокин.
- Нет, Яков Ильич. Перед нами подлинный экземпляр Homo ferus - дикого человека, по воле судьбы избежавшего цивилизации и общества...
Но где же искать Федора Борисовича и Дину? Что с ними могло случиться?
Ответили горы - молчанием.
9
В тот день, когда Федор Борисович и Дина отдыхали, произошло точно такое же событие и точно так же вечером. Но у этого события была своя прелюдия.
Смеясь, Дина сказала издали:
- Ну, не сердитесь. Я ведь в самом деле хотела вам что-то сказать.
Он и не сердился, испытывая от ее проказ необычайно приподнятое настроение. Подрагивая плечами, вышел из-под струй водопада.
- Ладно! - ответил ей с тем же веселым вызовом. - Я подожду. - Его тело просило движений, разминки, и, может быть, поэтому он ощутил в себе неодолимое желание прямо здесь же, у водопада, минуя поток воды, взобраться по каменным ступеням и выступам на верхнюю площадку.
Вода за долгие годы выщербила каменную толщу, меняя русло, проделала множество террас. Метрах в пятнадцати, прилепившись к обрыву, висели густые кусты клена, подобно висячим садам Семирамиды.
Еще выше, на бесформенных глыбах камня, лежал песчаный сланец, весь изрезанный, истрескавшийся и все еще забитый толстым слоем снега и наледи остатком позавчерашней ночной вьюжной вакханалии. Этот слой снега и льда лежал, впрочем, по всему гребню каменной стены и, медленно стаивая, скатывался с нее капельками мелких брызг. Огромная гладкая стена темнела от влаги. Местами спрессованный снег наплывал на карниз и вместе с щебенкой отваливался кусками.
Упруго упираясь босыми ногами в выемки и хватаясь за выступы, Федор Борисович без особого труда и риска сорваться легко стал подниматься вверх. Поток водопада низвергался сбоку, задевая лишь отдельными струйками.
Дина стояла внизу и следила за его движениями. Поглядывая вниз и улыбаясь, он снова видел на ее лице непритворный испуг, но уже не за себя, а за него. И глаза ее опять г оворили, что она действительно счастлива и очень боится потерять это счастье.
- Ради бога, поосторожней, - подсказывала она. - Вы слышите, Федор Борисович?
- Слышу, Дина, слышу. Скажите что-нибудь еще...
- Я вполне серьезно...
Он продолжал карабкаться по камням - все выше и выше. И вот уже схватился за первую ветвь клена. Еще усилие - и он на широком выступе.
- Браво! - закричала она от восторга. - Вы настоящий Хуги! Теперь научитесь подражать его голосу. Тогда все научные опыты мы проведем на вас.
Он погрозил ей пальцем.
Вокруг было много солнца, много зелени. Красота гор казалась поистине сказочной.
Водопад шумел, заглушая слова. Тому и другому приходилось кричать.
- Ди-на! Отсюда великолепный вид!
- Вы меня приглашаете к себе?
- Ни в ко-ем слу-ча-е-е!
Глядя на него, радостная, вся какая-то возбужденная, она стояла, запрокинув голову, в своем ситцевом сарафанчике, перекинув на грудь косу, и все время улыбалась. И он смотрел на нее, почти физически ощущая все то, что исподволь, незаметно накопилось в его сердце к этой милой, целомудренно чистой девушке, все то, что он глушил в себе, сам того не сознавая, тяжелой изнурительной работой исследователя.
Обвалы человеческих чувств, долго сдерживаемые усилием воли, подобны обвалам в горах.
Десятки лет может копиться на изрезанных каменистых склонах песок и щебенка, заносимые сюда ураганами, десятками лет мягкие скальные породы, разрушаясь от дождя и солнца, дополняют этот запас. Слой ложится на слой, ежегодно покрываясь по весне травянистой опушью. Все прессуется настолько прочно, что не сдвинуть никакими силами. Но ничто не может накапливаться беспредельно. И настает момент, когда под бременем дополнительной тяжести вздрагивает от внутреннего разрыва многотонный наносный слой и вдруг всей своей сокрушающей массой подается вниз. Но это только начало. И тот, кому суждено почувствовать под собой первый толчок, уже не станет свидетелем величайшего по красоте и грандиозности разрушения. Не встречая больше препятствия, лавина песка, щебня и камня, ломаясь, взвихриваясь, все сокрушая на своем пути, с гулом и тяжким грохотом обрушивается по склону или падает в пропасть. Тучи пепельно-темной пыли высоко потом вздымаются над местом обвала, пугая зверей и птиц, и носятся в этой пыли, как черные маленькие демоны, горные галки, крича и стеная над погибшими гнездами.
Но вот оседает пыль, обездоленно улетают птицы, и снова надолго утверждается тишина. Только ягнятники и сипы день и два кружат еще над местом обвала, высматривая зоркими глазами его жертвы. Кажется, что неизгладимый след разрушения долго будет отталкивать взгляд обнаженностью ужасной катастрофы, но нет, она не вызывает ни ужаса, ни разочарования, след ее по-новому величествен и красив, как всякое обновление...
Федор Борисович зажмурился от ощущения нахлынувших на него чувств. В мыслях нетерпеливо звонкими молоточками звучали слова Николая Скочинского, сказанные ему одному перед уходом: "Береги ее, Федя, она тебя любит..." Эти слова тогда ошеломили. Он никогда ничего подобного в ней не замечал. Она вела себя так сдержанно. Скорее всего, можно было подумать о ее симпатии к Скочинскому. Они всегда мило болтали друг с другом, в ее отношениях к Николаю сквозила такая доверчивость, что он даже подсознательно был на Дину в обиде за ее непонятное к нему отчуждение. Уже вскоре он вынужден был признать, что Дина как научный сотрудник - неоценимая находка для него, что она превосходнейший человек, обаятельная девушка, умная, смелая, умеющая отлично владеть собой. Но, боясь собственной легкомысленности, ни разу ни словом, ни намеком не выразил ей своей симпатии, кроме искренней признательности за ее тяжелый труд, разделенный с ними, мужчинами, поровну.
Эти два дня после ухода Николая были для него целым наваждением самых противоречивых чувств и мыслей. Только напряженные встречи с Хуги заставили его не высказывать их вслух. Это давалось нелегко. И вот теперь, сегодня, он разом почувствовал, как велика его ноша и что нужен только толчок, чтобы сбросить ее.
Дина взмахнула рукой, как бы приглашая его спуститься и вместе с тем выражая этим взмахом всю полноту своей скрытой любви к нему, чего не могла бы выразить словами.
И вдруг все ему показалось смешным и ничтожным по сравнению с тем, что ожидало его внизу. Ничто не может накапливаться беспредельно... В душе что-то вздрогнуло, подобно начинающемуся обвалу, и его неудержимо повлекло вниз. Он схватился за кленовый куст и торопливо опустил в расщелину ноги. Он спускался так быстро, как только было возможно, чтобы не сорваться и не упасть, и эта его поспешность страшно ее напугала. Она поняла, что с ним что-то случилось. Через три минуты он был уже на земле. Он шел к ней с протянутыми руками, но не руки, а его глаза сказали ей все.
10
- Сегодня мы отпразднуем нашу помолвку, - сказал он, - взмахивая топором возле охапки сушняка, брошенной поодаль от кострища.
Она улыбнулась.
- Нет, в самом деле, - повторил он. - А когда вернутся Николай и Кара-Мерген, мы сделаем это еще раз. Свадьбу же устроим в Пятигорске.
Дина подошла к нему, приподнялась на цыпочки и поцеловала в щеку.
Они зажарили на вертеле большой кусок присоленного архарьего мяса, испекли на казахский манер лепешку, и тогда Федор Борисович достал из рюкзака фляжку со спиртом. За все время никто из них так и не притронулся к ней. Сегодня были все основания.
Он налил в кружку спирт - себе больше, ей меньше, и разбавил водой. Она же тем временем нарезала мясо и разломила лепешку. Стол был готов лучший из столов в мире. Их окружали горы, девственные леса, дикие, никем, кроме них да зверей, не хоженные тропы. Вдали ворковала горлица, где-то стучали дятлы, с щебетом низко носились вокруг стрижи и ласточки. И небо было безоблачным, голубовато-прозрачным, как душа у того и другого. Под птичий гомон и выпили, все до дна. На глаза у Дины набежали слезы, и она, ра скрыв обожженный спиртом рот, долго махала ладошкой. А Федор Борисович только засмеялся, подхватывая со скатерти дымящийся кусок мяса.
- Закусывай скорее!
И она засмеялась, радостно блестя глазами.
Вот тут-то они и увидели Хуги. Он стоял на чистой и ровной площадке, овалом выступающей за водопадом. Стоял на самом краю обрыва и внимательно смотрел на них.
Федор Борисович повернулся и привстал на колени.
- Ху-ги-и! - позвал он и протянул руку с кусочком мяса.
До мальчика было метров сто. И тот, конечно, не только все видел, но и слышал, как пахнет мясо, как зовет Длиннолицый, может быть, даже соображал, чего от него хотят.
- Попробуй к нему приблизиться, Федя, - шепнула Дина.
И Федор Борисович встал и, не опуская руки, снова произнес его имя. Мальчик не двигался. Возможно, понимал, что недосягаем, и поэтому не боялся; возможно, Федор Борисович вообще не внушал ему страха. Однако, когда расстояние между ними сократилось вдвое, Хуги забеспокоился. В лице, внимательном и сосредоточенном, появилось нервно е напряжение. Он как будто решал, уйти или остаться. Федор Борисович остановился.
- Ху-ги! Ху-ги! - ласково повторял он, потом повернулся и неторопливо возвратился к костру: "Хватит. Нельзя так резко ломать психику".
А душа и сердце ликовали. Над мальчиком одержана первая победа. Он явился сам, он уже почти не боится их. Постепенно можно будет приучить Хуги к себе, не подвергая критической ломке его сложившийся уклад быта. И тогда откроется небывалая до этого возможность проследить как бы ускоренные этапы развития человека от первобытного времени до современной эпохи. Мелькнула и другая мысль, дополняющая первую. Мозг дикого ребенка сейчас как бы законсервирован. В нем работают только те центры, которые жизненно важны в данных условиях. Работа этих центров несравненно выше и деятельнее работы подобных центров любого высшего животного, возможно даже, они чувствительнее тех же центров самого человека, который сумел раскрепостить в своем мозгу большую часть мыслящего аппарата, утратив за счет этого не менее важную способность интуитивно ощущать события во времени и расстоянии, как это умеют делать животные. И еще за эти короткие секунды мелькнула мысль: чтобы познать современного человека, надо познать его мозг, но чтобы познать его мозг, надо познать психику дикого человека.
- Ты вернулся, чтобы не испугать Хуги? - тихо спросила Дина.
- Да. Пусть привыкнет. Постарайся не обращать открыто на него внимания и дай мне дневник.
Забыв об ужине, он стал бегло записывать свои мысли. Они могут уйти и не повториться. Такова уж человеческая память. Она умеет прочно и надолго фиксировать вспышки так называемого озарения мысли.
- Ешь, милая, ешь, - говорил Федор Борисович, ведя записи, - и незаметно следи за его поведением.
- Он сейчас смотрит не в нашу сторону, - комментировала Дина. - И на его лице какое-то беспокойство.
- Не иначе кого-то увидел. Продолжай незаметно наблюдать.
Он и сам бегло взглянул на Хуги. Тот действительно смотрел не в их сторону, а на снежный склон гряды, венчающий каменную стену. В лице мальчика была настороженность. Он смотрел на вершину гряды, как будто видел на ней крадущегося к нему врага. Федор Борисович перестал писать и тоже взглянул на вершину. Но в ее каменных складках, хорошо просматриваемых снизу, не было никого, кто бы мог внушать беспокойство.
В это время с пятнадцатиметровой высоты шлепнулся большой кусок спрессованного снега. Дина видела, как Хуги вздрогнул и молниеносно исчез с площадки.
- Испугался, дурачок, - сказала она.
Его не было с полчаса, а потом они услышали крик. Это был его крик, протяжный, таинственный, как крик ночной загадочной птицы. Но в нем на сей раз не было оттенка самоутверждения, а скорее всего это было выражение тревоги.
Федор Борисович схватил винчестер.
- Я пойду! С ним что-то случилось.
Дина удержала:
- Нет, нет! Не ходи, Федя. Может быть, это какой-то опасный зверь.
- Значит, тем более. Кто же ему поможет?
- Не надо, умоляю тебя. Давай подождем. Ты видишь, темнеет.
Но Хуги опять внезапно появился на той же площадке. Они были сбиты с толку. В чем дело? Федор Борисович подбросил в костер дров. Сушняк быстро разгорелся, от него поднялось высокое пламя. Хуги теперь метался из стороны в сторону, словно был не на воле, а в клетке. На фоне темнеющего неба виднелся лишь один его силуэт.
Снова прозвучал тревожный крик.
Что же такое? Может быть, выстрелить вверх? Если где-то залег зверь, то он обязательно испугается выстрела. Но ведь можно напугать и Хуги, более того, совсем отпугнуть.
- Он что-то чувствует, - пробормотал Федор Борисович.
Но вскоре тень на краю обрыва исчезла. Немного погодя послышался звук катящегося с кручи камня, потом глухой стук. А спустя минуту до них снова долетел встревоженный голос Хуги, но уже отдаленный и приглушенный расстоянием. Потом все смолкло. Только время от времени продолжали падать с кручи куски наплывного снега.
Радостное настроение у обоих было испорчено. Приятного ужина тоже не получилось. Федор Борисович пошел к пещере, в которой хранились спальные мешки и продукты. Дина взялась за дневник, чтобы сделать и свои записи.
- Федя, поглядывай вверх, - предупредила она. - А то еще свалится на голову глыба снега.
Но он и сам это видел, что глыба может свалиться, хотя вероятность была ничтожно мала. Вернувшись с спальными мешками, сказал:
- Боюсь, что нам недолго придется спать под открытым небом.
- Почему?
- Да как бы не пошел ночью дождь.
- Откуда ему пойти? Посмотри, небо какое.
- А помнишь, как летали перед вечером ласточки? Над самой землей. Примета верная. Ну да ладно, если будет - тогда убежим в пещеру.
Перекидываясь с Федором Борисовичем словами, Дина продолжала делать записи в дневнике, стараясь охватить все события сегодняшнего дня.
Потом они сели рядышком, обнялись и стали смотреть в костер, постепенно успокаиваясь и чувствуя, как настроение их опять поднимается.
- Вот ведь что интересно, - говорил Федор Борисович, - человек силой своего ума умеет заглядывать в будущее. Умеет в нем ясно видеть свою цель, к которой идет. А вот надвигающуюся опасность почувствовать не может...
Дина внимательно слушала, а он уже развивал свою мысль о том, что у животных эта способность выявлена очень ярко: животным не на что больше надеяться, как на свое чут ье и на свои инстинкты. А человек полагается на свой разум, на свои знания, на опыт, наконец, на свое оружие. Тем не менее весь этот арсенал, помогая ему жить, заставил свести на нет функции тех нервных клеток, которые как раз развиты у животных. Задача науки снова воскресить их в человеке. Резервы его мозга неисчерпаемы. В них есть все: и то, что было присуще древнему человеку, и то, что станет возможным для далеких потомков. Необходимо встряхнуть эту кладовую!
- Как-то ты говорил, Федя, что человеку тоже может быть отмерен какой-то период в геологическом царствовании, - вставила Дина.
- Совершенно верно. Мир весьма вероятностен. Природа пока сильнее человека. Кроме того, человек сам способен уничтожить себя, раздираемый классовыми противоречиями. А такая способность лишь усугубляет, подвергает излишнему риску его существование и развитие. Но верить в будущее и бороться за него необходимо, как верили и боролись за него лучшие мыслители-революционеры нашей планеты. Однако многие философы прошлого пытались найти тайну бессмертия. В самом деле, человек не может относиться равнодушно к своей участи: родясь, быть уже приговоренным к смерти. Эта мысль ужасна. Но всем философам, оптимистам и пессимистам, всем вообще, которые были, есть и будут, не справиться с решением этого вопроса. Искать надо разгадку бессмертия не человека, а человечества - и не в философии, а в единении всего общества, уже начавшего путь к братству, солидарности, научному прогрессу. По существу, все только начинается. И мы с тобой тоже пионеры этого нового.
Дина прижалась к нему плотнее, заглянула в глаза. В них мерцали спокойные отблески огня в костре.
- Это очень грустно, что мы только пионеры, - сказала она.
- Нет, Дина. Мы сумели сменить государственное устройство. Мы сумели дать человечеству пример высшего гуманизма и благоденствия между людьми. Это ли не почетно? - ответил он.
Проливной дождь начался перед утром. Они спали в мешках. Разбуженные его шумом и хлесткими струями, секущими лицо, быстро поднялись.
- Скорее! В пещеру! - перекрывая шум дождя, крикнул Федор Борисович.
Схватив самое необходимое и то, что лежало под рукой, они опрометью кинулись к стене. Пещера, как и в прошлый раз, приняла их в каменные объятия, спасая от дождя и ветра. В ней было тепло и сухо.
С полчаса еще лежали рядышком, подстелив под себя мешки, тихо переговариваясь, слушали однообразно-сладкую музыку ливня. И уснули обнявшись.
Проснулись от встряски и утробно-каменного гула. Они разом вскочили, но еще быстрее ударил в горло пещеры воздушный поток и отбросил их к задней стенке. Послышался тяжкий грохот обвала. Потом - поющая, замурованная тишина...
11
Хуги слышал обвальный гул. Более того, знал, что он будет. Знал это не как человек, постигший разумом неизбежность свершения ожидаемого события, а предчувствовал, что оно произойдет. Обостренной интуицией зверя мальчик угадывал с чувствительностью мошки, прижимаемой к земле силой атмосферного давления, что будет дождь и что он-то и явится, наконец, тем рычагом, который сдвинет с обремененного тяжестью склона наносные пласты щебня, камня, песка и снега. Если бы Хуги даже умел говорить, он вс е равно не объяснил бы, как удалось ему предугадать неминуемость обвала. Точно так же, как люди, не осознавая, что выполняют приказы гипнотизера, все-таки их выполняют. Ученым, вроде Федора Борисовича, не составило бы труда объяснить эту сверхчувствительность реакцией условных рефлексов на субсенсорные звуки, действием вибрационных чувств или еще чем-то, и они были бы правы, но сами, зная все это, все-таки не сумели бы проявить ту же реакцию на неминуемое событие. А между тем в неразвитости этой реакции, возможно, и заключена большая часть человеческого неведенья. Сумей человек разбудить ее в себе, и мир во многом раскрыл бы перед ним свою тайную сторону.
Обвал произошел на рассвете. Могучий ливень прошумел по горам и скатился в долину. И, как всегда, с приходом солнца лес наполнился птичьим звоном. Теплый ветер обсушил травы, и жизнь в горах продолжала идти своим чередом. Ничего, по существу, не изменилось. Только в одном месте - там, где ровно стояла скальная стена, - появилась каменистая россыпь. Она завалила стену на протяжении семидесяти шагов в длину, захватив левым крылом и горный водопад, в котором так любили сновать оляпки. Теперь водопада не было. Вода просто стекала по наклонной осыпи и, вгрызаясь в нее, уходила по новому руслу дальше вниз.
Хуги пришел к месту обвала только после того, как окончательно доел барсука. Уютный уголок с пещерой, где когда-то он жил с Розовой Медведицей, неузнаваемо преобразился. Не было здесь и двуногих существ. Хуги спустился по тропе и пошел вдоль подножия каменистой россыпи. Он присел напротив того места, где должна была быть пещера, и устремил взгляд сквозь толщу россыпи. Ему стало тоскливо. И тогда он тихонько заскулил - заскулил голосом собаки, почуявшей чужое несчастье.
Он не стал подниматься вверх, а движимый одиночеством, которое вдруг резко почувствовал, спустился по тропе на нижний ярус каменного барьера, а затем по крутому склону отправился в сторону ореховых зарослей. Он уже давно не видел ни Полосатого Когтя, ни Розовой Медведицы, напуганных приходом двуногих существ.
Он знал, что они сейчас бродят здесь, до отвала обжираются орехами, впрок запасая жир. Одного не знал, что они способны залечь в берлогу и проспать в ней всю зиму. Да и не было случая, чтобы они ложились при нем. С приходом глубокой осени Полосатый Коготь обычно, когда Розовая Медведица ушла от них совсем, первым покидал родные места и уходил с Хуги за белые хребты, идя навстречу теплу и обилию пищи. Так они и ходили из года в год.
Внезапно Хуги остановился. Он увидел на опушке ореховых зарослей целый выводок полосатых жирующих поросят. Далеко обойдя их сбоку, с наветренной стороны, услышал и запах, острый, едкий запах нечистоплотного зверя. Но он знал по опыту, когда приходилось им с Полосатым Когтем охотиться на таких же зверей, что поросята одни не бегают, что у них есть охрана и охрана эта для охотника весьма опасна.
И хотя соблазн был довольно велик, Хуги не рискнул подойти ближе. Он внимательно осмотрел местность, заприметил ее и отправился дальше, все время оглядываясь и ловя носом соблазнительные острые запахи.
Он пробродил остаток дня в ореховых зарослях, разыскивая медведей и поедая на пути вкусные молочные орехи. Время от времени взбирался на деревья, срывал самые крупные, очищал от зеленой рубашки и разгрызал зубами. Бывало, что по соседству с Хуги, не очень-то его пугаясь, резвились на деревьях светло-коричневые зверьки - солонгои. Гибкие, изящные, похожие на крупных горностаев, они были очень подвижны как на ветках, так и на земле. В какой-то миг солонгои соскакивал с дерева, замирал в стойке - и вот уже в зубах трепетала неосторожная мышь. Одного зверька, по-видимому молодого, судя по светлому меху, Хуги чуть было не поймал. Он схватил его за тонкий хвост, но солонгои в тот же миг извернулся и до самой кости прокусил мальчику большой палец. Хуги вскрикнул и мотнул рукой. Зверек отлетел и шлепнулся на землю. Это было для Хуги наукой: не трогай кого не следует, особенно ради забавы.
Жалуясь самому себе, Хуги слез с дерева и побрел дальше, зализывая на пальце глубокие ранки.
В этот день он не нашел ни Розовой Медведицы со своим выводком, ни Полосатого Когтя. Найдя укромное место в дупле пня, выгнал целую свору летучих мышей, натаскал травы и удобно проспал до следующего утра
А утром, лакомясь орехами, увидел с дерева медленно бредущего по редкому лесу медведя. Хуги привстал на суку и радостно издал свой призывный крик.
Медведь остановился, но, вместо того чтобы ответить ласковым урчанием, вдруг попятился и взревел:
- А-ах!
Хуги похолодел от ужаса. Но уже в следующую минуту вознегодовал: как это посмел чужой угрожать ему в его собственных владениях? Потрясая сучьями, за которые держался, Хуги тоже издал нечто подобное медвежьему реву. Перевода не потребовалось. Пришелец понял, что предлагают убраться из чужих владений. Но он и сам знал, что забрел не в свои. Эти угодья были богаче, удобнее и почему бы не стать их законным владельцем? Бурый поднялся на дыбы и пошел к дереву. Его подслеповатые глазки не сразу различили того, кто сделал вызов, а когда увидел, что на дереве сидит существо, похожее на человека, медведь оторопел. Конечно, ему ничего не стоило подойти к дереву и хорошенько тряхнуть за ствол. Но в прошлом году, вот так же разбойничая в чужих угодьях, он нарвался на засаду охотников, и его едва-едва не заставили снять шубу.
Бурый рявкнул и, больше не мешкая, пустился наутек. Хуги издал вслед свой победный клич и, нимало не задумываясь о соотношении сил, кинулся преследовать. За все годы это было, по существу, второе или третье нарушение заповедных границ, и нарушителя следовало наказать, как это делал раньше Полосатый Коготь.
Хуги мчался за Бурым как ветер, а тот улепетывал под гору. Но вот тут-то и встал на пути Бурого Полосатый Коготь. Чутьем угадав Хуги и увидя незнакомца, убегающего от него, старик кинулся наперерез и в несколько прыжков перехватил Бурого, ударил его грудью в лопатку. Бурый перелетел через голову и распластался на острых камнях. Но это было только началом унизительного избиения. Полосатый Коготь умел наказывать правонарушителей. Он задал ему такую трепку, что у того только летели клочья с мохнатой шубы. А Хуги еще раз подстегнул незнакомца своим ликующе-торжественным криком. Вот это было событие, вот это была жизнь, опьяняющая безудержным восторгом борьбы и победы! Есть ли еще что сильнее этого ощущения?
Оказавшись опять вдвоем, обрадованные встречей, Хуги и Полосатый Коготь трогательно обменялись ласками. Мальчик повалил медведя на спину, лег ему на грудь и стал приглаживать на шее мягкий, но взъерошенный мех. Старик тихонько урчал, словно спрашивал:
"И где ты только пропадал, непутевый? Неужели ты не боялся этих двуногих, которые так сильны своим громом? Слабого надо гнать, а от сильного лучше уйти. Это закон леса и гор, закон всех законов..."
Хуги тоже отвечал - повизгиванием и ворчанием, будто говорил:
"Двуногие мне не делали зла. Они спасли меня своим громом от Бесхвостого и Хитрой, которые хотели отнять мою законную добычу. Теперь нет больше наших старых врагов. Они убиты, и мясо их съедено бородачами и сипами. А скоро я прогоню и остальных волков, как сейчас мы прогнали Бурого".
"Но двуногие существа, - опять урчал Полосатый Коготь, - могут скормить и твое мясо бородачам и сипам".
Хуги терся головой о холодный медвежий нос:
"Нет. Они тоже умерли. Это случилось вчера на рассвете. Их убило обвалом".
"Может, и лучше, что убило, - кряхтел старик. - Они живут по ту сторону нашего мира. Не жалей о них..."
К полудню обоим захотелось есть, и тогда Хуги вспомнил о поросятах. Он потянул Полосатого Когтя в горы. Тот сперва упирался, позевывал, равнодушно отворачивался. Он совсем обленился, и ему не хотелось идти на охоту. К чему она, когда вокруг так много орехов и сладких ягод? Копайся себе потихоньку. Нельзя же есть только мясо. Да и вообще не хочется больше бродяжничать в теплых, но чужих краях. Тянет к покою, к отдыху, к долгой спячке. С каким бы удовольствием они проспали вдвоем в какой-нибудь теплой берлоге! Никакой заботы. Знай себе поворачивайся да полизывай натруженные лапы.
Полосатый Коготь даже рассердился на Хуги за его настойчивость. Негодующе зарычал и плюнул. Но он был покладист и добр и поэтому уступил. Вперевалку, нехотя поплелся за мальчиком.
Они шли часа два, и Хуги ни разу не остановился, наоборот, убыстрял шаг. Постепенно разошелся и Полосатый Коготь. Он шел, все время принюхиваясь, держа нос против ветра. И вот долетели до него первые запахи диких кабанов. Он сразу подобрался, напружинился, и глаза заблестели охотничьим азартом. Вялого, меланхоличного увальня невозможно было узнать.
Никто никогда не учил Хуги применять способ загона. Этот прием был известен лишь первобытному человеку, очевидно перенявшему его у волков. Возможно, и сам Хуги, когда-то чуть было не угодивший в расставленные сети Бесхвостого, каким-то образом подсознательно сумел оценить его выгоду; но сейчас он решил применить именно этот способ.
В свое время Полосатый Коготь учил мальчика выдержке, заставлял подолгу лежать у сурчины. Так и Хуги теперь уложил медведя у кабаньей тропы за кучей валежника. И тот понял, чего от него хотят.
Хуги далеко обошел кабанье пастбище и направился к нему с подветренной стороны.
- Хо-у-у-ги-и! - раздался его клич.
Кабанье стадо мигом насторожилось. Хуги еще раз прокричал и вышел на открытое место, чтобы увидели дикие кабаны. Тогда среди животных начался переполох. Самки с поросятами, визжа и хрюкая, побежали по тропам вниз, по отлогому лесному склону. Прикрывая отход, кучкой двинулись за ними молодые самцы, державшиеся до этого в стороне от стада, а главным образом от его властелина - старого опытного секача. Секач был грузен, потому и не кинулся на противника вверх, на подъем, а, подчиняясь благоразумному закону леса и гор, лишь прикрыл отступление.
Когда же далеко впереди не своим голосом заверещала свинья, он понял, что его обманули, и ринулся ей на помощь Хуги слышал только повальный треск на пути стада да визг свиньи, судя по всему надежно угодившей в лапы Полосатому Когтю. Он устремился следом, время от времени оглашая лес победным криком.
Полосатого Когтя Хуги нашел уже далеко от кабаньей тропы, поедающего свиные внутренности. Начался достойный охотников пир.
Так, изредка охотясь, но больше всего питаясь орехами, ягодами, они не расставались больше до самой глубокой осени. Двуногие существа в их владениях тоже не появлялись. Недоумевал Хуги, куда могли деться Большие Глаза и Козлиная Борода. Изредка двуногие существа ему снились. Особенно приятно было видеть Светловолосую. Потом все это улеглось, позабылось и ушло в далекое прошлое. Жизнь была однообразной, но по-прежнему не скучной, а до отказа наполненной радостью существования.
Но однажды в эту жизнь ворвалась драма.
Полосатый Коготь настолько разжирел и так опустился, что к моменту откочевья на юг совсем потерял способность двигаться. Он только и делал, что тянул Хуги к каждому упавшему дереву, к любой кучке бурелома или к расщелине, ища там укромное местечко. Хуги терпеливо ходил за ним, поеживаясь от ощутимых уже, особенно по утрам, заморозков. Чего ради понадобилась старику лежка - этого Хуги понять не мог. Не было такого случая, чтобы Полосатый Коготь задерживался осенью на северных склонах гор. Как только начинался перелет птиц, они обычно спешили уйти на южные, а потом и дальше, где вообще не было ни снега, ни заморозков.
И вот Полосатый Коготь наконец-то нашел то, что искал. Он натаскал под вывороченные корни опрокинутой ветром лиственницы пожухлой травы, листьев и, поохав от наслаждения и лени, залег в логово. Хуги ничего не оставалось, как последовать примеру, Медведь, казалось, был без ума от своей затеи. Он старательно закрывал изнутри лаз заранее приготовленным хворостом, заботился о питомце, чтобы тому было тепло, и вообще проявлял не свойственную ему ранее старческую сентиментальность: сладко и приторно мурлыкал, нежно облизывал Хуги и пытался даже изображать на своей морде расслабленно-слащавое выражение.
Два дня и две ночи Хуги терпел его ласки, а больше всего скребущий за душу голод, а потом не вынес, сердито плюнул на своего "благодетеля", как тот делал в минуты раздражения, и вылез из берлоги.
Однако все это ничего не дало. Старый воркун, сомлев от блаженства, так и не вышел. Тогда Хуги понял, что отныне надеяться придется только на себя. И, уже не мешкая, по изморозной траве пересек альпийский луг и, пройдя по ущелью меж Порфировым утесом и Верблюжьими Горбами, взял направление к югу.
12
Это был первый дальний путь, совершаемый в одиночестве. Заморозки становились все крепче, иногда выпадал снег, и тогда за мальчиком тянулась цепочка следа. Питался он эти дни кое-как, тем, что удавалось найти на охолодавших склонах: убитую морозом падалицу, осыпавшиеся орехи, иногда какую-нибудь живность, вроде полевки. Спал и того меньше. Холод подстегивал идти все дальше и дальше. Крепкий, выносливый, ни разу за все время ничем не болевший, кроме полученных ранений и травм, Хуги свободно проходил за сутки по семьдесят и более километров. И с каждым днем чувствовал, что становится теплее. Больше стало попадаться и пищи. За четверо суток безостановочного пути он пересек горы и спустился в долину озера Эби-Нур.
С Розовой Медведицей, а затем и с Полосатым Когтем Он бывал здесь и раньше. Места были знакомы. Помнил и о том, где какая добывалась пища.
Неподалеку от озера в каменистой россыпи он обнаружил целую колонию атаек. Это красные утки, обитающие в горных районах. Они весьма неприхотливы, могут кормиться всем, чем угодно. Даже гнезда свои и те устраивают не у воды, а под камнями, а иногда и в норах, заброшенных сурками. На воду летят лишь во время кормежки.
Хуги напал на след атаек по их приглушенному стонущему крику. Выждал, когда спустятся сумерки, и начал охоту. Первой же добычей, которую он прихлопнул под камнем, оказалась крупная ярко-рыжая утка с черно-белыми крыльями. Подождав, пока она успокоится, он оставил ее и стал подкрадываться ко второй. И эту постигла та же участь. Некоторые успевали его заметить и тогда выпархивали и улетали, пугая других. Однако за полчаса Хуги сумел хорошо поохотиться. Собрал семь птиц и принялся за поздний, но обильный ужин. Так вкусно он давно уже не ел. Утром на месте пиршества лежала только куча красноватых перьев, и слабый теплый ветерок самые легкие из них поднимал в воздух, и они долго кружились в нем, не падая.
В последующие дни мальчик объедался, грелся на солнце и спал. Усталости от перехода не чувствовал, в любой момент снова был готов пуститься в дальнейший путь на юг. Одиночество не тяготило. Ему везде было хорошо, где легко добывалась пища и где по-летнему грело солнце. Да и не было этого одиночества. Он постоянно видел вокруг себя мирно пасущихся в долине косуль, маралов. Кабарожки небольшими табунками в пять - десять голов свободно и безбоязненно выходили на вечернюю жировку.
Случалось, что их кто-нибудь пугал, и тогда надо было видеть, с какой стремительной скоростью, не доступной ни одному животному, уносились они в скалистые участки го р. У них начиналось время гона. И Хуги не раз в спокойно-созерцательном настроении наблюдал, как вступали в драку самцы, смешно топчась на одном месте, стукаясь безрогими лбами и норовя вонзить друг в друга клыки. Эти битвы были непродолжительными. Слабый тотчас же пускался наутек, а победитель как ни в чем не бывало тут же начинал обхаживать самок. В воздухе стоял густой мускусный запах.
По вечерам озеро Эби-Нур, казалось, вскипало от гомона птиц. Гуси, утки, лебеди, краснокрылые фламинго, поднимаясь и вновь садясь на воду, дотемна оглашали окрестности криком и гоготом. А по ночам будоражили тишину гулкие уханья выпи.
Однажды в полдень Хуги заметил на берегу дымок. Прямым тонким столбом он уходил высоко в небо. Это сразу же напомнило Светловолосую и ее собратьев: ведь только они умели пускать в небо дым и обращать в горячее пламя сухие ветки. Он помнил, что случилось со Светловолосой и Длинным Лицом, но зато здесь могли оказаться двое других, которые куда-то ушли и не вернулись. Почему бы не взглянуть?
Хуги пошел к озеру. Не особенно соблюдая осторожность, обходя кустарниковые заросли, вышел прямо к воде. Берег в этом месте был низок и сравнительно чист. Островками стояли камыши, тянулись делянки рогоза и водяного ореха. Пройдя по берегу, Хуги остановился перед открытым местом, прячась в зарослях. Неподалеку от воды увидел шалаш, сделанный из тростника, и возле него трех людей, сидящих у костра. На первый взгляд они ничем не отличались от тех, которые были знакомы. Те же двуногие существа, очень похожие на него самого. Но одеты были совсем иначе, да и лица были желтыми, а глаза раскосыми. Тут же, только в сторонке, колыхалось натянутое на колья какое-то сетчатое полотно, похожее на огромную паутину. От паутины пахло рыбой. На воде покачивался пустой изнутри ствол дерева. От него тоже несло запахом рыбы. Хуги осмотрел все это с диковатой настороженностью и вдруг смело вышел из укрытия.
Сперва желтолицые по-рыбьи открыли рты, как будто им не хватало воздуха, а потом вскрикнули разом и бросились бежать в противоположную от него сторону. Кто боится, тот спасается бегством. Таков закон леса и гор. Здесь не было ни леса, ни гор, но закон действовал одинаково. Ну что ж, испугались, тем лучше. Хуги подошел к костру, посмотрел на булькающую в ведре воду, потом на деревянное блюдо, наполненное только что вычищенной рыбой. Протянул руку, взял одну и поднес ко рту. Она была посоленной и показалась необыкновенно вкусной. Он съел вторую, третью, с удовольствием и восторгом вонзая в свежую и вкусно-солоноватую мякоть зубы. Он не был голоден, но ел, потому что все его существо просило соли. Вскоре вся рыба была съедена, возле блюда осталась лишь кучка костей. Тут он обратил внимание на плоский длинный предмет с деревянной ручкой. Поднял, разглядывая. На нем отражались блики солнца. Хуги провел по тонкому ребру пальцем и чуть не вскрикнул. Острая боль впилась в палец, как жало осы бембекс. Блестящий плоский предмет полетел на землю, а на пальце появилась кровь. Безобидная с виду вещь, оказывается, кусалась. Значит, могли укусить и другие вещи этих желтолицых. Что ж, он больше ни к чему не притронется, и если придет еще раз напугать желтолицых, то съест только рыбу.
На другой день пришел снова. Но на берегу не было уже ни шалаша, ни большой паутины на кольях, ни пустого изнутри дерева на воде, ни самих желтолицых. Двуногие существа, наверно, так перепугались, что решили убежать совсем.
Ему очень хотелось соленой рыбы, и он надеялся, что рано или поздно все же найдет их и опять заставит убежать.
Но Хуги обманулся. Однажды, блуждая по берегу, услышал вдруг рыбный запах. К нему примешивался запах двуногих существ. Все было как и в прошлый раз. Не пренебрегая осторожностью, он прокрался по камышам и увидел на прибрежной поляне уже не один, а несколько шалашей. Возле них что-то делали желтолицые. Их было много, гораздо больше, чем тогда. Но Хуги это не смутило. Чем больше двуногих, тем больше рыбы. Недолго размышляя, смело вышел из укрытия и направился к рыбачьему стану. Как и следовало ожидать, в стане поднялся невообразимый переполох. Двуногие забегали, засуетились и действительно стали разбегаться. Хуги почувствовал себя смелее. Откуда мальчику было знать, что желтолицые не разбегались, а, наоборот, решили отсечь ему пути отступления. Не знал он и того, что здесь были все предупреждены о его существовании и готовились сделать облаву. Но он пришел сам.
Реальную опасность для себя Хуги понял тогда, когда почти дошел до шалашей. Оглянувшись, увидел сзади желтолицых. Они были и сбоку, перебегая от куста к кусту и стягивая кольцо. Двух или трех увидел впереди. Его прижимали к озеру.
Надеяться было не на кого. Старый опытный проводник, никому не дававший его в обиду, находился сейчас далеко и преспокойно, ничего не ведая, спал в своей уютной берлоге под корневищем упавшего дерева.
Хуги, однако, не растерялся. Рявкнув по-медвежьи, он угрожающе присел, скаля зубы. Страшен и неестествен был этот оскал на человеческом лице с дико загоревшимися глазами. Желтолицые даже отпрянули, но потом снова пошли на него. Их кольцо стало теснее. В легких и просторных одеждах, сшитых из синей далембы, бритоголовые, с круглой макушкой, на которой росли длинные волосы, заплетенные в косу, люди были суровыми и предельно настороженными. На желтых широких лицах выражалась непреклонная решимость поймать его. Они были сильны, потому что их было много. С каждым в отдельности он справился бы шутя, потому что все время учился добывать пищу ловкостью и силой, они же, пропитанные рыбьим запахом, только и умели, что процеживать воду.
Прямо на него надвигались двое. Один высокий, в подкатанных до колен штанах, другой толстый, коренастый, с длинными жиденькими усами на безбровом лице. На голом рубцеватом теле Хуги обозначился каждый мускул. Так близко еще никогда не подходили к нему двуногие. Еще момент, и он будет схвачен. Но недаром Хуги умел выбирать моменты. В ту секунду, когда на него уже готовы были броситься, он бросился сам. Тело почти распласталось в воздухе. От сильного толчка высокий отлетел в сторону, но толстый успел схватить Хуги за руку и повернуть к себе. Но уже в следующий миг и сам покатился, как катится с горы камень. Минутное напряжение огласилось воплем желтолицых. На Хуги кинулись со всех сторон, но было поздно. Прорвав живую цепь окружения, он, словно выпущенная из лука стрела, стремительно понесся от озера. Ноги едва касались земли. За ним бросились вдогонку, но разве можно догнать того, кто был способен соперничать в беге даже с кабаргой?
Вскоре его потеряли из виду.
Спустя полчаса Хуги был в предгорьях. Озеро Эби-Нур больше не манило вкусной соленой рыбой, которую умели добывать желтолицые. Теперь так легко он не поверит их кажущейся пугливости. Они трусливы, когда их мало, но когда много, они смелы и коварны. Что ж, он запомнит и это.
Отдышавшись от бега, Хуги долго смотрел на сверкающую под солнцем чашу огромного озера, чьи окрестности были так богаты теплом и пищей. Над озером по-прежнему не умолкал гомон зимующих на нем птиц, и под этот гомон он решительно повернулся и, больше не оглядываясь, пошел навстречу белой цепи гор, синеющей в дымке теплого марева.
13
В конце декабря Хуги пересек хребет Борохоро и спустился к истокам реки Или. Когда-то здесь вот так же в одиночестве бродила Розовая Медведица, подчиняясь неуемному духу бродяжничества.
На берегах Или он снова встретился с двуногими существами. Но теперь был опыт, было знание, что лучше всего держаться от них подальше. И он ушел, не желая рисковать своим благополучием.
Но на новом месте, где вдоволь было разнообразной пищи, его чуть не постигла беда, более ужасная, чем встреча с двуногими.
Он шел по каменистому склону, ища на ночь уютное и безопасное место для ночлега. Обычно выбирал его среди камней, недоступных для хищника. Или это была глубокая ниша в скале, или узкая щель с выступом. Натаскивал туда травы, веток и спал, чувствуя себя в безопасности. Временное логово найти было всегда нетрудно. Имелись и постоянные, которые Хуги занимал по месяцу и больше, пока не переселялся в более богатый дичью район.
Закат угасал спокойно и величаво. Тихо и безмятежно было вокруг. И хотя эти горы резко отличались от родных гор, он не считал их чужими. Весь этот мир принадлежал ему, его силе, его ловкости, его умению ко всему приспособиться, везде найти пищу и отдых.
Хуги шел по старой козьей тропе, шел не спеша, твердо полагаясь на то, что ничто не останется незамеченным на пути. И он действительно замечал все: слышал легкий шоро х ящерицы, скользнувшей по камню, успевал подмечать за какую-то долю секунды крохотного жучка, перелетевшего с ветки на ветку, ловил нюхом самый тончайший запах едва завядшего к вечеру горного лютика. Но как бы ни были обострены и отточены эти чувства, он не всегда мог избежать опасности, не имей в себе внутреннего чутья, которое подсознательно руководило его действиями. Так случилось и на этот раз.
Хуги внезапно остановился. По телу пробежала дрожь, а кожа покрылась пупырышками. Он никого не услышал, не увидел и не унюхал, просто почувствовал запах страха и понял, что его подстерегает опасность. И еще понял, что этой опасностью грозит где-то спрятавшаяся в камнях рысь. Не волк, не барс, не другой хищник, а именно рысь, зверь, которого он встречал не однажды, путешествуя с Полосатым Когтем. Ему еще не приходилось вступать с нею в единоборство, но он угадывал в ней сильного противника. Рыси обычно уходили с пути и, став где-нибудь в стороне, провожали Хуги злобными взглядами. Они боялись Полосатого Когтя, а может быть, их приводило в недоумение и пугало странное содружество медведя и человека. Но сейчас Хуги был один.
Он быстро оглянулся, потом опять посмотрел вперед и вверх, на каменные выступы. Все было открыто взору, он сумел бы заметить даже едва высунувшиеся из-за камня кончики кистей на ушах зверя. Но рыси нигде не было. И все-таки она была где-то тут, неподалеку. Хуги зарычал и оскалился. Не переставая зорко следить вокруг, он медленно пошел по тропе назад. Его никто не преследовал. Тишина стояла, как прежде...
Запах страха постепенно погас. И вдруг Хуги снова остановился. Он не знал, хотя смотрел во все глаза, как это рыси удалось так бесшумно обойти тропу и опять встать у него на пути. Дьявольская кошка, с коротким обрубленным хвостом! Только она умеет скользить невидимкой. Это уже считалось вызовом. И тогда Хуги осенила мысль. Так иногда делал Полосатый Коготь, когда нужно было кого-нибудь выпугнуть. Он брал камень и швырял вниз по склону, а потом смотрел, скособочив голову. Такое зрелище было приятным, даже интересным, особенно если камень катился вниз и действительно выпугивал затаившееся существо.
Хуги столкнул с тропы большой кусок камня. Сперва тот перевернулся как бы нехотя, а потом, набирая разгон, пошел быстрее, быстрее и, наконец, полетел, подпрыгивая и увлекая за собой другие.
Прятавшаяся рысь попалась на эту нехитрую уловку. Она выдала себя рычанием. Огромная кошка теперь лежала за большим валуном, мимо которого проходила козья тропа. Пройди Хуги еще несколько шагов, и она прыгнула бы сзади на его плечи. Сейчас же ей ничего не оставалось, как или уйти посрамленной, или попытать счастья в открытом бою.
Рысь вспрыгнула на камень, тупомордая, с массивным коротким телом буровато-белесой окраски. Молча оскалилась, готовая кинуться в любую секунду. Глаза были светло-зеленые, почти желтые, широкое переносье наморщилось от злых собранных складок, усы встопорщились, а короткий хвост, с темным узором поперечных колец и черной маковкой, ходил из стороны в сторону.
Хуги принял оборонительную позу. Он опустился на четвереньки и тоже весь подобрался. Этот поединок на выдержку продолжался не более двух минут, и рысь не выдержала человеческого взгляда. Она отвернула морду и мягко соскочила с валуна вниз, а затем, соблюдая достоинство, неторопливо проследовала по склону и исчезла в зарослях джугды. И только тогда Хуги издал свой клич, клич победителя.
И все-таки рысь не оставила преследований. Она незримо караулила его три дня. И все три дня Хуги чувствовал ее присутствие. Он был осторожен, как никогда. Две ночи проспал на одиноком дереве, а третью в неглубокой пещерке. Но и во сне все время был настороже, давая отдых телу, но не органам чувств - неусыпным своим сторожам.
То ли рысь устала, то ли голод возобладал над ее осторожностью, только она набралась храбрости и решилась на открытый бой.
Хуги лежал в пещерке, головой к выходу. Была лунная ночь, горы отсвечивали мертвенным светом. И вот в этом-то свете, как ночное привидение, рысь появилась перед логовом Хуги. Он заметил ее тотчас же. Нет, это было уже слишком. Нельзя так долго жить в постоянном ожидании внезапного нападения. Конечно, он мог бы и на этот раз не приня ть боя. Пещерка была недоступной, и, дождавшись в ней утра, он снова заставил бы дьявольскую кошку идти по его следам. Но всякому терпению есть предел.
Два тела одновременно сшиблись на каменистой площадке. Хуги почувствовал сперва упругий удар мягкого пушистого комка, и почти сразу же острая боль пронзила плечо. Рысь метила вцепиться в горло, но он умел оберегать это уязвимое место. Мгновенным поворотом головы отбросил от горла тупорылую морду и, почти задыхаясь от острого кошачьего запаха, сам впился зубами в то место, где должна была проходить яремная вена. Когти рыси не менее страшны, чем зубы, и поэтому Хуги молниеносно захватил передние лапы себе под мышку. Но рысь успела царапнуть задними, пройдясь по его голеням. Всей тяжестью он придавил ее к земле, а сам все глубже и глубже впивался зубами в мохнатую шею. Правая рука держала рысь за ухо и больше не давала ей терзать плечо. Она визжала, дико мяукала и хрипела, извиваясь в цепких объятиях. Она, наверно, не понимала, как это так случилось, что оказалась будто связанной, лишенной возможности пустить в ход свои массивные длинные ноги. Чуть не задохнувшись, Хуги отстранил ушастую голову от себя. Теперь они смотрели друг на друга в упор, почти нос к носу Он видел ощеренные зубы, частые, острые резцы и четыре клыка, меж которыми быстро сновал тонкий гибкий язык
Хуги чувствовал, как прокушенное плечо все жарче обволакивается густой кровью, но то уже была кровь рыси, обильно стекавшая из порванной вены. Желтые кошачьи глаза, уставленные в упор, несколько раз дрогнули, потом вяло опустились веки, словно кошка готовилась засыпать. Хуги сдавил мохнатое тело сильнее. Он чувствовал запас сил и знал, что победа теперь будет одержана. Рысь вторично опустила веки в смертельной усталости. Круглые глаза, полные желтого огня, закрылись. По телу стали пробегать короткие судороги. Тогда Хуги внезапно отпрянул. Рысь приподнялась и, как изломанная, шагнула в сторону, потом еще сделала шаг и ткнулась широким лбом в каменистый выступ. Больше она не поднялась.
Хуги до утра пролежал в пещерке, зализывая раны, а утром, удостоив мертвую рысь мимолетным презрительным взглядом, спустился в долину и долго катался по росистой траве, смывая с себя чужую кровь и чужие запахи.
14
Весна снова застала его на южных склонах Джунгарского Алатау. Потом он, выждав, пошел по ее следам. Эти следы пахли обновленной листвой, молодыми травами, стрекотом проснувшихся кузнечиков и порханием горных бабочек величиной с ладонь. На пригорках, на обнаженных от снега полянах токовали редкие в этих местах косачи. Их любовные песни издали были похожи на дремотное бормотание горного ключа. Хуги вслушивался в них не с трепетом азартного охотника, а просто так, из одного удовольствия, как много раз слушал звонкие крики кедровок или таинственный и тоже по-своему музыкальный перестук дятла.
От земли поднималось пряное испарение - и это тоже было чудесно, как лесная музыка птиц.
К концу апреля Хуги вышел к родным местам. Теперь он был уже не только искусным охотником, но и закаленным воином, одержавшим славную битву на тропе сильных. С этой весны пошел ему четырнадцатый год.
Полосатого Когтя юноша нашел на альпийских лугах. Старик, хорошо отоспавшийся, но здорово похудевший за зиму, без устали трудился, разрывая сурчины.
Увидя Хуги, он сперва зарычал, сослепу не узнав его, а потом, когда разглядел, радостно кинулся облизывать. Встреча была самой родственной, самой неистовой, каких еще никогда не было. Старик совал ему нос в глаза, в уши, в рот, нигде не забывая лизнуть шершавым длинным языком. Как же, вернулся блудный сын, оставивший его в одиночестве коротать зиму в спячке.
Натешившись ласками, Полосатый Коготь угостил Хуги большим сурком, добытым впрок, а затем повел к опушке леса. Там разыскал огромный пень с острыми сломами и потянул лапой за продольную щепу. Щепа щелкнула и вдруг тоненько зазвучала, мелко вибрируя.
Ти-у-у-о-о-у... - мелодично неслось от нее.
А когда звук смолк, Полосатый Коготь все повторил сначала. Кто бы когда подумал, что у старика прорежется музыкальный слух и что он станет страстным любителем пенечной мелодии!
Этот концерт в честь возвращения Хуги, по-видимому, продолжался бы долго, но Полосатого Когтя подвела медвежья неосторожность. Он потянул за щепу слишком сильно, и та не выдержала, переломилась. А других, таких же певучих, больше не оказалось. По техническим причинам концерт пришлось прекратить.
Все лето, а затем и осень они прожили в своих владениях безбедно. А с началом заморозков ушли на юг. Правда, у Полосатого Когтя опять были странные поползновения найти берлогу и залечь, но Хуги вовремя увлек его за собой. Не знал он, что старому медведю, которому исполнилось двадцать четыре года, уже не так-то просто бродить круглое лето и зиму без отдыха.
В пору старения медведи обычно становятся злыми, угрюмыми отшельниками. Они никого не терпят вблизи себя, но длительная дружба с Хуги наложила неизгладимый отпечаток на поведение извечного лесного бродяги. Он не стал ни злым, ни угрюмым, а только предельно медлительным и вялым. Правда, иногда на него нападала хандра. Старик ничего не ел, от всего отмахивался и только лежал, подставляя солнцу то один, то другой бок. Потом хандра проходила, и он опять был благодушен, приветлив и до приторности ласков.
Розовую Медведицу видели всего лишь несколько раз. Медвежата выросли и ушли, как уходили прежние, а сама она подалась на зиму в одно из своих никому не ведомых путешествий.
Последняя их встреча произошла накануне миграции в чужие земли. Розовая Медведица пришла, очевидно, навестить старую берлогу, год тому назад заваленную обвалом. Хуги и Полосатый Коготь бродили неподалеку. Она встретила их приветливо: с Полосатым Когтем обменялась миролюбивым обнюхиванием, а на долю Хуги достались сдержанные ласки. Медведица тоже заметно постарела. Как-никак ей шел уже двадцатый год. Она была на склоне лет. К тридцати годам медведи обычно завершают жизненный путь. Они или заболевают бешенством, что бывает относительно редко, или, обессилев от старости, гибнут во время спячки. Но чаще становятся добычей волков, рысей и прочих не менее сильных животных. Старость зверей беспомощна и почти всегда трагична.
Хуги теперь был рослым юношей, но Розовая Медведица помнила его маленьким. Он рос и мужал на ее глазах. И хотя последнее время они виделись редко и Хуги становился все более неузнаваемым, память ее бережно хранила те годы, когда он был совсем слабым и она неусыпно должна была оберегать его от всяких случайностей и невзгод. Именно ей был он обязан тем, что сумел выжить, сумел постичь суровую науку звериных законов. Но сам уже не помнил тех лет, только знал, что она и Полосатый Коготь всегда были с ним.
За год обвальная осыпь покрылась травой, местами проклюнулись крохотные побеги клена, боярки, рябины. Как будто никакого обвала и не было Звери побродили вокруг да и разошлись всяк в свою сторону.
На этот раз Хуги сам выбирал маршрут, и старый медведь плелся за ним так же послушно, как некогда шел за ним Хуги.
Памятуя о злом умысле желтолицых, Хуги не повел Полосатого Когтя к озеру Эби-Нур. Через хребты и перевалы он повел его к снежному хребту Борохоро. Они вышли вовремя, и зима не поджимала их. Перед тем как совсем покинуть владения, Хуги направился к Старой Ели. Он помнил, какую подлость хотели сыграть с ним Бесхвостый и будущий вожак волчьей стаи Длинноногий. Бесхвостого уже давно съели сипы, а его отпрыск, взваливший на себя нелегкую ношу, теперь сам руководил набегами и был бы сильнейшим вожаком, унаследовав выдержку отца и сметливость матери, но ему мешала излишняя свирепость, он отпугнул от себя многих волков, и стая оказалась малочисленной.
Обретя уверенность в своей силе, Хуги решил изгнать Длинноногого. Всю эту округу он считал исконно своей, и если в ней продолжали жить волки, так это только благодаря попустительству Розовой Медведицы и Полосатого Когтя. Красным разбойникам не могло быть места там, где живет он.
Когда Полосатый Коготь понял, куда ведет Хуги, он остановился и замотал из стороны в сторону лобастой головой.
Но Хуги на этот счет имел свои суждения. Он подошел к Полосатому Когтю и легонько куснул за ухо, что считалось серьезным внушением на языке медведей, и старик вынужден был покориться.
Длинноногий заметил их первым и, предупреждая бесцеремонное вторжение в пределы логова, вышел вперед и остановился в созерцательно-спокойной позе. Он стоял, как пустынник-гепард, широко расставив длинные, стройные ноги.
Но Хуги бесстрашно пошел на волка. Полосатый Коготь, вздыбив на загривке шерсть, прибавил шагу и поравнялся с ним. Он был еще достаточно крепок, чтобы померяться силой не только с одним волком, но и с пятью сразу.
В десяти шагах Хуги остановился. Остановился и Полосатый Коготь, ожидая сигнала к битве.
Длинноногий так и остался стоять, как изваяние из камня, не дрогнув ни одним мускулом. Хуги сурово и неприязненно уставился в волчьи глаза. Длинноногий нагнул голову: он не выносил прямого человеческого взгляда. Этот взгляд пронизывал насквозь, испытывал волю, смелость.
Так они простояли минуты три, потом Хуги зарычал, повернулся и спокойно зашагал прочь. Полосатый Коготь облегченно хрюкнул и пошел следом.
К концу ноября они были на южных склонах Борохоро. Река Или в этот год сильно обмелела. На ней образовались мели и перекаты. Полосатый Коготь чуть не по целым дням просиживал на отмелях. Старик воспылал такой любовью к рыбе, что его за уши нельзя было оттащить от реки. Сидя на окатанном голыше, он как заведенный крутил головой, выслеживая, когда мимо проплывет рыба. И как только она появлялась, пытаясь пробиться по мелководью, когтистая лапа тотчас же бухала по воде. Чаще всего были промахи, но старик обладал завидным терпением, и оно вознаграждалось. Время от времени в лапах трепетал крупный чебак или сазан. Полосатый Коготь надкусывал рыбе голову и, выйдя на берег, засовывал ее под камень. Потом снова шел на сторожевой пост.
Как-то ему удалось выловить с десяток крупных османов. Медведь был вне себя от радости и блаженства. Когда Хуги подошел, тот доедал улов. Но старик почему-то допускал явное расточительство. Он лакомился спинками, а все остальное выбрасывал. Хуги взял одну из оставшихся рыбин, довольно нарядных по расцветке. Бока у нее были желтые с серебряным отливом, а спинка коричневая с черными и серыми пятнами. Мясо оказалось необыкновенно вкусным, хотя и не соленым, как у желтолицых. Хуги съел всю рыбину и даже высосал мозг из головы. Потом съел вторую и ел бы еще, но уже ничего не было. И хорошо, что не было.
Через пятнадцать минут он почувствовал слабость и тошноту, а через пять минут в желудке появились режущие боли. Покрывшись потом, Хуги катался по траве и мычал сквозь стиснутые зубы. Ему казалось, что внутренности разрываются на части. Полосатый Коготь, наблюдая мучения своего неразумного питомца, не знал, чем помочь. Он знал только, что эту рыбу нельзя есть всю. Урок когда-то преподала мать, наградив его добрым шлепком вот за такую же нетерпеливую жадность к красивой и вкусной рыбе. Она разрешала есть только спинки. А вот он не сумел передать этого опыта Хуги, и тот теперь мучается. Но откуда они могли знать, что чернота, покрывавшая полость османа, ядовита.
Страдая от боли, Хуги подполз к воде и стал пить, чтобы погасить внутри жжение. Но его вырвало. Окончательно обессилев, он ткнулся головой в прибрежный куст и лежал там с полудня до вечера, тяжело мучаясь от острого отравления. К вечеру стало лучше, и он заснул.
Всю ночь Полосатый Коготь не отходил от больного. А утром они ушли в горы. На рыбу Хуги больше не смотрел. Даже его крепкий, привыкший к любой пище желудок не мог сразу перебороть рыбьего яда. Это был жестокий урок на всю жизнь.
Выносливый организм справился с болезнью быстро, и уже на второй день Хуги чувствовал себя по-прежнему здоровым и сильным. Но с этого злополучного дня оба' попали в какую-то полосу невезения.
...Они набрели на кабанье стадо. Хуги решил использовать проверенный прием: уложил Полосатого Когтя на одной из троп, ведущих к реке, а сам, далеко обойдя кабанов, пошел на них с наветренной стороны, чтобы напугать и погнать прямо на засаду.
Способ был верный, но всей многолетней жизни медведя и дикого человека оказалось недостаточно, чтобы знать, что в это время кабанов лучше не трогать. У них был разгар гона. Взрослые самцы, отогнав от самок молодых соперников, вели между собой бои не на живот, а на смерть. Сейчас они были страшнее барсов, страшнее самой большой стаи волков. Завидев противника, не спасались бегством, а, прекратив междоусобицу, все вместе могли кинуться на него. И тогда уж пощады не жди. Дай только бог ноги. Злые, голодные, потому что во время гона кабаны почти не едят, они способны сокрушить любого, кто мешает им вести свадебные бои.
Хуги, как и в прошлый раз, удачно вспугнул стадо. Оно кинулось по тропам вниз, к воде, но некоторые секачи не последовали за ним, а ринулись вверх, чтобы наказать того, кто помешал насладиться победой и самками. Вовремя заметив опасность, Хуги пустился что есть духу. Тяжелым кабанам, одетым спереди в защитный естественный панцирь - калкан, или, как его еще называют, туку, бежать на подъем было нелегко, и они скоро остановились.
У Полосатого Когтя все произошло по-иному. Спрятавшись за куст, он терпеливо ждал начала загона, а когда загон начался и когда испуганные свиньи понеслись под гору, приготовился к нападению.
На него друг за другом бежали три самки, а следом на некотором расстоянии шел галопом длинномордый старый секач. Старик не успел его разглядеть и тоже принял за самку. А может быть, и разглядел, но понадеялся на себя, что успеет прежде подмять свинью, а потом или увильнет от кабана, или встретит ударом лапы.
На какую-то секунду Полосатый Коготь бросился раньше. Свинья взвизгнула и шарахнулась в сторону. Медведь сделал прыжок и настиг ее. Две-три секунды - и она уже катилась с распоротым брюхом. Но старику этого показалось мало. Он давнул визжавшую свинью еще раз. И тут, как вихрь, налетел секач. Он вроде бы и не коснулся косматой шкуры. А Полосатый Коготь охнул и сразу осел.
Пробежав немного, кабан остановился, потом развернулся грязным, негнущимся телом и опять кинулся на медведя. Полосатый Коготь встретил разъяренного секача. Ловко увернувшись, он со всей недюжинной силой хватил его лапой в скулу. Грузный кабан отлетел в сторону. Тут бы и насесть на него, но медведь прозевал, и кабан развернулся снова. Опять сшиблись в поединке, и опять Полосатый Коготь увернулся и ударил лапой. Удар пришелся ниже загривка.
"О-ох!" - со стоном вздохнул секач, выгибая хребет.
Теперь Полосатый Коготь не растерялся. Огромным прыжком, в который он вложил всю силу, метнулся вслед и насел на кабана. Полутораметровая туша протащила на себе медведя метра четыре, а затем стремительно завертелась на месте, подминая кусты и взрывая землю. Но вывернуться секач уже не мог. Сильная пасть Полосатого Когтя мертвой хваткой сомкнулась на острой кабаньей холке. Осев на задние ноги, кабан только тряс огромной, похожей на таран головой. Маленькие глаза горели налившейся кровью, острые уши были прижаты, из пасти обильно бежала желтая слюна.
Клац, клац, клац... - звучно и быстро стучали клыки.
Полосатый Коготь рванул холку зубами, но они у него были слишком старыми, сточенными, а тука - неподатливо жесткой. Он рванул ее еще раз, еще, и только тогда наконец секач рухнул на колени. Но уже и медведя оставили силы. Поняв, что все кончено, он отшатнулся от издыхающего кабана, попятился и тоже упал.
Тут, спустя полчаса, и нашел их обоих Хуги. Огромный вепрь лежал мертвым, а Полосатый Коготь, тщетно зализывая рану, медленно истекал кровью. Рана была огромной. Кабан распорол шкуру клыками от паха до нижнего ребра. Но это бы еще ничего, будь рана неглубокой. Беда оказалась в том, что были распороты внутренности. Увидев Хуги, медведь с трудом поднял голову.
Хуги оглядел вытоптанное поле боя. Да, здесь произошло настоящее сражение, достойное двух великанов. Полосатый Коготь, несмотря на преклонный возраст, выдержал одну из самых больших в своей жизни битв. Но эта битва стала для него последней.
Хуги все еще не понимал, что его добрый, мудрый друг прощается с жизнью. Возбужденный, радостный, он подскочил к убитой свинье, схватил ее за заднюю ногу и подволок к Полосатому Когтю. Ведь пора было начинать пир. Свежее теплое мясо само так и просилось на зубы. Его было так много, как, может быть, никогда!
"Ну что же ты, старина? - будто спрашивал Хуги, глядя на умирающего медведя. - Тебе по праву надлежит начинать первому. Начинай же..." - урчал он.
Но старик только тихонько поматывал головой, не спуская с юноши нежного и преданного взгляда. Хуги присел подле медведя, не понимая, что все это означает. Тогда Полосатый Коготь с трудом приподнялся, подтянулся поближе и со вздохом положил ему на плечо лохматую голову. Под ним была лужа крови. И только теперь каким-то скрытым чу тьем Хуги понял, что он осиротел. Жалобно заскулив, обхватил за шею медведя и стал гладить рукой его вытянутую на плече морду. Он едва касался ее жесткими пальцами, лаская своего друга в последний раз. Гладя, нежно ощупывал, как ощупывает слепой, его нос, глаза, уши и все прижимал его голову к своей... Потом снял ее с плеча и уложил к себе на колени и опять гладил и гладил мягкий медвежий лоб...
Полосатый Коготь то ли от ласки, то ли от слабости, наплывающей на него волнами, прикрыл глаза, тяжело вздохнул. Страха перед смертью не было, как не было самого о ней представления. Ему только хотелось уснуть, и уснуть так, чтобы никогда уже не проснуться. Он прожил долгую жизнь, он познал все, что мог и имел право познать умный могучий зверь. Теперь хотелось покоя.
Волна убаюкивающей слабости все чаще и чаще накатывалась на Полосатого Когтя. Пронизывающие боли в паху медленно утихали. Еще немного, и они утихнут совсем, и тогда он уснет под мерное и ласковое поглаживание Хуги. Только пусть не устанут его длинные пальцы, пусть они гладят как можно дольше.
Теплая соленая капля упала медведю на нос. Полосатый Коготь, преодолевая слабость, с трудом поднял голову и лизнул Хуги в соленую щеку. Хотел это сделать еще раз, но язык оказался непослушным, а голова непомерно отяжелела. Он подержал ее с секунду и вдруг уронил.
Полосатого Когтя не стало.
15
Три дня и три ночи Хуги не отходил от медведя. Он оберегал его сон и знал в то же время, что старик никогда уже не проснется. И еще несколько дней он бродил вокруг, не в силах уйти из этих мест. Похудел, осунулся, утратил былую осторожность. И если с ним ничего не случилось, так только потому, что не находилось сильного зверя. Смерть Полосатого Когтя изменила Хуги до неузнаваемости. Он бродил по горам, ко всему равнодушный и безучастный. Его не радовал ни восход солнца, ни цокот дроздов, не волно вала красота гор. Осознанное одиночество наложило на него печать глубокой тоски. Он жил в зверином мире, и все-таки в нем наперекор всему жил человек. Лебедь, потеряв подругу, навсегда остается один. Волк, пережив гибель волчицы, не ищет больше брачной пары. Они тоже тоскуют. Одинокая птица не вьет гнезда, одинокий зверь не ищет семейного логова. Ибо так все устроено с начала начал и так будет вечно Но кто осмелится укорить человека в том, что он поступает иначе? Ибо со смертью друга в звере или птице умирает лишь инстинкт дружбы, человек же, теряя ближнего, не теряет разума. Нет ничего страшнее для человека, чем пустота. И ничто его так не давит, как одиночество.
Однажды Хуги напал на медвежий след. В другое бы время он пересек его и ушел. Но теперь тянуло восполнить утраченное. Правда, у него еще оставалась Розовая Медведица, но за долгие годы самостоятельной жизни они потеряли друг к другу чувство былой привязанности. Полосатого же Когтя кто-то должен был заменить.
По следу Хуги определил, что здесь недавно прошла молодая медведица по третьему году. И он решил увидеть ее.
Шел январь. Медведи в эту пору высоко в горы не забираются, а ищут пищу на южных склонах, поближе к долинам.
К исходу дня Хуги настиг незнакомку. Она паслась на поляне, разрывая дерн и ища под ним личинок, спящих червей и разные съедобные корешки. Он зашел с наветренной стороны, чтобы не спугнуть ее незнакомым запахом. Это была действительно молодая медведица, не рослая, со светлым мехом и совершенно черными окончаниями лап, словно обутая в чулки. И еще... он заметил ее худобу. Разрывая пласты земли, она горбилась, и тогда острый хребет напоминал узкую грань плоского камня. Она, очевидно, часто голодала, потому что не имела еще ни силы, ни опыта, чтобы добывать сытный корм.
Прячась за деревом, Хуги миролюбиво и тихо хрюкнул по-медвежьи. Чернолапая вздрогнула, навострила круглые ушки и беспомощно оцепенела, не зная, что делать: то ли спасаться бегством, то ли подождать. Хуги хрюкнул еще раз и вышел из укрытия.
Чернолапая сразу попятилась, замотала маленькой головой, заплевалась и, визгливо заревев с испугу, кинулась во все лопатки. Бегала она хорошо.
Хуги подошел к копанкам, потрогал руками. Да, немного же в них попадалось съедобного. Посмотрел в ту сторону, куда медведица убежала. Им овладело любопытство. Почему бы не выследить снова? Будет хоть какое-то развлечение. И Хуги возобновил преследование. Он смог бы догнать ее шутя, но это еще больше придало бы ей страху, а ему хотелось, чтобы она не убегала, не боялась его.
Через час он снова ее настиг. И опять повторилась та же история. Наступала ночь, пора было подумать о собственном отдыхе... Пусть отдыхает и Чернолапая. Завтра он найдет ее, куда бы она ни ушла.
Ища ночлег, Хуги учуял в камнях прячущегося улара, осторожно подкрался по запаху и, пользуясь темнотой, схватил птицу.
Есть ему не хотелось. Отыскав уютное местечко, Хуги положил возле себя охотничий трофей и крепко уснул.
Утро встретило солнцем, теплом и бодрым настроением. Он сразу вспомнил Чернолапую.
Хуги с аппетитом позавтракал уларом и отправился на поиски незнакомки. На этот раз след привел в горы. Чернолапая, верно, решила избавиться от неведомого преследователя, умеющего по-медвежьи издавать звуки. Но не так-то просто оказалось уйти. Он нашел ее опять. Ей уже некогда было заниматься поиском пищи. Теперь она разглядела его более внимательно. Он показался каким-то неведомым страшилищем. У него была косматая черная голова, большие глаза и маленький нос на плоской морде, какой нет ни у одного виденного ею зверя. И преследовал он ее не на четвереньках, а встав на длинные худые лапы. Но вот что странно: от него почему-то пахло медведем. Она хорошо уловила этот запах.
И снова Чернолапая пустилась наутек, чувствуя, что неведомый зверь продолжает за ней идти. И он действительно шел, не давая ей никакого отдыха. Она совсем изнемогла от голода и усталости, а странное существо опять и опять настигало ее.
К полудню Чернолапая настолько вымоталась, что и страха не стало. Оставалось лишь защищаться. И она приготовилась, как готовится напасть на охотника раненый зверь. Инстинкт подсказал, как это сделать. Нужно было вернуться по кругу назад и залечь у собственного следа. Все остальное решит внезапность.
Но Чернолапая не знала, с кем она имеет дело. Хуги был не такой простак, чтобы дать себя захватить врасплох. Мудрость звериного закона в нем была отточена не только опытом, но и разумом.
Подойдя к бурелому, за которым сторожила Чернолапая, он остановился, зная, что она здесь.
- Ху-уг, хуг, - зарокотал его миролюбивый басок.
Медведица не шелохнулась. Тогда он просто обошел кучу бурелома и увидел ее.
Она взвилась на дыбы и, косолапя, мелко переступая коротенькими ножками, смело пошла на него. Глаза горели гневом, а густая шерсть на худом теле стояла торчком.
- Ху-уг, хуг, - опять повторил он, явно ища дружбы, а не схватки на тропе охоты.
- О-у! - рявкнула в ответ медведица, наваливаясь на своего мучителя.
Ловким движением, как когда-то в борьбе с пестуном, Хуги мгновенно опрокинул ее на спину и, как клещами, сдавил лапы. Она отчаянно забилась под ним, попробовала было схватить его зубами, но и это не удалось. Силы покинули.
Хуги держал ее в цепких объятиях минут пять, но ни злобы, ни желания с ней расправиться в нем так и не обнаружилось. Потом он разжал руки, отодвинулся и сел.
Чернолапая поднялась и тоже села, не зная, как все это понимать.
Хуги машинально отвернулся и стал вроде бы перевертывать камни, ища под ними что-нибудь съедобное. Это совсем ее сбило с толку. Она больше не нападала, да и сил-то не было.
Остаток дня Чернолапая лежала, не поднимаясь, и лишь только во все испуганные глаза следила за тем, кто, одержав победу, не причинил ей зла. Он по-прежнему не уходил, а преспокойно, совсем как медведь, отыскивал неподалеку пищу.
Но ночью удалось от него отвязаться. К утру же он был опять рядом. Только на этот раз принес двух больших птиц. От них так вкусно пахло, что в глазах у нее помутилось. А он, неторопливо подойдя, остановился и долго ее разглядывал, а потом одну из птиц бросил на землю.
Она не ела три дня, она тридцать дней не ела ничего подобного. Птица была уничтожена в одну минуту, прямо чуть ли не с перьями.
Хуги, оторвав у второй мясистую ногу, бросил Чернолапой. Удивительно щедро вело себя странное существа, похожее повадками на медведя.
Вот теперь Чернолапая почувствовала себя сытой. Конечно, так оголодав, она съела бы еще двух уларов, но их больше не было. А тот, кто принес птиц, спокойно съел свою долю и бросил обглоданную кость. Бросил так запросто...
Подошла, понюхала, и на зубах у нее аппетитно захрустело опять.
Весь день он не уходил, а когда пытался приблизиться, она сердито урчала. Вдвоем, но каждый себе, они переворачивали камни и поедали найденных под ними личинок. Чернолапая не пыталась больше избавиться от соседства незнакомца.
Однако прошло с полмесяца, пока она перестала дичиться совсем. Хуги сумел приручить зверя. Он не знал, зачем ему это. Было только огромное желание не быть одиноким, и это желание продиктовал зов предков. Человек оставался человеком. Когда-то в глубокой древности вот так же он приручил дикого волка, ставшего впоследствии собакой, но не из корысти, а из необходимой потребности с кем-то делить радость своего, существования.
Чернолапая родилась и выросла в горах Борохоро. Ей не нужно было ни мигрировать по осени, ни возвращаться по весне на родину. Она выросла, ушла от матери; скитаясь, набрела на пустой, не занятый другими сородичами участок и продолжала бы жить и набираться положенных ей природой сил, а потом во всем повторила бы судьбу своей матери, верша извечный круг, отмеренный всякому живущему на земле. Но вот в судьбу насильно вторгся человек, и она покорилась ему, как должна была покориться. Ибо не было и никогда не будет существа сильнее, чем он
Теперь она сама ходила за ним, понимая, что он умнее и опытней. Выносливый, крепкий, не знающий усталости, Хуги с утра до вечера мог преследовать косулю, пока та не пад ала от изнеможения. Если удавалось набрести на свежий след барсука и вовремя отрезать его от норы, барсук тоже становился добычей. И не было ни одного случая, чтобы Хуги не поделился с Чернолапой.
С приходом весны Хуги не ушел в родные места. Он остался в Борохоро. Не пошел туда и на следующую весну. Может быть, так и забыл бы туда дорогу, но случилось то, чего он не мог предвидеть. Чернолапая оказалась на редкость преданной спутницей, сила ее привязанности к своему повелителю стала неограниченной, но и она не знала, что в ней заложена еще большая сила - сила материнского инстинкта, и удержать ее при Хуги могла бы только клетка.
И однажды она ушла и не вернулась. А когда он, соскучившись, пошел по следу, то увидел ее в обществе молодого сильного собрата.
Ему самому шел семнадцатый год. Сила его мускулов была теперь поистине несокрушимой. Он мог побороть не только любого медведя, но и прикончить его. Однако человек не мог быть соперником зверю.
Как из тумана, всплыла перед ним картина далекого детства. Он услышал неистовый рев медведей и увидел Полосатого Когтя, схватившегося с пришельцем, посягнувшим заявить свое право на Розовую Медведицу. Это было очень давно. Ему шел тогда пятый или шестой год. Они оба с нею наблюдали издали за поединком. Приходилось Хуги и еще видеть подобные схватки. Но так он никогда и не понял истинного их назначения. Ему всегда только думалось, что пришельцы, с которыми схватывался Полосатый Коготь, лишь посягали на их владения и за это должны были быть наказаны.
И что-то свершилось в его душе, как когда-то свершилось в отношениях с Розовой Медведицей, и он понял, что не нужен больше Чернолапой. Он ушел, не желая мешать ее новой дружбе. В его сердце снова появилась тяга к родным местам.
А еще четыре года спустя осиротел совсем.
Вернувшись весной на родину, Хуги не встретил там Розовой Медведицы. Он долго бродил по горам, исходил в округе весь лес, звал ее, как звал всегда после возвращения. Но она не появилась.
Он нашел ее уже в конце мая - в берлоге, провалившейся и заросшей травой. Она так и не проснулась от своей зимней спячки.
Теперь оставался только он - "сын" Розовой Медведицы.
Как-то Хуги увидел Длинноногого. Это тоже был уже матерый старый волк. Он встретился на пути и оскалил зубы. Вот как! Следовало бы прижать хвост. Оскорбленный, Хуги зарычал, но Длинноногий остался на месте. Ну что ж, наконец-то они встретились один на один. Тот, кто не хочет мира, получит войну. Хуги уже забыл о том молчаливом разговоре у волчьего логова. Волк, оказывается, помнил.
Хуги приготовился к схватке. Его глаза загорелись, мускулы напряглись, и на лице появилось выражение беспощадности. Пригнувшись, Хуги сделал огромный прыжок. Длинноногий отскочил и оказался сбоку. Хуги прыгнул еще раз, и снова волк увернулся, чтобы кинуться на своего противника со стороны или сзади. Теперь все зависело не столько от силы, сколько от ловкости. И это понимали оба.
Поединок проходил на широкой поляне сырта, у гряды морен, где когда-то погибли Бесхвостый и Хитрая. Памятное место, достойное гибели и самого Длинноногого.
Хуги кинулся в третий раз, но тут нога поскользнулась, он потерял опору и на какой-то миг вскочил позже, чем следовало. Этого мига оказалось достаточно, чтобы Длинноногому броситься на него. Он вцепился чуть ниже затылка, но Хуги спасли густые косматые волосы. Волк немного не рассчитал. Он захватил только кожу. Но уже в следующий миг сильная рука схватила волка за глотку, оторвала его от шеи и бросила оземь. Оглушенный ударом, Длинноногий не успел увернуться, и это стало его концом. Хуги больше не разжал пальцев. Агония волка была недолгой.
Отойдя от врага, Хуги присел на камень и зажал рану ладонью. Кровь на солнце быстро запеклась, боль утихла, а через неделю на шее уже ничего не было, кроме розовых рубцов. Высокогорный воздух быстро залечивал раны.
Но еще оставалась подруга Длинноногого - Остроухая со своими волчатами. Они тоже когда-нибудь вырастут, и тогда опять придется иметь с ними дело. Лучше со всеми покончить разом. Так теперь велел закон леса и гор.
Поутру Хуги отправился к Старой Ели. У логова его встретила волчица, худая, поджарая, которой, видно, было очень тяжело одной кормить своих прожорливых щенят. Однако она не стала защищать потомство.
Одного за другим Хуги молча вытаскивал из норы месячных волчат. Они тоже пытались кусаться, царапаться, но такова уж волчья натура. Смерть принимается только в бою.
И вот остался последний, маленький, пушистый и желтый. Он был меньше всех и более других казался беспомощным. И может быть, поэтому он не укусил Хуги, а лизнул протянутую руку. И свершилось чудо, подобное тому, которое свершилось двадцать лет назад. Сидя на корточках, Хуги поднял волчонка за шиворот и начал разглядывать. Волчонок жмурился от яркого света и тихонько повизгивал. На сурово-каменном лице Хуги стало прорезаться нечто вроде улыбки. "Какой же ты беспомощный, - говорила эта улыбка. - И ласковый. Такая крошка умеет ласкаться, значит, она хочет жить". Юноша посадил волчонка к себе на колени и грубо погладил. Тупомордый зверек выгнул спинку и жалобно запищал. И тогда у Хуги возникло желание чем-нибудь накормить его. Он сунул волчонка обратно в логово и ушел, а через некоторое время вернулся. В руках было несколько задушенных полевок.
Волчонка опять вытащили из норы те же грубые руки, посадили его на лужайку и ткнули носом во что-то мягкое и вкусное. Волчонок открыл мутные глаза, изумленно повертел куцей мордочкой и с жадностью набросился на принесенных зверюшек.
С этого дня Хуги снова перестал быть одиноким.
Волчонок рос косматым, ржаво-красным щенком. Он быстро привязался к Хуги с доверчивостью домашней собачонки. Когда заметно подрос и окреп, то уже не расставался со своим повелителем. К осени у него выпали молочные резцы, он немного поболел, но зато ко времени ухода Хуги на юг превратился в рослого прибылого, красновато-рыжего оттенка. Теперь они были друзьями. Вся округа стала принадлежать только им. Правда, были еще снежные барсы, по-прежнему жившие в большой пещере Порфирового утеса, но они вели замкнутый образ жизни, охотились высоко в горах, у границы вечных снегов, и на альпийские луга почти не спускались.
На шестом месяце у Волка прорезался голос. Он научился петь, а попросту - выть.
- Оу-воу, - откуда-нибудь из каменных дебрей раздавался неокрепший голос, и Хуги уже знал, что Волк обнаружил какую-то добычу и зовет его.
Охотились они обычно вместе и поэтому быстро привыкли к ряду приемов совместной охоты. Волк чаще всего исполнял роль загонщика, и это удавалось ему отлично. Заметя где-нибудь стадо косуль, он вел туда Хуги, и тот в свою очередь выбирал подходящее место и делал засаду. Такие засады редко кончались неудачами. По стремительности нападения Хуги, пожалуй, не знал равных.
В конце октября он увел своего Волка на юг. И на этот раз снова побывал на озере Эби-Нур. Видел и желтолицых, но сам остался незамеченным. Подкравшись к рыбачьему стану, целых полдня провел в наблюдении за двуногими существами. Одни из них садились в пустотелые, заостренные с обеих сторон древесные стволы и легко плыли по озеру, о тталкиваясь шестами; другие оставались на берегу, разжигая костры и плетя из каких-то волокон паутину. Большинство из тех, кто оставался, не были похожи на тех, кто плавал по озеру. Во-первых, они носили длинные волосы, а во-вторых, некоторые из них передвигались мелкими шажками, опираясь на палки. Хуги не мог понять, почему они не умеют ходить, хотя от зорких глаз не укрылось то, что эти длинноволосые имеют совсем маленькие ступни4. Он понял только одно, что они самки желтолицых. Да это и не трудно было понять, потому что рядом с ними вертелись их многочисленные детеныши. В лагере стоял шум, гам, слышались гортанные выкрики. Резко разило чесноком и какими-то неприятными запахами. Везде валялись обглоданные рыбьи кости, как будто эти существа только и занимались тем, что постоянно ели, и ели везде и все. По всему судить, это было многочисленное племя.
И Хуги ушел от него подальше. Все зимние месяцы они прожили с Волком на южных склонах Борохоро. Места были знакомы и привольны. К приходу весны Волк вытянулся, повзрослел и стал сильным быстроногим переярком.
Однажды, охотясь, Хуги подвернул ногу. Это случилось высоко в горах, на каменных кручах. Здесь не было растительной пищи, пригодной ему, а передвигаться он не мог, чтобы спуститься вниз и как-то продержаться на сушеных ягодах и кореньях. Левая нога опухла в щиколотке и болела. Кое-как добравшись до ключа, Хуги лег в каменной выемке и больше не вставал. Волк неотлучно находился при нем. Он был очень внимателен к своему другу, заглядывал ему в глаза, он как бы читал в них глубоко затаенную боль и беспомощность, участливо шевелил длинным пушистым хвостом. Иногда сдержанно и осторожно лизал Хуги больную ногу.
В каменной выемке у ключа Хуги и его верный друг провели восемь дней. Пора было возвращаться на родину.
Дружба дикого человека и волка оказалась на диво крепкой. За все последующие годы она так и не знала разрывов. Был только период, когда Волк в зимнее время надолго оставлял хозяина. Но затем снова возвращался, чувствуя себя подавленным и виноватым. Потом и это прошло. Они продолжали бы жить равномерно и дальше, становясь все мудр ее и мудрее, но в их судьбу неожиданно вмешались люди.
Два человека пришли в горы, два существа нарушили размеренную жизнь, в одном возбудив инстинкт страха, в другом - непонятное ему самому тоскующее любопытство.
16
Сравнивая контуры рельефа каменной стены, засыпанной обвалом, с контурами, обозначенными на пиктографической карте Скочинского, Ильберс и Сорокин пришли к выводу, что это и есть то самое место, которое было названо учеными Эдемом. Обвал занял сравнительно неширокое пространство метров семьдесят в поперечнике. И если это то место, где находилась стоянка экспедиции, то все остальное объяснялось довольно просто: обвал и был причиной гибели Федора Борисовича и Дины.
Еще раз облазили все вокруг и снова удостоверились, что вывод точен. Именно здесь было место стоянки. Но где погребены сами ученые? В пещере? А может быть, просто под скалой, в своем шалаше? Или обвал застиг их где-то в ином месте? Одним словом, вставал самый трудный вопрос, как и где искать их под этой толщей щебенки и камня. Но одно было совершенно ясно: двум человекам, если у них были бы даже необходимые инструменты, все равно не справиться с задачей. Чтобы пробить хотя бы одну вырубку, потребовалось бы перебросать десятки тонн горной слежавшейся породы.
Сорокин приуныл:
- Ничего мы с тобой, мальчик, не сделаем. Тут нужен экскаватор.
Ильберс грустно улыбнулся:
- Нашли бы. Да жаль, что конструкторы не придумали летающих. Но надо же что-то делать?
- Не знаю. Прямо-таки не знаю, что посоветовать. У меня есть пара рук. Я согласен работать сколько потребуется.
Ильберс с признательностью посмотрел на Сорокина.
- Дорогой Яков Ильич, спасибо! Но вдвоем мы действительно ничего не сделаем. Я подумал вот о чем. Мы обратимся в ближайший колхоз. Попросим людей помочь. Нам не откажут, уверяю вас. Мы объясним, как важно найти погибших ученых. Важно для страны, для науки. Судьба Хуги - это же уникальный случай! И мы с нею снова столкнулись после Федора Борисовича. Он, бесспорно, что-то знал о диком мальчике, мы же теперь видели его взрослым, попытаемся его поймать. Значит, во что бы то ни стало надо найти останки ученых.
- Думаешь, могли сохраниться записи?
- Да.
- На это очень мало шансов, - задумчиво покачал головой Сорокин. Четырнадцать лет под землей... Железо и то истлеет.
- Практика археологов убеждает в обратном. Если они погибли в заваленной пещере, то бумаги там могут храниться десятки лет.
- Что ж, пожалуй, - согласился Сорокин. - Выходит, медлить нам нечего. Завтра с утра отправимся в обратный путь. А сегодня, я думаю, надо заняться точным определением местонахождения пещеры...
Свою работу они начали с того, что измерили на карте длину Эдема. От расселины до ключа оказалось около десяти сантиметров. Потом с помощью волосяного аркана произвели промерку на местности. Выходило почти сто метров. Таким образом, один сантиметр на карте был приблизительно равен десяти метрам в натуре. Затем узнали точную ширину обвала и того пространства, которое оставалось между расселиной и обвалом. Теперь уже нетрудно было и определить, где находилась пещера. Простейшее вычисление показало, что она расположена в тридцати метрах от края осыпи или же в сорока - от расселины. Если карта была точной (а она должна быть точной), то и определение нахождения пещеры должно было быть верным.
Но тут их сбила с толку неожиданная находка. Бегая по осыпи, Манул вдруг начал рыть в одном месте щебенку и вскоре держал в зубах какой-то исковерканный темный предмет. Сорокин кинулся к собаке и отобрал его.
- Ильберс! Смотри! - закричал он. - Смотри, что нашел Манул. Это же бинокль Федора Борисовича!..
Да, это был бинокль, сплющенный, разбитый, изъеденный окисью.
Обрадованные находкой, начали копать глубже, разгребая руками щебенку и отваливая камни. Добрались донизу, но так ничего больше и не нашли.
Бинокль опять стал переходить из рук в руки, навязывая самые противоречивые мысли и догадки. Снова взялись за волосяной аркан. Бинокль был найден метрах в двадцати от предполагаемой линии, по которой находилась пещера. Как он здесь оказался? Надо полагать, Федор Борисович носил его на ремешке. Ну, ремешок мог истлеть, но тогда должно было остаться что-то от самого Федора Борисовича? Ничто не прояснилось, кроме одного, что Федор Борисович и Дина погибли именно здесь. Но вот где их теперь искать? Практически просто невозможно перекопать всю породу.
После обеда снова взялись за раскопку того места, где нашли бинокль. Сорокин вытесал два кола, которыми можно было дробить грунт и отваливать камни, и работа пошла быстрее. К вечеру им удалось расчистить большую площадку. Оба были уверены, что там, где нашли бинокль, должно было быть что-то еще. На руках у того и другого уже кровоточили мозоли, но работу ни тот, ни другой не думали прекращать. Вряд ли с таким рвением мог работать старатель, напавший на золотую жилу, как работали сейчас они.
- Мальчик, ну-ка давай поднатужимся! - командовал Сорокин. - Этакая глыбища! - И, собрав воедино силы, они подваживали камень и отрывали его от скипевшейся породы.
Пласт становился все толще и толще. Но упрямство все-таки победило. Ильберс первым ухватился за конец изржавленной проволоки.
- Вот, Яков Ильич! Глядите, глядите, это же проволока! - И, присев на корточки, он уже с осторожностью археолога стал выцарапывать вокруг нее слежавшийся грунт.
А немного погодя под крик изумления извлекли из-под камня сплющенный казан, из которого когда-то Дина угощала их пловом.
Еще спустя полчаса они докопались до тонкого пласта спрессованной золы и угля.
Здесь был очаг. Это уже стало совершенно ясно. Стало ясно и другое: засыпать Федора Борисовича и Дину здесь не могло. Начнись обвал в то время, когда они находились у очага, они бы успели убежать от него, ибо он завалил очаг всего лишь исходом осыпи. И тогда Ильберса осенила догадка. Он сказал:
- И все-таки они в пещере.
Сорокин, уставший, пропыленный, вскинул на него глаза.
- Почему ты так думаешь?
- Обвал произошел под воздействием каких-то стихийных сил, - ответил Ильберс. - Ну, это могло быть дождем или снегом. Когда началось ненастье, они укрылись в пещере.
- Бросив бинокль? - с улыбкой спросил Сорокин.
- Они его могли забыть...
- Не думаю, мальчик. Казан, конечно, они могли оставить. А вот такую дорогую вещь... бросить?..
- А что, - Ильберс пожал плечами, - могли и бросить.
- Нет, не то, не то. Давай еще завтра покопаем.
Весь следующий день ушел на раскопки, но все усилия больше ничего не дали. Работу пришлось оставить.
* * *
Три дня спустя они приехали в колхоз Кызыл-Урус.
Недавний суд над Абубакиром и его сообщниками был предан широкой огласке, и поэтому в аилах знали и о гибели ученых, и о подлинном существовании дикого человека, чье имя - Жалмауыз - когда-то боялись произносить вслух.
- Наш долг, - сказал Ильберс собравшимся, - обязывает нас вернуть несчастного в человеческое общество. О его теперешнем образе жизни мы пока ничего не знаем, но постараемся узнать. А если нам посчастливится найти записи погибших ученых, а потом поймать Садыка, мы сделаем для науки большое дело. Ради этого Яков Ильич и я пришли к вам за помощью.
Слушая слова Ильберса, аксакалы кивали: надо помочь, надо; молодые разжигали в своих сердцах желание тотчас же отправиться в горы.
Обратно выехали через два дня, проведя их в отдыхе и застольной беседе. Для земляных работ и поисков Хуги было отобрано пятнадцать человек со всем необходимым, снаряжением. А еще четыре дня спустя отряд был высоко в горах.
Царство камня и леса сперва действовало на степняков угнетающе, но вскоре все освоились, осмелели и готовы были приступить к работе. Трех самых сильных и выносливых Ильберс выделил для выслеживания Хуги. Руководство ими взял на себя. Остальных передал Сорокину. Его группа должна была заняться раскопкой. Взрезать обвал решили сразу в двух местах: там, где предполагалось найти пещеру, и в том месте, где были обнаружены бинокль и очаг.
Работы начались рано поутру. В горах стояла довольно переменчивая погода. Днем светило солнце и было тепло, ночью резко холодало и моросил дождь. Дважды шел снег, но кратковременно, и оба раза сопровождался сильным ветром и громом. Последняя снежная гроза казалась прямо-таки необычной. По-зимнему метет круговерть, как бывает в конце февраля, в дни "бес-кунак"5, и вместе с тем небо рвется на части, словно в вешнюю грозу. А через два-три часа все успокаивается, ночное небо становится чистым, и в нем безмятежно посвечивают мириады золотых песчинок Кус-жолы - Млечного Пути.
Плотные кошмы спасали людей от ветра, снега, дождя и холода. Они лежали под кошмами и со смутным чувством страха перед силой природы слушали разгул стихий, невольно сравнивая его с диким шабашем ведьм.
- Той мыстан! - говорил кто-нибудь, когда трещали над головой особенно сильные раскаты грома.
Всходило солнце, его лучи пригревали землю, отдающую ароматные испарения, и снова все вокруг наполнялось цветущей жизнью. Было начало июня.
Первые два дня работа по раскопке шла быстро и даже весело. Люди с шутками долбили слежавшуюся породу, сносили ее на импровизированных носилках к обрыву и высыпали. Пока конусный пласт был сравнительно тонким, легче работалось, а затем дело начало усложняться, приходилось быть осторожным, чтобы не обваливать края самой вырубки. Вот тогда-то все и почувствовали, как тяжело и опасно врубаться в осыпь. Работа замедлилась. Обе вырубки шли вровень, восходящими ступеньками.
Как-то вернувшись с поиска и осматривая восходящие стены вырубок, Ильберс спросил Сорокина:
- Яков Ильич, по-моему, половина дела сделана?
- Сегодня пятый день долбим. Как говорится: глаза боятся, а руки делают. Еще на пять, не меньше.
Сорокин был в том приподнятом настроении, какое обычно приходит к человеку, сперва где-то втайне от себя и других сомневавшемуся в успехе, а потом убедившемуся, что труд даром не пропадет и что цель будет достигнута.
- Ребята у меня хорошие, - продолжал он. - Работают - посмотреть приятно. Ну, а у тебя-то, все так же?
- Да, все так же. Даже следов не находим.
- Боюсь, что он испугался такого скопища людей и куда-нибудь ушел.
- Я уж думал. Во всяком случае, поблизости его нет. Завтра отправимся к Порфировому утесу.
- У Старой Ели были?
- Сегодня. Нашли заброшенное волчье логово.
Сорокин вздохнул:
- Можем вообще его больше не увидеть.
- Увидим, - упрямо ответил Ильберс, тряхнув своей круглой ершистой прической. - Я не уйду отсюда до тех пор, пока не найду Хуги.
Сорокин промолчал.
17
Два молодых здоровых парня, раздетых до пояса, кайлили грунт. Снимали нижний пласт очередной ступени. Одного, что был плотнее и покоренастее, звали Айбеком. Он здесь был самый молодой. Другого, такого же крепкого и жилистого, но более подтянутого, - Арсланом. Арслан недавно вернулся из армии.
Взмахнув кайлом, он вдруг задержал удар.
- Погоди, Айбек. Ну-ка взгляни.
Арслан опустил кайло и осторожно разгреб щебенку вокруг обнаруженного предмета. В его руках и в самом деле оказалось подобие каменного топора, какие находят при раскопках стоянок древнего человека. Но это был самый настоящий современный топор, даже с сохранившимся топорищем. Однако он был деформирован наростами коррозии, въевшимися в металл и окаменевшее дерево кусочками камня, зем ли и глины.
Арслана и Айбека обступили другие, те, что были заняты выносом грунта.
- Яков Ильич! Якуб-ага! - полетели голоса.
Сорокин находился во второй вырубке, которую пробивали с места найденного очага. Сообразив по радостным голосам, что в соседней вырубке, идущей к пещере, что-то нашли, он поспешил туда. За ним, побросав носилки, лопаты и кайла, побежали остальные. Все сгрудились вокруг находки.
- Ребята, ребята, погодите, - торопливо говорил Сорокин. - Пожалуйста, не трогайте руками. Это очень ценная находка. Ильберс Ибраевич сам все определит.
И все же каждому хотелось хоть пальцем да прикоснуться к найденному топору, пролежавшему под землей тринадцать лет, тому самому топору, к которому прикасались руки легендарного Дундулая.
Удивительная вещь - жажда открытия. Она заставляет людей забывать об усталости, о голоде, о страхе за жизнь. Она завораживает, увлекает, объединяет. Никто не приказывал этим пятнадцати человекам идти куда-то в горы и вспарывать кирками и лопатами крепкий каменистый обвал. Их и не нанимали, не сулили платы за каждый вынутый кубометр грунта, а просто сказали: это очень важно для науки. И они пошли, пошли с веселым задором, с упрямством открывателей, чтобы потеснить границы таинственного и неведомого.
- Значит, они погибли в пещере, - высказал догадку Айбек.
- Эта находка еще ни о чем не говорит, - заявил Арслан. - Топор могли оставить, где кололи дрова.
В спор включились другие:
- Дрова обычно колют возле костра.
- Но сперва надо срубить дерево...
- Нет, нет, - упорствовал Айбек. - Топор обронили, когда бежали к пещере.
- Хотел бы я знать, куда бы ты побежал, если бы начался обвал?..
- Обвал мог произойти не сразу. А если сперва пошел дождь? Куда побежишь?
- А что, - поддержал Сорокин, - в этом есть резон. Такие мысли нам с Ильберсом Ибраевичем уже приходили в голову. Именно так и могло быть. Но сейчас все-таки рано строить предположения. Пещера может оказаться пустой. Все отгадки у нас впереди...
Работа возобновилась. Рвения у людей прибавилось. У двоих носильщиков от излишней перегрузки сломались носилки. Их делали здесь, на месте. Длинные палки оплетали посередине крепкими прутьями джигды, скрепляли кусками волосяных арканов.
Опять пришел вечер. В этот день длина той и другой вырубки увеличилась на два метра. Оставалось пробить еще каких-то пять-шесть метров.
Ужинать пришлось без Ильберса и его спутников. Их ждали до самого темна, не ложились спать. Но они не вернулись и ночью. Сорокин встревожился: не случилось ли что-нибудь? До рассвета просидел у костра, четко вслушиваясь в ночную дикую тишину гор. Порой казалось, что где-то далеко-далеко лает Манул, которого все эти дни брал с собой Ильберс. Сидел, подкладывал в костер сучья и думал, каким настойчивым и целеустремленным вырос его питомец. Давно ли вроде бегал к нему в школу большеголовый, любознательный мальчишка? Он понравился тогда с первых дней. В школу пришел сам. Пришел и сказал:
- Якуб-ага, я хочу стать табибом. Пожалуйста, научите меня писать и читать, - и весело прищурился.
- Хм, ку-бала6, - ответил Сорокин и ласково потрепал его по розовой пухлой щеке. - Ну что ж, научу. Будешь табибом.
И вот этот мальчик - кандидат наук, напористый, смелый, с большим взлетом мысли. Нет, не каждому учителю улыбается счастье вырастить ученого.
Сорокин уснул только на восходе солнца. И хотя сон был коротким, проснулся он бодрым. Поднявшись, первым делом спросил, вернулся ли Ильберс. Но того все не было. Арслан предложил идти на розыски.
- Нет, не надо, - ответил Сорокин. - Мы будем продолжать работу.
Позавтракав черствыми лепешками и разогретым мясом, напившись чаю, снова отправились в вырубки.
Однако к полудню ожидание достигло предела. Темп работы заметно снизился. Каждый волновался за ушедших товарищей. Вокруг вон какие каменные трущобы! Мало ли что может случиться!
Обед прошел кое-как, торопливо и скомкано. "Если Ильберс не вернется сегодня, - подумал Сорокин, - завтра с утра выходим на поиски".
И вот, когда солнце уже село и потухли тени, отбрасываемые скалами, кто-то радостно закричал:
- Идут! Иду-ут!
Все тринадцать человек высыпали навстречу. Сверху по тропе, проложенной по расселине, спускались четверо. Позади тащился Манул. Сорокин сразу подумал: "Ну, уж если собака устала, то что говорить о людях?"
Когда они спустились, их кинулись обнимать.
- Ну что?
- Как? Нашли?
Вопросы сыпались один за другим, а измученные люди лишь находили силы улыбаться и кивать.
Манул тоже, как сонный, подошел к хозяину, лизнул ему руку, вяло помахал хвостом и прилег рядом.
Ильберс кивнул на пса:
- Молодец он у вас, Яков Ильич. Помог нам обнаружить Хуги. Мы его наконец-то отыскали! И знаете где? В пещере Порфирового утеса. А теперь спать... Только спать... Подробности завтра.
Тот, кто знал, как выматывают горы, не удивился. До предела уставшему человеку не хочется ни есть, ни пить, а только приткнуться куда-нибудь и спать, спать, спать и спать. Ильберс и трое его товарищей могли бы и не спешить в лагерь, а отдохнуть на полпути, но они знали, что другие волнуются и ждут, что они в любой час, оставив работу, могут выйти на розыски.
Наутро всем стали известны подробности двухдневного поиска.
Блуждая по сыртам и альпийским долинам, Ильберс не сразу вышел к Порфировому утесу. Он все пытался найти след Хуги. Местами лежали огромные заплатки снега на молодой альпийской зелени, и на них-то четче всего бы отпечатался след. Они и были испещрены следами, но не человеческими. Вот прошел табунок маралов - глубокий след раздвоенного копыта, вот пробежала лиса, проложив прямую, как струна, цепочку отпечатков лап; вот прошел барс, оставляя на снегу круглые, словно блюдца, ямки следов. Иные следы были давними, другие совсем "теплыми". Кайм Сагитов, казах со вздернутыми ноздрями (он был завзятым лисятником), кидался чуть ли не ко всякому следу, щупал пальцами, осклабившись, говорил: "Нет, совсем старый" или: "Зверь только сейчас прошел, нас испугался". Но им нужны были следы не зверя, а человека, ставшего зверем.
Так и кружили весь день без толку. Ночевали без огня, чтобы не вспугнуть Хуги, ели всухомятку, запивая хлеб и мясо холодной ледниковой водой. Какой сон без тепла, на ветру? А рано утром опять на ногах.
И вот часов в одиннадцать утра, на пути к Порфировому утесу, Манул обнаружил вдруг волчьи следы - и не на снегу, а на траве. Коротко взвизгнув и натопорщив загривок, он пробежал несколько шагов и осторожно поджал хвост. Каим Сагитов пошел за ним и вскоре приметил четкий след, оставленный волчьей лапой. Усмехнулся, махнул рукой и вернулся назад.
- Каскыр прошел, - сказал он товарищам. - Жаль, что собака совсем не знает, чего нам надо.
Она и в самом деле не знала, кого ищут люди, но она уже видела Хуги, огромного голого человека, пахнущего зверем, и теперь, почуяв его след рядом со следом волка, испугалась. Она хотела, чтобы в этом разобрались люди.
- Манул, - тихо позвал Ильберс.
Собака послушно вернулась, но шерсть на загривке не опадала. Едва тронулись в другую сторону, Манул опять вернулся на прежнее место Тогда к нему подошли все вчетвером и увидели на мокрой короткой траве вмятину огромной босой человеческой ноги. Длина следа была более тридцати сантиметров. У Ильберса обрадовано заблестели глаза, а его спутники только немо переглядывались, качая головами. Веря ему и Сорокину на слово, они все-таки в душе сомневались в правдивости их уверений. Теперь доказательство было налицо. И они струсили, как Манул: шутка ли - попасть в лапы дикому человеку, у которого одна стопа больше чуть ли не в полтора раза, чем у каждого из них. Да такой дикарь в два счета расправится с пятерыми. Не будешь же в него стрелять? След был вчерашним. Хуги, видно, шел на охоту, а скорее всего, с охоты: уж очень глубоки были вмятины. Мордан Сурмергенов, славившийся в колхозе умением ловко и издалека набрасывать петлю аркана на скачущую лошадь, глядя на следы, раздумчиво проговорил:
- Пожалуй, он что-то нес, селеке.
- Но почему рядом с ним следы волка?
Ответ напрашивался один: одинокий волк, видимо, просто шел по следу Хуги в надежде поживиться остатками добычи.
- Нюхай! - сказал Манулу Каражай, их четвертый товарищ, и, взяв собаку за ошейник, пригнул ее к следу дикого человека.
- Нюхай! Бери!
Пес понял, завилял хвостом и повел.
Они шли, удаляясь от Порфирового утеса, часа два, петляя меж скал и завалов бурелома. Наконец вышли на большую лужайку и здесь увидели то, что осталось от добычи, которую действительно нес на себе Хуги. Это был молодой марал, или, по-казахски, богу, по третьему году. Мордан Сурмергенов попытался определить вес и предположительно сказал, глядя на безрогую голову и переднюю часть туши, что в марале было никак не меньше пяти пудов.
- Что ему пять, он унес бы и десять с той же легкостью, - ответил Ильберс.
Вокруг остатков туши пестрели те же следы - человечьи и волчьи. Создавалось впечатление, что человек и волк пировали вместе.
- Каскыр потом пришел, - сказал Каражай.
С ним вынуждены были согласиться. Кому бы пришла в голову мысль о тесной дружбе дикого человека и волка?
Но вскоре эта мысль возникла и у Ильберса.
От места пиршества следы повели к Порфировому утесу, который, в общем-то, был и недалеко. Следы человека и волка шли рядом. Особенно отчетливо виднелись они на снежной делянке. Насытившись после человека, волк ни за что бы не пошел опять по следу. Он скорее залег бы вблизи остатков мяса (а его еще было довольно много), чтобы снова потом прийти и доесть.
- Ничего не понимаю, - сказал Ильберс. - Не мог же Хуги приручить волка? Он сам такой же дикий.
И вот, огибая выходы скал, они приблизились к подножию Порфирового утеса. Солнце наискось било в него лучами, и огромные красноватые грани и чистые сколы на его могучей груди переливались различными цветами. Высоко-высоко уходил в небо островерхий пик, покрытый вечными льдами и снегом. Зернисто-синий снег лежал внизу, у подножия, но от него не веяло холодом. Здесь же, над проплешинами ярко-пестрой альпийской зелени, порхали бабочки, трепетали прозрачными крылышками маленькие ультрамариновые и зеленые стрекозы. Где-то за поворотом издали шумел поток нагорной воды.
Прикрывая глаза от слепящей белизны, Ильберс некоторое время следил за табунком каменных козлов: тау-теке медленно и деловито взбирались по красноватым кручам, время от времени срывая у себя под ногами наскальную траву - типчак, гречушку или весенние побеги арчи.
Иногда сверху падал резкий свистящий звук: это бородатый вожак теков подавал остальным сигнал какой-то опасности.
Здесь, на самом хребте Тянь-Шаня, мир был совершенно иным. Он казался ослепительно ярким и юным, каким, наверно, миллионы лет назад была вся земля. Слишком разнообразное сочетание красок могло умещаться даже на грани камня; слишком много было диковинного и дикого в этой не попранной человеком полуземной, полунебесной тверди сияющих гор.
Ильберс смотрел на все это чудо, забыв о главном, и, может быть впервые в жизни, чувствовал всем своим существом суровый красочный мир древности.
Каим Сагитов, пошевеливая вздернутыми ноздрями, тронул Ильберса за плечо.
- Селеке, не пора ли нам идти дальше?
- Да-да, иначе мы потеряем следы. Солнце плавит снег.
Они прошли еще с километр, огибая Порфировый утес. Наверно, чтобы обойти его весь, потребовались бы целые сутки. Часто наталкивались на старые лежки теков, на круглые следы снежного пустынника барса. В одном месте, в чаще крутобокой впадины, обнаружили много его следов. Пятнистая кошка как будто изливала здесь бессильную ярость. Она металась, делала огромные прыжки до семи метров, била хвостом, оставляя на снегу глубокие полосы. Будь в этой котловине чьи-то другие следы, можно было бы подумать, что здесь недавно разыгралась драма. Но других следов не было.
- Ильберес7 был шибко злой, - сказал Каражай. - Наверно, его гонял Жалмауыз.
Казахи приглушенно рассмеялись.
Еще прошли с полкилометра и вот тут-то, поднимаясь на гряду валунов, увидели внизу Хуги. Он лежал на цветистой лужайке, окруженный снегом, как лежат люди, загорающие на пляже. Рядом сидел волк. От хорошего, сытого настроения волк часто позевывал.
Ильберс уложил своих спутников между камней и знаком приказал не издавать ни одного звука, ни одного шороха. Слабый ветерок тянул к ним, и только, надо полагать, поэтому ни Хуги, ни волк не чуяли людей. До них было метров двести, не больше. Рядом с ними, в скалах, чернелось большое, неровное, с гранеными выступами жерло пещеры. Так вот, оказывается, какое место избрал себе властелин гор! Если бы знал Ильберс, кому принадлежало это убежище раньше, ни он, ни его товарищи не ломали бы головы, почему в котловине так бесновался барс. Его изгнали из собственных владений по праву сильного. Что он мог сделать? А ведь он был законным владельцем пещеры, она досталась ему по наследству. Когда-то давным-давно сюда приходила Розовая Медведица, поднятая волками из берлоги в одну из далеких февральских вьюг. Она успела лишь насытиться архаром, добытым барсами, но и только. Плохо бы ей пришлось, не улизни она вовремя. А вот этот голый двуногий, ее приемыш, пришел сюда как домой, пришел, выгнал Пятнистого из логова и завладел им. Теперь живет в нем: спит, ест, выходит погреться на солнце. Да еще и не один, а вместе с лесным бродягой и мелким разбойником - красным волком. И ничего не сделаешь. Ибо таков закон леса и гор - лучшее должно принадлежать сильному.
Люди с затаенным дыханием наблюдали за диким человеком, видя в нем почти сказочное существо, вроде горного дэва8. Среди них был двоюродный брат этого дикаря, ученый, который привел их сюда. Два камня откатились от одной горы, оторвались плоть от плоти; но один засиял отшлифованным порфиром в лучах полуденного солнца, другой врос в землю, остался частицей древней природы. И оба по-своему велики...
18
В этот день все семнадцать человек работали в вырубках. С той и другой стороны до каменной стены оставалось прорубить каких-нибудь метра три. С обрыва беспрерывно сыпалась вынутая порода. Гремели камни, слышались подбадривающие возгласы:
- Ну-ка еще!
- Еще раз взяли!
- Та-ак... пошел...
И огромная глыба валуна, грохоча, летела с тридцатиметровой высоты вниз.
Работая, Ильберс не переставал думать о самом сложном для всех деле, которое было впереди. Пора было ловить Хуги. Теперь они знали место, где он обитает, хорошо изучили подходы к пещере. Но придумать какой-то оригинальный способ ловли было не так-то просто. Да и мог ли он быть, этот способ? Брать врасплох, навалившись всем скопом? Опасно, страшновато: этот геркулес может не одного покалечить, но ничего другого не придумаешь.
Мордан Сурмергенов предложил связать клетку из молодых кленов: надо же, мол, в чем-то держать его после поимки, но Сорокин отверг предложение. Клетка, конечно, будет нужна на первое время, чтобы доставить Хуги в Алма-Ату, но в горах ее не унесешь по тропам. Она потребуется внизу, в долине, где можно будет поставить ее на телегу. Одним словом, самое тяжелое только наступает. Хуги задаст хлопот. Беспрецедентный случай! Впервые, пожалуй, в мире им предстоит поймать взрослого звере-человека. Это не двенадцатилетний мальчик, найденный в 1661 году литовскими охотниками в медвежьей берлоге. И это не французский Виктор, пойманный в Авейронском лесу в 1797 году. Те были дети...
* * *
Утро выдалось пасмурное. Сорокин с тревогой поглядывал на белые пики Порфирового утеса и Верблюжьих Горбов. Они сливались с облачной мутью. Опять мог пойти снег.
Нежелательный.
Завтракали наскоро. Кто-то еще допивал свою кружку чая, а кто-то уже разматывал прочные шерстяные арканы, готовясь обматывать ими большой валун, прикрывающий доступ к пещере.
Арслан первым обвязал аркан вокруг валуна, попробовал, прочно ли. Его примеру последовали Айбек, Каражай и Каим Сагитов. Последний, достав миниатюрную кубышку с медной отделкой, тряхнул из нее на ладонь нюхательного табаку, поднес к высоко вырезанным ноздрям. С наслаждением потянул, зажмурился и громко трижды чихнул.
- Ах, жаксы! Будет удача.
Вокруг рассмеялись.
- Вот какой у нас хороший жаурынши на носовом табаке.
- А что, - ответил тот, - верный признак. Один раз чихнешь - надежда не исполнится, два раза чихнешь - исполнится, но не скоро. Три раза полное исполнение желаний.
- А если ни разу? - спросил самый из них молодой - Айбек.
- Попробуй, торгай9, - засмеялся Каим Сагитов. - Будешь чихать до следующего воскресенья.
Подошли остальные, стали разбирать арканы. Потянули под команду Сорокина:
- Спокойно, без рывков! Взя-али!
Семнадцать человек откинулись назад, дружно напрягли мускулы. Валун стронулся с места, обсыпал стены вырубки, медленно пополз за отступающими людьми.
- Пошел! Пошел! Пошел! - подбадривал Сорокин, и огромная глыба, весом в полторы-две тонны, послушно поползла по каменному коридору.
Арканы были натянуты, как струна: тронь - зазвенят. Витки на них раскручивались, распрямлялись, но крученые волокна не рвались.
- Пошел! Пошел! - покрикивал Сорокин. - Не останавливайтесь! Еще немного-о! Так, так! Стоп!
Арканы ослабли. Ильберс первым перескочил валун. Прямо в глаза глянуло темное отверстие размурованной пещеры. Торопливо, задыхаясь от волнения, он руками стал расширять в нее вход. Тусклый свет ненастного утра проник в каменный мешок и мгновенно вытеснил оттуда многолетний непроглядный мрак. Ильберс заглянул в пещеру и содрогнулся, кожа на его скулах мертвенно побледнела. Он выпрямился во весь рост и, склонив голову, медленно стянул с нее меховую казахскую шапку. Его примеру последовали другие.
...Они лежали рядом, обнявшись, лицом к лицу, как будто заснули совсем недавно. Смерть, которая пришла к ним четырнадцать лет назад, не только не уничтожила их, но сохранила молодыми. Руки, лица, казалось, даже не утратили светло-коричневого загара, были лишь чуть-чуть бледнее, чем им надлежало быть при жизни. Смерть от сравнительно медленного удушья не исказила их лиц. По всему было видно, что жизнь покинула людей не сразу. Какое-то время, осознав безнадежность своего положения, они продолжали не только жить, поглощая строго отмеренный им запас кислорода, но, как ученые, каждый свой последний вдох старались использовать для дела, ради которого сюда пришли. В руке у Дины был зажат фонарик, а рядом с Федором Борисовичем лежали карандаш и тетрадь в клеенчатом переплете.
Ильберс осторожно взял в руки дневник. Листы в нем не потеряли своей эластичности, они были совсем свежими, гибкими и хорошо сохранили на себе записи химическим карандашом. Они были сделаны в основном одним почерком округлым, женским, но иногда перемежались отдельными вставками, написанными бегло, наспех, с последовательными правками. Той же рукой были исписаны две последних страницы. В этих записях уже не соблюдалось логической последовательности, не было и правок. Рука торопилась успеть записать то последнее, что могло еще пригодиться людям. Последнее, предсмертное...
"Сегодня 29 августа. Часы показывают двадцать одну минуту четвертого. Снаружи рассвет. У нас кромешная тьма. И для нас навечно. Обвал произошел ровно четыре минуты назад... (Какое самообладание! Им потребовалось всего четыре минуты, чтобы понять весь ужас своего положения и, собрав воедино волю, начать писать эти строки.) Сперва пошел проливной дождь. Он захватил нас под открытым небом. Мы кинулись в пещеру. Проснулись от грохота...
Накануне вечером видели Хуги. Он пришел сам и долго не уходил от нас, стоя на площадке скалы за водопадом. Вел себя странно. В его криках была тревога. Теперь я с уверенностью могу сказать, что он предчувствовал неизбежность обвала. Не есть ли это утраченный нами инстинкт? Или, может быть, даже вполне самостоятельное чувство, ограждавшее ранее наших предков от всевозможных скрытых трагических ситуаций?..
Дина начинает задыхаться, рука с фонариком дрожит. Передо мной в отблеске света ее лицо, покрывшееся капельками пота; прекрасное, мужественное лицо, какое я когда-либо видел. Вчера мы открылись друг другу в любви... Будь у меня пять жизней, я отдал бы не колеблясь все пять за то, чтобы она снова увидела свет и солнце. Но судьба приговорила нас разделить нашу участь поровну...
Только что Дина сказала, что мы были на пороге большого открытия. Я полностью с нею согласен. Она имела в виду возможность нашего проникновения в психику дикого ребенка. Конечно, это чисто эмпирический путь познания, его одного недостаточно, но он дал бы нам возможность объединить накопленные наблюдения и затем перейти от них к обобщению фактов и логическому анализу. Пока нам понятно одно: психика Хуги очень обнажена, на ней нет той защитной оболочки, которую имеем мы, люди. Цивилизация отняла у нас остроту реакции на отрицательные воздействия природы, а некоторые врожденные чувства, очевидно, притупила совсем. Но та же цивилизация, приглушив инстинкты, сумела развить в нас совершенно новые категории чувственного познания, одновременно ставя их под контроль разума. Поэтому нет нужды говорить, что древним челов еком в основном управляли чувства, нами же управляет еще и разум...
Бедная Дина, ее мучает удушье... Она старается дышать экономно, экономней, чем я. Но и мне становится невмочь. Какое это страдание! Хочется хоть напоследок вдохнуть полной грудью, а вдохнуть нечего, кроме пустоты... Прощайте... если когда-нибудь нас найдете..."
- Наверно, надо быть очень сильными людьми, - проговорил Сорокин, не отрывая взгляда от этих последних строк, - чтобы до конца так жить и так умереть.
За спиной Ильберса и Сорокина в трагическом молчании стояли остальные. Им, не искушенным в науке людям, наверно, трудно было постигнуть, как сумели так сохраниться те, кто умер четырнадцать лет назад. Но наглухо замурованные в сухой пещере высоко в горах, где почти нет тлетворных микробов, они не поддались тлену. И все-таки это тоже было загадкой, даже для науки. Очевидно, в пещере был особый микроклимат. Так, идя по пути нераскрытых тайн, умершие выдвинули перед живыми еще одну тайну - тайну возможности сохранения органических клеток.
Посоветовавшись с Сорокиным, Ильберс решил не тревожить глубокий покой усопших. Он попросил найти большую плиту, чтобы снова замуровать естественный склеп, когда-то заживо похоронивший двух любящих друг друга людей, двух ученых. Такая плита была найдена и доставлена к пещере. Огромный валун выкатили из вырубки совсем, чтобы не мешал свободному доступу к могиле. Сорокин немудрящим инструментом, какой нашелся под руками, вырубил на скале, действительно ставшей надгробной стелой, имена погибших.
Тяжело было снова замуровывать тех, кого с таким трудом удалось размуровать и кто, казалось, только и ждал глотка воздуха, чтобы снова вздохнуть и ожить.
19
В ту ночь не спали Ильберс с Сорокиным. Острое впечатление от увиденного и пережитого не так-то просто перебороть сном. Думали, как поступить с останками Федора Борисовича и Дины, похоронить или оставить их здесь. Ведь со временем каменную плиту можно будет заменить специально отлитым стеклом. Эта могила стала бы в своем роде уникальным мавзолеем. Надлежало также обо всем поставить в известность Академию наук СССР и Казахский филиал академии. Именно там должны были принять решение об увековечении памяти погибших ученых и сделать все необходимое, чтобы продолжить их работу.
- Тебе и придется, мальчик, продолжить, - сказал Сорокин. - Кому же еще, как не тебе.
- Да и вам тоже, - ответил Ильберс.
Сорокин усмехнулся:
- Ну какой из меня ученый?
- Я буду просить вас, Яков Ильич, принять приглашение быть моим ассистентом. Вы напишете книгу о питомце Розовой Медведицы.
- Розовой? Почему именно Розовой?
- Так записано в книжке Скочинского. Я бегло просматривал ее и наткнулся на эту запись.
- Хм, - изумился Сорокин, - как красиво это сказано! Да ведь и от истины недалеко. Бурые тянь-шаньские медведи действительно имеют мех розового оттенка. Суметь бы проследить весь жизненный путь Хуги из Джунгарского Алатау. От начала до конца.
- Вот именно. Ученые труды и сухи и бесстрастны. Сами понимаете, Яков Ильич, они не способны возбуждать в людях чувства и поэтому чаще всего нуждаются в переводе на язык беллетристики. Вы очень хорошо сказали: проследить путь от начала до конца.
- Сказать-то сказал, - повеселел Сорокин, - да ведь конца-то еще нет.
- Будет. Завтра будет конец - пообещал Ильберс.
Сквозь ночь устало тащился огрызок месяца. Чертил он острым нижним рогом заснеженные пики Джунгарского Алатау. Он хотел бы уйти до зари, чтобы не быть прихваченным солнцем, как был прихвачен не раз.
Утром Ильберс поднял всех спозаранку. Горячий чай был вскипячен и остатки мяса подогреты. Затягивать пребывание людей в горах было бы дальше неправомерно. Ильберс пришел к выводу, что нет нужды снова выслеживать Хуги. Можно все сделать проще. Прийти пяти или семи человекам на место и там действовать сообразно с обстановкой. Ну, а если не получится сразу, тогда он попросит остаться пятерых колхозников. Они пополнят продовольственные запасы и пробудут здесь до тех пор, пока Хуги не будет пойман. Остальным здесь делать больше нечего. Они могут возвращаться домой.
* * *
Семь человек вышли с восходом солнца и взяли направление к Порфировому утесу.
Спустя три часа, делая в пути небольшие передышки, подошли к невысокой гряде, из-за которой можно было наблюдать издали за окрестностями пещеры.
Сама пещера отсюда не проглядывалась, были видны лишь нагромождения камней возле нее и большая ровная лужайка. Снега вокруг уже не осталось. Новый, несмотря на вчерашнее ненастье, не выпал, а старый успел стаять. Все это было как нельзя кстати.
За грядой пролежали полдня. Время тянулось утомительно медленно. Люди устали и начали проявлять нетерпение. Опасаясь, как бы кто-нибудь не выдал их места засады, Ильберс велел Мордану Сурмергенову отвести колхозников за ближнюю каменную россыпь и там ждать команды. На гряде они остались только втроем - он, Сорокин и Каим Сагитов.
Пролежали еще три часа и наконец увидели того, кого ожидали.
Хуги нес на плечах каменного козла. Волк семенил следом. Манул было ощетинил шерсть, но Сорокин погрозил пальцем и шепотом приказал:
- Лежать!
Хуги пересек лужайку и скрылся за выступами камней. Наверняка прошел в пещеру, чтобы заняться едой.
Ильберс послал Каима Сагитова за товарищами. Он знал, что во время приема пищи захватить в глухой пещере Хуги и его спутника будет легче. Следовало торопиться.
Пока продолжали наблюдать, подошли из укрытия люди. Теперь в каждом из них снова горел охотничий азарт. Каждому, кто еще не видел дикого человека, хотелось взглянуть на него, хоть мельком. Рассказ рассказом, а увидеть своими глазами - совсем другое.
- Держитесь кучнее, - обратился ко всем Ильберс. - И ни малейшего шума.
Все кивнули.
- И еще. Сперва мы перекроем пещеру. Имейте в виду, он, должно быть, очень силен. Сразу же пускайте в ход аркан. Но прежде это сделает Сурмергенов.
- Мы все поняли, селеке. Веди, - за всех тихо ответил Каим Сагитов.
Сорокин пристально оглядел людей. На лицах ни у кого не было страха. Эти лица, темные от загара, по-степному скуластые, скорее всею выражали нетерпение и уверенность, что Жалмауыз никуда от них не уйдет.
И вот они у тех самых камней, за которыми лежали четверо всего лишь позавчера. Ильберс осторожно высунул голову, предварительно сняв шапку и запихав ее за пазуху. Темный неровный зев пещеры - в него без труда можно было въехать сразу на трех лошадях - отчетливо чернел боковой стеной. У входа никого не было. Значит, Хуги и волк всерьез занялись едой. Момент был самый подходящий.
Махнув рукой, Ильберс осторожно пошел, прижимаясь к гладкой стене отвесной скалы. За ним молчаливыми, напряженными тенями заскользили другие.
Ильберс подходил к пещере. Чувствовалось, как он напряжен до предела. Вот он взмахнул рукой. Люди собрались плотнее, ожидая основного сигнала. Ноздри у Каима Сагитова были раздуты, как у зверя перед прыжком. Мордан Сурмергенов нервно перебирал тугие кольца аркана, зажатого в правой руке. Арслан застыл словно перед атакой. Раскосые глаза сужены, во рту сухо блестят зубы.
Ильберс первым метнулся к пещере. За ним кинулись остальные. Секунда, другая, и выход был перегорожен. Еще никто ничего не видел, ослепленный мраком пещеры, но зато все разом услышали тревожный, таинственно прозвучавший из темноты горловой клекот. Потом передние различили широкоплечую сутулую фигуру обнаженного человека. Косматая голова его была втянута в плечи, глаза ошалело блестели. Пальцы на полусогнутых длинных руках сжимались и разжимались. Гримаса безудержного гнева то и дело искажала дикое выразительное лицо, сплошь покрытое шрамами. Таких же шрамов было много и на теле, темно-коричневом, грубом, перевитом буграми напряженных мышц.
В эти краткие мгновения еще с обеих сторон взвешивались силы, еще никто из этих сторон не знал, что предпринять дальше, а Манул уже рванулся из рук Сорокина и, чуя в о громном человеке зверя, кинулся на него прыжком. Люди не успели даже ахнуть, как Манул был мгновенно перехвачен на лету длинной ручищей, перевернут в воздухе и отброшен к стене. Послышался только тяжелый приглушенный удар о каменную стену и надломленный визг. Но в следующий момент навстречу исполину метнулся гибкий шелестящий аркан. Он лег петлей на плечо Хуги, прихватив правую руку. Потом мгновенный рывок, рев, крики и куча тел на каменном полу пещеры...
Борьба продолжалась недолго. Проворные руки скрутили пленника, лишили его еще никем до этого не попранной свободы. Он извивался, рычал, выл, скалил зубы, гибким махом связанного тела перекатывался от одной стены до другой. А люди, отпрянув, стояли и ждали, когда он ослабеет, смириться, притихнет. Кто-то оглядывал на себе оторванную полу чапана, кто-то стирал со щеки кровь, кто-то бурно дышал, приходя в чувство. И только тогда заговорили, затараторили все разом, когда Сорокин шагнул к подрагивающему в последней конвульсии Манулу. Ценой жизни Манул, возможно, предотвратил тяжелые последствия дальнейшей схватки. На какую-то секунду он отвлек от людей внимание Хуги, и Мордан Сурмергенов успел удачно накинуть петлю аркана.
- А где же волк? - первым спохватился Ильберс.
Волка в пещере не было. В пылу схватки никто не заметил, когда он выскочил. И тогда вперед протиснулся Айбек, который был позади всех.
- Я видел, - сказал он, чувствуя себя виноватым. - Красный волк выскочил из пещеры. Он чуть не сбил меня
В другое бы время над ним засмеялись, но сейчас никто даже не улыбнулся. Ушел волк - и ладно. Потеря невелика. И то хорошо, что не стал защищать хозяина. Волк - не собака: шкурой своей платить за другого не станет. Нет в нем собачьей преданности.
Ильберс прошел в глубь пещеры.
- Посторонитесь, - сказал не оборачиваясь.
В самом дальнем углу лежало несколько примятых, нерастеребленных охапок травы, кругом валялись кости, старые, выбеленные временем и совсем свежие. Тут же лежала растерзанная туша только что принесенного тека. Действительно, пир был в самом разгаре, иначе вряд ли бы Хуги дал себя захватить врасплох.
Осмотрев пещеру, довольно глубокую и просторную, Ильберс снова подошел к связанному пленнику. Хуги опять задергал плечами, извиваясь всем телом.
- Ну-ну, успокойся, - сказал Ильберс. - Ничего дурного мы тебе не сделаем.
Сказал и подумал, что самое дурное, что можно было для него сделать, они уже сделали. Хуги больше не кричал, не скалил зубов. Он, очевидно, понял, что ему не вырваться. Взгляд, острый, пронзительный, от которого мороз подирал по коже, был полон ненависти и дикой, необузданной непокорности. Ильберс встретился с этим взглядом, и его вдруг пронзило острое сострадание к этому свободолюбивому существу. В нем было что-то орлиное, непреклонно гордое. И еще мелькнула мысль, что такого уже нельзя, невозможно вернуть в лоно человеческой цивилизации. Эта мысль напугала, ошарашила, но он ее подавил.
- Выносите его наружу, - жестко сказал он толпившимся у входа в пещеру людям и сам, уже ни на кого не глядя, вышел на свет, где много было солнца и зелени.
Сорокин прошел за ним.
- Ну что, мальчик?
Ильберс насупил брови.
- Мне как-то не по себе, Яков Ильич. Что там с Манулом?
Сорокин с горечью махнул рукой.
- Где там! Такая хватка!.. Ко мне он, кажется, только прикоснулся, и то... Смотри вот...
Сорокин вздернул рукав меховой куртки, и Ильберс увидел ниже локтя сине-багровые на коже отпечатки пальцев.
- Здорово сдавил.
- Еще бы не здорово! Мне сперва показалось, что хрупнули кости. Этакая силища! Молодец Сурмергенов. Я только сейчас понял, как мы необдуманно рисковали людьми и собой.
- Да, да, нам повезло. Все принял на себя Манул.
Сорокин не ответил, но Ильберс увидел, как тяжело переживает он гибель собаки, и поэтому тоже не сказал ему о своем первом ощущении после одержанной над Хуги победы. Да и надо ли было говорить об этом? Не ради сентиментов потратили столько сил и времени.
Каим Сагитов и Каражай уже рубили неподалеку кленовые деревца, чтобы сделать носилки. И тут, когда выносили из пещеры связанного Хуги, люди увидели на ближайшей скале красного волка. Он сидел на каменном выступе, недосягаемый для них, и, вскинув морду, делал судорожные движения горлом. Немного погодя все услышали, как из его пасти вырвался низкий, какой только могут издавать одни волки, тягучий, раздавленный отчаянием вой. Нет, люди не были правы, он все-таки оказался верным другом, этот волк. Он не оставил своего повелителя в одиночестве. Он подал ему голос, голос тоски и призыва.
Услышав зов Волка, Хуги опять задергался и, перекатывая по земле голову с взлохмаченными прядями волос, вздохнул всей грудью, врезая в нее частые витки аркана, и вдруг, как будто собрав воедино все мускулы мрачного неподвижного лица, ответил своему Волку удивительно звучным и полным дикой гармонии голосом:
- Хо-у-у-ги-и-и!
В этом ответном крике прозвучала и боль, и тоска, и гордая, непреклонная воля.
Сорокин поежился.
- Боже мой! - пробормотал он. - Сколько же горькой музыки в этом голосе!
Через полчаса носилки были готовы. Хуги уложили в них, привязали к палкам, чтобы не вывалился, и цепочка людей потянулась от пещеры вниз, к временной стоянке у обвала. Только двое остались на месте: Сорокин и Каим Сагитов. Они должны были похоронить Манула, затем добыть хотя бы пару теков.
20
К вечеру на небе опять стали собираться тучи. Белые пики потеряли блеск, закрылись хлопьями тумана и снежной изморози. В горах стало неуютно.
- Как бы не прихватило нас крепким бураном, - сказал Сорокин, повертывая на вертеле целую тушку горного козла.
Охота была удачной: он и Каим Сагитов застрелили двух теков и принесли в лагерь.
Связанный Хуги по-прежнему лежал на носилках. Его отнесли в вырубку и прикрыли сверху верблюжьим одеялом. Ильберс попросил людей не беспокоить Хуги без надобности.
Вытряхивая из кубышки в ладонь табак, Каим Сагитов прищурил глаз, а другим показал Ильберсу на гребень скалы, с которой когда-то свалился обвал.
- Посмотри, селеке.
На скале стоял красный волк.
- Этот шайтан может ночью перегрызть веревки, - сказал он.
- Да. Он оказался преданным, - грустно вздохнул Ильберс. Распорядитесь, Каим, выставить ночью дежурных. Пусть дежурят по часу. Так будет надежней.
- Сделаю, селеке. Не беспокойся.
На зеленой площадке жарко пылали два костра. На них целиком жарились теки. Когда-то вот так же целыми тушами предки жарили баранов, молодых, сочн