Бесплатный звонок из регионов: 8 (800) 250-09-53 Красноярск: 8 (391) 987-62-31 Екатеринбург: 8 (343) 272-80-69 Новосибирск: 8 (383) 239-32-45 Иркутск: 8 (3952) 96-16-81

Худ. книга "Ее величество-тайга" Э. Нетесова

11 марта 2014 - RomaRio
Худ. книга "Ее величество-тайга" Э. Нетесова Худ. книга "Ее величество-тайга" Э. Нетесова

Глава 1. БУДНИ В ПРАЗДНИК


— Вот так хрыч! — выдохнул Шамшала. Глаза его округлились, лицо посинело, руки суетливо включили скорость, и старый «натик» испуганной лошаденкой побежал подальше от беды, волоча за собою громоздкие сани с аммонитом[1 - Взрывчатая смесь.]. Если бы не они, пузатые, куда как легче бежал бы трактор! Прыгал «натик» через кочки и коряги. Рычал железным горлом на всю тайгу. А Шамшала ошалело фрикционы дергал. Боялся оглянуться, — а вдруг…

Но медведь не погнался за трактором, поднявшим его своим ревом из берлоги среди зимы. Медведь увидел перед собою чудище, не похожее ни на одного путевого зверя, рыкнул и дал стрекача в чащобу. Стал шатуном. А тракторист гнал машину куда глаза глядят.

— Стой! Стой, холера! — услышал Шамшала крик.

Он оглянулся. Позади — сани. Сбоку баба орет. Пожилая повариха из отряда взрывников. Тракторист выключил скорость. Взмокший, выглянул из кабины, потом вылез из трактора.

Долго в этот вечер хохотали взрывники над Шамшалой. Говорили, что медведь тот не столько «натика», сколько самого тракториста испугался. Экий тощий! И как таких тайга терпит! Медведь его за волка, верно, принял. Ручного.

— Говорят, что тот единственный волк, что на Сахалин попал, вовсе не волком был. А человеком. Заросшим, как Шамшала. Ну, а в тайге с медведем встретился. Тот и отделал его, чтоб к роду звериному не примазывался. Нашли того «волка» и в музей отправили. С тех нор нет желающих волком в нашей тайге объявиться, — смеялись парни.

— Во-во! Вторым музейным экспонатом медведь Шамшалу сделать хотел. Если бы не трактор…

— Ну, Шамшала, несдобровать тебе, коль с этим медведем еще раз встретишься. Он тебе если не волчью, то козью морду обязательно сотворит.

Но тракториста уже не было в будке. Он исчез. И взрывники, хохоча на всю тайгу, высмеивали внезапную напасть — медвежью болезнь у тракториста.

Всерьез же никто из них не поверил в услышанное. Решили, что померещилось мужику. Принял какое-нибудь бревно или корягу за медведя. Вот и плетет всякие небылицы. Героем хочет выставиться. Дескать, с мишкой чуть ли не чай пил. Но куда уж ему: своей жены Шамшала боялся больше аммонита. Вот и захотелось хоть немного в мужиках побыть, похвастать. Такое, что греха таить, водилось за Шамшалой.

Начальник отряда взрывников — грузная, молчаливая баба, никогда никого не высмеивала. И сейчас обдумывала: прав ли Шамшала? В том месте, где, по его словам, он встретился с медведем, не раз прошли люди. Геологи. Гравиометристы, потом топографы, теперь они, взрывники. Конечно, гравики были здесь летом. Шуму они не делают. Собрали образцы — и ушли. Но вот топографы профиль прокладывали! В сентябре. Лес валили. Медведь в это время уже берлогу готовит. И, конечно, не вблизи от жилья человеческого. Медведь даже запаха людского не переносит. А люди всюду свои следы оставляют. И пахнут они долго. Здесь же, по рассказам Шамшалы, берлога эта прямо на профиле сделана. Среди дороги. Нет, такого не может быть. Никак. Ведь даже срубленное человеком дерево любой зверь из осторожности целый месяц обходит. Там же — профиль. Не только деревья, всякий куст руками человеческими пропах. «Конечно, сочинил», — качала головой Нина.

А к ночи все забыли о медведе, о Шамшале, о забавной истории. И, подсев поближе к печке, о своем заговорили. Сегодня был трудный день. Все устали, может, потому говорили вполголоса…

В маленькое оконце будки смотрела ночь. Небо — в звездах. Словно решило подразнить людей нарядным халатом. А на самый живот вместо броши луну пристегнуло. Та любопытно на будку смотрела. Но людям не до нее. Уснули взрывники. Завтра последний рабочий день. А вечером отряд уедет на базу. Новый год встречать. Этот праздник среди геологов особым уважением пользуется.

Вздыхала во сне Нина: по дочке соскучилась. Та с мужем на базе живет. Пятый год ей пошел. Аленка, лопотунья и забавница, обняла мать. Шею

ручонками обвила. Но это сон, завтра он станет явью.

Похрапывали во сне мужчины. Один улыбается. Верно, виделась ему банька. С паром и веником. Потерпи. Сон сбудется.

А этот… губами чмокает. До магазина семь часов езды. Три месяца терпел. Капли в рот не брал. Зато уж завтра отведет душу.

Рядом, в другой будке спала повариха. Сберкнижки во сне видит. Все три. Каждому внучонку завтра вклад пополнит. И на душе потеплеет. Они учиться будут. В городе.

На откидной лавке Шамшала вздрагивал. Стонал. Кто привиделся? Медведь? Или жена? Его не радовал предстоящий день.

А все — мордатая луна. Это она, заглядывая в будки, дарила каждому свои сны. Забавные и страшные. Цветные и блеклые. Радовала слабого. Во сне из него, немощного, силача делала. А смельчака в пропасть швыряла. Чтоб каждый из них хоть во сне сутью поменялся.

Плыла в ночи над тайгою, над головами людей и деревьев. Каждому по сказке дарила. Как знать, может, завтра она станет судьбой. Жизнью.

Только медведю не спалось. Холодно. И, обхватив лапами корявый пень, смотрел зверь на луну с досадой. Ох и жирнющая она! Вот бы за бок ухватить. Вырвать кус побольше. Глядишь, в животе и потеплело бы. И мелькали в звериных глазах желтые огни. Луна в них раздвоилась. Но не достать ее мишке. Больно высоко она забралась. А уж как похожа на глаза того чудища, которое перло сегодня на берлогу. И кричало. Видно, не с добра. Знать, тоже брюхо пустое. Хоть и две луны в башке имеет. Знать,

и эта, что на небе, не друг медведю. И, рявкнув на луну, потрусил зверь через сугробы. Может, тьма что-нибудь подарит, подсунет какую засоню. Ведь теперь не заснуть. Вспугнутый медведь больше не ляжет в спячку. На горе всей тайге и себе самому.

Утром раньше всех проснулась повариха. К ручью пошла с ведрами не торопясь. В темноте боялась оступиться. Да вдруг в сугроб ухнула. И заорала так, что из будок заспанные головы высунулись:

— Что там? Чего кричишь?

— Вон бежит! — орала баба.

— Кто?

— Не знаю. Упала я, а он из-под меня!

— Разве из-под тебя кто живьем выскочит? — захохотал кто-то.

— Говорю, выскочил! — настаивала баба.

— То-то ж повезло тому — не знаем кому, — хохотали мужики, подходя к поварихе.

Заячий след, петляя меж деревьев, исчезал во тьме.

— Понятно, нора тут. То-то же лихой этот бродяга, что живьем от нашей поварихи сбежал! Прямо из рук.

— Не с рук. Я на него почти села. А он как сиганет, я и испугалась, — озиралась та.

— Тоже мне, коня нашла. Верно, заикой зверя оставила. Ишь, наездница! Он твой фаркоп до смертушки будет помнить! — мстил за вчерашнее Шамшала.

— Да, ребята, услышь обо всем этом Акимыч — достанется нам от него на каленые орехи. Этот и Шамшале поверит. И нас опять с дубинкой на профиле встречать будет! — усмехнулась Нина.

— А что нам Акимыч? Мы на него нашу повариху выпустим. Ее же теперь вся тайга боится! — не унимался Шамшала.

— Ладно, ты! Чучело чумазое! Свое вспомни! А Акимыча не трожь! Дельное он вам говорит. Потому как сердце к тайге имеет. Не тебе чета! Лесник он! Каждая зверушка его знает. А ты? «Выпустим». Эх, горе ты гремучее. Он старик, а медведей живых не боится. Ты ж… Да что там. Срам один, — оборвала его повариха.

— Не больно вступайся. В прошлом месяце из-за этого кляузника нас прогрессивки лишили. И не только нас. Еще два отряда. Старый леший! С ним не заработаешь. На манную кашу лишь хватит, — зло сплюнул помощник взрывника.

— Да хватит тебе, Олег! Не береди. Сегодня на отдых поедем. Ведь праздник скоро! — напомнила Нина.

Вечером взрывники заложили заряды в шурфы. Последние взрывы в этом году! Их примет сейсмостанция. Что даст эта площадь? Покажет ли пласты возможного залегания нефти?

Нефть… Ее геологи ищут давно. Она нужна всем. И если найдут — встанет в тайге новый город. С домами, улицами. Может, даже на них асфальт положат. А геологи пойдут дальше.

Все было готово к взрыву. Дан последний, третий сигнал. Рука Нины лежала на взрывной машинке. Считанные секунды… Сейчас включатся приборы сейсмиков. Нина слушала голос начальника сейсмостанции. Последний групповой взрыв. И семь шурфов дадут показания. От них многое зависит.

Повариха заткнула уши. Сколько лет в отряде, а все не может привыкнуть к взрывам. Вот и теперь ждала: скорее бы все кончилось! Дрогнет земля под ногами. И можно глаза открыть. Страшно женщине видеть взрывы.

Нина нащупала холодную ручку машинки. Ну что там сейсмики медлят?

— Сигналы дали? — вдруг услышала она голос с сейсмостанции.

— Конечно! — ответила зло.

— Помехи на косе[2 - Толстый многожильный провод, проложенный от сейсмостанции к местам взрывов.]. Кто-то ходит. Проверьте! — сказал начальник сейсмостанции.

— Сигналы даны. Принимайте взрыв!

— Проверьте на косе!

— Я каждого зайца гонять не буду. И насмешек не потерплю. Вы видите, что темнеет. Пока мы проверим три километра — уйдет время. Да и погода ухудшается! Некогда нам! Принимайте взрыв! — кричала Нина.

— Включаюсь! — услышала она голос.

— Три, два, один! — взрывы, разрывая землю и небо, загудели по тайге. Эхо унесло их на болото и мари, глушило в кустах, сугробах.

— Отлично сработали! — донеслось с сейсмостанции.

Вскоре будка взрывников поволоклась следом за трактором на базу.

Домой. К своим. Каждый нетерпеливо на часы смотрел. Транспорт, конечно, не ахти какой. Лишь глубокой ночью прибудут к дому. К своим семьям. Завтра отоспятся за все это время. Отдохнут. Пусть недолго. Но отдых тем и дорог, что короток.

Ничего нельзя упустить. Все успеть. Все сделать. Со всеми повидаться. А тут не просто отдых — еще и праздник! Его геологи базы встречают вместе. В одной столовой. По старой доброй традиции. Чтоб в будущем, наступающем году все были живы и здоровы. Чтоб горе и радость делить на всех. Поровну.

А сейчас взрывникам не терпелось. Но как бы то ни было, надо мириться с дорогой, с черепашьей скоростью «натика» и ждать. Шамшалу нельзя ругать. От него теперь зависело многое. Лишь бы не подкачал в дороге «примус». А скорость, самую возможную, выжмет из него Шамшала. Подстегивать, торопить — не стоило. А недоразумения, насмешки сейчас и вовсе ни к чему. И тракторист, тоже зная все это, внимательно смотрел на дорогу.

Промазученный комбинезон теперь никто не назовет вонючкой. И его измазанное лицо не сравнит с кирзовым сапогом. Ведь каждая минута теперь им дорога. И каждая зависит не от кого другого, а от него, Шамшалы, которого теперь все Сережкой зовут. Так всегда бывало. На профиле три месяца только и слышишь — Шамшала, имени будто не знают. А чуть что от тракториста нужно — тут тебе и Сережа, и всякие лестные слова, каких и от родной жены уже много лет не слышал. — Все заслуги вспомнят. А чуть миновала нужда — снова прежнее. Даже обидно! Но сейчас, ох и не часто это бывает, Сергей снова хозяин положения. Начальник над начальниками. Да и то сказать, взрывников в геологии хватает, недостатка в них нет. А вот путевого тракториста попробуй сыскать! Не всякий согласится гнуса кормить. С такой специальностью нигде не пропадешь. Всегда при заработке будешь. И в Охе. А вот он, Серега, самый что ни па есть отчаянный! Вон уже сколько лет с геологами по тайге колесит.

Шамшала привстал. Что такое? Да нет. Наверное, мазут сейсмики разлили нечаянно. Что ж еще может быть? Тоже, верно, домой торопились, на базу. Но ведь до их будки еще с добрый километр. Хотя трактористу не прикажешь, где заправляться. «Да и какое мне до них дело?» — нахмурился Сергей и проехал мимо.

В будке тихо. Никто не спал. Ждали. Каждого свои мысли и заботы одолевали. Разговор не клеился. Все знали друг друга не первый год. Никто никого ничем не удивит. Давно свыклись. А потому умели молча коротать путь к базе.

По толчкам и поворотам любой из них мог сказать, сколько проехали и где они теперь находятся, сколько осталось до дома. Это сейчас было всего важнее.

Шли часы. Долгие, как месяцы работы в тайге, как разлука. Но вот трактор свернул на широкую ровную дорогу, ведущую к базе, — до нее всего пять километров. Совсем немного. И люди оживились. Тут можно пешком наперегонки с трактором пуститься. Ведь душою все давно уже дома. Теперь будка не дергалась. Ровно шла за трактором, как по маслу.

На базе Шамшала остановил машину. Пошел обрадовать взрывников, — мол, приехали. Вылезайте! Но в будке уже никого не было. Все на ходу выскочили. Лишь дождавшаяся остановки повариха мелькнула спиной-мешком около своей землянки и тут же исчезла.

— Тоже мне, начальники, грамотеи, а культурного обхождения не знают. Даже «спасибо» не сказали. Вот так и старайся, — бурчал Шамшала, спуская воду из радиатора «шпика».

База не спала. В землянках, будках, палатках горел свет. Кого-то встретили, кого-то ждали. Не до сна нынче. Вон двое кувыркаются. Все в снегу. Кто это? Да разве разберешь. Может, подруги встретились. Радуются. Вот и одурели. Тут бабу от мужика не отличишь по виду. Все брюки и шапки носят. Куртки и сапоги у всех одинаковы. Знай каждого по многу лет — в темноте все равно обознаешься.

«А может, влюбленные встретились?» — смекнул Шамшала. Нынче любовь тем и красна, что ее не прячут.

— Хм, точно. Уже лижутся. Хоть бы за сугроб схоронились, — позавидовал им Сергей и ушел, ссутулив плечи. Как-то встретит его жена? «Уж, конечно, целовать не станет. Забыла, как это делается», — хмурился Шамшала. А из будок и палаток, словно нарочно, смех слышался. Всюду радовались возвращению и встречам.

Сергей толкнул дверь землянки. Открыта. Значит, ждали. И на душе потеплело. Невольная улыбка растянула рот.

— Робу сними! Ведь в дом вошел! Детей своей мазутой отравишь, — встретила жена.

Сергей разделся на холоде. Вскочил, дрожа.

— Рожу умой! Детей перепугаешь, — подтолкнула жена к умывальнику. И заныло на душе у Сереги. Эх, и вправду говорят, не всяк праздник в радость.

Приближение Нового года уже чувствовалось всюду. Вон один на радостях все перепутал. И теперь гундосил сугробу, облитому помоями:

На Новый год!

Порядки новые…

А эти-то двое и того лучше: в одних трусах и тапочках в обнимку через сугробы лезут. А еще пожилые! Да хотя бы тишком, молчком пробирались, по закоулкам. Так нет, неймется. Напоказ всем выставились, по самому центру прут. Галстуки веревками на животах мотаются. Понятно — что-то проспорили. Вон и толпа за ними. Хохот стоял такой, что звезды на небе вздрагивали. А мужики знай себе идут и горланят. Песню. Да такую, что собаки от удивления брехать перестали. Смотрят, глазам не верят. Им, псам, и то холодно. А эти почти телешом. Ну и дела!

Новый год скоро. Уснула дочурка рядом. Во сне мать видела. Но теперь это не сон. Нина дома. И муж не может нарадоваться. Снова вместе. Пусть ненадолго, но все живы и здоровы. Значит, праздник — в радость.

На кухне — повара всех отрядов и базы. В полном сборе. Мужики и бабы. В белых халатах, колпаках. У плиты суетятся. У столов. Лица раскраснелись. Всяк свое блюдо готовил к завтрашнему дню. Один мужик винегрета целый бак сделал. Уже все готово. Так нет, из кочана капусты Деда Мороза смастерил. Вместо ног — два яйца, вместо головы — картошка. Нос — морковка. Долго думал, из чего шапку соорудить. Наскоро обернул консервную банку кетовой шкурой. Тут тебе и блеск, и выдумка, и дешево. Напялил банку на картошку. И вынес бак на холод.

Другой мужик пельмени лепил. Руки в тесте, лоб в поту, рожа в муке — будто кто ненароком мешок вытряхнул на мужика. А тот торопился. Пальцы мелькали — не углядишь.

От них и баба не отставала. Котлеты делала. На холод каждую порцию выносила, чтоб завтра меньше было мороки.

К кухне сейчас не подступиться: вокруг уложено голубцами, пельменями, котлетами, винегретами. Собаки с ума сходили от вкусных запахов. Но стайка ребятишек ловила каждую, накрепко привязывая к будкам… Всем надо уметь дождаться праздника. А вот и повариха топографов. У нее блюдо особое: мороженое баба смастерила. Сгущенку со снегом в баке перемешала. Тут тебе и порошок какао, и изюм. Ох и загорелись глаза у ребятни! То-то завтра праздник.

Рядом со столовой плотники трудились. Натягивали на основы две дополнительные палатки. Чтоб всем за праздничным столом места хватило. И взрослым, и детям. Работали мужчины в свете прожектора. Надо успеть к утру еще и столы, скамейки сколотить. А женщинам — елку нарядить. Одну на всех.

Мужчины, парни территорию базы украшали. Вон какого снеговика слепили! В руки ему вместо метлы бутылку пустую дали. В грудь будильник вдавили. Обули его в валенки. На плечи чью-то куртку набросили. Через весь живот на ленте поздравительная надпись: «С Новым годом, дорогие геолухи!» А рядом снежную бабу поставили. Платком подвязали. На юбку кто-то одеяло отдал. И встала она, подбоченясь. Свекольными глазами на геологов уставилась. Того и гляди, в пляс пустится. На ней надпись: «Прежде чем жениться — подумай!»

А в центре базы в отместку за это предостережение девчата нечто похожее на снежный домик сообразили с надписью «Вытрезвитель». И рисунок примостили на двери: в бутылке — геолог. С отбойным молотком пробивается наружу.

Конечно, это — шутки холостяков. Семейные готовились к празднику основательно. Женщины мужьям костюмы, рубашки наглаживали. Хоть раз в году увидят своих мужчин прежними — как в молодости.

В окно геологичка видна. Расстроенная. Хотела на праздник явиться нарядной. А в рюкзаке — ни одной юбки. Только брюки да свитер. Совсем забыла, что женщиной на свет рождена. Смотрит на себя в зеркало и досадует. Вместо кос — стрижка под мальчишку. Лицо обветренное, оно забыло крем и пудру. Да и до них ли? Зачастую снегом умывалась. Руки в мозолях. Шелушатся. Ногти обкусаны. В жизни маникюра не знали. А ноги-то, ноги! Сбитые сапогами не по размеру, потертые портянками, они не помнят удобной обуви. Да и была ли она? Хотя, конечно, была. Ведь в геологию пришла иной. С косами. В туфельках на каблучках. Да только всего несколько минут такой пробыла. И где то платьице в горошек, в котором она впервые приехала на базу? Оно было пущено за ненадобностью на тряпку. Да и сохранись оно — уже не та комплекция. Плечи — как у мужика. Половины не осталось от той, прежней. Маршруты, рюкзаки на спине — сняли лишнее.

Она достала лупастую ковбойку в бешеную клетку. Ее второпях купила где-то в селе. Рубашка знакомо ложится на плечи. А эти брюки — еще ничего. Можно отгладить, почистить. Да и что тут такого! За столом будут все свои. Такие же, как она.

А через стенку вторая девчонка мается. У нее тоже выбор невелик. Либо кофта с брюками, либо сарафан с той же кофтой.

Конечно, могли девчонки иметь гардеробы на зависть всем модницам. Ведь получают неплохо. Да только тряпки помеху чинят. А лишняя тяжесть в рюкзаке кому нужна? На профиле лишь брюки наденешь. На базе по году не бывают. Да и до тряпок ли? Гардероб любой девчонки на дне рюкзака уместится.

Многое умеют геологички. Работают не хуже мужчин. Никогда не бывают помехой в отряде. А вот теперь слегка подрастерялись.

Зато поблизости двоим весело. Щебечут. Наряды ворохом на койках топорщатся. Эти все время на базе. Данные партий обрабатывают. Им тайга вприглядку да понаслышке знакома. Потому у них все имеется. Даже духи, помада и прочая дребедень, чем иные даже пользоваться не умеют.

Но вот одна остановилась. Притихла. Будто вспомнила о чем. К койке подошла. Внимательно разглядывала кучу тряпок.

— Ты что приуныла? — удивилась подружка.

— За Валей схожу. Пусть она себе выберет.

— Зачем? Да и не подойдет ей твое.

— Размером мы одинаковы. Да и при чем все это? Праздник — раз в году. А жизнь каждый день. Мы учились с нею вместе.

— Ну и что? Давно это прошло.

— Она по вечерам работала.

— А тебе какое дело?

— Она тогда мне помогала. Три года.

— А-а-а. Тогда тащи ее сюда. Пусть сама выберет, что понравится. И у меня.

— Она только что с профиля. Покормить надо.

— Найдем. Веди.

Валька ела торопливо. Ничего. Свои. Поймут. Наспех рассказывала:

— Хорошо поработали. И заработок ничего. Если б не этот Акимыч…

— Говорят, трем отрядам он подгадил?

— Да. Гад, а не старик. Ходит и ухмыляется. Будто в его карман нашу прогрессивку положили, — покраснела Валька.

— А ты б его припугнула.

— Чем? Его, старого черта, даже рыси боятся. Хитрый, змей. И подлый, — наклонилась над тарелкой Валя.

— Ребята рассказывали, как они однажды подшутили над Акимычем. Заперли его в собственном зимовье, чтоб он не мог выйти в тайгу даже по нужде. Они в тот день как раз рядом с его зимовьем работали, ну и не хотели, чтоб лесник им кровь портил. Ему ж никто не угодит, как ни старайся. Думали до ночи его взаперти подержать. А он…

— Через трубу вылетел? — рассмеялась Валя.

— Шиш! Обычно. Через сарай спокойно вышел. Не знали, что у него в сарай через сени попасть можно.

— Да, не повезло ребятам.

— Это еще полбеды. Но как Акимыч им отплатил! Во смеху было! Дождался, старый черт, когда они спать легли, да и запер их в будке. Ты ж слышала, что у него изба не запирается и приспособлений для замка нет. А на будках их навешивают. Так вот если они его дверь подпирали поленом, то он их двери — на гвоздь. «Сотку» в ушко вложил. Из самого прочного железа. И ушел, хулиган, к себе в зимовье. Ночью кого-то припекло по нужде выскочить. Толкнул дверь — закрыто. А ему невмоготу. Никакого терпенья не стало. Начал он ребят будить. Те его… известное дело! Были б одни мужчины, куда ни шло. А тут повариха в будке. Женщина! Стал мужиков понастырнее будить. Один встал. Подергал дверь. Себе не поверил. Решили оконце выставить. Да как? Оно снаружи вставлялось. Так что оставалось единственное — кулаком его вышибить. Ну выбили. А выбраться — все равно не могут. Оконце-то узкое…

Девчонки захохотали.

— Ну и что дальше?

— Да что! Утром их Акимыч выпустил. Под условие, конечно. Что в тайге они не будут пакостить. С тех пор Акимыча за три версты обходили. И зимовье его. А замочные приспособления живьем с будки содрали, чтоб другой кто не вздумал пошутить. Не всякий утром может о вчерашней шкоде вспомнить.

— Все это ерунда. А вот как он нам свинью подложил!

— А что?

— Тищенко, начальника отряда, наградить хотели. Приехали из газеты да и начальство из Охи. Смотрели, расспрашивали, хвалили. Сами знаете, Тищенко на пенсию скоро. Геологом он больше тридцати лет. И все на профиле. Ну, хотели старику под занавес приятное сделать. А там, как награжденному, смотришь, и дали бы благоустроенную квартиру в центре. Ведь заработал человек. Так нет же! Откуда ни возьмись, вылез этот черт Акимыч. Как рысь на голову. Ну и бочком к начальству. Узнал, о чем речь и зачем приехали, и — бряк во всеуслышание: «Вредитель он, а не геолог! Таких гнать надо из тайги дубиной!»

— За что же он его так?

— К Акимычу, конечно, журналисты подошли. Ну и начальство. А старик почуял внимание и вовсе хвост распустил. Тетрадочку выволок из штанов. Кляузную. Ну и начал. Вспомнить тошно. Вроде мы погубили строевого леса на громадные тысячи.

— Как это погубили? Профиль не по воздуху прокладывается, а по тайге. Издержки неизбежны, — щегольнула познаниями камеральщица.

— Ты что ж, думаешь, мы об этом ему не говорили? Да только он взял рулетку и повел всех начальников по ближнему профилю. Обмерил. Подсчитал при них. И… Доказывали мы, что предусмотренную ширину профиля нельзя строго выдержать, леса не трогая. А этот старый леший строчил, как из пулемета: мол, зверья мы погубили тьму. А сваленный лес не используем. Гниет. Паразитов разводит. А лес этот стройкам нужен. Короче, вместо награды влепили Тищенко выговор. Так-то вот. Пытались мы доказать, что дальнейшие заботы

о лесе нас не должны касаться, так куда там! Журналисты нас в газете за это отделали. Вроде мы в тайге себя чуть ли не по-мотовски ведем. О народном добре не думаем.

— Здорово! А нефть мы для кого ищем? Она все расходы покроет, если найдем.

— Во! И Тищенко так сказал. Да толку от того мало. А вот премию за профиль, сданный в короткий срок, мы так и не получили. Все из-за этого… Лесника.

— Да, гнусный старик.

— Но я слышала, что его на пенсию хотят отправить. В городе квартиру дадут. А на его место — семейного.

— Скорей бы! Ведь работают же другие спокойно.

…По всей базе пахло пирогами, блинами, жареной рыбой.

Вот и парни готовились. Стрелки на брюках наводили. Да такие, что муха обрежется, если сядет. Примеряли рубашки, галстуки. Вот только двое приуныли. Говорят. А о чем? Неужели их не радует предстоящее веселье?

— Пробовали с ним добром договориться. Так обматерил и из зимовья выгнал, — опустил голову Олег.

— А что же теперь? — посочувствовал топограф.

— Обещал жаловаться за оленей. Восемь штук под взрыв попало. Как назло, дикие. За колхозные уплатить можно бы было стоимость. А за этих шкуру снимут. Акимыч так дело не оставит.

— А где доказательства возьмет? Ни шкур, ни мяса у вас нет.

— Рога он взял. Ими докажет.

— Надо было тебе «косу» проверить.

— Так помех не было. Они тихонько паслись рядом с шурфами. Кто ж знал? — вспыхнул Олег.

— Да, старик и нам немало крови испортил…

…В землянке радиста жара стояла несносная. Сам уже завтрак готовил. Жена майку гладила. Дочь спала.

— Так вот, закинул я антенну на березку, а сам в будку. Рацию настраивать. А она щелк да щелк. Думал, питание не подключил. Проверил. Все нормально. А рация и вовсе замолчала. Ни звука. Никак не могу выйти на связь с базой. И время на исходе. Выскочил наружу, глянул, а антенна на земле валяется. Я снова закинул. И к рации. Она зашипела и — снова молчок. Я опять к дереву. Гляжу — антенна обратно на земле. А с березы бурундук спускается. Внизу Акимыч до слез хохочет. Бурундука зовет. Я не понял, в чем дело. Но антенну закинул и наблюдаю. Бурундук вмиг вернулся и антенну сбросил. Я — к деду. Что это, мол, за шутки? Уйми своего зверя. Мол, на связь опаздываю. А он от хохота слова выговорить не может. Но бурундука поймал и все время, пока я с базой говорил, в рукавище его держал. А потом рассказал, в чем дело. Оказалось, взрывники решили наказать Акимыча за утраченную прогрессивку. Ну и заложили неподалеку от зимовья щепотку аммонита. Ночью подожгли бикфордов шнур и бабахнули. Конечно, взрыв был слабый. Не мог причинить никакого вреда. Только дед проснулся. В окно выглянул. Понял все и снова спать лег. Ребята под утро еще побудку старику устроили. А вечером пришли они в будку за добавочным шнуром, глядь, а он на мелкие куски порезан. Пригляделись, заметили следы зверушечьих зубов. Не поняли. Думали, что мыши так изголодались. Принесли новую «бухту». Наблюдать стали. Глядь, бурундук бежит. Прямо к шнуру. Кусь зубом — готово. Еще и еще. Да так быстро управляется, что завидно! Кое-как отогнали нахала. А он через несколько минут — снова. Ну, поймали кое-как. И с поличным — к деду. О сумме ущерба не смолчали. А лесник и говорит: мол, сами виноваты. Бурундук этот у Акимыча не первый год живет. Привык. Дружком стал. Дескать, когда вы взрывали около избы, он нашел обрезок шнура. Запомнил запах. По своему разуменью понял, что беспокойство от него исходило. Вот и решил устранить. А нынче все, что шнур тот напоминает, возненавидел. Вот и чинит помеху всем без разбора. За него, Акимыча, вступается. Скажи, мол, спасибо, что антенну твою не успел извести. Вовремя мы с тобой подоспели. Но его, зверя, не вини. Ребята виноваты в том, что бурундук шкодить стал. Он хоть и мал, а за себя постоять научился. Теперь уж трудно будет отучить. Не верит он вам. Хоть и зверь, — расхохотался радист.

…Утро уже наступило. Ясное, солнечное. Тайга вокруг базы тоже приукрасилась пушистым инеем, словно нарядом своим решила людей перещеголять. И теперь гордо посматривала на базу и людей.

А геологи торопились. До вечера надо покончить со всеми делами и не оставлять «хвостов» — забот на будущий год.

Отмывшийся в бане Шамшала сиял теперь, как новый пятак. В чистой рубашке, наглаженном костюме, он совсем не походил на тракториста. И жена, увидев в нем прежнего Сережку, подобрела, перестала браниться. Что ни говори, свой муж всегда самый лучший. Не беда, что все остальные дни года от него за версту соляркой несет, зато всегда знаешь — хозяин домой идет.

Правда, самому Сереге дурную службу запах служил. Зайдет он к мужикам выпить, а жена — тут как тут. По запаху находила. Хочешь не хочешь, приходилось домой идти. Вздыхал. Стакан на столе нетронутым остался. А жена, как в насмешку, подсунет дома стакан чаю. Пей, говорит. Это полезно. И пил Серега, пряча грустные глаза. Ох и баба у него! Злей рыси. И чему мужики завидуют? Повар! Кулинар! Ну и что?! Без промочки-то любой бифштекс вкуса не имеет. А она не понимает. Супами да котлетами пичкает. Сухой закон в доме установила. Никакие уговоры не помогают. Столб бездушный, а не баба! Милиционер. Только без нагана. Раньше какой тоненькой да смазливой была. Теперь — не обнять. Серегу, смех сказать, из очереди за шиворот вытащила, когда он за бутылкой стоял. Взяла его под мышку, как тряпку, и так домой через всю базу принесла. Он потом целый год людям в глаза не мог смотреть от стыда. А вот теперь прихорашивает его. Но ведь он не елка! Мужик! Знал, что и за столом не даст она ему выпить вторую рюмку. Отнимет. Да еще скандал учинит при всех. С нее станется. Но уж лучше уступить. Самому. По-хорошему. Может, потом дома разрешит. Хотя жди от нее…

А жена все хлопотала. Все что-то делала. Не присядет. У Сергея даже на душе тоскливо стало.

— Да хватит тебе сновать! Ну сядь же ты! Дай хоть посмотрю, какая ты у меня.

— Сейчас, — подбежала она к плите.

— Иди сюда.

— Чуть погоди, — оттаскивала ребенка от утюга.

— Да одень ты их. Поведу погулять, покуда управишься, — не выдержал Шамшала.

— А не напьешься?

— Зачем себе же праздник портить? — махнул он рукой безнадежно. И вскоре вместе с детьми вышел из землянки.

Тайга… Суровая, надменная. От вида ее даже зябко становится. И неуютно на душе. В любую погоду и время года она остается сама собой, ни к кому не приноравливается. Она одинаково равнодушна к лести и брани в свой адрес. «Чужому, не порожденному ею самой, она никогда не поверит», — разглядывал тайгу начальник базы Терехин. «Да, но вот Акимыч… Ему она не только верит. А и любит. Но за что? Ведь тоже человек. В тайге живет. Живя, берет от нее. Это неизбежно. Как и все мы. И не меньше. Но мои ребята, да и я сам — что греха таить — чужие ей. И боимся ее. Особо ночью. Когда один на один. Можно в этом признаться, если рядом никого нет. Боимся. А не в том ли причина всех неувязок? Сейчас, когда есть время, об этом стоит подумать. Ведь человек еще недостаточно знает тайгу. Незнанье порождает бессилье. А бессилье — глупость. Хотя о чем это я? Ведь геолог и не обязан знать тайгу. У нас своя работа. И какая! А что там елки, березки… Все окупится! Ведь данные сейсмиков совсем неплохи. А начальство не идет на сомнительные затраты! Значит, наши предположения проверены и убедительны. Если площадь даст нефть, тогда первая хвала — начальнику базы! Может, должность в городе предложат? В управлении. Да и пора. Дочь подрастает. Ей в школу скоро», — думал Терехин. И уходил в тайгу все дальше.

…Нина наряжала дочку. Аленка любила праздники за пестрые платьица, яркие ленты в косичках, за конфеты, каких по этим дням бывает множество. И никто по праздникам не пичкал манной кашей и молоком. А главное, не заставлял учить буквы и стишки. Праздник — это мороженое и полная свобода от взрослых. Можно сколько угодно валяться в сугробах, играть в снежки. Никто не ругается и не запрещает. Жаль только, что праздники коротки.

В столовой шли последние приготовления. Давно со всей тщательностью вымыты и выскоблены полы, столы и скамейки. Скатерти на столах новехонькие. Повара уже расставляли блюда и тарелки. Ох, как много их потребовалось! Оно и понятно. Вон и зал праздничный — из пяти громадных палаток — тоже внушительным получился.

Повара уставили столы. Все готово. Все радует глаз. Проверена радиола. Рядом гора пластинок. На всю ночь их хватит. Ведь Новый год будут встречать до утра. Так заведено. И повара нетерпеливо на часы поглядывали. Уже скоро… Остался час. Но кто это? Что за глупые шутки? Кто это в дверь пропихивается? Самого нет. Рожу постыдился показать. Она на улице дурным голосом орет. «А чего надо?!» — метнулся к двери толстенный повар и распахнул дверь. Распахнул и обомлел.

В столовую вперлась лошадь. Настоящая. Кляча водовозная. Но в каком виде! На морде — пиратская маска. На шее громадный кухонный нож, на голове шляпа. На груди, на цепочке трубка дымится. Сама кляча в тельняшку одета. Настоящую. И в кальсонах, что на коленях тесемками прихвачены.

Пока повара пришли в себя, лошадь спокойно подошла к столу и, используя замешательство, уминала хлеб за обе щеки.

— Фенька! А где твой пардон? — визгнул из-за двери возчик. Кобыла подогнула передние ноги и мотнула головой.

— А ну подь отсюда! — опомнилась повариха и замахнулась на кобылу полотенцем. Фенька презрительно помахала хвостом и понятливо поплелась к двери. Повара расхохотались. Кобыла остановилась. Из-за двери вывернулся возчик:

— Эх вы! Некультурные! Кобыла и та умеет спасибо говорить. За хлеб. А вы? Целый год она вам воду возила. И ни единого доброго слова не услышала от вас.

— Ладно. Ну зачем ты ее испохабил? Ведь кобыла! Твоя помощница, — подступили женщины.

— А что, для нас не должно быть праздников? Маскарад для всех! Вот так! Вот верну Фенюшку… — пригрозил возчик.

— А, ладно, была не была! Давай по малой, для настроя! Бандит ты лошадиный! — обнял возчика повар и подсел к углу стола.

Лошадь терпеливо ждала хозяина на улице, приветливо кивая головой каждому входящему.

Все, видевшие кобылу, смеялись до слез. На разные шутки горазды были геологи, но сегодня возчик перещеголял всех.

Чтоб не пропал даром его труд, поставили геологи лошадь у входа под фонарь. На шею кусок картона повесили. С надписью: «С добром ли жалуешь?» И приволок ей возчик овса:

— Ешь, милая! Нехай и тебя праздники не обходят, — потрепал он Феньку по холке.

А люди шли. Кто поодиночке, другие — всем отрядом или семьей.

Постепенно база затихала. Умолкли шаги на тропинках. Не слышно голосов. Только из столовой далеко окрест разносился смех. Несколько минут осталось до Нового года.

Седой, плотный, главный геолог базы расположился в центре. Начальник базы за боковым столом. В геологии не должность — заслуги важны. Вот и сегодня предпочтение отдано не начальнику. Его черед придет. Но не сразу. Потом.

— Ну что ж, друзья мои! Нелегким был у нас этот год, — встал главный геолог.

— Кто прошлое вспомнит, тому глаз вон! — крикнул изрядно захмелевший возчик.

— И все же мы, геологи, не можем жить без веры в лучшее. Мы ищем…

— Чего не теряли! — хохотнул Олег.

— И мы найдем… — продолжал главный геолог.

— Приключения на свою шею, — добавил кто-то рядом.

— Я говорю о нефти!

— И мы о ней, о горючке. Как заложишь смазку, так и жить теплей, — поддакнул Шамшала.

— Может, когда-нибудь на этом месте встанет город. Люди будут Новый год встречать. Жить уютно, красиво. Мы пойдем дальше. Но мы первыми на этой земле отмечаем Новый год! Пусть же тем, кто будет после нас, жизнь дарит радости. Дарит удачи. Пусть они живут тут светло, — продолжал главный геолог.

— Еще курочка в гнезде! Сначала нефть эту найти надо. А уж потом о городах говорить. Да и какое нам до них дело! Вон вкалывали, как ишаки,

а в получку, смех сказать, больше половины из-за какого-то черта-дьявола срезали. Мне не будущее, сегодня мое не отнимайте, — злился рабочий из отряда взрывников.

Геологи за столом помрачнели. Все поняли, о ком речь зашла.

— Пора бы найти управу на старого хрыча. Участок этот — не его собственность. Надо на место лесника поставить, — проворчал Олег.

— Ладно, ребята! Давайте на день сегодняшний забудем о наших неприятностях. Их хватало. Но все ж было гораздо меньше, чем мы о них говорим. Были и радости, и удачи. Давайте о них вспомним. Чтобы в будущем году их было больше. Пусть в предстоящем не узнаем мы нынешних забот и печалей. Пусть они обходят нас стороной вместе с Акимычем. И уйдут от нас на пенсию. Я предлагаю тост за то, чтобы ваши лица и сердца не омрачались бедою, пусть радость переполняет и искрится в сердцах, как шампанское! — поднял бокал Терехин.

Все встали. Часы медленно отбивали полночь. Осталось всего три удара, как вдруг распахнулась дверь. На пороге столовой стоял лесник. Лица геологов от удивления вытянулись.




Глава 2. АКИМЫЧ


— Проходи, дорогой, — опомнился первым начальник базы и, выйдя из-за стола, подошел к леснику.

Акимыч оглядел столы, геологов. Снял шапку. И тяжело прошел за Терехиным.

— Праздник встречаете! Радуетесь, значит.

— Да, как видишь.

Геологи насторожились. Знали, старик нигде зря не появляется. С чем он теперь к ним заявился? Сам! В такое-то время! Уж, конечно, не одиночество пригнало его из зимовья на базу. К людям. Не для того, чтоб встретить праздник в компании. Нет. Акимыч не таков. Но по лицу лесника ничего нельзя было угадать.

Суровые, словно в скале вырубленные, морщины прорезали его лоб.

— А за что хотели выпить? — спросил лесник, заметив поднятые бокалы.

— За Новый год! Праздник — для всех радость. Выпей и ты с нами, — налил бокал шампанского Терехин.

— Вот как! Из одной бутылки, а тосты у нас разные будут. У вас радость, а через нее мне горе пришло. Осиротили вы меня нынче. Потому за упокой пью. При вашей радости, — внезапно посерело лицо лесника.

— Что случилось, Никодим Акимыч? — удивился Терехин.

— Бабу свою спроси. И антихристов, что вместе с нею работают. Поспрошай, как они вчера на моем участке убийство учинили, — опустились плечи старика.

— Ты что? Какое убийство? — недоумевающе оглянулся начальник базы на Нину.

— Ничего не понимаю, — удивилась та.

— Не понимаешь?! А ведь и сама матуха! Вон дитя к тебе жмется. Твое, родное! Значит, оно дорого! А другие хоть пропади пропадом! Так? Да? — вскочил лесник.

— Да о чем это вы? — терял терпение Терехин.

— Не на праздник, не к столу я шел! Так уж получилось! Пришел я, чтоб все тебе сказать про тех, с кем работаешь. Но коль так получилось, пусть и они слышат! — перевел дух и продолжил: — Медвежонок у меня жил. Малым я его спас. С реки во время ледохода вытащил. Пять лет он у меня жил. В избе. Вместо друга был. Дитя заменил. Родных. Никого, кроме него, не имел. И он ко мне привык вовсе. Давно пора было ему берлогу свою иметь. С матухой, с детьми. А он не заводил. Из-за меня. Мою старость берег. Хоть и зверь! А пониманье и сердце у него — не чета вашим!

— Так мы-то при чем? — мелькнула догадка у Нины.

— Убили вы его. Вчера. Вечером. Чтоб вам пусто было! — рявкнул лесник.

— Неправда!

— Чего неправда-то? Его из берлоги твой Шамшала поднял. Тарахтелкой своей. Медведь мой только нынче от меня ушел. Уговорил я его. Ошейник имелся. Знак, значит, что ручной зверь. Не боялся он людей. Думал — все, как я. Потому вблизи вас берлогу устроил. А этот, — погрозил Сереге кулаком лесник, — поднял. Разбудил. Он всю ночь по тайге мотался. Ко мне в избу приходил. Да я в обходе оказался. Он — в тайгу. И оказался близ шурфов ваших. Почуял запах человечьих рук. Решил найти людей. Чтоб хлеба попросить. А вы сердца не поимели. Взорвали. Один ошейник теперь…

— Предупредить надо было! — покраснела Нина.

— Кого? Твой Шамшала не мог его не видеть, когда из берлоги медведь вылезал. Ведь трактор его с испугу скакал не по дороге, а напрямик. Через марь. Я-то видел по следам сегодня. Испугался, гад, зверя. И уж, конечно, рассказал вам. Да толку то! Нет бы мне сказать. Мол, беда, дед, шатун в тайге! Смолчали. А я б его в избу воротил. И живой бы он остался. Так нет! Убили!

— У него на лбу не написано! Откуда знали, что он ручной! Твой! — не сдержался Сергей.

— На участке все мое! И тайга, и зверушки! Я хозяин! А вы кто? Дикари!

— Ты полегче, старик!

— Я те полегшею! Попадись ты мне теперь в тайге, керосинка дохлая. Шагу не дам ступить! Ишь, грозилка мокрохвостая. Ты мне и тайге самый больший враг. И о тебе — особый разговор. Не жив буду — покуда тебя не выгонят отсюда! Надо будет, в саму Москву поеду! А тебя, паршивца, вытряхну отсюда! — надвигался лесник на Шамшалу.

Тот уже и не рад был, что задел старика.

— Ты мне столько пакостей натворил, что за две жизни не наладишь! Одного подроста больше тыщи сгубил. Молодых деревьев — и того больше. А сколько зверей с участка согнал шумом! Счету нет!

— Послушайте, мы нефть ищем. Без издержек не обойтись. Ну а если найдем, будет здесь город. Шуму прибавится. Что ж, вы так и будете из-за каждого пустяка людям нервы портить и себе?

Нефть нужнее, — вмешался Терехин.

— И ты туда же? Вступаешься. Ясно, одна у вас компания. Только знайте, города не строятся на пустом месте. Тайга-матушка нужна всем. И губить ее зазря не станут. И я не дам! Покуда жив, не дозволю в ней хамничать! Никому!

— Мы ж нефть в земле ищем. И ученые люди провели исследования. Сказали, что нефть должна быть здесь. Именно на твоем участке. В тайге. Их предположения подтверждаются. И ты не имеешь таких прав, чтоб запретить проведение поисковых работ нашим отрядам, — вмешался главный геолог базы.

— А ты чего суешься наперед батьки? Чего кричишь? Меня не пугай своей нефтью. Которой и нету еще. Я и не таких начальников видел. Ишь, прыщ научный! Знаю, что не для гулянья вы тут. Иначе денег бы вам не платили. Но всякое дело надо по разуму делать. А не одним днем жить. Сами про города говорите. А в них тоже люди жить будут. Им что — не нужна тайга? А вы их спросите. Может, они умней вас. И знают, что лес — голова всему. С него жизнь начинается. Не все ж такие неудельные, как вы.

— Ну, об этом — не тебе судить!

— Почему же? В тайгу два шага сделать по-людски не умеете. С головой. С пользой. Потому и живете непутево. Вот на столе у вас варенье магазинное. А нет бы самим в тайге ягод насобирать. Ведь полным-полно. Всякой. Пропадает, гниет. А вам лень. Деньги лишние завелись? Зазря вам по столько платят. Иль грибы! Тоже с магазина. А в тайге их целая пропасть. Не умеете солить, так насушили б. Всю зиму детей бы радовали! Я — мужик одинокий, а и то полна кладовка всяких припасов. Вы ж на стол кильку ставите в банках. В своей же реке, прямо под носом — кета да горбуша идет. Нерка. Лови! Соли! Копти! Всем хватит. А то вот недавно ко мне один из ваших прибегал. Дай, говорит, дед, таблеток. От поноса. Измучился весь. Я ему и отвечаю: мол, век таблеток не знал, а хворь твою сейчас вылечу. Дал ему ложку черемухи, и оклемался мужик. А ведь в тайге у меня той черемухи — сады целые. Почему не наготовили? Чтоб всем было. Вон лук сушеный с материка привозят вам. А в тайге дикого полно. Черемши — сколько угодно. Да только не до того вам. Не видите, что еда у вас под ногами растет. Тайга завсегда кормилицей была. Но к добрым. Не к вам. Авось, выпрошу у начальства, чтоб вместо вас других прислали. У кого глаза не только деньги видят. Вы ведь не из-за нефти тут торчите, а из-за заработка. И нефть вам эта нужна не больше, чем бурундуку пиджак!

За столами дружно засмеялись:

— Ну и дед!

— Оратор!

— А что смеетесь! Неверно сказал? Так я докажу это где хотите. Нынче вам говорю, а завтра и дальше пойду. К властям. Там люди пограмотнее вас. Поймут, что к чему.

— Это ты им насчет кильки говорить будешь? Так то нам на руку. Скажут, значит, хорошо работают, что даже рыбу себе ловить некогда. А и грибы не имеем времени собирать, — съязвил кто-то из геологов.

— Это богатство мы тебе оставляем, — добавил другой.

— Бабы, какие без дела на базе сидят, могли бы и им заняться. Вам же в пользу. А жаловаться стану не за грибы и ягоды. За другое, — пригрозил он.

— За медведя, что ль?

— Так он у тебя нерегистрированный. Потому отвечать за него некому!

— Наоборот, похвалят, что потенциальную опасность убрали. Зверь и задрать мог… — перебивая друг друга, пытались геологи сбить с толку лесника.

— На месте медведя мог оказаться человек! — повысил голос лесник.

— Тайга — не парк культуры и отдыха. И даже не лес. Ни грибников, ни туристов на этом участке не бывает. Перед взрывами даются сигнальные предупреждения. Опасная зона обнесена флажками. Геологи все это знают. Ты — тоже. Значит, людям эти взрывы не грозят опасностью. А за зверей, которых вы приравнили к человеку, мы ответственности не несем. Для них особых мер предупреждения об опасности не существует. Их инстинкт самосохранения гонит от шума, от присутствия человека. А блажь иметь прирученного медведя, лишенного этого инстинкта, никакими инструкциями не предусмотрена. Здесь не зоопарк. А мы не специалисты по ошейникам. Жалуйся кому угодно, только оконфузишься, — рассмеялся главный геолог базы.

— Красиво, складно брешешь. Да только не выйдет по- твоему. Оберегал я вас от каждого зверя на участке, приучил их уважать человеков. И вы не можете пожаловаться, что на моем участке какой-то зверь принес урон вашему здоровью или грозил жизни. Не было такого. Но не думал я, что мне вас от самих себя остерегать придется. Медведь — он и есть медведь. Это мое горе, не ваше. Только вижу я, что и к людям у тебя сердце зачерствелое. — Лесник вплотную подошел к главному геологу базы и обращался уже только к нему: — Вот ты меня, старого, осмеял. А ведь про то, будто нет опасности людям, — брешешь. Потому что боишься слов моих. Ведь тебе, ежели что, наперед других отвечать придется. Ты говоришь, что опасное место флажками обносите. А кто их в темноте в тайге видит? А сигналы, едучи на тракторе, завсегда услышишь? А сколько я трактористов уберег от беды, тебе ведомо? Когда они ехали на профиль с будками, полными людей, мимо шурфов! Кто их предупредил? Ты, что ль, суслячья морда? Иль и это моя блажь? Так у меня все эти случаи записаны. И числа, и месяцы. Все имеется. А люди! Вот они! Сами не откажутся. Тебя выгораживать не станут. И молчи! — нахлобучил Акимыч шапку.

— Ладно, спасибо тебе за доброе твое. Что помогал. Но многим ты и неприятности доставил. Давай забудем. Мирно жить надо. Без вражды и оскорблений. Без кляуз друг на друга. — Терехин заметно нервничал.

— А я не милостыни пришел у вас просить. И не мириться. Бояться мне некого. А и корить себя не дозволю. Неприятности, говоришь? У меня их от вас столько, что на душе черно… Не впрок я нас на ум, на добро наставлял. Ну да что теперь. Видно, никогда мы не поймем друг друга. Разуменье разное.

Лесник тяжело прошел к двери. Рванул ее на себя. И исчез в морозном облаке, ворвавшемся в столовую.

Вскоре геологи услышали, как визгнули лыжи под окнами. Был старик — и нет его. Он ушел так же внезапно, как и появился. Вот только настроение праздничное за столом исчезло. Словно убежало вслед за лесником в непролазную тайгу. Пойди верни его теперь!

Лица геологов помрачнели. Каждый свое вспомнил. В чем-то лесник прав. Очень прав. И хотя горе на душе у старика — за них, виновников его, беды опасается. И молчат геологи. Покуда был тут лесник, не соглашались, спорили. А нет его — и доказывать нечего. Себе не соврешь. Скучное это занятие, себе врать.

А лесник тем временем был уже далеко от геологов. От базы. Он шел не торопясь. Свой участок для лесника как свой дом. Только большой. А человек в нем такой маленький! И сердце у него слабое. Бьется, кричит, волнуется. А зачем? Но ведь хозяин он здесь. Как же иначе? Пусть не ахти какой, но все ж. И свое начальство верит ему. Не зря же. Вот только эти…

Лесник вышел на поляну. Здесь луна светила ровно, гладко. Он сел, окорячив пенек ногами. Отряхнул снег с лыж. Усталым кузнечиком сгорбился. Закурил. На душе пусто до звона.

— Эх, разбойники, туды вашу!

Ругался лесник вполголоса и озирался. Не подслушало б таежное зверье. Вот потеха, с чего это Акимыч на старости лет, да еще в тайге чернословить вздумал! Спьяну, что ли? Или одурел? Сколько прожито и пережито, лишь седин да морщин прибавлялось. Но плохие слова не говорил. «Да разве выдержишь? Нельзя же эдак! Совсем нахалами быть. Ведь вот не только зверя не щадят. Ладно ж. Всажу я вам перцу, будете знать», — ворчал старик.

Белая-белая, старая, седая тайга дремала вокруг. Будто слушала своего хозяина. Дрожали от

холода молодые деревца. Лишь луна смеялась. Смотрела на Никодима веселой бабой. И подмаргивала: мол, нечего печалиться. Я тоже одна. А ничего, живу и радуюсь. И никто мое сердце не потревожит. Далеко я от вас. Вот и ты не горюй. Живи, покуда жив.

По поляне белым шаром заяц промчался.

— Тоже на праздник опаздываешь, — хохотнул лесник и, заложив языком щель в зубах, свистнул.

Заяц, принявший лесника за большой пенек, остановился оторопело, но потом скакнул в сторону, в кусты — и исчез. Лиса, гнавшая косого, в снег вжалась, повернула обратно. Потрусила к норе. Помешал ей лесник. Испортил праздник. И надо же, в тот самый момент, когда косой уже выдыхался. Ну и старик! Зачем в такую пору по тайге бродит? Чего ему не спится? Вот и ее голодной оставил. Придется снова к геологам идти. Промышлять по помойкам. Правда, однажды она за это поплатилась. Кто-то заметил ее и поставил капкан. Попалась. Но лесник, случайно увидевший ее привязанной к будке, выручил. Велел отпустить. Так и не успели геологи шкуркой огневки воспользоваться. С тех пор и помнила лиса старика. И с виду, и по запаху. Знала, кому жизнью обязана. И не шкодила на виду у лесника.

А вон там, в ветвях ели — дупло. Приметила белка сидящего на пеньке лесника. Быстро с ветки на ветку перескочила, спустилась вниз. И бегом к нему через полянку бросилась. За сахаром. Сызмальства приучил ее лесник к этому лакомству. Никогда не отказывал. И белка, осмелев, сама научилась проверять карманы. И всегда не зря. Вот и теперь громадный колотый кусок вытащила. Себе и детям хватит на всю ночь. Но странно, почему сегодня не погладил ее лесник, как всегда? Не почесал шейку? Лишь вздохнул тяжело. И сказал:

— Ешь, голубушка, покуда еще живы тайга да мы с тобой. А то построят город, никто о тебе не вспомнит. А покуда радуйся. Может, и не сыщут у нас нефть эти геологи.

Под заснеженным стлаником куропатки расшумелись. Осыпавшиеся орехи не поделили. Теперь бранились. Обещали все перья друг дружке выщипать.

«И зверье научили ругаться. Ишь как навострились лаяться, все от них, от геологов этих. Вот и пусти их на свою беду», — думал лесник.

А куропатки, осмелев, кричали все громче, злее. Свое выясняли. По-своему. Прав тот, кто сильнее.

— Эй! С чего год начали?! — не выдержал старик и швырнул снежок в сторону разругавшихся. Те разом смолкли. Разбежались в разные стороны.

— Мало вам орехов в тайге! Кроме меня да вас, все равно больше собирать их некому. Всем хватит досыта! Чего делите? На что нахальство вам? Тоже мне, забияки сыскались, — урезонивал куропаток лесник.

Тайга молча слушала его увещевания. Она привыкла к голосу своего хозяина. Знала, этот зла никогда ей не причинит.

Тайга… Ее он знал уже много лет. Сколько их прошло, — не считал. Помнил по случаям, событиям, радостям и невзгодам. Всякое бывало. Они в памяти навсегда остались…

На Сахалин Никодим приехал по вербовке. После войны. Глянули здесь на его партизанскую медаль. Ни о чем больше не спросили. Все поняли. Без слов. И предложили место лесника. Сам сказал, что до войны на родине лесником работал. Как и отец, и дед.

В первые дни на Сахалине он не мог нарадоваться. Хлеба вдоволь. Любого. Без карточек. За деньги. И очередей нет. Поначалу мешками покупал. Каждую буханку, чтоб не черствела быстро, в чистую тряпицу заворачивал. Все не верилось, что и завтра вот так же будет. Приехал — и купил свободно. Но еще больше удивился, что и масло, и сахар продавались свободно. И рыба красная. Настоящая кета. Ее впервые в жизни здесь увидел. Целый месяц ее одну ел. Пока не отворотило. Стал меру соблюдать. И уже не кидался с жадностью на консервы, которых тут было в изобилии. Всяких. Стал обживаться в зимовье. Харчи «на корню» брать. Из тайги. Свои. Не купленные. Бывало, поставит на стол сковороду жареных маслят, теши нарежет, картошки отварной — со своего огорода, варенье малиновое — к чаю. И, погладив себя по сытому животу, скажет довольно:

— А ведь не сбрехал вербовщик, когда манил на Сахалин. Всю правду сказал. Ох и верно я сделал, что приехал. Дай Бог здоровья тому, кто мне сюда дорогу указал, — вспоминал лесник вербовщика добрым словом.

Теперь, конечно, он не закупал хлеб мешками. Давно. Понял, убедился, что перебоев с ним не будет. Да и закупок делал все меньше. Пригляделся, приноровился, обвык.

А на сытый желудок и участок полюбился. Он не только заработок давал, а и кормил. За щедрость эту и лесник в долгу не оставался. Заботился о тайге, холил ее и берег.

Порядок на участке поддерживал, как в своей избе. Каждый саженец своими руками взлелеял, каждое дерево согрел. Пригодились познанья отца и деда, да и свои. И, казалось бы, не новичком в лес пришел, но кое-что приходилось узнавать по ходу дела. Что говорить, растительность и живность здесь иные, чем в лесах средней полосы. Лесник на Сахалине — не просто хозяин участка, он с каждой зверушкой должен «общий язык» найти. Повадки узнать, характер, ее пользу и вред, лакомства ее и основной корм. И не просто для познания, а чтобы обеспечить равномерное расселение хищников и их потенциальных жертв, поддержание определенной пропорции в их количестве, сохранность нужного зверя и оздоровление его потомства… А зверей и зверушек в тайге хватало. Всяких. Букашек и козявок — тоже. К ним он по-своему приглядывался.

И однажды, случилось это на третьем году жизни на участке, стали портить тайгу тля и древоточица. Из лесничества начальство приехало с проверкой работы и для помощи. Рабочие «химию» привезли. Но Никодим отказался от нее. Начальство удивилось. Стало настаивать, требовать обработки участка. А лесник уперся:

— Не стану тайгу губить. Не буду дустом посыпать. Вместе с тлей хороших козявок изведу. Опять же и птах. Нахватаются они травленых комаров и сами помирать начнуть. Зверь от него болеть станет. Чего доброго — с участка сбежит. Не знаю, какая польза от дуста будет, а вот вред, догадываюсь, на много годов.

— Тайгу сегодня спасать надо, — говорили ему.

— Но не дустом.

— А как же?

— Тайга сама себя вылечит, я только немного подсоблю ей.

— Значит, отказываешься от дуста?

— Не допущу его!

— Но если через месяц пришлем к тебе сотрудников с проверкой участка и они обнаружат порчу деревьев вредителями — пеняй на себя, — предупредили Никодима.

Лесник лишь согласно головой мотнул. И погрузил на телегу мешки с дустом. Так и не оставив у себя ни горсти препарата.

А через месяц, как и обещали, прислали к нему на участок проверку. Пятерых лаборантов. Десять дней с утра до ночи почти каждое дерево и куст проверяли. А возвращались с пустыми пробирками. Поначалу удивлялись, не верилось. Ведь вот рядом участки полностью поражены. Здесь же — как заговорено. А участок такой же, и сгущенность деревьев даже большая, чем у соседей. Стали о секрете расспрашивать. Никодим не таился. И указал на муравейники, которые расселил густо по всему участку. Показал дуплянки для дятлов, — их своими руками мастерил. Птицы не распознали подделку. И, прилетев той весной, не за гнездо, а за тлю принялись, за древоточицу.

— Когда крыша над головой есть, для полноты жизни лишь сытый живот нужен. Вот и подсобили дятлы. За день по восемь деревьев один взрослый обрабатывал. Дусту с дятлом не потягаться. Птица с любой щели паразита достанет. Опять же

и сойки, синички. Да и муравьи — серьезные козявки. Лес исправно чистят. Только их вовремя расселять надо. Они псе и помогли, — отвечал Никодим.

— А почему же соседям-лесникам не подсказал?

— Говорил. Как же! Да только если по-моему — хлопот много. Вот и предпочли дуст. Кому что. Силком не навязывал.

Лишь по осени правота Никодима подтвердилась. Сбежали звери с соседних участков. И пушные. Много живности погибло. Немало пришлось поработать лесникам, чтобы оживить тайгу снова. В тот год вместо обещанного наказания получил Никодим за сохранность участка награду — пегую кобылу. И первый в лесничестве делал обходы не на своих двоих, а верхом, в седле. Ох и завидовали ему лесники!

А на другой год у самого в тайге беда случилась. Повальная чума пушного зверя косить стала. Напереживался Никодим, пока причину выяснил. Оказалось, что на его участке великое множество куропаток прижилось, сбежавших с соседних, протравленных дустом. От скученности болезнь вспыхнула. Лисы, поедавшие чумных куропаток, тоже заболели. Потом и горностаи, и соболи, куницы и норки. Пришлось отстрел куропаток сделать. Убитых сжигал. Оставил лишь молодых куропаток. Сильных, которых болезнь не коснулась. Потом и пушняк проверил, очистил от больных. Переманил в свежие норы, где зараженность была исключена.

Соседи-лесники долго присматривались к нему. Сами они в тайге с незапамятных времен. А этот новичок — приезжий. Но странный. Не такой, как все. Сколько лет по соседству живет, а одиночество его не допекает! В гости не идет. К себе не зовет. Живет сам по себе. Случается, встретится на обходе с соседом-лесником, не забудет поздороваться. Но тут же своей дорогой проходит. Вез вопросов и разговоров. Без рассказов о себе. И стало это вызывать любопытство. Ведь только то и знали лесники о нем, что имеется у него партизанская медаль. Ее он на телогрейке носил в любую пору. И, видно, очень гордился ею. За что, когда ее получил, как жил, ничего не знали соседи. А хотелось. Тайга общением не щедра. И коль другие развлеченья отсутствуют, а Никодим в гости не идет, решили сами к нему наведаться. Может, и неплохой он человек.

И заявились. По одному. Знакомство-то состоялось, но разговор не клеился. Ничего никому не сказал о себе Акимыч. Бутылку на стол не поставил. Чаю предложил. А этого добра и у себя в избе у каждого хватает. Наведались по разу. Вторично никто не пришел. Нет смысла. Чего всухую время изводить? «Может, и хороший он человек, но жлоб», — решили соседи и охладели к нему.

Никодим ждал, что хоть кто-нибудь из них да переступит чайный барьер. Придет вторично.

И уж тогда бы встретил его, как друга. Но никто не прошел проверки.

С водкой я им, стало быть, нужен. Знакомство на чаю не согрело. Собутыльника искали, ан промахнулись. Знамо, не нужон я им. Чужак. Коль бутылку б выставил, нынче отбою от друзей не было б. Только и цена той дружбе — похмелье да

боль. Заболей — равно не изведали б. Так и на что они мне? Обойдусь. Без них — равно что с ними, — жаловался Никодим прижившемуся у него бурундуку.

Тот понятливо моргал глазенками. Свистел, словно по-своему, по-звериному соседей ругал. Сразу всех.

Нет, не из прихоти был Никодим недоверчивым к людям. Жизнь его таким сделала. Приучила проверять все и всех. А уж потом — доверяться. Не сразу он стал нелюдимым. Не вмиг компании предпочел одиночество.

А все — война. В ней всякое бывало. Кое-что крепко помнилось. Вот и привык он своей меркой мерить.

Никодим пощупал нахолодевшую на морозе медаль. И, молодо с пенька соскочив, побежал в зимовье. Там, содрав с плеч телогрейку, пошел изведать кобылу. Зорька ждала хозяина. Его не только по голосу, по шагам и запаху издалека узнавала. Вот и теперь обрадованно смотрела.

— Скучаешь? А я вот у геологов был. Полаялся с ними. Со всеми. Осиротили они нас с тобой, Зорюшка. За то не прощу я им. Тимофея нашего погубили. Нет его боле. Взорвался. На шурфе. Дружка не стало. Все по моему недогляду и их жестокости, — прижался Никодим лицом к лошадиной морде. Обнял ее за шею. Кобыла, учуяв от хозяина неприятный запах, отвернулась. — Не обессудь, выпил я с ними. За упокой Тимохи. Шампанского. Бокал. Ты не гребуй. Не думай плохо. Тебе единой все говорю. Более некому. А ты хоть и умная, да язык твой речи не имеет. Понимаешь, да сказать не можешь. А жаль. Вот бы мы с тобой поговорили, — досадовал Никодим. — Но я им Тимоху не прощу. Это точно. Чтоб впредь озорничать в тайге неповадно было. В город мы с тобой пойдем. К начальству. Все доложим. А начальство не дозволит, чтобы в тайге опасности были от взрывов этих.

Зорька удивленно на хозяина смотрела. Что-что, а зимой лесник никогда с ней не ездил. Берег. Сам, на лыжах управлялся. А теперь вот…

— Эх, Зоренька, ничего не поделать мне. До города далеко. На лыжах не добежишь. Придется и тебе поработать. За тайгу вступиться. Нам без нее не жить.

Кобыла теплыми губами коснулась руки Никодима.

— Ну спасибо, голубушка, за согласье твое! — Лесник гладил лошадь, та жевала сено. Душистое. И нимало не заботилась о предстоящем пути.

— Может, и не по-мужичьи так. Жаловаться. Да только ни словами, ни кулаками на базе той никого не проучишь. К тому ж их много. А нас? Ты да я да мы с тобой. Без властей здесь никак нельзя нынче. За самоуправство наказывают. Всех.

Помрачнел Никодим. Свое вспомнилось. В партизанах он был тогда. И однажды послали его за харчами в село. Все хорошо обошлось. Да только с чердака дома, где темноты он дожидался, увидел одного. С полицейской повязкой. Тот вошел в дом напротив. А вскоре оттуда старика вымел. Бил его кулачищами пудовыми и орал:

— Куда корову дел? Говори! К партизанам отпел?

Старик молчал. Лицо все вспухло, почернело. А полицай не отступал:

— Если к вечеру коровы не будет — пристрелю!

А вечером, узнав, где дом полицая, убил его Никодим. Ночью в отряд вернулся. Рассказал обо всем командиру. Тот срочно партизан собрал. Сказал, что нужно сменить место. А когда отряд перебазировался, узнали партизаны, что каратели за убитого полицая в селе многих расстреляли. Правда, на этот раз в лес не сунулись. Но слежку установили за выходами. Каждого жителя на особый примет взяли.

Ох и досталось тогда Никодиму за самовольство! Чего только не наслушался. Уж лучше бы… Упреки страшнее пуль были. С тех пор и запомнилось. Навсегда.

Кобыла тяжело вздыхала. Словно догадывалась, почему молчит хозяин. Ей за эти годы он всю жизнь свою рассказал. Без прикрас и утайки. Все она знала. И о партизанщине, и об этом случае. Ничего не скрывал от нее хозяин. Ничего не утаил.

Да и с кем было поделиться? Никого не осталось после войны у Никодима. Один кругом. Был у него когда-то друг. С детства вместе росли. Так и его война отняла. На первых же днях. А баба… Уж лучше не вспоминать. Но чем больше гонит он ее из памяти, тем чаще она является перед глазами. Прежней, молодой.

Еще до войны женился он. Свадьбу на все село справили. Громкую. Отец Никодима тогда еще жив был. На радости, что светлого дня дождался, плясал, как молодой. А потом внучат стал ждать. Да так и умер, не дождавшись. Не довелось Никодиму отцом стать. Может, оттого и не стало согласья с женой. В беде они друг друга винили. Вначале молча. Потом и ссоры вспыхнули. От них в доме похолодало. Никодим выпивать начал. А однажды, перебрав, поколотил жену.

Утром проснулся, а ее нет в доме. Ждал. Она не пришла. Пошел к ее отцу. Спросил. Тот тоже удивился. На Никодима с кулаками кинулся. Спросили о ней по селу. Никто не видел бабу. Даже жутко стало. Ходили в лес. Смотрели. Уж не повесилась ли с горя? Но нет. Не нашли. Лишь перед самой войной письмо от нее пришло. В нем она писала, что имеет другую семью. Муж — добрый. И сын имеется. Мальчонке уже два года. Второй ребенок скоро будет. И радость в письме том была, что вот, мол, хорошо, что решилась уйти от Никодима. Уехала в город. И счастлива. И любима. И мать теперь. И муж — не чета Никодиму. Грамотный. На хорошей должности. И все просила она у отца прощенья, что не предупредила его в тот день, а потом не объявлялась.

Теперь ни одна девка в селе не решалась пойти замуж за Никодима. Да и сам побаивался. Выходит, он один был виноват… И покрывался лоб испариной. Без детей — нет семьи! Для кого жить?

И Никодим не захотел вновь семьей обзаводиться-. А тут — и война. Совсем не до того стало.

Три года, до самого освобождения Белоруссии, был Никодим в партизанском отряде. Всяко приходилось. Имел ранения. Разные. Теперь еще шрамы ноют. По прошлому. Забыть бы поскорее! Пусть не совсем цел, но жив. Но и это не в радость. Одиночество больнее ран гложет.

Будь в беде той жена хоть на каплю виноватой — не вспоминал бы, ан сам кругом виноват. Она ни при чем. И, не желая того, осталась единственной в его жизни. Вряд ли вспоминая Никодима. А он ее забыть не мог.

Кобыла тяжело легла на подстилку. Ох и не нравилось ей молчанье хозяина! Тяжелое. Знать, опять что-то больное на душе. Но зачем? И, ложась, словно напомнила, что и Никодиму пора в избу возвращаться. Спать. Забыть о заботах и неприятностях.

Лесник погладил лошадь по шее. И, тяжело, неуклюже ступая, вышел из сарая.

В избе еще держалось тепло. Лесник свечу зажег. Сел у стола. Поужинать бы. Да нет охоты. Это раньше, после войны, когда только сюда приехал, даже ночью есть вставал.

Никодим разулся и поставил сапоги на просушку Печь еще теплая. В самую пору спать ложиться. Не жарко будет и не холодно. Но кто это там в дверь стучит? «В такую погоду кому понадобилось по тайге шататься?» — удивился лесник и открыл дверь.

На пороге — мужик. Зубами от холода клацает и трясется.

— Входи! — не слушая объяснений, пропускал его в дом Никодим. И, затворив дверь, подтолкнул мужика в избу.

— Я ненадолго. Обогреюсь чуть и дальше, — дрожа, говорил тот.

Лесник, растапливая печь, оглянулся:

— Куда ж дальше идти? Кругом тайга.

— Мне на базу, — трудно выговорил человек.

— Значит, ихний? — поморщился лесник.

— Не совсем. Я из Охи. Из управления. К ним дня на три.

— Я тоже недавно там был. На базе. Сабантуй у них сегодня. Новый год встречают.

— Вот и я им радость везу.

— Какую ж, коль не секрет? — насторожился Никодим.

— Буровую решено привезти к ним.

— Вон оно что! — подбросил старик дров в печку, обругав мысленно и геологов, и этого мужика.

Лесник молчал. Зло смотрел на угли, падающие из топки. Но, спохватившись, захлопнул дверцу, поставил чайник с водой на плиту. Хоть и не желанный этот гость, но все ж человек. Пусть обогреется и уходит. Та радость, какую он геологам принесет, ему, Никодиму, ничего доброго не сулит.

— Я тоже на днях в Оху собираюсь. По делам, — сказал лесник, недобро усмехнувшись. И, повернувшись к мужику, предложил: — Ты куртку-то сними. В избе не холодно. Не то в шкурке этой разомлеешь, а выйдешь — и прохватит мороз.

Мужик молча послушался. Снял куртку. И попросился к печке. Поближе.

Ужинать будешь? — спросил его лесник.

Не откажусь.

Вот и хорошо. А то одному в горло не лезет, — сознался Никодим.

За едой понемногу разговорились.

Я и сам не думал, что Новый год в пути встречу. Видно, так и закрутится он у меня, — рассказывал мужик.

Видать, не угодил кому, что из города в тайгу тебя отправили? — смекнул по-своему лесник.

Случайность. Вездеход в дороге сломался. Па полпути. Кое-как до ближайшего села добрались. Машина на ремонт стала. Ну, а я на лыжи и к геологам. Другого транспорта нет. Если б не поломка, сегодня бы дома были. Теперь уж некуда торопиться. Побуду у них. Покуда вездеход придет. А там — обратно.

— Дома не знают, ждут, наверно? — спросил лесник.

— Нет. Я позвонил. Теперь не ждут.

— И на что вам, семейным, такая работа?

— А почему? Работа нормальная. Хорошо платят. Никто не обижается. Ну а неудобства некоторые — так их не миновать. Такова специфика. Посылают — не отказываемся. Не даром просят. Это и держит. К тому ж мне обижаться не на что. Езжу в тайгу не часто. Не то что те, на базе. Так что я доволен.

— А дети имеются? — спросил Никодим.

— Двое. Парни. Оба в техникуме.

— Счастливый, — вздохнул старик. И подвинул гостю поближе горячие котлеты, грибы. «Этому повезет внуков дождаться», — подумалось.

— А ты что ж, один здесь? Без семьи?

— Нет у меня никого, — опустил голову Никодим. И чтоб избежать дальнейших расспросов, добавил: — Бабу сам потерял, а родичей война взяла.

— Вон он что! Видно, потому ты и забрался в глухомань, чтоб подальше от всех и от себя?

— От себя хрен сбежишь. Да и не потому я тут. В лесу весь род наш работал. К другому делу непривычные. Да только в деревеньке моей весь лес извели в войну каратели. Сожгли. Думали, вместе с партизанами. Ну а война закончилась, вернулся я. Только от участка моего одни угольки. Вот так-то оно. А покуда прежний лес вырастет — три жизни прожить надо. А быть лесником на пожарище не смог. Вот и воюю нынче с твоими геологами. Каждый день. Вороги мы промеж собой лютые.

— Почему? — удивился гость.

— За тайгу все.

— А что в ней не поделили?

— Это я в Охе расскажу кому следует, — нахмурился Никодим.

— Значит, дело далеко зашло?

— Дале некуда. Ныне поперек горла мне разбойники те. Гляжу на их — внутри щемит. Почему такие бездушные? Понять не могу, — говорил Никодим, погрустнев.

— Обидели чем?

— Всяко было. И это. И хуже.

Оба помолчали. И внезапно гость заговорил:

— Все мы в чем-то друг перед другом виноваты. Вольно или невольно. Да только знаешь, отец, я в городе не сразу работать стал. Поначалу много лет в тайге — на выезде был, как и эти… Сам понимаешь, бесследно не прошло. Желудок сдал. Боли допекать начали. Да так, что ни жизни, ни заработку не радовался. Вначале по санаториям ездил. Лечился. Не помогло. Положили на обследование в больницу. А потом и говорят — оперировать тебя надо. Три четверти желудка удалять. Язва у тебя. С одной четвертью останешься. Я от такого предложения чуть с ума не сошел. Ну что я стал бы делать с этой четвертушкой? Как жить? А врачи добавляют — курить, выпивать — категорический запрет. Острое, соленое, жареное, жирное тоже нельзя. С час про «нельзя» говорили. А можно, оказалось, лишь молочное. Чего я терпеть не могу. Ну, думаю, нет, уж лучше с месяц пожить по-человечески, а там… Чем годы подыхать. Ну и убежал я из больницы. Ночью, через окно. В исподнем. От врачей и операции. А утром уехал в тайгу. К леснику. Мы на его участке два года работали. Тоже не всегда ладили. Но знал я, что помогает он людям. Травами лечит. Ну и вперся ночью. Как к тебе. Он все права имел выставить меня из дома. Но лет. Сказал я ему все. О болезни, о врачах, об обещанной четвертушке. Выслушал он меня. Настой какой-то дал. Тягучий, приторный. Я выпил. И невпрок. Вырвало. Покачал головою лесник, ощупал мой желудок. И взялся за меня. Настоями да отварами выходил. Целый месяц со мною мучился. Все же на ноги поставил. Да так, будто новый желудок приладил. С тех пор и не кольнуло ни разу. Так вот лично мне и доказывать не надо, что тайга человеку очень нужна. Ведь из нее для меня лекарства лесник тот брал. И если бы не она да не лесник, не сидел бы я теперь здесь.

— Как зовут-то тебя, мил человек? — подобрел к нему старик.

— Ашот мое имя. А тебя?

— Никодим. А там как хочешь. Иные Акимычем зовут.

— А чем тебя, отец, обидели наши ребята? — спросил Ашот.

— Ты нынче того лесника вспомнил. Доброе его. Но неужели пониманье это приходит лишь тогда, когда болячка носом ткнет в нужность нашу, лесовичью?

— За других не ручаюсь. Я о себе сказал. Все по-честному. Ко мне — так, к другим — не знаю.

— Вот спрашиваешь ты, чем обидели меня? Была на участке моем поляна. Вся березоньками обсажена. Светлая. Даже в дожди. Эти березки я из тайги на нее пересадил. Десять лет. Каждый день их холил. И нарадоваться никак не мог. Тяжко станет — я к березам шел. А они стройные да кудрявые росли. Больше сотни. Я даже разговаривал с ними. Но пришли эти геологи и вырубили березки. Все. Даже не предупредили меня. Я б их на другое место пересадил. Они по зрелости своей — людям сгодились бы. Да и деток бы после себя оставили. Тайге. Так нет… Извели. Молча. А ведь на березках тех чага росла. Видал, наверное? Наросты. На грибы видом схожие. Так вот чага та все желудочные болезни лечит. Да как! Только не стало у меня теперь чаги. И березок тех не стало.

— Ничего не поделаешь, отец. Плохо, что тебя не предупредили заранее. Но прокладка профиля задержек не терпит. Тут ничего не поделаешь. Вот если нефть найдут — город здесь построят. Да и тебе не век здесь жить. Получишь пенсию, станешь в городе жить. В благоустроенной квартире. Как первый старожил этих мест. И ребятишкам будешь рассказывать, какое здесь было жуткое место.

— Не жуткое — родное! И в город я никогда не пойду жить. Пенсия! Да я ее уже целый год получаю. Так и что? Разве она мне помеха? Ее мне за работу дали! А не на смерть! И ты меня не хорони! — вскочил из-за стола Никодим.

— Да на что обиделся?

— А на то, что ничему тебя твоя болезнь не научила. Прежним остался. Вон и слова у тебя, как у них. Только город да нефть. Навроде, что все другое напротив их — никаких прав не имеет! Вот вы и хозяйничаете, где не дозволено. Одной компанией. Знамо дело — жизни цену не знаете! — насупился лесник.

— Не прав, отец! Нам эта цена очень хорошо известна. Каждую минуту в тайге десять раз заново родишься и столько же раз умрешь. Сам знаешь. Не под колбой работаем. В тайге! Так что цену знаем. А вот в оценках расходимся. Нельзя же всю жизнь на одном пеньке прожить! Сыростью зад изъест. Жизнь сидячих не любит. И застоев не терпит. Я уважаю лесников. За знания, доброту. Но чтоб из-за берез ребят наших возненавидеть! Это уж слишком! Ведь не для себя они стараются! Рискуют не только для себя. Для тех, кто жить здесь будет. А они и знать нас не будут. Да и не надо. Славы не ищем. Но и враждовать с нами — безумие! — кипятился Ашот.

— Безумие — жизнь на корню губить. Построите города или нет — неизвестно. А тайгу испортите. Это точно! А она людям нужней затеи вашей.

— Ну, ладно! Эти споры не нам решать. Есть люди поважнее! Они сказали — искать нефть. И мы ищем! Жизнь покажет, кто прав! — натянул куртку на плечи Ашот и, попрощавшись, ушел.




Глава 3. АШОТ


Ашот шел на базу, расстроенный разговором со стариком. Тема не нова. Сколько жалоб из лесничеств приходило на геологов! Им счета нет. И уж что только не ставили в вину таежным бродягам. Даже песни по ночам у костра, которыми они якобы зверью спать не дают, мешают нормальной жизни тайги. Конечно, были и серьезные упреки. Но кто же сможет, работая на профиле, не задеть молодое дерево или саженец? К тому же когда они мешают. Кто из геологов сумеет пройти мимо гнезда куропатки, не вспугнув ее! На это не каждый охотник способен. А лесники из этого целую историю раздувают. Жалуются. Никакими доводами не переломить их взглядов. Вот и этот воинствующий лешак. За каждый гнилой пень на своем участке готов зубами держаться. Будто в нем его жизнь.

Ашот, чертыхаясь, брел по тайге. К ней он никогда не имел особой привязанности. Никогда не скучал по лесу. И смотрел на него лишь с точки зрения полезности. Понимая, что лес людям нужен, сам оставался холоден к нему. Никогда не восторгался тайгой, не любил историй, связанных с нею. Он был сугубо городским человеком.

И дорожил тем, что имел: своею квартирой, работой и зарплатой. Это — реальное и необходимое. Тайга, вздумай он ее спасать от излишнего вмешательства, и копейки не прибавила бы к его заработку. «Вероятно, она тоже не обольщается надеждами на людей и за их отношение платит тою же монетой. За безразличие — ненавистью. И это далеко не мистика — враждебность природы к человеку», — вспоминал свое Ашот.

Возвращался он как-то в потемках от взрывников на сейсмостанцию. Идти всего два километра, ружья не взял. Только нож, годный лишь для консервных банок, на боку мотался. Собрался было речушку перейти вброд, как вдруг почувствовал: кто-то на него смотрит. Пристально, выжидающе.

Он оглянулся. Рядом никого. Ни звука, ни дыхания, ни тени. Но по спине пот крупными мурашами пополз.

Глянул Ашот в реку. Там кета кишмя на нерест торопится. Через валуны пробивается. Решил и сам по этим валунам перейти, чтоб сапоги в рыбьей слизи не перепачкать. Только ступил на валун — поскользнулся. Со всего размаху — в реку. Носом в липкую воду. Почувствовал, что колено и локоть ушиб. Хотел вскочить. Да не тут-то было. Сверху на него упало что-то тяжелое и мокрое. Вначале подумал — кто-то из геологов озорничает. Испытать его хочет. Проверить на испуг. Ну и закричал он тогда во все горло:

— А ну пусти! Не то хайло до самой задницы порву! Пусти! Дура! — Но тот, сверху, не очень торопился. Лишь на секунду замер. Будто раздумывая. Эта секунда помогла Ашоту. Вывернулся он. Вскочил на ноги. Хотел с головой окунуть в воду того, кто решился над ним подшутить. И опешил. Это вовсе не человек… Медведь. Рыбу тут ловил. В двух шагах от сейсмостанции.

Медведь, рявкнув, бросился на Ашота. Тот в сторону метнулся. Зверь наткнулся на мокрый валун. Упал. Ашот, сумасшедше крича, одним духом речку перемахнул.

Заслышав крик, сейсмики выскочили из будок и палаток. Подняли шум, пальбу. Навстречу побежали…

Медведь сбежал. Не стал догонять человека. Как объяснил позже геологу лесник того участка, не медведь это был, а медведица.

— Велика ли разница для меня была? — не понял тогда педантизма лесника Ашот.

И узнал из рассказа лесника, что медведица, напавшая на реке, не рыбу отстаивала, наловленную для себя, а мстила за медвежат. Люди отняли их у самой берлоги. Для зоопарка. С человеком медведица легко бы справилась. Но против карабинов не попрешь. Отступила. Но зло на людей затаила до смерти. Эти два медвежонка последними были в ее жизни. Стара стала матуха. Не стало сил своих детей отстоять. В прежние-то годы не испугалась бы карабинов. Каждого выследила бы в тайге. Не дала бы далеко уйти. Вон и медведь от нее ушел. К другой. Новую берлогу и семью завел. Покуда не совсем стар. А она мстила, как могла, как силы позволяли. И, уже не разыскивая прямых виновников своей беды, искала случая отомстить человеку. Причастному к ее горю или невиновному — совсем неважно. Ведь это — человек! Но ей не везло. И в этот раз. Видно, удача совсем от нее отвернулась. И ушла матуха в тайгу подальше. Доживать. Может, и не убьют ее медвежат люди. Может, пожалеют. Но ее они не пощадят. Не будет меж ними согласья. Так уж лучше отступиться. Вовремя. Самой. Чтоб не сдохнуть от их рук. Пусть и не сладка старость. Но тем и хороша, что довелось дожить до нее. А смерть не замедлит. Придет. Но и она пускай будет своею. Не от чьих-то рук и клыков. Авось хоть в этом удача не оставит. Подарит смерть звериную. Свою.

Над Ашотом никто не смеялся. Разодранная на спине куртка, царапины на плече говорили сами за себя. И даже за куст, по нужде, не ходили после того ребята с голыми руками. Оставляли на ночь дежурного.

Ашот долго помнил медведя. И свою встречу с ним на реке. Стал осторожнее. Но тайга не признает человеческой осмотрительности. И, будто смеясь над нею, не оставляет людей без испытаний. Вот так и в другой раз случилось.

Быстро управились сейсмики с прокладкой «косы», приборы подключили. А когда Ашот со станции проверил «косу» на чувствительность, оказалось, что три прибора молчат.

Сумерки едва намечались. Да и отказавшие приборы по показаниям станции находились совсем рядом, в каком-то километре. За час можно спокойно управиться. И, закинув на плечо карабин, взятый на всякий случай, зашагал Ашот, оглядываясь по сторонам. Вот и прибор. Понятно! Когда натягивали «косу», прибор из земли вытащили. Проводки выскочили. Эх и удосужился же кто-то под корни дерева прибор ставить! Воткнул — и все. Даже не закрепил, не присыпал землей.

Ашот вытащил нож, выкопал им ямку под прибор. Вот так — надежно. С дерева иголки за шиворот полетели. Ветер поднялся. Геолог подключил прибор. Резко встал. Направился ко второму Вдавил его ногою в мох. Здесь — порядок. Можно дальше. Что-то мелькнуло в лапах ели. Посмотрел. Конечно, показалось. Хотя, возможно, белка промышляет. Сейчас самое время орехи на зиму заготовить.

Ашот нагнулся над третьим прибором. Капюшон куртки на лоб сполз. И только хотел его откинуть, как два удара, один сильнее другого, с ног сбили. Он схватился за голову. В глазах темно. Рядом визг. Что это? Кто кричит? Глаза не видят. Пелена. Он протер глаза. Чуть просветлело. Но голова гудела и заболела шея. Встал вслепую. На ощупь дерево обхватил. Тошнило. Тугой, колючий комок дышать мешал. Ашот посмотрел под ноги. Увидел сук, упавший с дерева. Как он отломился, такой большой? И именно на Ашота. Будто ждал. Хотя что мудрого? Отжившее, гнилое отпало. А это? Теперь понятно. Рысь уже сдохла. Это она прыгнула на сук, чтобы… Но сук не выдержал. Сухим концом живот рыси пропорол. Вошел глубоко. Хотела Ашота погубить, да сама сдохла…

Теперь прошло. А тогда невзлюбил тайгу. Стал бояться ее. Проситься в город начал. Повезло. Взяли. И даже в городе неприязнь к тайге долго жила. Потому не любил вспоминать о работе в геологической партии. Отмалчивался. И всегда сочувствовал тем, кто в тайге работал. Помня свое, старался не давать их в обиду. Защищая, выгораживая изо всех сил…

Сейчас Ашот работал главным геологом управления. И когда случалась возможность — забирал из тайги геологов в управление, а молодых специалистов посылал на их место. Набираться опыта. Закалку пройти.

Геологи всех партий и отрядов уважали Ашота. И чуть что где случится — шли сначала к нему. Знали, он заступится перед начальником управления. Отстоит. Ну а наедине — от него все можно стерпеть. Что скрывать, умел Ашот любому мозги вправить. Да так, что добавить к тому нечего. Но предпочитал это делать с глазу на глаз. При закрытых дверях и окнах. Кое-что из таких бесед долетало до ушей секретарши, о чем она предпочитала помалкивать. И, зная характер главного геолога, никогда в такое время не входила в кабинет. Раз пошел геолог с опущенной головой к Ашоту, значит, будет буря. Но она начиналась и заканчивалась в кабинете.

«Но этот, как там его, Никодим, ко мне жаловаться не пойдет», — злился Ашот. — А к кому? Хорошо, если к начальнику управления! Выговором можно будет отделаться. Через полгода снимут. Не беда. Ну а если всю партию лишат премии и годовой прогрессивки? Как тогда? Хотя… Ведь серьезных мотивов нет. Жаловался на березки, срубленные топографами. Так и что? Особого ущерба нет. А и не Ценная порода, эти березы! Хотя мог их в разговоре со мной пустить, как пробный шар. А в запасе иметь и посерьезнее. Не попрется же он из-за одной такой мелочи в Оху», — думал Ашот.

Он решил поговорить с начальником базы. Узнать о претензиях старика. Чтобы на всякий случай быть готовым к защите.

Ашот миновал последний поворот. Сейчас он спустится с сопки и выйдет через небольшой распадок на прямую, ровную дорогу. По ней до базы можно хоть на боку катиться. И, оглянувшись назад, довольно улыбнулся. Вон какой угол срезал! Двенадцать километров — в три уложил. Хорошо, когда тайгу знаешь…

Вот и дорога. Как легко идти по ней! Ашот представлял свое внезапное появление на базе среди общего веселья. Разговор — потом. Сначала новость выложит. Ведь теперь у геологов работы немного осталось. Переедут на другую площадь. А сюда бурильщики придут. Хотя бы это время продержались ребята, не вызывая жалоб. Ведь новая площадь куда как ближе к городу. Каждый выходной можно ездить. Но если будут неприятности, тогда ее отдадут другой поисковой партии. А эту снова отправят в глушь. Жаль Терехина. Все же вместе много работали. И всего не везло… Все глубинки да заброшенки ему достаются.

Ашот вышел на базу и удивился: «Странно. Почему так тихо? Ведь праздник! А ни голоса. И света уже нет. Что случилось? Может, беда у кого?»

Ашот хотел было повернуть в землянку, где останавливались приезжие из управления. Но тут же передумал: «Пойду к Терехину. Ночь в неизвестности — вечностью покажется. Хоть и неловко в такое время, ну да ничего».

— Испорчен нам праздник. Кто ж думал, что так получится? Приперся лесник и ляпнул не к месту. Про медведя своего. Черт бы его побрал в самом деле! Разве кто хотел? Ведь не нарочно! А он на жалость надавил. Мол, все равно что дитя отняли. Ну и, сам понимаешь, расползлись все потихоньку. Так-то вот. Я с Нинкой — последние. Такой праздник! И тот испортил, — виновато оглянулся Терехин на спящую дочку.

— Медведь, говоришь? Да, история. Ну а если бы на его месте охотник оказался? Человек?

— Сигнал давали. Трижды. Да и все люди вокруг знают, что мы тут работаем. О взрывах оповещены. А после взрывов откуда ж здесь зверь появится? Значит, и охотнику тут делать нечего, да и кто в такую глухомань доберется? — махнул рукой Терехин.

— Ты мне не втирай! Зверь-то объявился! Не мне слушать! И ты, и я знаем, что зверье от сигналов убегает. Раз этот остался — значит, не было сигналов?

— Этот ручной был. Акимычев.

— Как же сейсмики помех не услышали? — удивился Ашот.

— Может, и слышали. Да разве за всяким набегаешься, кто сигнала не понимает?

— Если только это у старика, тогда бы ладно. Без издержек не бывает. Но больше-то у него ничего нет, надеюсь?

— Кляузник он. Без того жить не может. Ну разве можно таких всерьез воспринимать? Ему дай волю, он бы нашего брата и близко к своему участку не пустил, — кипятился Терехин.

— Ладно. Хватит о нем. Расскажи-ка лучше, как у тебя на базе? Как живешь?

— Ну, сводки мы тебе высылаем. Отчеты. Сам понимаешь, зима — не лето. Труднее. Но к июню, думаю, одолеем эту площадь, — говорил Терехин. И, выжидательно посмотрев на Ашота, продолжил: — А куда дальше — не знаю.

— Эх, Юрка, все я понимаю. Но пока… Ждать надо. В городе мест мало, желающих — много. Придется пока в тайге. Возможно, ближе к Охе. Каждый выходной в город…

— Какая мне разница! Ближе, дальше от города! Мне все площади одинаковы! Куда направят — там и буду! — перебил Ашота Терехин. — Дальше — даже лучше. Начальство реже досаждает.

— Послушай, Юрка, надо еще подождать, совсем немного!

Но Терехин о своем думал, молчал.

Ашот пил чай, искоса наблюдая за Терехиным. Тот еще злился. Ведь должность в управлении ему обещают давно. И все что-то мешает.

— Трудно работать становится, Ашот. Ты меня знаешь, вкалывать умею. И все ж… Время теперь другое. Со всех сторон — одни шишки. Прислал ты мне осенью молодежь. Восемь человек. А где они теперь? Ушли. Переманила их нефтеразведка. Там условия лучше. Вот и сбежали. Как ты говоришь — ближе к городу. А мне по-прежнему то от тебя, от начальника, то от своих достается. То этот Акимыч. Все грозит в область жаловаться. Вроде смешно. Но именно он в прошлом году мне больше всех неприятностей причинил.

— Это ты все о той прогрессивке? Да хватит. Прошло. Пора бы и забыть.

— Ребята помнят.

— Смотрю я, крепко он вам настроение испортил? — усмехнулся Ашот.

— Не знаю, правильно ли ты меня поймешь, но давай начистоту поговорим. Вот я с большинством ребят много лет работаю. Друг друга знаем. А пришел сегодня Акимыч — и ему посочувствовали. Пусть без слов. Молча. Но разошлись. Вроде я виноват. Ведь так получилось. Даже не верится, что все против меня могли повернуть. Но факт!

— Обидно? Значит, не только в медведе дело? Что-то другое, похоже, с самими ребятами могло случиться? Вот и вспомнили? Сопоставили! — нахмурился Ашот.

— Да, было дело. Лесник дважды останавливал тракторы, идущие на профиль, когда они находились недалеко от места взрыва…

— А почему я не знаю об этом? Почему мне сразу не сообщили? — перебил Ашот.

Но все обошлось хорошо…

— Благодаря Акимычу?! Но могло случиться иначе!

— Не могло! — побагровел Терехин.

— Объясни!

— Все меры предупреждения и безопасности были приняты. Трактор не доехал до опасной зоны, огороженной флажками…

— Эх, Юрий, тебе ли такое говорить? Ты же не рабочий взрывотряда! Твои флажки в темноте никто не увидит. Даже если пешком по тайге пойдет. Я говорил тебе о сигнальных ракетах? Говорил. Выдал. А ты их раздал?

— Не срабатывают они на морозе. И не только, они. И карабины, и мелкашки. При сорока градусах… Сам понимаешь. Смазка замерзает. Боек идет медленно. Удар — слабый. Выстрела не получается, — оправдывался начальник базы.

— Сигнальный костер надо зажигать, если в темноте работаешь! Рабочих где надо расставить. Смоляные факелы им дать. Их далеко видно. А и ракетницы — не за голенищем сапога носить, а в будке держать надо. Там смазка не замерзает. Ты что — мальчик? Вот тебя лесник и высек перед всеми под новогодней елкой. И прав был! — повысил голос Ашот. — Он за каждую срубленную березу, за каждого зверя драться с нами готов. Хоть и старик. А ты о безопасности людей забываешь. Людей! Не потому ли от тебя в нефтеразведку бегут? А? У тебя кто за технику безопасности отвечает?

— Главный геолог базы, сам знаешь, — процедил Терехин.

— Завтра же напишешь докладную об этих случаях. И отправишь с нею своего главного геолога управление. Кто взрывы делал, те — два?

— Нина, — отвернулся начальник базы. — Разбудить ее?

— Не надо. И так все ясно. Бабу — на взрывы, а сами даже не помогли ей систему предупреждения обеспечить. Только показателей хороших от нее ждешь да сводки в управление кропаешь вместе со своим главным геологом. Мужики, туды вашу… — Ашот натягивал куртку.

— Куда ты? Ночуй! — встал Терехин.

— Иди-ка ты… Потом договорим. Если будет о чем. А сейчас подумать кое над чем надо. Пока в одном отряде работали — все ясно было. А сейчас хоть и рядом, в одном управлении, да, кажется, не вместе…

Ашот толкнул дверь плечом и вышел наружу. Спать не хотелось. Заметив огонек в окне землянки, стоявшей на отшибе, Ашот обрадовался: не спит бывший его проводник. «Ах да, он ведь теперь сторож базы», — вспомнил Ашот. Вот он уже у знакомой землянки. Осторожно приоткрыл дверь:

— Дед Василий!

— Я тут. Кто это? — прищурил старик глаза. И, узнав гостя, разулыбался: — Проходи, Ашот! Проходи! А ну, дай тебя разглядеть. Ишь, округлился и начальниках! И живот завел. Зачем он тебе? — ткнул дед Ашота.

Они сели у стола, сбитого из досок.

— Надолго ль ты к нам? — прищурился дед близоруко.

Ашот стал рассказывать. Старик слушал, не перебивая. И когда услышал, что занесла беда Ашота к Акимычу, хитровато улыбнулся. Главный геолог от старика Василия по старой привычке ничего не таил. Любил его. Еще с тех лет, когда впервые пришел в геологию.

— Поругался я с Юркой. И с Акимычем. Сам увидишь, прав или нет, но ведь Юрка на базе. Не сам — другие чуть в беду не попали. Если б с ним такое — крик поднял бы. Его я знаю. Но коль самого не коснулось — и душу не трогает. На базе сидя, скоро мохом обрастет. Геолог! Черт бы его взял! Задницу раскормил такую, что между деревьев не пролезет. В дверь боком выходит. Спрашиваю его о профиле, а он… Хотел я его в управление взять, да таких и без него полно. В тайгу пинком не выгонишь! К столам приросли. Мне и там не просто специалисты нужны. А чтоб на работу злые. Чтобы не жопочасы отбывали! А он даже здесь пеньком стал. За своих людей не боится. Не бережет их. Что же с него взять? Какой он теперь геолог? Черт с ним, с Акимычем этим! Отмахнулись бы! Не впервой. Кому что дорого! Ему — тайга! Мне — люди! Здоровы они, сыты, смогут работать — найдем, что ищем. Не на этой площади, так на другой. А Юрку, вижу, ни люди, ни работа не интересуют. На профиле, поди, забыл, когда и был в последний раз.

— А как тебе Акимыч о нем говорил? — спросил старик.

— О нем отдельно — ничего. Всех бандитами, разбойниками окрестил. Про Юрку — ни слова. Да и не знает его, наверное.

— Знает. Шибко хорошо знает. Оттого ничего о нем не сказал. Всех костерил. Под горячую руку и ты ему попался. А про Терехина смолчал. Видать, уважает его. Сердитый ты сейчас. Видно, ночь не спал. Вот и маешься. А Юрка не плохой. И тебя, и его я знаю. Остынете еще. И помиритесь. Вы ж одинаковые. И характерами. И добрые оба. Не суди его. Зачем мне это слушать?

— Нет, дед, годы кое-что изменили. Из него, из мужика, — ишака сделали, — перебил Ашот.

Он сел на койку старика. Хотел одеяло поправить. Сказать что-то, да вдруг осекся. Замолчал. Глянул на Василия. Встал с койки. Откинул одеяло. Лицо посерело.

— Ты, дед, работаешь?

— Сторожу базу. От кого — не знаю. Но, сам понимаешь, по штату положен сторож. Вот и назначили меня. Никто другой не согласился. А мне все к пенсии добавка.

— Послушай, дед Василий, давай-ка ты собирайся. Ко мне. В Оху. У меня жить будешь. Квартира — четырехкомнатная. Всем места хватит. Ни пенсий, ни приработка не надо. Я твой должник за жизнь свою. Будешь мне за отца погибшего, сыновьям — за деда. Домашним консультантом по тайге. А у меня тебе хорошо будет. Все удобства, простор. Поедем!

Старик голову опустил. Молчал.

— Никто тебя не обидит. А захочешь на тайгу глянуть, когда соскучишься, с собой возьму в командировку. Отведешь душу и — обратно в город. Старость в уюте хороша.

— Эко ты уговаривать умеешь. Раньше за тобой не подмечал. Видать, в начальниках наловчился. Да только не по мне город. Сдохну я там скоро. И хоть за жизнь свою не держусь, отойти от нее хочу по-своему. В тайге. На вольном воздушке. Как и положено лесовику. Сам знаешь, в городах я не жил. И дух ихний не переношу. А в тайге — мой дом. Други мои по ней лежат. Усопшие нынче. Их изведывать, помнить надо. Да и к чему в стари жизнь менять? Поздно. Оно знаешь как бывает? Возьмут с лесу птаху голосистую, что с холода помирала. И в клетку посадят. Корму мешками дают. Тепла много. А она — глядишь, и померла. Вот и узнай, чего ей не хватало в городе. Все было, а сгинула. Знать, не кормом и теплом жила. Милей ей было в голоде да в морозе, но в тайге вековать. Свободной и вольной. А ведь она только птица. Я ж человеком в свет пущен! Со своею жизнью. Со своею судьбой, пусть и корявой.

— Дед, но птица разума не имеет! — подошел к нему Ашот.

— Не все — по разуму. Сердце еще имеется. Ему не прикажешь. Само выбирает. Свое. Привычное. С родов знакомое.

— Так ты хоть приди, глянь. Я все для тебя сделаю, как захочешь. У меня парк рядом с домом. Гулять будешь. Воздух чистый.

— Ашот, я хоть и человек, но таежный. Подделок под лес не люблю. Не хочу я в город. И все тут.

— Эх, дед мой! Всегда в геологах именно это ценил. Но теперь больно ты мне делаешь. Не веришь мне и себе. А зря. Не пожалел бы! Поверь. Без сторожа геологи обойдутся. Другого им пришлем. Если запросят. Но ты уже отходил свое. Все тайге отдал. И хватит. А тайга лишь сильное, молодое признает. Старое — губит. Сам понимаешь, ты в ней нуждаешься. Она в тебе — нет! Пора рвать. Уходить пора. Знаниями своими молодым послужить. Чтоб им в тайге легче работалось и жилось. Чтоб твое даром не пропало. Весь опыт свой передашь. Вон при управлении сколько новых курсов

открыли! Слушателям твои советы очень нужны. Этим тайге послужишь. И геологии поможешь. То, что знаешь ты, в учебниках не найдешь. По своей работе с тобой помню это. Поехали. Ведь тут ты зазря живешь.

— Нет. Пусть и не нужен я лесу нынче, да сам без него не могу. В этом ты прав. Раньше бы, может, согласился. Нынче поздно. И не соблазняй.

Ашот подошел к оконцу. Свое вспомнилось. Давнее-давнее. Такое далекое и дорогое. Не было тогда должности, не было квартиры. Не имел жены и детей. Но была молодость. Буйная, как тайга, неуемная, как половодье.

Прислали их, пятерых молодых специалистов, на Сахалин. В геологоразведку. В Оху. Недолго пробыли парни в городе. Уже на третий день отправили в тайгу. Всех вместе. Шестым был проводник Василий. Дедом его в те годы еще никто не звал. Да и не похож он был на старика. Кряжистый, крепкий, выносливый. На своих коротких ногах он ходил так быстро, что геологи едва успевали за ним. За день с набитым рюкзаком по сорок километров глухомани отмахать мог. Ребята после таких переходов с ног валились. А он — хоть бы что. Покуда парни спали, палатку ставил, варил еду, кипятил чай, обувь ребячью над костром сушил. Будил парней на трапезу. А потом загонял их и палатку на душистую хвою, чтобы комары науку вместе с кровью не выпили. А сам подолгу у костра сидел. Раньше всех вставал Василий.

Не скоро втянулись парни в работу, в утомительные переходы. Не скоро привыкли к рюкзакам. Растертые плечи и ноги, обветренные, покусанные комарами и мошкой лица. Огрубевшие руки. Все это изменило ребят. Их пестрые ковбойки выгорели, порвались. Но появилось другое. Не сразу, не вдруг.

Никто уже не решался скисать при Василии. Его насмешливые глаза, язык колючий, едкий не располагали к подобным проявлениям. Случалось, сморщится кто-либо от боли, проводник приметит и скажет:

— Опять клещ в задницу впился? Ничего! Быстрей топай. Чтоб вспотел. Клещ — он зверь таежный, запаха пота не терпит. Интеллигентов сосет. Не понимает, что геологи к ним не относятся. Вот и проучи. Чтоб сам сбежал. И внукам заказал — не зариться на бродяжий зад. Потому как ни жиру, ни крови в нем не сыщешь.

Понемногу втянувшись, теперь и ребята подсаживались к ночному костру. К проводнику поближе. Послушать всяких историй, которых он знал великое множество. Поучиться у Василия кое-чему. О тайге побольше узнать. Ее-то он за свою жизнь познал. Все примечал и видел. Ничто от его вниманья не ускользало. Многое умел проводник. Учил придирчиво. Случалось и поругивал иногда. За оплошки. А потом уговорили ребята проводника. Упросили ещё остаться в их отряде. Охотно согласился Василий. Понравились, видно, ему эти парни. Решил побыть, приглядеться. Приноровить их получше к тайге. Чтоб увереннее в ней работалось, проще жилось. А скоро нужда в нем пройдет — и можно уйти с легким сердцем. Но не тут-то было.

Случилось это зимой. Послали ребята Юрку Терехина за продуктами в деревеньку. Километров за двадцать. На лыжах. Расстояние небольшое. Любому по силам. Рюкзаком, деньгами снабдили. Напутствовали, чтоб побольше папирос взял. И побежал Терехин, радуясь, что отдохнет хоть сегодня от работы. А отряд за дело взялся. Никто на время не смотрел. Не замечал, сколько его прошло. Лишь Василий беспокойно озирался. На макушки деревьев, на небо посеревшее поглядывал. Сам мрачнел. А потом напомнил:

— Вроде и вернуться ему давно пора. Да, видно, пурга мешает.

— Какая пурга, Василий?

— Тут в тайге, среди деревьев, она не больно приметна. Зато на открытом месте теперь тяжело.

— Да нету пурги! — не верили ребята.

— А вы послушайте, как деревья вверху гудят. Головами друг об друга колотятся. Знать, вьюга не на шутку разыгралась. В такую — порожним идти тяжело. Груженым — и вовсе невмоготу.

— Ну, Юрка, если что, в деревне останется.

— Он, наверное, девчонку какую-нибудь приглядел. Вот и застрял у нее, — смеялись ребята.

— Подружка у него теперь, видать, одна. От ней не отвяжешься. И уйти нелегко. Выручать надо. Чтоб не обвенчала на себе, — нахохлился Василий.

— Брось ты! В деревне он.

— Схожу проверю, — надел лыжи проводник и ушел.

Но даже тогда никто не насторожился. Уже темнело. А ни проводник, ни Юрка не возвращались. Не тронутые бедой, парни верили, что те сейчас в деревне. В тепле. И ничто им не грозит. Решили спать ложиться. Как вдруг крик за будкой услышали. Открыли дверь.

Старик Василий звал:

— Чего сидите, окаянные?! Подмогните!

Юрку внесли в будку. Никто не понимал, что с

ним. Белый-белый. Холодный как лед. Он лежал с закрытыми глазами.

— Чего вылупились? Раздевайте его скорей. Помрет иначе, — заорал Василий, снимавший с Юрки сапоги.

— Да что с ним? — спросил тогда Ашот.

— Занесло его. Замерзал. Из сугроба я его выволок. Неси снегу! Оттирать будем. А ты рюкзак за будкой возьми! — командовал Василий.

Всю ночь проводник приводил Юрку в себя. Оттирал снегом, шерстяным шарфом, спиртом. Массаж делал жесткий. Лишь к утру Юрка очухался. На ребят виноватыми глазами смотрел. Хотел сказать им что-то. А Василий ему тут же в рот спирт, разведенный горячим чаем, влил.

— Пей, снегурушка. Кишки отогревай. Коль рот открывать научился — будешь жить!

Ноги Юрки проводник шарфами обмотал. Чаем с малиной оттаивал, которую на всякий случай по осени набирал и варил варенье — под дружный смех геологов.

Теперь они не смеялись. Испуганные, растерявшиеся, они смотрели в рот Василия. Приказаний ждали. Исполняли все мигом. Через его плечо на Юрку смотрели. Хоть бы обошлось. Выжил бы!

А ведь сами послали. Кто ж знал? Себя и кляли. Втихомолку. Страх за Юрку, за его жизнь, дыхание беды, едва не случившейся, перевернули в этот день многое. И дорог стал Юрка всему отряду. Дорог тем, что выжил. А Василий… Все понимали ребята, но почему-то тогда он в сравнении с

Юркой на второй план отошел. Ведь погибал Терехин. Его могли потерять. А проводник всегда рядом. Стоит только руку протянуть. А со временем все забыли о случившемся. Словно и не было ничего. Василий уже собирался из отряда уходить. Дескать, и без него теперь обойдутся. Но…

Весна уже наступила. Возвращался в потемках Ашот с пикета. Один. До будки осталось километра полтора. И вдруг… Ведь хотел переступить корягу. Да, видно, каблуком за сук задел. Она и повернулась. Резко. Упал. Коленом на что-то острое. Перед глазами искры замельтешили. Не понял отчего. А встать не смог. Полз, покуда голоса не услышал. Его уже искали. Василий хватился. В будку Ашота притащили. Оглядел Василий его ногу, промыл. А потом дернул изо всех сил. Да так, что сознание у Ашота помутилось. А через минуту боль отпустила.

— Легко отделался. Вывих получил. Я большего боялся. А царапины заживут, — улыбался проводник. И снова оказался прав. Легкие ушибы быстро забываются. Так случилось и в этот раз. Привыкшие к тайге парни осмелели. И перестали слушать советы проводника. Считая себя не менее опытными таежниками.

Сколько раз заставлял Василий геологов не пренебрегать брезентовками, надевать в любую погоду и не выходить без них в тайгу. Ребята слушались не всегда. Летом, по теплу, да и весной, когда солнце тайгу греет, не то что в брезентовой штормовке — в рубашке жарко. Да и работать в ней тяжело. Пот глаза заливает. Даже майку к вечеру — хоть выжимай. А Василий бранился. Чудак! Придраться больше не к чему…

За ослушание поплатился Ашот. Не сразу почувствовал он озноб. Не вмиг. Но к вечеру тайга перед глазами закружилась, пеленой подернулась. А потом в единое месиво переплелась. Жара охватила. В руках и ногах силы не стало. Едва до будки добрался.

— Переработал. А может, консервами отравился?

— Отвык от солнца. Удар получил.

— Да нет. Простыл наверное, — слышал он голоса, но не мог определить, кто говорил.

— Ладно, грамотеи. В своем вы, может, и сильны. А тут дайте мне глянуть, — отодвинул их Василий.

Лишь через неделю, побледневший, исхудалый, Ашот встал на ноги. Оказалось, что таежный клещ чуть не убил его. Впился в голову Слюну ядовитую пустил. Ашот и не почувствовал. А клещ пил кровь. Раздулся. Его Василий быстро обнаружил. Кожа на голове вокруг укуса посинела. Потом и чернеть стала.

Всю неделю отварами проводник отпаивал Ашота. Вместо воды березовый сок давал. Живицей слюну ядовитую из головы Ашота вытягивал. И выходил. Снова помог. Молча.

Парни все поняли. Теперь им о штормовках напоминать не приходилось.

И уж казалось всем, что испытала их тайга всеми силами своими. Нет других тайн. Все познали. Иссякли у леса силы и средства. Устал он бороться с ребятами. Все пройдено и узнано. Но тайга никогда не наказывала одинаково. Ее арсенал был куда изощреннее даже самых фантастических предположений. И вскоре опять сумела показать себя

геологам. Снова избрав своею жертвой его, Ашота.

Не любил Василий смотреть, как ребята раскидывают муравейники. Они, видите ли, портят вид профиля. Торчат чириями на пути. Не эстетично как-то.

— Да погодите вы муравейники губить. Они и без вас свой дом в другое место перенесут. Дайте время. Коль дерево срубили, под каким они жили, дайте срок другое облюбовать. Они не будут жить на открытом месте. Им от дождей и ветров, от снега и мороза тоже защита нужна. Не торопите их. Они сами спешить будут. А мешать станете — себе беду наживете. Они в эту нору яички откладывают. Не лишайте их крова.

Но не слушали Василия геологи. И — чуть где станет на пути муравейник — оглянутся ребята, нет ли поблизости проводника, и раскидают мурашиный дом во все стороны, подальше с профиля. Чтоб Василий и не догадался, а сами муравьи обратного пути не смогли бы сыскать.

Погода в те дни стояла отменная. И геологи по вечерам, возвращаясь с работы, уже не лезли в будку. Поев, по тайге разбредались. Сон в лесу — одно удовольствие.

Однажды, засидевшись у костра до ночи с проводником, решил выспаться в тайге и Ашот. Выволок из будки спальный мешок, огляделся. И пошел к деревьям, где погуще. Где храп ребят не слышен. Забрался в глушь. Кинул мешок на траву. Лег. Уснул вмиг. Не помнит, сколько времени прошло. Проснулся от щекотки. Открыл глаза. Темно. Но что это? Отчего глаза режет и ничего не видно? Все тело болит. Вспухло и саднит. Хотел идти к будке, но — где она? Ослеп. Закричал. Разбудил ребят. Те удивленно смотрели на Ашота. Лицо, руки, ноги — красные. Белки глаз и те покраснели. Привели Ашота в будку. К Василию. Тот не поленился, сходил туда, где парень спал. И, указав геологам на муравейник, рассмеялся:

— Вот кто его допек. За беды свои. Но ничего, эта беда — лишь в пользу. Ревматизма знать не будет Ашот. Наперед вылечили, не желая того. А глаза отойдут. К утру.

И, отварив кору дуба, велел проводник Ашоту помыться отваром. К утру словно и не было ничего. Лишь глаза побаливали еще дня два.

Но потом случилось Ашоту уснуть на цветах борца[3 - Ядовитое растение, распространенное в сахалинской тайге.]. А утром, чуть живого, опять отхаживал его Василий. И, указывая на синие, безобидные на вид цветы эти, предостерегал как от заразы, убийцы. Говорил, что борец не только человека — медведя погубить может.

Теперь уж не вспомнить и не подсчитать, сколько раз каждому из них в свое время помог проводник. Лечил и спасал. Ничего взамен не требуя.

Давно состарился отряд. Давно не виделась пятерка. По тайге, по разным базам и отрядам разобрали геологов. Где теперь, на каких профилях и пикетах они? Но все живы. Все.

— Не обижайся, Ашот! Не обессудь. Не хотел тебе делать больно, — встал за спиною геолога дед Василий и, шмыгнув носом, добавил: — А на добром слове спасибо. От первого услышал. Теперь знаю, что не был я помехою вам тогда. И в памяти ты про меня худого не держал.

Занимался рассвет. Ашот прислушался. Кто-то торопливо шел к землянке Василия.

Терехин вошел сконфуженно. Поздравил старика с наступившим Новым годом. Опасливо на Ашота покосился. Понял, что попал во время серьезного разговора. Но, зная характер Ашота, решил остаться. Уж лучше пусть здесь все скажет. Сразу.

— Скотиной ты стал! Сволочь и негодяй! Я так и знал, что такие, как ты, Терехин, на мелочи… Небольшую должность дали, а ты и показал нутро. Все подтвердил, что я предполагал! И на ком?

— На что ругаешься? — подошел старик к Ашоту.

Но тот внезапно попросил:

— Оставь нас одних ненадолго.

Василий молча вышел. Терехин присел к столу. Курил.

— Ты Василия и то забыл. Живет дед по-собачьи. Фланелевое одеяло на зиму выдал. Дырка на дырке. Им мешки, наверное, на складе укрывали. А ты ему… У тебя в коридоре на полу более приличное валяется. Ноги об него вытирают. А старику пожалел, мерзавец! Жизнью своею не меньше моего ему обязан! Иль забыл? Без простыни спит дед. Без подушки. Под голову шапку кладет. Зато начальник базы… С-сука! — подошел Ашот вплотную к Терехину.

Тот вжался в стену спиной.

— Тебе он свои сухари отдавал. Помнишь? На Кыдыланье. Ты, дохляк, сдох бы там, если б не он! За помощь хорошо благодаришь. Иль память высрал? Так я тебе ее вставлю на место! — Хлесткая пощечина обожгла лицо Терехина. Он открыл было рот, но Ашот опередил: — Молчи! Заранее знаю, что скажешь. Но помни! Мы не просто начальник и подчиненный. Кое-что еще связывает. Помимо работы. Это с них, со своих, ты спрашивай как хочешь. У меня ты ответ особый держать будешь. У тебя праздничек! Полна землянка жратвы! Наверно, всю ночь повара из столовой ведрами таскали. А тут сухой корки нет! А все ты! Ты, гад! Зажрался! За своим брюхом никого не видишь. Знаешь, старик сам никогда не просил ничего и не придет к тебе. Тебе-то удобно. Меньше мороки и забот! К тому ж и забыть легче. Коль память у тебя как заячий хвост, так помни: никуда я тебя не возьму. Даже рядовым геологом в отдел. И на площади, близкие к городу, не надейся. В пекло загоню. В такое, что взвоешь. Как ты со стариком, так и я с тобой обойдусь. Но глаз с тебя не спущу! Помни это!

— Да уж запомню. Вовек не забуду. И пощечину эту сторицей тебе верну. Да так, что до смерти помнить будешь. Я людьми не дорожу?! На профиле не бываю! Так знай, что я на базе за весь год всего три дня был. Включая и сегодняшний день. По табелям можешь проверить. Кстати, именно потому не был я у деда Василия. Некогда стало. Не до сантиментов. А насчет людей, так знай, что не могу я одновременно во всех отрядах бывать. Физически не успею. Потому за каждым не уследил. Грозишь мне тем, что отправишь к черту на кулички! Так я этого не боюсь. Отбоялся всего. Да и пугалка из тебя… Не один свет в окне. Повыше тебя начальники есть. И на тебя управа имеется. Сам-то из тайги не с добра ушел. Тоже мне, безгрешный. Зажрался в управлении! Разучился по-человечьи говорить.

— С тобой, что ли?! Так на каком языке? Не первый раз предупреждаю!

— Себя предупреди вначале! Ты своих детей в городе растил! А моя… Ведь мы с Нинкой оба на профиле. А дочь! Ты меня спросил, где Аленка в это время живет? Дед Вася — мужик. А она? Может, самостоятельно сумеет жить? Это тебя интересует или нет? — кипел Терехин.

Ашот молчал. Багровое лицо вспотело. «Неловко получилось, — подумал, — спрашивал не о том. Нашумел, накричал, руки в ход пустил. А Юрка словами влепил. Да как… А ведь прав…»

— А где же и впрямь дочь живет?

— У чужих, у геологов. По разным землянкам. Сегодня — у одних, завтра — у других! Приезжаем с профиля, не знаем, где искать.

— Да, надо что-то придумать, — пролегли морщины на лбу у Ашота.

— Спасибо. Теперь не надо. Заботы твои у меня поперек горла. Сам обойдусь. Пусть тебя не касается. — Терехин шагнул к выходу.

— Что ж… Обходись. Но работу на профиле проверю. Во всех отрядах.

— Это твое дело. Смотри. Только транспорта для тебя у меня нет. Сам обходись, — усмехнулся начальник базы.

— Хрен с тобой. Не впервой мне. Возьму с собой старика. На базе все равно без дела сидит. А мне нужен будет.

— Бери, — толкнул дверь Терехин и вышел.

Дед Василий вначале ушам не поверил: Ашот

на профиль зовет! И обрадованно засуетился. Собираться стал. Ведь вот помнит. И теперь он, дед, не совсем лишний среди геологов. Еще пригодился. И не кому-нибудь, самому Ашоту. А уж он — геолог из геологов! В начальники дурака не возьмут.

Утром следующего дня, чуть свет, они покинули базу и, поскрипывая лыжами, скрылись в тайге.




Глава 4. Встречи таежные


Геологи уже вернулись с базы на профиль. Кое-кто из них знал о приезде Ашота. Но, услышав, что его вездеход сломался, решили, что не сунется в тайгу главный геолог. Ведь времени у того всегда в обрез. А потому никто не ждал его у себя. Да и Терехин, не зная, куда направится Ашот, никого не предупредил.

А тайга уже гудела от взрывов. Где-то далеко от базы падали под топорами топографов не успевшие проснуться деревья. Голоса радистов, сейсмиков, короткие команды будоражили лес.

Вились дымки над будками: там повара взялись за дело. Каждый жил своими заботами.

Нина Терехина, потирая озябшие руки, готовила очередной взрыв. Рабочие отряда уже заложили в яму аммонит. Сейчас она подключит «косу». И… Снова взрыв. Женщина оглядела тайгу. Погода тихая, морозная. Каждое дыхание далеко слышно. Каждый шорох треском раздается. Надо поторопиться. Хороший денек подарил наступивший год. Но от чего на душе тяжело? Вероятно, насторожило настроение мужа. Ох и злой он был вчера. Ну да неприятностей всегда хватает. Было бы что серьезное — сказал.

Надо дать сигнальное предупреждение по «косе». Сейчас голос рожка будет далеко слышен.

Рабочие уже ушли подальше от шурфа. Спрятались. Повариха закрыла дверь будки. Нина дала сигнал. Тут же связалась по рации с начальником сейсмостанции.

— Готовы к приему взрыва?

— По «косе» помехи. Дай еще сигнал!

— Кого там черт носит? — злился взрывник. И снова взялся за рожок.

— Ну что? Принимай! — кричал сейсмикам.

— Не могу! Идут помехи! Проверьте «косу».

— Эй, Олег! Сбегай на «косу»! Глянь, кого черти носят! Ружье возьми! Вдруг опять зверье Акимычево объявилось! Стреляй без предупреждения, — просит Нина.

Помощник взрывника молча надел лыжи, закинул карабин за плечо. И, зло рванув с места, ушел по «косе».

…Ашот с дедом Василием слышали сигнал рожка. И первый, и второй. Но свернуть с «косы» было некуда. С одной стороны — обрыв в ущелье. С другой болото, которое и зимой не замерзало. Назад повернуть — обидно. Лечь и переждать? Но где эти шурфы? Откуда ждать взрывов?

— Попались, что кур во щи, — помрачнел дед.

— Давай поторопимся, сейсмики должны быть неподалеку, — сказал Ашот.

— В стороне они остались. Вон там. Мы к взрывникам идем. Видишь «косу?» Лечь надо. Здесь. Ожидать, — предложил старик.

— А если взрыв рядом? Пошли!

— Какого дьявола ходите тут?! Кто разрешил? Оглохли, что ль? А ну, марш с «косы»! — услышали они голос рядом. И Олег, выйдя навстречу, не видя лиц, кричал: — Носит тут всяких! Чего сюда явились? Иль жить надоело?

— Разуй глаза! Олух! На кого пасть открыл? Это ж главный геолог управления, — важно выпятил губу дед Василий, решивший хоть раз проучить геологов, забывших о старике. Ведь вот сам Ашот не побрезговал им, с собой взял.

Но Олег и глазом не моргнул:

— По мне — так хоть сам начальник! Тем хуже: главный геолог не знает, что по «косе» нельзя ходить после сигнала! Прется, как баран. И ты, старый хрен, не новичок. Понимать должен. Идите с «косы»!

— Что? — опешил Ашот.

— Валяйте, говорю, отсюда! Вон туда! — указал Олег в сторону.

— Уж пойти мы сами знаем куда. Живо показывай будку! Тоже мне! Я тебе покажу, с-сукин сын! А ну вперед! В будку! У Терехиной работаешь? Так вот смотри, чтоб завтра на базе не оказался! — подался вперед Ашот.

— Давай тише! Не больно командуй! Тут профиль! Сам, что ль, за меня в отряде останешься? Да я плевал! Шастают здесь всякие. А их спасай! Вместо благодарности еще и грозит, — ворчал Олег, направляясь к будке. И, оглянувшись, поторопил: — Живей! Ждать некогда!

Скоро вышли к будке.

— Давай! Теперь чисто! Эти два гуся по «косе» гуляли! — указал Олег на пришедших и взялся за рожок.

Нина, заметив Ашота, смутилась. Но, стараясь это скрыть, отвернулась, взялась за трубку рации. Теперь порядок. И, кивнув Ашоту и старику на будку, подождала, пока те войдут.

Взрыв, разорвав тишину, долго гулял по тайге. Нина ждала. Ей не хотелось входить в будку, видеть Ашота. И медлила. Уже сказали сейсмики, что взрыв сработал хорошо. Дал четкие показатели. Можно бы и отдохнуть. Но там он… И ноги, будто чужие, не слушаются. Но встречи не избежать. Да и нельзя. Ребята заметят. Что подумают? Надо идти. И женщина рывком открыла дверь в будку.

Ашот уже сидел у стола. Ее журнал проверял. Что ищет? Глаза злые. Нахмурился. А старик к печке прилип: чай пьет, греется. Завидев Нину, Ашот привстал:

— Помешали мы тебе? Верно, правду говорят: незваный гость, как внезапная болезнь.

— Не ждали, это верно. Ну, а насчет помехи зря, — смутилась Нина.

— Как же! Тут нас один из твоих знаешь как облаял. На «косе». Стыдно повторить, — рассмеялся старик.

— Олег?

— Не знаю, как его зовут. Но грубиян редкий, — подтвердил Ашот.

— Ничего не поделаешь, в тайге от хороших манер все отвыкаем. Не до них, — покраснела Нина.

— Не обращайте вы на него внимания, Олег не только с вами такой. Со всеми! Житья никому от него нет. Язва — не человек. Ни с кем ужиться не может, — пожаловалась повариха.

— Ладно. Какое нам дело до его характера? Дело свое он знает. Работает здорово. Да и неизвестно, кто кому из нас помеха. Мы ему или он нам. Не до выбора. Да и заменить некем, коль уйти захочет. Нечего хаять его, — оборвала повариху Нина.

Та замолчала. Губы подобрала в обидчивый комок.

— Как работается тебе? — глянул Ашот на Нину.

— Глянь, какой улов! — Распахнулась дверь в будку, весь в снегу и в хвое, ввалился Олег.

— Куда ты! Отряхнись. Не в берлогу прешься. Люди тут живут, ирод! — загородила ему дорогу повариха.

Олег снял шапку, сбил с нее снег. И, не обращая внимания на повариху, прошел к столу.

— Во! — показал он двух белок, енота и горностая, болтавшихся на ремне.

— Это как же ты их успел? — удивился Ашот.

— При чем здесь я? Взрывом их оглушило. Вот и вся охота! Подобрал около шурфа. Голыми руками, — хохотал парень.

— Да спрячь ты свои трофеи! Увидит Акимыч, беды не оберешься, — отмахнулась Нина.

— Бить вас некому, — нахмурился дед Василий. И, зло отодвинув стакан с чаем, закурил. Недовольно косился на Олега.

— А за что нас бить? Скажи спасибо, что сами целы. Подумаешь, зверюги пострадали! На то и плодит их тайга, чтоб хоть какую-то пользу человеку давали!

— Ну, нашел и радуйся — только молча! — оборвала его Нина.

— Сколько тебе сегодня еще взрывов нужно сделать? — нарушил наступившую паузу Ашот.

— Два. Одиночные.

— Где?

— Неподалеку. Вот здесь, — указала она на карту.

— Перед взрывом проверяешь места?

— А то как же? Аммонит не по воздуху в шурфы попадает. На наших плечах.

— Это мне известно. Да только жалобы на твой отряд есть.

— От Акимыча?

— Не только, — посуровел Ашот.

— Кто ж еще недоволен? — удивилась Нина.

— Свои ребята. И топографы, и сейсмики.

— Не верю!

— Почему? Вот топографы говорят, что взрывы вы у них чуть не на пятках проводите. Не даете будку перевезти. Торопитесь. А сейсмики — свое. «Косу» не проверяете! Это почему? Зачем такая спешка?

— А это потому, что мы на профиль не гулять — работать ездим. И время бережем. Каждый взрыв — деньги. Отдыхать некогда. За это не платят нам. И так погода не балует. Потому, как погожий день выдается, наверстываем. Пусть и другие не отстают. Топографы в любую погоду работать могут. А мы — в безветрие. Им ли обижаться? Пусть шевелятся побыстрее, — вмешался Олег.

Ашот слушал молча. Он знал, что в чем-то прав этот парень. Но в то же время его бесили тон, наглость, цинизм.

— Ладно. Пойдем проверим, как подготовились к взрыву, — глянул Ашот на Нину и вышел из будки. Женщина шла следом. Еле успевала.

— Чуть тише, — попросила она Ашота. Тот замедлил шаг и подождал. Они пошли рядом.

— Устала?

— Нет.

— Я вообще спрашиваю. Измоталась на профиле?

— Привыкла уже.

— Поругался я с твоим. На базе. Говорил?

— Нет. Сама поняла. Да только зря. Не за что его.

— Не за что? Вот и он так! Тоже — не за что!

— Не надо, Ашот! Все прошло. Забыть пора бы! Ведь я все понимаю…

— Не могу! Не могу забыть. И простить не могу! — повернулся он к ней.

— Он ни при чем!

— Я знаю, кто виноват! Знаю! — Ашот пошел быстрее.

— Погоди! Здесь взрывать буду! Вот!

Ашот, тяжело дыша, вернулся. Трудно в себя приходил. Внимательно оглядывал место вокруг. Осмотрел готовый шурф. Прикинул все. И расстояние от «косы» до будки, до сейсмостанции. Глянул на ровную линию профиля. Вроде все в порядке. Место взрыва уже обнесено флажками.

— Ну что ж, давай работай. Только без грязи, без жалоб. И еще. Прежде чем взрывать, пару выстрелов из карабина сделай. Это для лесника. Спугни его зверюг. Чтоб сбежать успели. Глядишь, меньше кляуз будет. Тебе же проще. Хоть и не предусмотрено, а надо. Не трудно же! Минут за двадцать до взрыва. И «косу» проверяй. Для верности. На сейсмиков не полагайся. Ты обязана тоже за этим следить. Да и спокойнее будет. Сама не успеваешь — пусть рабочие сходят. Поняла?

— Я-то поняла. Да не всегда на это время есть. Да и люди устают. Сам знаешь. Натаскаются за день ящиков с аммонитом, к вечеру не до проверок. Еле ноги до будки доносят.

— Ничего. Ты ведь не из жалостливых. Этим никогда не отличалась. И на своем настоять умела. Иль годы изменили?

— Ашот, я прошу тебя, давай забудем, какой я была…

— Пробовал. Ни черта не получается. Ну да что толку! Ладно. Пошли назад.

— Ну что, получила ценные указания? — ухмыльнулся Олег, завидев возвращавшихся Ашота и Нину.

— Давай аммонит к шурфу, — буркнула та и вошла в будку.

Ашот задержался. Подошел к Олегу.

— Пойдем-ка поговорим, — предложил неожиданно.

— Говорите.

— Давно в отряде работаешь?

— Это вам Терехина скажет.

— Я у тебя спрашиваю. Или только хамить умеешь?

— Год. Что еще интересует?

— Кто тебя направил?

— Сюда, что ли? После армии, как только курсы закончил. Как и все. Или не знаете?

— Отчего же? Знаю. А теперь послушай! Язык свой будешь распускать дома с друзьями! Если они у тебя имеются. Здесь же, на профиле, придержи его! Предел знай. Не один работаешь. Прежде чем сказать или спросить что-то, думай. Если сам не сможешь — заставлю.

— Как начальник?

— Как мужик мужика! Понял?

— Понял. Как не понять?

— Ну а коль понятливый такой, знай еще одно: если от тебя в присутствии женщин или старших непристойность услышу, пеняй на себя!

— А что сделаешь? — усмехнулся Олег.

— Язык в обратную сторону вставлю. А теперь живо иди работать, — прикрикнул Ашот, посуровев.

Олег, удивленный такой переменой тона, молча послушался.

Нина облегченно вздохнула, увидев, что Ашот и старик уходят. Можно будет все забыть и снова спокойно приняться за работу. Она хотела спросить, сколько дней они пробудут на профиле, но не успела. Главный геолог и проводник ушли, не попрощавшись.

В этот день Ашот побывал у топографов. В четырех отрядах. Говорил с каждым. Зашел и на сейсмостанцию. Там до вечера пробыл. Посмотрел на прокладку «косы». Проследил, как принимают взрывы от отрядов взрывников. Говорил с проявительницами, с начальниками и техниками сейсмостанции. Заходил в будки к рабочим. Все замечал. Запоминал. А когда стемнело, пришел к радисту на сейсмостанцию. Слушал.

Голос профиля… Сегодня был нелегкий день. У всех. Топографы просили у базы топоры. Про запас. О чем думали раньше! Почему сами не получили на складе? Теперь торопят. Требуют. А эти? Тоже топографы. Что у них? Три километра за день сделали! Очень неплохо. И ничего не просят. Молодцы. Хорошо собрались. Взрывники взволнованы. У них сегодня хороший день. Вон как сводку

чеканят! Скупо. Но какие данные! А это — Старовойтов. Трактор просит прислать. Уже отработал площадь. Пора менять место. Дальше продвигаться. Надо будку перевозить. Ценный мужик! Вот таких бы побольше. А это? Она… Кольнуло в груди. Ашот постарался не подать вида. И слушал молча. Тоже порядок. Еще на день работы. «Значит, переезжать будет сразу после Старовойтова. Хорошо управилась», — подумал Ашот.

Умолкли рации. Кончился день. Засыпала растревоженная тайга. Еще часа два — и заснут геологи. В будках и в палатках. В спальных мешках они забудут о прошедшем дне. Завтра все повторится снова.

— А где вы будете ночевать? — опросил радист Ашота.

— У нас, конечно. На станции. И тепло, и уютно, — ответил за Ашота начальник сейсмостанции.

— Я не один. Самому и в спальном мешке хорошо. Но старику тепло нужно. Найдете ему место?

— Да, трудный вопрос, — мялись сейсмики.

— Одному куда ни шло. Но второго… ума не приложу, куда девать.

— Ладно. Не надо. Пойдем к взрывникам. У них я видел пустую палатку. Там и заночуем.

— Так пусть дед туда идет. А вы с нами. Ведь он не заблудится, — предложил радист.

— Нет. У нас с ним все пополам. Давно. Да и опаздывать нельзя. Пока не заснули, надо успеть.

— Жаль. А то «пульку» расчертили бы! Вчетвером в преферанс — здорово! — не отступал радист.

— Потом когда-нибудь.

— А жаль, — вздохнул начальник сейсмостанции и, провожая Ашота, извинился: — Ты не обижайся. Мужики спят. Некого даже подвинуть. Но ты ж еще наведаешься к нам?

— Там видно будет.

Никто из отряда Терехиной, да и сама Нина, не ждали Ашота. Все были уверены, что больше он к ним не покажется.

— Ну, жизни не стало на профиле, — буркнул Олег и, бросив ложку, вышел из будки.

Нина от неожиданности поперхнулась. Рабочие отряда нахмурились:

— Пожрать спокойно не дадут.

— Какого черта по ночам людей тревожат?

И только повариха засияла обрадованно. Не придется остатки ужина выбрасывать.

— Проходите. Ближе к теплу. Раздевайтесь. Не к чужим пришли все ж, — пробасил с нар радист.

— Накорми. Да чаю покрепче дай, — сказала Терехина поварихе.

— И то верно, а то жрать охота так, что даже переночевать негде, — поддакнул дед Василий.

— Ох, ну так бы и говорили. А то я подумал, что на ночь глядя стружку с нас снимать решили, — повеселел рабочий и, высунув голову из будки, крикнул: — Олежка, начальство не тебя, а из тарелки клевать будет. С ночевкой пришли. Так что возвращайся, когда управишься.

И тут же в дверь Олег ввалился:

— В дурака срежемся?

— На что? На тебе сама тайга клеймо это поставила. Во весь лоб, — съязвил старик.

— Гляди-ко, дед наш при начальстве хвост распустил. А чем докажешь, что я дурней тебя или других? — вызверился Олег на деда.

— Языком ты своим доказал.

— Э-э, старик, так мой язык плохо говорит, когда голодный я бываю. А вот на сытую ты меня не слушал.

Ашот ел, оглядывая каждого. Дед Василий уже чаем грелся. Блаженствовал. Олег около печурки примостился — валенок подшивал. Нина журнал заполняла. Радист на верхней полке книгу читал. Двое рабочих говорили о чем-то своем вполголоса. Повариха к роднику по воду ушла.

— У кого сегодня побывали? — внезапно повернулась Нина к Ашоту.

— Этот профиль весь обошел.

— Ну и как?

— Что как? Посмотрел. Свое вспомнил.

— Ругать будешь всех потом? — усмехнулась Терехина.

— И этого не миновать. А ты как думаешь? Побывал я у топографов. Неплохо работают ребята. Чисто. Профиль проверил. Замечаний не было. А вот в будке! Ну куда же годится? Даже утеплить не смогли. Сухой штукатуркой не оббили. Ветер во все щели. Холод собачий. Сколько ни топи — одежда и обувь за неделю не просохнут. А ведь отправляем всем. Для профиля. Только вместо топографической будки камералку на базе утеплили.

— В ней женщины работают. Тоже люди. И простывают…

— Ты мне брось! Камералку досками обшить можно было снаружи. Они на базе имеются. А вот штукатурка — для профиля. И делать, утеплять эти будки нужно было тогда, когда они на базе были!

— Ничего, побольше топить будут. У нас вон тоже будка без штукатурки, а на холод не жалуемся, — не уступала Нина.

— А и чем гордиться? Тебе на верхней полке тепло. А ты внизу попробуй выспись. К утру зад от досок не оторвешь, — вмешался Олег.

— Не на досках голых спишь. Как же в снегу, в спальном мешке ночевали? И ничего! — перебил его рабочий.

— Нужды в том не вижу. Времена меняются! Хватит смотреть на нас как на героев, пора — как на людей. А то этот героизм потом боком выходит! — кричал Олег.

— На всех этой штукатурки все равно не хватит, — вздохнула Нина.

— Послушай, я видел, что ни одна из будок на профиле не утеплена. Люди болеют. Уходят с профиля, из геологии вообще, а мы говорим о нехватке сухой штукатурки, которая и стоит копейки. Ну ладно это! А вкладыши в спальные мешки? Их почему не хватает? Сотнями высылаем. На все базы. Но почему их нет на профиле? Нет самого элементарного — полотенец. Спецовки — смотреть страшно. А ты… Впрочем, что тут. Если мы недоглядели, так почему молчал Терехин?

— Что там вкладыши? Без них можно прожить. А вот со спецовкой действительно плохо, — поднял голову Олег.

— Не со спецовкой плохо. А с нормами ее износа. Как будто это не спецовка, а вечернее платье, которого, кстати, у меня никогда не было. Кто же при нашей работе сможет телогрейку три года проносить или сапоги — два года? Брезентовые рукавицы — пара на месяц, — ворчала Нина.

— Они к концу недели ни на что не годятся. Одни клочья от них остаются. Вот и работай голыми руками. На морозе в минус сорок. Ящики с аммонитом все ж не нитками прошиты — пробиты гвоздями. И между прочим, ящики эти нам вскрывать приходится, — злился второй рабочий.

— А куртки брезентовые, смех сказать, на пять лет выдают. Будто мы по воздуху летаем в них. И кто эти нормы износа придумал? Вот сунуть бы его на профиль годочка на три с этой экипировкой, так он, пожалуй, голышом из тайги на вторую зиму выскочит. Может, тогда бы понял, почем фунт лиха и чем наши заработки пахнут. Привыкли укорять нас большими деньгами. Так чего же ни один из завистников к нам не пожалует? Мы б его приняли. За милую душу, — зло косился Олег.

— Знаю об этом. Сам вместо робы не одну свою шкуру в тайге оставил. Не я эти нормы установил. Писали мы по этому поводу, да только толку пока нет.

— Надо придумать что-то. Ведь Сахалин — не Сибирь и уж, конечно, не Подмосковье. А нормы на всех одинаковы. Разве так положено? — напирал Олег.

— Что нормы? Их в один день не изменишь. А вот со мною совсем смешно получается. Принят радистом в отряд. А меня заставляют и ящики с аммонитом носить. Разгружать сани, тракторные тележки. А доплачивать мне за эту работу никто не соглашается. А я что, обязан? Задарма нынче чирей на заднице не вскочит. Отказался несколько раз — скандал мне гаврики закатили! А Терехин так и сказал: «Интеллигентов на профиле не держим». А я что, я не отказываюсь. Но пусть платят. От даровой работы кони дохнут, — возмущался радист.

— Так. Понятно. Слушай, Терехина, если используете человека на работах, не связанных с его обязанностями, ставьте его дополнительные часы в табеле. А прогрессивку и премию в связи с этим и на него распределяйте. Согласно отработанному. И чтоб я подобных жалоб больше не слышал от людей. Под контролем буду держать! Кстати, хорошо, что сказал. Проверю, как в других отрядах с этим дело обстоит, — пообещал Ашот.

— Мы все тут не паиньки. И далеко не всегда приходится делать лишь то, что положено. Ни я, ни Олег не обязаны таскать аммонит на шурфы, быть за грузчиков. Однако делаем и молчим. Двое рабочих не могут с этим управиться сами. Мы все заинтересованы в проведении взрывов. Что ж, и нам доплачивать, и Шамшале — трактористу?

— И вам, и ему! Ты это и сама знаешь. Экономия на людях в этом случае дурно пахнет. А все потому, что именно на ней кто-то моральный багаж себе создает. Да только знай — средства не те! От вас не героизма требуют, не жертв, они никому не нужны. А работы! С полной отдачей, но не за счет недоплат, — оборвал Ашот начальника отряда.

— Вот и я так говорил. А ведь прав был! — повернулся Олег к Нине.

— На копейках экономим, что и говорить. Пойдешь на базе продукты для отряда получать, так всю шею пропилят. Это не бери, это не надо! А кладовщик тоже хорош, яичный порошок не дает, пока компотов не возьмешь. А люди ругаются — компоты эти дорогие. Да и зачем они нам, консервированные, когда в тайге полно ягод. Самим бесплатно набрать можно. Вот и вертись меж двух огней. Не возьми я компотов — кладовщик вопит. Не отпускает того, что нам нужно. Возьми — свои вместе с компотом проглотить норовят, — жаловалась повариха.

— Так те компоты не копейки стоят. Раскинут на каждого за харчи, вот тебе и выкладывай — по три червонца за удовольствие черешню или вишню попробовать. А на кой хрен они мне сдались? Жил я без них. Зачем теперь? Мне, как и всем, деньги с неба не сыплются. За эти три червонца так вкалывать приходится, что пена клочьями летит. Зачем на склад барахло привозят? Нас спросили — нужны ли компоты или эти еще, сухофрукты? Тоже мешками навязывают. Заботу проявляют. Просим рис — дают манку. А кто ее жрать будет? От нее не только не наработаешь — срать нечем станет! — кричал Олег. — А мой желудок — не мусоропровод!

— Зато Терехину попробуй заикнись! Тут же высмеивает. Мол, а что, я за вас все это жрать обязан? — поддержал радист.

— А по мне, так что сварят, за то и спасибо скажу. На всякий вкус не угодишь. Кому манка, а кому — макароны. Я их, к примеру, терпеть не могу, — подал голос рабочий.

В будке грохнул такой смех, что мужик враз сник. Голову в плечи вобрал.

— А что тут смешного? — не понял Ашот.

— Расскажи ты, Нин!

— Да ну вас, — отмахнулась она.

Мужик спешно за дверь шмыгнул. Повариха отвернулась. Рот кулаком затыкала: пыталась смех удержать.

— Да недавно у нас это случилось. Повариха приболела. Ну, мы ее на базу отправили. А сами решили по очереди готовить. Чтоб не обидно было всем. Ну, пришел и его черед. Мы ушли шурфы заряжать. А этот тип решил нас макаронами угостить. Сам же понятия не имел, как их готовить. Тут же, как на грех — кок от сейсмиков пожаловал. Бывший флотский. Старый мухомор. Ну и посоветовал Кольке продувать каждую макаронину. От муки. Чтоб не слипались. Тот и поверил. Поставил мешок перед собой и дует. А кок к нам, мол, гляньте, чем ваш Колька занят, покуда вы вкалываете. Ну, мы решили посмотреть. А кок опередил нас. Подошел к Кольке и говорит: медленно, мол, дело движется. Надо ускорить. Колька вылупился на него. Спрашивает: «А как?» Тот ему и говорит: мол, не только ртом работать надо. Продувать — так продувать. Снимай штаны и трудись с двух концов. Только тут наш дурак допер, что его купили. Кинулся он на кока. Не успей мы вовремя — сварил бы его вместе с теми макаронами. Едва отняли…

— Ну, шутка — шуткой, а кладовщиком придется заняться. Выясню на базе, в чем дело, — посерьезнел Ашот.

— Эх, если бы удалось его прижать! Здорово бы было! Да и не одни мы из-за него мучаемся. Весь профиль, — вздохнул радист.

— Ну, это не проблема. Давно надо бы сказать, — глянул Ашот на Нину. Та голову опустила.

— Что ж, ребята, где вы мне место нынче отведете? — спросил старик Василий.

— А ты, дед, давай сюда. Наверх. Тут теплее. Места хватит всем. Отдохнешь по-человечески.

Пусть на язык злые мы, ты не на это смотри. Полезай, — подсадил старика Олег.

А сам, подвинувшись поближе к печурке, на огонь уставился. Смотрел, слушал, молчал. Потом еле слышно запел. Ашот прислушался. Песня знакомая. Давняя-давняя. Когда-то и он ее пел. Только когда это было? Да и было ли? А может, во сне видел тот костер на снегу. Тихую, звездную ночь. И ее… Совсем еще юную. Она сидела напротив. Огонь или песня румянили ее лицо? Она слушала, не отводила глаз. Не отворачивалась. Знала, не песня это была, а признание. Первое. Бесхитростное. Она не отвергла его в ту ночь. Видно, заворожила тайга обоих. Но ненадолго. Погас костер. На холодном снегу недолга его жизнь. Рассыпался в пепел. Замерзла на заледенелых лапах елей и песня. Слова ее не согрели. А может, не поверила девчонка та? И лишь ночь… Но и она прошла. Утром все забылось, как сон… А Олег, ну зачем поет? Разве песней можно вернуть ту ночь, ту девчонку? Сколько зим прошло, сколько намело снегу!

Но только отчего так болит память? Что ей, неуемной, до тех лет, до той девчонки? Она была и не была. Приснилась. Уймись!

Ашот схватил шапку в злую горсть. В комок — куртку. Скорее! Прочь от воспоминаний! От себя. Ничего нет. И не было! Все привиделось в свете костра. Да и сам постарел. На висках то ли пепел, то ли заморозки. Память вымораживали. Из головы — куда ни шло. Но память глубже. Она в сердце. Покуда доберется до нее холод, — смерть опередит.

Ашот из будки чуть не кувырком выскочил. Навстречу — Колька. Возвращался. У каждого свои беды и оплошки.

Ашот быстро надел лыжи. Куда? Да все равно. Лишь бы идти. И чем быстрее, тем лучше. От усталости скоро заломит ноги, потом все тело. А там, смотришь, не до воспоминаний будет.

Сколько он ходил по тайге? Да кто ж его замечал — это время? Он — от него, оно за ним гонялось.

— Ашот! Да хватит тебе! Ну прошу, вернись в будку. Зачем так? — внезапно встала на пути Нина.

— Почему ты здесь? Уходи! Уйди! Мне надо одному побыть. Понимаешь? Так лучше. Я потом приду.

— Ашот, не мучь ни меня, ни себя.

— Тебя?! А разве тебе больно?

— Я видела. Знаю. Олег… Эта песня. Но ты забудь. Ведь я смогла.

— Зачем пришла? Забыла! Вот и славно. Я тоже постараюсь. Иди! Я просто так. Это пройдет.

— Ты не задерживайся. Ладно?

— Я и так задержался. Пожалуй, слишком. Застрял в памяти. Ну да ничего. Иди!

— Ребята что подумают?

— Плевать! Я слишком много обращал на это внимания. Да спохватился поздно. Дай руки. Замерзла? Тебе нельзя. Дочка. Ты не должна болеть. Для нее. Может, в ней не обманутся, — грел он дыханием руки Нины.

— Ашот, так надо было. Зачем ворошить? У тебя тоже дети. Сыновья. Уже большие.

— Ты права. Ты всегда до глупого права. Но кому нужна твоя правота теперь? Я ж не слепец! Ведь пришла…

— Ашот, мне не легко. Верно заметил. Да только поздно. Теперь поздно все менять. И не в наших силах.

— А ты изменилась. Хотя о чем это я теперь? Сам-то тоже… Но это внешне. Ты прости меня. И не обижайся. Иди в будку. К своим. А то и впрямь домыслы начнутся. Говорят, что от детства старость тем и отличается, что в ней врать друг другу научились, хитрить. А еще бояться. Прежде всего самих себя. Ан чужих — не меньше. Как бы чего худого окружающие не подумали. Смешно все. Ну да ладно. У каждого свой опыт, а он как жизнь — плохая или хорошая. А ты не обращай внимания. Наверное, к старости сентиментальным стал, в воспоминания ударился. Но что тебе до них? Иди, иди, моя березонька. Может, и рада бы ты не гасить память мою. И свою. Но сама знаешь, после взрыва даже земля болеет. И долго. Поищи, и через много лет в траве шурф найдешь. Он — как рубец. Не зарастает. Видно, не случайно ты взрывником стала. Тяжелая у тебя рука. Сама прошлым не болеешь. А мне…

Нина резко вырвалась из рук Ашота. И побежала к будке.

— Нина!

Но она не остановилась. Черным сугробом растаяла меж деревьев.

Ашот не скоро возвратился в будку. А когда пришел, в ней все давно спали.

Раздевшись, он влез в спальный мешок. Закрыл глаза. И поневоле услышал тяжелый вздох. Она ли? Возможно. Кто же еще? Сон сжалился над ним лишь под утро.

Следующий день был труднее первого. Всюду нужно было успеть. Ничего не упустить. Встретиться со всеми, выслушать каждого. Дед Василий едва успевал за Ашотом. А тот торопился. Времени в обрез оставалось. Дел прибавлялось с каждым часом. Вот и теперь, едва выехал на стыковку профилей, лицом к лицу столкнулся с незнакомым человеком. Одет не как геолог. С рулеткой, с картой. Подошел поближе. И — нате вам! Только этих здесь недоставало. Он, видите ли, сотрудник института. Изучает тайгу. Каждую живую букашку в колбу запихивает и радуется, словно клад нашел.

— Другой бы участок избрали. Здесь взрывы проводим. Зачем рисковать? Шли бы на соседний. Тайга — она всюду одинакова, — пытался Ашот образумить человека.

— Меня как раз интересует, как чувствует себя фауна и флора тайги во время проведения ваших работ. То есть именно такой контакт человека с природой.

— С этим, что ли, контакт? — указал Ашот на букашку, неподвижно лежавшую на ладони сотрудника института.

— А что? Степень полезности этого порождения природы невозможно переоценить.

— Не понимаю, какая взаимосвязь может существовать между этой козявкой и работой, которую мы проводим? — удивился Ашот.

— Видите ли, взаимосвязь, вернее, положительный фактор появления человека в тайге — в данное время явно отсутствует. Эта козявка, как вы изволили выразиться, относится к ценнейшему виду насекомых. Вот я и подсчитал, что на участках, не тронутых вами, зимовка и сохранность этого вида — хорошие. А там, где вы прошли, результаты поистине ужасные.

— Послушайте, дорогой мой, но ведь в наше время нет места козявочным сантиментам. Нужно заниматься серьезным делом. А не этими букашками. Я не знаю, кто вам поручил подобное занятие, только соседство натуралиста с геологами небезопасно. Я уже лично вам посоветовал бы избегать подобных контактов.

— Я не натуралист-любитель, я — ученый. И не занимаюсь чепухой. Наш институт интересуют проблемы экологии. Нюансы взаимоотношений природы с окружающей средой, степень полезности и меры вреда при воздействии человека на природу. И это не менее важно, чем ваша работа. В данном случае — разрушительная работа.

— А у вас есть разрешение на наблюдения именно на этом участке? — спросил Ашот.

— Вот письменное согласие вашего министерства. Извольте.

Ашот поморщился. Об этом его никто не предупредил. А человек, глядя на главного геолога из-под очков, ядовито усмехался.

— И сколько же дней вы думаете пробыть здесь? — поинтересовался Ашот.

— Вопрос поставлен неточно. Я постоянно работаю в тайге. Вас, как я понимаю, интересует, сколько времени я пробуду на вашем участке? Думаю, что шести месяцев мне будет достаточно.

— Шесть месяцев?! — изумился Ашот.

— Да, ведь я изучаю именно этот участок в сравнении с другими, не тронутыми вами. И не тороплюсь.

— А где вы остановились? — спохватился Ашот.

— Вон там. В шалашике. Сам смастерил. Сам и живу.

— Вот как! Поближе к природе! Что ж, для научной истины это, может быть, и хорошо. Но есть истины и житейского порядка. Ведь в такую пору и простудиться немудрено. В шалаше-то? А заболеете, кто поможет?

— Вы, простите, кем работаете? С кем имею честь? — прищурился ученый.

Ашот подал удостоверение. Внимательно следил за выражением лица человека. Тот, прочитав, рассмеялся. И сказал:

— Так вам ли, Ашот Суренович, не знать, что тайге я не помеха? Я нужен ей, а потому и от болезней она меня бережет.

— Знаю я здесь одного. Такого же. Только он лесник. Удивляюсь, как это вы не у него остановились. Уж он бы рад был. И поговорить было бы о чем. — Ашот не терял надежды спровадить ученого подальше от профиля.

— Это вы об Акимыче? Виделись мы с ним. Толковый человек. Такой лесник — находка для тайги, — уклонился от прямого ответа ученый.

— Кому как. Лично нам эта «находка» поперек горла стоит. Хотя, возможно, и ваша наука тоже пытается нам палки в колеса ставить. Ну, да мы к помехам привыкли. Всю жизнь с вашим братом из-за леса ругаемся. Все-то вам неймется. Полезность свою отстаиваете. Ну, наберете вы за полгода полную пробирку всяких насекомых! А какой от них прок? Они что, хлеба людям прибавят, город построят? Ну что вы носитесь с ними, как курица с яйцом? Да мне смешно! Ведь мужчина! А на эту букашку, как на Венеру Милосскую, уставились. Или у всех у вас мозги набекрень? Козявка! Погубили! Динозавра! Да мы завтрашний день нашим людям строим!

— Ничего вы тут не найдете! Нет здесь нефти! И не может быть!

— Нефти нет?! Это вам какая ворона накаркала?

— Не ворона. Сама природа тайги показывает, что нет нефти на этом участке! И не мы, а вы деньги народные по ветру пускаете! Ищете там, где и быть ничего не может! Это вас надо отсюда гнать! Не знаете, где и как искать надо!

— Может, у вас нам консультироваться? — зло усмехался Ашот.

— Придет и наше время. Будете советоваться!

— Чего горланите? Кричите из-за чего? — вывернулся из-за дерева дед Василий.

— А ничего, старик. Тут вот наука грозится нас из тайги выкинуть, — сморщился Ашот.

Но дед Василий спокойно подошел к ученому: протянул руку, Яковом назвал, поздоровался тепло. Не обратив ни малейшего внимания на недоумение Ашота, они присели на сугроб. Закурили. Разговорились, как старые знакомые.

— И все-таки мне интересно знать, с чего вы взяли, что на площади этой нефти нет? — спросил Ашот ученого.

— Это — вопрос по существу, и я готов забыть вашу оскорбительную выходку по поводу моих исследований. Но не знаю, насколько вы подготовлены, чтобы воспринять мои объяснения. Ведь мы с вами, уважаемый геолог, пока на совершенно разных языках говорим. Хоть и в одной тайге работаем. Вы, как мне кажется, довольствуетесь тем, что видите тайгу. А ведь ее еще и знать надо. Но это на ходу не дается. Присесть в тайге, понаблюдать ее, сопоставить увиденное и познанное — вам, думаю, недосуг. Все бегом по ней. Все броском, усталые да злые. А тайга — она злых людей не любит. Боится их…

— Разве я злой? — удивился Ашот.

— Вторжение ваше в тайгу — злое. А все от незнания ее. Потому и диалога с природой вести не можете. Гнушаетесь информацией, от нее исходящей. Ну, да я отвлекся. Вас ведь только нефть интересует! Что ж, попытаюсь в доступной форме объяснить, почему нефти здесь вы не найдете. Пойдемте ко мне в шалаш! Пусть комфорта нет. Зато там, я считаю, поговорить сможем обстоятельно. И чаю попьем. А то я уже мерзнуть стал. Да оно и вам не мешает погреться, соседи мои беспокойные…




Глава 5. Подорожник


— Родной своей фамилии я не знаю. А эту мне случайно дали. Нашли меня чужие люди. На лугу. Совсем маленьким. Почти голого, синего, как гусенка. Подорожник я ел. Родителей у меня в ту голодную пору не оказалось. А сам о себе я по малому возрасту ничего не мог сказать. Кроме того, что звали меня Яшкой. Вот и все. А фамилию во рту держал — так сказали эти люди. И отдали меня в приют, чтоб не умер я с голода. Так и стал я Подорожником, — невесело усмехнулся ученый. — С детства меня много били. Ребятишки. Свои.

Приютские. Слабым я рос, хилым. Часто болел. Друзей долго не было. А их мне непременно иметь хотелось. Да таких, чтоб понимали и любили, верили и радовались вместе со мной. Но где их взять-то было? Вот и пристрастился я к природе. Поначалу к цветам. Выхаживал их. Под каждый землю на клумбе пальцами разминал. Каждый росток жалел, словно не цветок он, а брат родной. Цветам о жизни своей рассказывал. У них добру учился. Только недолгой дружба наша была. До осени. А там я снова один оставался. Вот так со скуки стал я к березе убегать, что за приютом много лет росла. Старая, обломанная мальчишками. И была она «сухорукой». В березе той три ствола было. Два — сухие. Их на дрова спилить хотели. Да я уговорил не трогать. Всю зиму каждый день ходил я к березе. Разговаривал с нею. Плакал. Говорил, что, наверное, у меня были родные, а теперь — нет. А я без них тоже будто сухорукий. И все просил, уговаривал ту березку ожить. По весне я взрыхлил под нею землю. Сделал надрез в стволе, пустил сок в сухие «руки». Поливал. Навоз носил. Удобрял землю под деревом. Сестрою своею березу звал. Даже имя ей придумал. Руки ее не ожили, конечно. А вот побегов много дала береза в тот год. С того времени изучение природы стало моим делом. На всю жизнь, — рассказывал ученый по пути к шалашу.

— И все же почему на этой площади нефти не будет? — спросил Ашот, остановившись у шалаша.

— Видите ли, я за тайгою наблюдаю уже много лет. Думаю, знаю ее довольно неплохо. И хотя ничего не берусь утверждать категорически, уверен — эта площадь ничего не даст. Все дело в том, Ашот

Суренович, что я имею дело не только с растительным, но и с животным миром тайги. Я не причисляю к этому виду геологов. О вас другой разговор, — улыбнулся Подорожник.

— Благодарю за это лестное исключение, — рассмеялся Ашот, приспосабливая над костром эмалированный чайник.

— Вот возьмите медведя. Для вас он — нежелательный сосед, довольно беспокойный и опасный хищник. Но вы не хуже меня знаете, что на зиму он залезает в берлогу. И роет ее довольно глубокой. То есть спячку проводит в живом, а не в промороженном грунте. Ведь берлога, даже самая мелкая, не бывает мельче полутора метров. Как вы знаете, у медведя прекрасное обоняние. И прежде всего он, как таежный гурман, любит чистый и свежий воздух. Потому селится в сухих, незаболоченных местах, где никакие запахи ему не будут помехой. И если на этой площади были бы хоть малейшие признаки залегания нефти, тут и духу бы медвежьего не нашли. А я одних берлог насчитал здесь восемь штук. А медведь и нефть — взаимно друг друга исключают. То же самое можно сказать о соболе, норке, бурундуке. На зиму все они роют норы и залегают в спячку. Но в чистом месте, где нет посторонних, вредных для их организмов запахов. Я имею в виду нефть.

— Не убедительно, — покачал головою Ашот.

— Извольте, если это не убедительно, имеется немало других доказательств. Я, простите, привел в пример не самое существенное. Давайте продолжим, — предложил Подорожник.

— Что ж, если вам есть о чем сказать, я послушаю.

— Спасибо, что уважили, — сверкнули смехом из-под очков глаза Якова. Он подвинул поближе к гостям пузатый раскалившийся чайник и, указав на стаканы и сахар, жестом попросил не медлить. — Я вам, Ашот Суренович, говорил, что занимаюсь фауной и флорой тайги. Значит, доказательств у меня много. Вот возьмем, к примеру, муравьев. Не знаю, хорошо ли знаком вам этот вид насекомых. Но только и они в данном случае опровергают наличие на этой площади нефти.

— Как? Эти тоже опровергают? — поперхнулся чаем Ашот.

— И они. Все дело в том, что по чистоплотности муравьев трудно даже сравнить с каким бы то ни было другим видом насекомых. И селятся они лишь в сухих и солнечных местах. Вокруг муравейника, смею заметить, на много километров вокруг — идеальный порядок поддерживается постоянно. Муравьи — работяги. Но в занятости своей никогда не уклоняются от предназначения холить и беречь тайгу, давшую им пропитание и кров. Вот этой порядочности, как вы изволите выражаться — козявочной, нам не грех было бы поучиться. Муравьи тайге как воздух нужны. Каждый гнилой листок подберут, положат около муравейника. Чтоб к зиме было от него тепло в их домике. Так вот, они никогда не селятся вблизи городов. Если это настоящие таежные муравьи. Все дело в том, что запахов города не переносят. Гибнут от них. А в тайге выбирают лучшие места. Где и земля, и воздух свежестью таежной пропитаны. А чуть откуда запах нежелательный появится, они его за много километров чуют, тут же в другое место сбегут. Подальше от опасности. Не селятся муравьи на болотах и в сырых местах. И, кстати, на зиму далеко в землю уходят. На целых пять метров. Глубже и надежнее медведя от холодов спасаются. И уж, скажу вам точно, никогда не приживется таежный муравей там, где есть нефть. Он не потерпит не только ее соседства, но и отдаленного залегания в нескольких километрах. Муравей — самое неуживчивое насекомое. Не может соседствовать рядом с человеческим жильем. Как чистюля. Не станет откладывать яички там, где есть запах бензина, а он составляет основу нефти. Не так ли? Жуки — могут. Но не муравей. И все, что хорошо людям, буквально противопоказано таежному муравью. Он начинает болеть в истинном смысле этого слова, если мимо его муравейника даже просто пройдет человек. К тому же эти визиты людей тоже бывают разными. Часто человек приходит в тайгу злым. Топает так, что муравьи за километр беду слышат. Но дом оставить не могут. Лезут на деревья. И если злой человек начнет из куража раскидывать их жилище, муравьи падают на человека с дерева. Кусают его нещадно. До крови и зуда. Так-то вот! Но я немного отвлекся. Короче, появление человека для муравья — фактор случайности, запах же нефти — явление постоянное. На этой площади зимуют несколько муравейников. И, поверьте, будь здесь нефть — их не было бы. Не соседи они.

— Много ваши насекомые понимают! Вы говорите о пяти метрах глубины, а мы изучаем пласты на полторы, две тысячи метров. Что вы мне на это скажете? Или и туда, в неолит, может попасть ваш нынешний муравей?

— От вас он и в неолит сбежит. Да только приходится ему жить рядом с нами. К нашему счастью. Но если и это не убеждает, обратимся к растительному миру. И вы, и я замечали, что на сопках, где находится уголь, никогда не растут деревья. Я не говорю о кустарниках, сахалинском бамбуке и прочем, имея в виду настоящие таежные деревья. Их вы никогда не увидите и там, где имеется залегание серы. Все дело в том, что не только воздух вокруг отравлен серой, но и сама земля бедна питательными солями. Не за что жизни зацепиться. А если и укрепится дерево случайно, то растет тощим, горбатым, уродливым. Жалким, одним словом. А все от плохой, голодной жизни на угле рахитом становится дерево, как и вблизи залегания серы. Вот также и с нефтью. Бензин отравляет питательную среду. И корневая система дерева не может удержать на себе полнокровную ель или березу. Отравлена утроба земли не только бензином, но и газами, которые содержатся в нефти и выходят к поверхностным слоям под воздействием давления на них пластов, тех же грунтовых вод. Вот и губят эти самые газы растительность над залеганием нефти. Потому там не только ни одного путевого дерева нет, но и ни одной серьезной птицы. Ни одна куропатка гнезда не совьет, яиц не отложит. А здесь, вы видите, какой лес стоит! Не обнять и втроем одного ствола. А уж ель не из приживчивых. Капризная дама. Пока приживется

— сколько раз переболеет! Сколько хлопот доставит леснику да и себе самой. А корневая система у нее знаете какая? Тут уж не пять метров вглубь, а все пятнадцать вот у такой красавицы! И они здесь — одна в одну. Чаща целая! Сплошной естественный массив! Какая тут нефть может быть? Не то вы ищете! И не там! Жаль только, что красоту бесценную эту губите понапрасну, — тяжело вздохнул Подорожник.

— А где ж, по-вашему, нам тогда искать ее нужно, нефть эту, чтоб и по-нашему все сходилось, и дровам не мешать? — съязвил Ашот.

— Не по-вашему и нашему, а по наблюдениям. Сопоставьте этот участок и те площади, где вы ранее находили нефть. Это обязательно были «лысые» участки. И если имелись там деревья, то с поверхностной корневой системой. Уверен, что там рос лишь стланик, самый неприхотливый. Замечу, что из живности на тех площадях имелись лишь лисы и зайцы. Звери не очень разборчивые. Им все равно, где обитать. Лишь бы кустарник имелся и корма хватало. Они на одном месте долго не живут. Да и как живут? Все на бегу, на скаку, словно геологи. К одному месту они биологически не привязаны. Потому в глухой тайге им места нет. Ну, еще мыши. Они любят запахи отбросов. Более примитивные, чем тот же медведь. Легко свыкаются и с запахами нефти. Там, где тление, гниение — там и мыши. Но опять же — тут их нет. Разве только случайно забегут. Ибо здесь, повторяю, тайга здоровая. Да еще вычищенная теми же муравьями. А мыши входят в меню тех же лис. Вот вам и надо все это учитывать. Чтобы поиск вести более осмысленно. Есть еще и другие признаки, о которых я не рассказал. Нефть — не золото, ее найти проще. Сама природа пальцем укажет. Где увидите изболевшееся место, там и ищите этот двигатель химии, свой клад и отраду. Может, еще одно добро от того будет. Как выкачаете нефть, так лес в том месте болеть перестанет. От альянса биологии и геологии, как двух наук, но не разобщенных — двойная польза будет.

— Что ж, кое-что звучит убедительно. Но это — лишь кое-что. Далеко не все. И многое из сказанного вами — либо плод вашей собственной фантазии, либо заимствованный вымысел. Выбирайте, что вам больше по вкусу. Но геологи, уверен, никогда с этими умозаключениями не согласятся. И дело вот в чем. Вы говорите, что медведи отрицают наличие нефти в пластах на этой площади. Но такое утверждение, простите за грубость, это кондовый бред старика с разыгравшимся воображением. Вы же — ученый! А говорите языком дремучего лесника. Проснитесь, уважаемый! Мы живем в двадцатом веке! Во второй его половине! Да нам уже сегодня помогает аэроразведка. А завтра это будет делать косморазведка! Да, сейчас мы еще вынуждены в поисках нефти применять сейсмические взрывы. Прослушивая с их помощью пласты, как еще недавно врач простукивал грудь человека. Но как тот же врач сегодня предпочитает пользоваться рентгенографией, так и мы скоро будем видеть сквозь толщу земли. Видеть, где залегает нефть. Но приборами, а не глазами ваших муравьев. Тогда не понадобятся взрывы. И ваши медведи смогут спокойно спать в берлогах. Но это — в будущем. А сейчас, извините, придется вашей флоре и фауне как-то нас терпеть. Да и ничего с ними особого не случится, поверьте. Ведь даже с вашей точки зрения, биолога — все в природе находится в гармонии. Не так ли? Идем дальше: и нефть, и медведь — порождения земли. И вот я ловлю вас на противоречиях, на которых вы построили порочный круг своих выводов. Как же может быть, чтобы одно порождение природы могло быть враждебным, даже губительным для другого? Тем более что оба они — в одной тайге! А вы утверждаете, что медведь не станет рыть берлогу там, где на глубине двух-трех километров залегает нефть. Из-за запаха газа. Да этот запах даже при бурении не могут уловить самые чувствительные приборы. Мы, даже достигнув забойной глубины скважины, не всегда можем с уверенностью сказать — получим ли из нее нефть. Покуда не про-перфарируем ствол скважины и не сделаем откачку. И все же заменять приборы медведями мы не будем. Кстати, зря вы их идеализируете! К нам на буровые столько медведей повадилось, что не знаем, как от них отделаться! Продукты воруют. А привыкнув к людям, даже на буровые площадки приходят. И ничего. Одного, это уж на моих глазах, во время испытаний нефтью окатило. Так его потом вся буровая бригада из брандспойта отмывала. С мылом! Отряхнулся медведь тот. И спокойненько в будку потрусил. Там ему сгущенки дали вместо премиальных. А сколько ваших медведей живет в Охе, в квартирах у геологов! А по отрядам? Счету нет. Уж не буду упоминать о горностаях. Они в каждой будке вместе с нами путешествуют. Уже много лет. В наших шапках не одно потомство вырастили. Как же им нефть мешает?

— Продолжайте. Я слушаю вас, — поморщился Подорожник.

— Вот вы говорите, что нефть нам надо искать на «лысых» площадях, значит, не соваться в тайгу. Так я вас понял? В этом и кроется ваша ошибка. Нефтяные площади, которые сейчас эксплуатируются, расположены и в глухой тайге. Где нет не только облысений, но даже просвета между деревьями. Среди них не всегда качалку[4 - Механизм для перекачки нефти.] разглядеть можно. Добавлю, что вместо тощих уродцев на тех местах, вопреки вашим утверждениям, нагляден гигантизм таежной флоры. И деревья громадные, и лопухи выше человеческого роста. И трава такая, что идти трудно. Какое там природное вымирание? Наоборот — всплеск, взлет. Жизнь кипит! И на продуктивных площадях вы сможете заметить не только зайца, но и соболя, который за стланиковыми орехами прибежал. И того же медведя. И даже рысь. Так что ваши зверюги нас не обходят. Не беспокойтесь о них. Не мы им — они нам зачастую мешают. И, кстати, довольно серьезно. Природа не нарушает контакта ни с кем. А вот такие, как вы, — не знают сами, чего хотят. Чем вам нефть помешала? Где дорогу перешла? Уж не хотите ль вы предложить нам изучение площадей в зависимости от расселения на них зверей? Есть на участке зверье — даже не планируй изысканий. Нет его — бури, будет нефть! С этакой медвежьей логикой можно и самим озвереть. Если бы люди жили и поступали по вашим принципам и советам, они и до сих пор лучину жгли бы. Нет, увольте! Мне такая козявочная наука не нужна! Спасибо вам за интересную сказку, для какой я слишком стар. Ведь если бы было все так, как вы говорите, нефть искали бы с помощью лопаты да кирки. Но, простите, нефть не муравей, ее голыми руками не возьмешь. Дорого она нам стоит. Целых жизней порою. Да еще каких! А уж нервов потраченных, обманутых надежд не счесть. Но тем дороже встреча с нею. Временами слишком долгожданная. Но если мы с помощью бурильщиков откроем здесь новое месторождение, я найду вас, Подорожник! И первого суну под нефтяной фонтан. Может, он смоет с вас неприязнь к геологам. А еще для того, чтобы вы сами убедились в своих ошибках.

— А если скважина ничего не даст? Тогда как? Я согласен буду под фонтан в случае своей ошибки. Ну а вы? — глянул на Ашота Яков.

— Ваше условие! Говорите!

— Эй! Ашот, осторожно! Яшка — он язва! Посадит тебя голой жопой на муравейник и велит с часок просидеть. Потом греха не оберешься. Сраму будет на всю тайгу, — встрял старик Василий.

— Нет. Зачем же так? Я не варвар. Если доказать не сумел — муравьев тревожить не стану. Но за неверие в науку биологию и насмешку над собой сумею рассчитаться. Сам. По-мужски. Без надрыва! Извольте не сомневаться, — сверкнул очками Подорожник.

— И все же, какое наказание меня ждет в случае неудачи? — спросил Ашот.

— Обязанность впредь прежде, чем начинать изыскания, советоваться с наукой, которую я представляю, — пошутил, а может быть, не пошутил Подорожник и продолжил: — Со своей стороны обещаю быть в день испытаний на буровой площадке от самого начала работ и до конца.

— Но на чем теперь держится ваша уверенность? — удивился Ашот.

— Причин достаточно. Вы думаете, что разбили мои доводы? Нет, вы только подтвердили их правильность.

— Ничего не понимаю, — изумился геолог.

— А что и понимать? Вы говорите, что с медведями знакомы накоротке. Дескать, они к вам в гости жалуют, а вы к ним. Даже надоели вам таежные хулиганы. В шапках — горностаи выводятся, медведи — так те чуть ли не прописались на буровой площадке. Так, да?! Чушь это все, голубчик вы мой, Ашот Суренович. Я ведь говорил не о прирученном звере, а о диком. Настоящем хозяине тайги! А не о старике, который ходит теперь вслед за вами в надежде получить хлеба или печеной картошки. Умирать-то и ему неохота. Вот и пристрастился он к легким харчам. Они хоть и не пахнут кровью, но жить дают. Медведю, кроме силы и молодости, терять нечего. А коль их нет, какая разница, как оставшиеся дни скоротать? Вот кто вас навещает. Они и продукты воруют. Таежному медведю ваш рацион не по вкусу. Он сам себя прокормит, в любую погоду. Ну а еще вас навещают убогие звери. Это те, кто в таежном пожаре зрения лишился либо в половодье изувечился, в драке. Вот они еще могут клянчить подкормку. А главное — это те, которых вы малышами у матух отняли. Убитых вами же. Малыши зла не помнят. Смерть медведицы не связали воедино с вашим появлением. Больше кормежку помнят из ваших рук. Еда легко им давалась. Вот и привыкли. Поначалу с вашей едой, а потом и с вами стерпелись. Так и появлялись на ваших бурплощадках медведи. Но знайте, прирученный либо старый, польстившийся на объедки, это уже не зверь. Вернее, не тот зверь, о котором я говорю. Естественно, что с появлением человека в тайге все живое обращает на него внимание. Рысь — спешит на запах крови. Медведь — тоже, если голоден. Иные зверьки — на запах отбросов. И в этом ничего удивительного нет. В тайге некоторые звери живут один за счет другого. Почему бы — не за счет человека? Так что вы исказили смысл моих слов, наивно полагая, что нарушение вами правил полемики пройдет мимо моего внимания. Я знаю то, о чем вы рассказали. Но мне и больше известно. А именно, что геологи, выбрасывая в тайге остатки еды, тут же ставят капканы или ловушки, петли, делают ледянки. И ловят пушняк голыми руками. Иного соболя на воротник жене пустят, а больного горностая и пощадят до времени. Потом детям в Оху вместо игрушки отвезут. Пусть тешатся. А вы мне — о своем понимании природной гармонии. Дескать, ни человеком, ни нефтью зверь не брезгует. Что ж, когда других шансов выжить нет, то и с таким соседством иные звери вынуждены смириться…

— С этим я согласен, но вы же и сами не отрицаете, что жизнь медведю милей, чем мелкие неприятности — типа запаха. Любой зверь их переживет без ущерба. И при чем тут нефть, от которой якобы медведь без оглядки готов бежать. Да ваш таежный гурман за банку меда готов забыть все запахи-помехи. И дело не в том, как и какими попадают к нам медведи. Важно, что, приходя к нам, они уже никогда не возвращаются в тайгу. Никогда! — перебил Ашот. — Следовательно, барометр поведения зверя — лакомства, а не запахи-помехи.

— Нечему особо радоваться. Ну, ушел зверь из тайги, из естественных условий, значит, что-то утерял. Во многом с таким зверем чистого опыта не поставишь. Он уже не принадлежит тайге. Он — изгой. И это — наглядно. У прирученного пушняка, как вам известно, мех становится слабее. Ость постепенно выпадает, а мех теряет блеск, пышность, становится грязным. Я уж не говорю об утерянных природных качествах зверьков. Таких, как притупившиеся инстинкты, в том числе и самосохранения, размножения и прочее, и прочее. И это, заметьте, взамен утраченной или отнятой свободы. К тому же не подменяйте предмет полемики. Наша тема несколько иная. И именно — влияет ли залегание нефти в земных недрах на поведение животного мира тайги и на состояние ее флоры, так, кажется? Вы говорите, что нефть и медведь — суть порождения одной матери-природы. И не могут взаимно исключать друг друга. Ерунда! Запах нефти не только раздражает, но и пугает все живое в тайге. И оно бежит от этого запаха на другие участки. На Сахалине с помощью лесников зарегистрировано множество пустующих участков, где не удалось обнаружить практически ни одного зверя. И это на трех сотнях гектаров! Цифра немалая! Я не утверждаю, что именно запах нефти прогнал зверушек с места, может, и другой запах помешал. Но именно запах! Это очевидно. Ведь по рельефу, климату и прочим условиям участки почти ничем не отличаются от соседних. Даже почвы одни и те же. Тот же стланик растет. А вот определенный участок — мертвый. И вы, отвергая мое объяснение этому, своего предложить не можете. И уж лучше спорная гипотеза, чем всякое отсутствие таковой. А коль так — извольте не громыхать невежеством, а выслушать мое объяснение гигантизма на эксплуатационных площадях. Они у вас, вероятно, были оздоровлены до этого. То есть сначала бурили у подножья сопки. Нашли. Начали откачку. Поставили несколько скважин. Они стали обкачивать сопку со всех сторон. А на самой сопке, наконец-то получив очистившееся от нефтяных примесей питание, деревья и трава сразу в рост пошли. Они за год наверстывают порою очень многое. И явление гигантизма чаще всего наблюдаем там, где были устранены какие-либо причины вымирания растительности. Кстати, даже частичная откачка загазированной нефти из пластов тут же сказывается на росте деревьев и травы. Тайга на глазах оживает, особо в местах, прилегающих к откачке, к промыслам. А сама по себе тайга от близости нефти не цветет. Не с чего ей цвести и радоваться.

— Послушайте, я так и не понял, а что, в вашем институте все придерживаются такого мнения о тайге и нефти, как вы? — спросил Ашот.

— К сожалению, это не так. Если бы мое мнение было единым для всего института, не пришлось бы мне мотаться здесь в одиночку. Доказывать на склоне лет свою правоту.

— Понятно. Значит, в спорах вы человек закаленный. Не так ли? — спросил Ашот.

— В строго научных — да. А в такого рода, как сейчас, только приобретаю опыт.

— Но с лесником вам спорить ни к чему. Почему же все-таки живете в шалаше, а не у Акимыча? Извините, я уже спрашивал об этом, но вы почему-то не ответили. Конечно, если это с моей стороны нескромность…

— Акимыч — хороший человек. Но я не могу воспользоваться его гостеприимством. Времени у меня не слишком много, и все же я должен буду сам все познать. До всего дойти. И не пользоваться опытом лесника, не подпадать под влияние его, скажем прямо, ненаучных наблюдений. Кстати, не во всем наши мнения и совпадают. Но трудно удержаться от соблазна и не воспользоваться готовым, — вздохнул Подорожник.

— Тогда, может, к геологам пойдете? Будете в будке жить, в тепле, в сыте. Работайте на здоровье. Никто вам не помешает. Народ у нас хоть и грубоватый, но всему предел знает. Уважает трудолюбие в других.

— Позвольте, но как я смогу перенести моральную зависимость от тех, кто отвергает мою помощь биолога! Вы отвергаете мою гипотезу, даже не удосужившись попытаться проверить ее на практике. На мои доводы отвечаете бранью. Нет. Обойдусь.

— Пора забыть об эмоциях. Вам не двадцать лет. Надо об удобствах и здоровье хоть раз в месяц вспоминать. Да, я был резковат. Извините. Но при чем тут мои ребята? Они в будку лишь ночью возвращаются. Не часто видеться будете, — предложил Ашот.

— Благодарствую, Ашот Суренович, только пока нас разделяет отношение к тайге — это невозможно. Для меня, конечно.

— Дело ваше, — отхлебнул Ашот остывающий чай. И спросил: — Давно ли вы в сахалинской тайге работаете?

— Давно. И проводником у меня был Василий. Да-да. В молодости. Ну а когда я освоился в тайге, огляделся, он и ушел к вам. Так что и тайга, и проводник у нас с вами одни и те же. А школы — разные. И дело. Василий тайгу знает и был мне очень полезен. С тех пор мы редко виделись с ним. Но и теперь, сколько уж лет прошло, случается, недостает мне его…

— Понятно. И все же скажите, вот вы разрабатываете свою тему, и что ж, на тех самых доказательствах вы хотите объявить, что нефть в тайге можно искать по биологическим признакам? — спросил Ашот.

— Это мечта всей моей жизни. Искать не только нефть, а и другие полезные ископаемые с помощью природы.

— Но зачем? Зачем велосипед? Люди изобрели точнейшие приборы, чувствительную аппаратуру. А все для чего? Да чтобы быстрее и эффективнее подчинить природу.

— «Подчинить», «завоевать» — это проще. Этому мы хорошо научились. А беречь ее для себя и потомков — когда научимся?

Вот вам нужны недра. А пока вы до них доберетесь, на поверхности так наследите, что потом десятки лет эта самая природа должна себя восстанавливать. А вы идете дальше. И там творите то же самое. Вы не щадите тайги ради своей цели. А цель не оправдает средств, если действовать вслепую, ломая и круша все на пути к ней. И это уже не цель, а — самоцель. Для вас основное — дебет скважины. А ущерб от своих исследований и поисков не пытались подсчитывать. Вы говорите о приборах и аппаратах. Но, даже имея их, вы очень часто ошибаетесь. Вот потому я и разработал метод, который, надеюсь, поможет уменьшить вероятность ошибок, столь пагубных, — сказал Подорожник.

— А вы сами-то хоть немного верите в практический результат поиска, который предлагаете? Или для вас важно просто проявить себя, защитить диссертацию, получить кафедру, лабораторию? Короче, не стоит ли за всем этим обычное человеческое тщеславие?

— Ценю вашу таежную прямоту в постановке вопроса, — рассмеялся Подорожник. — Мне, уважаемый, не нужно утверждаться как теоретику. Докторская диссертация на тему моих исследований давно защищена. Имел я и лабораторию. Но лаборатория — это пройденный этап. Не скажу, что я этакий подвижник науки, лишенный тщеславия. Да, мне мало быть автором гипотезы. Я хочу быть автором научного открытия, подтвержденного практикой. Ибо практически оно принесет общую пользу. Если это тщеславие, тогда я подвержен ему. Но считаю, что лучше здесь, в тайге, на месте событий быть тщеславным, чем не быть им или быть, не важно, просиживая штаны на симпозиумах, где обсуждаются твои доклады, но где, увы, нет ни одного геолога-поисковика. Вот вы спрашивали, все ли в нашем институте разделяют мои взгляды. Как теоретика меня поддерживают многие. Абсолютно все — не могут. Так не бывает. Но стоило мне поднять вопрос о практических аспектах применения моих рекомендаций, как начались разговоры о преждевременности, о поспешности таких намерений. Мне удалось все же заинтересовать некоторые министерства. Сейчас идут согласования. Но я решил дождаться результатов здесь. Я слишком стар и испорчен, как считают некоторые мои коллеги, тайгой, чтобы сидеть сложа руки в городе. Моя лаборатория — вся тайга сахалинская. А вы ставите своего рода опыт. Не найдете нефть — скажете, что просто не повезло. А вот тут-то я вам и объясню, почему вы ее не нашли. Тогда, возможно, прежде чем вы на другом участке крушить тайгу начнете, сначала со мною посоветуетесь. Сопоставите мои предложения с данными ваших приборов. И если совпадут прогнозы ваши с моими, начнете бурить с большей уверенностью в успехе. Если будет от того прок, и вам хорошо — нефть найдете, и тайге урона не будет. Годика два такого сотрудничества — и вы, геологи, сами запросите, уверен, ученых-биологов, ботаников, экологов к себе на помощь. Вас ведь не ругать, вам помогать нужно. А природа всем сторицей воздаст за уважительное к ней отношение. Нам лишь беречь ее надо. И уж такой я тщеславный ученый, что надеюсь в меру сил и познаний своих скромных ускорить этот неизбежный, считаю, процесс. Когда в итоге и вы — сегодняшние разрушители тайги, и лесники, ее сторожа, и мы, ученые, объединимся по-настоящему. Вот тогда вы, Ашот Суренович, прежде чем в тайгу геолога хоть на шаг пустить, сначала заставите его курс экологии пройти, — улыбнулся Подорожник.

— За бестактный мой вопрос — простите. Я кое-что понял, хоть и не разделяю ваших надежд. — Ашот подкинул сухие ветки в костер. — И все же не пытались ли вы на деле убедить именно рядовых геологов-поисковиков в своей правоте?

— Не только пытался, а и доказывал, — привстал Подорожник, потянувшись за чайником. Да так и забыл о нем. — Год назад бурили именно ваши ребята соседнюю площадь. Я им говорил, что, кроме каверн, они ничего в недрах не найдут. Ну а геолог базы, как вот и вы, Ашот Суренович, недавно, стал покрикивать на меня. Зачем, мол, людям руки отбиваешь от работы? Каркаешь, дескать,

прежде времени. Я ему и говорю: обследуй местность, пока не поздно. Чем на меня орать, делом займись. А то когда начнут каверны глотать твой глинораствор, поздно будет. Простои на буровой начнутся. Так и случилось. Каверны «съели» весь раствор. Из Охи его не скоро подвезешь, далеко. Стали срочно местность вокруг осматривать. Пришли и к моему шалашу, вот такому же, как этот, за советом. Я им и подсказал. Овраг. Весь в рябиновых зарослях. И верно. Там даже не обычная, а монтмо-рилонитовая глина оказалась. Настоящий клад! Да сколько! На много буровых хватило бы. Да только ни к чему. Одну скважину просверлили — пустой оказалась. Вторую уже не стали. Растеряли интерес. Но не только глину я…

— А как вы узнали о глине? — перебил Ашот.

— По рябине. Она любит глину. Это я давно знал.

— Ну а кроме глины? — спросил Ашот.

— Серный источник на счету имею. Нынче там промышленная добыча. Вам это место теперь известно. Ну и уголь. Вот и все, пожалуй.

— Ладно, Ашот! Будет тебе человека выпытывать. Он же не с отрядом, а сам нашел. Хотя и не геолог. И не ему надо искать, а вам, но по его подсказке. Так я понимаю. А Яша хоть и ученый, а в тайге живет сейчас, не в городе, как ты, И не тебе от его советов нос воротить, — встрял дед Василий. — Ты по тайге больше на вездеходе норовишь. А Яша… Вот послушай-ка. Давно это было. До войны, когда подрядился я проводником к Яшке. Весь север Сахалина мы с ним облазили. Где только не были! Все ценные породы леса он в тетрадку записывал. Каждого соболя знал Яшка, каждого горностая. С утра до ночи покоя мы не знали. Где сам сатана не шлялся, туда нас заносило. Тоже и я, бывало, злился на него. Случалось, найдет какую козявку иль паука, уставится на него, целый час разглядывает. Каждую ножку, лапку под лупой. А берлогу увидит — и лезет к ней напролом, покуда я его не поймаю за шиворот. Сутками потом за ней следил. Замерял следы, записывал все. Бывало, и по беличьим дуплам мы с ним шарили. Бельчат считали. Время шло, а работы у нас не убавлялось. Ну и надоело однажды мне. Ну сколько можно по тайге блукать? Комарье своей кровью поить? Жить на ягодах и грибах? Решил я уйти от Яшки. В тот день он меня пораньше отпустил, в палатку, а сам хотел болото посмотреть хорошенько. Я тем временем костер разжег. Кулеш сварил. Сижу эдак спокойненько, Яшку дожидаюсь. Ну, думаю, объявлю ему нынче, что кидаю его. Ухожу от этой жизни, не похожей на человечью. С час сижу. Жрать до тошноты охота. Но в одиночку мы не ели. Закона такого не было промеж нас. Но Яшки все нет. А живот, как голодная рысь, орет. Ну что тут делать будешь? Пересилил я себя кой-как, подтянул живот ремнем и пошел на болото искать Яшку. А в тайге уже темновато сделалось. Ну, иду.

— Ладно, Вася, дальше не стоит, — попросил Подорожник.

— Нет. Я ж не для тебя. Это ему сгодится, Ашоту. — Дед пожевал морщинистыми губами, улыбнулся и продолжил: — И только стал я, было, с тайги выходить, слышу, кто-то с-под земли воет. Я остановился. Соображаю. Кто б это мог быть? И как его под землю угораздило? Знаю, медведи в берлогу покуда не полегли. Рано. Но кто ж путевый мог? Ну и, крадучись, натопорив уши, на вой тот иду понемногу. Вдруг — что такое? Комок перед ногами увидел, когда споткнулся об него. Глянул — мертвая рысь. Уже захолодела. Откинул я ее сапогом. А сам заматерился. И — к вою. Глядь, а под деревом берлога. И вой оттуда слышен. Я, было, бежать навострился. А ну как та рысь медведя поранила до того, как он ее укокошил? Учует меня — враз порвет. Но как, думаю, он в такую рань в берлоге оказался? Ну и смекнул: а вдруг Яшка в ней? Подполз потихоньку. Заглянул внутрь. Вижу — белое что-то в углу топорщится. Увидало меня — выть перестало. Ну и я насмелел. Окликнул. Яшка это был. Он как кинулся к тому углу, где я! Помоги, говорит, выбраться. Ну, я его на ремне вытянул. Только как вытащил, так и обомлел. Яшка почти голышом был. Все на нем порвано. И весь в крови. Полез он на дерево к белке, а попал к рыси. Вот она его и раздела. Но не на дереве. Когда сиганула — упали оба. В берлогу, что под деревом оказалась. Ну, у Яшки ничего при себе не было. Знал только, что нельзя отпустить рысь. Выскочит из берлоги и сверху снова на голову сиганет! Вот и ловил момент, как ее за горло прихватить. Но эта стерва тоже хороша оказалась. Покуда Яшка ее приловил, она всего его подрала. И одежду, и шкуру. Вот и выл мужик. От боли да со срама. Смены-то у нас не было. А как в город вертаться? Из лопухов штаны не сделаешь. И рубаху. Да и меня уже не ждал. Нутром почуял, что я надумал. А с берлоги самому выбраться — сил нет. Так-то вот ему его работа давалась. А рысь ту он камнем убил. Какой по случайности в берлоге оказался. И выкинул ее из берлоги той силой, что от страха появилась. Утром мы пришли глянуть, а Яшка обалдел от радости. Оказалось, не камень это был. А руда. В темноте не увидел. Вон где медведь берлогу выкопал. А Яшка и не хотел, да нашел. Отвезли мы тот камень в Оху. А потом… Теперь это место охраняется. До поры не разрабатывают. Яшка про беду свою вспоминать не хочет. А я… Да что там! После того еще работал с ним, покуда сам меня не отпустил. Он ничего специально не искал. Тайга ему и впрямь сама на все указывала. Без приборов раскрывалась. Он приглядывался к ней. И работал. Всяко приходилось, но от тайги не ушел. А нынче уж куда ему идти! В ней все его. И сам-то он ее. В городе, не хуже меня — всего чурается. Одна у меня с ним разница. Я в тайгу со своими знаньями ходил, а он — еще и с наукой.

— И верно, бывало, не искал, не ждал, а тайга сама в ладонях приносила, радовала, — вздохнул Подорожник.

— Выходит, не только вам тайга подарки делала. А и медведю. Нашел же где берлогу вырыть! И запаха не испугался. И руда в бок не колола. Зимой не морозила. Будто специально для вас берлогу готовил. Упали, и — нате вам — на руду! Как в сказке. Не руду с собой прихватили, а сами утром к тому месту вернулись. Вот досада, сколько лет по тайге ходил, а ни разу таких открытий не делал!

— А, задело вас за живое, Ашот Суренович. Я бы и промолчал. Но Вася… Он не столько вам, сколько самому себе все заново рассказывал, чтоб, находясь рядом с вами, душою не испортиться. Что ж такого… Смеяться не над чем. В такой ситуации не руда, которая запаха не имела из-за отсутствия в ней летучих веществ, а другое было для меня важнее. Испугался, что некому будет доставить в институт мою тетрадь. И сгниет она со мною в берлоге. А в ней — не один год моей работы.

Старик Василий потер озябшие руки. Нетерпеливо поглядывал на Ашота: пора бы и уходить. Но геолог будто и не замечал взглядов деда.

— Ну пошли, что ль! — толкнул дед в бок Ашота, потеряв всякое терпение.

— Да погоди. Куда торопишь, старина? Все мы приходим к своему итогу. Чуть раньше или позже. Но иногда надо просто перевести дух. С мыслями собраться. И потом снова… У меня ведь тоже, Ашот Суренович, было поначалу даже отвращение к тайге. Да-да! Именно отвращение. С месяц я на нее смотреть не мог… — заговорил Подорожник.

— Простите за нескромный вопрос, вы семейный? — перебил Ашот.

— Я? По форме — да. Но по сути… Разочаровалась во мне жена. Вначале со мной по тайге ходила. Намечтала что-то. А потом разуверилась в моей звезде. И из гениев — зачислила в неудачники. Живет с сыном. В городе. От меня отвыкла. Я изредка навещаю их. Чтоб не очень надоедать. У них своя жизнь. У меня — своя. Не понимаем мы друг друга. Но теперь — все равно. Сближения не ищем. Давно перестали винить друг друга. Все прошло. Все. Я возвращаюсь к ним на пару дней, и не больше. Но нет сил набраться. Просто глянуть на них. Не состоялась у меня семья. Чужой я в ней. Более чужой, чем в тайге. Сквозит там душу мою. Греться сюда ухожу. Так всем лучше, — опустил голову Яков.

— Э-э, да что там, не ты один. Бабы — они все тайгу не любят. Ревнуют к ней мужиков, ровно к сопернице. И того не понимают, что в нее мужик не от добра уходит, а от свар, от упреков. Тайга же все стерпит, смолчит. А уж коль лопнет ее терпенье, один раз накажет. Но навсегда. А коль и за ухи потреплет, поучая, так то и пережить можно. Как барбоса — ткнули мордой в шкоду, дали пинка под одно место, а он повизжал малость, ушибы вылизал — и вновь прокундит, бес. Но уже осторожно. С оглядкой. Тайга нас тоже мяла, ан ништо, чуть оклемались и — по новой в нее, ровно в ней каждый пень медом мазан. А все отчего? Да от любопытства и нахальства человечьего, — рассмеялся проводник.

— А верно подметил ты, Вася! Только у геологов нахальство пока преобладает над любознательностью.

— Что вы имеете в виду? — нахмурился Ашот.

— А чему удивляетесь? Вот вы посмотрите, куда повара на базе выбрасывают объедки, остатки еды? В речку выкидывают. А потом сами же из нее воду берут. И не только они. Все зверье таежное к ней на водопой бегает. А вы посмотрите, какая вода теперь стала в реке. Вонючая, грязная. Помоями пропахла. И сточными водами. Из бани, из прачечной. А разве такою была река, когда вы пришли сюда? Каждый камешек в воде посчитать можно было. Да разве только это? Обычного не имеете. Все по кустам ваши бегают. Как мальчишки. И не стыдно! Нехорошо, голубчик. Мертвую зону вокруг базы сделали. Шум, грязь, запахи — зверье отпугнули. А вам с тайгой контакт нужен. Да еще какой.

— Устают люди. В тайге устают. Работают много. Не потому, что варвары. В душе они чисты. Просто не до того им. И не до себя порою. Вот и получается не все гладко. Сами говорите, что вас тайга надрывала в свое время. Даже отвращение было, — напомнил геолог.

— Было. Но у меня другое. Да и тогда я оставался самим собой. Не гадил в собственном шалаше. В котелок не плевал, из которого ел. В роднике не стирал, из которого пил. Просто свалить на усталость. У меня свои промахи были. За них и наказан бывал частенько. Неудачами. Пока не научился терпению и… терпимости.

— Трудно представить мне ваши ошибки. Вы же практически ни за что не отвечаете, — смеялся Ашот. — А значит, и наказания не для вас.

— Я тоже отвечаю. За достоверность своих данных. И не смейтесь. Вот вы выговором за свои упущения можете отделаться. А меня тайга куда строже наказывала. Однажды по весне, когда черемша показалась на полянах да по распадкам, решил я, чтобы цинги не получить, диким чесноком подлечиться. Ну, пошел. Запамятовал время. А в ту пору медведи тоже черемшой лакомятся. Другой еды нет. А есть хочется. Вот и промышляют с потомством. А я лишь о себе помнил. Уже наелся сам. И приличный пучок черемши про запас нарезал. Да только разогнулся, глянул — рядом матуха. С двумя пестунами. И так пристально на меня смотрит. А медвежата ко мне подкатили. Глупые еще. Не понимают. Им поиграть охота. Ну и давай меня теребить. Я не сопротивляюсь. Куда там! Знаю, медведице секунды достаточно, чтоб со мною расправиться. Глаз она с меня не сводит. А пестуны не из слабых. Меня, как мяч, перекидывают. Бросил я им черемши. И, покуда они ее ели, вначале бочком, а потом бегом от них припустил. Видно, матуха пробку не выкинула в то время. Иначе не удалось бы мне уйти от них. Так с той поры, прежде чем куда пойти, весь таежный календарь вспоминал. Чтоб снова впросак не попасть. Я ведь и потом, после той встречи, еще долго опасался, что матуха по следам меня найдет. И хотя не обидел я ее пестунов — голод мог пригнать. Но не пришли. К моему счастью. Обошлось. А бывало и похуже. Голод заставил отнять отложенные уткой яйца. Из гнезда. На болоте. И надо же, ровно через неделю на том же самом месте чуть не засосала меня трясина. Совпадение, но памятное. После того, как бы есть ни хотелось, гнезд не разорял. И до своей поры ни одну птицу не трогал.

— Э-э, да о чем вы? До того ли! Моим ребятам не до нежностей с тайгою. Выжить бы. Да и контакты с нею нам ни к чему. Человек повсюду должен утверждать себя. Над всем и вся. Нам это тоже не просто и не легко дается. Не имеем времени на уговоры. Мы просто берем от природы то, чем она сама не сможет воспользоваться. Ну, скажем, к чему ей нефть? Вы сами говорите, что она тайге лишь горе приносит. Так что, забирая нефть, мы тайге лишь услугу добрую оказываем. Ну и будет с нее, с природы этой! А если при этом насорим немного — не беда. И будем искать нефть, как искали.

— А разве я против разработок или поиска? Разве я говорил, что нельзя брать нефть у тайги? Нет, голубчик! Я вам доказывал, что в интересах поддержания экологического баланса можно брать нефть. Даже необходимо. Но брать ее надо с умом. А не так, как вы это делаете! Нефть не столько порождение, сколько отработки природы. И природу надо очищать от нее. Но не губить при этом то, что помогает природе себя восстановить. Вот о чем шла речь. Я сторонник более интенсивных поисков и разработок. Но не за счет тайги. Ее возможности не безграничны. Вы сами прекрасно знаете: где гибнет, исчезает тайга — там умирает жизнь!

— Там рождаются города!

— Ошибаетесь. Лишенные естественной среды, деревьев, почвы коррозируются. Появляются каверны, провалы, овраги. А вокруг ваших городов нередко гуляют страшенные ветры, черные бури. Изменяется микроклимат в тайге. А все оттого, что вы погубили деревья — естественную преграду ветрам. Потому что не учли особенностей рельефа местности. Ваши качалки, что стоят рядом с городами, отравляют воздух. И опасны для людей в пожарном отношении. Все — наспех. Вот в чем ваша беда! Я — за города! Но построенные разумно! С учетом климата и окружающей среды. Я за то, чтоб реки сохранили свежесть свою. А не были превращены в клоаку. Я за то, чтоб тайга жила и в городе. Чтобы дарила она людям целительный воздух свой. И радовала глаз. Не губителей своих, а бережливых хозяев ждет тайга. А вы? Вы не по-человечески относитесь к ней. Представьте себя на месте любого дерева!..

— Ну, это вы уж хватили через край! Как я могу себя с деревом равнять? Да и что такое дерево в сравнении с человеком? Оно что — мыслит? Творит? Оно просто дерево. Потенциальное бревно. Дрова! Я не только не поставлю себя на его место, но и вам не позволю столь прозрачно намекать на место геолога, которое вы ему отвели в ваших гипотезах. Нет уж, товарищ Подорожник! Пожалуйста, себя сравнивайте, может, вам это больше подходит. Я — обычный человек. Пусть грубый. Но я хорошо знаю свое дело. И не суюсь в вашу экологию. Я просто вкалываю и горжусь тем, что это приносит пользу. Реальную, черт возьми. Никто из нас не застрахован от ошибок. На то мы и люди. Но сравнивать меня с деревом! И верно, что тайга над людьми смеется… Из одного, слабака, — героя сделает, из другого — идиота с деревянными мозгами! Ах, извините, рысь убил. Экологический баланс нарушил! Ах, простите, гнездо разорил, чтобы с голоду не сдохнуть! Вот и бейте этой тайге поклоны! Извиняйтесь перед нею за то, что вы — человек, а не муравей, и делаете травке больно, когда по ней ходите. А в нашу мужскую работу — не суйтесь!

— Да помилуйте, вы неправильно меня поняли! Я не то имел в виду! — пытался прервать Ашота Подорожник.

— Вы нас считаете варварами, губителями, грабителями природы! Ну а вы что дали ей? Что подарили за свое в ней пребывание? Чем отмечены ваши годы работы в тайге? Шалашами? Бредовыми сказками? Вы умело хаете нас! Но мы каждый шаг в тайге помечаем городами, промыслами, рудниками! Мы наполняем тайгу жизнью, смехом. А вы — жалью! Тайга не нуждается в вашей защите. И не случайно, что вас в собственном институте не признают! Иначе бы вы не торчали здесь. Там не глупее вас люди работают! И понимают, что важнее в дне сегодняшнем — жизнь десяти козявок или будущий город! Ваша теория никому не нужна. Ни сегодня, ни в будущем. Зря жизнь потратили! Романтик-идеалист. Видали мы таких, кто слезы над ручейком роняет, а сам ни хрена полезного в жизни не сделал! — кричал Ашот.

— Убирайтесь вон, невежа и невежда! Вы банальный нахал! Мальчишка! Уходите! — вскочил Яков.

Ашот встал и заторопил проводника:

— Ну, что сидишь? Пошли! Зря время потратили! Теперь наверстывать надо!

Но проводник не спешил.

— Пошли! — надел лыжи Ашот и оглянулся на деда.

— Иди! Сам! Без меня! Один иди! Не проводник я тебе нынче. Отходились в паре.

— Ты что? С ним остаешься?

— Я сам по себе! И ты мне не указ! Шлепай! Начальник! Нынче понял я, что хаму помогал! Иди!

Ашот рванулся от шалаша. Взгляд старика жег ему спину.




Глава 6. НЕЗАБЫВАЕМОЕ


Вернувшись на базу, Ашот тут же пошел к Терехину.

— Вездеход пришел. Можешь ехать в город, — встретил его начальник базы, не скрывая желания поскорее спровадить главного геолога.

— Нет, Юрий! Я в город не спешу. Не зря на профиль сходил. И хорошо, что сам. Без твоего сопровождения. Прежде, когда у тебя на других участках бывал, радовался, что ребята не оборванцами в тайге живут. Верил тебе. А оказывается — они из своего кармана за спецовки платят! От нас — нефть ждут. А ее — топографы, сейсмики, взрывники находят, а не твой кладовщик! Кстати, с каких пор ты на диету перешел? Это ты на манной каше так отъелся?

— Терпеть ее не могу. Тушенку предпочитаю, — буркнул Терехин.

— И много ее на базе?

— Полный склад. Можешь проверить.

— Вот что, Терехин. Бери мой вездеход и срочно отвези на профиль продукты. И не только тушенку. Яичный порошок, балык, сгущенное молоко. А сухофрукты, манку, компоты из отрядов на базу забери. Здесь дети живут. Им — нужнее это. Все заявки из отрядов на продукты будешь в управление пересылать.

— Ладно, только обойдусь без твоего вездехода. Трактор свободный есть. С санями.

— На санях отвезешь сухую штукатурку. Утеплишь все будки в отрядах. За каждый больничный из-за простуды из своего кармана платить будешь, если не сделаешь, как следует.

— Слушай, с чего ты взъярился? И раньше в моих отрядах бывал. А не придирался по пустякам! Знаю я, чем тебе не угодил, отчего бесишься… Только не пойму, почему сейчас, а не тогда…

— Твои намеки на прошлое неуместны, Терехин. Раньше на тебя жалоб не было! Люди были неприхотливее. Нашего с тобой поколения. Знали, что на материке после войны многое заново строить приходилось. Но времена-то теперь другие, Терехин! И люди в геологию другие пришли. Работают они не хуже нас, а вот условий требуют лучших, чем мы имели в свое время. И требуют-то разумное! Вот, заметь, никто на базе не жалуется на жизнь в землянках. Все понимают, что в перевозных домиках гораздо холоднее и лучше подождать, пока не предложат более удачную их конструкцию. Годную для нашей работы на Крайнем Севере. Геологи знают, что стоит появиться удобным для перевозок теплым домикам — и мы тут же их оптом закупим. А землянки сроем. И нам обещают через год-два дать такие домики и меховые палатки. Короче, за землянки мне перед геологами не стыдно. А вот краснеть за остальное — не намерен! Будешь списывать спецодежду по мере износа, а не по бумажным нормам.

— А платить кто будет? Тебе легко командовать за счет моей зарплаты…

— Не волнуйся, Терехин. Управление расходы на себя примет. Это я тебе обещаю. Нам людей беречь нужно, а не брезент, в который мы их одеваем…

Только через два дня вернулся Ашот в город. Доложил обо всем начальнику управления. Михаил Афанасьевич Лившиц выслушал Ашота внимательно. И сказал:

— Резкий ты мужик, Ашот. С твоим темпераментом — только на Крайнем Севере и работать. На юге у тебя бы кровь закипела. А здесь ее мороз охлаждает. И то ладно. Короче, твои действия на профиле и на базе — целиком одобряю. А вот с лесником и ученым не все так просто. Чувствую, не убедил ты обоих подальше от профиля держаться. Горячность тебе помешала их всерьез воспринять. А зря. Уверен, не сегодня, так завтра хлопот не оберешься от таких вот, как эти. Хорошо бы найти с ними общую линию. А вот какую — ума не приложу. Ты, Ашот, сам обмозгуй, как нам с этой экологией тайгу поделить. Сегодня — она наша. А вот завтра… Как бы эта наука нам палки в колеса не вставила. Мне-то на пенсию все равно скоро. А вот тебе пора и в завтрашний день почаще заглядывать. Но без лишних эмоций, без гонора. А по разуму…

Ашот не придал значения этому разговору. «Дай Бог, со своей работой управиться. Не до лесников и не до ученых мне. Если и будут кляузничать на геологов — никто их слушать не станет. Они, что ли, будут за нас нефть искать?» — думал главный геолог. И вскоре, занятый повседневными делами, совсем забыл о словах Лившица. Вспомнил о них Ашот, лишь когда ему позвонил однажды начальник нефтеразведки. Однокашник. Старый приятель.

— Слушай, поднажми-ка на лесхоз. Мои вчера звонили с площади. Да, уже на место прибыли. И вышку привезли. Но лесник не дает леса. Для бурплощадки и дизельной. Сказал, чтобы брали лес там, где геологи работали. По профилю. А в тайгу ни на шаг не пускает. Судом грозит. Но ты-то понимаешь, что мне на установку вышки две недели только и отведено. А этот… все сроки сорвать нам может. Главное — ведь даже вахты буровые уже укомплектованы. Плотники без дела торчат у вышки. А лесник — ни в какую. Я уже пробовал с лесхозом договориться. Чтоб они воздействовали на своего. Так там и слушать меня не стали. Что делать будем?

— В райком партии придется идти, — разозлился Ашот.

— Давай вместе сходим.

— Я сам. Один схожу. Позвоню потом. А ты не беспокойся. Там с базы у геологов возьмешь плотников. Чтоб без дела не сидели. Ну и управишься к сроку. Думаю, сегодня все будет в порядке, — повесил трубку Ашот.

Он недоумевал, как это лесхоз осмелился приказывать нефтеразведке. Раньше такого не было. Бери леса для буровой сколько хочешь. А теперь, ишь ты, с профиля берите. «Издевка, да и только. А что с профиля возьмешь? Это же все равно что с голого асфальта набрать букет роз. Ну и советчики! Интересно, а чем это вызвано? С чего вдруг такие внезапные перемены?» — думал Ашот, входя в кабинет секретаря райкома.

Всего мог ожидать Ашот. Но такого! Даже ушам не поверил. А секретарь не шутил. Нет. И не ругал. Но сказанное было хуже:

— Я знаю. Проинформирован. Но именно вам помочь ничем не могу. Вам известно, что каждая организация работает по плану. Государственному плану. Его я не имею права изменить. Кстати, приказывать ни лесхозу, ни кому бы то ни было не уполномочен. Горят сроки? Задерживаются работы? Мы за это спросим. Как с коммунистов. А подменять ваше управление или нефтеразведку, тот же лесхоз — райком не будет. Уставом партии такого не предусмотрено. Пора бы знать. Мое мнение? С лесхозом я говорил. Узнал, в чем дело. Они не имеют права давать вам на вырубку молодой лес. Вы и так испортили основной массив, нарушив все допустимые нормы. Так что уже никакими штрафами ущерба не возместишь.

— А кто замерял, откуда такие данные? Если был составлен односторонний акт, без участия нашего представителя, то разве можно доверять такому документу? Я не согласен с выводами лесхоза! — терял терпение Ашот.

— Акт о принятии лесоучастка к приему работ был составлен не вами и не лесхозом. А лесосплавной конторой. С участием представителей комитета народного контроля, прокуратуры и экспертов. Последние дали заключение о невозможности проведения на этом участке лесозаготовок для строительства. Годного строевого леса осталось мало. Лишь молодняк и саженцы в основном сохранились да перестой. Но для строек он непригоден. Оставшийся на участке строевой лес в большинстве случаев поврежден, не соответствует требованиям государственного стандарта и пойдет на дрова для местного населения. Вы понимаете, что отказ от лесозаготовок на уже отведенной для этого площади — первый случай в нашем районе. И это, естественно, не прихоть. Нет! Даже сама мысль о том нелепа. Значит, там действительно нечего заготавливать. А разве мы имеем право самочинно влезать в государственные лесные запасы? Нужно было вчера думать о сегодняшнем дне. Естественно, ответственность в данном случае ложится на ваше управление. Ваши люди погубили лесные массивы. Из-за этого возникают проблемы у бурильщиков. Но раз буровую положено поставить в две недели — она должна быть смонтирована и установлена. Со всеми основными и подсобными постройками. За срыв сроков ввода в действие буровой строго накажем. Через две недели, если не справитесь, мы вызовем вас на бюро райкома партии. А работу геологов на таежных массивах мы поручим проверить…

— Но вы же понимаете, что мы не сможем уложиться в сроки! Где лес взять?

— Этот вопрос в данном случае должен интересовать вас! Виновную сторону. И помните: о каждом дне простоя нам будет известно.

Ашот вышел из райкома партии опустив голову. Не ожидал он такого приема. И теперь шел по улице, все больше мрачнея. «Как выйти из положения? Где взять столько леса? Как успеть? Ни на чью помощь рассчитывать не приходится. Да и кто поможет? Чем? Ведь сроку-то всего две недели! Не успеть. Эх, видно надо готовить свои дела для передачи новому главному геологу. Снова придется ехать на какую-нибудь базу. Работать там. Все заново начинать. Может, даже под началом у Терехина…»

Ашот вошел в кабинет к Лившицу, так ничего и не придумав.

— Ну, что у тебя, Ашот? Звонил мне секретарь райкома. Крепко ты по шее получил. Ну, сознавайся, — усмехнулся Михаил Афанасьевич.

Ашот безнадежно махнул рукой. Неуклюже, громоздко стул придавил. Выложил все начистоту. Начальник управления слушал молча. Не перебивая. А когда Ашот умолк, спросил:

— Ну, и что мы теперь делать будем?

— Черт-те знает. Ума не приложу!

— Э-эх, молодо-зелено! Да это же азбука для новичков. Выход-то вот он! На ладони. Меня за такое еще до войны шерстили. Ничего страшного не произошло, Ашот.

Геолог даже ушам не поверил. Выход! Но где? Какой?

— Откуда эту вышку перенесли? С соседнего участка. Так?

— Да.

— Это в пяти километрах? Не так ли? Ну а там-то она не голышом стояла! Куда девались постройки при размонтировании? На месте? Вот бери их готовенькие. Снимай. И перевози! Да делай поскорее. Покуда лесничество на дрова не оприходовало. Надеюсь, что недели тебе с лихвой хватит на все. А транспорт для перевозки возьмешь свой — бульдозеры. И из нефтеразведки. Доски не срывайте по одной. Снимайте щитами. Чтоб ставить быстрее, да и транспортировать удобнее. Настил, проследи, чтоб не повредили. Желобы целиком перевози. Не забудьте о водокачке. Чтоб все чин по чину. И плотников с ближайших баз подтяни. Пусть помогут. В сроки — так в сроки, — улыбался Лившиц.

Ашот не вышел — вылетел из кабинета начальника. А уже через несколько часов все завертелось. Начальник нефтеразведки с бригадой плотников уже выехал на вездеходе к бывшей буровой.

Туда же с базы Терехина двинулись с санями три бульдозера. Сам Ашот в вездеходе управления мчался на разборку оставленных построек. Только бы успеть! «Эх, и умный же мужик — Лившиц. Не зря он меня предостерегал. И выход сам нашел… Все наперед видит», — мысленно нахваливал своего начальника Ашот.

Он немного опоздал. За три часа до его приезда успели пять плотницких бригад поработать. Все сняли с оставленной площадки. Словно никогда ничего тут не стояло. Даже уборную увезли. Целиком сняли. И, торжественно погрузив на сани, хохотали плотники: мол, бытовая постройка лучше всех сохранилась на старом номере буровой. А все потому, что редко ею пользовались из-за недостатка времени…

Эти последние сани и нагнал Ашот по дороге. Понял — раз это увозят, значит, остальное давно подгоняется, ставится на место. На новой буровой вовсю кипит работа. А значит, успеют. И не только вовремя, а много раньше. Несколько дней — и назад в Оху! Уж он узнает, кто это из лесхоза ставил палки в колеса!

Сани впереди шли медленно. Дорога то на брюхатую сопку лезла, то снежком вниз летела. Ныряла в повороты за мрачные ели. Сколько еще ехать? Уже совсем близко.

Ашот знал: вот за этим распадком — буровая. Можно и дух перевести. Неприятности позади. Они закончились. Но… Едва он вылез из вездехода, как его позвали в будку к телефону. Говорил Лившиц:

— Ашот! Возвращайся в Оху. Срочно! Ты слышишь меня? Там уже без тебя справятся. К утру жду!

— Что произошло, Михаил Афанасьевич?

— Это не по телефону! Разворачивай вездеход. И мчись! Давай поторапливайся.

Ашот велел водителю заправить вездеход на обратный путь. Тот чертыхнулся. Весь день в пути! И вот снова. Без отдыха, без малейшей надежды на него. Голова гудит от шума. Но по виду главного геолога понял — не спать им сегодня. Да и Ашот уже сел на переднее сиденье. К дороге приготовился. Лицо мрачное. Значит, неприятности у него.

Ашот о своем задумался. Он знал Лившица много лет. Лишь в особых случаях вот так вызывал в Оху начальник управления. Когда мог обойтись сам, не вытаскивал его из тайги, да еще так срочно. Но что произошло? Откуда теперь грозу ждать? Ведь одна только миновала. Едва успокоился. И что-то снова. Ашот закурил. Нетерпеливо поглядывал на водителя. Тот залил горючее в баки, взглянув на часы, полез в кабину.

Закрутились, побежали перед вездеходом деревья. Белые. Нарядные. У них праздник: в чистые шубы оделись. А может, и вовсе не праздник, а похороны. На них тоже в белое да в новое наряжают. Даже если паршиво жил, зато отошел достойно. Нарядным, как и положено. Любой жизни и смерти уважение должно воздаваться. А скорбь, как и радость — белая. Седая? Что ж… От радости до печали — один шаг. Минуту назад здесь проезжал Ашот. Радовался. А теперь… где она, радость? Уже и след простыл. Впереди неизвестность. Она куда как хуже самой плохой определенности. А тайга бежит. Вперед или назад? Попробуй пойми. Деревья коленки подогнули в беге. Может, вовсе не бегут. Застряли в снегах, в сугробах, как в цепях ошибок. Выскочить бы! Убежать. Но слишком их много. Пока боролись, не стало сил. Да и куда бежать? К кому и от кого? От себя? Но от себя не убежишь…

Мчался вездеход. Попрыгивал, рычал на всю тайгу. Как спать хочется! Даже глаза режет. Но не получается. Что произошло в Охе? Что случилось? А часы тянулись медленно. Их бег не ускорить, как и не прибавить скорости вездеходу. А надо бы сейчас, — скорее из неизвестности.

Рабочий день уже начался, когда, весь в снегу, заледенелый, вездеход, рыкнув весело, будто радуясь концу пути, развернулся у порога управления. Ашот, на ходу надев шапку, быстро выскочил. Через два порога, забыв о должности и возрасте, бежал к Михаилу Афанасьевичу. Тот, завидев его, встал. И, пройдя к секретарше, сказал:

— Никого не впускайте. У меня совещание. Садись, Ашот. Разговор у нас с тобою будет серьезный.

— В чем дело? — нетерпеливо подался вперед главный геолог.

— Прокуратура нами занялась. А тут, как назло, у Терехина беда…

— Какая? — побелел Ашот.

— Сезонников мы ему дали. На шурфы. Давно просил мужик. Взрывникам помочь. Рабочие у них не справлялись. Послали шестерых. По два на отряд. Они и отмочили. Эх-х! Шпана! А туда же! В геологи. Решили они, видишь ли, медвежатины попробовать. Да не с карабином, по-человечески. А с аммонитом — в берлогу. А взрывать уметь надо. Хоть бы проконсультировались или сказали. Так нет, сюрприз решили преподнести отряду! Да только сюрприз с другого конца вышел. Сами подорвались.

— Смертельный исход? — побледнел Ашот.

— Да нет. Живы. Так ладно бы сами. А то там какой-то научный сотрудник оказался… Наверное, тот тип, о котором ты рассказывал…

— А сотрудник этот жив?

— Не знаю.

— Как он оказался вместе с шурфовщиками у берлоги?

— Все узнаем. Меня одно интересует — провели ли инструктаж по технике безопасности с сезонниками?

— Так без этого даже на базу не отправляют. Да и на базе имеется свой главный геолог. Кстати, я его присылал с докладной Терехина. Он в двух случаях не обеспечил оповещения людей о взрывах. Ты ему хоть выговор дал?

— Я-то дал. Но прокуратура уже возбудила против него уголовное дело. За халатность, которая могла повлечь несчастные случаи с людьми. Так постановление следователя сформулировано. Короче, нет с сегодняшнего дня у Терехина своего главного геолога. Его прокуратура отстранила от занимаемой должности. Только что прислали постановление об этом. Я уже приказ отдал…

— Лесник наябедничал?

— Нет. Здесь помощник прокурора приказы по управлению проверял. Ну, и о выговоре увидел…

— Вот уж не думал, — опустил голову Ашот.

— А думать не надо, Ашот. Сам видишь, без техники безопасности — теперь ни шагу.

— Странно все. Как ученый с ними оказался? Недавно я в этом отряде был. А шурфовщиков не видел.

— Ты уже три недели в городе. А они лишь десять дней назад направлены. Зря с тобой не обговорил. Но кто знал?

— Не пойму. Ведь на площади все берлоги пустые. Кого взрывали? Где медведя нашли? Да и аммонит под замками держат. Сам видел. Кстати, и расход аммонита учитывается до грамма. Отчеты

я проверял. Все в полном порядке. Я исключаю возможность того, что Терехина сама дала этим шалопаям взрывчатку. А украсть — практически невозможно. Ящики вскрываются на шурфе. При Терехиной. Да и недостающий аммонит сказался бы на результате взрыва. А за этим следят сейсмики. От них бы не ускользнуло.

— Но факт налицо. Это случилось. А как — скоро узнаем.

— Кто сообщил о взрыве? — спросил Ашот.

— Терехина. Только сам понимаешь, расстроилась баба. Ничего толком не узнали. Да и связь паршивая. Короче, на вертолете полетишь. С тобой будет кто-то из прокуратуры. И врач. Ты на базе недавно был, лучше знаешь обстановку.

Вскоре Ашот вылетел на базу. Конечно, он мог еще вчера добраться туда на вездеходе. Но Лившиц объяснил, что из прокуратуры попросили никого из управления на базу без них не посылать.

На душе у главного геолога было тяжело. И надо же, опять Нина, именно у нее снова неприятность. Ей она сейчас грозит больше всех. Почему всегда так случалось? Все отряды беда обойдет, а ее — не минет…

Вертолет приземлился на базе. И едва замерли лопасти, Ашот и помощник прокурора выскочили наружу. К ним тут же подошла Нина. Лицо — вспухшее от слез. Едва на ногах держится.

— Где потерпевшие? — спросил ее помощник прокурора, коротко представившийся: — Пономарев.

— Их только что поймали. Везут сюда.

— Поймали? Где? Почему? — удивился Пономарев.

— Они после взрыва в тайгу сбежали. Почему — не знаю. Испугались, наверное. Первый раз взрывали. Такое случается. Я их не видела после того, — говорила Нина.

— Где они взяли взрывчатку?

— Не знаю. Но не у меня. Мы взрывы проводим аммонитом. Они взрывали толом. Я с ними не работаю. Это все подтвердят. И Ашот Суренович, — кивнула она в сторону главного геолога.

— Откуда вы знаете, что они взрывали толом? — спросил Пономарев.

— По запаху. По самому взрыву.

— А вещественные доказательства имеются?

— Какие? — не поняла Нина.

— Ну, может, осколки тола видели?

— Нет. Не до того было. Да и зачем? Я — взрывник. Тол всегда смогу отличить от аммонита. На слух. По запаху, по другим признакам. Это моя работа.

— Где они могли взять тол?

— Не знаю. У меня его уже много лет нету.

— Вы знали о намерении взорвать берлогу?

— Конечно, нет! Кто ж этим занимается! Ушли среди рабочего дня. Мы подумали — по естественной надобности. Не будешь же за ними следить. Если бы знала!

— Скажите, у вас тяжело с продуктами? — поинтересовался Пономарев. Его тон заметно смягчился.

— Да нет. Никто не жалуется. Всем хватает. Все сыты. Мы недавно с базы. Недостатка ни в чем не было.

— Что ж побудило ребят пойти на медведя?

— Их спросите. Я не знаю. Только мне они в отряде больше не нужны! Сама за троих буду работать. Зато спокойно. А то прислали помощничков — с-сукиных… Ой, извините, пожалуйста, — прикрыла Нина рот рукой.

— Давно ли они у вас работают?

— Всего неделю. А уже отличились. Дальше — совсем хлопот не оберешься. Нет уж, пусть забирают их в любой отряд. Мы тоже не конфеты едим! Все из одной кастрюли питаемся. Подумаешь, бифштексы с кровью им понадобились!

— Как вы поняли, что они сбежали в тайгу?

— По следам на снегу.

— Когда их искать стали?

— Сразу. Как взрыв услышали.

— А почему именно их стали искать, этих ребят?

— Не именно их. Искали, кто взрывал. Мы ж не предполагали. Но взрыв посторонний. Не профессиональный. Это — на слух. Все туда бросились. Я думала, что эти, наши, еще за кустами сидят.

— А как узнали, что именно они? — допытывался Пономарев.

— Да просто. Рукавицы свои они там оставили по забывчивости. А они у них чернилами помечены. Инициалы. Так что расписались под своей шкодой. А об ученом мне лесник вчера сказал. Мол, чуть человека не взорвали.

Под окном протарахтел трактор. Остановился. И все трое услышали:

— Иди, говорю! Туды твоя мама! На свет мужика пускала, а получилось… — И, распахнув настежь дверь, Шамшала втолкнул одного парня, второму дал легкого пинка.

…Ребята сидели нахохлившись. Изредка поглядывали на Терехину.

— А где третий? Научный сотрудник? — спросил Пономарев у тракториста.

— Сейчас придет. Он у лесника ночевал.

— Мы не знали. Не хотели так! Ну, знаете, все в отряде опытные. Мы с Генкой решили доказать, что тоже кое-чего стоим. Нашли берлогу.

— А взрывали ее чем?

— Толом. Половиной шашки.

— Где взяли? — спрашивал Пономарев.

— На базе. У сейсмиков. Они хвалились, что рыбу им глушили. И здорово получалось. Мы у них две шашки выпросили. Сказали — для рыбы. Ну а когда берлогу нашли, передумали.

— Почему же?

— Это же гора мяса! Готовая. Сразу на сковородку. Только берлога пустой оказалась.

— Как пустой? — удивился Пономарев.

— Мы ждали, что мясо кусками полетит. А оттуда — шапка. Человечья. С ушами! Мы вначале ничего не поняли. Только испугались. Ну и побежали. Не знаем почему. Но медведи в шапках не бывают.

— А вы берлогу осматривали? Пустая она была или нет? — улыбался Пономарев.

— Пар-то из нее шел. Это точно. Мы и уверены были, что не впустую. Иначе зачем? Но только когда тол кинули в дыхалку, пригнулись сами, глядь — а вместо медведя эта, облезлая, хуже, чем у нас, летит.

— А как ученый с вами оказался?

— Кто? Никого с нами не было. Мы вдвоем. Сами. Никто не знал.

И тут до ребят дошло. Лица их исказил страх. Они съежились. Умолкли.

— Кто показывал вам, как толом взрывать надо?

— Сейсмики. Как рыбу глушить.

— И вы были уверены, что половиной шашки взорвете медведя?

— Мы топор на всякий случай взяли, — вставил Генка.

— Карабин нам не давали даже в руках подержать.

— Да что б вы сделали топором, если бы там медведь оказался? Убить не убили бы. А оглушили на время. Так он потом из вас знаешь что сделал? Без сковородки обошелся бы: живьем, с портками сожрал. Эх-х, лопухи вы мои. Хорошо хоть живы. Ну, доберусь я до этих сейсмиков! Учителя! Мальчишек чуть не погубили, — всхлипывала Нина.

— Мы не думали. Мы хорошего хотели! Мяса. Для всех. А получилось…

— Вас надо под зад гнать из геологии! Сопляки! — не сдержался Шамшала.

Дверь тихо скрипнула. Вошел Подорожник. Ашот подвинулся, уступая место рядом. Но Яков будто не увидел. Присел на корточки у стены.

— Как вы оказались на месте взрыва, у берлоги? — обратился к нему Пономарев.

— Не у берлоги, а в берлоге, — поправил его Подорожник. И продолжил: — Да, именно в берлоге я находился в это время. Я изучаю жизнь фауны и флоры тайги в зимний период. В данном случае меня интересовали муравьи. Глубина их ухода в грунт. А около этой берлоги как раз и находится великолепнейший муравейник. Ну я, поскольку знал, что берлога пустая, забрался в нее и работал. В берлоге, чтоб теплее было, костерок из

сухих веточек развел. Ну и для лучшего освещения. Я лопатой работал. Копал. Уже три дня. Совсем немного оставалось. Все-таки выяснил, что муравьи зимой имеют доступ к медведю. И чистят его во время спячки. Еще кое-что нужно было узнать. Но не успел… Сижу я вчера. Рассматриваю ходы муравьиные в лупу. Вдруг в берлогу тол влетел. Бикфордовым шнуром обмотан. И шнур подожжен. Я мигом из берлоги выскочил. Инстинкт самосохранения сработал. Ну, отбежал шагов на десять. За дерево успел лечь. Тут — взрыв. Я возомнил, что лупу там в берлоге оставил. Жалко стало. Одна она у меня была. Подошел к берлоге. Увидел, как эти молодцы убегают в чащу. Догадался, что взрыв — их рук дело. Не понял одного, за что они мне гадость сделали? Ведь берлога пуста. Это можно было видеть.

— Пар из дыхалки шел. Мы и подумали…

— В ваши годы, милейший, пар от дымка пора отличать. К тому же пар идет клубками едва приметными. Это от дыхания. А дымок постоянной струйкой вился. Разница большая. К тому ж вы должны были прежде обойти берлогу вокруг. Тогда приметили бы мои следы. Я туда целую дорожку протоптал. И спуск в берлогу увидели.

— Что им следы? Много они в них понимают. А следов медвежьих еще и в глаза не видели. Верно, так и подумали бы, что медведю тоже наш кладовщик валенки выдает, — брезгливо сморщился Шамшала.

— Мы не хотели. Мы шапку увидели, — канючил Генка.

— Это моя шапка. Я забыл о ней, когда из берлоги выскочил, — сказал Подорожник.

— Мы не хотели вас. Мы медведя хотели, — согнули шеи ребята.

— Охотнички! Медведя искали. А шапку увидели — и в кусты! — фыркнул тракторист.

Пономарев быстро записал объяснения парней и Подорожника. А когда они вместе с Шамшалой вышли, обратился к Нине:

— Откуда появился тол у сейсмиков? Вам это известно?

— На базе взяли. Там старый запас есть. Малые шурфы раньше им обрабатывали. Вот и добрались.

— Ну, вы можете идти. Все понятно, — сказал Пономарев и, оставшись вдвоем с Ашотом, долго расспрашивал его о подборе кадров, специфике работы.

Оба съездили на место происшествия, Пономарев осмотрел пустую берлогу, составил протокол и дал подписать его трактористу и Ашоту. На базе он до глубокой ночи говорил с Терехиным. О чем — Ашот не знал. Утром вместе с Пономаревым Ашот вернулся на вертолете в Оху.

Вскоре Терехины получили по выговору. Сейсмиков оштрафовали за глушение рыбы. Лившица и Ашота пропесочили на бюро райкома партии. За все сразу…

Нина все же оставила у себя шурфовщиков. Обоих. Но глаз с них не сводила. Стала всерьез учить их взрывному делу. Словно замену себе готовила, что вызвало немалое удивление и досаду у Олега.

Сторожа базы, деда Василия, эта история тоже стороной не обошла. Начальник базы сам пришел к старику. В землянку. Рассказал о случившемся.

Пожурил. Велел оставшийся тол под семь замков упрятать. Что старик не замедлил исполнить. А вечером все геологи видели, как, нагруженный новым матрацем, верблюжьими одеялами, подушками и простынями, шел Терехин от склада к землянке сторожа. Старик в это время был на дежурстве. И не знал, как старательно выскабливает, отмывает, прихорашивает его жилье уборщица. Утром, едва открыв дверь, дед Василий охнул. И попятился было назад. Но нет. Он не ошибся. В свою землянку пришел. В свою и не в свою. И собрался было пойти к Юрию, узнать, в чем дело. Уж не хотят ли его землянку отдать кому, да голос поварихи, жены Шамшалы, за спиной услышал:

— Входи. Чего топчешься? Вон и завтрак тебе несу. Ешь, пока горячее. Так начальник велел. Ходить за тобой. А с чего — не знаю. Вон и землянку тебе отмыли. И постель новую Терехин сам принес. Иль выручил ты его в чем? Иль память у человека проснулась? — выпытывала баба.

Дед молчал. Он не понял, что произошло. К чему бы эти перемены? Но он не просил. Не требовал. Не напоминал о себе. Ну а коль дали — зачем отказываться? И успокоился. А вскоре и привык.

Терехин в это время уже уехал на профиль. И на базе почти не появлялся.

Редко вспоминал о нем и Ашот. Лишь иногда, просматривая сводки и натолкнувшись на знакомую фамилию, задумывался. Что-то вспоминал. Давнее. Известное только ему да Терехиным.

Терехин… С ним Ашот работал много лет. Вместе. В одном отряде. Каждая пачка папирос пополам шла. Сухарь и тот делить умели. Казалось, так будет всегда. Но однажды к ним на профиль приехала сейсмостанция с молоденькой проявительницей. Да такой белокурой и голубоглазой, что березки рядом с нею сникали. И влюбились в девчонку, словно сговорившись, все парни отряда. Пытались открыто ухаживать. Цветы таскали охапками, готовы были всю тайгу к ее ногам положить. Оказывали всякие знаки внимания. А она не замечала никого. Будто и не видела. Лишь Ашота, так ему казалось, изо всех выделяла. Взглядом, улыбкой. Не более. Но и этого ему было достаточно. Многие остыли, поняв бесполезность своих намерений. Но не Ашот. Он ждал своего часа. И тот наступил. Там. У костра. В палатке. Новый год встречали. Вдвоем. Так условились. Он был первым. Первый целовал ее. Обнял первым. Первый о любви сказал. Она поверила. Молча. Сердцем… Решили утром объявить геологам о счастье своем. Ашот не помнил, как уснул. Ему снился Севан: озеро, отряхнув утреннюю дрему, сверкало голубизной, искрилось в лучах солнца. Это само небо, перевернувшись, дарило Ашоту часть своей невиданной до того красоты, дарило радость. Но что это? Севан вдруг стал розовым. Потом — багровым. Как громадная рана земли, как незаживающий шрам на сердце. «Севан мой, что с тобой?» — силится сказать Ашот. Но сон сильнее этого желания. А Севан словно кровь погибших сыновей своих держал в больших ладонях. И, боясь расплескать, показывал небу полные ладони свои. Из груди Ашота рвался немой крик ужаса. Но сон сильнее страха. Вот Севан покрылся мраком. Будто в траур оделся. Ни блестки на груди его. Ни звука. Только волны, накидываясь на берег, отступают от него с шепотом: спиш-шь, спи-шь… Вдруг волна взметнулась из черной бездны озера и с грохотом обрушилась на Ашота.

Проснувшись, Ашот услыхал эхо выстрела. Высунулся из палатки и увидел в свете едва проклюнувшейся зари: у затухающего костерка — Нина. Поодаль громадный рычащий клубок! Вот он распался. Юрка Терехин, окровавленный, с ножом в руке, шатаясь, отходит от издыхающего на снегу громадного медведя. Какой страшный сон! Нет, это не сон. Юрка, сильно прихрамывая, подошел к Нине, помог встать, и они медленно ушли, даже не оглянувшись… Ашот все понял. Шатун напал на Нину, когда он, Ашот, спал. Вот и карабин возле медведя на снегу. Юрий стрелял в медведя. Вон рана в боку. Не смертельная. Ясно: подранок на Юру бросился. Не дал второй выстрел сделать. Нож парня выручил. В сердце медвежье угодил. Но как здесь Юрий оказался? В такое время! Не долго искал ответ на этот вопрос Ашот. Вспомнил, что и Терехин увлекся Ниной. Но молчал… Только глазами себя выдавал. Значит, Терехин всю ночь рядом с ними был. За деревьями прятался. С карабином. Зачем? Да не все ли равно сейчас… Нина от постели Терехина не отходила. Выхаживала. Да так и осталась с ним. Насовсем. При встрече с Ашотом поначалу глаза опускала. Молчала. А потом перестала замечать. Забыла. А он проклинал судьбу свою и тот убийственно крепкий сон, отнявший ее навсегда.

Сначала жалел, что не порвал медведь Юрку насмерть. Случалось, клял лохматого, что оставил в живых ее. Уж не Ашоту, так и не Юрке! Потом сетовал, что остался сам в живых. Уж лучше бы

его медведь порвал, чем, оставшись, видеть ее женою другого. Но потом прошло все. Женился и Ашот. На другой. Похожей на нее. С двумя детьми взял. Усыновил мальчишек. Отец их геологом был. Да умер: внезапно сердце сдало. Его сыновей своими назвал. С годами привязался к ним. Полюбил. А у Нины родилась дочь. Дочь Терехина. Похожая на мать…

Ашот гнал воспоминания прочь. И снова влезал в работу. Так легче и проще.

Прошли дни, недели, месяцы. И снова в тайгу вернулась весна: бурная, как молодость, как дорогие воспоминания. Но их лучше не ворошить. А потому Ашот, хотя и нередко бывал у геологов, но старался не попадать на базу к Терехину. Ведь все шло спокойно. Геологи работали. Неприятностей не предвиделось. И Ашот уже привык возвращаться домой вовремя. Ничего непредвиденного для себя не ожидал и в этот день. Но внезапно к нему в кабинет влетел радист:

— Беда, Ашот Суренович! На профиле у Терехина! Пожар! Тайга горит! Вот радиограмма! Помощи просят. Сами не могут справиться.

— От чего пожар?

— Не сообщили. Вчера начался. Пожарники уже там. Лесхоз своих людей послал. Нефтеразведка тоже. Все геологи базы на пожаре. Но, видно, остановить не могут. Запрашивал синоптиков о предстоящей погоде. Дождя не предвидится…

— В каком квадрате пожар? — перебил Ашот.

— Чертово урочище.

— Что? Это же участок Акимыча! Лесника. Значит, наши просмотрели. У него посторонних в тайге не бывает. А чтобы сам — исключено. Ладно!

Свяжись с базами, прилегающими к Терехинской. Я выйду на связь. Да не медли. Иди скорее!

А вскоре к базе Терехина на машинах, вездеходах, тракторах заспешили геологи из соседних партий. На место пожара вылетел на вертолете пожнадзора и Ашот.

Дым над тайгою поднимался черными клубами. Невозможно было выбрать площадку для посадки. Лишь через полчаса с большим трудом сел вертолет на полянке-пятачке. А чуть люди выскочили, тут же сорвался, словно испугался собственной смелости, и улетел подальше от опасности.

Ашот попробовал разыскать Терехина. Но куда там! Перемазанные сажей, грязью, прокопченные в дыму лица — невозможно было узнать. Где свои, где чужие? Попробуй отличи! Все черные, как злые тени. Кашляли в дыму. Чертыхались. Сбивали огонь с кустов и деревьев, А он, прожорливый, накидывался на ели. Те вспыхивали факелами. Трещали искры. Гудело пламя. Стонала тайга. Обугленные ветви берез повисали печально, скрючиваясь, как пальцы, в предсмертной агонии. Пришла весна, но не будет радости. Огонь лизал стволы берез. Раздевал, обнажая стройные деревца. Палил нестерпимо. Накалял докрасна. Трещали березы, падали огненными столбами. Белый, едкий дым окутывал ели. Снимал с них наряды зеленые. Взамен пепел оставлял. Горела смола жарко. Рябинки, вербы, боярки, ольха — все полыхали, стонали. Свечами вспыхивали кедры. Пламя перекидывалось на кусты. Съедало их в секунду начисто.

Свирепело пламя, озверело кидались на него люди. Телогрейками, лопатами сбивали пламя, сапогами затаптывали. Землей закидывали. Носили бегом воду: от влаги ель зашипела. Но через минуту пламя снова охватило дерево. Горели пни и трухлявые коряги, трава и даже воздух. Он накалился и стал багровым. Нечем дышать. Жара обжигала не только тело, — добиралась до легких. Дым ел глаза. Ничего не видно. Вот кто-то в ноги ткнул больно. Это заяц. Одурел от страха. От огня спасается. Шерсть на боках опалилась. Куда бежит — не видит. Да и что можно разглядеть здесь?

Ашот забрасывал землей кусты. Но и земля горела. Ногам нестерпимо жарко. Сапоги накалились. Руки будто срослись с черенком лопаты. Скорее! Вот рядом ель упала. В ней дупло. Белка у ног крутилась. Бельчат спасти не смогла — сгорели. Малы. Не научились бегать. А матери каково? Хоть и зверек, а своих детей тоже жаль. Родились для смерти. Но кто же знал? Кто предвидеть мог? Сунулась белка в дупло. Поняла. Крутнулась. И, с горя не углядев, метнулась на соседнюю ель. Вместе с деревом вспыхнула. Вместе с ним и умерла.

— Сюда! Сюда! — кричит кто-то.

Ашот оглянулся, в пелене дыма не сразу заметил тракторы, бульдозеры: те плечом к плечу рванулись на огонь, на кусты и деревья. Подминая и утюжа все. Живое и сгоревшее — под одну гребенку. Что дерево — человека бы не задеть! Дым тайгу ночною сделал. Олень за кочкой стоял. Не знал, куда бежать. Впереди пламя, позади — люди, по бокам тракторы, сверху дым, снизу — жар. Вот и растерялся. Кто-то из геологов свистнул. И олень, зажмурив глаза, прыгнул напролом. Туда, откуда свежим воздухом пахнуло. Там спасение.

— Вперед!

И снова, рыкнув моторами, пошли тракторы на тайгу. Вон какую дорогу проутюжили! Через нее огонь не перекинется. А этот участок? Снявши голову — по волосам не плачут.

Мужчины затаптывали огонь.

— Осторожно! — кто-то с силой дернул Ашота за рукав. Едва на ногах устоял. А рядом в ту же секунду береза повалилась. Мгновение. Не успей отскочить — и все. Оглянулся — кто отдернул? Но человека уже нет. Вокруг черные тени. Попробуй узнай, кто из них помог в эту минуту. Никто не придал тому значения. Некогда. Никто не ждал благодарности и не нуждался в ней.

Который теперь час? Да какая разница. С пожара не уйти, покуда не погасят. А пот бежал, заливая глаза, спину, кажется, до самых пяток.

Ашот разжал ладонь. Больно. Глянул — кровавые пузыри на ладонях вспухли. Давно не работал, отвык. Он вытер ладонью лицо. Оно все в грязных полосах, копоти. Не беда. Здесь теперь все похожи друг на друга.

— Давай слева заходи! — перекрикивая шум огня, кричал какой-то тракторист, прокопченный чернее трактора.

— Да уйди ты с дороги! Чего рот разинул? — услышал Ашот.

Он отскочил в сторону. Трактор резко рванулся вперед. Ашот споткнулся обо что-то мягкое. Лисья нора. Лисята не успели окрепнуть. Сумели выползти. И теперь задыхались. Им некому помочь. Мать в дыму потеряла дом. Кто теперь их выведет? Ашот схватил лисят за загривки. Пятеро. Перенес туда, где огонь им не страшен.

— Ты что? Зверей спасаешь? Тут люди с ног сбились! Ишь, добренький!

Ашот вгляделся: Олег из отряда Терехиной. Конечно, он. Хотел подойти, но тот, узнав главного геолога, поспешил скрыться в дыму.

«Ну, подожди, гад!» — подумал Ашот. И, отложив окончательный разговор с Олегом до конца пожара, снова взялся за лопату.

Когда над тайгою опустились сумерки, пожар потерял силу Но люди не уходили отдыхать. То там, то здесь в зареве огня шевелились фигуры. Слышались голоса. Люди не хотели спать. Лишь женщины готовили ужин на только что отнятой у огня поляне.

Ашот сел перекурить. Руки, ноги ныли от усталости. В глазах резь от дыма. На зубах скрипело. Душил кашель.

Кто-то подошел. Заглянул через плечо. Отошел тихо. А вскоре за спиной шаги послышались.

— Иди поешь, Ашот.

Это была Нина. Он послушно встал, безвольно подошел. Взял миску из чьих-то рук. Ел. А ложка падала. Глаза слипались.

— Пошли спать. В палатку. Запасной спальник имею. — Его кто-то взял за плечо. Ашот оглянулся — Терехин. — Пошли. Клизму потом вставишь. Сейчас иди. Там и без тебя справятся. На убыль пошло. Ну, вставай. Хоть и не по душе тебе моя компания, да ничего не поделаешь. Стерпишь. До утра. А там разбежимся.

Ашот подошел к палатке.

— Вот вода. Умойся. Дай солью. Ну, нагнись. Рубашку лучше сними. Вот так. Держи мыло. Быстрее.

Содрав с Ашота сапоги, помог влезть в спальный мешок. Сам рядом сел.

— От чего пожар начался? — едва шевелил губами Ашот.

— Это что? Допрос?

— Вопрос.

— От взрыва. На торфе. Там загорелось. Мы проглядели. Ночью началось. Кто ж знал? Огонь вглубь пошел. Сами еле живы выскочили. По карте там не указан торф. Вот и попали в переделку, — вздохнул Юрий.

— Опять. Нина? У нее?

— Да, — устало отмахнулся Терехин.

— Эх-х, и надоело же мне. Только и знай — все беды с ее отряда начинаются. Теперь попробуй докажи, что не виноваты!.

— Лесничество почвенные карты дало. На них и ориентировались. Им поверили, — чертыхался Терехин.

— Когда их карты получили?

— В начале года.

— А свои имели? — У Ашота пропал сон.

— Имели. Обычные. О почвах в них — ни слова.

— Значит, лесничество неверные карты дало?

— Они только поверхностный слой обозначили. А мы работали с глубоких шурфов. На почвы внимания не обратили. Как нарочно! Да и взрыв делали вечером. Много ли увидишь? — махнул рукой Юрий.

— Значит, есть шансы? — повеселел Ашот.

— Не очень. Лесник говорил о торфе. Да и этот, ученый. Подорожник. Часа два с Нинкой ругался. Мол, нельзя здесь взрыв делать. Тоже о торфе говорил. О больших залежах. Тетрадку совал. Она не поверила им. Карты же на руках. Ну и…

— Только этого нам теперь недостает, — сплюнул Ашот.

— Дело сделано. Тут уж кого винить? Мы поверили данным. Лабораторным. Почвоведческим. Официальным. Оказалось — липа. Они на глубине сорок сантиметров дали. А шурф — на семьдесят. На том и беда.

— Кляузами закормят, — сморщился Ашот.

— Теперь не миновать, — согласился Терехин.

— Как думаешь, ущерб большой?

— Лучше не спрашивай. Участок, ясно, почти весь в гарь пойдет. А что из нас сделают за это, даже предположить трудно, — вздохнул Юрий. — До сих пор только половину зарплаты получаю. За загубленный лес рассчитываюсь.

— Акимыч — тот не только лес подсчитывает, но и каждую птаху. Хорошо, если б хоть нефтью площадь себя окупила. Тогда б забыли. А если ничего не даст — не сносить головы, — подтвердил Ашот. — Еще от того, леспромхозовского акта опомниться не можем…

— А сколько сейчас у бурильщиков на забое? — оживился Терехин.

— Полторы тысячи метров. Еще девятьсот.

— Эх, хоть бы не водичка. Тогда…

— Тогда еще пять номеров будут ставить.

Терехин потер руки:

— Чаю хочешь? Принесу. По старой памяти.

— Давай. А то дыма наглотался. Не продохнуть.

Они пили чай, обжигая руки и губы. Торопились. Чай снимал усталость, прогонял сон.

— Как дед Василий? Здоров? — спросил Ашот.

— А что с ним сделается? Живет потихоньку. Ему проще, чем нам. Все улеглось с ребятами. Тол спрятал. Но после того случая он какой-то странный стал. Молчаливый. Раньше заходил ко мне, хоть иногда. А теперь словно не замечает. Окликну — уйти норовит. Спрошу — отмалчивается. То ли задумал что, то ли старость. Однажды помощь его понадобилась. Консультация по старой привычке. Так отказал. Уже чем не задабривал. Землянку в порядок привели, экипировку новую дал. И не помогло. Кстати, постель ему теперь регулярно меняют…

— А какая же консультация? — спросил Ашот.

— Пустяковая. Надо было небольшую площадь осмотреть. Для топографов. Чтоб прокладка профиля основной массив не задела. Так он предложил, чтоб я к этой работе подключил Подорожника. Это же все равно что козла в капусту пустить. Он же обязательно сказал бы, что в том месте, по его соображениям, нельзя бить профиль. Из-за букашек. Им урон нанесен будет. Ну, я отказался. И старик уперся. А теперь вот — нате вам. Пожар.

— Значит, изменился, говоришь, наш дед?

— Еще как!

— Нет, Юрка! Не он! Мы изменились. Я не только о тебе. И сам виноват, наверное. Вон и ты, если б не нужда, — не дал бы Василию постель новую. Все мы выгоду ищем. Во всем. А старик видит. Он же — не геолог. Он проводник. Вынужден рядом быть. Но только рядом с нами. А Не вместе. Душа его больше к тайге тянется. К лесникам. Это закономерно. Да только поздно мы начинаем понимать такое. Лишь в беде к нему приходим. А покуда ею не пахнет, забываем. А тайга, сам знаешь, забывчивости не прощает. Наказывает. А старик наш — всегда на ее стороне, — говорил Ашот.

— Значит, разные у нас с ним дорожки.

— Не знаю. Может, ты и прав. Но жаль, что разность глаза нам застит.

— Не моя в том вина, — развел руками Терехин.

— Давно он с нами. Он в нас много хорошего вложил. А теперь, видно, жалеет…

— А что? Я привык к такому. В иное не поверил бы. Он не один, и не первый, кто жалеет.

— Ты о чем? — удивился Ашот.

— Не о чем, а о ком, — поправил Юрий. И, помолчав, продолжил: — Василий жалеет, что связался с нами. Дома тоже… Нина. Вон уж сколько лет прошло. А все… Думал, что свое счастье я у тебя вырвал. Ведь не меньше твоего ее любил. Да только на чужом горе дом не строят. Она молчит. Вслух ни разу не сказала. Да я и сам не слепой. Домой с профиля не дозовешься. Разве с добра? По глазам вижу. На меня смотрит, думает о тебе. Эх, Ашот, да разве мне жалеть не о чем? Убить я себя хотел. Тогда. До утра отложил. Чтоб вы видели! И поняли. Смешно, скажешь? Сам знаю. Но не мог я без нее. Судьба мне Нину отдала! А ты уж сколько лет на дороге моей стоишь! Звал я ее уехать. Так ни в какую. Хочет вприглядку тебя любить. Хоть изредка видеть. Я все понимаю. Вижу. Да поздно прозрел. Вот и сегодня. Убило бы тебя деревом — и все. Конец ее любви, моим страданиям. Да не смог я. Сам тебя оттащил. И не жалею о том. Пусть все само собою идет. Судьбу не обманешь.

Ашот встал. Свернул спальный мешок. Пошел прочь от палатки. От Терехина. Светало. Спали люди. Вповалку. Под кустами и деревьями. Уставшие от борьбы. Вокруг дымились угли умирающего пожара. Отполыхала беда. Лишь кое-где выстрелит искра и тут же гаснет. Над тайгою занималось новое утро. Лишь приглядевшись, увидел Ашот одинокую сгорбленную фигуру.




Глава 7. РАССВЕТ


Ашот не удивился, узнав Никодима. Леснику не спалось. Да и как можно было заснуть в такое время? Лицо лесника почернело. От пожара, а может, от горя. Он наклонялся к самой земле. Шарил по ней трясущимися руками. Вздыхал тяжело.

— Что ищешь, Акимыч? — подошел к нему Ашот.

— А, это ты, — узнал его лесник. И, отвернувшись, сказал: — Вовсе участок мой сгубили. Ну и злыдни. Ни один саженец не уцелел. А и взрослые померли. Не дадут больше деток. Что ж делать теперь стану? Нет леса. Бездомный я нынче. Хозяин пожарища. За что же вы так? Что худое вам учинил? Иль помешал чем? К тайге душу не поимели. На корню все сгинуло. А у меня в эту весну, считай, все саженцы прижились. Ровно погибели скорой радовались. Деревья так дружно распустились. Думал, вот уйдете вы с моего участка, и засажу я его молодью. Чтоб и памяти от вас не осталось, ан, вишь, как приключилось. Оголили все.

— Не хотели. Разве думалось? Видишь, сколько людей прислали, чтоб скорее погасить пожар. Чтоб большего пожар не унес. Твой участок пострадал, зато другие целы. Их спасли. Они тебе помогут и саженцами, и деревьями. Хорошо, хоть люди не пострадали. Лес со временем восстановится. Что ж теперь убиваться, — успокаивал Ашот.

— Когда все это оживет? Уж не увижу я своего участка прежним. А какой красивый был, всем на зависть. Да только от красы его одни головешки остались. А сколько я тут сил положил! Считай, жизнь мою спалили. Ничего и никого на свете у меня не было, кроме него…

Из глаз лесника двумя прозрачными горошинами слезы выкатились. Старик, устыдившись, спешно вытер их.

— Давай присядем, — предложил Ашот.

Никодим опустил голову. Присел на обугленное бревно. Закурил.

— Сколько зверя погибло. Без счету. Уж лучше бы я не дожил до такого дня.

— Вот это ты зря. Разве твоя жизнь не стоит этого участка?

— А что она без него? Я ж лесник. Мне каждое дерево тут родным было. Что дитя кровное. Каждое под сердцем грел. Они мне и погоду показывали, и кормили. И берегли меня. От болезней. Участок мне дороже дома. Что я без него? Пусть бы изба сгорела. Новую можно было поставить. А тайгу? Где я ее нынче возьму?

— Акимыч? — услышали они голос за спиной. И оба оглянулись. К ним торопливо шел директор лесхоза: — Ну что, старина, плохи дела наши?

— Да хуже некуда, — тихо ответил Никодим.

— Теперь сколько ни горюй, участок этим не поднимешь. Я вот что думаю: давай-ка мы занарядим к тебе на участок трактор. Пока время есть —

проведем раскорчевку. Вспашем. И из питомника саженцы привезем. Ель, березки, рябинки. Кое-что с соседних участков возьмем. Взрослых деревьев. Чтоб по твоему методу все было. Авось со взрослыми малышняк получше примется. А там и с опытной станции кое-что возьмем. Людей я пришлю, под твоим контролем будут работать. Ты с них глаз не спускай. Трудно будет успевать — помощника дадим. Проинструктируем. Хорошо?

— Спасибо, Дмитрич, на добром слове. Да только не знаю, как потяну. Ох и горько мне нынче. Будто не участок, себя похоронил. Хватит ли теперь сил? Ведь все по новой надо.

— Ничего, Никодим, твое горе и наши ущербы кое-кому отольются, — метнул недобрый взгляд в сторону Ашота директор лесхоза.

— Мне что с того? Одно прошу — сгони ты их с моего участка. Чтоб глаза этих разбойников не видели. Доколе они калечить тайгу будут? Пусть убираются навовсе. Хоть лесу покой дадут. В тиши да в хозяйских руках, может, и подниму еще участок. Но не с этими. Чтоб ни одного тут не осталось. Уж нынче не стану с ними говорить. До большого начальства дойду. Но тайгу не дам больше в обиду, — грозил лесник.

— Ты успокойся, Никодим. Иди отдыхай. Все ж двое суток на ногах. Сегодня спи. К вечеру придет трактор. И люди. Завтра работать начнешь. Силы понадобятся. А с виновными мы и без тебя справимся. У нас с ними свои счеты. Все предъявим. Рады будут на луну от нас сбежать — сами, без уговоров. Ни одного больше не увидишь на своем участке. Живи спокойно. За тайгу и за тебя есть кому вступиться. А чтоб геологам неповадно

было впредь, материал сегодня же в прокуратуру пошлем. Там разберутся. И виновных не оставят без наказания.

— Это мне и так известно. Но не забывайтесь. Вы в данном случае говорите не как работник государственного учреждения, а как делец. Что вы грозите мне?! Случился пожар. Это факт. Никто не отрицает. Но чья вина в том — будут разбираться специалисты. И установят не только причину, а и виновных. Мы тоже не по своей прихоти здесь. А делаем нашу работу. Порученную, как и вам, государством. И наше дело не менее важное, чем ваше. Не вы распоряжаетесь работой геологов. Не вы прислали нас сюда. Не вам и командовать, где и когда сворачивать работы. Мы еще посмотрим, кто будет виновным признан! И кто оплатит ущерб. Мои люди тоже потеряли на пожаре рабочие дни. Посмотрим, кто их оплатит. Кто компенсирует день простоя профиля? Это вы дали почвенные карты нам, которыми мы пользовались и взяли за основу! А вот торфяные залегания в них не указаны.

— Лесник говорил!

— Лесник — не официальные карты. Его слова не пришьешь к заключению почвоведов! — терял терпение Ашот.

— Подорожник предупреждал.

— Он не почвовед. Он специалист в своей области. И мы не обязаны были прислушиваться к его рекомендациям!

— Прокуратуру послушаете! — не уступал директор.

— Там всех выслушают. И разберутся. Обращайтесь. Я только рад буду такому повороту!

— Что ж, посмотрим на вашу радость, какой стороной она к нам повернется. Но и после слов лесника вы обязаны были вызвать специалистов-почвоведов для повторного анализа!

— И потерять на этом целый месяц! Так? Наши задания тоже связаны с определенными, жесткими сроками, которые не имеем права нарушать. Вы свои заботы не перекидывайте на чужие плечи. Самим надо управляться, следить и перепроверять. В случае сомнений. И мы не будем отвечать за ваши просчеты и ошибки! — горячился Ашот.

— Но мы заставим вас считаться с нами! — уже кричал директор лесхоза.

— С вами, но не с ротозейством! Организация полезна тогда, когда в ней работают опытные специалисты, приносящие реальную пользу своим делом. А не очковтиратели и крикуны.

— Да хватит вам! Надоело. Голова пухнет от ваших криков. Праведники сыскались. Виновных искать будете. Не беде помочь, а горя прибавить горазды. Иль тем сыты станете? Иль участок тем поднимете? Радость получите, изголяясь, кто праведнее да ученее? Разве о том нынче говорить надо. Неужель, став начальниками, людьми быть перестали? О чем спорите? Кто больше потерял на пожаре? Геологи иль мы? Да нет. Тайга потеряла больше всех. А она каждому нужна. Всегда. А вы копейки на ее гибели считаете. Крохоборы. За грошами — тыщи проглядели. А еще грамотные. С дипломами. Где такие берутся? — отвернулся лесник; вздрагивая плечами, отошел от пристыженных спорщиков.

Директор лесхоза неуклюже топтался на месте, выжидая, когда уйдет Ашот и можно будет без свидетелей помириться с Никодимом. Но Ашот не уходил. И, кажется, не собирался оставлять наедине лесника и директора.

Евгению Дмитриевичу Лебкову, директору лесхоза, очень нужно было поговорить со стариком с глазу на глаз. Но к тому уже подошел Ашот:

— Прости нас, Никодим. Прости нашу глупость. У тебя горе, а мы… Ты прав. Не о том говорили. А спорить уже не о чем. Ты только зла на нас не держи в душе.

— Пошли ко мне в избу, — внезапно предложил Никодим обоим.

Ашот и директор, перекинувшись неприязненными взглядами, все же молча последовали за лесником.

В доме оба за стол сели. Хозяин на стол накрыл. Достал рябиновую настойку. Выпить предложил. Отказались дружно. Сославшись на дела и заботы. На предстоящий нелегкий день. Никодим оглядел обоих начальников, усмехнулся:

— И смешно и горько мне смотреть на вас. Чего насупились? Ведь не вы — участок беду потерпел. А друг в дружку глазами молнии мечете. Ко мне геолог сумел подойти. Извинился. Верно говорил. А вот друг с другом почему не можете? Иль взвешиваете, кто из вас больший начальник, а кто меньший? Чтоб достоинство соблюсти? Ан достоинство не в чинах, а в человечности.

Лебков нервничал. Поглядывал на часы. Ашоту в избе было тепло и хорошо. Он не торопился.

— Недавно у меня человек тут был. Из геологов. Неподалеку, с базы он. Лес любит шибко. И понимает его. Всю жизнь в тайге работал. Молодых учил — на разум наставлял. Теперь они в начальники вышли. А он, как раньше. Только совсем старым стал.

Ашот сразу понял, что рассказывает лесник о Василии. Стал внимательнее вслушиваться. А Никодим продолжал:

— Человек тот всю жизнь геологов ваших от беды в тайге берег. Сердце ихнее к лесу приучал. Чтоб любили. Уж сколько раз по глупости своей погибнуть они могли — счету нет. Он тайгой их выхаживал. И нынче — все ребята живы-здоровы. Свою работу любят. Крепко. А вот тайгу… Чужой так и осталась она для них. И ушел бы тот человек от геологов давно. Да только привык он к тем ребятам. А и в тайгу совестно нынче соваться. Виноват он перед ней за тех геологов. Потому всюду чужой остался. Геологи в стариках не нуждаются, они — обуза. Конечно, не гонят их от себя. Кормят. Но в памяти схоронили. Заживо. Значит, жизнь того человека нынче — не лучше моей. Никому не нужна. Как и я, он остался на пепелище. А в нем — ни тепла, ни радости. Даже крохи памяти нет.

— Знаю, Никодим, о ком ты говоришь. Хороший он человек. Сам ему многим обязан. Да только поймите же вы правильно, не могут люди рождаться одинаковыми. Не бывает такого. Один — тайгу любит, другой — небо, третий — море. А иные — просто свою работу. И не может один человек полюбить все одинаково. Противоречия его разорвут.

— Это как же? Если он любит небо, землю и море — это же одно целое. Почему человек порваться должен? — изумился Никодим.

— Ну как же не понял? Если ты любишь землю, ты станешь пахать ее, под поле?

— Я лес насажу!

— А другой, тоже любящий землю, под поле его раскорчует.

— Кто ж дозволит? — подскочил Никодим.

— Да я к примеру.

— Хорош пример!

— Но ведь колхозники не могут в твоей тайге разводить огурцы, помидоры, картошку.

— Им на это своя земля дадена. А мою — не трожь! — сердился лесник.

— Но они тоже на земле живут. С нее кормятся и любят по-своему. Хотя, вполне возможно, что к лесу они равнодушны, — заметил Ашот.

— К лесу, но не к земле. И ей они пользу приносят. И не только для себя на ней работают, а много люда с нее кормят. Значит, ихняя любовь — хорошая. А вот вы что земле дали?

— Молодец, старина! Верно подметил! — довольный, улыбался Лебков.

— Мы? Тоже кое-что на счету имеем. Вот, к примеру, возьми — кто уголь нашел? Геологи. А не найди мы его, от тайги давно бы ничего не осталось. Не только деревья, все пни истопили бы в печах. Ведь вон сколько людей на Сахалине живет. У всех квартиры. Всем тепло нужно. А предприятия? Заводы, фабрики, пекарни да поезда! Они не могут без топлива. Так в том, что тайга твоя живет, есть и наша заслуга, Акимыч.

— Сказываешь, уголь нашли? А на что его искать? Невесть какой клад! Да ты любую сопку ткни сапогом в бок, из нее уголь и посыплется. Подставляй мешок, бери, сколько поднять можешь. На то не обязательно геологом быть, учиться. Эту невеликую науку каждый мужик знает. На что ему геологи! Запряг кобылу, приехал к сопке, навалил полную телегу угля, топи, сколько хочешь. При чем тут вы? Да если хочешь знать, уголь на Сахалине первыми лесники нашли. Сам про то читал. Разожгли костер на сопке, костер давно сгорел, а земля жар дала, горит сильней и жарче дров. Глянули — это не земля. А камень горит. Потому первый уголь — черным камнем звали. Те же лесники о своем открытии и находке властям сообщили. Указали место своего костра. А уж после них геологи пришли. На готовое. На найденное. А это наш брат лесник открыл!

— Браво, Никодим! Так их, геологов! Крой на чем свет! — хохотал Лебков.

— Не спорю, возможно, и был такой случай. Но единичный. Уголь — далеко не основное и не единственное открытие геологов. Хотя и здесь вы говорите об открытых карьерах, где уголь добывают наземным способом. А мы…

— Что вы? Ну, сопку съели, лезь вглубь. В землю. Это же и так понятно. Сопка не чирей на земле. Она корни глубокие имеет. Знай, копай. На то ума не надо, была бы сила. Этого довольно, — упрямился лесник.

— А нефть тоже лесники открыли? — рассмеялся Ашот.

— Тоже, — не сморгнул глазом Никодим.

— Я не отвечаю за все месторождения. Но читал, что первую нефть у нас на Сахалине открыли необычно. И смейтесь сколько вам хочется, но тоже с помощью лесников, — вмешался директор лесхоза. — Это еще в царское время было. На одном из лесных участков были обнаружены темные пятна на земле. На них ничего не росло, а пятна эти пахли неприятно, отпугивая от себя зверей и птиц. Тогда лесник решил заменить эту землю, считая, что испорчена она скоплением гнили. Привез свежей земли, а грязную — такой он ее считал — решил выбрать и увезти подальше от своего участка. Но когда стал снимать верхний слой, увидел, что в образовавшейся яме собралась темная жидкость. Ее все прибавлялось. И испугавшийся за свой участок лесник побежал доложить о случившемся царскому чиновнику. Тот прислал сведущего человека, взявшего пробу этой жидкости. И установил, что это нефть. Немедленно сообщили царю. Но поскольку Сахалин считался местом каторжным, на находку в те времена никто не обратил внимания. И лишь потом… Но открытие нефти все ж остается за лесником. Пусть не из нашего поколения, но одного с нами звания. И геологи лишь потом объявились на Сахалине, куда как позднее нас!

— Кстати, не будь геологов, лесники и до сих пор считали бы нефть гнилостным отходом тайги. Не только не нужным, а и вредным явлением. И еще. Оказывается, первыми зачинщиками пожара были тоже лесники! — рассмеялся Ашот.

— Враки!

— Когда такое было?

— Вы ж сами рассказывали, как лесники сопку с углем подожгли. Костер, мол, отгорел, а земля заполыхала.

— Так они загасили!

— Чем? — смеялся Ашот.

— Водой, конечно, — выпалил лесник.

— Какой водой, если они костер, по вашим же словам, на сопке развели? Что, шапками воду носили? Да и где она была, та вода?

— Ну, затоптали, значит.

— Уголь, да еще горящий, не затопчешь, — упорствовал Ашот.

— Землей закидали.

— А сопка же сплошь из угля. Сверху если и закидали, то огонь все равно вглубь пошел. Так что в данном случае ваши коллеги не только открыли месторождение, но и нанесли ему немалый ущерб! — Ашот явно подтрунивал над стариком, но тот не заметил этого.

— Нет уж! Несогласный я. Про пожар там ничего не было написано. Уж если бы случилась такая оказия, не смолчали бы. Это точно!

— А книгу эту лесники писали! А о себе или собрате кто плохо скажет? Вот и замяли исход открытия. Только он на ладони. В том случае лесники, не зная почвы, не проверив места, погреться решили. И навредили. От месторождения, по всей вероятности, один пепел оставили.

— Ловко выкрутились! — рассмеялся директор.

— Ну, а если серьезно, нефть людям нужна, Никодим. Очень нужна. И тебе, и мне, и ему. Всем. Значит, без нас, геологов, никак не обойтись.

— Нефть ты любишь. Вот если бы так же и тайгу… — вздохнул лесник.

— Я людей люблю, Акимыч. Ради них, чтоб лучше жили, и работаем мы. Для них ищем нефть и золото, уголь и серу. Руду — для них! Всяк свое дело любит. Мы любим поиск. А разве не интересно знать, что в недрах земли лежит, что скрыто от глаз? Платина или олово, медь или железо? Интересно! Вот и ищем! Любопытство и необходимость заставляют. Вот ты идешь по тайге и видишь, какая погода будет завтра. И через неделю. Знаешь, снежной ли будет зима, знаешь, какая травинка что лечит. А мы идем по-своему. Собираем образцы. По ним определяем, что залегает здесь, на глубине. Стоит ли вести поисковые работы, что найдем, а чего искать не стоит. Так что каждый из нас свое на земле видит. Своими глазами смотрит, своим чутьем угадывает. Свои ошибки и радости за плечами носит. И не будем спорить, кто людям нужнее, кто дороже. Все нужны. И вы, и мы. Ну а если случаются накладки, нужно в них уметь разобраться. Но по-человечески, трезво. Я не поверю, чтобы искренне любящий тайгу ненавидел людей. Или любил лишь по категориям. Здесь не может быть половинчатости. Либо любишь людей, либо нет. Если нет, значит, не можешь и тайгу любить. Тайга — детище природы. А природа — мать всем. И вам, и нам. И ее тоже нельзя любить частично. А если так: как лесник может не любить людей, работающих в тайге? Которых даже она, не имеющая человеческого сердца, кормит, лечит и бережет? Не спрашивая о должности и роде занятий. Мы не менее вас ей нужны. И если встретится среди нас неосторожный или же безразличный ко всему человек, нельзя этим клеймом всех геологов метить, — гнул свою линию Ашот.

— Мы не о всех, а о виновных говорить будем где надо. Завелся сор — умейте вовремя его вымести, чтоб по всему дому не разносился. Не сумели — на себя пеняйте! — не сдержался Лебков.

— У нас в геологии сора не бывает! Случается, ошибаются люди, недопонимая что-то. На то коллектив имеется. Подскажет, поправит, но выгонять специалистов — не слишком ли жирно? А потом мы еще увидим, у кого этот самый сор завелся и кому придется от него избавляться!

— Это я — сор? — подскочил Никодим.

— О тебе, отец, речи нет, — повернулся к нему Ашот.

— Но пожар на моем участке. Где ж еще виноватых искать?

— Среди тех, кто карты почвенные составил!

— Что вы в эти карты уперлись лбом? Разве мы их для вас составляли? Да для себя! Для внутреннего пользования, лесникам. Указывая в них почвы, мы тем самым помогали им проводить правильно посадки определенных видов саженцев. На глине — рябину, ель — на возвышенностях и склонах, где больше песка — березу. Там же и боярку, ольху. Да о чем мы говорим? Эти карты нам нужны, чтобы знать, где строевой лес подлежит сносу, а где — саженцы или перестой. На них все помечено. Мы по этим картам знаем и подсчитываем ресурсы леса, свой завтрашний день по ним размечаем. Свои планы строим. При чем тут вы? Да нам глубже сорока сантиметров и не надо в землю лезть. Этой глубины вполне достаточно, чтобы хорошо прижились саженцы. Окрепли. А дальше они и сами себе пищу найдут. Вы-то здесь при чем? Мы не для вас, для себя эти карты составляли. Не в расчете на ваши работы! Они нас не касаются. И наши почвоведческие лаборатории прекрасно знают свое дело и дают верные сведения. Но не для вас. Нечего на наши карты кивать. Пора и свои научиться составлять. А не ехать на чужом горбу! Мы в своей работе никогда не пользовались вашими данными и помощи ни у кого не просим. Сами обходимся. Своими силами. Да и что общего в нашей работе? Никаких точек соприкосновения не вижу. И при чем тут наши данные? Вы даже не удосужились сказать, поставить в известность о том, что собираетесь работать по нашим картам. А теперь кого-то обвинить в своем преступлении хотите? Чтоб ущерб на чужую шею взвалить! Не выйдет!

— Вы ошибаетесь. Я не собираюсь прятаться ни за чью спину. Но картами вашими мы пользовались всегда. И это для вас не новость. Вы знаете, что, располагая ими, мы выбираем места для постройки баз в тайге. Предварительно изучив местность. И именно по вашим картам. Где отмечены лесные массивы, болота, мари, поляны, дороги и реки. Как вам известно, базы мы ставим на полянах близ дорог и рек или озер. Так лучше и для вас. Ведь определив место для базы, мы тоже обращаем внимание на лес. Выбираем, чтобы на дрова для отопления шел сушняк, а не строевой лес. Изучаем запасы, чтобы их хватило нам. А также стоянки и маршруты геологов в тайге размечаем по вашим картам. Чтобы профили не затронули основных запасов. А пролегали даже где-то в обход. По марям и редколесью. Ведь вы в своих картах предельно точны. Потому что для себя их составляете. Эта точность сослужила и нам немалую службу. Иначе неприятностей между нами произошло бы много. Но с помощью карт мы избежали их. На что же вы сетуете? При чем тут ваш горб? Лично мне он не нужен. Зачем нам иметь лишних людей для составления подобных карт, если они уже имеются у вас? Кому это нужно? Предоставление карт — лишь небольшая любезность с вашей стороны. И в то же время вы получаете реальную выгоду от того, что мы умело ими пользуемся. Мы никогда, например, не ставим базы на берегах больших нерестовых рек или вблизи рыборазводных заводов. Хотя, скажу прямо, иногда это идет в ущерб нам. Ведь вместо того, чтобы проложить гать по болоту для машин и вездеходов, мы могли бы спокойно пробить дорогу по тайге. И ближе, и надежнее, и быстрее. Но мы считаемся с вами. С вашей работой. Потому стараемся как можно меньше трогать тайгу. Вы знаете, что из-за нашей сахалинской погоды и отдаленности геологи нередко сидят без мяса. Но отстрел дичи не делают. Даже вынужденно. Сидят на манке. А куропатки рядом ходят. И все потому, что именно на ваших картах отмечены периоды, когда и где запрещен отстрел, какой птицы и зверя. И когда разрешен. Мы же придерживаемся этих сроков, не нарушаем запрет. Конечно, не в счет несчастные случаи. Когда во время взрыва страдают звери. Но и это довольно редко случается. Так что вам первому надо радоваться, что мы пользуемся вашими картами, а не попрекать нас. Мы и свои имеем. Верно. Но в них вы не найдете того, чего для себя желали бы увидеть. Мы без ваших карт смогли бы спокойно обойтись. С меньшими заботами жилось бы. Но это для вас было бы плохо! Для вас! Поймите же, наконец, — горячился Ашот.

— Пользуйтесь на здоровье! Но не кивайте на то, что мы, помимо всего, должны для вас еще анализ почвы делать. Лезть в глубину, которая нас не интересует. На черта тогда вы существуете? Пусть каждый свое делает и не тычет в нос другого своими же недостатками. Мы дали карты. А вы сделайте то, что нужно для вашей работы. Даже просто здравый смысл подсказывает: прежде чем взрывать — убедись, что это не принесет вреда. Мы не обязаны делать за вас. И в данном случае карты ни при чем. И не кичитесь тем, что якобы для нас одолжение делаете, придерживаясь определенных правил работ в тайге. Это ваша обязанность! — Лебков умолк и опять посмотрел на часы: когда же уйдет этот геолог!

— Слушаю и себе не верю. Нешто понимать разучился. Оба вы правы. И один, и второй. А вот участка — нет. И виноватых нету. Ну да это дело такое. Сыщут. Но никто из вас не подумал, как тайге помочь. Ей правота ваша иль виновность — без надобности.

— Я же говорил тебе: саженцы получишь, трактор выделим, людей тоже, — перебил лесника директор.

— Мне кажется, торопиться теперь ни к чему. У нас запланировано: если первая скважина даст нефть, то именно на этом участке будут установлены еще пять буровых. К чему же вкладывать средства и силы в то, что, возможно, придется потом убирать с дороги, — вмешался Ашот.

— Про нефть эту еще бабка надвое сказала, — покосился лесник.

— И все же — надвое. Значит, стоит подождать. Да и чем вы рискуете? Если нефти не будет — проведете посадки на будущий год.

— Время теряем, — буркнул Никодим и добавил: — К будущей весне саженцы приживутся. Пусть не весь участок, но хоть часть его успеем поднять на ноги. Тайгой сделать.

— А когда результаты о нефти будут известны? — спросил Лебков.

— После испытания скважины.

— И скоро ль это случится?

— В любом случае к концу года известно станет. Мы вам сообщим. Да или нет. Так, я считаю, для всех лучше будет.

— Смотря каким он будет, твой результат, — вздохнул Никодим.

В дверь избы кто-то робко стукнул.

— Входи! — встал лесник.

На пороге стоял Подорожник. Усталый до изнеможения. Тихо поздоровавшись, он опустился на скамью.

— Ты что, тоже на пожаре был? — спросил его Никодим.

— А где же еще? Шалаш мой сгорел. И все, что в нем было. Даже без сменного белья остался. Спальный мешок — тоже. Хорошо, что записи свои незадолго до этого отправил. Иначе бы и от них ничего не осталось.

— Как же шалаш не углядел?

— До него ли было? Сколько тайги погибло! Страшно вспоминать. Если не очень помешаю, можно ли я у тебя отдохну немного? Устал я за эти дни, — попросил Яков хозяина.

— Иди ложись. Но только поешь сначала.

— Нет, Акимыч, не до еды. Серьезный разговор у меня с геологом будет, — кивнул Подорожник на Ашота и добавил, вздохнув: — На буровой я сегодня ночью был.

— Ну и что? — приготовился Ашот к атаке.

— Да так. Из любопытства зашел. Поинтересоваться, как дела идут.

— Что случилось там? — кольнуло где-то внутри холодком у геолога.

— Посмотрел я, как бурят, сколько грязи и копоти в тайгу идет, на какое расстояние от буровой ушли зверушки, — равнодушно продолжал Яков.

— Опять претензии к нам? — нервничал Ашот.

— Этого у меня всегда достаточно. Ну, вышел я снова к буровой. Вахта в это время как раз промывала ствол скважины глинистым раствором. Я решил посмотреть.

Ашот терял терпение. Ну кому нужны эти подробности? А Подорожник не спешил.

— Подошел я к желобам. Раствор хорошо идет. Но темновато было. Я подошел туда, где желобы освещены. Правда, лампочки тускловатые. Экономят ваши ребята энергию. И мне показалось… Я нагнулся. Поначалу глазам не поверил. А в желобе…

— Кто? — выдохнули все трое в один голос.

— Не кто, а что! Нефтяная пленка по раствору тянется. Этакой широкой радугой.

— Вы не ошиблись? — обрадовался Ашот.

— Это не в мою пользу, милейший. Потому — ошибки не было.

— Но вы сомневались недавно!

— Я всегда сомневаюсь, а потому, не в пример вам, имею привычку себя перепроверять.

— И что вы сделали?

— Имейте терпение. Я говорю. А перебивать просто не тактично с вашей стороны. Это — если хотите — признак плохого воспитания. Что не редко встречается у людей вашей профессии, — отчитал геолога Яков и продолжал: — Подошел я к бурильщику. Он на мостках в это время с каротажницей любезничал. Ну и попросил его включить аварийное освещение желоба. Так он

сморщился, будто я ему непристойность сказал. Мне ничего не оставалось делать, как снова к желобам вернуться. Нагнулся — слышу запах. Ну — я к механику. Включи, мол, аварийный свет. Тот меня с полчаса допрашивал. Пока понял. И все ж включил свет. А сам вместе со мною к желобам кинулся. Чуть ли не кувыркнулся туда. Ну, смотрит. Пленку увидел. И к бурильщику бегом. Притащил его, тот глянул и говорит, чепуха, мол, это не нефть, а смазка с труб. Ну, механик меня обругал. И ушел. Свет, конечно, выключил. Аварийный. Ну а я все же решил себя перепроверить. Кто знает? Возможно, и прав бурильщик. Ведь пленка появилась не во время бурения, а в промывку. Пошел я к лаборантке буровой. Спросил ее — заметила ли она пленку на растворе. Говорит, что нет. Ну, пошли мы с ней на буровую. Взяли раствор для анализов прямо у выхода из скважины. Вернулись в лабораторию. И что бы вы думали? Раствор снова пленкой подернут, и в нем пузырьки газа. Да-да! Я этот газ, кстати, своим носом сразу почувствовал, когда еще только подходил к буровой. И еще одно меня тогда насторожило — подозрительная тишина тайги. Птицы все, мошки, насекомые, звери — подальше от скважины убежали. В лес. От запаха. Они его сразу почувствовали. И мне подсказали. Потому я и желоба ходил осматривать.

— Ну а вы бурильщику на газовые пузыри указали? — спросил Ашот.

— Не я, лаборантка. Ее он послушался, все меры предосторожности предпринял.

— Спасибо за добрую весть! — рассмеялся Ашот.

— Я не уверен, что на этой площади вы найдете промышленные запасы нефти. Может, и есть тут нефть. Но очень незначительное количество, — ответил Подорожник.

— Недавно совсем вы и это отвергали.

— Не скрою, и теперь удивлен. Но думаю, что если вы и обнаружите здесь нефть, то она не будет представлять особую ценность потому, что процент содержания бензина в ней будет очень низким. А нефть тяжелой фракции — сплошной мазут. Дешевый материал.

— С чего вы это взяли? Откуда подобные выводы? Такие заключения может давать лишь лаборатория после тщательных анализов.

— А это и так видно. Пленка идет, густая. Темная. К тому же о ее существовании, я имею в виду нефть, тайга не знала. Значит, залегала нефть на большой глубине. И из-за своего состава — отсутствия бензина, эфирных веществ — не поднималась вверх.

— Но вы же себе противоречите. Самым легким сопутствующим веществом в нефти является газ. Вы говорили, что видели пузыри. И даже обратили на них внимание лаборантки. При чем же здесь мазут? Вы просто не учли, что существуют специфические особенности залегания нефти, индивидуальные для каждого месторождения. Так что, дорогой ученый, как бы вы ни относились к нашим работам в тайге, а под фонтаном, если он, конечно, будет, придется вам искупаться, даже не имея запаса белья. И еще — все ж вы первым увидели нефть в растворе. А потому, не откажите, пройдемте вместе со мною на буровую, — предложил Ашот.

— Зачем? — удивился Подорожник.

— Кое-что на месте осмотрим. Обговорим. Ведь если вы правы в отношении нефти, здесь еще пять скважин будет. Вам небесполезно знать, где именно эти номера поставим. Как там сейчас ведут себя ваши козявки. Возможно, вам это будет нужно.

— Дайте вы отдохнуть человеку. Ведь он с ног валится, — подал голос Лебков.

— Нет! Я пойду. Это действительно нужно мне, — встал Яков. И вместе с Ашотом покинул дом лесника.

Геолог шел впереди, стараясь как можно быстрее миновать гарь. Подорожник часто нагибался. Вздыхал, неумело ругал кого-то сквозь зубы. Спотыкался. Нагонял. Молча шел следом за Ашотом. Геологи уже разъехались по базам. На месте пожара не осталось никого, кроме инспекторов пожнад-зора. С ними был Терехин. Ашота окликнули:

— Лесника не видели?

— В зимовье он.

— А вы куда теперь от нас бежите?

— На буровую. Я вам нужен?

— Да пока нет. Но вы нам позже нужны будете, — добавил инспектор.

— Хорошо. Встретимся на базе Терехина. Я недолго буду на буровой, — ответил Ашот. И, оглянувшись на Подорожника, ускорил шаги.

— Ашот, — услышал он внезапно. И оглянулся. Его нагонял Терехин.

— Отойдем на минуту, — глянул просяще.

— Ну, что тебе еще нужно?

— Послушай, что ж, весь ущерб теперь на мою шею ляжет? Это же конец! До смерти не рассчитаться.

— Если виновными нас и признают, то платить за все не тебе придется. А управлению! Понял? А с нас с тобой отдельно будут спрашивать.

— Может, мне уволиться?

— А Нина? Ты ее спросил? Она твоя жена. Иль в беде любовь прошла? Бросить хочешь? Пусть сама выпутывается? Так?

— Не долго ей одной быть, если бы и надумал я такое. Только не получить тебе подарка от меня. Я за обоих говорю. И за нее.

— Не ори! Успокойся. И хотя держаться за вас не буду, если вздумаете, знай — увольняться ни к чему. И еще — не горячись. Кажется, нефть будет па первом номере. Вон тот чудак утверждает, — кивнул Ашот на Якова, уныло ожидавшего геолога.

— Нефть?! — дрогнул голос Юрия.

— Да. Пойду гляну. Сам. Пойми, открытое месторождение — дороже всего. Грешок этот простить могут. Еще и премию получишь. Так что работай. И не дури мне! Сам знаешь, я на тебя управу всегда найду. И Нина тут ни при чем. Любви тебе захотелось? Так ты ее и так имеешь. Дочь она любит. А значит, и тебя. Я это понял. Хотя в другое верить хотелось. Да осечка получилась. Так-то, Юра. Живи спокойно. Проспал я свое счастье. Теперь не пернуть. Твое оно. Как мужик тебе говорю. Вприглядку Нина любить не умеет. Ты ее характер должен знать. Береги ее. И за себя, и за меня…

Терехин верил и не верил в услышанное. Значит, пытался Ашот отнять ее! Может, звал к себе. Но она не согласилась. Значит, любит его. А он-то! Давно перестал собою дорожить. Жизнь опостылела. Оказывается, нужен ей. Почему молчала? Ни разу теплым словом не согрела. Будто приглядывалась, испытывала, проверяла. Но к чему? Да только для нее он жил. Ею одной. Не стань ее — зачем все?

Терехин все больше верил в счастье свое, словно вновь приобретенное. Он забыл о нефти.

Ослабли руки и ноги, ослабло сердце, уставшее от борьбы. Кого он подозревал? Чего стоили эти страдания и кому они нужны? Терехин безвольно сел на обгоревший пень, сжал руками голову. Все проходит. Надо выстоять.

…А на буровой люди возбуждены. В раствор вглядывались. Черпали его ладонями, нюхали, улыбались. Лаборантка не отходила от желобов. Каждые пятнадцать минут замеряла параметры. А показатели раствора — отменные. Скважина вела себя спокойно. И все же глаз с нее спускать нельзя.

Ашот проверил показания писчика с манометра. Внимательно вчитался в записи лаборантки, сверил их с данными каротажников, осмотрел раствор. Радовался затаенно. Именно на этой глубине и предполагались залегания нефти. Значит, все верно. А пленка шла по раствору широкой полосой, отливая радужными красками. Раствор пузырился, пахнул знакомо. Даже уходить от желобов не хотелось. Раствор теплый. Надо дать его на анализ в центральную лабораторию. Пусть и там проверят. И, попросив лаборантку набрать раствор в бутылки, напомнил, чтоб проследила, до какой предельной глубины будет выходить пленка из скважины.

Подорожник стоял у желобов. Часто протирая очки, всматривался в пленку нефти. Ашот подошел к нему:

— Извините меня за прошлое, за грубость. А за новость — спасибо вам. Ведь могли смолчать. Не предупредить. А с нефтью осторожность необходима. Пойдемте. На базу. К Терехину. Не будем разбираться, кто виновен в пожаре. Но вы из-за пего лишились самого необходимого. А как люди, мы обязаны помогать друг другу. Вы нам — в радости, мы вам — в беде. Так ведь? — улыбался Ашот.

— Не понимаю, чем вы мне теперь поможете? Участка нет. Его скоро не восстановить. Придется мне на другой переходить. А и геологам я ни к чему. Сами говорили — равные мы. Да и убедился; нам одну упряжку не потянуть.

— Стойте. Об этом потом. Вот тут, если скважина даст фонтан, будет вторая вышка стоять. Видите колышек с меткой? — указал Ашот.

— О! Так тут можно работать и мне. Пожар не тронул! — обрадовался Подорожник.

Они прошли еще полкилометра. И Ашот указал на второй колышек. Яков повеселел. И тут тайга жива! И на месте остальных трех. Совсем хорошо. До начала буровых работ можно продолжать наблюдения. Значит, не все так мрачно.

На базу к Терехину Подорожник пришел в хорошем настроении. Еще бы! Там, где намечались пышки, тайга уцелела. А на гари геологи будут строить подсобное жилье для буровиков, водокачку, будку для каротажников.

— Входите! — пригласил, открывая дверь будки, Ашот, и Яков увидел Терехина.

— Так вот, Юра! Нефть будет на первом номере. Это точно. Я с буровой. Там порядок. Сегодня раствор увезу в центральную лабораторию. А ты возьми под опеку ученого. Это он первым нефть

увидел на растворе. Но мы ему и неприятности доставили. Сгорела в шалаше его амуниция. Так ты его экипируй, как положено. Спальный мешок, палатку и спецовку дай. Помоги продуктами. Чтоб обид на нас не было. За доброе его, за своевременный сигнал о загазированном растворе и нефти мы в долгу перед ним.

— Не надо мне от вас ничего! — встал Яков.

— А как оформим? — перебил его Юрий.

— Сядьте, Подорожник. Простите мне мою невоспитанность. Послушайте. Однажды мы вместе с Терехиным еще в молодости в вашем нынешнем положении оказались. Пожар мальчишки учинили в тайге. Мы, пока из огня выбрались, обгореть успели. Спасибо — люди помогли. Рабочие леспромхоза, которых мы встретили. Переодели они нас. Оказали первую помощь. На базу к своим отвезли. Нашего героизма было достаточно, чтобы выжить. Об остальном другие позаботились. Так вот и вы свою щепетильность отбросьте. Она в данный момент никому не нужна. Мы хотим помочь вам.

— Что ж, не скрою. Сейчас мне это очень кстати.

— На том и остановимся, — повеселел Ашот.

Попросив Подорожника немного подождать,

он вместе с Терехиным пошел на склад. Вскоре все было улажено. И довольный, улыбающийся Яков уезжал с базы на тракторе Шамшалы, едва удерживая громадный рюкзак, набитый продуктами. К фаркопу трактора были привязаны два тюка — с палаткой, спальным мешком и с двумя комплектами спецовки.

А на базе у Терехина тем временем шла своя жизнь. Геологи отдыхали после пожара. Завтра начнется обычный день. Один из тех нелегких, какими отмечена вся их жизнь. К нему нужно подготовиться. Беда прошла. Она принесла хлопоты, неприятности. Но пощадила жизни. И на том ей спасибо. Остальное можно пережить.

Все спали. Лишь Нина, обнимая Аленку, смахивала со щеки непрошеные слезы. Ждала грозы. Знала, не пройдет в ее жизни бесследно этот пожар. А что будет? Как он отразится на ней? Пойти бы к Ашоту. Узнать. Но только не это! Лучше пусть будет, как будет. Скорее бы Юрка пришел. Пусть промолчит, но она по глазам все поймет. Он не научился врать. Ну а когда уснет, можно будет отреветься. Он не услышит. А утром она уедет. Нельзя его расстраивать. Мужу и так нелегко.

Вертолет пожнадзора покинул базу вечером. С ним улетел и Ашот. Терехин тихо открыл дверь землянки, чтоб не разбудить жену и дочь. Разделся в темноте.

— Юра. Ну что? — встала Нина.

— Не спишь? А зря. Иди ложись. Простынешь ведь так. Иди. Спи спокойно.

— Что говорят?

— Да брось ты! Что бы ни было, мы могли потерять большее. Хорошо, что основное сберегли. А это переживем.

— Что будет?

— Ну, самое страшное — рядовым геологом в отряд кинут. Вычеты будут. Пошумят. Тебя обычным взрывником, а не начальником отряда назначат. Может, на другую базу отправят. Подальше. Пока уляжется.

— А ты?

— Что я?

— Не уйдешь от нас? От меня? Ведь я во всем виновата… Из-за меня…

— Ты что? Не придумывай и не жди взрыва там, где нет аммонита! Спи иди. Я тоже ждал беду там, где ее не могло быть, — рассмеялся Терехин.

— Ты о чем?

— Так, пустое. Плохой сон был. Забыл о чем.

Нина вздохнула. На душе легко стало. А ведь

сомневалась — что скрывать перед собой! Муж в последнее время изменился. Да и понятно, столько неприятностей из-за нее пережил! Поневоле охладеешь. Но сегодня! Что случилось? Он снова прежний.




Глава 8. ЛЕБКОВ


Лебков ходил по участку Никодима. Злой на всех. И на себя. Под ноги, словно назло, попадались то сгоревшие гнезда куропаток с обугленными яичками, из которых никогда не появятся птенцы, то рассыпавшаяся в пепел чага. Этой уже никого не лечить. А вон и ели. Смола на них затвердела. Длинными слезами плакало дерево. Заплачешь в таком аду! А там — березка. Какая красивая была! Теперь не цвести ей, не радоваться весне. Старухой пожар сделал. А это? Берлога. Вся выгорела. А ведь старался зверь. Теперь никогда здесь не будет жизни. Не ляжет в нее медведь. Могилой станет пепелище. Сгорели норы, дупла, гнезда. Вместо жизни — смертью пахнет отовсюду. Ни одного зеленого листа. Больше половины участка огонь унес. А все они… Кулаки Лебкова сжались. Если было бы можно… Да и теперь. Старика пожалеть бы: пусть бы участок саженцами засадили. В заботах быстрее о пожаре человек забудет. Так нет. А легко ль каждый день ходить гарью? Душу надорвать можно, глядя на псе. Но разве поймут? Им свое подавай. Всю тайгу взрывами оглушили. Ищут, чего не теряли! А какою ценой их находки даются? Боком всем вылезают.

Лебков наклонился: рыжим, едва заметным комком прилепился к пеньку бурундук. Хоть и пожарище. А свое. Не грех и попрощаться, прежде чем другое место облюбовать. Сколько он здесь прожил? Наверное, долго. Вон и пошевелиться не хочет. Горе его сковало? Хоть и зверь, а имеет привязанность к месту.

Лебков подошел к пеньку. Бурундук, заметив человека, свистнул и, задрав хвост, стреканул прочь.

— Не бойся, не враг я тебе, — сел Лебков на оставленный пенек. И, оглядывая участок, о своем задумался.

Вот здесь, на этом клине, Никодим хотел черноплодную рябину посадить. Приучить гибрид к тайге. Хорошо, что саженцы прислать не успели. Лесник уже и землю подготовил для них. Лунки выкопал. Со дня на день ждал. Пятьдесят саженцев. Теперь их в другом месте сажать придется. Ближе к Никодимовой избе. Эти саженцы не любят запаха гари, на обожженной земле не приживаются. Цвести не станут. И ягод от них не жди.

А там черемуха была. Целый сад. По осени уж кто только не лечился ее ягодой. Даже медведи, объевшиеся жирной рыбой, сюда наведывались. Пригоршнями ягоду рвали. Медвежат ею лечили, чтоб животом не маялись. Да нет теперь черемухи. А бывало, после обходов участка вместе с Никодимом отдыхал под нею и он, Лебков. Под кусты ее ни один гнус не залетал. Комары и те сторонились. Запаха ее боялись. Да и сами лишь дух переводили. Под черемухой долго не усидишь, голова заболит вскоре. Но тайге без нее нельзя. Как без лекарства.

Чуть подальше рябинка росла. Маленькая, дохленькая. Зато когда Никодим ей в подружки березку подсадил, враз выпрямилась. Похорошела. В рост пошла. Красавица! Зацвела. И в тот же год ягодами птах кормила. Никого не обделяла. А потом превратилась в заботливую мать. Да только пусто на этом месте теперь…

Хороший был участок у Никодима. Сытный, ласковый, приживчивый. Деревья легко уживались друг с другом. Каждое цвело и плодоносило в свою пору. Зверушки и звери, птахи и букашки охотно селились тут и быстро приживались. Всем им хватало места. И корма. Все жили в добром соседстве.

Директор лесхоза невольно улыбнулся, вспомнив вчерашний разговор с Никодимом. Тот знал свой участок наизусть. Каждого зверя. И, сидя перед директором, говорил:

— Восемь берлог было. В них медведей — шестнадцать мужиков. Восемь взрослых, восемь пестунов. Баб ихних — восьмеро тоже. И четыре малявки. Еще незрелые. Шесть берлог кинутые. От геологов сбежали. Ну и лисьих нор — тридцать пять. Двадцать одна — семейные. В остальных — крутелки. Но детные. Всего — сто сорок три души. Опять же соболи — восемьдесят семьями. Да холостых — двенадцать. Но уже при доме. Знать, оседло порешили жить. Еще еноты. Их пятьдесят две норы. Там порядок. В бега не ударялись. Детву уже завели. Посчитать не успел. Еще не вылезали на свет. Да белки. Нынче весной двое чужих появились. Мужики. Всего тридцать четыре дупла. Да горностаев — двести восемь. Четырнадцать на сторону ушли. Мужики. Баб им тут не хватило: все занятые. В примаки пришлось податься на другой участок.

Словно о людях, вспоминал о них лесник. Темнел лицом, говоря о сгоревших. Улыбался, радуясь, что сбежавшие горностаи живы будут.

Лебков вспомнил, как впервые он встретился с лесником на участке. Сколько лет прошло! А помнится, Никодим сразу пришелся по душе. Да иного не могло и быть. Его встретил просто. Директор? Ну и что? Хорошо, что наведал. Что лес решил посмотреть, с лесниками и участками поближе познакомиться. По тайге водил до ночи. Все показал. И саженцы сплошной посадки. И своих, — которых к одиноким деревьям подсадил «в дети». Показал перестойный и строевой лес. Пожаловался на болото, что вредит его участку. Просил помочь саженцами берез, — их он к рябинкам хотел подсадить. Сетовал на зайцев-разбойников, поглодавших березки зимой. Хвалился старым медведем, который, не глядя на годы свои преклонные, сумел-таки и в эту зиму малышами обзавестись. А все потому, что он, Никодим, незаметно помог медведю берлогу к зиме подготовить хорошую. Зверь и сберег силы. Они пригодились ему. А еще троих лисят-сирот пристроил к семейным. Их мать-лису рысь задрала. С ними, рысями, у Никодима давняя война была. Раньше, когда только участок принял, рысей тут тьма была. Ни одной зверушке они проходу не давали — ни старому, ни малому. И возненавидел их Никодим люто.

— Войну я в ту пору объявил рысям. Но свою. Партизанскую. Не внове мне. Не зря же медаль имею. А рысь, она тот же ворог тайге. Надел я тогда медаль на телогрейку, чтоб вся округа знала, с кем дело имеет, и вышел на участок. Но не днем. Ночью. В пору рысиной охоты. В первую ночь, как теперь помню, четырех убил. На слух. Они ж мявкают по голодухе. Во вторую ночь — троих. Так неделю я их изничтожал. Все по ночам выслеживал. В отряде когда был, в партизанах на слух стрелять наловчился. И тут сгодилось. Но троих все ж оставил жить. Чтоб порядок держали на участке. Не давали плодиться слабым да убогим. Вроде дворников они у меня нынче работают. Но плодиться не даю. Рысят гублю. На моем участке и троих бандитов хватит. Чужих, коль забегают, убиваю. Своих знаю. Они меня обходят. Знают, в случае чего — не промахнусь.

А вскоре зачастил Лебков к Никодиму. Сначала и сам не знал почему. Тянуло его к этому леснику.

Никодим никогда не выказывал особой радости. Но держался с ним ровно, с достоинством. Присматривался к начальству. А как-то раз словно невзначай спросил:

— Ну а ты на что в наше дело подался? Не обижайся, но нынешние, как я гляжу, не больно лес понимают. Не лежит их душа к тайге. К другим наукам рвутся. У тебя голова к ним неспособной оказалась иль как?

Лебков рассмеялся тогда:

— Не в том дело, Акимыч. Науки все свои корни от земли имеют. Ну а я вырос, конечно, в городе. При отце и матери. Даже бабку имел. Но дохлым удался. Слабым. Ни роста, ни силы не было. Подраться хотелось с мальчишками, да боялся. Знал, что не осилю. Не одолею. А хотелось. Обзывали они меня. По-всякому — недомерком, сопляком. Клички обидные давали! Да такие, что ночами от злости спать не мог. Да и, правду сказать, месяца не проходило, чтоб не заболел я чем-нибудь. Всякая гадость ко мне липла. Конфет я столько не съел, сколько лекарств выпил. И считали меня дома хиляком. Учился я тогда слабо. Из-за болезней. И вот однажды упросил я своих отпустить меня в пионерский лагерь. За городом, в лесу. Кое-как согласились. Приехал я впервые в лес. До того он мне понравился! Цветов там столько, что глаза терялись. И земляники! Я ее горстями ел. До ночи меня оттуда вытащить не могли. Дорвался, что называется. Конечно, тот лес не наша тайга. В сравнении — рощица. Но я и это полюбил. Однажды сижу под деревом, отдыхаю, смотрю, как паук паутину плетет. Ну точно, как моя бабка кружева вяжет. Залюбовался я им. Это же целая наука! А паук натянул свою сеть и сел под веткой, ожидая улов. Я тоже смотрю. Вижу, как по стволу дерева муравей ползет. И прямо к паутине. Ну и попался. Бьется. А сил — как у меня. Вижу, паук к нему спешит. А мураш совсем застрял. И тут по стволу, как по сигналу, целый отряд муравьев к нему на выручку бежит. Торопятся. Паук, тогда я подумал, от страха вытряхнул муравья из паутины. Сам. А потом опять ждет. И тут — пчела.

Так ее тоже свои спасли. По сердцу пришлась мне такая дружба. Зачастил я в тот лес. Заметил, что и птицы друг другу помогают, и зверушки. Тогда я не понял, что со мною происходит. Только лес я полюбил накрепко. Он мне ягод и орехов вдоволь давал. Ну а когда я возвращался в лагерь усталым, ел так, что все удивлялись. И спал долго, крепко. Оно и понятно. Целый день в лесу сказывался. Когда отец приехал забирать меня, глазам не поверил. Я окреп, вытянулся. Поправился. И никак не хотел уезжать. Оставил он меня на вторую смену, потом и на третью. Домой я вернулся совсем иным. И уже на третий день решил силенки свои испробовать на самом злом обидчике. И не как паук, из-за угла. Вызвал я его из дома. Предложил подраться. Он удивился. Раньше-то я его стороной обходил. Да что там я — все дворовые мальчишки его боялись. Забияка он был страшенный. Ну, схватились мы с ним. Он мне в скулу, я ему — в другую. Он — под подбородок мне. Я зубами клац и кувырком. Он хохочет. А мне так уступать не хочется. Встал, в глазах темно. Разбежался и со всей силы головой в живот ударил его. Он — с ног. Я — на него. И что есть сил кулаками охаживаю. За все прошлые обиды и на будущее. Он уже кричит, а я как оглох. Растащили нас, конечно. Встал мой обидчик. Вижу, неплохо я его отделал. И хотя у самого голова кругом шла, доволен остался. Вернулся я домой. Оказалось, отец все из окна видел и сказал: «Мужчиной становишься. Это хорошо. За себя стоять умеешь. Но помни, бить лежачего — низко и подло. С противником драться надо на равных. А коль свалил, дождись, когда встанет. Упавший — побежденный. Таких не бьют. Не по-мужски это, недостойно человека». Запомнились мне слова отца. Стал я их придерживаться. И вскоре во дворе все ребята зауважали меня. А я если раньше искал их дружбы, то теперь остыл. Будто что сломалось во мне. Дома цветы развел. Лимоны стал выращивать. Все лета ждал. Чтоб снова в лес поехать. Соскучился я по нему. Дома никто этого не замечал. Ну, занялся цветами — неплохо. Все ж не то, что другие. Не гонял целыми днями мяч во дворе. Не выбивал стекол соседям. А мне цветы зимою лес заменяли. Вот так и жил. От лета к лету. Мальчишки, ровесники мои, о морях и небе мечтали. А я — о лесе. Это он меня сильным, уверенным в себе сделал. Чуть школу закончил, решил в лесотехнический пойти. Дома, когда узнали, подумали, что шучу. Отговаривали. Туда конкурс был небольшой. Желающих мало. Лишь те, кто не рассчитывал на знания и боялся в другие вузы подавать. Так и обо мне подумали. Всю ночь я с отцом говорил. Убеждал. И доказал ему. Согласился он со мною. Вот так я и стал сначала лесничим, а потом и директором. Правда, когда меня на Сахалин направили, немного испугался. Далековато показалось. А теперь рад несказанно. Рад, что в настоящую тайгу попал. И работа тут интересная. Не то что там. И лес. Не только заботы о себе требует, а и уважения. Суровый он здесь и добрый. Правда, знания еще нужны. Практические. Опыт. Но и это будет. С годами.

— А кем же тот забияка стал? — спросил Никодим.

— Геолог он теперь. Хороший мужик. Виделись в отпуске. В Карелии работает. Только знаешь скучно мне с ним. Вроде все на месте. Не глуп, порядочен. Но чего-то в нем недостает. Так мне показалось. Тепла в нем маловато. Взбалмошный какой-то. И хотя не злой, даже щедрый, а вот жалости нет в нем. Свою же собаку ногой пинает, на родных покрикивает. Адрес он мне свой дал, да писать ему рука не поднимается. Вероятно, прошлое мое сказалось. Не имел я тогда друзей. Теперь уж ни к чему. Не они мне помогли. Да и отошла эта надобность.

— Вон оно что… Знать, все не случайно в судьбине твоей. А я-то думал, что ненадолго ты к нам.

— Нет, Никодим. К технике и прочему никогда моя душа не лежала. Честно говоря, мне всегда был неприятен вид железок. А запахи смазок, масел, вид проводов даже отвращение вызывали. Бывало, надо в доме розетку или плитку починить — отец делал. Я готов был лучше всю улицу деревьями засадить, только не делать того, что не по мне. Не потому, что не умею. Просто не мое это дело.

Постепенно, общаясь с Никодимом, Лебков познавал секреты и хитрости тайги. А их у нее хватало. Свой характер имела сахалинская тайга. Особый.

Остановились они как-то на обходе перед березой. Никодим вгляделся в нее. И спрашивает:

— Как тебе это дерево?

— Ничего. Нормальное.

— Плохо видишь, Женя. Болеет оно.

— Где?

— Смотри, ветки сохнут от ствола. Листьев на них нету. И макушка плешивеет.

— Верно. А что с ним?

— Гляди, куда клонится. Видишь, вон на тот дубок смотрит. Приглянулся он ей. Вот и подсадить их надо поближе друг к дружке.

— Не может быть. Что ж, выходит, и деревья любят? Я о том никогда не слыхал.

— Они ж живые. А живое без любви не живет. Она всякую травинку греет.

— Ну а если дуб березу не любит?

— Этот любит. Видишь, через плечо ели ветки перегнул. Сюда смотрит, шельмец. Да далековато. Не то б… Дай-ка подсоблю им. Пусть радуются.

А через три дня прижился дубок на новом месте. Ожила вскоре и береза.

— Но почему ты не березу, а дуб пересадил? — спросил как-то Лебков.

— Тут места побольше свободного. Земля подходящая. Вдобавок там, где дуб тот рос, рябинка, видишь, подрастала. Соперницей могла стать. Когда в пору вошла бы. Теперь другого приглядывать будет. Так среди них заведено.

А в другой раз у пенька остановился. Начал землей его обкладывать.

— Зачем? — удивился Лебков.

— Ты думаешь, помер он?

— Конечно. Выкорчевывать надо. А на его место саженцы посадить.

— Не торопись корчевать. Живой он.

— Так где жизнь?

— Глянь. Нора под ним. Лиса выкопала. А эта прохвостка хитрая. Тепло любит. Его лишь живые корни дают. Отмершие вымерзают. Гниют. Под ними зверь нору не роет. Застудится зимой. И детей поморозит. А тут — нет. Еще доброе дерево этот пень на свет произведет. Только помочь надо, чтоб зимой меньше простывал. А в земле соки возьмет, войдет в силу, оживет, ростки даст. Так завсегда случается, — говорил Никодим.

В другой раз к ольхе подвел. Вглядеться заставил. Ничего не приметил Евгений. Старик от досады головой крутнул:

— Горюет она. Иль не видишь?

— Тоже влюбилась?

— Нет. Другая у нее печаль. Для любви — поздновато. Не лучше меня. Лишь послушать о ней любит. Сама — уже старая.

— А чего же ей теперь надо?

— Детву.

— Что? Так как, если старая?

— Ну и что? Я гоже не из молодых.

— Ты ж — человек!

— И она природное имеет. Радости хочет.

— Где ж ее взять? — изумился директор.

— Подсадить. Чужие. На догляд отдать. В приемыши. Она и взрастит. Ради них жить станет. А не дай — сгинет скоро.

— А саженцы где добудешь?

— Сиротки имеются. Рябиновые. Их и подсажу. Всех пятерых. Вместо клушки будет. Доброй бабкой станет. Пригреет в морозы. Прикроет в дождь. От того всем хорошо. А взрастут, отойдет в ней нужда. Умрет потихоньку. Вот тогда и убрать ее можно будет. Но не без проку. И жизни, и смерти свой час нужен. На то мы и поставлены, чтоб лес без времени не помирал, — говорил лесник.

Не все знали тайгу так, как знал ее Никодим. Не все любили свои участки, как он. В этом не раз убеждался Лебков, бывая у других лесников. Те выполняли то, что поручал лесхоз. Без слов и споров. Но не таков был Никодим. Тайга была не просто его работой: сутью и жизнью.

Накрепко запомнился Лебкову случай, когда он привез на участок к Никодиму комиссию из областного управления. С проверкой они приехали. Внимательно осмотрели угодья. За порядок хвалили. И вдруг один предложил распахать под сплошные посадки клин у болота. А имеющиеся там перестойные ели дать под вырубку. Все одобрили предложение. А Никодим взбеленился:

— Под вырубку — не дам! А и детдом у себя не дозволю завести. Да еще у болота! Не рехнулся покуда! И глупостев не сделаю. Где ж это видано, чтоб саженцы у болота садить, где и земля бедная, и морозы лютей? Они ж там все до единого помрут. Да еще без надзору взрослых деревьев. Когда ни защиты, ни заботы знать не будут! У меня участок, а не погост. Коль вам те елки глаза колют старостью, так знайте, что я ими землю там сушу. Как готова станет, молодь к елям подсажу. Но молодь, не саженцы. Ели им расти, крепнуть помогут. А сейчас — рано. Сыро там покуда. Летом — корни гнить начнут от лишней воды, зимой мерзнуть. А жить когда будут? Мне лес здоровый нужен. Хворь вывожу. На что такие советы давать? Если пониманья в тайге не имеете, зачем суетесь без дела? В нашем деле не должность, а знания нужны.

— Но сплошные посадки быстрее осушат тот участок! За одно лето! Зачем же несколько лет ждать? Земля без дела пустует, пока ели лишнюю влагу возьмут — сами сгнить могут. И пропадут без пользы. Я настаиваю: надо освоить тот клин. Не ждать. Нам нет проку от потерянного времени.

Экспериментировать за государственный счет — преступление. Вам не частный огород дали, а участок доверили. И мы не сами по себе к вам пришли, а как представители государственного учреждения! И вы не имеете права говорить в таком тоне с теми, кто выше вас по должности. Мы говорим — вы выполняйте! — настаивал тот член комиссии.

— А я тебе кто? Ты чего обзываешь огородником? Пень бесполый! Я у тебя милостыню прошу? В карман лезу? Я за государственное спорю! Чтоб по разуму! Мне лучше знать, что делать. Сказал — нельзя. И все тут. Знаю заведомо — не приживутся саженцы. И не только из-за воды. Там снегу не бывает. А малышам где сил взять зимовать во льду? Открытыми, на гнилой глине! Если хочешь — пробуй сам! Но за свой счет. И не на моем участке. И не на деревьях. Иди отсюда, проверошник! Иди! Покуда я на тебя не написал властям. Я за государство кровь не жалел. Воевал! Медаль имею. А значит, и уважение! И не дозволю, чтоб меня во вред лесу поучали. Вон! Иди! Командуй! Но не тут! Не то жизни не обрадуешься! — сцепил кулаки Никодим.

Нет, не смог остановить в тот раз лесника и Лебков. Выгнал-таки Никодим того человека. А остальных еще долго по участку водил. Рассказывал им все. Объяснял. Те к концу дня поняли, что не с обычным лесником столкнулись. И расстались, извиняясь за коллегу. Но тот… Не забыл. Написал докладную на Никодима. Обвинив его во всех грехах и пороках: в умышленном срыве государственных планов и заданий, во вредительстве.

И уже через неделю вызвали лесника в область для серьезного разговора. Никодим догадался, в чем дело. И, прихватив свои записи с биографией участка, поехал.

Вернулся он из области на следующий день. На вопросы Лебкова ответил, смеясь:

— Задал я перцу тому проверщику. Догола раздел перед начальством. Глупость его им показал. Ну а другие, что с ним тогда были, шибко хвалили меня. Даже совестно стало. Так вот по результатам той проверки моего участка вместо нагоняя — часы мне подарили именные. Глянь, идут! Исправно. Не больно они мне нужны. Отказывался. Попросил взамен их ружьишко поновей да пороху. Так выписали тут же счет. И принесли. Прямо с магазина. Дробовик. Ну, я и осмелел. Подхожу поближе к начальнику и прошу его, а нельзя ль кобыле моей овса накинуть? Так как, мол, участок наш дальний. В село ездим редко. Комбикорму нам не достается, из-за опозданий. Так и на то разрешение получил. Не зря съездил, — радовался Никодим.

А когда Евгений приехал по делам в область, начальство полушутя, полусерьезно спросило:

— Как там наш профессор Акимыч поживает? Ты не обижай его. Мужик он толковый. Кое-кому из нас и поучиться у него не мешает. Резковатый он. Это верно. Но и то на пользу делу. Ну а что жалобщика сквозняком прохватил — тоже нужно. Мы этого кляузника после случившегося в район послали. Посмотрим, какой толк из него выйдет.

Лебков сказал об этом леснику. Тот нахмурился. Помолчал. А потом ответил:

— Кто лес не любит, тот враз виден. На любом месте. А тут — на исправление. Поздновато ему. Тайге за это мстить начнет. Беда от таких. Хотя как знать? Набедокурит — ответ опять же перед тайгой держать станет. А она не хуже начальства спрос сможет свой выставить. И счет. За все враз. Если выживет он в ней — человеком станет. Это уж как судьба. Не по вкусу тайге он придется, сама с ним и разделается. Я ему зла не желаю.

Лебков застал однажды Никодима за расчисткой русла речки, что проходила по участку. Время было весеннее, хватало работы и в тайге. Расчистка русла не входила в обязанности лесников. И Евгений тогда хотел отругать старика. Подошел, мрачнея:

— Почему не за свое дело взялся? Где должен быть? На что рабочее время тратишь?

— Речка же по моему участку идет. Значит, я и к ней отношусь. А раз засоренная плывуном с паводка — кто чистить будет? Ты?

— Это нас не касается! — повысил голос директор.

— Еще как касается. Иль не знаешь, что плывун заторы учиняет на реке? Русло портит. А рыба на нерест идет и застревает в плывуне. Ни назад, ни вперед не может. И помирает, не выметав икру. Гниет. От гнили той вода в реке болеет. Заразной становится. Зверь прибежит на водопой — и заболел. Да и дух от реки идет тяжкий. Вот и чищу. Загодя. Чтоб рыба зазря не пропадала. Денег с тебя за эту работу не прошу. А не сделать это — совестно. Весь участок, да и сам я рекою пользуемся. А ей без хозяина нельзя. Она — мне, я — ей. Вот уж какой год так! Долго ждать нельзя. Всякая коряга гниль дает реке. А мне такое на что? Вот управлюсь с ней и за участок возьмусь. Каждому свой черед, — кряхтел Никодим, вытаскивая корягу.

— А что ты с ними делать теперь станешь? — удивился Лебков, увидев, как тщательно укладывает лесник мокрые коряги на сухом месте.

— Высохнут — на дрова порублю.

— Иль дров у тебя не хватает? В тайге ведь живешь!

— А и верно. Не хватает. Нынче на костры много пошло. От заморозков. Молодь грел. Да и саженцы окуривал. Где ж набраться? Три ночи участок спасал. И ни одно дерево не поморозилось. Так что нынче и плывуном не брезгую. В моем хозяйстве все сгодится.

— Неужели тебе сухих листьев не хватило, что с осени остались?

— Я ж не разбойник в своем доме. Зачем же участок обворовывать стану? Нешто только мне еда нужна, а лесу — нет? Эти листья, за зиму перепрев, земле корм дают. Деревьям, лесу. Я ж по осени землю вместе с листьями и травой перекапываю. Особо где земля скудная. Навозу от кобылы немного, сам знаешь, всем не хватит. А обделять никого не хочется. Все — мои. Всех доглядеть надо.

И впервые стало стыдно Евгению. За доброе выругал. Нашел, чем упрекнуть. Да и кого? Кому участок дороже самого себя был!

Многое из того, что делал Никодим в тайге, не было предусмотрено планами лесхоза. Что ж! Хозяин лучше знает свой дом, чем гость, пусть даже самый придирчивый. И Евгений уже внимательнее приглядывался к тому, что делал старик. Учился. А потом, научив увиденному и освоенному других лесников, требовал и с них. Так случилось и в ту памятную осень. Приехал он к Никодиму под вечер. Того в избе не оказалось. Пошел искать. А лесник, не заметив Евгения, у березки возился.

— Что делаешь?

— Березку одеваю. К зиме готовлю. Чтоб зайцы ствол не поглодали. Не то к весне пропадет. От холода. Эти обжоры всю кору снимут догола. А ей каково раздетой? Сохнуть будеть. Вот и укутываю загодя. Вначале глиной ствол обмажу. А сверху тряпками иль сухой травой обмотаю. Зайцы и не доберутся. А березке и безопаснее, и теплее. И мне спокойнее. Еще десяток остался. Ну, да завтра управлюсь, — разогнулся Никодим.

— А зайцы с голоду не передохнут на твоем участке?

— Эти разбойники не пропадут. Они из-под снега харчи сыщут. Где траву, где корни, кусты. Меньше жиру — легче бегать. А сугроб разрыть им ничего не стоит. Мы с тобой двумя руками работаем, а они — враз четырьмя. Не угонишься. А голод прыти прибавит. Пусть стараются, — смеялся Никодим.

Евгений в этот вечер только понял, почему на его участке деревья хорошо переносят зиму. И решил на следующий день посмотреть, как обмазывает и обвязывает лесник деревья. Но вприглядку не получилось. Пришлось и рукава засучить. Лишь к концу дня Никодим остался доволен Евгением. А через день поехал обучать других лесников. Предупредил, что впредь за заячьи потравы на участках с лесников спросит. А приехав к Никодиму, увидел, что тот не только взрослые деревья, но и саженцы к зиме готовит. Каждый обкапывает землей, укрывая по самую макушку. Сверху сухими листьями закидывает. От мороза. Для тепла.

— А не портишь ты их этим? Изнежишь с детства. Потом повзрослеют, тяжело будет морозы переносить. Болеть будут.

— С детства здоровье беречь надо. Силы на будущее. Взрослому холод не страшен. Стерпит, коль с детства не застужен.

— А почему ты сначала взрослые березы подготовил к зиме, а саженцы — потом? Не надо ли было наоборот? — спросил Евгений.

— Березы я теплой глиной еще обмазывал. Прогретой солнцем. Холодной нельзя. Вредно.

— А под корой с тепла ничего не заведется? Под глиной-то?

— Коли что и было — сгниет. Задохнется. Ты пробовал сквозь глину дышать? Вот и жукам не легче. Все до единого помрут. И кладки ихние — гоже. А дереву достаточно и того, что получает. Кора по весне белей снега станет, обновится.

— А саженцам разве не нужна теплая земля?

— С ними иначе нужно. Их до последних дней надо воздушком теплым кормить. Как детей. А потом в последнюю погожую неделю обкапывать. Земля не слишком теплая будет и не холодная. Чтоб и душу не леденила, и не отнимала у саженца воздушек. Ведь теплая слеживается плотней. Вентиляции нету для дыхания. А она нужна. Чтоб без морозных ожогов приучить молодь к будущей жизни. Чтоб не сразу из парника да на мороз. Эта земля — навроде защиты. Но не шубной — то вред. А средней. Земля — не глина. Правда, мне еще и снег поможет. Вторым платком тепло держать станет. Но тоже без перегрева. За зиму саженцы в силу войдут.

— Ты их по весне откапываешь?

— Нет. Сами пробиваются на свет. А где было окопано — ствол укрепляется. И корни. Так два года. На третий — им моя помощь уже не нужна. Все крепышами бывают. Любо глянуть!

— А зачем же ты их к деревьям подсаживаешь, в дети, если сам обкапываешь? Чем деревья помогают этим саженцам?

— Ишь ты! Уел! Да ведь от корней взрослых деревьев саженцы всю зиму кормятся. И соками, и теплом. Попробуй выстой на голой земле, хоть и обкопанной, если вокруг корешка сплошная стужа. Ни зацепы, ни утехи рядом. Как жить-то? Вот и подсаживаю. Вдобавок под большим деревом — большой сугроб наметает. А это тоже тепло. Есть кому и от ветра защитить, не станет по головам хрупким гулять. Опять же весной избыток воды под корнями не случается. В дождь есть кому прикрыть головушки. Так-то вот, причины всему имеются. Догляженное дите всегда хорошим растет. Всем в радость. Оно не кривится и не горбится. Помня заботу о себе, другим зла не делает. Добрым да приветливым удается. Как и положено.

Евгений не переставал удивляться Никодиму. Все он знал, умел, все мог объяснить просто и доходчиво. Житейски понятно. Никакой работы не гнушался и не боялся этот человек. Сам себя ею загружал. И не жаловался на усталость.

Постепенно Евгений стал выделять его из всех остальных. Уважение к Никодиму крепло. Появилась потребность чаще бывать у него. Быть полезным этому неугомонному старику. И, не всегда желая того, Лебков незаметно перенимал у него многое. Заимствовал то, чего ему так не хватало. А тут еще и в жизни не наладилось. Жене надоели частые отлучки мужа. И, не сказав ни слова, ушла к другому. А вскоре — уехала с ним на материк. Евгению ничего не объяснила, считая это никчемной тратой времени. Надоели ей его рассказы о тайге, постоянные тревоги. Она не разделяла их. Ей это было чуждо. Она никогда не любила тайгу. Охладела и к Лебкову. Евгений поначалу недоумевал. Все ждал, что жена вернется. Но не дождался. Идти же к ней, уговаривать ее, не зная за собой никакой вины — он не хотел. А когда узнал, что она не просто ушла от него, а живет с другим, и вовсе приказал себе забыть ее навсегда.

Теперь он почти не бывал дома. Надо было забыться. Остыть. Одуматься. Привыкнуть к своему положению брошенного мужа. Никто из окружающих Лебкова, зная о происшедшем, не мог предположить по его виду, как переживает он свое унижение. Разговоры о жене Евгений тут же обрывал. Сочувствия не поощрял. Делал вид, что в жизни его ничего не произошло. И вечерами, страшась одиночества пустой квартиры, ссылаясь на дела, уезжал на какой-нибудь участок. Подальше от дома. От неприятных воспоминаний. В работе можно забыть обо всем. Вот в один из таких вечеров все той же осенью попал он и к Никодиму.

Лил дождь. Мелкий, словно сквозь марлю просеянный. Евгений сидел у окна, смотрел на озябшую, съежившуюся под дождем тайгу. Она не плакала. Это небо оплакивало ее, само не зная зачем.

На душе было так же пасмурно, как и за окном. А старик смотрел на Лебкова и словно внутри у того читал:

— Кто тебе нынче душу испоганил? Чего на весь свет куксишься? Лиха беда проходит. Нечего на дождь замогильными глазами смотреть. Ведь в жизни оно всегда так: то солнышком согреет, то морозом прохватит.

— Тебе тоже сказали? — повернулся к нему Лебков.

— Не знаю, о чем ты. С людьми, кроме тебя, уже месяца два, коль не больше, не виделся.

— А у меня и вправду неприятность. Жена ушла. Нашла другого. Или он ее. Кто их знает?

— Вон что… Худо оно так-то. С детьми ушла иль как?

— Детей у нас не было.

— А почему? — удивился Никодим.

— Сам не пойму. Как-то не говорили о том. Я считал, что успеем еще. А видишь, оказалось — к лучшему, — отвернулся Евгений.

— А она не говорила ничего? Может, и хотела? Бабы — они тоже себе на уме. Не всякая решится сама по себе мужика отцом сделать. Иная от мужа ждет вопроса. Когда же? Чтоб и он дитя хотел от нее. И ждал его. Будь дитя, не ушла бы, — сетовал Никодим.

— И ребенок не удержит, если муж нелюбим. Крутить с другими станет. Ничто не остановит. Всю жизнь в позоре жил бы. И терпел. Ради ребенка. Наоборот, хорошо, что сами жили.

— Не знаю, Женя. Бабы всякими зарождаются. Иная крутелкой. И при дитях хвостом вертит. Другая — всю жизнь себя соблюдает для мужа. Кто ж их поймет? Но только и крутят не с добра. От плохого мужа. За свою неудачу порой вот так мстят. Но с дитем не всякая уйти бы решилась. Что ни говори — родной отец своего не обидит. И приголубит дитенка, и защитит, и накормит. А коль стребуется, кровь за него по капле всю отдаст. Потому как любой — своим дорожит. Чужой сердца не поимеет. Это бабы знают. Ради них и с пропащими мужиками маются. Да и тебе пора было завести. С детьми не до хахалей. Оно ж, коли верно сказать, твои роды не ушли. Молодой покуда. Еще сыщешь себе. И дети будут. Много роди. Так надо. И за себя. И за таких, как я, горемык. Мне не довелось стать отцом. А тебе — нет помех. Раз не получилось, вдругорядь не ошибешься. И не медли. Не больно переживай. То не позор, что другой тебе сделал. И горя у тебя нет. Оглядись покуда. Но недолго. Время не теряй. И присмотри себе по сердцу, — говорил Никодим.

— А ты что ж не присмотрел? Почему один живешь? Не как другие лесники? Тоже без хозяйки тяжело. Ведь и не стар еще.

— Мне? Так тоже своя причина имеется. Я ж без тайги не смогу. А какая согласится? Они ж нынче норовят в городах жить. Чтоб по нужде за куст не бегать. Все в квартире иметь. Опять же наряды любят.

Ну а если всерьез, Акимыч, что тебе мешает? — настаивал Евгений.

— Всерьез, спрашиваешь? — Никодим помрачнел. — Эту память я никогда не ворошу. Схоронил. Да она сама знать о себе дает. Без моего на то согласия… Одно тебе скажу: и я любил. Да только без детей нет ни семьи, ни счастья. Только мне Бог не дал отцом стать. Природа моя на это неспособной оказалась. А ты — сам не захотел. В том — разница меж нами. И в беде своей ты сам повинен. Да и не беда это вовсе, коль дело твое поправимое. Вот и говорю — не переживай и не волынь с этим. Да ищи себе не просто жену верную, а прежде всего мать детям своим, коих народите. Ежели не хочешь моей доли — пустой памятью жить…

Глаза старика будто пеплом подернуло. Глубокие морщины шрамами лоб прорезали. Он тяжело вздохнул, повернулся к печке, стал ворошить угли. Они вспыхивали багрово. Шипели, потрескивали. Никодим смотрел на них, то ли забывшись, то ли не желая поворачиваться к Евгению.

В ту ночь им не спалось, каждый о своем думал, свое вспоминал. Утром расстались они в тайге. Лесник на обход пошёл, Евгений возвращался домой. Много месяцев прошло с того осеннего дня. И каждый раз, как кто отправлялся на участок к Никодиму, передавал с ним Лебков для лесника то теплую рубашку, то чай, то папирос покрепче, позадиристей. Ему одному присмотрел на зиму яловые сапоги. Купил. Чтоб теплее было Никодиму в далеком зимовье. Знал, больше о нем вспомнить некому. В глухомани тайги, один на один со своей больной памятью, как с черной тенью на привязи, он живет, зная только одну радость — любовь к тайге.

Однажды, теперь уже летом, снова приехал Лебков к Никодиму.

— Скоро у тебя на участке люди появятся. Геологи. Работать будут. Вот распоряжение. Нефть искать станут, — сказал директор.

Старик тогда насупился. Но промолчал.

— Я думаю, что ущерба твоему участку они не принесут. Но ты следи. Чтоб зверя не губили. Все ж ты здесь хозяин. Не давай свое в обиду. К реке близко не подпускай. Помни, она нерестовая. И хотя народ там грамотный, все понимают, все ж глаз с них не спускай, — советовал Лебков.

А уже через месяц пришла от Никодима жалоба на геологов. За погубленную молодь. К жалобе список был приложен. Сколько рябинок, березок, дубков полегло под топорами топографов.

И вот тогда впервые затаил обиду на геологов Лебков. Правда, за деревья те уплатило управление. Но разве окупишь моральный ущерб, беду лесника? Да еще такого, как Никодим? И надо же было им выбрать именно Чертово урочище!

Сколько раз приходил Лебков в управление геологии. Другие участки предлагал. На выбор. Там доказывали ему, что им нужен именно этот участок.

В райкоме партии он просил о том же. Даже в область летал. Жаловался. Просил свое начальство воздействовать, помочь. Но безрезультатно.

Вконец расстроенный, он пришел к Лившицу. Тот выслушал. Понятливо головою кивал, а потом сказал:

— Как человек, я понимаю вас. Все мы, руководители, имеем свою слабину — любим тех, кто работает на совесть. И отдаем им предпочтение. Вот так и ваш лесник. Я верю, что он прекрасный человек. И участок бережет. Но поймите, я прежде всего — геолог. А наша работа — поиск. Но не там, где вздумается, а там, где предполагаются залежи полезных ископаемых. Ведь и ваша, и моя работа должны себя оправдывать. К тому же мы не сами по себе избираем площади для предстоящих работ. А на основании объективных данных. Вот этим и руководствуемся. Так что не обессудьте. Ничем не могу помочь. Каждому из нас важен результат. И мы его будем искать там, где указала наука.

Евгений потерял покой. А от лесника опять пришла жалоба. Никодима допекло. По осени обсчет пушного зверя провел. Больше половины убежало с его участка из-за геологов. И Евгений пошел в госпромхоз — организацию, занимающуюся отстрелом пушного зверя. Потом — в общество охотников, управление охотхозяйств. Всюду показывал жалобу лесника. Всюду его поддерживали, пытались помочь. Звонили, ругались, требовали. Но везде им отвечали одно и то же.

Но вот однажды в Оху приехал сам Никодим. И, заявившись в лесхоз прямо к Евгению, скандал поднял. Обвинив того в лени. Обозвал лежебокой и трусом. И, наговорив кучу грубостей, пошел сам в управление геологии прямо к Михаилу Афанасьевичу.

Секретарша не сумела удержать лесника. Он цыкнул на нее так, что сразу отбил охоту мешать ему. И черной бурей ворвался в кабинет во время совещания.

— Кто тут из вас начальник? — спросил Никодим.

— А вам кого надо?

— Самого главного вашего бандита! — побагровел старик.

— Начальником управления являюсь я, — улыбнулся Лившиц.

— К тебе я пришел. Если не уберешь с моего участка своих лиходеев, помни — сто раз пожалеешь. Вот тебе полный список всех их пакостей и неделя сроку! Сам не пошевелишься — в области управу найду и на них, и на тебя!

— Да вы кто будете?

— Лесник я. Никодимом зовусь. Запомни, не отступлюсь…

— Подождите в приемной конца совещания, и мы с вами спокойно поговорим, все обсудим, — вспомнил рассказ Лебкова об этом леснике начальник управления.

После совещания Лившиц пригласил Никодима в кабинет. Долго, обстоятельно говорил с ним. Делал пометки в блокноте. И твердо пообещал Никодиму навести порядок. Гарантировал, что с нынешнего дня он сможет спокойно работать на своем участке, а со стороны геологов не будет ни одного нарушения запретов лесхоза.

Лебкову обо всем этом Лившиц позже сам рассказал.

И вправду, целых полгода все было тихо на участке. Никодим не жаловался.

«Значит, все наладилось, — думал Лебков. — Сумел Акимыч приструнить геологов. Ну и молодчина же!»

Но потом все началось сначала. А теперь вот — еще и пожар.

Евгений быстро встал: «Хватит! Хватит вспоминать! Ведь все погублено! Как это скажется на Акимыче? Единственный он у меня такой! И надо же, именно его не обошла беда! Но в этот раз я не стану просить, совать жалобы! Я буду требовать наказания! Да такого, чтоб сторицей отлилось им горе Акимыча! Некому за него вступиться? А мы посмотрим», — заторопился Евгений на дорогу, ведущую в Оху.




Глава 9. Испытания


Стояло лето. Нежаркое северное лето. И тайга, радуясь короткому теплу, зацвела. Повисла на кустах еще зелеными ягодами, спряталась по болотам рыжей морошкой, притаилась под кустами и в ветвях любопытным птенцом. Выглянула желтыми грибами-лисичками около пней. Жужжала комарьем и гнусом, тучами вьющимися в прохладной чащобе.

Сегодня здесь так тихо, что дышать страшно. Все молчит, будто затаилось.

Молчала и буровая. Сегодня впервые за столько месяцев не орала на всю тайгу железной глоткой, не трясла землю. Не оглушала своим ревом все живое. На скважине тихо. Сегодня здесь будут проведены испытания. А пока… Молчала буровая. Через несколько часов она скажет свое последнее слово. Каким оно будет для тайги? Быть здесь городу? Или снова, заживив раны и следы человеческих ног, навсегда останется единственной владычицей и повелительницей всего живого — ее величество тайга? Она не любит делить свое могущество ни с кем. Не привыкла. И вот теперь вслушивалась в тишину. Что же она подарит тайге в следующий миг?

«Что?» — любопытно пискнул бурундук, вскарабкавшись на макушку самого- высокого дерева. Ему оттуда все видно, кроме одного — есть ли на громадной глубине нефть.

«Что?» — поднял голову яркий пион на поляне. И, распустив лепестки ярко-красные, подставил их солнцу. Ему некогда ждать. Каждому свое время. Придется ль расцвести пиону здесь на будущий год — еще неизвестно. А покуда — никто не мешал, ничто не грозило.

«Что?» — крикнула сорока, опустившаяся на крышу будки, стоявшей неподалеку от буровой пышки. Из будки голоса слышны, но не понимала птица языка человеческого. А то бы всей тайге каждое слово передала.

А бурильщики возбуждены. Не терпелось им. Скорее бы прошли эти часы, кажущиеся вечностью. Сколько работали, приближая этот день! А настал он — пропало терпение. Ожидание всегда утомительно. Но торопиться нельзя. Надо выждать, пока схватится в скважине цементный «мост». И лишь потом, разбурив его, провести прострел ствола. На все есть свои нормы. И це-ментаж уже позади. Ждать надо. Но как, когда глаза каждого горели надеждой — ведь была нефтяная пленка! И газ в растворе. Но недолго, даже очень недолго. Вот потому и гасла надежда. Будет или нет? Кто ж может сказать с уверенностью заранее? Никто не решался. А хочется результата! Ведь ради него пережито столько лишений. Разлука с семьями, ночи в холодных будках. Работа в ночные смены, зимой, когда руки примерзали к металлу и по буровой площадке, заледенелой от воды и раствора, нельзя было ступить и шагу без риска расшибить голову. Не раз в морозы от бешеной той работы не только майки, рубашки от пота к спине прилипали. Да и потаскай эти «свечи» — двенадцатиметровые трубы! Каждая весом в доброго медведя. А сколько их, этих труб! Да раздели две с половиной тыщи метров забоя на двенадцать! Вот и получишь результат, от которого не только рубаха взмокнет, — пупок развяжется.

Легко сказать, «майна» или «вира». А попытайся сдвинуть с места эту «свечу»! Кожа не раз с ладоней слезет. Руки от напряжения не белели — чернели от прилившей крови. К концу вахты свет белый не мил. Возвращались бурильщики в будку, едва волоча ноги. Чуть до койки — и тут же мордой в подушку. Сапоги стянуть нет сил. И во сне все тянули трубы. То из скважины, то в скважину, словно по нитке силы из людей вытягивали. А много ль их? От шума голова гудела: сама вышка, а тут еще эти дизели рядом. Выли так, что кажется — барабанные перепонки лопнут.

От вахты до вахты едва успевали выспаться. А вот теперь наградит ли их за труд эта скважина.

Непривычна для бурильщиков тишина. Ведь все эти месяцы, час за часом даже засыпали под рев буровой. Чтоб в шуме расслышать друг друга, разговаривали на крике, норовя перекрыть голос вышки. Тихо говорить давно разучились. Вот и теперь орали. Привычка — сильней натуры. А тут еще эти часы. Их надо скоротать.

Слово за словом — незаметно вспоминалось бурильщикам свое. Смешное и грустное. Понятное и знакомое, а тут еще этот Пашка Беспалов подначивал Генку Пинчука. Оба бурильщики. Все знают друг о друге. Хотя впервые работали вместе на одной буровой.

— Послушай, Ген, а все ж скажи-ка ты мне, за что тебя с Хангузы турнули вместе с вахтой? — прищурился Пашка.

— Меня?! — позеленев, подскочил Генка.

— Ну да. Тебя. Я ж там не работал. А слушки всякие ходили. О тебе. Сам знаешь, земля слухом живет.

— И что же плели? — насторожился Пинчук.

— А ничего особого. Но только говорили, когда вы повели скважину на той площади, то слишком торопились. Вахту скорее закончить. И метров побольше дать.

— А вы не так работали? — усмехнулся Генка.

— Нет, я давно женат. Привык. Перестал торопиться домой. Наши жены лишь первый год не замечают грязи на роже и одеже. Целуют лишь поначалу. А потом надоедает им нас отмывать. Ругаются. Только порог переступишь, тут же окрик — сними дрянь с плеч, тогда входи. Лишь в получку приветливы. А ты тогда только женился. Медовый месяц был у тебя. Ну и старался, как дурак. Метры гнал, чтоб заработать побольше. Майнал «на петухе». Торопился. Так, что ли? — хохотал Беспалов.

— Бурил — как все, — злился Пинчук.

— Ври больше. Скважина — не баба! На нее чем сильней давишь, тем меньше толку. Это жене в тебе сила дорога. А вышке сердце отдай. А ты в медовом сне все перепутал. Жене сердце вместе с зарплатой отдал. А вышке ни хрена не оставил. На ротор давил, вроде он враг твой. Вот я и говорю потому — нельзя молодожена на скважину пускать, — смеялся Пашка.

— Все равно та площадь пустая. При чем тут мы? — вступился за бурильщика верховой вахты.

— Мы не одни бурили. Почем знают, что я виноват? — бурчал Генка.

— А кто ж еще? Остальные спокойно работали. Старики ведь. Свое знали. Не спешили. Некуда. Кому ж, кроме тебя, удалось ствол скважины искривить? Да еще на двенадцать градусов! Эх, Генка, ну разве можно от намеченного забоя убегать?

— И верно, я тоже слышал! Бурили вы, бурили, а раствор из скважины все уходит. Сколько вы тогда его ни заготавливали, скважина все вмиг съедала. Другие вахты помогать стали. Льют раствор в скважину. Не одну — сто каверн залить можно было таким количеством. Ну и решили инструмент вытащить да проверить скважину. Но только не тут-то было. Как ни тянули, инструмент из скважины поднять не смогли!

— Бреши больше, — краснел Генка, злясь на буррабочего вахты Беспалова.

А тот разошелся:

— Ну и пошел мастер буровой оглядеть ту сопку, на которой вы бурили. И что б вы думали? Смотрит он, а внизу из-под сопки с обратной стороны — долото торчит. А к нему коза привязана. Пасется, шельма, на травке. Не зная, что помеху чинит. Сопку вы насквозь продырявили! Но не в ту степь. Вместо нефти — животину чуть в ствол не втянули.

— Ладно тебе! — отмахивался Генка.

Но буровики, хохоча, просили рабочего досказать.

— Ну, мастер ту козу хотел отвязать. Отвести подальше от техники. А тут старушка подоспела. Кричит благим голосом: «Не моги козу отвязывать от столбика! Не твой он! Сам с земли вырос. Специально для козы!»

— Ну, ладно, ну! — отворачивался Пинчук.

— Чего ладно? Долото, что бабка за столбик приняла, так и пришлось оставить там. Инструмент сорвали. А долото из-за кривизны и ныне козе служит!

— Ладно! О вас мы тоже знаем! Слыхали! Как вы вкалывали. На Кыдыланье! — заметил верховой Пинчука.

— А что знаешь?

— Как у вас журналистка побывала. Интервью хотела взять у Пашки. Ее на бурплощадку привел мастер. Хотел показать передовую вахту. Похвастать. Мол, самая культурная бригада работает! И, как рыцарь, ту бабу вперед пропустил. Смотри, мол, любуйся. А баба вдруг в обморок. Ну, мастер глянул, а там ваш Беспалов без отрыва от производства на ротор мочится. Увидал бабу, рукавицей прикрыл свой грех. А она — дырявая. Бурильщики захохотали так, что будка вздрогнула.

— Говорят, с тех пор журналисты не суются на площадки. В будках нашего брата дожидаются, чтоб на конфуз не нарваться!

— А что? Зимой в отхожку не набегаешься. Да и ротор не оставишь. К тому ж обморока не было. Она своими ногами ушла. Ну, мы потом извинились. А мастеру, чтоб баб без предупреждения не приводил, по-свойски сказали. Нечего, мол срамить, — смеялся со всеми Беспалов.

— Это что, ребята, а вот на вышке у меня случай был! Тогда я только начал работать. Ну и тоже — от города далеко, дома месяцами не бывали. Принял я вахту утром. Смайнал инструмент. И бурить начал. Вдруг слышу — верховой орет. Глянул, а он кран-блоку кулаком грозит. Прервал бурение. Решил глянуть, в чем дело. Ну, верховой кувырком к нам скатился. Глянули мы на него. И смех, и грех. Весь в смоле. Вся башка. И за шиворот натекло. До самого зада. Все слиплось. Работать нельзя. Спрашиваем — откуда? Где угораздило? Он на кран-блок показывает. Мы — туда. А там бурильщик спит. У которого я вахту принял. От комаров наверх сбежал. Во сне, видать, повернулся и опрокинул банку со смолой, что плотники при монтаже забыли убрать. Ну, она и сыграла на верхового. Пришлось нам его бензином отмывать. И башку остричь. Так он, бедняга, так орал, что всю тайгу перепугал. Да и шутка ли сказать: три литра смолы — это кое-что. Короче, вместе со шкурой смолу снял. Он и решил-таки отплатить тому бурильщику за муки свои. Жаль было мужику свою шкуру, — рассказывал Пинчук.

— А кто тот бурильщик?

— Сейчас сами узнаете, — хохотнул Генка и продолжил: — Мы о том случае скоро все забыли. Волосы на голове верхового отросли. Но он помнил обиду и прощать не собирался.

— Ты короче. Что сделал он?

— У того бурильщика верховой заболел. И попросил он моего с ним вахту отстоять. Тот этого только и ждал. Тут же, как на грех, после этой вахты, все домой на выходные засобирались. Оделись почище. По-парадному. Чтоб не терять время на переодевание. Как назло, зимой дело было. Ну, начали они спуск. И мой верховой, выбрав секунду, подал «свечу» и в момент отпустил трос. Ну, труба, хоть и закручена, мигом в скважину пошла. Да как даванула на раствор! Весь сифон на бурильщика и сработал. Облило его глиной с ног до головы. Смотреть и то жалко. Одни зубы остались на лице. Куда уж ехать! Кое-как отмыли его из брандспойта да сушиться отправили. Бурить мне пришлось. Ну а тот бурильщик — мужик прижимистый. Увидел, что одежда его вся испорчена, поднял скандал. С верховым чуть не в драку. Мой говорит: мол, тебе свое купить можно, мне же новое пришлось наращивать. Дошло до начальства. Ну, нас от греха подальше на другую площадку перевели, чтоб вражда дальше не завела. Да только от крохобора того вся вахта ушла. Не стали с ним работать. Никто.

— А почему?

— Тряпки купить можно. Зачем скандалил? До начальства дошел. Меж собою утрясли бы. Тихо и мирно. Так ему наказать хотелось. А мой верховой наказания не требовал. А ведь с неделю после бензина распухший ходил. Этот же даже насморка не подхватил. Тряпок жаль стало. За ними — многое потерял. Ну, оплатил ему мой верховой весь ущерб, а вахта отказалась от бурильщика. Пришлось на пенсию уйти.

— А! Ты вон о ком!

— Да!

— Где ж верховой тот?

— Теперь сам бурильщиком работает, — похвалился Генка.

— Да, жизнь у нас такая, что друг другу все уметь прощать надо. Не знаешь ведь, что будет в следующую минуту, — вздохнул Беспалов.

— Жизнь — как жизнь. Не хуже, чем у других. Вон геологам куда тяжелее. Все время в тайге.

Почти без выезда. Ни кино тебе, ни других развлечений. И работают не по сменам, как мы. С темна и до темна. Пока ноги носят. А часто ли доброе слово слышат? Нет, нам куда как легче, — проговорил Пинчук.

— Что верно, то верно. Тяжело им. Но и то сказать, мы вон — от скважины ни на шаг в любую погоду. Нажал кнопку — и спина в мыле. Они ж так физически не вкалывают. Рыщут по тайге. А получают больше нас, — вздохнул буррабочий Беспалова.

— Чему завидуешь! Длинный рубль увидел? Пойди к ним. Посмотришь, что почем.

— А чего тут смотреть? Скважину мы бурим. Коли есть в ней что — это наше. При чем тут геологи?

— Темнота дремучая! А ты места нефтеносные сам по себе находишь? Или как? — не выдержал Пинчук.

— Так бурили — мы! Это ж основное! Значит, без нас геологи, как без рук.

— А мы без них, словно без головы, — оборвал буррабочего Беспалов.

— Все ж интересно, даст что-нибудь эта скважина или нет, — не выдержал Генка.

— Я думаю, ничего не будет. Уж больно она спокойно себя вела. Как теленок. Раствор всего один раз обрабатывали. Да и то баритом. Утяжелили — и все. А остальные параметры не изменялись. Сам знаешь, если нефть и газ есть, они не только удельный вес раствора изменяют. А и водоотдачу, и корку. Да и статическое напряжение сдвига. Тут же… Ни черта! Верно, и вправду панику подняли. Наверное, попала солярка в раствор по случайности, — махнул рукой Беспалов.

— Черт-те что городишь! Ну как солярка могла попасть в раствор? Это же исключено.

— Лаборантка экспериментировала. А возможно, мазут с труб. Кто знает! Только нефтяные скважины не ведут себя так. У меня на них особое чутье. Сколько на счету имею! Эта — пустая. Сердце чует, — сказал Пашка.

— А что ж ты орал тогда в будке — нефть?! Когда этот ученый подсказал. Бегом к желобам кинулся.

— Общей панике поддался.

— Это ты? Да не трепись. Ты этого раствора тогда не только нанюхался, но и нажрался. Все на язык пробовал. Есть нефть или нет. Не меньше ведра слопал одного раствора. Ну, а моя вахта уже сама не лезла. За тобой наблюдала. Решили: если тебя стошнит — нет нефти. А обойдется — есть нефть, — улыбнулся Пинчук.

— Ну и как ваши наблюдения?

— А ничего! Переварил ты растворчик! Знать, утроба твоя премиальные почувствовала. Кто ж от такого блюет? От солярки ты б всю площадку изгадил.

— По себе судишь? — подначил Пашка.

— При чем тут я? — не понял Генка.

— А при том, что ты раствора так нанюхался, что неделю жрать не мог. А потом очухался и дорвался. Всем на беду.

— Я-то ладно! А вон твои в растворе чуть не купались. Пленку эту собирали и поджигали. Забыв, что она от воды не отделена. Так кожу ею мазать стали. Покраснеет или нет.

— Мои что? А ты-то хорош. Со страху, что газ в растворе, сам курить перестал и своим запретил. Чтоб не взорваться. Ну а нутро и взбесилось. Уши без курева у всей твоей вахты пухнуть стали. Столько мук перенесли неизвестно за что. Еще не знаем, будет иль нет, а урон здоровью причинили. И кличку вы получили, — смеялся Пашка.

— Какую?

— Лопоухие!

— Ладно, умники! Мы хоть из осторожности не курили. А вы чуть пленку увидели, тут же отводы стали копать к запасным емкостям. А тоже — будет или нет…

— Ну ладно вам. Чего спорите? Нет дыма без огня. Была пленка — значит, что-то есть. А если пустая — ни черта бы не показала. Будет — всем хорошо. Премию получим. Кому она лишняя? Ну а не даст ничего — что ж, пойдем на другую площадь. Тоже не впервой, — вздохнул пожилой помощник бурильщика из вахты Беспалова.

— А тебе зачем деньги? Всю жизнь на буровой. Иль мало получал? Наверное, сберкнижка уже трещит. Это нам нелишнее. А старикам к чему? — спросил его Генка.

— Не себе. Мне уж, и верно, ничего не надо. И то сказать, неплохо жил. Сытно ел, дом — полная чаша. Жаловаться не на что. А вот сыновьям помочь хочу. Им надо. Одному дом купили. Теперь мебель нужна. Второй квартиру имеет, но хочу и его порадовать — машину купить. Сюрприз будет. Память. Может, и не нужна она ему. Но все ж не хуже, чем другие, он у меня. Пусть и это имеет. Как настоящий начальник. Глядишь, когда-нибудь внуков в выходной покатает.

— Он бы лучше тебя на той машине на буровую возил. Чтоб не мучился ты с нами в дежурной машине, в холоде.

— Зачем? К чему выделяться? Всю жизнь ездил, как и все. Ни к чему такие фокусы мне. Сын — начальник. Зачем я его по пустякам беспокоить стану?

— Сам бы пусть заработал! Не велик барин.

— Эх, Генка, свой сын для каждого дорог. Да и где сам осилит такую покупку? Ведь трое детей. А на голом окладе что выкроишь? Вот и помогаю. На то и отец я! От детей не помощи жду. Радости. Вот и хочу им подарки делать, пока жив. Кто ж, кроме меня, им поможет?

— А я своему старшему в прошлом году мотоцикл купил. Как же, школу закончил с медалью. Да только не надолго хватило. Три месяца катался. А на четвертый — от мотоцикла только руль остался. Теперь снова просит. Второй купить. Я б купил, да жена не хочет. За сына боится, чтоб не разбился. Вот и думаю теперь, чем бы его от мотоцикла отвлечь. Хорошо, что вторая — дочка. Ей пианино еще пять лет назад купил. И, видно, сносу ему не будет. Дрынчит себе потихоньку. И никаких тебе забот. А мальчишке — скорости подавай, — вздохнул Беспалов.

— Боюсь я, что не видать нам премии, как своих ушей, если даже и будет нефть, — подал голос верховой.

— Почему? — в один голос удивились буровики.

— Вчера я после вахты пошел в тайгу. Побродить. И вижу, ходит по участку лесник Никодим, а при нем еще один мужик.

— Кто?

— В форме прокуратуры.

— Так что с того? Они с пожаром тем разбираются. Нас это не касается.

— Я тоже так подумал вначале. Да только ошибся. Пригляделся я к ним. Вижу — не только по гари ходят, а и близ буровой. Деревья оглядывают. Измеряют. Старик все тарахтит тому в уши, а тот знай пишет.

— А мы при чем? Мы участок не трогали. Нас не коснется. Пусть с геологов штаны снимают. Пожар они учинили. Мы в тайгу лишь по надобности. А за это премий не лишают, — усмехнулся Пинчук.

— Так вот послушал я, о чем старик зудел тому мужику. Подведет его к пеньку и говорит: «Видите, это и теперь продолжается, вредительство тайге. Вот на этом месте дубок рос, молодой еще. Так и его срубили. Бурильщики эти. На дрова извели. Словно старых деревьев нету на участке. Не вчера это горе у меня началось, а когда закончится, неведомо никому».

— Вот старый мухомор! Язва болотная! Уже и под нас копает! Ну уж дудки! Мы дров мало берем. Не выйдет у него и нам поднакласть в карман. Хотя, черт его знает, — закрутил головой Генка.

— А пускай бы нам указали, где нельзя те дрова брать, а где можно. Коль мы не знали, пусть начальство и отвечает. Оно обо всем должно заботиться, — проговорил рабочий.

— И верно. Мы не сами по себе. Люди маленькие, — поддакнул верховой.

Внезапно дверь в будку распахнулась.

— Ну, ребята, пора! — появился на пороге мастер.

Бурильщики, как по команде глянув на часы, заспешили на буровую площадку.

Там уже собралось все начальство. Из управления геологии — Ашот Суренович, из нефтеразведки — сам начальник. Тут и мастер буровой. Лаборантка и каротажники подошли тоже. Все в сборе. Ждут.

— Ну, давай, Павел, начинай. Майнай инструмент, — подошел к Беспалову мастер и, указав на перфоратор, добавил: — Не забудь.

— Как можно! Я его сейчас в момент на забой отправлю.

— Не торопись особо. Теперь спешить некуда, — улыбался мастер.

— Нет! Я хочу в свою вахту успеть все испытания провести. Генке не оставлю!

— Давай, давай! Если нефть будет, все равно под одним фонтаном стоять будем! — кричал Пинчук.

Буровики быстро встали по местам.

— Майна! — перекрыв голос дизелей, крикнул Павел верховому. Тот отпустил «свечу». Первая, вторая — они потянулись к скважине нескончаемо. Руки вспотели то ли от работы, то ли от ожидания. Спины взмокли.

— Майна!

Фокусником крутился верховой. Руки мелькали быстро. Готова «свеча». Еще одна пошла вниз. Сейчас будет последняя. И…

Глаза всех устремлены на Пашку. Будто только от него зависит, будет ли нефть. И лишь Ашот заметил, как к скважине подошел Подорожник. Но не один. С ним Пономарев. Они о чем-то говорили. Вот Яков направился к площадке, а тот в будку. Ничего хорошего не сулило такое посещение. Ну да ладно. Сейчас не до него. Нефть! Она важнее. А все-таки пришел этот Подорожник на испытания! Как и обещал. Держит слово.

— Начинай! — рявкнул у самого уха мастер буровой так, что Ашот отшатнулся.

Долото коснулось цементного «моста». Лица буровиков Беспалова посуровели. Каждая клетка напряжена. Еще немного, совсем немного — и наступит черед Нины и Олега. Они будут простреливать скважину. Только бы удачно. А пока сидят на мостках. Ждут. Пригорюнились. Видно, неудачи и для них не проходят бесследно.

Помбур не выдержал. Встал на ротор. Отмечал на квадрате пройденные метры. Один, второй. Чем дальше, тем сильнее напряжение. Его не унять. За буровой вахта Пинчука проверяла емкости для нефти. Все в порядке. Заглушка в норме. Отводы на месте. Готовы! Только бы скважина не подвела.

Восемь метров. Осталось еще четыре… Дизелисты затаили дыхание. Выглядывали из дизельной на площадку. Ждали команды глушить дизели.

Вот уже и Нина не вытерпела: подошла к площадке. Заряды готовы. Шнур тоже. Его осталось только опустить в скважину. А там — один нажим.

Томительно тянулось время. Каждый сантиметр уходящей в глубину «свечи» все провожали взглядом, мысленно подгоняя Беспалова: «Жми сильнее!»

И наконец — всё. Павел вздохнул тяжело. Поставил ствол на промывку. Приказал дизелистам сбавить обороты. Прошло еще полчаса.

Тихо шелестя, ушел в скважину заряд. Олег все

на себя взял. Нина лишь следила. Видно, полагалась на парня. Тот работал спокойно, будто всю жизнь только и знал, что простреливал стволы скважин. Хотя эта — первая.

«Странный, черт! Язык — сущее шило. Хамом считал я его. А он… Вот так и ошибаемся. А он вон каким оказался!» — вспоминал Ашот услышанное об Олеге совсем недавно.

А случилось вот что. Шестеро ребятишек геологов играли на реке в снежки. Никто из взрослых их не хватился. Да и сами дети не сразу заметили, как тронулся под их ногами лед. И если бы не Олег — как знать. Он успел вовремя. Всех ребят на берег перетащили. Сухими и здоровыми. Разве вот только испугаться успели. Но и это быстро прошло. Среди детей была и Аленка Терехина. Если б не сама девочка, никогда не узнала бы об этом Нина. Дочь рассказала. Да и то спустя два месяца. Ашот об этом от Юрия услыхал. И хотя ничего не обещал, на этот раз решил твердо: даст или не даст нефть скважина — забрать Терехина в управление. Да и пора. Вон сколько лет прошло, а они ни дня по-человечески не жили. А дочь растет. Скоро в школу. Ашот уже окончательно договорился с Лившицем и теперь ждал лишь одного — даст скважина нефть — значит, с уважением будут относиться к Терехину. Нет — воспримут равнодушно, как одного из тех, кому пришла пора перебираться в город. Как неудачника, которого пожалели.

Об этом не знала Нина. Она всегда терялась в присутствии Ашота. Именно потому прострел ствола поручила Олегу. И Ашот был благодарен ей за это. Есть возможность понаблюдать за его работой. Может, именно он заменит Нину. Взрывником станет вместо нее.

Каротажники сделали последние съемки ствола и теперь ждали прострела.

Вот заряд уже коснулся разбуренного «моста», опускается ниже, к заданной глубине, на которой появилась пленка. Стоп! Все. Секунда. Последняя.

Лицо Ашота покраснело. Глаза уставились в одну точку. Сердце бешено колотилось. Сколько переживаний из-за этой площади, сколько нервов стоила она, разве счесть! Сколько бессонных ночей провел он из-за нее! И вот сейчас — эта секунда. Грянет выстрел. Если нефть — все поздравлять начнут. Скажут, что расчеты его были верными. Что не разучился главный геолог видеть нефть и через толщи пластов, умеет отстоять свое мнение. А если ее не будет? Тогда все неудачи горькой тяжестью взвалят на его плечи, как поражение. Упрекнут за неоправданное ослиное настырство. Ведь это он, Ашот, настоял, чтобы скважину бурили именно здесь. Утверждал, что нефть будет. А будет ли? Сколько раз сомнения одолевали его! Да, от результата зависит многое. Качнет головой Лившиц в случае неудачи и скажет: «Жаль мне тебя, Ашот. Эксперимент, сам понимаешь, дорого обошелся. По голове не погладят. Это не зарплату потерять. Честь свою ты поставил на карту…»

Секунда… Ждал начальник нефтеразведки. «Будет или нет? Если да — оправдаются все затраты. До небес захвалят. Ну а если нет? Тогда… Ох». — Он вытер вспотевший лоб. Не хотелось думать о плохом.

Мастер буровой внешне спокоен. Недаром все говорят, что по его лицу ничего не узнать, но ведь и у мастера душа имеется. И еще жена. Правда, молоденькая. Но любит его и с суконной физиономией. Ее хочется порадовать. Накупить гору подарков. На юг, к морю съездить. А это даст лишь нефть. Тогда будут премиальные.

Лаборантка, кажется, дышать разучилась. Лицо бледное, вытянулось. Словно перед последним прыжком в воду. А плавать она не умеет. Ей — не до денег. Не до нарядов. Будет нефть — будет город. Глядишь, квартиру получит. Надоело в общежитии. Хочется свой угол заиметь. Давно о нем думает. Ведь тогда и семьей можно обзавестись. Ребенком. Ох, хоть бы пошла эта нефть!

Подорожник ждал. Тоже волновался. Даже икота одолела. Совсем не интеллигентная, не ко времени. Хочет ли он нефть? Трудно сказать. Пока сам в себе не разобрался. Будет — никуда не денешься. Это станет фактом. Повезет геологам. Нет — наблюдения можно продолжить. Чтобы научно объяснить, почему здесь не оказалось нефти. Но тут — псе от природы. А ее явления порою необъяснимы.

А за спиною Якова лесник стоял. Лицо — серой маской застыло. Ждал, как и все. Дыхание у Никодима тяжелое. А вдруг есть нефть? Это же все равно что половины сердца лишиться — уйти с участка своего, родного, обжитого. Уйти на другое место. А хватит ли сил? После пережитого — вряд ли. Не станет ли новый участок могилой? Конечно, будет и так. Но как хочется дожить в своем зимовье. А все решится сейчас. Этот выстрел. Прозвучит ли он прощанием или подарит продолжение?

Вот и Нина нахохлилась. Будет нефть — многое простится. Забудется. Победителей не судят — ценен результат. А если пусто — все припомнят, спросят за все сразу. Ни одной мелочи не забудут. Да так, что жизнь не мила станет. Небо с овчинку покажется. Черней нефти. А она уже устала… Ее покой зависит от секунды. Чем она подарит?

Около Ашота, никем не замеченный, примостился дед Василий. Не вытерпел. С базы ранним утром пришел. Ждал. Около буровой. В тайге. А теперь не выдержал ожидания и объявился. Да и к чему по задворкам скрываться? Свой он все же этим людям.

Покуда по тайге бродил, многое передумал заново. И уж, конечно, нефть ему тоже нужна. Не совсем для себя. Но его ребятам — Ашоту, Юрке. А разве они ему чужие? Свои. Пусть и с горбами в характерах. Но они у всех имеются. И у кровных. Вон как нефть Ашот ждет! И дед, перекрестив незаметно для всех скважину, просил Бога подарить нефть людям, раз уж она им нужна. И, стыдливо отвернувшись от Акимыча, просил и того не забыть, в беде не оставить, пригреть. Лишь о себе забыл Василий. И, ничего больше не прося у судьбы и Бога, незаметно сунул в руку Ашоту кусок хлеба с маслом. Тут же отошел в сторону. А увидев, как тот ест, довольно улыбнулся. Радость, если будет она, хороша на сытый живот.

Олег оглянулся на Нину. Лицо парня бледное. Нина слегка кивнула головой.

Взрыв дернул землю под ногами. Ухнул глухо.

— Компрессор! — закричал Павел.

— Откачка! — подал команду мастер.

Секунды томительны. Ашот подался вперед. И вдруг совсем внезапно, без шума и свиста, с тихим шелестом из скважины вырвалась черная туча. Она плюнула на кран-блок, вмиг окатила стены буровой, людей, лебедку.

— Нефть! Нефть! — первым опомнился Олег.

— Глуши дизеля! — рявкнул Павел.

— Отводы открыть! — орал Пинчук.

— Емкости готовы?

— Да, наполняю!

Люди, на мгновение оцепеневшие, вдруг гурьбой рванулись под фонтан. Вверх полетели кепки.

— Нефть!

— Всем чертям назло!

— Дорогу нефти! — орали буровики.

Перемазанные, орущие, радостные, люди забыли о возрасте. Они прыгали под фонтаном. Да и зачем прятать радость? Ее, как и нефть, не удержишь. Радуйся, кто как может.

Вон Олег одурел. Беспалова в перемазанную макушку расцеловал. Потом, ухватив Ашота, поднял его, поставил на ротор. А сам бесом на одной ноге крутился. Нину за руку ухватил. Потом, выкинув коленце, подскочил к Подорожнику и сунул под фонтан. Яков брезгливо сморщился от запаха. Но уйти из-под фонтана не удалось. Кто-то крепко схватил за шиворот. Сверху. И держал. Это Ашот — свое обещание вспомнил.

А тут еще лаборантка, как лихой конь, вокруг Подорожника носится! То в щеку чмокнет, то крутит его. Вот сумасшедшая! Ну что за люди! Даже радость у них дикая. Никакой культуры.

Ох, кого это они волокут? Уборщицу? Ворчливую старуху и то в покое не оставили. Прямо с веником под нефть сунули. Ну зачем же такие шутки с дамой? Вон и деда Василия поймали. Тоже не миновал. Каротажники хотели убежать. Куда там! От буровиков не закроешься в будке, они из-под земли достанут, кого захотят.

Но вот понемногу радость улеглась. А нефть спокойно шла в емкости, заливая их до краев.

Люди принялись за свои дела. Ашот пошел к рации. Пора выходить на связь. Надо передать в управление добрую весть. Пусть и там порадуются.

Но что это? Дверь будки открыта. Смех! Буровики хохочут. Кого они еще поймали необмытого? Ашот хотел переждать, но вдруг вспомнил о Пономареве, вошедшем в будку до начала испытаний. Неужели и до него ребята добрались? Он заспешил в будку. Все в порядке. Гость спокойно сидел у стола. А ребята по рации говорили. Острили на радостях. Не сразу Ашота заметили. Он подошел. Спросил громко, перекрывая смех:

— С кем говорите?

— С базой! Поздравляем Терехина! Это же его площадь. Пусть магарыч гонит нам! — хохотал Беспалов.

— Дайте-ка мне на пару слов.

Буровики отступили. А заслышав сухой официальный тон, и вовсе вышли из будки.

Ашот сделал замечание по поводу отсутствия Терехина на испытании скважины. И, предупредив, что у него есть серьезный разговор к нему, посоветовал не покидать базу. Вскоре он связался с управлением и попросил пригласить на связь Лившица. Тот тут же пришел. И сразу спросил:

— Чем порадуешь, Ашот?

— Нефтью. Скважина дала фонтан.

В ответ послышался красноречивый вздох. Все было понятно без слов. Ашот даже представил, как Михаил Афанасьевич вытирал платком лоб и, близоруко улыбаясь, что всегда бывало с ним в подобные минуты, достал очки.

— Какой дебет скважины? — спросил после предугаданной Ашотом паузы Лившиц.

— Еще не обсчитали. Но думаю…

— Ты, Ашот, точную цифру дай, когда все сделаете, — потеплел голос начальника.

— Хорошо, через час…

— Да ты не торопись. Можешь и позже. Это не так горит. Главное — есть! Ты там все наладь и возвращайся. Кажется, нас еще две площади порадуют.

— Хорошо. Все понял. Постараюсь вернуться побыстрее.

И только выключил Ашот рацию, собрался было идти к Терехину, как его остановил Пономарев:

— Не торопитесь, Ашот Суренович. Я ведь не результата испытаний, а вас здесь жду. Что ж, присоединяюсь к поздравлениям. Рад за вас. Это — искренне. Ну а наш разговор с вами будет серьезным.

— Я понимаю. И чувствую, о чем мы будем говорить. Но только уж очень не ко времени. Некстати. Сегодня у меня и вправду большой день. Не часто радоваться приходится. Лишь вот такими днями живем.

— Имею представление, — хмуро заметил помощник прокурора.

— Хотел я и друга своего порадовать.

— Успеется. Всему свое время.

— Что ж. Давайте поговорим, — вздохнул Ашот, покорно сев к столу.

— Разбирался я здесь на месте с причинами небезызвестного вам пожара. Ущерб подсчитали. Насколько это возможно. Вы сами понимаете, что восстановление участка…

— Теперь его не стоит восстанавливать, — перебил Ашот.

— Я знаю. Осведомлен. Будут поставлены еще пять вышек. Потом город. Об этом хотели сказать?

— Да, — подтвердил Ашот.

— Возможно, в этом случае, применительно к данной ситуации, вы и правы. Но лишь частично. Восстанавливать этот участок уже не стоит. Но именно этот участок по вине вашего управления не дал государству того, что мог бы дать. Даже при наличии нефти.

— Так все равно нам пришлось бы очищать место для бурплощадок, построек. Этого невозможно избежать. Так или иначе пришлось бы заниматься этим сегодня. Какая разница?

— Большая! И вы сами это понимаете. — Пономарев прервал Ашота.

— Объясните.

— Видите ли, прежде чем вам начать здесь свои работы, руководство леспромхоза прислало бы на участок лесорубов. Которые заблаговременно произвели бы заготовку строевого леса. А еще раньше их охотники по весне отстреляли бы пушного зверя. И уж только потом лесхоз выдал бы вам разрешение на проведение поисковых и буровых работ. Так оно и по-хозяйски было бы. Верно?

— Никто не хотел пожара. Разве мало он нам хлопот доставил и неприятностей? А потом, меня удивляет, ну почему именно мы его виновники? Или тому причиной наши работы на этой площади, само присутствие геологов? Если так думать, то на кого же и взвалить вину, как не на нас! Ведь лесхоз сам лес выращивает. Значит, его причастность к пожару исключена. Не так ли? Обратное — так же звучало бы, как если бы мы скважину взорвали нефтеносную. Но, к сожалению, в жизни и исключения не исключены! Случается еще, к великому сожалению, когда по нашему недосмотру и скважины взрываются. Крайне редко, но бывает. И тайга горит по вине лесхоза. Тоже неумышленно. Но разве сами они в данном случае не виноваты? — горячился Ашот.
  — К чести лесхоза будь сказано, они и этого не скрыли. Предъявили и карты, которые вам дали. Но суть не в них. Не о том речь. И мы не будем уклоняться от темы разговора, от сути. Ведь перед началом работ вы обязаны были поставить в известность об этом лесхоз, а также госпромхоз и леспромхоз. А уж потом, на свободной площади, начинать. Вы же сделали наоборот. Обескровленный участок, гарь после себя оставили. Это — крайняя бесхозяйственность.

— Да, но о начале и сроках наших работ на участке лесхоз знал. Мы уведомили их. А что касается других организаций, мы просто не обязаны были это делать. Ведь участок закреплен не за ними, а за лесхозом. С ним мы и поддерживали отношения. Предупредили Лебкова.

— Все правильно, по форме. А вот по сути — нет. Давайте разберемся вместе. Зачем вам лишние хлопоты? Вот смотрите сами! После ваших работ в тайге лесорубы должны взять с каждой деляны определенное количество леса. Он у них заранее обсчитан, обмерен, помечен. Не так ли? — говорил Пономарев.

— Так, — подтвердил Ашот.

— Когда вы начинаете работу на площади, то есть прокладку профиля, взрывные работы, а потом и бурение, лесорубы после вас не могут собрать и половины имевшегося. Я не утверждаю, скорее склонен отрицать, что лес вашими геологами губится умышленно. Это вызвано условием и характером работ. А из-за недоборов леса с делян леспромхозом вы несете прямые убытки: возмещаете ущерб от потравы тайги. И суммы платите немалые. Когда без этого вполне можно обойтись.

— Но как?!

— Вот ваше управление планирует начало изыскательских работ. И вы заблаговременно должны поставить в известность об этом лесозаготовителей. Пусть они координируют с вами свои планы и с намеченных площадей возьмут лес до начала прокладки профиля. Договоритесь о сроках. И, узнав, что они свою работу сделали, выезжайте на площадь. Ведь после письменных соглашений с этими организациями — лесхозом и леспромхозом — повторяю, письменных, к вам никто не предъявит претензий. А главное — тайга будет использоваться по-хозяйски.

— Так и это пробовали. Правда, по телефону, — развел руками Ашот.

— Телефонный разговор — это еще не координация планирования. Те же заготовители пушнины должны знать о вашем соглашении с лесорубами и лесниками. Это позволит им вовремя послать на нужный участок охотников. Чтобы те управились до начала лесозаготовок. А лесорубы, зная сроки охотников и ваши, свои силы соразмерят. Нужное число бригад направят, чтобы успеть к началу поисковых работ. Да и лесники за это время успеют кое-что изменить: пересадить на другое место ценные породы деревьев, саженцы сберечь. Гибкое планирование и взаимная согласованность — вот что необходимо, чтобы не повторилась печальная история с этим участком тайги.

— А ведь ценная мысль! Честное слово! Вы этим предложением нас из кучи неприятностей за уши вытаскиваете своими руками!

— Головой! — поправил Пономарев.

— Именно письменные соглашения! Ведь они дадут возможность всем не отвлекаться от дела. Работать в полную силу. Все телефоны! Потом — споры. Было не было — докажи. А теперь? Ведь это будет дисциплинировать всех! Завтра же позвоню Лебкову и в леспромхоз. Соберемся на совместное совещание. Заготовителей пушнины тоже позовем. Это просто здорово! — вскочил Ашот.

— Я рад, что был вам полезен, — встал Пономарев.

— Как? Вы уходите? А ущерб? Кто будет платить? — выдал Ашот беспокойство.

— Ущерб? Видите ли, скорее, это — упущенная выгода. Есть такой юридический термин. В данном случае виною всему — межведомственная разобщенность, несогласованность. Да, именно так. Тем более что леспромхозу ваше управление возместило ущерб за потраву строевого леса. Да и вы лично, помнится, выговор получили. Зимой. Надеюсь, что впредь прокуратуре не придется вмешиваться в работу геологов. Успехов вам! А про пожар советую не забывать. Карты нужно тоже согласовывать. В этот раз никто не будет наказан. Наказание — не самоцель. В данном случае важно предупредить подобные рецидивы. Нельзя жить одним днем. Даже если это — день успеха. Как сегодня. Завтрашний день за все наши ошибки может счет предъявить. И спросить строго. За все сразу. От него не откупитесь городами и нефтью. А тайгу беречь надо не для лесхоза, а для себя и для потомков. Наши дети и вчера, и сегодня верили и верят нам. Пусть и завтра будет так же, — протянул Пономарев руку Ашоту.

— Я, верите ли, худшего ожидал. Вы обещали мне неприятный разговор. А я жалею, что он не произошел у нас раньше.

— Вот как? Но ведь я добавил ложку дегтя в вашу бочку меда. И, несмотря на все ваши сегодняшние успехи, указал на серьезные ошибки. Не обидно? Ну и прекрасно. Ведь для меня, как и для всех вас, тоже важен результат, — сознался Пономарев.

— Спасибо вам за совет, — пожал его руку Ашот.

— Мы еще письменное представление пришлем в управление. И не только вам, — уходя, сказал помощник прокурора.

— Хорошо. Мы обязательно перестроим свою работу. Это твердо обещаю, — заверил Ашот, провожая Пономарева.




Глава 10. ПРОЩАНИЕ


Засыпала тайга, уставшая от событий сегодняшнего дня. Засыпала, зная, что сон ее недолог. Когда смеются люди, значит — плохое ждет тайгу. А как они смеялись сегодня на буровой! Это каждая зверушка слышала. Люди не скрывают своей радости. Да и горе прятать не умеют. Не всегда понимала их тайга. Но сегодня… Оглушила ее человеческая радость. Что же будет теперь? Вздрагивала тайга в тревожном сне. И заглядывала деревцами и деревьями в лицо каждому человеку. А люди торопились. Буровики уже сумки собрали. В них пожитки. Все в окошко будки выглядывают. Машину ждут, которая должна прийти за ними, отвезти в Оху. С этого места — навсегда. Они свое сделали. И теперь уезжают. Никто из них не вспомнит тайгу. О вышке лишь говорят, да и то потому, что нефть подарила. Ни один не попрощается с тайгой. Она им осталась чужой.

Старый помбур вышел. Воздухом подышать. В будке теперь так накурено, что топор можно вешать. Вот и выскочил старик. Не выдержал. На тайгу не смотрел: мыслями давно уже в городе. В своей семье.

А это Пашка Беспалов, выбрался умыться. До сих пор в нефти ходил. Хорошо хоть напомнили ребята. Так бы и поехал. Ну и нахал! Ведро рядом, а он на ромашку высморкался. А еще мужчина, рыцарь. И тут же пальцы о штаны вытер. Но, завидев светлячка на листе, обошел, чтоб не задеть. Значит, не все потеряно. Но и Пашка — человек городской. В тайге лишь обстоятельства заставляют жить да характер работы. Но сейчас он в будку не торопился вернуться. К березе прислонился. Машину ждал.

А вон и Генка Пинчук тоже на дорогу поглядывал. Услышал шум мотора. Вмиг в будку, за чемоданчиком. Остальных предупредил. Те гурьбой выкатились. Генка — враз за куст. Дорога длинная. Утомительная. Но сейчас она покажется куда как короче. Еще бы! Шофер из последних сил постарается доказать, что и он на кое-что способен.

Буровики быстро залезли в кузов машины. Что ни говори, хоть и неплохо на буровой, вместе, а дома лучше. И вот уже, высвечивая фарами, уехала машина с людьми. В будке остался лишь дежурный. Завтра сюда приедут другие. И он махнет в Оху.

На буровой снова тихо. Прощание с буровиками у тайги было коротким. Без сожалений и памяти.

А на базе, в землянке Терехина, несмотря на поздний час, горел свет. В семью пришла радость. И не одна. Она никому не дает спать. Даже Аленка не спала, собирая в дорогу куклу. И, натягивая ей на голову капор, говорила серьезно:

— Мне, большой, мама не разрешает бегать с босой головой, а тебе и подавно нельзя. А то простынешь, и я не дам мороженого. А в городе его знаешь сколько? Ведрами можно покупать! Мы же в Оху поедем! Насовсем. Поняла? В школу пойдем. Я и тебя буду с собой брать. А то как же, ты будешь неграмотной!

Нина с Юрием у стола сидели рядом. Так давно ждали они этого дня. А вот пришел он — и в него с трудом верится, как в запоздалую радость.

— Как-то непривычно. И нефть, и Оха — все в один день. Вот уж правда, ни беда, ни радость порознь в дом не приходят, — сказала Нина.

— Интересно, что за квартира у нас будет? Хорошо бы двухкомнатная, значит, Аленке отдельную отведем. Ну и удобства, тоже немаловажно. Все имеется. Район этот обжитой. Значит, и школа, и магазины неподалеку, — рассуждал Юрий.

— Да не думай, все хорошо будет. Все ж не в землянке. В квартире. Даже не верится! Ашот говорил, что сам смотрел. Понравилось. А уж он придирчивый. Этот не соврет, если заметит недостаток. Ты его знаешь.

— За столько лет работы в тайге не могут дать плохую квартиру, — согласился Юрий. И, глянув на жену, добавил: — Надо будет мебель хорошую купить. Да и все, что нужно в квартиру. На первых порах, пока устроимся, дома побудешь. Не торопись на работу сразу. Ведь столько лет без отпуска! Я-то ладно. А тебе и отдохнуть не мешало бы!

— О чем ты? Неловко все сразу просить.

— И то верно, — довольно улыбнулся Юрий и добавил: — Ты пока уложи чемоданы. Хорошо, что лишнего ничего нет. А постель — уж завтра. Это недолго. К утреннему вездеходу успеем.

— Прямо не верится! — воскликнула Нина.

— Ничего, в квартиру попадешь, поверишь.

— Наверное, это здорово — свою квартиру иметь!

— А не заскучаешь по тайге? По отряду своему, а? Не убежишь через годик?

Нина молчала. Ведь завтра вместе с нею на одном вездеходе поедет в Оху и Олег. Сдаст экзамен, получит удостоверение взрывника. И начнет работать самостоятельно. Начальником отряда. Вместо нее. Как-то странно представить отряд под его началом. Как у них все сложится? Как станут жить, работать? Обойдутся ли без конфликтов? Горяч Олег! Сегодня она передала ему аммонит, все журналы, потом — запас шнура, заряды и все тянула со взрывной машинкой. Жаль отдавать было.

С людьми оказалось проще проститься. А вот с машинкой — трудно. И лишь в последнюю минуту, зажмурив глаза, открыла ящик, подняла брезент. Взяла на руки.

— Бери, — и, передав Олегу, выскочила из будки, почувствовав себя здесь совсем чужой. Лишней. Все отдала. Но зачем же, почему? Сама хотела в город. Олег ребенка твоего спас. И смолчал. А ты чем рискуешь? Оглянись. Подай руку на прощание. Пожелай удач. Простись со всеми по-человечески, как взрывник. Пересиль в себе бабу!

Нина робко оглянулась. А вдруг они уже забыли о ней? Словно и не было. Но нет. Все стояли на пороге будки. Вслед смотрели. Повариха фартуком глаза вытирала. Немой оклик застыл на губах Олега. Рабочие насупились. И лишь радист махал рукой.

— Удач вам! — улыбнулась Нина, садясь в машину…

— Ну что насупилась? Иль впрямь тяжело расставаться? — тронул за плечо Юрий.

— Я простилась. Со всеми, — вздохнула Нина.

…В землянке старика Василия темно от дыма, дверной проем завешен марлей от комарья и гнуса. Там тоже свой разговор идет. Не до сна.

Ашот на раскладушке примостился рядом с койкой деда. Уговаривал:

— Ты ж пойми, Юрка завтра в Оху уезжает с семьей. Насовсем. Другой вместо него начальником базы приедет. А ты-то как? Один ведь останешься. А уживешься ли с новым? Характер у тебя не из покладистых. Чуть что — загнешь по привычке. Он, может, и не стерпит. А тебе куда? Завтра вся партия на другую площадь переезжает. Далеко отсюда. К Акимычу и то не попадешь. Поговорить не с кем будет. Да и помощи твоей новый начальник, может, не захочет. Поехали ко мне. Пусть в городе, но среди своих, — убеждал Ашот.

— Нет. И не пугай нынче новым начальством. Ты и Юрка с моим характером стерпелись. И этот свыкнется. И нечего попрекать меня характером. Может, он и впрямь нелегкий. Да только ваших — получше! Может, и пущу нового… когда заслужит. Только не станет он прогонять. Тут меня все знают. Есть кому образумить. Да и не из-за вас я тут жизнь проканителил. Тайгу шибко уважаю. А вы при ней были. Ну и я при вас. Нынче сам по себе живу. Никто не указ. А ехать к тебе, жить из милости в нелюбом мне месте не желаю. В тайге остаюсь. И все тут!

— Не упрямься, тебе же хорошего хочу.

— Коли так, не тяни с тайги силой. Если бы хотел — давно бы в городе устроился. Да только желаниев моих не было. А теперь и вовсе. Уж не обессудь. Медведь вон, как ни приручай, никогда в городе берлогу рыть не станет. В тайгу сбежит. Так он зверь! По инстинкту живет. А я — человек и остаюсь по разуму сердца, а не по прихоти.

— К вам можно? — послышался голос за порогом.

— Входи! — повернулся старик.

В землянку вошел Подорожник.

— Слыхал? Мы завтра с этого места откочуем. В другое. Один ты останешься, как сыч. Букахи твои тут плодить начнут. Смотри, сам с ними не смельчай, — наливал старик чай Якову.

— Мне теперь здесь делать нечего. Эксплуатационники сюда придут. А через пяток лет на этом месте город встанет. Какие уж опыты? — махнул рукой Подорожник.

— Я вас сегодня искал. Разговор у меня к вам есть. Деловой, — подошел Ашот к Якову. Тот насторожился. — Обдумал я все наши предыдущие разговоры. Во многом вы оказались правы. Кое-что спорно. Не скрою, удивлен и тем, что вы сумели определить фракцию нефти, но дошли до этого по-своему. Конечно, ваши выводы еще требуют практических подтверждений. Но и это говорит о том, что нам не враждовать, а надо вместе работать. В альянсе, как вы сами предложили в свое время.

— Но мы не можем…

— Сможем. И это диктуется уже не обоюдным желанием или антипатией, а самой необходимостью. Вы, биолог, ботаник, можете помочь нам. Ваши знания должны приносить реальную пользу. Это в ваших же интересах. Будете иметь возможность проверить свои гипотезы на практике, но не сторонним наблюдателем, а активно. Где-то вы нам подскажете, где-то и мы вам будем полезны. Это же всем на пользу!

— Да, но я имею задание от своего института, — сказал Подорожник.

— Я был в институте. Говорил с вашим руководством. Оно одобрило мое предложение и дало согласие на то, чтобы прикомандировать вас к нашему управлению в качестве научного консультанта. Естественно, в случае вашего согласия. В нашем министерстве, ознакомившись с вашими научными трудами, тоже пошли навстречу.

— А к какому отряду? — Яков торопливо надел очки.

— На ваше усмотрение. Сами выбирайте. И партию, и отряд, и площадь. Можете менять их. Это ваше дело. Нас интересуют ваши прогнозы. Мы проверим их в деле. Сопоставляя с нашими данными. Уверен, что от этого выиграет и наука. И, что важнее, практика поиска. Я вначале думал, что у нас с вами в работе не будет общих точек соприкосновения. Не сразу осмыслил пользу вашей науки для геологии. Пришлось ознакомиться с новой для меня литературой, в том числе и по экологии. Летал весной в министерство. Консультировался. Ну и…

— Право, любезный, это очень неожиданно для меня. Я не предполагал, — улыбнулся Подорожник.

— Итак, будем работать вместе?

— Да, мне симпатично это предложение. Но помните, что это «вместе» — пока только эксперимент. Возможно, он и не принесет большой пользы геологии, но тайге — польза несомненная. Я согласен. Хотя вы знаете, что я — непримиримый человек, спорщик, и все же сделали это предложение. Похвально. А не будете ли потом жалеть о своей затее?

— Я сказал вам, что решился на это не сразу. А прежде чем что-то решить, имею привычку обдумывать.

— Когда же вы успели побывать в институте? — спохватился Яков.

— Вот вам официальное письмо директора института. А я там побывал после того, как взял раствор на анализ.

— И куда же теперь я должен направиться?

Для начала я попросил бы вас прочитать

несколько лекций для геологов. Темы мы с вами обсудим. Кстати, вам придется на эту неделю, пока партия будет перебазироваться, съездить в Оху. Там, в управлении, мы ознакомим- вас со всем, что может представить интерес. Вы получите все необходимое для работы. В том числе и передвижную лабораторию. Управление пойдет на любые затраты, связанные с вашими исследованиями.

— Больших затрат не потребуется. Я постараюсь быть рентабельным ученым! — смеялся Подорожник.

— Поторопись со сборами — вездеход в Оху уходит завтра в восемь часов утра, — предупредил Ашот.

— Успею, — встал Яков. И, попрощавшись, вышел из землянки.

Вскоре он покинул базу и пошел в тайгу. В свою палатку. А потом, разведя костер, долго грелся у огня. Прощался с участком. Зная, что теперь он станет тайге еще полезнее.

— Я не отрекся… Новая моя работа будет лишь во благо тебе! Ты не суди, не обижайся. Прав геолог. Бороться в одиночку тяжело. Одиночка всегда и всем чужой. Теперь я не буду отшельником. Я всегда твой, ваше величество тайга! Я твой слуга. Прими же меня в новом качестве. И не суди за

ошибки. Ведь, осознавая их, мы исправляемся, — шептал Яков тайге.

Над нею занимался рассвет. Подорожник знал: скоро собирать палатку и скромные пожитки в один узел и идти на базу. Когда первый солнечный луч коснулся макушек деревьев, Яков встал. В последний раз оглядел тайгу, задержался взглядом на гари. И сказал, не обращаясь ни к кому:

— Что ж, пора…

«Пора», — пискнула синичка, выпорхнувшая из-под самых ног Никодима. И, пролетев низко над самой травой, вдруг взмыла к верхушке дерева, уже залитой солнечным светом.

«Пора!» — крикнула она сверху всей тайге, будя ее звонким голосом.

Раньше старик обрадовался бы голосу птахи, а теперь прошел, не заметив. Лесник возвращался с последнего обхода. Хотя в нем уже не было необходимости. Никодим делал все по многолетней привычке. Правда, после пожара обходы эти стали короче, занимали меньше времени. С них он всегда возвращался хмурый и злой. В первые дни после пожара одолела Никодима бессонница. Среди ночи уходил в тайгу. Все не верилось. Но пожар не приснился. Вот она — гарь. И в ночи от нее смертью пахнет. А вскоре забарахлило у лесника сердце. Ночами боли не отпускали. Сказались переживания. Никодим сдал на глазах. Постарел, поседел, осунулся.

И все боялся, чтобы ненасытный огонь не сожрал остаток участка. Иногда это ему виделось во сне. В такие ночи он вскакивал с койки и, забыв выглянуть в окно, выходил из зимовья. Все всматривался и принюхивался. А потом до самого утра никак не мог уснуть.

В один из таких дней, еще до испытания скважины, наведался к нему Лебков. Они долго молчали, не решаясь затрагивать потаенное. Боялись оба, что о чем бы они ни заговорили — все равно о пожаре вспомнят.

Евгений не справлялся о здоровье Никодима. Все и без слов было ясно. Об участке тоже не спросил. Начал издалека. Непривычно для Никодима.

— С опытной станцией вчера поругался. Ну и народец у них! Ты понимаешь, на экспериментальный участок в тайге приходится каждый саженец у них чуть ли не из зубов рвать! Вроде для себя лично прошу. Эх! Вот и вчера. Тоже. Всего-то полсотню саженцев добыл у них. А сколько крика, шума было! И теперь голова болит, — жаловался Евгений.

Лесник молчал, будто не слышал. Лебков, глянув на него, решил с другой стороны зайти:

— Они, знаешь, что мне сказали? Вроде мои лесники не смогут эти саженцы вырастить. Погубят их. Из-за неумелого обращения. Вроде мои лесники уж и совсем ничего не умеют, — поглядывал директор на Никодима.

— А что за саженцы? — безразлично спросил старик.

— Вишня сахалинская.

— А на что она в тайге? В ней порой и сильные породы не выживают. Да и к чему нам сады? Без них забот хватает.

— Да не сады, Никодим. Я ж с этой опытной станции уже увез пятьсот черноплодных рябинок. Теперь вишня будет. Свой опытный участок хочу иметь в тайге. Чтоб в естественных условиях деревья приживались. Чтоб не только у них, а и у нас, в тайге, росли и плодили.

— Не место у нас вишням. Померзнут. Зря только деревья загубишь. Жили бы они себе там, где их вывели, — заметил старик.

— Понимаешь, Никодим, я хочу доказать опытной станции, что все новые виды деревьев, плодовых или декоративных, они должны испытывать на приживаемость не на своих участках, а у нас, в тайге.

— Зачем? — не понял Никодим.

— Ну как же! Ведь опытники в прошлом году отдали совхозам пять тысяч корней вишни. И они все до единого погибли. А лесники сберегли бы их!

— Мы тебе не садоводы. И вишня нам ни к чему.

— Да я не о сплошных массивах, я об опытном участке говорю. Об опытном! Чтоб к нему понемногу детей приучить. Может, через него тайгу полюбят. Пусть ни один из них и не станет лесником. Но от малого возраста и до старости никогда тайге вреда не причинит. А ребят надо поначалу и вишней побаловать. Показать, как она растет. От нее — к рябине, потом уж и к березе. Может, избежит какой участок пожара, если с детства мы ребят к тайге сердцем повернем.

— Эх, Женя, Женя, мой участок уже загубили, — вздохнул Никодим.

— Вот и хочу, чтоб этого не повторялось. Нигде.

— Может, и получится. Как знать, — качнул головой лесник.

— Все б ладно. Участок уже есть. Хороший. Саженцы я посадил там. Рябинки уже принялись. На будущий год зацвести должны. Первые ягоды дадут. Вишни с землей перевез. Тоже пора садить. Черемуха там имеется. Шиповник крупноплодный. А вот помощника у меня нет. Чтоб участок тот в свои руки взял.

— Иль в лесниках недостаток? Желающих хватает. Любого бери, — удивился Никодим.

— Не любого мне надо, а хозяина, Которому участок спокойно доверить смогу. Ведь там не просто опыты свои мы проведем. Саженцы эти должны накрепко привязать к себе ребятишек. А с ними тоже терпенье потребуется и подход. Но это нам нужно. На будущее. Вот потому и пришел я к тебе, Никодим.

— Ко мне? — удивился лесник.

— Как видишь. Тебя прошу тот участок принять. Стать его хозяином. Другой не справится. Душою не поймет. Ну а тебе — и козыри в руки.

— Как погорельцу? — горько усмехнулся лесник.

— Ты всегда на особом счету был. И у нас в лесхозе, и в области. Ты один сможешь с этим справиться лучше других. Двойную работу выполнять придется. С саженцами, чтоб прижились, и с детьми, чтоб полюбился им сначала участок, а потом и вся тайга. Хватит ли сил у тебя? По добросовестности своей — потянешь. А вот полюбится ли тебе новое? Это ведь не просто тайга, сам понимаю. Потому посоветоваться пришел. А уж решать — тебе. Сам смотри. Но больше мне обратиться не к кому.

Никодим долго молчал. Свое обдумывал. А потом спросил:

— Изба хоть какая-нибудь там имеется?

— Имеется. Лучше твоей. Не на пустом месте участок. Там ведь и тайга есть хорошая. Все под твой контроль отдам. Согласен?

— А мой участок? Он к кому перейдет?

— Э-э, да что там…

— Восстановить надо!

— Вряд ли! Кажется, нефть будет у них! Подорожника видел. Он сказал, — сознался Лебков.

— Все ж я не могу свой участок бросить, покуда точно не узнаем. Коли нефть будет, все равно мне уходить придется. Тогда куда хочешь определяй. Воля твоя. А покуда дождусь, — опустил голову старик.

— Что ж, подождем, — согласился Евгений. И, уходя, сказал: — Когда у них на скважине начнутся испытания, я за тобой заеду. Тут уж сами увидим. И тогда, Никодим, как договорились?

— Ничего не поделаешь, — вздохнул лесник.

…И вот теперь он медленно возвращался в свое

зимовье. Нефть. О ней он не только услышал. Сам видел черный фонтан, взметнувшийся к макушке буровой. Лесник тогда крепко стиснул ствол рябинки. Потом повинился перед нею за грубость свою. И ушел подальше от вышки. Опустив плечи. Ничего не видя перед собой, часто спотыкаясь. И как это могло случиться, что его участок, который знал наизусть, вдруг подарил ему горе, а им — радость?

Ведь не они, а он взрастил его. Выхаживал. А участок сам своей погибели захотел. Нефть дал.

— Зачем? — шептал Никодим. И, споткнувшись, упал ничком в гарь. — Сам себе ты хозяина облюбовал! Сам выбрал. Злого признал! Меня за что возненавидел? За что не люб я стал тебе? —

бил дрожащими руками обгорелую землю лесник. — Всего себя я тебе отдал, а ты согнал меня, как старого пса! Иль мало я в тебя души вложил? Лелеял, как дитенка! Ты ж разбойников полюбил. Так-то за мое благодаришь. Но что ж ждет тебя? Что? Уж лучше б глаза мои прежде закрылись.

Старик медленно, трудно встал и, не отряхнувшись, пошел к зимовью. Там его ждал Лебков.

— Ну, что, переезжаем? — спросил он лесника.

— Придется.

— Тогда собирайся.

— Хорошо, — согласился Никодим. И поздно вечером, увязав все узлы, взвалил их в телегу с помощью Евгения. Уезжать они решили утром.

А чуть свет пошел Никодим в этот свой последний обход проститься с участком. Он не торопился. Знал: Евгений подождет. Не уедет без него. Поймет без слов Никодима. Ведь и на гари жила память лесника. Но теперь ничего не нужно. Опустело в душе. Старик медленно обошел участок, попрощался с каждым уцелевшим деревом и кустом. Словно изгнанник, опустив плечи, отходил от деревцев, тянувших к нему свои ветки-руки, опускал глаза. И вдруг повернул к избе. Шел, не оглядываясь. Никого не замечая. Он уходил. Навсегда. В неведомое.

Лебков уже проснулся. Ждал Никодима на крыльце зимовья. Он не удивился уходу. Лишь кобыла, запряженная в телегу, беспокойно шлепала губами, оглядывалась по сторонам. Ждала хозяина. И, заслышав его шаги, вскинула голову, тихо заржала.

Евгений, завидев лесника, молча встал с порога. Пошел к телеге.

— Не торопись. Погоди малость, — остановил его Никодим.

— Так чего ждать теперь? Поехали, — взялся было за вожжи Лебков.

— Иди сюда. Давай перекурим в избе. Так надо. На дорожку. А уж тогда и поедем, — переступил Никодим порог дома.

А вскоре они вышли из избы. Старик заколотил дверь понадежнее. Подошел к телеге.

— Ну, трогай, — сказал Евгению тихо.

— Так ты садись, — предложил тот.

— Пешком я сюда пришел. Ногами. Так и уйти должен.

Кобыла неторопливо шла по дороге, ведущей с участка. Евгений правил, не оглядываясь. Следом за телегой, сняв старую кепку, шел Никодим.

Уезжал с профиля и Олег. Сейчас он торопился на базу. И потому время от времени подгонял Шамшалу:

— Ну, нажми же, Сергей! Тащимся еле-еле.

— Успеешь. Не опоздаем. Без меня не уйдет твой вездеход. Знают, будущего начальника отряда везу. Дождутся. Но ты только будущий. А потому не торопись на меня покрикивать. У меня и свой начальник имеется. Механик базы. И я только ему подчиняюсь. Но не тебе. А и трактор — не машина, предел скорости имеет. Не нравится ехать — валяй пешком.

— Ну и гад же ты, — отвернулся Олег.

— Сам ты…

— Ладно, не заводись. Вот получу удостоверение, вернусь — попрошу твоего механика никогда не присылать тебя ко мне на профиль. С тобою одни неприятности. Пусть любого другого посылают, — говорил Олег.

— Ну и хрен с тобой. Просить еще будешь, да не соглашусь, — грозил Шамшала.

— Э-э, да что ты болтаешь, направят и поедешь, как миленький. Все мы только на язык острые. Да и зачем нам ссориться? — отвернулся парень.

— Вот и я говорю. Еще начальником стать надо. А уж потом и нос задирать. Может, экзамен сдать не сможешь. Там же комиссия. А не сдашь, будешь помощником, а взрывника нового в отряд пришлют, — усмехнулся Сергей.

— Не-ет, браток! Я обязательно сдам экзамен. И пусть хоть сотня комиссий меня экзаменует, не спасую. Мне очень нужно его сдать! И не только для самого себя. Кое-кому доказать надо, что и я не лыком шит.

— Доказывать? А зачем? Вон я своей бабе сколько лет доказываю, что кое-чего стою. А толку нет.

— То — жена! — перебил Олег.

— Так кому же еще доказывать? Остальные — ерунда. С ними не жить. Они мне и так цену знают. Уважает вся база. Иначе выпить не приглашали бы! — задрал нос Сергей.

— Нет, у меня другая мера! И должен доказать, понимаешь? Без этого жизни нет!

— И у тебя баба завелась? — изумился тракторист, знавший, что Олег с самого дня приезда на базу ни разу еще не был в Охе.

— При чем тут баба? Ну к чему мне было бы ей доказывать что-то? Хватило бы с нее и того, что есть, — рассмеялся Олег.

— Вот и я говорю! Ну а кому доказывать станешь? — еще больше удивился Шамшала.

— Всем!

— Базе?

— Да при чем тут база? У меня ведь и до геологии какая-то жизнь была. Не в капусте родился.

— Оно ясно, что не в капусте, — понятливо хмыкнул Сергей. И сказал, помолчав: — Вот я один раз в своей жизни тоже доказал. Не пускали меня родственники на Сахалин. Все отговаривали. Мол, куда тебе, бесхарактерному? Сопьешься там и пропадешь ни за что. Живи тут. Как все. Понемногу на ноги встанешь. Не хуже других жить начнешь. А я плюнул на все их басни. И сюда. Женился на русской. Хоть сам — татарин. И ничего. На первых порах тяжело было. Того нет, другого. Куда ни кинь — одни нехватки да недостатки. Хорошо хоть жена попалась терпеливая да хозяйственная. Не сетовала. Уговаривала. Родственники, конечно, даже копейкой никогда не помогли. Ни разу. Научились мы сами из беды выкручиваться. А тут сын родился. Один, потом второй. Стали растить. Обживаться. Ну а заработки в геологии, сам знаешь, повыше, чем в городе. Со временем все появилось. Даже вклад на книжке. В прошлом году в отпуск всей семьей съездили ко мне на родину, в Казань. Ну, родственники увидели — глазам не поверили. Не пропал я без них. И жена, и дети, и сам — не хуже их, а получше. Одеты с иголочки. Не заморены. И пятаки в кармане не зажимаем. Смотрю, уважительными сделались. Спрашивают, интересуются, как я живу, сколько зарабатываю. Ну, отвечаю им. Они головами качают, что ж ты не писал, что так устроился? А я им говорю, хотел, мол, узнать, как вы меня прежнего уважали. Ну и убедился. Больше доказательств не требуется. Была у меня нужда в вас. Да прошла. Нет ее больше и не будет. Но в нужде своей я и разум приобрел. Так вот нынче, говорю, катитесь вы все от меня подальше. Чтоб ни одной вашей рожи я не видел! Никогда! — расхохотался Сергей.

— И правильно сказал, — поддержал Олег.

— Жена не очень одобрила мою выходку. Упрекала. Говорила — надо уметь прощать обиды. Забывать старое. Разве можно так вот с родственниками поступать? А у меня и обид на них не было! Вот в чем дело! Я же сильнее их всех оказался. Так за что обижаться? Просто видеть их не хотел. Вот и все. Ну а культурно выгонять не научился. Хотя, впрочем, черт с ними. Я, правду говоря, даже имена их перезабыл. А теперь и рад, что все в жизни так сложилось. Никому мы ничем не обязаны и не должны.

— Ну, у меня немного посерьезнее обстоятельства сложились. Я до войны незадолго родился. Отца плохо помню. Мы с матерью жили вдвоем. Помню, как похоронка пришла на отца. Мать переживала. Но я не очень понимал, что произошло. Зато потом хорошо понял, — умолк Олег.

— Сиротство, оно понятно, ума быстро прибавляет, — вздохнул Шамшала.

— Да понимаешь, все было бы проще — останься все на своих местах. Так нет. Нашелся же этот боров. Сначала его вместе с сыном соседи посоветовали матери на квартиру взять. Все ж должность. Начальник! Неплохой паек. Хоть какая-то помощь. Ну, взяли их. Жена этого кабана умерла в начале войны. От эпидемии какой-то. Ну а он на броне был. Ни одного дня на фронте! Потому что, как он говорил, работал на оборону. Стали жить они у нас. Сын его — такой же, как и папаша. Жирный. Я его терпеть не мог. Мать думала, что я с ним подружусь, а у нас что ни день — то драки. То из-за учебников, которые я испачкал, то на полотенце пятно увидит — опять я виноват, потому что руки плохо мою. А сам целыми днями уроки зубрил. Наизусть все заучивал. Одни пятерки получал. Я же на трояки едва тянул! И чуть что, его папа меня поучает, своего в пример ставит. Чтоб на него равнялся. А то, мол, будешь, как отец твой — чернорабочим! И это он о моем отце говорил! Были бы у меня в то время силы!

— И верно, проучить бы не мешало, — поддержал Шамшала.

— А однажды, это уже года два прошло с тех пор, как они у нас поселились, возвращаюсь я домой, а мать и говорит, что я могу звать отцом этого борова, если захочу. Я ответил, что никогда такого не будет. И в тот же день в доказательство братца своего новоявленного отмолотил. На его папу силенок не хватило. Думал, что мать после этого откажется от квартирантов, прогонит их. Но не тут-то было.

— Тебя прогнали? — удивился Сергей.

— Нет, до этого не дошло. Мне дали возможность жить у них. Но мать после той нашей драки резко изменилась ко мне. Охладела. Я сразу почувствовал перемену в ее отношении. Я стал ей словно чужим. Не раз видел, как старательно наглаживала она рубашки и брюки пасынку, как кормила его, отдавая лучшее. Меня — будто не было. Мое присутствие замечали, лишь когда на меня соседи приходили жаловаться за выбитые мячом стекла. Тогда отчим вытаскивал деньги, рассчитывался с соседями, а сумму уплаченную — в книжку записывал. Как мой долг ему.

— Сволочь! — не выдержал Шамшала.

— Периодически, когда сумма увеличивалась, он показывал растущий должок. И говорил, что не намерен ни забывать о нем, ни прощать его.

— А мать? Она?

— Я говорил, сравнения с пасынком были не в мою пользу. Ну а он на три года старше меня. Закончил школу с отличием. А я едва семилетку дотянул. И на завод. Учеником токаря. Заработок, сам понимаешь, невелик. Приношу домой, отдаю матери, прошу ее часть моего долга этому вернуть. Ну а он и отвечает, что всей моей получки едва хватает мне на питание. А уж рубашки, брюки и прочее — снова из его кармана. Я посоветовал ему плюсовать, и он согласился. Веришь, бывало, загляну в эту его книжицу, и так ее порвать хотелось. Но терпел. С год я так поработал. Разряд получил. Немного и зарплата выросла. Но и я поумнел. Пошел в вечернюю школу. Работал и учился. До армии пятый разряд получил. И десятилетку закончил. Кажется, неплохо? Лишь одна тройка в аттестате есть. Ну а сводный братец уже на четвертом курсе института учился. На него, разумеется, кроме меня, в доме все, даже соседи, надышаться не могли. В квартире шепотом говорили, когда он занимался, чтоб не помешать. А мне чуть что — упреки. Вот, мол, смотри, в одних условиях живете, а разные. Умный и дурак. Отчим даже не скрывал пренебрежения. А когда я матери показал свой аттестат, она даже отвернулась, смотреть не стала..

Пасынок вместе с аттестатом золотую медаль принес. Я — ничего. Мой пятый разряд — не в счет. Это, как мне заявили, дурак сумел бы.

— Ну а долг? — любопытствовал Шамшала.

— Отсюда уже выслал. С доставкой и уведомлением. Обратным. Квитанции храню.

— Молодец!

— Так вот именно отчим утверждал, что из меня никогда не получится полноценный человек. Так и буду я всю жизнь чернорабочим! Вот ему, матери, этому зубрилке доказать мне надо! Сдам экзамен! Получу удостоверение, направление на базу начальником отряда и со всеми этими документами хоть на один день слетаю к ним. Посмотрю на их физиономии. Интересно будет увидеть!

— А этот, сын отчима твоего, кем стал? — поинтересовался Шамшала.

— Врач. Терапевт. Он же, идиот, шесть лет в институте зубрил, а получает втрое меньше, чем я! Вот чем их сражу! — захохотал Олег.

— Взрывником и того больше зарабатывать будешь.

— И то верно! -

— От зависти лопнут! — улыбнулся Сергей.

— Знаешь, я ему месть приготовил!

— Какую, кому?

— Есть у нас во дворе девчонка. На год моложе меня. Редкая умница. Мы все в нее были по уши влюблены. И этот, братец, — сплюнул Олег.

— И что?

— Отчим поженить их хочет в этом году. Так она мне писала в последнем письме. А ее отец — друг отчима. Ну а я нарушу им праздник. Увезу ее от них! Украду! Она согласна. Не захочет сразу за меня выйти замуж — пусть приглядится. Но в моем отряде. Я ее быстро выучу! Ну а им — нос утру. Я им устрою свадьбу! — пообещал Олег.

— Давай, парень, удачи тебе! С цветами встречать будем, — затормозил Шамшала у ожидавшего вездехода и долго махал вслед замызганной кепкой. Искренней мальчишеской радостью светилось улыбкой довольное лицо Сергея.

А вездеход, подпрыгивая и грохоча, мчался по дороге. Аленка примостилась на коленях у отца, рядом с водителем. Ей нравилось ехать. Нравилось рычание машины, убегающая по сторонам тайга. Ей хотелось поскорее попасть в город. Она так много слышала о нем, но еще не представляла себе, каким он бывает. Уезжая, она ни о чем не жалела. Пожалуй, единственная из всех пассажиров.

Терехин молчал. Бережно держал дочь. Вглядывался в пробегающую мимо тайгу. Вот здесь, вот он, этот профиль. Прямой стрелой пролег. Здесь он впервые встретился с Никодимом.

И Нина вспоминала ту заснеженную поляну и костер. И ночь. Когда ее впервые назвали любимой. И она любила. Но кто теперь назовет березкой? Потому и отпускала тайга. Ничего, память к ней еще не раз вернется. Но — сама. А она забудет. Мало ли людей перебывало в ней! Всех не упомнишь.

Олег нетерпеливо на дорогу посматривал. Ерзал, словно на мокром сидит. Мальчишка! Все мысли на его лице читать можно. Вон улыбка рот до ушей растянула. Сейчас от тайги убегает. А через несколько дней сюда же и вернется. Таким же нетерпеливым. Тоже будет подпрыгивать. Ох, эта молодость! Даже березки, глядя на Олега, головами качали, смеялись. Скоро, ох как скоро под таким же вот деревцем свою девчонку березкой назовет. Старо это для тайги. А девчонке — внове. Навек запомнит этот день. Эх, люди! До старости порой первым чувством живут. Тайга так не умеет. Она с рождения стара мудростью своею. Потому и завидует.

Подорожник старым вороном нахохлился. Еще бы! В город едет. К семье. В холод из холода. Хотя теперь… с одной стороны перестанет морозить одиночество. А дома?

Там, наверное, для него все по-прежнему. А из привычного легко ли уходить, хотя бы на время?

Тайга! С годами привязанность к ней в любовь переросла. Единственную. Последнюю. Потому и теперь за каждое деревцо глазами цеплялся. Запоминал. Это поможет ему скоротать несколько дней в Охе. Каждый из них вечностью покажется. Ну да ничего… Ведь снова вернется в тайгу. Ей он всегда свой, понятный. Его она всегда сумеет утешить и приютить. Недаром в одной тайге уживаются рядом пион и крапива. Разные они, а дом один. И все они в нем — родные. Свои тайге. «Никто из них ей не в тягость», — подумал ученый.

Вездеход подпрыгивал на кочках, торопился. Скоро дорога станет ровной, гладкой. Можно скорость прибавить, пассажиры не будут макушками брезент доставать, подпрыгивая вместе с вездеходом, отдохнут до Охи. А это не маловажно — приехать в город в хорошем настроении.

Еще немного до этой дороги. И люди, стиснув зубы, ждали.

А по дороге торопливо трусит бокастая кобыла. Никодим правил не спеша. О своем думал.

Совсем недавно здесь, на пепелище, звенели смехом юные березки. Он выхаживал их, как детей кровных. Руками и сердцем. Вместе с ними смеялся и печалился. Жил их судьбой и жизнью. Но кто это теперь поймет? Да и толку от этого запоздалого понимания никакого.

Вон рябинка в первый раз зацвела, невестой вырядилась, на праздник жизни. А теперь стоит обугленная, будто старуха, с погоста возвращаясь, остановилась отдохнуть.

«Эх, нехристи, какую красу, сколько жизней сгубили по глупству. Не умели вырастить, научились паскудить. Где ж человеков в себе растеряли? В какой глухомани святое растрясли?»

Рыжий бурундук прыгнул на плечо лесника. Куснул ухо, требуя сахар. Уставился озорными бусинами глаз.

«Живой? То-то радость! Живому на погосте невмоготу. Жить надо. Тайге! Значит, я в ней тоже не лишний…»

И не избавиться от раздумий, и нетряский бег кобылы не мешал им.

«Вот ведь и чужие тайге эти геологи. И вред наносят. А, вишь, порадовала она их. Одарила. Нашли они в ней свое — что искали. А значит, и они ей нужны. Может, зря себя единственным хозяином участка считал. Ей-то, тайге, виднее! Да и люди все же толковые. Вон говорили, что нефть на участке есть — и нашли. Не зря работали. Значит, знали. А я что смыслю в ней, в работе ихней, да и в нефти? Может, она и впрямь клад. Кто же их знает? Вон Женька не зря говорит, что нынче геологи иначе работать станут. По соглашениям. Со всеми враз. А кто нарушит, с того шкуру драть будут. Хорошо хоть новый мой участок уже изучен геологами. И признан негодным к их работам. Как-то чудно они его прозвали — неперспективным. Но то для них. А я-то уж с него сделаю пользу. И какую! Разве тайга бывает негодной? Хотя они на лицо не смотрят, им нутро нужно. Изнанка. А в ней что? Земля единая. А мне она и нужна. Хорошо хоть в этот раз участок свой с ними делить не буду. Ну а там — их взяла! Город будет. Наверное, большой. Домов понастроят. Улиц. Середь тайги. А может, и неплохо будет. Место плодовитое. Воздух чистый. Тайга богатая. Будут жить и радоваться. Многие. Не я один. Там всем всего хватит вдоволь. Интересно б поглянуть на тот город годков через десяток. Какой он будет? А люди? Полюбится ли им новое место? А с чего же не полюбить его! Вон ему, Никодиму, оно сразу приглянулось. Хотя… У них свой спрос. Пусть бы им хорошо жилось. Чтоб тайга их на новом месте не обижала, а радовала. Нехай бы за детей своих признала. А там и они к ней сердце поимеют. Свой дом кто разорять станет? Все его норовят беречь».

— Ты с кем там разговариваешь, Никодим? С кобылой? Иль мне что-нибудь говоришь? — спросил Лебков.

— Да это я так. Сам с собою. По привычке, — сконфузился лесник: незаметно для себя вслух размышлять научился!

— Посторонись-ка. Кажется, геологи едут! — предупредил Евгений.

Старик придержал кобылу. Вездеход, притормозив, тихо объехал телегу.

Геологи увидели Никодима. Телегу с вещами. Поняли все. По душе каждого озноб прошел. Неприятный. И поневоле всем неловко стало перед стариком, улыбавшимся им прощающе. Где-то в глубине сознания каждому не давала покоя вина перед Никодимом. Вина за пожар.

Многое можно спрятать в памяти, но забыть — ничего невозможно.

Странно устроены люди! Когда бранил их старик, злились на него, ругались с лесником: Не признавали себя виноватыми. А простил их — и сами устыдились. Все вспомнилось. И вина жгуче хлестала по щекам геологов.

Давно скрылась из вида телега. И лесник. А люди не могли головы поднять, чтоб не встретиться взглядом с его глазами. Лишь траки вездехода тараторили на всю тайгу — прости нас, прости нас, прости…



РЫСЬ КУЗЯ


Первое, что она увидела, — это большие, добрые глаза старой рыси — своей матери, кроны деревьев и в их просветах сумрачное, хмурое небо.

Слышать и чувствовать она умела сразу, когда ее глаза еще не открылись на свет.

Свою мать она узнавала по запаху даже во сне. Старая рысь пахла тайгой. Запах леса и пота перемешался накрепко даже на животе матери, где Кузя любила спать.

Старой рыси было нелегко добыть еду. Силы подводили. Да и глаза уже не могли разглядеть, как раньше, каждого мышонка в кустах, всякую птицу в ветвях. Сдало обоняние. Пропала дерзость. Появились неуверенность и страх за своего последыша — маленького и беспомощного.

Старая рысь не сетовала. Под закат жизнь подарила ей отраду — рысенка. А это что-то да значило. Было для кого жить, было о ком заботиться.

Старые рыси под занавес жизни не приносят больше одного рысенка. Так распорядилась сама природа, распределив возможности каждого по разуму, возрасту и силе.

Тайга… Она определила в сердце своем и судьбу этой рыси, прожившей пятнадцать лет. Возраст почтенный. Хотя иные ее приятельницы были гораздо старше. Они давно не имели рысят. И, вы-

гнав, распугав более слабых, заняли их дупла, лежки, доживали свои дни, кормясь остатками чужой добычи, чужой охоты.

Пятнадцать лет… Их надо было суметь прожить. Теперь уже в тайгу приходит тепло. Можно прокормиться еще слабыми, неоперившимися птенцами. Взрослых птиц не всегда удается догнать и одолеть. Но ведь была зима. Самая лютая. А может, она показалась такой из-за старости. Но в эту зиму рысь не осталась старухой и у нее под боком греется ее дитя.

Старая рысь вылизывает его. Нет еды, зато нежности — сколько хочешь. И мурлычет она рысенку о тайге давнее, памятное.

Кузя тогда не сразу поняла, как это случилось. Мать ушла на охоту, а она подползла к краю лежки, услышала странные незнакомые голоса внизу. И бухнулась с дерева вниз головой, прямо на муравьиную кучу. От страха закричала. Звала мать. Но к ней подскочило что-то чужое. На двух ногах, с чужим запахом. Кузя, подняв куцый хвост, сама не ведая, как это получилось, зашипела, отступила за дерево.

Но девчонка ничего не поняла. Рассмеялась и крикнула:

— Дед! Гляди! Котенок!

В ту же секунду грохнул выстрел. Лесник вмиг углядел в ветвях старую рысь, приготовившуюся к прыжку.

Тайга наказывала всякую неосторожность. Но рысенок этого не знал и поплатился за любопытство не только жизнью матери, но и своей судьбой. Рысь, приготовившись к прыжку, хотела убить человечье дитя. Она не заметила старого лесника, не почуяла запаха ружья, страх за рысенка загородил все остальное.

Кузя не видела, как просто и быстро вытряхнул лесник из шкуры ее мать. Коротко отругав девочку, старик указал на Кузю:

— Теперь расти ее заместо кошонка. Не то, коль сгубится она, тайга с тебя спросит.

— Дед, возьми ее, она у меня не хочет на руках сидеть, — передала девчушка деду рысенка. Тот обтер руки о штаны, и рысенок ткнулся носом в ладони. Обнюхал их, лизнул пальцы, пахнущие рысью, и, успокоившись, свернулся в клубок, будто под боком матери.

— Прости меня! — поднял лесник глаза к небу. И понес рысенка в зимовье. В тот же день девчонка назвала ее Кузей.

Кто она? В человечьем доме — не в тайге. Здесь всегда тепло, как в нагретой лежке. А запахов сколько! От них голова кругом.

Девчонка, испугавшая Кузю, теперь пыталась поить ее молоком, не пахнущим матерью. И рысенок напрочь отворачивался от резиновой соски, совсем не похожей на рысиный сосок. Молока в бутылке было так много, что ни «дна из рысей не вместила бы в себя столько, даже если бы ей пришлось кормить не одного, а троих котят.

Но делать нечего. Когда в животе стало совсем пусто и холодно, Кузя ухватила резиновую соску, слизнула каплю молока. И присосалась к теплой бутылке.

Молока ей давали вдоволь. От него живот становился тугим, так что не только бегать, даже ходить было тяжело. Наевшись, Кузя ложилась у порога, — там знакомо пахло тайгой и, уронив голову на лапы, слушала звуки, щебет, голоса за зимовьем.

Кисточки на ее ушах едва собирались в жесткие пучки, по малости возраста, но уши поворачивались в любую сторону. Рысенок, как и все таежное зверье, был любопытен от природы.

Едва научившись держаться на лапах, Кузя познакомилась с каждым углом зимовья, со всеми скрытыми от глаз местами.

Кузька была сообразительна, как всякий зверь, попавший в незнакомые чужие места.

От громких голосов она пряталась под пузатой, всегда теплой печью. И там радовалась каждой находке. Первой оказался паук. Его Кузька нацепила на коготь. Долго разглядывала, как тот крутил лапами, собирался в маленький комок. Когда паук наскучил, Кузя слизнула его. Вкуса никакого. Вот только в горле щекотно стало, вроде длинный волос попал. Еле откашлялась. И тут же наткнулась на жужжащую толстую муху. Размазала ее лапой и только хотела подремать, как до слуха донесся тонкий свист, Кузька насторожилась. Огляделась по сторонам. Встала. Выглянула из-под печки. Нет, это не звук живого. Это человечьи дела голоса подают, — увидела кипящий самовар.

Однажды она ткнула его носом и потом навсегда запомнила, что все железное — опасно.

Пока Кузьку поили молоком, она лишь изредка вылезала из старого валенка лесника, напоминающего тесное дупло. Но когда у рысенка стали появляться из десен клыки, ей начали давать мясо.

Увидев его впервые, Кузька замерла.

Что это? Незнакомое. Но отчего задрожала каждая жилка в теле, обрадовавшись запаху? Она проглотила мясо вмиг, не жуя.

— Еще хочешь? — спросил лесник.

Кузя смотрела ему в глаза не моргая, не отворачиваясь.

Старая рысь не успела покормить Кузю теплым мясом, пахнущим кровью.

Короткий крик, похожий на кошачье мяуканье, вырвался тогда у нее впервые. Она просила еще, чего не случалось доселе никогда.

— Скоро сама на охоту пойдешь, — сказал лесник и, дав Кузе мяса, велел девчонке не баловать рысенка молоком.

А уже на другой день поймала Кузя мышь, под самым порогом зимовья. Та отчаянно пищала, вырывалась, но Кузя лишь глубже вогнала в нее когти, из-под которых сочилась теплая кровь.

Что пробудилось в ней тогда? Что проснулось? Ведь на пороге зимовья она опять оказалась из любопытства, и тайга не наказала, накормила. А может, позвала к себе, выманивая рысенка пусть из теплого, но чужого человеческого жилья.

Кузя съела мышь. Заглянула еще раз под порог. Пусто. Оглядела зимовье. Люди заняты.

А тайга шептала, звенела, свистела на все голоса. Кузьку так тянуло в ее темную глухомань, непроходимую чащу, что она, слепо повинуясь этому зову, коротко вскрикнула и в несколько прыжков оказалась в тайге.

Рыжий бурундук, увидев рысь, испугался до обморока. Задрав хвост, искрой метнулся на березу. Оттуда, сверху, смотрел, как Кузя обкусывала цвет зверобоя. Любопытно, рысь — и вдруг жует траву.

Желтый цвет зверобоя в тайге знает каждый. К нему не надо приучать. Никто не показывал его и Кузе. Но, найдя его, она объела каждый цвет. Желтая пыльца осела на морде. Кузя тщательно облизала ее.

Кто там трепыхается в траве? Птенцы куропатки. Молодая рысь ткнулась в них носом. Пахнуло жизнью, теплом. В минуту от выводка осталось пустое гнездо.

Но вот кто это так больно клюнул в голову? Сойка. Своих птенцов защищает. Налетела на Кузю. Тюк в темечко снова. Клюв большой, острый. Больно. Кузя зарычала на сойку, а та знай свое — гонит рысь от птенцов, от гнезда подальше. Кузя сначала вжималась в траву. Но откуда было знать сойке, что поздние котята у рысей бывают мстительными и злыми!

Выдержав еще одно нападение, Куря устала бояться. А что, если сойка совсем расклюет ей голову?

Кузька напряглась. И едва сойка опустилась пониже, прыгнула, вцепилась в нее когтями, зубами, клыками. Порвала в клочья. Перьями все пни усыпала. А когда добралась до мяса, рвала нещадно. Лишь клюв да перья от сойки оставила. А вскоре по запаху нашла и птенцов.

Теплая кровь дала не только сытость, но и силу.

«Так, значит, прокормиться в тайге можно», — решила Кузя. Хитростям охоты ее никто не учил. Это ей пришлось постигать самой. Она быстро поняла, что сытость дает силу, а голод учит.

Может, сойка и знала, что рысь не будет терпеть обиды. Но страх за птенцов оказался сильнее разума. А Кузька осталась верна своей крови.

Она скоро почувствовала себя хозяйкой большой тайги.

Кузя… Так назвали ее в зимовье люди, вырастившие из беспомощного котенка ловкую, сильную красавицу; такую, какой когда-то была ее мать, не вернувшаяся к рысенку. А может, так было нужно, может, так делают все, чтобы слабое порождение тайги становилось сильным! Иначе не выжить.

В тайге и незаметный цветок должен иметь крепкие корни.

Кузька уселась на пень. Здесь тепло и сухо. Но кто это так шумит, кто бежит напролом, ломая ветви и сучья?

Кто-то большой и потный, с деревом на голове летел, обгоняя ветер. Хвост мелькнул, короткий, как у рыси. Завидев Кузю, метнулся в кусты. Помчался еще быстрее.

«Значит, не все большое — страшное, — сообразил рысенок. — А может, меня испугался?» И, оглядевшись, решил посмотреть, куда побежал странный зверь.

Рысь метнулась на дерево. Вот она уже и на ветке, вот еще выше. Как хорошо видны отсюда кусты! А ну-ка дальше. В кроне через ветки и листья она внимательно осмотрелась, обнюхала все. Огляделась.

Здесь недавно сидела птица. Сытая. Вон ее помет. Кузя чихнула, пометила ветку шерстью, помочилась на птичий помет, словно смывая его. Все это ее владения. Сюда никогда не должна ступить чужая лапа.

Внизу под деревом что-то зашуршало. Кузька насторожилась. Кто это посмел гулять здесь так нахально?

Рысь напряглась, принюхалась. Нет, не голод побуждал к охоте. Кузька была сыта. Но нельзя же позволять бродить на своем участке всяким… И рысь, собрав лапы в пучок, легко оттолкнулась от ветки, прыгнула вниз, прямо на шуршащее.

— Мя-у, мя-у! — разнеслось по тайге визгливое известие о промашке. Кузька прыгнула на ежа.

Колючки воткнулись в нос и лапы. Они, как когти, впились в морду. Кузя валяла ежа по кочкам, меж пней и коряг, кричала на него зло, коротко. Но съесть его ей так и не удалось. Сбежал еж в нору.

В тот день Кузя хорошо запомнила ежиный запах, боль от колючек. Не на всех и не на каждого стоит прыгать с дерева, надо сначала присмотреться, принюхаться, выждать.

Кузя, выдрав колючки, сидела в развилке старой березы. Внизу копошились муравьи, трещали кузнечики. Рысь оглядывала ближайшие кусты. Вот за одним, колючим, как ежик, сплошь усыпанным розовыми цветами, опять кто-то зашевелился.

Кузя затаила дыхание. Глаза ее округлились, заметали зеленые огни. Она ждала. Она теряла терпение. Кто там? Но из-за куста никто не объявлялся.

Кузя перескочила на ветку соседнего дерева, потом — на другое, вот и куст. Но что это? Серый комок с маленькой головой и громадными ушами вдруг дал такого стрекача, что Кузька еле успела разглядеть беглеца.

Рысь не успела с ним познакомиться поближе. Ветер донес до косого рысиный запах, и он поспешил убраться восвояси. Кузя еще не знала, не открыла для себя этого секрета. И поведение ушастого, не видевшего, но почуявшего опасность, не могла никак понять.

Заметила лишь короткий хвост, сильные задние лапы.

Кузя даже не подумала догонять зайца. На сытый живот куда как лучше спокойно и тихо понаблюдать за теми, кто снует внизу. Увидеть, запомнить их норы, чтобы завтра не бегать далеко в поисках еды. А сегодня пусть копошится мелочь. Вон там толстуха мышь с целым выводком хвостатых мышат роет новый ход в нору. «Пусть старается до завтра», — прищурилась Кузя. Ей было приятно подсмотреть, где прячет свое гнездо кроншпиль. Тот мошкару птенцам носил. Вот и выследила Кузя. Запомнила. Не забыла пометить новое дерево, потершись мордой о ветки. Запах рысьих молодых клыков, липкой слюны долго будет держаться.

Ведь на самых видных местах дерево пометила.

Но что это? Кто уставился на нее круглыми глазами из дупла?

Кузя коротко вякнула. Но ответа не услышала. Из черноты дупла смотрели на Кузю до жути неподвижные, желтые, как еловая смола, глаза. Они не моргали и, казалось, не жили.

— Мяу! — требовательно закричала Кузя.

— У-хх, уу-х! — мертво отозвалось в дупле.

Кузя с перепуга неуклюже упала с ветки. Такого голоса она отродясь не слышала.

А сверху, празднуя победу, кричал из дупла филин:

— Уу-х…

Привыкнув вскоре к его голосу, Кузя полезла на дерево познакомиться с кричавшим. Тот, не теряя времени, вылетел из дупла, пока перья не ощипаны и голова на месте.

Кузя тут же освоилась в уютном жилье, удобно расположилась в нем. Отнятое дупло, как и добытая еда, всегда дороги.

Когда над тайгой стали опускаться сумерки, прилетел филин к дуплу. Увидев его занятым рысью, улетел поспешно.

А Кузя и не собиралась покидать дупло. Ночью, когда каждый звук в тайге стал отчетливо слышен, рысь забыла всякий покой. Она прыгала по кронам деревьев, принюхивалась к волнующим запахам.

Вон внизу снова показался ушастый. От кого он удирает, куда мчится так, что ветер свистит в его ушах?

«Уж не ко мне ли торопится?» Кузя прыгнула на зайца. Тот вскрикнул жалобно и, перевернувшись на спину, замахал лапами перед мордой Кузи.

Рысь едва вознамерилась ухватить жирное брюшко зайца, как тот уперся задними лапами и рванул ими по брюху рыси. Та взвыла на всю тайгу.

Ушастик едва не прикончил Кузю своими когтями. Теперь она валялась по траве, обливая ее кровью.

Лишь через несколько дней сумела Кузя встать па лапы. Заросший рубец на животе зализывала и ночами. С тех пор поняла Кузя, что добычу надо брать с загривка, не давая ей опомниться и защититься.

С того памятного дня люто возненавидела она зайцев. И решила мстить за свою боль всем ушастым.

Но одно дело — решить, другое — выполнить намерение. И вскоре рысь убедилась, что ушастые еще умеют хорошо бегать. Догнать косого было совсем нелегко.

Здоровый заяц бежал от Кузи так, что настичь его не было возможности. Но вот старые и больные никогда не миновали ее клыков и когтей.

Здоровые продолжали жить и плодиться. Кузя смирилась с этим. Ведь есть надо и завтра, и потом. Пусть бегают здоровые. Ведь для нее живут и множатся. Чего же тужить ей? Чем больше их будет, тем сытнее заживет она, Кузя.

Понемногу рысь научилась безошибочно, издалека распознавать по запаху больных обитателей своих владений.

Этот душок был особый — сладковатой гнилостью веял издалека. Так же пахла старость, слабая, немощная, скрипучая.

Все это Кузька пожирала без жалости вместе с другими любителями горячей кровавой добычи.

В тайге не должно быть слабых, старых и больных. Иначе наплодят себе подобных и погубят тайгу.

А в ней, наглядно, слабое не жило. Слабые деревья забивались сильными, в гнилом дереве даже муравьи не жили. Лишь олень ударит рогами в гнилушку, упадет отмершее на землю и рассыпается в прах. Так и все живое.

Слабая с виду лиса. А попробуй задень. Зубы, когти — острей ежиных иголок. Кузе однажды довелось встретиться с рыжухой. Одного зайца загоняли. Рысь кинулась на него сверху и пришибла к кочке, лиса едва не ухватила косого за хвост.

Чья добыча? Ощерились зубы и клыки. Лиса, увидев, что Кузя молода, хотела вырвать у нее зайца из-под лапы. Но у Кузи с косыми счет не был закончен за порванное брюхо. Кузя рыкнула рыжухе в морду. Та хвостом прикрылась, а зубы уже впились в лапу косого. Кузя кинулась на лису. Оттолкнула, повалила на мох, прищемила клыками. Да так, что рыжая дня три обгавкивала Кузю, спрятавшись в глухомани.

Слабая с виду, она все же оставила ощутимый укус на боку Кузи.

Запах лисы рысь запомнила по-своему. Та пахла сыростью норы, лежалой травой. Так пахнут слабые. Вскоре она узнала, что мясо лисы не годится в еду. И перестала замечать рыжух совсем.

Поймала как-то Кузя и енота, — тот на берегу реки объедал осоку.

Траву ест, значит, надо его быстрее заполучить. Самое вкусное мясо у тех, кто предпочитает живой добыче все растущее.

Кузя быстро разделалась с енотом. И хотя тот внешне был очень похож на лису — такой же густой мех, длинный пушистый хвост, острая по-лисьи морда — резко отличался от рыжухи образом жизни и запахом.

Тайга наделила каждого своего обитателя особой внешностью, повадками, характерами. Рысь быстро схватывала и запоминала то, что нужно было ей для жизни.

Запах хищников нужно было научиться отличать от запаха травяных. Хищник хищника не должен есть. Не должен охотиться на него, мешать ему. Эту науку Кузя познала в конце лета.

Как-то взметнувшись на старую высоченную ель, решила оглядеться. Тайга здесь оказалась глухой и темной, без просветов.

«Значит, добычи будет много», — решила Кузя и легла на еловую лапу. Но вдруг почуяла запах, от которого стало не по себе.

Здесь совсем недавно побывала другая рысь. Вот тут она замочила хвою, терлась мордой о лапу ели, пометила и ствол.

Как же быть теперь ей, Кузе, уходить? Но покидать такое удобное место не хотелось. Остаться? Но как отнесется к этому хозяйка лежки? По моче понятно, что эта рысь либо больная, либо старая. Ждет падаль. Чего не едят здоровые молодые рыси.

Кузя чихнула. Моча после падали не склеивает хвою, кору, она застревает в трещинах и быстро высыхает, ее запах не держится долго. И решила смыть следы прежней хозяйки. «Слабая не должна здесь жить», — мочилась Кузя на хвойную лапу настырно и зло. Облила дерево по стволу, прижавшись к ели хребтом. Оставила на стволе следы когтей. Особый знак. Угроза. Для прежней хозяйки. Пусть знает, что Кузя не просто мясо ест, а добывает его себе вдоволь когтями.

Хотела оставить и следы зубов на ветке, но почуяла над собой тяжелый прыжок и чужое дыхание.

Кузя метнулась к стволу, поняв, что там она легче отобьет любое нападение.

Старая рысь привычно спрыгнула на свою лежку, увидела непрошеную гостью. Зарычала. Шерсть на загривке встала дыбом. Глаза метали зеленые искры. Она подобралась, злобно взвыла. Угрожающе затрясла хвостом.

Кузя была уже не раз бита другими и потому не стала ждать, пока на нее нападут и покусают ей бока и уши. Их потом попробуй, залижи. Особо после той, которая жрет падаль. Эти укусы страшнее всего. После них трудно выжить. Да и шерсть в местах укусов больше не вырастает. Когда же дождь попадет на эти места, рыси становится холодно — будто она в реке побывала.

Две таких отметины на загривке Кузя уже имела. Они всегда напоминали ей о себе в ненастную погоду. И рысь, не раздумывая, не предупреждая, кинулась на хозяйку, сшибла ее с ели. Та упала на лапы, взвизгнула и полезла на дерево. Кузя ждала.

Старая рысь в злобе забыла о главном — нижнему всегда больнее. Кузя, чуть опустившись, цапнула хозяйку лапой по морде, выпустив когти лишь наполовину. Но старуха не опомнилась. Она подтянулась и, выпустив когти целиком, достала лапу Кузи. Дернула больно. Кузя разозлилась. И хватила хозяйку в полный коготь по глазу. Та заорала так, что дятел с соседней рябины улетел, ругаясь.

Старая рысь скатилась с дерева смятым комком.

Кузя примостила свой помет на лежке, окончательно присвоив себе новое жилье.

Ночью она поняла, что в этом месте живет много рысей. Она слышала их голоса, видела и самих. Но то, что пришлось ей наблюдать утром, запомнила навсегда.

С голода или от скуки взбрело одной рыси в голову задрать медвежонка.

На пир сбежались еще две рыси. Жрали жадно, с воем, не подпуская других к своей добыче.


Но тут, откуда ни возьмись, медведь с медведицей нагрянули. Почуяли запах убитого медвежонка. И…

Двух рысей в клочья порвали. Одну нагнал медведь на дереве и долго колотил ею по стволу. Сколько деревьев с корнями вырвали медведи в ярости, скольких рысей лишили лежек, всех зверей распугали, разогнали. Три дня бушевали в глухомани.

Кузя в ужасе смотрела на рассвирепевших медведей. Поняла: с ними лучше не связываться, даже испытывая жестокий голод. Этот урок запомнила на всю жизнь.

Стонала тайга от медвежьей расправы. А соболи и куницы уже таскали в норы куски порванных рысей. Кому горе, кому праздник. Не должно пропадать в тайге то, что может насытить, дать новую жизнь.

От рысьих потрохов не отказались сойки и сороки.

Кузька уже понимала, что соболей, куниц и норок ей, рыси, есть нельзя. Питающиеся падалью, они не годились в еду тем, кто свою добычу брал силой.

К осени у рыси шерсть загустела, появился серый подпушек. А ость меха заискрилась, пожелтела. Эти изменения нравились Кузе. Она подолгу и тщательно вылизывалась. От когтей до усов, становившихся большими и жесткими.

Кузя иногда вспоминала людей, вырастивших ее. Но рысь не тянуло вернуться обратно к старому леснику и девчонке, так часто гладившей ее. Кузя уже тогда спешно слизывала запах человечьих рук со своей шерстки. Ведь все живое должно пахнуть только самим собой, без чужих примесей. «Все живое должно иметь свой дом, свою еду и свою свободу», — понимала Кузя. Но кличку, которую ей дали в зимовье, она запомнила навсегда.

За время жизни в тайге рысь навидалась всякого. Но ни разу не встречала человека. Его, единственного из всех, она не тронула бы, не напала бы никогда.

Человек не просто вырастил, он сохранил Кузе жизнь и никогда не обижал.

В серые, дождливые дни рысь вспоминала теплое зимовье, где на голову не лила вода, а в доме было сухо, как в дупле.

Старый лесник топил пузатую печь. Вдвоем с девчонкой они любили посидеть перед открытой топкой, откуда шел сухой жар.

Кузя тоже любила погреться у печки. Но огонь пугал ее: трещал, выл, пожирал поленья, как Кузя птенцов. Только рысь наедалась, а огонь — никогда.

Кузя не любила открытую топку печки. Она вся сжималась в комок, чувствуя себя беспомощной и маленькой перед огнем, даже спрятанным в печку.

Рысь хорошо помнила дорогу в зимовье. Но не любила оглядываться назад. В тайге она успела пометить много лежек и дуплянок, но подолгу не задерживалась в них.

Ее одолевало любопытство. Оно звало Кузю во все потайные уголки тайги. В самое ее сердце.

Рысь много видела, многому научилась. Так, поняла она, что, прежде чем прыгнуть с ветки на ветку или с дерева на дерево, нужно втянуть в себя запах. А не гнилье ли окажется под лапами, не высохшая ли ветка?

Несколько раз упав с гнилой и сорвавшись с сухой веток, она узнала их запах, умела отличить по виду. На больных, гнилых деревьях, на сушняке никогда не вьют гнезда птицы, никто из таежных обитателей не селится на них и под ними. Опасаются жить поблизости даже самые глупые птицы тайги — сороки. Даже им, длиннохвостым, крикливым, жаль своей пустой головы.

Ох и надоедали же эти птицы Кузе в первые дни прихода в тайгу! Понимая ее молодость и неопытность, болтали о всяких пустяках. Сплетничали, обзывали и предостерегали от всего живого. Даже ночами спать не давали. Но и первыми подняли Кузю на смех на всю тайгу, когда ее, рысь, обидела сойка. Кузя не простила насмешек и, рыкнув, пригрозила сорокам выщипать хвосты, если хоть одна приблизится, посмеет сесть рядом.

Сороки, и без того не верившие в рысью дружбу, не горевали. Они любили шум, гвалт, а рысь — тишину, глушь.

Лишь с присутствием дятла мирилась Кузя, он никогда не мешал ей охотиться. Не то что сороки. Подскажут, где зайцы саранку грызут. И тут же, не успеет Кузя добежать, предупредят зайцев.

Взбалмошные, крикливые, они не дружили ни с кем в тайге. Их никто не любил, не признавал.

А вот с сойками — другое дело. Эти птицы много лучше. Они любили орехи стланикового дерева и, как кедровки, долбили шишки целыми днями.

Мясо соек было жирным. И Кузя вскоре научилась по-своему охотиться на соек, раскусив их пристрастие к чьим-нибудь потрохам.

Случилось, поймала Кузя зайца. Съела. А потроха не тронула. Влезла на дерево отдохнуть. А тут сойки налетели. Дерутся из-за того, что осталось, кричат. Кузя — прыг и придавила двух. Только перья от них оставила. В другой раз нарочно потроха не ела, чтобы продолжить охоту. На чужие потроха в тайге всегда достаточно охотников. Остыть не дадут. Сожрут с пометом.

Ближе к осени добывать еду в тайге становилось сложнее. Недавние птенцы уже оперились и научились летать. Кузя перестала им быть опасной. А филины и совы больно клевались и не годились в еду, потому что сами мышковали и пахли чужой кровью.

Этих птиц Кузя не любила. Молчаливые, свирепые, они днем сидели в дуплах. А по ночам ловили мышей у Кузи из-под носа.

Разозлилась однажды рысь на филина за это, цапнула лапой по морде, тот заухал, клеваться стал. Кузя не стерпела. Кто виноват, что у филина одни крылья остались? Остальные перья Кузя выщипала. Филин их в дупле потом с месяц отращивал. Стыдясь голиком в тайгу вылетать, долго голодал, покуда снова оперился.

Кузя не любила соседей. Не терпела никого ни над собой, ни под собой. Все, что ей удавалось добыть, она ни с кем не делила.

С наступлением осени мех у Кузи стал плотным, теплым. Первые зубы постепенно сменились. На их месте выросли крепкие острые клыки, которые едва помещались в пасти.

Как-то подойдя к таежному зеркалу — стоялой дождевой лужице, — увидела рысь свое отражение.

Теперь она уже не была беспомощным котенком. Гибкая, ловкая, Кузя, казалось, была самой тайгой собрана из солнечных лучиков. Только по

бокам мордочки и на бороде росла белая шерсть. Остальное отливало золотисто-рыжим. Рыжими были и глаза, и хвост. Черными оставались кисточки на ушах, усы и когти. Кузя понравилась себе. И, выгнув спину, она бегала вокруг зеркала, часто заглядывая в него.

Сегодня у нее был удачный день. Подкараулила куропатку. А потом поймала суслика и двух хорьков проглотила. Они пытались силою с нею померяться. Вздумали царапаться, кусаться, даже вонь подпустили. Но рысь этим не отпугнешь. И, прокусив горло одному, нагнала второго, бросилась на загривок. Добыча и пискнуть не успела.

Хорьки были молодыми, первогодками, но уже сбивались в пары. У них началась неизвестная Кузе пора любви. Она уловила этот запас взыгравшей плоти. Но не пожалела, съела хорьков.

Запах плоти своих жертв Кузя чувствовала особо. Отличать его от прочих стала совсем недавно. И только недели две назад она заинтересовалась запахами самцов.

Поначалу она не задумывалась, почему зайцы, удирая от лис либо от нее, чуя погоню «на хвосте», вдруг мочились на ходу.

Кузя, чуя такое, злилась, чихала от резкой вони и, конечно, думала, что случается это с косыми от страха. Будто хотят ушастые довести охотника до тошноты, не зная того, что у голодного никакой вонью аппетит не отобьешь. Но вот лисы, как ни странно, иногда прекращали погоню за косым.

«А может, перед концом свой участок метит, дурной? Или зайчатам место своей погибели указывает?» — размышляла Кузя. Но недавно поняла, что вовсе не глупы зайцы. Просто, убегая от врага, мочатся на траву и мох, выделяя с мочой свое семя, которое и притягивает резким запахом лис и рысей.

Знающие толк в этом оставляли погоню, слизывали с травы и мха заячью хитрость, чтобы уже завтра, обновленными, появиться в своих норах. Ведь не только зайцами кормятся лисы и рыси.

Зайчихам такого умения не дано. Зато, убегая от смерти, задними лапами орудуют так сильно, что в морду догоняющего летят комья земли, мох, труха. Попадают в глаза. Многие зайчихи спасли этим свои шкуры.

Запах плоти вскоре перестал казаться Кузе вонью. Рысь еще не поняла, что она взрослеет. Что в ней теперь менялось все. Не только зубы и мех. Изменился даже голос. Из тонкого, плаксивого он стал протяжным, как песня. А уж когда Кузя была сыта и дождь не лил ей на голову и спину, она пела почти по-кошачьи нежно, с переливами.

Правда, такое случалось редко. Кузя и не знала, что эта песня родилась в ней не случайно, а от того, что съела она зайца вместе с плотью. Или хорька, гулявшего в глухомани тайги со своей подругой.

Кузя не знала, почему ей вдруг захотелось общения. Она тщательно следила за шерстью и вместо охоты мечтательно смотрела в глубь тайги, в редеющие кроны деревьев.

Рысь стала замечать, что многие в тайге живут парами. Хотя бы те же медведи. И даже лисы теперь загоняют добычу вдвоем.

А тот, что куст на голове носит, тоже не один по тайге бродит. Соболи и куницы, горностаи и бурундуки, даже колючие ежи и те теперь бегают по тайге парами.

Кузя одиноко стыла в своем дупле. Она уже большая и красивая рысь. Да, она уже научилась тосковать в одиночестве. Но молча. Не выдавая себя ни одним мускулом. Но умела и рычать. Да так, что кровь в жилах стыла у тех, кто слышал ее голос.

Кузя уже не настораживалась, не поднимала на загривке шерсть дыбом при виде рысей. Она даже дупла и лежки свои перестала метить. Но и не кидалась навстречу единокровным. Не мела, не дергала хвостом призывно. Не звала.

Она наблюдала за сородичами издалека. Близко к ней то ли не решались, то ли не хотели подходить.

Завидев Кузю, втягивали носом ее запах, обнюхивали следы, смотрели на нее подолгу и… уходили прочь.

Кузя с тоской смотрела им вслед.

«Ну почему?» — недоумевала рысь.

Многого не знала она о тайге тогда. Ведь то, что только зарождалось в ней, другим рысям было хорошо знакомо.

Просто не пришло еще время свадеб, время рысьих песен. Его нельзя опережать никому.

Настала пора знакомств. Но и это делалось по-особому, не с наскока, не вдруг. Рыси никогда не торопились найти себе пару.

Подолгу присматриваются они друг к другу из-за густых ветвей и хвойных лап. Стараются зайти с подветренной стороны, чтобы приглянувшаяся рысь не заметила.

Котами считают рысей-самцов. И не случайно. Не за одной кошкой подглядывают они по осени. Две, а то и три на примете имеют. Для каждой свой подход, свою песню знают. И наблюдают неспроста.

Откликнется ли эта на его призывный крик? Взметнется ли вместе с ним на дерево? Да и захочет ли знакомиться? Даст ли обнюхать себя? Захочет ли его признать? Пойдет ли в его дупло или на лежку?

Много всяких сомнений возникает.

Не на всякий призывный крик торопятся рыси. Сначала слушают, как зовет, какую из них. Бывало, кошка шла к другому. Голос или запах кота оттолкнул. Случалось, старостью пренебрегали или молодостью, неопытностью.

За каждую малейшую оплошку получают коты трепку от рысей. Иной после взбучки до следующей зимы на кошек не смотрит, не может отчихаться.

Кузя не знала тогда всех сложностей отношений. И, увидев, что и в этот раз, оглядев ее, ушел сородич, решила забыться с досады в охоте.

Рысь пересекла полянку и оказалась перед распадком. Глухой и темный, он разрезал сопки глубоко, словно врагов. Кузя даже не решилась бежать дальше. Дикость распадка остановила. Она услышала звук тяжелых шагов.

Вспрыгнув на ель, Кузя притаилась. К распадку, тыча друг друга носами в бока, словно подзадоривая, шли медведи. Вдвоем. Опять парой. Хотя Кузе еще было неведомым понятие «семья», она с любопытством смотрела, как медведь облизывал морду медведицы, нюхал ее со всех сторон.

Вот он подвел матуху к распадку. Сам пошел напролом.

«Зачем он потащил ее в бурелом? Все бока обдерет себе эта толстуха, — подглядывала Кузя за косолапыми, не допуская даже мысли вспугнуть их. — Почему они прячутся?» — тянула шею рысь, не выпуская медведей из виду.

Медведь деловито разгреб лапами валежник.

«Лежку будут делать вдвоем», — подумала Кузя и увидела, что из-под веток валежника медведь достал тушу убитого оленя. Та уже успела протухнуть, и медведица, торопливо чавкая, ела добычу своего дружка — подарок перед случкой.

Кузя деликатно удалилась. Она поняла, почему медведица так уверенно шла в распадок за косолапым. «Наверное, не одного медвежонка вместе вырастили они в берлоге», — подумала Кузя и погналась за барсуком, выскочившим из норы.

Барсучье мясо Кузя любила. Жирное, сладкое, оно пахло травами. Недаром из-за барсуков в тайге ссоры случались. Уж кто только не охотился на них!

Вот только потроха рысь не ела: в них ни крови, ни сытости. «Может, подождать, пока сойки прилетят?» — подумала Кузя. И, глянув вниз, увидела, как старательно тащит в нору барсучьи потроха горностай. Оттуда его подружка выглядывает: пищит, торопит.

Кузя смотрела вниз, как копошится там таежная мелкота.

Вон ежи грибы на колючки накололи и тащат в нору. Ежатам, наверное.

Кузя давно не охотится на колючих. Видела, как толстый, старый еж прокусил молодой лисе лапу. Та хотела его на спину перевернуть, чтобы с живота сожрать. Да после этой охоты долго бегать не могла, — лапа болела.

А вон ящерица. Зеленая, как плесень на камне. Кузя когда-то поймала такую же. Хотела попробовать. Подняла за хвост, чтоб в пасть закинуть, глядь — нет ящерицы. Огрызок хвоста на когте остался. Будто кто вырвал.

Огляделась Кузя, а ящерица уже далеко. Без хвоста быстрее бегать стала. Словно сама себя от хвоста откусила. Не понравилось это Кузе. А что, если все так наловчатся? Ей тогда одни хвосты грызть.

Забросила она зеленый оборвыш, с тех пор на ящериц не оглядывалась. Да и что это такое? Не зверь и не птица. Почти змея и не змея. И не черняк. Что-то смешное. Но тайга ее любит. Значит, нужная.

Кузя, как и все зверье, любила сытость, чистую звонкую воду таежных родников. Их она знала хорошо. Помнила каждый.

Теперь она привыкла к одному, в котором вода была холодная и не пахла травой.

Туда в последнее время стали приходить рыси. Их следы, их запахи подолгу будоражили Кузю.

Но и в этот раз, едва она появилась, у родника пустело. И если б не тепло лап сородичей, еще не успевшее остыть, подумала бы Кузя, что нет в тайге рысей, кроме нее.

Даже старые рыси, с кем еще недавно враждовала, будто исчезли, убежали из тайги.

Кузя не знала: осенью всякая рысь стремится запастись жиром. А потому усиленно охотятся в одиночку, набирают запас на предстоящую зиму. И не только для того, чтобы легче перенести холода. А и потому, что в середине зимы, в лютые морозы наступит время свадеб. Оно спросит со всех…

Не только неопытных и старых котов отвергают рыси. Случается, коты не подходят к худой, не готовой к поре любви рыси.

Ткнет ее кот носом в пузо, а там вместо жирной бархатистой шкурки — кожа будто вытертая. Вместо нежных сосков — огрызки сухих почек. От пасти голодом за версту несет, в зубах чуть ли не паутина, ничем живым не пахнет. Ну кому такая нужна? Ее к случке надо год готовить и откармливать. А эта зима куда? Время будет упущено. А рысья жизнь невелика. В ней радостей и так немного. Потому, обнюхав слабую, задерет кот куцый хвост, крикнет зло, в самую морду рыси, понятное лишь ей и сородичам, обидно обзовет и пойдет прочь, не теряя времени, к другой рыси.

Ни один кот, даже хромой, слепой и старый, не рискнет заводить потомство с голодной рысью. Кого такая на свет пустит? Слабое потомство. А как оно выживет, как будет жить в тайге? Вдобавок в тайге испокон веку кошек было больше, чем котов, а потому ни один не оставался в зиму без утехи, без любви.

Кошкам не всегда везло. Иной раз придет на крик, а там уже две-три на выбор около одного кота крутятся. К нему уже не подступись. Вот и достается потом какой-нибудь облезлый, с обкусанными ушами. Сколько ни ходи к нему на лежку, рысят подарить не может. Значит, не ел зайца в течке. Горячей крови не видел в лето.

Вот и орет рысь в конце зимы. Стыдно. Но еще хуже без детей остаться. Зовет освободившегося кота, который уже сумел осчастливить какую-то рысятами.

Долго звать не приходилось. Но все ж…

Кузе все это предстояло прочувствовать и познать.

Осенью тайгу поливали дожди. Они шли ночами и днями. Долгие, промозглые. В такое время все живое по норам пряталось. Кузе было тоскливо одной, и она решилась навестить старого лесника.

Она пришла к зимовью под вечер. Привычно уселась на крыльце. Ей долго не открывали дверь, пока не подала голос. На него в окно выглянула девчонка и радостно вскрикнула:

— Кузя!

Рысь уверенно вошла в избу. Не найдя лесника у печки, прыгнула на лежанку. Старый лесник хворал. Простудил грудь, горло. Его бил озноб. Обнюхав лицо старика, Кузя лизнула в нос приемного родителя и, не спрашиваясь, не ожидая просьб, завалилась на грудь деду, уткнувшись головой в его горло.

Грела. Зная, что только ее шерсть, ее тепло поднимут на ноги старика. Другое — не поможет.

— Пришла, родимая. Не забыла нас, голубка. Спасибо, что помнила. Может, и выходишь меня, окаянного, — сипел старик надрывно.

Лесник чесал у Кузи за ухом, как когда-то в детстве. Рысь лежала, закрыв глаза, слушая жалобы старика на гнилую погоду, проклятую работу, несносные болезни.

— Одна у меня отрада нынче. Внучка. Да и та живет здесь покуда мала. А вырастет, потянет к людям, сверстникам. И убежит, упорхнет с зимовья голубкой. Один я останусь век доживать. Хоть ты меня не забывай, — просил Кузю. Немного помолчав, опять заговорил: — У тебя скоро дружок объявится. Про любовь тебе споет. Про тайгу… А может, уже имеешь на примете? Не беги от радостей своих. Оно что моя, что твоя жизнь не шибко долгие. Потому свово, зверьево, счастья не пропускай.

Кузя от этих слов и вовсе разомлела. Разлеглась во всю длину. Шею старика вылизывать стала. Там, где вспухшие миндалины будто огнем горели.

— Разумница моя. Ишь, заботница какая. Уже боль чужую чуешь. Наловчилась лечить. Знатной мамкой станешь, — хвалил старик.

Сколько ни звала девчонка Кузю поесть, рысь не шла. Грела родителя, как она считала. И лишь к утру, когда дыхание лесника стало ровнее, соскочила, напилась молока и снова запрыгнула на лежанку.

К вечеру следующего дня горло старика перестало гореть, в груди прошли сипы. Кузя спокойно легла на лавку, наблюдая за девчонкой, которая минуты не сидела без работы.

Она немного подросла. Но все так же бегом носилась по избе с мисками и кастрюлями, с полотенцем и тряпкой. Не давала деду выйти во двор.

Люди… Кузя стала отвыкать от них в тайге. Почти забыла. Лишь желание получить хоть каплю, пусть чужого, внимания и любви привело ее сюда.

Стариков всегда забывают молодые. Это она видела и в тайге. Бросают, забывают старую медведицу медвежата. Молодые сойки и те живут отдельно от родителей. Наверное, потому, что перестают быть нужными друг другу. Но у Кузи нет никого в тайге. Только лесник с девчонкой. Вот и стало невмоготу без них. Может, она всегда будет приходить сюда, пока не состарится, как лесник. Тогда она будет подолгу греться на лежанке, а может, отлеживаться в дупле и вот так же болеть, как лесник. Но ее, Кузю, никто не вылечит. Девчонка не сумела вылизать и прогреть лесника. А уж ее, Кузю, и подавно… «И в тайге ей никто не поможет», — с тоской подумала рысь, вспоминая сородичей.

— Спасибо, лапушка, на ноги меня поставила,

тайге, внучке возвернула, — говорил лесник. И Кузя от похвал довольно потягивалась.

Добрые ласковые человечьи слова она научилась понимать с детства и не забыла их.

Рысь каждое утро выходила на крыльцо. Ждала, когда кончатся дожди, просохнет тайга и можно будет продолжать охоту. Но с неба моросило. Кузе давно надоело лакать молоко, есть человечью еду, от которой отвыкла.

На счастье, открыла девчонка крышку подпола, полезла за картошкой. Кузя носом повела и следом нырнула. Два дня мышей ловила в подполье. Всех до единственной поизвела. А когда их не стало, снова загрустила.

Девчонка исправно кормила рысь свежим салом из ледника. Есть можно. Но недолго. Нет в нем тепла жизни, нет крови. Вот разве кролика дал бы лесник. Но не даст. Он его тоже с маленького растил. Пожалеет.

— Чего пригорюнилась, Кузя? Скоро дожди кончатся, — пообещал лесник, выпуская Кузю на крыльцо.

Та вышла, долго оглядывалась, обнюхивала воздух. Ей не поверилось. С чего бы это оказаться здесь сородичу? Но услышала тихий шорох. Глянула на рябину, около которой любил возиться лесник. На ней, не прячась, не убегая, открытый каждому взгляду, сидел сородич — молодой, красивый кот и во все глаза смотрел на Кузю.

Рысь сделала вид, что не заметила, вскочила на ель, росшую рядом с рябиной. Притаилась в густых лапах. Наблюдала.

Кот прыгнул на ель, пригнувшись, влез под лапы, куда не проходили капли дождя, и, сев веткой ниже Кузи, тихо позвал.

Рысь выгнула спину, потянулась, глянула на кота с любопытством. Тот смотрел на Кузю не мигая.

Потом, словно потеряв терпение, вскочил к ней. Подошел осторожно, совсем близко. Потянулся носом к Кузе. Та не отвернулась, не ушла. Кот ткнулся носом в нос Кузи осторожно. Не отвергает. Подсел рядом, бок к боку. Кузя сидела, не шевелясь.

Кот лизнул ее в усы, обнюхал морду Кузи, вылизал глаза, нос, потерся мордой о мордашку рыси. Той нравилось такое обращение. А кот, словно сгорая от нетерпения, покусывал легонько ухо Кузи, звал в тайгу, подальше от человечьего жилья.

Кузя поняла, что сородич не случайно оказался у зимовья. Он следил за нею, ждал и, не выдержав, рискуя многим, решился показаться так близко от зимовья.

Теперь они бежали тайгой, прыгая с ветки на ветку, с дерева на дерево.

Они не замечали дождя. Что погода, когда ты не один, когда рядом сверкают желтые, как налитая солнцем смола, глаза красивого, молодого сородича. Вот он почти нагнал Кузю. Та отскочила в сторону, на пихту. Кот — за нею. Кузя поднялась на крону, вверх. Кот не медлил, уже рядом, лапой задевал, но мягко, без когтей. Знал, — за грубость может получить по морде.

Вот он уже сбоку. Кузя взметнулась выше, сородич не отставал. Нагнал. Терся о Кузю, метил ее, чтобы другие коты знали, что у этой уже есть дружок.

Кузя по наивности привела кота на свою лежку, густо укрытую хвойными лапами. Здесь всегда было темно и сухо. Кот сразу мордой в брюшко ткнулся, рысь не поняла — зачем? А дружок времени не теряет, словно играя с Кузей, повалил на бок на сухую хвою и снова — мордой в брюшко Кузе, лизать его начал.

Понял хитрющий, что повезло ему, первогодку нашел. Соски у нее маленькие, нежные. Их разбудить надо.

Рысь хотела вскочить, не понимая, что случилось, ведь живот она, как и всю себя, в чистоте держала. Да куда там! Кот соски слегка покусывать стал. Самой рыси, для будущих котят, соски трудно подготовить. Это — дело котов. Вот и обхватил лапами. К хвое придавил. Не вырваться.

Кузя смотрела на дружка с обожанием. А тот заботлив! Быстро почуял, что соперников у него нет и не было. Решил до холодов, до наступления зимы подкормить подружку, выбрать лежку попросторнее, чтоб и дупло рядом было, откуда рысята не выпадут, пока Кузя на охоте будет, едва малыши подрастут. Ведь ей самой их растить придется, выходить в звери без его помощи. Так уж заведено. Едва котята откроют глаза, кот уходит в тайгу от семьи. Очень редкие, да и то старики, остаются растить малышей до лета.

Кузя не знала всего этого. Она теперь жила иною жизнью.

Кот приносил ей добычу. Зайцев и куропаток, барсуков и енотов. А однажды позвал за собою и привел в распадок, где убил для Кузи оленя.

Сам не тронул, пока не наелась она.

Кузя видела, что и другие ее сородичи сбивались в пары. И для них коты носили добычу. А один, увидев, что ее друг на охоте, прыгнул к ней в лежку, познакомиться решил. Запах чужого кота разозлил Кузю. Он весь пропах мышами. Видно, совсем слабый и старый.

Кузя дернула его когтистой лапой по уху. Он и убежал, не оглядываясь. «В тайге сыщет себе старую подружку, которая и мыши будет рада», — подумала Кузя.

После дождливой осени на тайгу посыпал снег. Мороз еще не ударил, но в воздухе запахло зимой. Кузя с удивлением смотрела на первый снег. Как обострились на нем запахи и звуки! Значит, легче будет охотиться.

Но к вечеру следующего дня снег растаял. И тайга снова стала мрачной и мокрой.

Лишь через неделю почувствовала Кузя, как чешутся ее спина и бока. Она терлась о ствол дерева, видя, что и дружок ее беспокоен. Кузя лишь потом поняла, что ее кожа почувствовала приход холодов.

Мороз грянул ночью. Жестокий, запоздалый. Он, наверстывая упущенное, разогнал зверей по норам и дуплам. Медведи сразу залегли в берлоги. Они поняли, — мороз не отпустит тайгу.

А через три дня засыпало снегом кусты и деревья. Пеньки в сугробы превратились. Ключи и родники уснули под коркой льда. Ни травинки не видно! Муравейники большими снежными горка-

ми умолкли под деревьями. Коряги и те перестали скрипеть. Замерзли в сосульки. Лишь ветви берез звенели на ветру тонко, жалобно.

Поскучнели и голоса таежных птах. Пропало комарье. Зато всякая живность на снегу всем видна. И запах от нее издалека чувствуется.

Правда, зима пожалела многих в тайге. Заяц в белой шкуре теперь запрыгал. Нырнет косой в сугроб, лиса — за ним. А бесполезно. Под сугробом заячья нора. В ней ходы лишь косой знает.

Лиса со злобы снег кусает. Мерзлую землю не разгребешь, не разроешь нору. Это зайцу известно лучше рыжухи, которую по зиме огневкой зовут.

Переоделись и куропатки. Из серых сделались белыми. Да так быстро! Сидят на дереве, что куски снега. Если не принюхаешься, не присмотришься — не поймешь.

А коли вспугнешь ненароком, отлетят немного и в снег закопаются. Хорошо, если нос не подведет, на глаза тут лучше не надейся. Куропатник в снегу не разглядеть. Лишь рыси да лисы не ошибаются.

Трудно стало охотиться рысям. По глубокому снегу не разгонишься за добычей. Да и зверье таежное, что в земле иль на земле живет, к снегу привычное. Бегает резво, без одышки, особо когда шкуру да жизнь спасать надо.

Снег выбелил тайгу, прикрыл пеньки и гнилушки, спрятал норы. Он омолодил тайгу и зверей.

Теперь даже старые коты вылезли из дупел, — отлеживаться в холод не время. Мороз заставил шевелиться. На холоде аппетит разыгрывается сильнее. И худо приходилось тому, кто вылезал из норы на глазах у рысей. Те каждое движение, любое дыхание держали на слуху. Ничего не упускали из виду.

Рыси не просто охотились. Они знакомились, сбивались в пары, коты усиленно ухаживали за подругами, подкармливая их горячим мясом, чтобы побольше жира завелось на брюшке. Там соски, там будут рысята. Чем жирней брюшко, тем лучше молоко, тем крепче и сильнее будут котята.

Для них не жаль ни сил, ни жизни.

Кричали рыси, оглашая тайгу зовом любви, голосом короткой, горячей страсти. Искали друг друга в кромешной тьме, призывно подавая голос.

Но как резко отличается один голос от другого! Вот кот кричит, зовет свою возлюбленную из дупла — зайцем хвалится, которого целый день по тайге догонял. Зовет подружку на ужин. Та лениво откликнулась, видно, не успела проголодаться.

А эта рысь на кота ворчит. В который раз на нутрию промахнулся. Добыча, можно сказать, из-под носа ушла. А он все — про любовь, о жратве мало заботится. А какая любовь придет в голову, если в животе, как в старом дупле, пусто!

Другой кот, и вовсе не легче, избранницу потерял. Та с другим ушла. Знать, долго еду добывал, морил голодом. Рыси таких оплошек не прощают. Теперь уж поздно ругаться. Другую ищи, пока не совсем поздно.

А там, на большой ольхе, рысь кричит не своим голосом. Дружок ее пошел за добычей и попал в капкан. Кто же теперь ей рысят подарит, кто утешит ее?

На старой коряге две рыси подрались смертным боем из-за кота. За обеими ухаживал, обеим про любовь плел. А кормить ни одну не хочет. Да еще ждет, нахал, когда они, кошки, жратву ему принесут. Нет бы его искусать за пакости, так не решаются. Друг дружку по-всякому обзывают. От такого даже у старых рысей не то что уши, хвосты краснеют. Но вмешиваться в дела любовные никто не хочет. Некогда.

Пора любви коротка, успеть надо всем. Тут не до ругачек…

Кузя терлась мордочкой о дружка. Он ее и в сыте, и в тепле держит. Лаской не обходит. Уже три недели не покидает ее. Никому в обиду не дает, защищает. Кузя души в нем не чает. Хотела на охоту вместе с ним пойти — не пустил. Зато теперь, когда снег выпал, вместе за добычей охотятся. Оно так лучше. Рысь перед случкой не должна много лежать, котята будут слабыми, да и на свет появиться им тяжело будет. Чем больше движения, тем легче жить.

И Кузя не отставала от друга. Вместе с ним ловила хорьков и нутрий из реки, олененка загнали хромого, куропаток сцапали в сугробе целыми стаями. Впрочем, Кузе никогда не приходилось голодать.

Выросшая без матери, она сама себя кормила в тайге. Сама училась охотиться и во многом преуспела. Потому и дружка своего любила сердцем, а не желудком. Лишь бы он был с нею. Не в добыче радость.

Дружок ее все понимал. Будь Кузя выращена матерью, не кинулась бы раньше кота на хорька, который ее успел укусить. Мать научила бы, что укусы пусть терпят коты, а рыси должны есть добычу.

От этих хитростей Кузька была далека. Она любила своего друга больше самой себя и не скрывала этого. Когда он ненадолго отлучался, чтобы пожевать кислых ягод лимонника, дающих силу всему живому, Кузя нежно звала его. Ее голос был похож на песню, и кот издалека узнавал его.

Дружной парой жили они на старой лежке, недоступной ни снегу, ни чужому глазу.

Таких пар было не так уж много. По крикам, по голосам рыси невольно знали друг о друге все.

Больше было ссорящихся, злых и голодных. У них все не ладилось. Кузя не обращала внимания на сородичей. Она любила. И в перерывах от охоты к охоте, когда сытый живот не мог вместить в себя ни капли еды, Кузя нежилась со своим дружком. Они вылизывали друг друга, метились, словно на всю жизнь решили остаться вместе. Кузя согласилась бы на это с радостью. Но ее дружок был опытнее и многое уже знал. А потому наперед ничего не загадывал.

Недавно пара рысей, та, что жила неподалеку, поссорилась. Из-за того, что кошка поймала куропатку и ничего не оставила коту. Старый облезлый кот серчал. И выгнал подругу со своей лежки. Вскоре поймал зайца. Сожрал его, пошел к другой в женихи. Но та поняла, что с этим другом ей надо до конца зимы быть, чтобы сумел он ей подарить рысенка-заморыша. А до этого не он ее, а она его кормить должна. И не приняла…

Последний снег, последняя зима у этого кота наступила. В следующую не запоет призывную песню, не станет ждать подружку. Знает — не придет. По хриплому голосу узнает, что состарился кот, не способен на радость. А потому холодными и долгими станут зимы его.

Необновленная кровь стынет быстро. Дряхлеют лапы, слепнут глаза. Одинокий и голодный, он станет есть остатки чужой добычи, стыдливо прячась за коряги, чтобы не подняли его на смех болтливые сороки.

Никто не вспомнит о нем, — ни подруги, ни дети, которых подарил тайге немало. У всех свои заботы. И заляжет старик на замшелой лежке. Замерзнет насмерть, отпугивая неподвижностью любопытных птах. А весной, по теплу, сожрут его соболи или норки. Растащут шкуру по клочкам в гнезда весенние птахи, чтоб хоть какой-то прок, какая-то память от старика жила…

Последний снег бывает самым горьким для кошек. Отвергнутые дружками и соседями, гонимые сородичами — самим добычи мало, забытые рысятами, они с завистью наблюдают за молодыми парами, которые, не зная болезней и старости, наслаждаются жизнью, любовью, тайгой.

И грызет старуха стенки дупла остатками клыком. Вымещает на дереве боль свою. По весне лишь муравьи да птицы увидят, как нестерпимо больно было уходить из жизни даже беспомощной старой рыси.

Накрепко приросла она сердцем к тайге. Любила се голоса, крики, смех и плач. Стала теплинкой ее, но время у всех ограничено даже в тайге.

Чем крепче зимой морозы в лесу, тем сильней разгорается любовь у рысей. Вот и Кузин дружок смотрел на подружку горящими глазами. И едва наступили лютые январские морозы, увел ее ночью в просторное дупло.

…Лишь через неделю угомонилась свирепая сахалинская пурга. Словно пропела всему живому свою песню.

Она принесла тайге радости и горе. Многие деревья с корнями повыворачивала, пообломала кусты, раздела догола иные муравейники и коряги. В громадных сугробах утопила березы и рябины, словно боялась, что убегут они из тайги от стужи и ветра.

Много птиц загубила эта пурга. И не будь Кузя вдвоем с дружком, как знать, что случилось бы с нею в эдакую непогодь. Пережить, переждать — нужны опыт и терпение. Все это было у Кузиного кота.

Он теперь был спокоен. У Кузи будут рысята. И ему можно бы уходить из дупла. Но подруга попалась слишком неопытная. Не понимая, что произошло, она стала прожорливой, злой. Никому проходу не давала. Размечталась оленуха, Кузя ее в минуту загрызла.

Лишь дружка своего подпустила к добыче. Остальным и нюхать не дала. От важенки три дня не уходила, пока не прикончила. Даже потроха съела.

Голод стал постоянным спутником Кузи. И чем больше становился живот, тем сильнее хотелось есть.

Ее дружок не удивлялся. Ведь Кузя носила в животе рысят. Они появятся на свет в начале весны, если ничего не помешает им родиться.

Кот помогал Кузе прокормиться, как мог. Порою сам оставался голодным. Не спал ночами, гоняясь за добычей, лишь бы принести подруге тушку белки, нутрии или ондатры. Теперь уж не до выбора, все шло в ход.

Выскочил сурок из норы, от него в ту же секунду лишь след испуга оставался на снегу.

Но то ли будет, когда в дупле появятся котята. Им потребуется еды еще больше. И тогда не только у котов, но и у кошек обвиснет шкура на боках, перестанет лосниться. Взгляд станет тяжелым, ищущим. И тогда — держись тайга!

Умолкнут в гнездах птицы, притихнет живность, — замрет, затаится. На охоту ради потомства вышли рыси…

Правда, многие коты уже оставили своих подруг. Прошла любовь. Она была взаимной. За ее плоды расплачиваться кошкам. Но они не сетовали. Не впервой им быть любимыми и оставленными. Таковы коты. Лишь от первогодок сразу не уходят…

Рыскали рыси по тайге. Им уже не до любви. Коты, голодавшие в любовную пору, тоже на охоче.

Встретится на тропе бывшая пара, кинется кот облизать на радостях недавнюю подругу, а она его — по морде когтями, за уши зубами таскает нещадно. Несчастный криком заходится, не знает, как вырваться. Зато и убегает без оглядки. Знает, за что трепку получил. Учуяла подруга по запаху, что не раз он без нее, в одиночку, поел. Не поделился. Ничего ей не оставил и не принес.

Зимою рыси появлялись даже вблизи человечьего жилья. И если на людей не нападали, то не обходили вниманием скотину. За это люди мстили рысям, ставили на них в лесу капканы, а бывало и хуже, — выходили с ружьями.

Кузя пока не видела охотников. Но в тайге никто не может зарекаться от беды. Она умеет выстрелять из ружья, защелкнуться капканом, захлестнуться ловушкой на горле, отравленным мясом застрять в желудке, да и мало ли какую рожу может состроить беда, прячущаяся в тайге?! Ее не предугадаешь, не высчитаешь.

Кузя заметила, что еще недавно блестящая се шуба полиняла. Вначале из нее выпадало по несколько шерстинок, а теперь полезла клочьями.

Дружок подсказал собирать эту шерсть в дупле на подстилку, а не оставлять ее на ветках и стволах деревьев. Кузя послушалась с неохотой. Шкура несносно чесалась. И рысь постоянно терлась о стенки дупла, которые вскоре покрылись толстым теплым слоем. Так нужным будущему потомству.

Старых рысей такому учить не надо. Они эту науку познали давно. Сквозь шерсть к рысятам не проникнет сырость и запах плесени. Не станет болеть потомство.

Чем больше шерсти, тем теплее в дупле. Шерсть не гниет. В ней тепло и легко будет потомству, которое уже беспокойно шевелится в животе, все чаще выгоняя мать на охоту.

Дружок Кузи по запахам и многим другим признакам знал, что недели через две рысята объявятся на свет.

Вот уже как ослабели морозы в тайге. Сугробы похудели. Их бока перестали быть тугими, как у рысей. Снег на них голубой и вязкий, он набивался в лапы так плотно, что выкусывать его приходилось долго.

Случалось, до крови растирал он лапы, когда погоня за добычей затягивалась. И тогда, забыв об осторожности, на запах крови выскакивала таежная мелкота — соболи и норки, кунички и горностаи. Они поедали кровь со снегом.

А вскоре в тайге появились первые проталины, куда погреться выползали мыши: их, еще не проснувшихся, продрогших, хватали друг у друга из-под носа рыси и лисы, филины и совы, а вскоре и ежи выкатились на первое солнце.

Рыси теперь уже реже опускались с деревьев, чьи почки налились вешним горьковатым соком.

Старые рыси сгрызали почки, особо березовые: они силу дают, движут кровь. Недаром и проснувшиеся муравьи к березам торопятся: облепят белый ствол, из-под коры березовый сосут сок, терпкий прохладный. Он и сон зимний снимет, и бодрость подарит.

Текут муравьи от своих куч к березам через снег и проталины. Как к жизни, к спасению своему торопятся. Мерзнут, тонут в первых лужицах. Не всем суждено доползти…

Даже тех, кто зиму пережил, слижут с белого ствола вылезшие из берлог медведи. Им после зимней спячки не выкинуть пробку, не опростаться без помощи муравьев. Весной у них запас кислоты большой, она и помогает медведю облегчиться, чтобы снова начать жить, как подобает хозяину тайги.

Кузя едва проглотила уже облинявшую куропатку и почуяла боль в боку. Принялась вылизывать. Не помогло. Боль усиливалась, росла.

Кузя в страхе кинулась к дуплу. Там друг. Он поможет. Он знает все на свете. А если и не поможет, пусть будет рядом. Ей станет легче, как только она увидит его.

Рысь вскочила в дупло. Кота нет. Одна. Боль свела лапы. Кузя свернулась в клубок. Но от этого не полегчало. Кошка впилась в дерево. В глазах рябило. Она закричала от страха громко, звала дружка. Кот слышал ее крик. Но, понимая, что помочь не сможет, не торопился.

Он знал, что многие рыси уже имеют котят. Еще неделю назад появилось в тайге первое рысиное потомство. Все рыси в первый раз кричат, пуская на свет детей. Потом привыкают. Стонут, шипят, иные молчком — терпят. И лишь первогодки кричат, как при смерти. Но от этого никто в тайге не умирал.

Кузя удивленно смотрела на мокрый темно-серый комок: первый рысенок отчаянно чихнул, содрогнувшись слабым телом. Он был похож на мокрого мышонка. Кузя хотела вылизать, согреть его, но новая боль сковала ее. Второй рысенок!

Кузя подтянула их к животу зубами. Осторожно придвинулась и сама. Там теплее. Рысята совсем беспомощны, но, копошась у брюха, почуяли соски, ухватились жадно. Это то, чего им не хватало.

Кузя притихла от радости и нежности к этим беспомощным, но самым дорогим для нее существам.

Она вылизала их от мордочек до лапок, она грела их своим дыханием, боясь пошевелиться.

Когда к вечеру в дупло просунулась морда кота, Кузя впервые зашипела на него. Она прикрыла рысят мордой и показала коту обнаженные клыки: боялась за детенышей. Ведь у рыси, что в распадке живет, когда отлучилась на охоту, кот съел рысят. И рысь кричала с горя на всю тайгу.

Дружок понял, чего боится Кузя. Не мешкая, соскочил вниз, приволок пойманную зайчиху. Просунул в дупло. Кузя мигом проглотила добычу.

Лишь через неделю показала она дружку рысят. Те уже не были похожи на мышат. Серенькая шерстка, обсохнув, распушилась, и котята уже по запаху уверенно находили мать. Глаза их еще не открылись. Но на звуки и запахи оба реагировали быстро, по-звериному.

Еще через неделю, заткнув дупло хвойной лапой, Кузя стала ходить на охоту. Мера предосторожности была нелишней. Теперь по дуплам ночами охотились совы и филины. У старой рыси они сожрали единственного котенка. Приняли за мышь, а может, за отнятое дупло отомстили.

Рысь по запаху нашла обидчика. В пух и перья разнесла его и птенцов. Всех до единого сгубила. Но что толку? Рысенка прозевала.

А ведь эта зима была последней в бабьей поре.

Кузя теперь прислушивалась к каждому голосу в тайге. Случалось, нужное для себя получала. Из чужой беды для себя урок извлекала.

Однажды и сама схватилась со старой совой. Та уже в дупло заглядывала, привлеченная голосами котят.

Кузя так накинулась, что сова от страха крикнуть не смогла. Рысь ее мясом подкормила рысят, чтобы запомнили вкус и запах врага.

За несколько дней Кузя порвала и прогнала от соседства всех ближних и дальних сов и филинов. Ради своих рысят даже птенцов не жалела. «Мышей и без них есть кому в тайге сожрать», — думала рысь, выщипывая перья у очередной жертвы.

С наступлением весны в тайге стало легче прокормиться. На болотах оседали перелетные птицы. Вили гнезда, теряли перо. Их, совсем голых, помногу ловила Кузя без особого труда.

Уток и гусей было так много, что рысь за несколько дней удачной охоты успела основательно поправиться, набраться сил.

Конечно, гусь — не филин. Его мясо хорошо ели котята. Быстрее росли, в них проснулось любопытство к окружающему.

Кузя спокойно пережила уход дружка. Тот, увидев, что Кузя неплохо управляется и рысята уже вне опасности, помочился на ель в последний раз, пометил дерево собою от врагов и соперников и ушел в глухомань до следующих холодов.

Кузя помнила его по-доброму. Ей он оставил рысят. Учил, помогал, был ласков и заботлив. А рысят теперь она и сама подрастит. Обучит тонкостям и хитростям охоты, приспособит к жизни в тайге. Котятам не будет так трудно и одиноко, как ей когда-то.

Кузя вылизывала открывшиеся глаза рысят: теперь они уже видят этот большой прекрасный мир. И Кузя боялась лишь одного, — чтобы не выпали они из дупла.

Ее выручало то, что котята любили спать. Их она загребала в облинявшую шерсть, в пух и перья птиц, которые приносила в дупло. В тепле котята не слышали, как уходила на охоту мать.

Тайга с каждым весенним днем хорошела. И хотя в чаще еще лежал снег на корягах, возле обомшелых трухлявых пней уже появились подснежники. Голубые, мохнатые, они тянулись к солнцу на тонких ножках и дрожали на холодном ветру, прижимаясь друг к дружке, как рысята.

Бойкий дятел, почуяв весну, зазвенел по стволам: выстукивая, вытряхивая из деревьев все лишнее. Эти птицы не боялись Кузи. Рыси их не трогали за великую полезность всему живому в тайге.

Черные и зеленые, с красными гребешками, они делали новые дупла, лечили старые, подновляли их. Исцеляли деревья. И первыми оповещали стуком своим о приходе тепла.

Рысей стук дятла звал к важному событию — надо выводить потомство в тайгу, учить его уму-разуму.

И хотя каждый это делал по-своему, стук дятла служил общим сигналом: не только рысь выпускает в это время своих детей в тайгу, но и соболь, и куничка.

Может, потому в эту пору, словно жалея молодых, тайга дарила потомству легкую добычу — скинувших перо куропаток, сидящих на кладках птиц. Их можно было ловить шутя — не разгоняясь, не запыхавшись. А потому охота, приносившая сытость, казалась легкой и красивой игрой.

Молодые нагоняли добычу без злобы. Сама тайга, будто заботясь обо всех разом, не дала рысятам голодной, злобной ярости, чтобы в ослеплении не губили все, что попадется на глаза.

Рысята, наевшись, носились по тайге, знакомясь с нею и резвясь, как настоящие котята. Вот только голоса у них были порезче и погрубее.

Тайга присматривалась к молодым, к их повадкам, норову, хватке. Она безошибочно определяла, какой зверь получится из котенка.

Рысята Кузи валялись в траве, хватая друг друга за хвосты и пупки. Они покрикивали, ловили своих сородичей-ровесников за уши и загривки, зовя их играть в зеленеющую тайгу, где призывно кричали кукушки, носились кедровки и кроншпили.

Рысята гонялись друг за дружкой по деревьям. Но вдруг эту веселую суматоху прервал грохот выстрела.

Тайга охнула от неожиданности. В нее пришел человек. Не с добром. Весной ружье в руке принес, как злое сердце показав всем сразу, ровно в свою избу вломился, без страха и дозволения.

«Почему он стрелял?» — перешептывалась тайга и прислушивалась к голосам и дыханиям своих обитателей.

Но все вокруг молчало настороженно, наблюдая за человеком — вечным пришельцем, чужим и ненужным тайге.

«Зачем он пришел?» — шептали таежные голоса.

Тайга никогда не прощала вторжения непрошеных гостей. Не выпускала без наказания. Она видела: человек стрелял в оленуху, пасшуюся у распадка: Рыси — хищники, но и те пожалели ее и олененка. Не тронули, даже для науки молодым не показали, как надо убивать крупную добычу.

Звери не захотели осиротить олененка. А человек не побоялся. Он бежал к распадку через бурелом. Прыгал через пни и коряги. А тайга, уже придумав злую месть, жутко ощерилась завалами.

«Беги… Своего не минуешь. Кто, не растив, пришел убить, тот из тайги не выйдет». Оленуха давно укрылась в чаще вместе с олененком. Она лишь на секунду испугалась человека. Тому предстояло страх пережить.

Чужак не знал, что о нем, далеко обогнав его, мчится дурная слава на крыльях соек и сорок, разносится с ветром от кроны к кроне, от куста к кусту.

За сотню шагов от него уже прильнула к земле трава, отвернули головы цветы, насторожили колючки шиповник и аралий. Дерут с человека одежду и кожу.

Ту пихту, что росла у самого большого муравейника, знали все и обходили стороной. Живность таежную само дерево предостерегало от беды. А человека кто предупредит? Кто пожалеет? Вот и уронила пихта свою отжившую верхушку на человечью макушку. Тот, испугавшись, чертыхнулся. Но не остановился. Пошел дальше настырно.

Рысь крикнула за его спиной. Человек плечами дрогнул. Пальнул из ружья, не целясь, пугнул зверя. Сухое дерево суком его зацепило, порвало одежду. Медянка встретилась на пути. Человек — словно ослеп на сердце.

Он шел к распадку, черному, как сердце дьявола. И все живое замерло. Оттуда даже сильные звери не всегда возвращались живыми.

Но человек шел, подныривая под ветки, согнувшись, держа ружье наготове. Для защиты иль для нападения?

Тайга ждала, не дыша.

— А-а-а-а! — разрезал тишину душераздирающий человеческий крик. Тайга вздохнула грустно: — Пусть чужая, но жизнь была. Жаль, что злою памятью помечена…»

В кромешной тьме упал человек в медвежью берлогу. Глубокую, сырую, черную. Оттуда не только ему, самому медведю сложно выбраться. Метров пять глубина берлоги. Ее много лет углубляла, расширяла и обновляла медвежья семья.

Правда, внизу, на самом дне берлоги, когда вылезал медведь, остались коряги. Но хозяину они не чинили помех. А непрошеный гость пусть не обессудит. Каждый управляет домом по своему вкусу.

Тайга поняла, где и что случилось с человеком. Минуй берлогу и продолжи путь, — дальше его ожидало бы худшее.

Пара медведей, собиравших в распадке черемшу, заторопились к берлоге, обрадовавшись везению. Эту добычу им не пришлось выслеживать, догонять, тратить силы. Она сама пришла. Медведю осталось лишь немного потрудиться, забросать жертву понадежнее, чтоб кто-то другой не сожрал, чтоб добыча, долежав до времени, взялась душком.

Медведь обошел берлогу вокруг. Заваленная с зимы деревьями, валежником, крыша берлоги была открыта с угла, откуда медведи вылезли по весне. В эту дыру и попал человек.

Послушав его стоны, принюхавшись к запаху, медведь сбросил вниз несколько коряг.

«Пусть придавят», — решил зверь.

Голос человека стих. Посидев немного около берлоги, медведь понял, что добыча не уйдет, а через тройку дней ее можно будет сожрать.

Медведь любил мясо с душком. Оно для него имело особый вкус. К тому же лежалая добыча играет в медвежьем желудке лучше любого вина. Наевшись гнилого мяса, медведь и перед медведицей не осрамится.

И хотя нынче в зверином желудке пустовато, — можно было бы и горячей добычу сожрать, — старый медведь знал свой возраст и решил подождать. Это молодые нетерпеливы. Им все сегодня нужно. Но и к ним придет зрелость.

Зверь ушел от берлоги.

Таежное веселье было оборвано. Молодняк запомнил человека по виду и запаху, по звуку выстрела. Понял, что нет для них врага страшнее.

По дуплам и лежкам разбежались звери. Теперь всяк начнет своих детей учить охоте на своем опыте, своим умишком.

Кузя учила рысят прыгать с дерева. Вдруг услышала человечьи шаги. Дети сидели в пушистых еловых лапах, и Кузя, осторожно перегнувшись, увидела своего лесника. — Тот шел, опустив голову, разглядывал под ногами каждый куст, каждую травинку, чтоб не наступить, не обидеть.

Вот он обошел муравейник, присел на трухлявый пень. Огляделся по сторонам. Проговорил тихо:

— И где его, окаянного, носит? И не слыхать его. Да еще ружье мое взял. Вот дурак-то! Кто же в вешнюю пору тайги с ружьем ходит? Чую, нарвется на беду, — старик качал головой.

Посидев немного, лесник вновь затопал по тайге заглядывая под кусты и коряги.

Кузя не спускала глаз с лесника. Она поняла, что тот пришел выручать человека.

Рысь шла по пятам. Найдет или нет? Отдаст ли медвежья семья свою добычу леснику?

Но тот даже не смотрел в сторону распадка. Он пошел к высокой пихте, потом к зарослям аралия. Гладил колючие ветки, улыбаясь. Потом долго брел вдоль болота. Он уже свернул к кривой березе, там — до черного камня рукой подать, а под ним — росомаха. Ее вся тайга боится, даже медведи. Старику перед ней не устоять. У него и ружья нет. А росомаху голыми руками не одолеть. У Кузи вон какие клыки и когти, а и то ее боится. «Порвет она его», — испугалась Кузя и, прыгнув с дерева, нагнала лесника, встала на пути.

— Кузя! — обрадовался старик.

Рысь теснила его назад, подальше от опасности.

— Что, голубушка? Деток от меня прячешь? Я им не враг. Не пугайся, — пытался обойти старик Кузю. Та зарычала на него свирепо, угрожающе.

— Ну да Бог с тобой, — так и не понял ничего лесник и побрел обратно, тихо жалуясь самому себе: — Что ж я деревенским нынче скажу? Ведь в гости пришел человек. Почему, спросят, одного отпустил?

Кузя все поняла и повела старика к берлоге. Старик не сразу понял, зачем рысь притащила его сюда, и спросил ее тихо:

— На что медведь мне? Я ж не его ищу.

В это время из берлоги послышалось:

— Акимыч! Я тут, помоги!

Лесник засуетился, подтянул сухую рябину, поваленную ветром, сунул ее в берлогу.

Кузя вернулась к рысятам, которые, облазив деревья, теперь играли на старой лежке.

Рысь знала, что упавший в берлогу остался жив. Он просто испугался, но даже сильно ушибиться не мог. Медведица все годы добавляла в берлогу охапки сухих листьев и травы. И уж если медвежья семья перезимовала без болезни, значит, в берлоге много мха и листьев. Человек не мог там разбиться. И медведь не раздавил его корягами. Человек, понятно, не ждал, когда на его голову медвежий подарок упадет. В берлоге углов много. В любой отскочи — жив будешь. Это Кузя поняла сразу. Но Кузя — рысь! Медведь до такого не додумается.

Рысь поняла, что только по сброшенным корягам человек мог выбраться из берлоги. Но он боялся медведя. Человек — не рысь. Иначе он знал бы, что медведь не сможет уйти надолго от медвежонка. Ведь своих детей медведи растят сами и никогда не доверяют их матухам.

Случись, загляни в берлогу медведица и учуяв мужика в жилье своем, никогда не отняла бы у него жизнь. Это знал всякий зверь, каждый лесник.

Вскоре Кузя увидела, как два человека, кряхтя и охая, вышли из тайги. Ни один из них не заметил Кузю, бегущую по деревьям впереди них. Чтоб путь человеческий был безопасен, бежала рысь, помня детство свое.

На лежку Кузя прибежала затемно. Рысята разорвали куропатку и, обсыпанные перьями, лежали, плотно прижавшись друг к другу. В тайге наступили черемуховые холода. Кузя слышала от старых рысей: когда возьмется цветом черемуха, жди холодную ненастную погоду. В такую пору птицы гнезд не покидают, звери из нор не вылезают.

Две недели черемуховых холодов в тайге стоит тишина.

У молодых рысей в эту пору вылезают клыки. Звери окончательно меняют зимний густой мех на летний. Меняет перо всякая птица. Прорезаются в это время клыки у медвежат.

В норах, дуплах, лежках, гнездах слышатся тихие стоны, вздохи. Не без боли проходят перемены.

И Кузины рысята лижут десны. Они чешутся, ноют. Настроение у всех в это время портится. Рысята тоже кусают Кузю — почему надолго уходила? Зачем помогла человеку и отняла добычу у медведей? Знали: сильный за счет слабого силен. Без слабого не будет радости у сильного.

Рысь, успокаивая детей, рассказала им старую сказку, которую нашептала ей старая ель, когда Кузя пришла в тайгу.

Прижав рысят к животу, согревая их своим теплом, рысь мурлыкала сказку в самые уши детей. Знала, что это успокаивает любую боль, голод. навевает сны, останавливает злобу.

Рысята всей тайги, да и не только рысята, даже птенцы любили сказки. Звери — и подавно. Кузя, вспоминая полюбившуюся ей в детстве сказку, совсем неспроста рассказала ее:

«Давным-давно это случилось у нас. Собрались звери и птицы, жуки и червяки, муравьи и комары на самой большой поляне у Лысой сопки. Приползли туда все змеи тайги. Даже лягушки и мыши прискакали на большой лесной праздник, когда солнце дольше всего стоит над тайгой.

Праздник этот длится три дня и три ночи. И никто не смеет за это время обидеть другого.

Вместе с зайчихой танцуют вокруг пенька лиса и рысь. Росомаха играет с енотом. Песец — с барсуком, горностаи с белками в догонялки играют. Даже гордые олени с медведями пляшут в хороводе. Вороны с кроншпилями лесные новости обсуждают. Даже кукушки, одиночества подружки, в эти дни забывали о печали и тоске. Соловьи им самые красивые песни пели. Малиновки и иволги подпевали им.

О! Эти дни тайга вспоминала целый год. Но все знали: едва наступит ночь третьего дня — кончится веселый праздник и все начнется сначала. Забудутся песни и смех, уйдет радость. Сильные о том не жалели. Зачем им дружба слабого? От нее большому зверю никакого тепла не прибавится. А и слабые после праздника сразу перестали верить и добро.

И после праздника заливалась тайга слезами и кровью слабых. Надоело тайге видеть, как жиреют одни и мучаются другие. Решила она проучить своих обитателей.

В обусловленное время, когда все живое слетелось, сбежалось и сползлось на поляну, тайга скрыла от глаз небо. Ни один луч света не мог проникнуть сквозь кроны деревьев, ставших одной густой шкурой над головами зверей и птиц. И цветастая поляна погрузилась во мрак ночи».

Рысята прижали уши к голове, хвосты их задрожали. Они прятались в материнскую шерсть, лезли под лапы и шею как можно глубже. А Кузя продолжала:

«В один миг исчезли краски леса, заглохли голоса, песни, смех. Даже дыхание каждого замерло. Холод и страх охватил всех. Сильные и слабые испугались одинаково. Вначале они вжались в землю. Но от нее повеяло холодом. Тогда они плотно прижались друг к другу. Стало теплее, но это тепло согрело лишь тела, но не сердца. А тепло у всего живого начинается с сердца. Но в нем застрял страх. И взмолилось все живое. И обратилось к тайге: «Не губи нас!» — просили звери и птицы. И услышала их тайга и ответила:

— Короток ваш праздник в сердце моем. Еще короче — память о нем. Не успев допеть своих песен, льете кровь друг друга на цветы и травы мои. На всех пнях и корягах злоба ваша кипит. От того жизнь ваша короче смеха и плача, что не умеете дружить, что в сердцах ваших не добро — злоба живет. За то и накажу вас вечными тьмой и холодом, какие в ваших сердцах живут. Не имеющие друзей никогда не ценят чужую жизнь. Так зачем таким тепло и солнце?

— Я никого не обижал. Почему же должен быть наказан вместе со всеми? — подал голос красавец олень.

И, услышав его, тайга ответила:

— Да, ты не обижал. Ты никого не погубил в чащах моих. Но наказан за то, что во всей тайге не сыскал ты себе друга. Никому не помог, никого не обогрел ты, рогатый гордец. А значит, в сердце твоем нет тепла.

— А я с ежами знаюсь, никого не обидела. И кедровкам помогаю. И сойкам. Никто из-за меня не плакал, почему меня наказала? — подала слабый голос белка.

— Ты, моя искорка, и впрямь самая безобидная. Но нет у тебя друзей. А без них нельзя жить никому, — ответила тайга.

— А как нам найти друзей себе? Помоги нам, тайга. Мы все хотели бы иметь друзей не только в праздник, — подали голоса звери и птицы.

— Кого бы ты хотел иметь в друзьях? — спросила тайга своего любимца — медведя.

Тот долго думал и сказал:

— Силой ты меня наделила. Да такою, что все живое мне завидует. Равного мне нет нигде. А значит, друг мой пусть будет слабым. Я — согласен. Смогу и его защитить. Натура у меня не злая. А значит, друг мой тоже веселым быть должен. Ума мне не занимать. Я многим зверям в тайге помогаю. Вот потому и прошу: дай мне в друзья самого слабого, самого веселого, самого маленького.

— Возьми в друзья бурундука! — рассмеялась тайга и сбросила на медвежье плечо рыжего бурундука.

С тех пор много лет прошло, а медведь с бурундуком крепко дружат. Свистнет в зарослях рыжий, знай, косолапый где-то рядом ходит.

Олень с ежом в приятелях стали. Вместе грибы едят. Друг другу грибные поляны показывают.

Барсук с енотом подружился. Лиса с песцом. Соболь с норкой и куницей. Ондатра с нутрией. Лиса с хорьком. Заяц с горностаем. И только мы, рыси, никак не могли присмотреть себе друзей в тайге. Никто из обитателей нам не нравился. Отказались мы от белок. Даже от росомахи. Первую за слабость не признали, вторую — за силу. Рысям хотелось иметь друзей особых. Чтоб не были они пас хуже, но и не таких, кого бы стоило опасаться. Мечталось рысям о другом. Не о таежном друге. О том, который над всей тайгою был. И попросили рыси в друзья себе саму луну…»

Рысята, заслышав такое, уши навострили, любопытные мордашки высунули из-под материнского бока.

«Тайга вначале не поверила в услышанное. А рыси ей и говорят:

— Все живое в тебе белому дню радуется. Чем больше тепла и солнца, тем больше песен и смеха в тебе звенит. А мы живем лишь ночью, днями спим. Потому пути наши во тьме луна указывает. Добычу высветит. Она нам всегда нравилась. Упроси ее в друзья нам. Мы охотиться станем только ночами, а значит, не станем трогать птиц, которые во тьме по гнездам спят.

Нахмурилась тайга недовольно. Не понравился ей рысий выбор. И сказала сердито всем котам, всем рысям, ожидающим ответа:

— Думала, что вы, как все живое, найдете для себя друзей и по плечу, и по сердцу. Но вы всеми пренебрегли. Предлагала я вам в подруги самую мудрую птицу свою — сову. Отвергнутой она оказалась. Красу и гордость мою, росомаху, не признали. Даже змеи наши нашли себе друзей. Ужей теперь признали. А вы — мое порождение — считаете себя лучше других и лишь в небе присмотрели радость свою! Так получите ее! Отныне глаза ваши во тьме станут гореть осколками ночной луны. А днем они будут желтыми, как та, которую вы избрали себе в друзья. Но в каждом глазу рысином отныне будет жить и тень вашего единственного врага — человека. Вместо зрачка постоянным страхом поселится он и в сердце, и в глазах ваших. Вот вам мое наказание за выбор ваш. Никто другой этой отметины иметь не будет. А вы вместе с искрой радости носите в себе память горя. Живите ночами. И никогда больше не появляйтесь на праздник леса. Потому что мечены вы будете и голосами, от которых, едва заслышав, все живое разбежится и попрячется. Никто не захочет дружить с вами даже ненадолго.

Сказала это тайга, и скрылись от нас все. Перестали признавать. Много лет не зовут нас на праздники. Хотя сами собираются. Но мы не можем отыскать ту поляну Забыли ее. Зато ночами, когда тьма укрывает тайгу, мы выходим на охоту и встречаемся глаза в глаза с луной. Она и вправду похожа на рысиный глаз. Она светит нам всегда — под коряги и пеньки, в распадки и в чащобы, указывая норы и дупла. Она помогает увидеть и поймать добычу. Она никогда не подводит нас, и мы не ошиблись, выбрав ее в друзья».

Кузя лизнула мордочки рысят.

— А человек? — мяукнул рысенок.

— Человек? Но он лишь тень. А раз так, чего же его бояться? Я не знаю человека, который сожрал бы рысь. А вот рыси, случалось, ели людей. Так почему вы должны бояться человека? Его надо знать. Если его не трогать, он не станет охотиться па рысей. Это я хорошо знаю.

— А тайга нас так и не простила? — высунулся рысенок из-под лапы.

— Тайга добрая. Она забыла свою обиду. И не мстит нам за прошлое. Она не прощает, если в ней загублена добрая, нужная всем жизнь. Такою считается лишь одна — человеческая. Ее, даже по голоду, не губите. Увидев это, а тайга все видит и помнит, может, простит она рысям давнюю обиду и укажет поляну, пустит нас на праздник, который и сегодня помнит всякая старая рысь.

Кузя долго вылизывала рысят. Те, увидев в темном небе луну, рассматривали и искали в ней сходство с материнскими глазами.

В эту ночь, сев спиной к луне, рысята впервые оценили ее помощь и всласть поохотились вместе с матерью на озябших от поздних заморозков птиц. Им тяжело было убегать от рысят, научившихся быстро нагонять добычу.

Кузя радовалась, глядя на подрастающих котят. Они уже не ждали, когда мать накормит их. Рысята становились самостоятельными, хитрыми и ловкими. Их уже всерьез воспринимала живность тайги.

Кузя, наблюдая за подросшими котятами, узнавала в них себя.

Рысята охотно перенимали ее умение видеть, слышать и ловить добычу. Но не обходилось и у них без неприятностей. Поколов лапы и мордашки о ежа, они все же не отступились от него и загнали в родник. Там еж развернулся, иначе не мог плыть, и рысята, улучив минуту, выхватили его из воды за пузо, отомстили за боль. От старого ворчуна оставили одни колючки. И, запомнив урок, жрали ежей, загнав их в воду.

Любили рысята гоняться за хорьками. Те нещадно огрызались, но, едва их зубы касались лап или морды, рысята нападали на хорька с двух сторон. И летели от него блестящие шерстинки во все стороны. Не успевал отмахнуться, оскалить зубы, как оставался без хвоста, лап и головы.

Рысята не ели хорьков. Пахучая железа этого зверька надолго пропитывала его мясо несносной вонью. Так что не только съесть, но и посидеть рядом с добычей было невозможно. Даже по голоду сожрать хорька нельзя. Не знали рысята, что, раздирая этого зверька, нельзя трогать пузо. Жрать надо с головы, оставляя нетронутым желудок. И тогда его мясо было ничуть не хуже, чем у всякой другой добычи. Но эту хитрость знали лишь старые, опытные рыси, наученные голодом обращению с любой добычей.

Рысята, оббегав и пометив собой тайгу вокруг лежки, стали наведываться в чужие владения, где хозяйничали, давно прижившись, другие рыси. Не зная всех законов тайги и зверей, охотились в чужих угодьях, как у себя.

Почуяв их, рыси наблюдали за молодыми котом и кошкой. Но, увидев, что они не просто резвятся, а и охотятся, рассвирепели.

Рысята не знали пока значения меток на кустах, и деревьях. Пометив свой участок, они не прогнали бы с него чужую рысь. Не знали они голода, а потому, не испугавшись, нарушили чужие владения.

Услышав голос чужой рыси, они даже не оглянулись в ее сторону. Да и некогда было. Загоняли зайчонка. Тот, глупый, скакал от пенька к коряге. Лапы не окрепли. На боках такой мягкий пушок! От него запах крови и нежного мяса… Хвост зайчонка задран вверх. Такой маленький, а уже не без хитростей — мочится на траву, кричит во все горло жалобно, испуганно. Уши на спину прижал, чтоб не смогли рысята ухватить его за них. Но рысям нужны не уши, а весь зайчонок, дрожащий от страха. Они выгнали его из-под раскорячившегося пенька. Дальше косому бежать некуда. Сейчас ему путь только на клыки, с них уже слюна каплет. Эта добыча самая вкусная. Зайчонка можно сожрать целиком, вместе с костями. Они еще слабые, ох и захрустят на зубах… Рысята гнали зайчонка под ель. Еще один прыжок остался.

И вдруг перед носом серый ком с дерева свалился. Прямо на зайчонка. Рывок, клацнули клыки, зайчишка умолк. На рысят уставились горящие злые глаза рыси, хозяйки участка.

Она выгнула спину. Шерсть на загривке встала дыбом. Рысь зарычала грозно, страшно. Медленно, крадучись подступала к рысятам. Те, запыхавшиеся от погони, еще не поняли, почему у них отняли добычу. Ведь они ее загоняли издалека. Почему эта рысь злится на них? Если голодная, пусть охотится. Разве мало в тайге жратвы бегает?

Рысенок-кот протянул лапу к зайчонку, хотел вытащить его из-под хозяйки. Та взвыла так, будто не зайчонка, а ее собрались сожрать рысята. Загородив собою добычу, кинулась на рысенка, дернула когтистой лапой по мордашке.

Другой бы, может, понял, убежал. Ведь взрослая рысь чуть не вдвое больше и в схватках поднаторела. Но рысят никто никогда не бил. А потому страха они не знали.

Почуяв боль, рысенок-кот разозлился. И без крика, без предупреждения, этому он не был обучен, бросился на рысь, вцепился в морду когтями и клыками. Второй рысенок впился в бок хозяйке, другого места ему не оставалось.

Рысь ожидала, что проучит чужаков сразу и те сбегут из ее владений навсегда. Но просчиталась.

Она свалилась на траву и, обхватив лапами рысенка, драла когтями его бока, кусала брюхо. Рысенок от боли сжался в ком. Звериное чутье подсказало — не отпускать. И выпустил когти в глаза рыси, зубами рвал жилистую шею.

Рысь каталась по траве, подминая под себя второго рысенка, раздирающего бок. Его она несколько раз зацепила задними лапами. Но не оторвала от себя.

Зубы, клыки, когти искали место послабее. Клочья шерсти, вой, крики сплелись в один клубок. Кровью вымазаны все. Накрепко вцепились друг в друга, словно срослись. Кто кого грызет, кто кричит от боли, кто кого осилит, кто выживет, за что дерутся, — летают вокруг рысей сороки.

Одна, самая крикливая, сорвалась, улетела. Протарахтела всей тайге, как двое рысят раздирают под елкой взрослую рысь.

Донеслось это и до Кузи. Испугалась за своих котят. Нет их нигде поблизости. Помчалась туда, где сорока была. Издалека услышал голос схватки. Узнала крики своих детей.

Кузя сразу поняла, что случилось. Ну что же, не впервой молодым рысям выгонять с обжитых участков прежних хозяев. Такое в тайге не внове.

Кузя увидела, как жестоко наказала рысь ее котят. И злоба толкнула на помощь рысятам. Не ждать, пока справятся сами.

Кузя не кинулась на брюхо. Она впилась в горло рыси клыками, рванула резко, сильно и почувствовала вкус крови.

Рысята все еще рвали и царапали ту, которая уже не могла защититься. Она еще видела вверху синее небо, вершину ели, мохнатой и старой, где была ее лежка, где она прожила пять лет.

Где ее рысята? Они где-то охотятся. Быть может, тоже на чужих участках. Пусть бы они выросли сильными. Ведь их теперь некому защитить…

Уходящая хозяйка смотрела на чужих рысят. Они еще хватали ее за бока. Но она уже не чувствовала боли. Жизнь всегда уходит раньше сознания. А как не хочется уходить из нее! Еще бы бегать по деревьям и хрустящему упругому снегу. Он умел впитать в себя небо и стать голубым и теплым. Она еще могла подарить тайге рысят.

Но, видно, слишком многих загубила сама, и тайга, свой участок, не помогли, не защитили. Да и ее рысята никого жалеть не станут. На то они и звери. В тайге прав тот, кто сильнее.

Рысь пыталась вдохнуть глоток воздуха. Но вдох оборвался последним стоном.

Рысята крутились возле затихшей хозяйки, вылизывая с боков ее и свою кровь. Радостно тузили мордашками мать, хвалясь своей первой серьезной победой.

Кузя вырвала из-под рыси порванного зайчонка. По запаху слюны поняла, что не рысята прикончили его. Но и хозяйка им не воспользовалась. Не успела.

Отдав котятам добычу, сама пошла посмотреть лежку недавнего врага. Быстро нашла ее по запаху. Поняла, что сюда могут вернуться рысята — молодые хозяева участка. А потому ей не стоит оставлять своих котят одних. Предстоит еще одна стычка, за владения. Как знать, может, те рысята окажутся крупнее и сильнее ее детенышей.

Кузя поскребла когтями ель, хорошенько помочилась на хвойные лапы, под ствол примостила помет, дав знать всем, что в этом месте есть и взрослая рысь. Уж она сумеет помочь своим котятам.

Между тем рысята уже доедали зайчонка. От косого остались теперь когти да зубы. А рядом соболи и куницы уже терзали мертвую рысь, прежнюю хозяйку участка.

Пока мелкота возилась с потрохами, вороны приглядывали свою добычу. Знали, что-то и им перепадет.

Кузя внимательно оглядела, обнюхала лежку. Выгребла, выдрала когтями старую листву и хвою, содрала с ели зимнюю бороду и затолкала ее в лежку. Покаталась в ней, пометила вокруг своею шерстью.

Птицы, таежная живность, почуяв новых хозяев, признали их и присмирели. Даже сороки, водившиеся здесь во множестве, умолкли. Поняли, — пометила Кузя новый участок для своих рысят.

Все живое знало, что вскоре забудет Кузя своих котят. И, встретившись нынешней зимой на заснеженных таежных тропах, уже с трудом станет припоминать полузабытый запах своих первенцев. Да и те через месяц-другой одичают, отойдут от матери. А на будущую весну станут гнать ее от своего участка, как любую другую рысь. В ней они забудут все.

Нет у рысей тоски по матери. Жизнь тайги не терпит сентиментов. И едва сгорает молоко у рыси, проходит и тревога за рысят. К счастью, они быстро взрослеют.

И кто знает, как сложится их судьба в тайге. Но дольше всех заботятся рыси о своих первенцах. Их и выкармливают дольше и учат требовательнее. О них заботятся рыси. Другие становятся привычными. И хотя дороги сердцу, но до поры.

Кузя залезла на макушку ели. Отсюда далеко видно тайгу. Ночью или днем — весь участок хорошо просматривается. Здесь голодными рысята не останутся.

Вон сколько зверья внизу. Любого на зуб взять можно. А если в силе, так и соседний участок, там одноглазая рысь живет, отнять можно. Та рысь, верно, и теперь помнит Кузю. Схватились они из-за барсука. Кузю здорово потрепала рысь за охоту в чужих угодьях. Но и Кузя в долгу не осталась. За свою боль выдрала глаз у противницы. Хотела и второй вырвать, да старый плут-кот вступился за подружку, столкнул Кузю под корягу, грозиться стал. И хотя не кусал, не пускал в ход когти, котам по отношению к кошкам такое не позволялось, за окривевшую подругу вступился надежно. Кузя кота запомнила. Не ожидала, что так внезапно в соседстве скажутся. И порадовалась, что уж теперь, вместе с рысятами, она сумеет отплатить за давнюю обиду. Ведь рысят у Кузи двое. Скоро им этот участок мал покажется. А значит, новый уже сегодня занять надо, пока не осели там сильные рыси.

Но что это? Раздался сдавленный крик.

Там, далеко внизу, под елью, ее рысята встретились с молодыми хозяевами участка. Все взъерошенные. Четыре серых комка. А сколько злобы, лютой ненависти в них кипит!

Рысята выли, угрожая пришлым разнести их по шерстинке. Нет, не за разорванную мать. За занятую лежку. За участок, на который чужаки осмелились ступить.

Рысята заходили друг возле друга, грозно крича, сверкая глазами, тряся хвостами. Они уже было начали цеплять друг друга когтистыми лапами. Но Кузя не выдержала. Прыгнула вниз и рыкнула грозно, страшно в мордашки бывших хозяев.

Те припали к земле. И, скоро сообразив, бросились наутек в чащу. С рысятами они еще могли бы свести счеты, помериться силами. И как знать, кто бы остался на участке хозяйничать. Но Кузи они испугались. Эта могла здорово их потрепать.

Рысята бывшей хозяйки были трусливы, потому что их отцом был слабый старый кот.

Этого не знали и не поняли котята Кузи. Но ее, уже взрослую рысь, невозможно было провести. По меткам вокруг участка узнала Кузя, что дружок хозяйки не так уж часто ел мясо. Потому помет, каким он метил участок, пах падалью и имел не белый, а черный цвет. Эти метки не внушали страха таежной мелкоте, а соседям — уважение. Этот помет быстро смывало дождями.

Кузя нашла его остатки в лежке, укрытой от дождей, и фыркнула. Эту метку кот оставил, покидая подружку. Обычно рыси знают, что запах помета — для врагов дело не последнее. Если в нем запах травы и падали, этот помет стоит засыпать, загрести поглубже. Иначе пронюхают соседи, что рысь не ест мяса, — значит, ослабла, можно прогнать ее с участка либо спокойно охотиться в ее угодьях. У хозяйки нет сил прогнать, проучить, защитить свой участок. У собратьев на это нюх острый.

А коли видят метки белые, крепкие, частые, за версту обойдут эти угодья. Знают, сдерет с них хозяин шкуру и из родной лежки прогонит с позором.

Эти тонкости Кузя знала. Известно ей было и то, что участок своих котят она должна пометить целиком. Иначе взрослые соседи покоя не дадут рысятам, почуяв запах молодой шерсти, попытаются не раз отнять лежку, станут гонять добычу на участке рысят. И Кузя рвала тонкую бересту на березах, драла стволы рябин и елей. Чем больше меток, тем сильнее хозяин, это знала даже мелкота.

Кузя учила рысят делать метки не с северной, замшелой стороны деревьев, где плесень и частые дожди смывают следы когтей, а с сухой. Там же следует и помет оставлять. Показывала, что мочиться надо не где приспичит, а на основание крепкой ветки или лапы, где сырость не достанет. Слюну — на сухой стороне ствола, там же следы клыков, которые надо оставлять только после сытной, мясной добычи. Это отпугнет врага, прочистит и заточит клыки.

Учила Кузя рысят оставлять сытые метки клыков на хвойной смоле. В ней живые запахи дольше всего держатся. А смола, попавшая на десна, отменно чистит их от дурных запахов и боли. А боль случается у рысей. И зубная. Как у всего живого. Особо когда попадет в добычу больной зверь. Проколет или обдерет его кость десну рыси, — та потом долго мается. Жрать не может, покуда смолу не найдет. Да и та не вмиг лечит.

Рысята брали смолу на зуб. Не нравилось. Нет в ней тепла, нет вкуса крови. Но Кузя рычала. Запихнуть бы ее незаметно за щеку, да мать заставляла грызть. Смола, мол, и требуху прочистит. Пока не стали взрослыми, приходилось слушаться. Иначе мать ворчала.

Правда, рысята уже видели, что других даже кусают, бьют за непослушание. Их мать жалела.

Вот и теперь подвела к кусту и показала, как на муравейнике звери лечатся. Олень голову в него опустил. Рысята подумали, что рогатый решил козявок сожрать. А он дал им свои глаза подлечить, почистить кислотой муравьиной, которая, едва попав в глаза, сначала обжигает их, но стоит потерпеть, и снимут муравьи с оленьих глаз старую отжившую пленку. Из-под нее на свет появятся омолодившиеся, блестящие, как родники, оленьи глаза. Теперь они долго болеть не будут. А уж как видеть станут, все звери позавидуют.

Рысята не приметили, но Кузя увидела, что не только глаза пришел лечить олень. Вот он припал на колени. И муравьи облепили рогатого толстым слоем. Порезы от веток, оставленные на боках, лечат, даже ноги оленя омолаживают. Набились в пах. И там им дело нашлось. Рысята дрожали от нетерпения. Втроем легко одолеть оленя. Но мать не пускала. Этому рогатому еще далеко до последнего снега. Он еще порадует тайгу оленятами. Он не стар. Муравьи не станут тратить силы зря па того, кому мало жить осталось. Этот еще должен бегать.

А вон рядом с рогатым сойка примостилась на муравьиной куче. Вся раскорячилась. Тоже лечиться вздумала. Только от чего? Вон как крылья подняла. За целый год под крыльями птицы шишки появились, — летала много. Вот их и лечили муравьи.

Рысята удивленно смотрели на мать, решившую осторожно увести котят, чтоб не спугнуть, не помешать оленю и сойке.

Лишь когда семья удалилась, Кузя объяснила, что и рыси не брезгуют муравьями. Лечат у них следы драк, даже самых жестоких.

— Мураши, случалось, от верной смерти наших собратьев спасали. Бывало, соседи подерут рысь так, что у нее шерсть только на хвосте оставалась. Та — к муравьям ползет. Козявки ее за неделю и выходят. А через месяц у нее новая шерсть появится. Красивее и гуще прежней. Конечно, больное это лечение. Но сдыхать тоже нелегко. За жизнь в тайге — терпеть надо, если сил маловато. Помните. И никогда не охотьтесь на тех, кого муравьи вылечили. Нам этих козявок сама тайга подарила. И слабым и сильным, — учила Кузя, вспоминая услышанное от своего дружка.

Рысята с любопытством оглядывали свои новые владения. Их участок оказался больше и богаче прежнего.

Котята точили когти на старом пеньке. Им нравилось видеть, как из-под лап летела труха. Но подоспевшая Кузя отогнала детей. Рыси не должны оставлять свои следы на гнилье. Это все равно что расписаться в болезнях или глупости.

Котята отскочили от пенька, услышав такое. Подошли к цветущему кусту кишмиша, хотели помочиться, Кузя опять не разрешила:

— Кишмиш сладкие ягоды даст в конце осени, медвежье это лакомство. Никто другой в тайге ее не ест. Вы что же, косолапого пугать вздумали? Нельзя медведя дразнить. Ни на малине, ни на кишмише своих следов не оставляйте. Для меток много деревьев в тайге растет.

Но и деревья на участке рысят были разные, каждое со своим секретом и смыслом. Вскоре рысята узнали, что первейшее дерево для рысей в тайге — ель. Она — дом и лекарь, она — укрытие. С нее можно все увидеть и с нее же охотиться.

А вот рябина — хрупкая, подвести может. Под лапой обломится, врагу выдаст. Она живого в кроне не терпит. Шумит, стонет на всю тайгу. Так что каждый муравей, не то что заяц, будет знать, где рысь прячется.

Зато именно по рябине знает живое, что ждет их впереди. Зарделась, оделась рябина в багрец среди осени, знай — зима наступит ранняя и суровая.

Узнали котята и о березе: много сока у нее весной — значит, орехов, грибов и ягод будет — усыпано. Не нужны они рысям, зато зверья в них сбежится полно, а это — добыча. Сытным будет год.

Поведала Кузя рысятам и о стланике.

— Этот стелящийся горбун в тайге тоже не без пользы живет. Помимо орехов, какие мелкота любит, дает укрытие зайцам. Эти ушастые под стлаником норы роют. Под ним тепло. Земля не промерзает. И у тех косых, кто там живет, много зайчат родится. А они — паша добыча. Там же и барсуки, и ежи соседствуют. Знает о том наш извечный враг — лиса. Эта тоже любит зайчатину. Но под стлаником редко норы роет. Больше в зарослях маховки, чертополоха, под пнями и корягами.

Узнали рысята и о боярышнике — колючем, неприглядном дереве, у которого и на стволе, и на ветках шипы росли.

У этого по осени ягоды созревают. Черные, сладковато терпкие, с косточками. И хотя рыси их не ели, таежная живность пользовалась при расстройствах желудков. От медведя до сойки это дерево все уважали. От обжорства под ним лечились. Особо ягоды боярки уважали старые олени, кому в тайге предстояла последняя зима. Вот тут без промаха можно охотиться рысям. Такой олень тайге обуза. Далеко не убежит, силенок маловато. А тайге старик зачем? Ему и самому жизнь не в радость.

Но больше всего рассказывала Кузя рысятам о росомахе.

— С виду безобидная. Красивый зверь. Но тот, кто захочет с нею познакомиться или подружиться, живым не уйдет. Коварна и хитра. Сильней всякой рыси. Ее все в тайге боятся. Нет у нее друзей, нет и врагов. Она сильнее дружбы, выше вражды.

Но и росомахе известен страх. Но не обитателей, а самой тайги боялась росомаха. Старая, как Черная гора, знавала и видела она в тайге много. Больше всего боялась пожара. Из-за него, покинув прежнее жилье, прибежала росомаха сюда. Много лет прошло. Но беда помнилась.

Боялась она весенних паводков. От них много натерпелась. Но больше всего опасалась таежной чумы. О ней слышала от птиц и зверей. Знала, сколько жизней унесла она из тайги, сколько зверей и птиц погубила она. И хотя сама не испытала ее на себе, страх перед болезнью жил в росомахе крепко. Ведь у нее тоже были дети…

Но ни Кузя, ни рысята не знали тогда таких подробностей о той, которую считали наказанием тайги.

Рысята пока впитывали в себя то, чему учила их мать. А у нее самой опыта было пока немного. И все ж…

— Никогда не селитесь на деревьях близ воды. Реки по весне из берегов выходят. Затапливают тайгу. А у вас в это время рысята будут. Их кормить надо. А где добычу возьмешь, если вся тайга под водой? Голодать придется самим и детям. Далеко от талой воды убегает живое. За каждым мышонком далеко бегать придется. Потому живите в глуши. Там родники есть. К ним один раз в два дня сбегать можно. Чаще ни одна рысь не пьет, даже по большой сытости. Помните это, учила Кузя.

Тайга… Она была домом всему живому. Но не всегда здесь было спокойно.

Вот и в эту весну талая вода с реки залила норы барсуков и лис, зайцев и ежей. Мыши и хорьки — мокрые и грязные, с визгом, взахлеб выскакивали из залитых нор. Вода нагрянула ночью. Не всем удалось спасти детей. Вон и росомаха тащит в зубах своего голыша, так похожего на черного крысенка. Шерсти нет. Пищит росомашка в материнских зубах. Спасаются от припоздалого половодья. Где теперь искать приют, где обсохнуть, перевести дух?

Не ожидало таежное зверье такого паводка. Надеялось, что в этот раз он пройдет спокойно. Да солнце подвело: накалило головы сопок, растопило-распустило снег быстро. И хлынули вешние воды по распадкам, влились в реку, взбаламутили, поломали лед за ночь, подняли воду. И понесла она льдины и тающий снег на головы таежных обитателей.

Вон заяц на пеньке сидит. Круглыми, испуганными глазами на окружившую его воду таращится. Где тайга, нора, где маленькая, уютная поляна, где зайчата? Нет ничего. Лишь мутная, грязная вода бурлит вокруг.

Все отнято. Кричит косой от ужаса. Не жизнь, смерть зовет у всех на виду. Но как его достать даже самой голодной лисе иль рыси, если вокруг зайца бурлят талые воды? И хотя голод припекает — жизнь дороже.

Теперь кричи не кричи — ни сожрать, ни спасти некому.

Росомаха много сильнее, а и та с половодьем еле справляется. Фыркает, гребет к коряге, дитя над водой держит в зубах. Но тут льдина навстречу надвигается. Секунда — и накроет обоих. Какое счастье, что медведь рядом оказался! Выгреб из воды прямо на корягу.

Едва росомаха за нее зацепилась и выпустила на сухое дитя из зубов, медведь бегом в тайгу. Знает, как умеет росомаха отблагодарить за спасение. Распорет брюхо до самой шеи. Не только спасена, а и сыта останется. Такое не раз случалось.

И бежит медведь без оглядки. Уносит голову, жизнь.

Мог же не заметить, не помочь. Да нельзя. Росомаха тайге нужна. Вон сколько раз сам медведь доедал остатки ее добычи. Сытая росомаха никого не трогала. Делилась жратвой спокойно, не оглядывалась, не отгоняла. А медведь стар. Самому уже трудно прокормиться.

А росомаха отряхивается от воды. Вот ухватила росомашку и понеслась с нею в глубь тайги. Теперь самое время выгнать лису из теплой норы. Расширить, углубить ее. И перевести дух на новом месте.

И лишь толстые старые ежи, в отличие от молодых, заблаговременно ушли в чащу. Кто-кто, а они заранее узнали о половодье. В норах еще с вечера земля отсырела. Холодно стало, неуютно. Ежей учить не надо, с чего такое случается. Вмиг поняли. Раз сыро в норе — затопит ее вода к утру Беги подальше от опасности. К молодым этот опыт приходит поздно.

Медянки и ужи, кто не успел уползти, уже деревья обвили. Выше забрались. Теперь ждать придется, пока спадет вода.

На что любит воду ондатра, а и той паводок не по нутру. Добралась до первого бревна — вскарабкалась. Брюшко выпачканное вылизывает. Зачем силы зря тратить и барахтаться в холодной мутной воде? Ведь можно на бревне плыть. Его все равно прибьет к берегу. А уж где бревно ляжет — дальше паводок не пойдет. Можно слезать и обосновываться до следующей весны. Это всему зверью издавна известно.

Из дупла сосны белка-лятяга мордашку выставила. Щелкает со страха, родной тайги не узнает. Хорошо, что припасы еды имеются, иначе туго бы пришлось. Теперь за бельчатами глаз да глаз нужен. Иначе сорвется какой с дерена пода унесет.

Сова из дупла на воду невидящими глазами уставилась. Зато по слуху знает, что случилось. Ей такой паводок в радость. Мышей догонять не надо. Выскакивают из воды, успевай пожирать. А сколько теперь всякого зверья без жилья осталось! Им — горе, сове — радость. От сытости пузо трещать будет.

А вон олень залитую поляну переходит. На спине двух бурундуков перевозит. Не спросили рогатого. Вскочили на спину, когда тот мимо коряги проходил, где жили рыжие. Корягу уже всю залило водой, последний сук из воды торчал. Если бы не рогатый, унесло бы паводком бурундуков. А тут повезло.

Знали рыжие, что олень не сбросит их рогами, пожалеет. Не остановится в воде, обязательно выйдет на сухое, где есть его корм — мох. Там бурундуки и спрыгнут. Им в тайге обживаться не надо. Каждое дерево — дом.

Стонет куропатка на березе: гнездо вместе с кладкой залило. Правда, у других и того хуже — птенцов унесла вода…

А там, над распадком, лиса на воду со злости тявкает. Не может в свою нору к лисятам вернуться. Как они там одни будут? Малые еще. Обидеть их любой может. Да и затеряются в тайге. Попробуй собери их потом.

Кто-то спасается, другой — слезы льет, и только сойкам все нипочем. У них любовная пора наступила. Ее никакой паводок не прервет. Самцы трещат на всю тайгу. От дерева к дереву носятся. Нарядными хвостами друг перед дружкой хвалятся. Да и как не щегольнуть черными, белыми, зелеными перьями в хвосте и на крыльях, отливающих перламутром!

Подружки-сойки поскромнее. Но тоже хороши. Серые перышки словно подрумянены. Глаза блестят, как ягоды черемухи.

Скрипят сойки, на всю тайгу галдят. Свадьбы скоро…

Ну и что, если старой стала и в хвосте два пера торчат? За сплетни остальные повыдергали. Зато крылья целы. Поднимают вон как высоко. И лапы красный цвет не потеряли, не почернели. А значит, не ушло ее время. Есть и ее сучок на свадьбе. И прогнать с него никто не имеет права. Пока сойка летает и горланит — она птица. И на возраст ей никто указать не может.

Лежит зайчиха. От тепла и покоя в головенку всякие мысли лезут. Молодость вспоминается. У нее в тайге немного ровесников, кто до такого же почтенного возраста дожил.

Зайчиха смотрит на резвящихся зайчат. К ним уже пришла весна. Разбудила. Уродись заморышами, не было бы жира на пузах, не играли бы. А теперь вот — нюхаются. Значит, отделятся скоро. Отобьются в свои семьи. Что же, ко всем приходит первый и последний снег. Пусть живут долго.

Ей самой уже не до весны. Зайца Кузя сожрала. Пришлось самой зайчат растить.

Зайчиха зло тряхнула ушами. Рыси котов меняют чаще, чем зайцы шубку. А вот у зайчихи — один заяц на всю жизнь. Не станет его, второго не заведет. Не будет дарить тайге зайчат. Это зайцы-мужики могут по нескольку зайчих за жизнь пережить, если повезет. Случалось, в иные годы в тайге зайчих-первогодков было больше зайцев. И тогда хоть за уши держи, — все равно на сторону убежит. Потому любых зайчат из беды иль от голода спасали зайчихи. Как знать, а может, родным доводится.

Редко кому из зайчих повезло дожить до старости. Не хватало ума, опыта и сил. Некому было подсказать, научить. И зайчиха неспроста гордилась собой.

Дятлы тоже дупла подновляют, поглядывают на подружек, которые сидят на ветках пониже. Ждут, когда в готовое жилье пригласят, позовут. И, станцевав перед нею короткий брачный танец, поклонится ей дятел, склонив перед подругой зеленую голову с красными гребешками.

Не один на один, так подружка не согласится, перед всею тайгой своею ее назови. Вот тогда дупло станет семейным. Уютным и обогретым.

Весна… Бурундуки, едва соскочив со спины оленя, еще не обсохнув, не почистив кафтаны, разыгрались. У них от слез к смеху путь короткий. Вон как хвосты торчат, — вешние силы и у них кровь по жилам гонят.

Енот опавшие за зиму бока от грязи отмыл. Теперь уже не смотрится увальнем. Пушистый хвост языком и лапами расчесал. Поглядел на себя в воду. Брюхо почистил и тоже в женихи подался. Пусть и не громкое звание у него, но тоже жизнь.

А за кривой березой барсук себе подружку присмотрел. Круги вокруг нее пишет. Та — морду отвернула, вроде не видит ухаживаний, не замечает барсука, но это только для виду. Через мгновенье уже нюхаются. Вместе по кочкам вокруг деревьев забегали.

Весна разбудила живность.

Сороки и те раскричались. Тонкие хвосты-шила вертят друг перед другом. Скоро время кладки. Значит, пора и в пары сбиваться.

Кузя водила рысят по участку. Котята обнюхивали каждое дерево и куст. Они все кем-то помечены.

Принюхиваясь к следам, рысята запоминали, кто где живет на их участке.

Кузя показала им норы. Не велела мочиться рядом с ними, чтоб не распугать, не разогнать зверье.

По весне взрослые рыси едят мало. Молодые побеги трав душицы и пастушьей сумки жуют, чтобы дать отдых желудку Ночную красавку и папоротник, — чтобы моча появлялась, когда нужно метить участок. Кору пихты и вербы, — чтобы шерсть не засаливалась, но и не промокала под дождем, тысячелистник и зверобой, — чтобы лапы были крепкими и сильными, а спина — гибкой.

Рыси во все времена года воду пили редко и помалу. Им хватало крови добычи. Влагу могли взять с листьев и травы. Роса ведь чище любого родника. А избыток воды замедлял бег, срывал прыжки, разбивал пузо. Потому рыси без воды могли обходиться дольше всех таежных обитателей.

Рысята учились этим тонкостям, с помощью Кузи открывали для себя тайгу.

Узнали рысята, что все живое в тайге не делает ни одного неосмысленного шага.

Вот старый барсук у норы помочился. Хозяйку в дом приглашает. А вот здесь заяц на корягу побрызгал — знак зайчишкам дал, чтоб не заблудились, — нора рядом.

Здесь хорек свой участок мстил, друг их отпугивал: на самом видном пеньке оставил. Чтоб все знали, — хозяин в силе, может за бок хватить, коли кто вздумает куропатку с его участка спереть.

Полоскун и тот свои угодья мочой облил щедро. Осоку постриг с краев. Другой енот ее уже жрать не станет. Чужая слюна горше мочи.

А вот тут уже следы другой рыси. Чужие владения. Ну-ка, кто она, эта новая соседка? Принюхаться не мешает.

Рысята шарили носами под деревьями, фыркали, чихали. Рысь эта явно не первогодка. Моча у нее едкая, след от когтей глубокий. Значит, сил много. Не молода и не стара. С такою связываться опасно.

Кузя нюхала следы давней противницы иначе.

Вот здесь она залезла в гнездо к кроншпилю. Но тот, терять уже больше было нечего, в голову долбанул длинным острым клювом; рысь пыталась отмахнуться, но не удержалась, сорвалась с ветки и упала на беременную медянку, та укусила, но рысь осталась жива. Значит, в лапу укусила. Вот здесь рысь выкусывала яд.

А вот тут хотела мышковать, но кто-то помешал, отвлек. На дерево взобралась. Может, испугалась кого? Долго сидела на пихте, даже шерсть в сучьях осталась.

Кузя шла дальше по веткам; и вдруг ей стало не по себе. Почувствовала, что за нею следят. Она огляделась и приметила в развилке березы хозяйку участка. Та уже приготовилась к драке. Глаза зеленей травы горели.

Кузя коротко вскрикнула, подав знак рысятам, чтоб поспешили к ней, и перескочила на березу.

Ждать, когда соседка нападет или прогонит ее с участка, Кузя не могла. Конечно, драки можно было избежать, задери Кузька хвост и сделай вид, что не приметила хозяйку, сама ушла с участка. Но рысь на это не пошла.

Кузя знала, что соседка всю зиму кормилась сама и приносила добычу старому коту. А значит, сытой бывала редко и сил у нее совсем немного.

Кузя попыталась выбить соседку из развилки. Но та это предусмотрела и встретила Кузю клыками. Вцепилась в горло. Кузя, падая, утащила ее за собой. На лету вцепилась противнице в ухо. Та, упав на мох, вывернулась и сбила Кузю. Отлетев к стволу березы, Кузя ударилась спиной, но тут же напружинилась, собралась в комок и в прыжке вцепилась в бок обидчице. Рванула. Но та повалилась на траву, подмяла Кузю под себя, впилась клыками в лапу. Кузя взвыла, дернулась, вырвалась и подмяла противницу. Здесь подоспели рысята. Поняв, что от семьи ей не отбиться, хозяйка попыталась сбежать. Но Кузя нагнала, вскочила на спину и, впившись когтями в бока, рвала. Рысята драли уши, лапы, хвост.

Хозяйка отбивалась изо всех сил. Старалась уберечь живот. Он у всех рысей — самое уязвимое и слабое место.

Кузя тоже знала об этом. И, хватив по глазу ненавистную соплеменницу, вынудила ее повернуться на бок. Но та успела разорвать бок рысенку. Второй яростно вцепился соседке в брюхо, прокусил его и вырвал клок кожи. Она взвыла, попыталась сбросить с себя незваных гостей, убежать, но вывалившиеся кишки помешали, спутали. Увидев их, недавняя хозяйка участка закричала испуганно, попыталась ползти.

Кузя знала — недобитый враг хуже нетронутого. Уползет рысь в кусты и, как знать, может, травой выходится. В тайге и такое случалось. Но уж тогда не выжить ее рысятам. Всю оставшуюся жизнь мстить им будет.

Кузя нагнала уползающую: ведь лучший враг — это мертвый враг…

Обмочив голову недавней соседки, расписавшись в победе, Кузя спешно зализывала бок рысенка. Тот вздыхал, стонал, жаловался на боль. Кузя подтащила к нему второго рысенка, заставила помочиться на рану. Еще одно, необходимое, узнали рысята. К утру котенок, уже в новой лежке, начал вставать. На третий день, съев зайчонка, принесенного Кузей, вылизал затянувшийся порыв и залез на дерево.

Кузя понимала, что через пару недель рысята могут прогнать ее со своих участков и решила не дожидаться такого расставания, а уйти самой. Рысята поняли ее. Обрадовались. Взрослеть и крепнуть рысь должна самостоятельно. Ибо нет в тайге понятия маленькой и большой рыси. Есть зверь. Сильный или слабый, опытный или глупый, — это покажет дальнейшая его судьба.

Кузя сидела на границе участка второго рысенка. Здесь она оставляет нового молодого хозяина. Вон как основательно, совсем по-взрослому, метил он границы своего владения. Не торопился.

Знает, первые его метки увидит и запомнит вся живность угодий. По ним о новом хозяине мнение сложится. «А значит, нужно сразу себя проявить», — старался рысенок.

Увидев мать, сидящую поодаль, понял. Примчался к ней еще ее котенком. Лизнул в морду, прижался теплым боком. Потерся о плечо. Кузя лизнула его милую пушистую мордашку. Посидела с ним тихо рядом, чтобы запомнить тепло первенца-котенка.

Она первой решила ускорить разлуку. За спиной уже торопила еще одна молодая хозяйка соседнего владения.

Кузя, напоследок, лизнув котенка, в несколько прыжков вскинулась на дерево и вскоре исчезла вместе с последним рысенком.

Расставание с ним было грустным и недолгим. Того требовала сама тайга. Не могла Кузя долго отсутствовать в своих угодьях. Иначе дом займут другие. Попробуй потом выгнать их.

Кузя бежала знакомыми путями. Скакала по вершинам, развилкам, веткам и лапам. Уже одна. Вроде совсем немного времени прошло, а как заметно изменился ее участок! Наливаются соком ветки и почки деревьев, готовые к жизни, — они проснулись от зимних холодов. А вот ива не сегодня завтра распустит почки. Похорошела, принарядилась тайга.

Кузя спешила. Скорее в лежку, за прошедшие дни она получила много укусов в драках. Они еще не зажили. И болели.

Но что это? Чужой запах на ее участке. Кто посмел? Кузя принюхалась. Запах кота. Ну, этого она быстро выкинет из своих владений.

Рысь подскочила на ель, где в густых лапах пряталась лежка. Ее дом. Но он занят. Вытянувшись во всю длину, там лежал большой кот. Кузя крикнула. Пришелец не пошевелился. Рысь вскрикнула громче, грозно. Кот и ушами не повел.

Кузя потянула носом. Стала осторожно спускаться вниз.

Друг на друга рыси нападают часто. По не па спящих. Противника встречают стоя на лапах. Но коты и кошки никогда в своих отношениях не доходили до свирепых драк. Могут, порычав, разбежаться. Случается, кошка прогонит кота, когда уже имеет дружка либо беременна. Потому и Кузя хотела просто согнать кота со своей лежки, а тот, поняв, что хозяйка вернулась, уйдет сам и займет свободный участок. Тайга большая, сыщет себе приют.

Кузя подскочила к незваному гостю вплотную. Зашипела: мол, до зимы далеко, чего пришел? Убирайся отсюда.

Но кот даже не дрогнул. Кузя задела его лапой но хвосту, самому чувствительному месту у рысей. Тот не пошевелился. Кузя подошла к морде.

Глаза кота были открыты. Он виновато смотрел на хозяйку. С трудом открыл пасть, пожаловался на боль. И только тут рысь поняла, что кот умирает. Но отчего? Ведь не старый. Ему пошел четвертый год. Сильные лапы, грудь. Ни одной царапины на боках и спине. Но из пасти его уже идет гнилостный запах холодеющей крови.

Не обидно умереть на охоте или в драке. Эта смерть звериная. Самая что ни на есть — рысья. Здесь же… В лежке, по весне, даже не от холода или голода. Не соперник в свадебное время порвал.

Кот пытался поднять голову. Из пасти зловонная слюна текла. Лапы кота вдруг задергались, глаза округлились. Он закричал хрипло, проклиная тайгу за легкую добычу, подаренную три дня назад. Позарился кот на куропаточий выводок. Много их в эту весну развелось. Эти — почему-то улететь не могли. Пятерых всех съел. Решил отдохнуть в лежке. Тут его и прихватила боль. Почти сразу. Опомниться не дала. Сытостью насладиться. Встать уже не смог…

Кота рвало черным мясом последней добычи. Кузя отскочила подальше от запаха. Куропатки были больны чумой. Теперь она пойдет гулять по тайге. Никого не пощадит, не пожалеет.

Кузя смотрела со страхом на умирающего кота. Красивый зверь. Но даже его беда настигла. А может, он уже не первый?

Вспомнились рысята. Их совсем недавно оставила хозяйничать. Нет у них опыта. А что, если и они… Ведь тоже любят куропаток. Да разве только птицы опасны? Сожрет лиса легкую добычу, соболи и куницы не упустят лакомства, так и начнут дохнуть. От них — другие. И почему беда пришла именно сюда? Хотя, как знать, откуда появилась.

Рысь поняла, что лежку эту ей придется оставить и уйти с участка. Но болезнь пойдет дальше.

Кузя смотрела на кота. Он мертв. В лапе застряло перо куропатки. Кому-то в зиму дружком был, рысята имеются. Теперь какая-то в зиму одна останется. Без любви, без котят. Ну почему не старый кот сдох! Его бы и не жаль было. Хотя тоже сородич. За долгую жизнь своею смертью должен сдохнуть, в рысьей жизни радости не длинней куцего хвоста.

Тайга расцветала. А кому она теперь будет в радость? Как оборвать эту чуму? И Кузя все дальше удалялась от своих владений. Нет ей места в них, нет у нее ни лежки, ни дома. Нет тайги. Но где же жить теперь?

Она и сама не знала, как оказалась у зимовья. Лесник собирался уходить. За плечами ружье. Кузя вскрикнула. Лесник увидел ее. Позвал к себе. Говорил ласковые слова, присев с нею на крыльце. Рысь беспокойно смотрела в лес. Кричала. Звала лесника в тайгу. Тот долго не понимал. Приглашал ее в дом. Кузя крутилась на крыльце, но в зимовье не заходила, Она жаловалась старику на беду в тайге, но тот не понимал. А рыси так хотелось поделиться с ним горем, и теперь Кузя досадовала: ну почему она понимала старика, а он ее — нет! Ведь не должно быть так. Живое должно понимать друг друга. Если не по голосам, то по глазам, сердцем чувствовать, что сказал другой. Ведь сердце у всего живого имеется. Это она, как рысь, хорошо знала.

Но почему старик считает, что она пришла к нему за жратвой? У лесника у самого в доме давно нет мяса. Вон какие постные помои вылила девчонка.

Кузя отскочила, мяукнула, заманивая своего лесника в тайгу. Тот подошел к ней, она опять отскочила, подождала его, снова сделала прыжок и опять ждала.

Лесник понял. Крикнул девчонке, что пошел в обход своего участка, и побрел в тайгу вслед за Кузей.

Кузя злилась, что лесник идет не так быстро, как ей того хотелось. Чтобы он не сбился, не свернул куда не надо, она звала его с вершин деревьев, указывала путь.

Приведя его к своей лежке, Кузя указала на дохлого кота. Лесник перевернул его и, всплеснув руками, вскрикнул:

— Батюшки, чума завелась!

Вскоре он сжег мертвого кота на костерке. Выгреб листья, мох с лежки, — бросил в огонь. Горящей головешкой обжег лежку и с тревогой оглядел тайгу.

Кузька ты моя! Беда пришла в лес. Черная беда. Надо людей сюда звать, пока не поздно. Иначе вымрут все. Ни одной живой души не останется, — сокрушался лесник.

Кузя повела его на участки рысят. Ведь человек сможет помочь, уберечь ее котят. Ведь не зря живет он тенью в рысьих глазах.

Старик шел за Кузей, не понимая, что еще хочет показать ему рысь в тайге.

Кузя обнюхала участок своего рысенка. Позвала. Голос услышан. И молодая хозяйка примчалась к матери со всех ног. Соскучилась. Но, завидев человека с ружьем, остановилась недоверчиво, настороженно.

Кузя успокоила. Позвала ласково.

— Что ж ты, Кузька, дите так рано отделила? Его тебе еще уму-разуму учить надо, а ты покинула. Покуда снег не ляжет, должна была при себе держать. Там она и ушла бы с другом. Семейной бы сделалась. А ты ее, вовсе малышку, на тайгу одинешенькой оставила. А зачем так? Не совестно тебе?

И тут же, вспомнив свою вину перед Кузей, что лишил ее матери в раннем возрасте, умолк.

Взрастить лесник сумел. По научить зверя не дано человеку. Вот и поступила рысь с котятами так, как самой довелось. Другого — не знала.

— Прости меня, дурака. Виноват я. Думал, научат тебя в тайге звери. А и ты, приглядевшись к сородичам, не оступишься, ан вот как стряслось. Когда ты сама в тайгу ушла, звали мы тебя с внучкой. Искали. Но не нашли. Выходит, горе посеяли.

Кузя вылизывала рысенка. Старательно. Во всей красе показала дитя старику. Тот хвалил котенка и тут же сокрушался:

— В эту пору она могла бы лишь играть с тобой. Но и обидеть уже может. Вон зубешки у ней какие острые. Иные матери на пару днем уже оставляют рысят одних. Приучают к взрослости. Но от своих лежек не гонят. Сами себе находят новые места. Ты ж — согнала. Не стоило торопиться. А может, она тебя уже обижала? Росточком уже не мала. Видать, хорошо кормила. А почему у тебя одно дитя? Иль кот старый попался? — спрашивал дед.

И, словно услышав вопрос человека, из кроны сосны мяукнул второй котенок. Он издалека услыхал голос матери. Кузя поспешила к нему навстречу. Обнюхала, облизала.

— И его отделила? — качал головой лесник, глядя на Кузю с укоризной. — Кто ж их к тайге приучит, горемычных, что ж не пожалела малышей?

Лесник смотрел на молодую кошечку. Она напоминала ему Кузю в детстве. Такая же вертлявая, гибкая непоседа.

— Как же уберечь вас от лиха нынче? Ведь беда к нам пришла. Одна на всех…

Рысята удивленно смотрели на человека. Чем он недоволен? Ведь вон как расцветает, хорошеет тайга. В ней столько всякой добычи бегает. Чужому нельзя, а другу матери они разрешают поохотиться в своих владениях. Пусть и в его пузе тепло станет.

Котята смотрели на старика, оглядывающего коряги и кусты.

Эх и смешной! Да разве так добычу поймаешь? Надо быстро бегать, живность с прыжка брать — горячую, трепыхающуюся. Чтоб кровь все губы забрызгала.

По человек будто не понимал, не слышал рысят. А тут еще и мать сидит, не шевелясь. Рысятам вскоре наскучило сидеть без дела, — будто пеньки в тайге. Решили порезвиться.

Слегка покусывая друг друга, теребя мать, отвернувшуюся от них, рысята бегали по корягам, деревьям. Прятались друг от друга под ветками и кустами, потом догоняли, дрались в шутку, барахтались подальше от родительских и человечьих глаз. Они радовались встрече и не слышали, как лесник вытащил из-под куста дохлого лисенка.

— Значит, уже и сюда беда докатилась. Уводи детей подальше, покуда живы. Люди придут тайгу лечить. Они не все лесники. Убить вас могут. Как тебе объяснить, голубушка, чтоб ты поняла? — сетовал дед, что не знает рысьего языка, что не понимает его Кузя.

Как он ошибался! Покуда лесник осматривал кусты, пни, коряги, рысь пыталась объяснить котятам случившееся и подвела их к дохлому лисенку.

Котята не поняли, почему тот не шевелится. Если не порвана шкурка, надо бегать. Но рыжий не шевелился. Даже страшно стало от этой неподвижности.

Болезнь? Но болеют старые звери. Котята не хотели слушать о плохом. Им хотелось играть, бегать, прыгать. Зачем мать говорит о страшном? А вон и человек смешной, вытащил из кустов куропатку и нет бы съесть ее, солнце на земле зажег и туда кинул и лисенка, и куропатку. А зачем? Для чего?

У рысят от жары и света глазам больно стало. Они убежали в чащу, подальше от огня.

Лесник нашел еще зайчонка. Тот еле дышал. На шее укус лисы. Значит, больная была.

— Надо торопиться мне, Кузя, — засобирался лесник и позвал с собой рысь. Но та не двинулась с места. И старик заспешил домой.

Кузя уводила котят в распадок. Там вода уже спала. Можно перейти его и жить там. Болезнь вряд ли туда добралась. Хотя куропатки летают, могли занести. Но Кузя запомнила запах беды.

Рысята охотно пошли за Кузей, думая, что позвала на охоту.

Много дней жили они в чужих угодьях. Их либо прогоняли, либо били взрослые, совсем матерые рыси. Не раз видели они в тайге дохлых зверей и птиц.

Случалось, за целый день никого на пути не встречали. А те, кого доводилось увидеть, вскоре покидали свои участки.

Остановилась семья в совсем незнакомых местах. Здесь вряд ли бывали даже знакомые сороки и сойки. Рысята не раз звали Кузю вернуться обратно. Но та и слышать о том не хотела.

В новых владениях росло много бамбука, которого рысята никогда не видели. Но он им понравился сразу. Едва бамбук зашуршал, можно смело с дерева прыгать, — добыча бежит.

Рысятам не стоило объяснять, сами поняли, что бегать в бамбуке не стоит. Добыча разбежится. Можно получить и неприятное. Бамбук скользкий и мог больно уколоть в бок или в лапу.

Рысята, да и сама Кузя, не знали, что с северного Сахалина они перекочевали на южный, где и тайга была помягче, и климат не таким суровым.

За время миграции, а из северной тайги в тот год много зверья ушло, подросли и окрепли рысята. Они стали почти такими, как их мать.

Кузя так и считала, что родилась в зимовье лесника. Она не помнила свою мать, не видела и не знала отца. Выросшая у людей, она хорошо понимала их. Люди этого даже не подозревали. Но так случалось часто, что звери, выросшие в человечьем доме, понимали его язык.

А вот люди, проработавшие и прожившие в тайге веками, очень слабо понимали тайгу, язык ее обитателей. Хотя человек приходил в лес гораздо чаще, чем зверь к человеку.

Люди не могли обойтись без тайги. Она же без них обходилась.

Кузя не боялась людей. Она за время пути видела многих. Но на глаза не показывалась. Эти человечьи голоса отпугивали ее. Громкие и злые, тихие и скрипучие, они не были похожи на голос лесника, и Кузя им не верила.

А однажды, когда рыси пробегали неподалеку от села, котенок Кузи не выдержал и унес из человечьей лежки курицу, приняв ее за куропатку.

О! Если бы рысенок знал, что случится, согласился бы еще неделю не жрать.

Хозяин курицы схватил ружье и стрелял по рысенку много раз. Тот давно бросил курицу. Она осталась жива. Но вот рысенку человек прострелил лапу. Ему и этого показалось мало. Ему нужен был рысенок, и человек бежал по тайге, не давая перевести дух и зализать рану. Он кричал, стрелял, грозился и бежал за рысями, не уставая.

Остановился он, когда у него кончились патроны. Это по наступившей тишине поняла Кузя и решила воспользоваться.

Ведь человек живет в доме. В его нору рыси не вошли. Почему же он вошел в тайгу, — чужой для него дом и завел в нем свои законы? Разве рыси убивали людей в домах? Почему же человек стал хуже и злее зверя?

Кузя остановилась. Тишина тайги обрадовала ее и повернула назад, к человеку. Тот в ярости забежал далеко и понял, что безнадежно заблудился.

Держа в дрожащих руках курицу, он оглядывался по сторонам. Видно, никогда не бывал в тайге так далеко.

Кузя быстро нагнала его, глянув вниз, прыгнула точно. На плечи и голову. Свалила мужика ничком в мох. Тот заблажил, закричал заполошно, задергал ногами.

Кузя видела красную жилку на шее человека. Ее она нашла и по запаху. Перекусить — и не станет кричать. Уйдет жизнь. Но он не убил, он ранил, хотя мог и погубить ее рысенка.

Рысь убрала когти из мягкого толстого тела. Рыча села рядом. Мужик встал на карачки. Увидел Кузю и заорал оглушающе. Рысь кинулась, повалила на спину, вскочила на грудь. Лапой придавила горло. Опустив морду к человечьей шее, зашипела грозно. В самое лицо. Глаза человека стали круглыми, как у зайца. Он хотел, но не мог кричать. Кузя сразу почуяла запах человечьей мочи. Не поняв, зачем человек тайгу метит, если не может выбраться из нее, решила прогнать мужика. Порвать его Кузя не смогла. Ни сородича, ни любого другого зверя не пожалела бы. Но этот — человек… И ее саму вырастили люди. Нельзя делать из них добычу. Кузя помочилась на мужика, пометив для того, чтобы ни одна рысь его не тронула.

Обидчика сберегла от собратьев, бегущих следом.

Мужик не понял. Лежал неподвижно. Кузя, не оглянувшись, прыгнула на ель, вскоре нагнала рысят. И только много позже узнала она от рысей, что видели они мужика, тот нес в руке большую куропатку. Он вышел из тайги к людям, упал на землю и долго выл. Наверное, его из леса прогнали звери за то, что он пах рысиной мочой. «Таких никто не жрет», — решили рыси.

Кузя и потом встречалась с людьми. Видела детей, которые приходили в тайгу за грибами, ягодами и орехами. Они были разными, как звери в тайге.

Кузя не знала, что в ее лесу, на ее участке в это время свирепствовала таежная чума, унося каждый день множество жизней таежных обитателей.

Если бы видела она, сколько людей пришло на помощь тайге, ее жизням!

До глубокой ночи не уходил со своих угодий ее лесник. Он чистил тайгу от чумы, убирая из лисьих логов заразный мох и траву, сжигал куропаточьи гнезда. Много рысьих лежек очистил старик от больных перьев, трухи. Сколько заячьих, барсучьих и енотовых нор прожег огнем, протравил дымом!

Случалось, ночевал в тайге.

В это лето многих рысят, потерявших матерей, подращивали коты. Учили охотиться, выжинать в тайге. Они знали много. Не меньше кошек. И учили молодь без ласки. Строго.

Много свободных участков появилось тогда и тайге. Мало стало в них живности. За мелкой добычей приходилось порой побегать немало. Быстро взрослели котята. Они не умели играть, были злыми, драчливыми. Оно и понятно, каждый кусок в тайге давался с боем и болью.

Мало их выжило. Но уцелевшие были крупными, худыми и здоровыми зверями.

Несмотря на малый возраст, они не пугались серьезных врагов и жестоких драк. Были терпеливы к голоду, спокойно, не прячась, переносили дожди и холода. Они выбирали и захватывали для себя участки гораздо больше прежних.

Кузя тосковала по родному лесу. Но понимала, что только зима, лютая и свирепая, сможет одолеть чуму, от которой чудом спаслась ее семья.

Рысята давно перестали нуждаться в ее опеке и довольно удачно охотились в новых местах. Теперь, напуганные таежной чумой, они не вспоминали свою тайгу, где родились и росли.

Кузя, как и все рыси, боялась воды, не любила шума бурных речек, а потому и новые участки присматривала подальше от берегов. Вот так и поселилась она на участке в сухом распадке. Сюда редко приходили люди собирать подосиновики и кишмиш. Кузя пряталась от людей уже потому, что появлялись они сюда помногу. Женщины с детьми, иногда и мужчины. Рысь отличала их по запахам.

Как и все другие ее собратья, Кузя не выходила средь бела дня на открытые места. Это было опасно. А такое чутье пришло к ней с опытом и возрастом. Ведь она стала совсем взрослой. Но еще с молодости знала она от своего дружка, что никогда рыси-коты не кидаются даже по голоду на человечьих девочек, девушек и в особенности на беременных женщин. Запах плода чувствуют издалека. Хотя старуху и мог загубить кот, но только по голоду — стойкому, жестокому. А вот мужиков коты рвали не щадя. И на возраст не смотрели. Чем крупнее человек, тем сильнее азарт охоты.

От женщин котов отпугивал запах. Тот самый, который появлялся у рысей один раз в три месяца, на два дня. У женщин он бывал чаще. Девочки и женщины становились добычей кошек, но тоже по голоду. Кошек никакой запах в них не отпугивал. Но человеческих мужиков не трогали. Натура не воспринимала запаха плоти, пропитавшего добычу. Человечье мясо шло в ход лишь тогда, когда тайга совсем оскудевала и беременная рысь теряла от голода разум.

Случалось и другое. О таком сородиче рассказывали всем. Запомнился случай, о котором Кузе поведала хозяйка соседнего участка, сильная рысь-пятилетка.

Зима в тот год выдалась такая снежная и холодная, что многие деревья тайги утонули в сугробах по самые кроны. Молодые деревья и вовсе с верхушками замело. Совсем не стало добычи. Вся таежная живность замерла. Никто не мог выбраться из-под снега. От холода птицы замерзали насмерть на лету. Куропатки, что сосульки, с деревьев падали замертво. Зайцы в норах отсиживались. Казалось, само небо решило извести рысей холодом и голодом. И вот тут увидели они, как к тайге подъехал в санях мужик. На лошади. Рядом с санями собака бежала. Голод мутил глаза, и все же ни одна рысь не избрала в добычу человека. Собаку его приглядели: разорвали тут же молодые кошки, кому голод уже сводил лапы. И тогда, когда от пса остались лишь потроха, человек выхватил ружье из саней и выстрелил в голову молодой кошке, которая впервые должна была принести тайге котят. Она до лежки не сумела доползти. Так и осталась в снегу. А человек схватился за лошадь и тут же уехал из тайги.

Но его по виду и запаху запомнил дружок той рыси, сильный, свирепый кот. В тот же день он исчез из тайги. Иные видели, как побежал он по санному следу, едва небо потемнело.

Что случилось потом, рассказал кот и люди, приходившие в тайгу и предупреждавшие друг друга.

Кот нашел дом того человека по запаху. В селе. Забрался на крышу и с чердака караулил своего врага не один день. Тот словно чувствовал, — боялся выходить из дома в потемках. Но однажды его позвал сосед. Мужик пошел в гости. Кот ждал. Не мог он напасть на человека около дома среди дня. Это значило бы поплатиться головой. А тот кот был опытным и хитрым. Он вылез с чердака, перешел на крышу к соседу. Тут его почуяла собака и за